close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Лингвокогнитивная природа концепта «искусство» языковой личности автора (на материале художественных текстов Дж. Фаулза «Коллекционер», «Волхв», «Любовница французского лейтенанта»)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Малова Надежда Евгеньевна Шифр научной специальности: 10.02.19 - теория языка Шифр диссертационного совета: К 212.001.01 Название организации: Адыгейский государственный университет Адрес организации: 385000, г.Майкоп, ул.Первомайска
На правах рукописи
Малова Надежда Евгеньевна
Лингвокогнитивная природа
концепта «искусство»
языковой личности автора
(на материале художественных текстов
Дж. Фаулза «Коллекционер», «Волхв»,
«Любовница французского лейтенанта»)
Специальность 10.02.19 — теория языка
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Майкоп — 2012
Работа выполнена на кафедре общего языкознания
ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет»
Научный
руководитель: доктор филологических наук, профессор
Ахиджакова Марьет Пшимафовна
ФГБОУ ВПО «Адыгейский
государственный университет»
Официальные
оппоненты:
Николаев Сергей Георгиевич,
доктор филологических наук, профессор,
ФГАОУ ВПО «Южный федеральный
университет/ кафедра английской
филологии, заведующий
Сакиева Римма Сафраиловна,
доктор филологических наук, профессор
ФГБОУ ВПО «Армавирская государственная
педагогическая академия»/ кафедра
иностранных языков и методики
преподавания, заведующий
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО «Кубанский
государственный университет»
Защита состоится «___»___________2012 г. в ___ часов на
заседании диссертационного совета К 212.001.01 по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата филологических наук при ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп,
ул. Первомайская, 208.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке
ФГБОУ ВПО «Адыгейский государственный университет» по адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260.
Текст автореферата опубликован на сайте Высшей аттестационной комиссии (ВАК) http: // vak.ed.gov.ru/ и Адыгейского
государственного университета www.adygnet.ru «___» _________
2012 г.
Автореферат разослан «___ »____________ 2012 г.
Ученый секретарь диссертационного советаЗ.Р. Хачмафова
Общая характеристика работы
Предлагаемая диссертационная работа посвящена анализу
детерминации лингвокогнитивной природы концепта «искусство» в языковой личности Дж. Фаулза и его вербализации в
художественном тексте, поскольку в последнее время данный
вопрос привлекает всё больше внимания в связи с развитием
принципов антропоцентризма и интеллектуализма, что представляет особый интерес не только для лингвистики, но и для
целого ряда смежных с ней гуманитарных наук.
В современной лингвистике наметилась тенденция к когнитивному исследованию языка, позволяющему рассматривать
язык как динамическую систему, в центре которой находится
языковая личность. Сознание языковой личности автора связано с взаимодействием интра- и экстралингвистических факторов, реализуемых автором в художественном тексте. Пытаясь наиболее полно обозначить сущность интересующих автора
элементов, обусловленных языковым сознанием, — «базовых
концептов», он расставляет акценты таким образом, чтобы
направить читателя в соответствии с доминантным смыслом
текста. Определение тех или иных базовых концептов заключается в выявлении набора ключевых слов текста и описании
детерминируемого ими концептуального пространства. Таким
образом, особая атмосфера индивидуального восприятия текста, создаваемая языковыми средствами выражения, раскрывает авторскую картину мира.
Базовым концептом ментального пространства Дж. Фаулза
и, на наш взгляд, наиболее малоисследованным является концепт «искусство». Внутренний потенциал данного концепта позволяет не только превратить тексты в лабиринты «картинной
галереи» и «библиотеку с собранием мировой художественной
литературы», охарактеризовать героев, выразить их чувства и
эмоции, сослаться на эпоху и описать жизненный уклад, но и
раскрыть философию писателя, авторское мировоззрение и мировосприятие. Этот потенциал концепта основан на механизме
использования имплицитной информации.
Базовый концепт, а точнее авторский художественный
концепт, спроецирован художественным миром Дж. Фаулза.
—3—
Исследование художественного концепта «искусство» на
языковом материале романов Дж. Фаулза «Коллекционер»,
«Волхв», «Любовница французского лейтенанта» способствует более глубокому осмыслению лингвистических механизмов, формирующих ментальность автора и способы ее языкового выражения.
Актуальность настоящего диссертационного исследования
обусловлена возросшим интересом к изучению концепта как
элемента ментальности автора, а также в выявлении специфики речевой и языковой репрезентации концепта «искусство»
в указанных текстах Дж. Фаулза.
Всесторонний анализ концепта «искусство» возможен
только при междисциплинарном подходе, объединяющем достижения философии, лингвистики, литературоведения,
с учетом этнокультурных, психологических и коммуникативнопрагматических факторов.
Научная новизна работы заключается в том, что предпринята попытка совмещения функционально-семантического
и когнитивно-прагматического подходов исследования концепта «искусство» в ментальности языковой личности
Дж. Фаулза, выделены лингвистические способы экспликации
авторского художественного концепта как элемента ментальности в художественных текстах Дж. Фаулза.
Объектом исследования является языковое пространство
писателя Дж. Фаулза.
Предметом исследования служат способы объективации
концепта «искусство» языковыми средствами и речевыми
приемами, отражающими ментальность языковой личности
Дж. Фаулза в лингвокультурном пространстве художественных
текстов «Коллекционер», «Волхв», «Любовница французского
лейтенанта».
Цель работы — охарактеризовать лингвокогнитивные способы репрезентации концепта «искусство» как элемента ментальности автора.
Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:
— рассмотреть художественный текст как способ отражения эстетической реальности, выявить лингвокогнитивную
—4—
природу концепта как носителя эстетической информации,
эксплицируемой в художественном тексте;
— проанализировать степень влияния лингвокогнитивных
категорий подтекста и имплицитности на формирование сущности концепта и её реализации в тексте;
— исследовать
антропоцентрическую
обусловленность концепта «искусство» как отражения картины мира
Дж. Фаулза.
— выявить лингвистические особенности экспликации
концепта «искусство» как лингвокогнитивного феномена в художественных текстах Дж. Фаулза.
Практическим материалом работы послужили контексты,
извлеченные из художественных текстов романов Дж. Фаулза «The Collector» («Коллекционер»), «The Magus» («Волхв»),
«The French Lieutenant’s Woman» («Любовница французского
лейтенанта»), отражающие исследуемый лингвокогнитивный
феномен — концепт «искусство». Объем выборки составил более 2000 единиц.
В диссертационной работе также привлечены издательские
художественные переводы и электронные версии переводов романов «Коллекционер» (перевод И. Бессмертной), «Волхв» (перевод И. Бессмертной, Б. Кузьминского) и «Любовница французского лейтенанта» (перевод М. Беккер, И. Бессмертной,
И. Комаровой), способных наиболее полно отразить английскую лингвокультуру, в целом, и лингвокогнитивную природу
концепта «искусство», в частности.
Методологической основой диссертационного исследования послужили труды отечественных и зарубежных ученых в области когнитивной лингвистики и лингвокультурологии (О.С. Ахмановой 1977, Арнольд И.В. 1981, В. фон
Гумбольдта 1985, Ю.Д. Апресяна 1993, Э. Бенвениста 1993,
Ю.С. Степанова 1997, Н.Д. Арутюновой 1998, В.Н. Телия 1998,
И.А. Стернина 2000, Н.Н. Болдырева 2000, А. Вержбицкой 2001,
С.Г. Воркачева 2001, Р.М. Фрумкиной 2001, В.И. Карасика 2002,
З.Д. Поповой 2002, Е.С. Кубряковой 2004, В.А. Масловой 2005,
М.П. Ахиджаковой 2007 и др.); теории функциональной грамматики и теории поля (О. Есперсена 1958, Е.И. Шендельс 1977,
В.Г. Гака 1988 и др.), теории модальности (В.В. Виноградова 1927,
—5—
Г.В. Колшанского 2003 и др.), коммуникативной прагматики
и теории дискурса (Дж. Серля 1979 и др.).
Теоретическая значимость работы заключается в попытке расширить представления о художественном концепте
как элементе ментальности автора, внести вклад в понимание
лингвистических средств экспликации художественного мира
Дж. Фаулза и его ментальности.
Теоретические выводы исследования могут обогатить идеями смежные с языкознанием науки — психосемантику, психологию, этнопсихологию, этносоциологию, лингвокультурологию и культуроведение.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Художественный текст представляет собой вымышленную реальность, обусловленную взаимодействием авторского
сознания и индивидуально-авторского словоупотребления и
отражающую неповторимую творческую индивидуальность автора. Необходимым условием реализации эстетичности текста
является готовность читателя интегрироваться в эстетическую
реальность, спроецированную языковым сознанием автора и
отраженную посредством художественных концептов, которые
являются продуктом авторского сознания и заключают в себе
эстетическую информацию, а именно авторские эмоции, реализованные в доминантных смыслах художественного текста.
2. Доминантные авторские смыслы содержат в себе эксплицитную и имплицитную информацию. Эксплицитная информация находит свое отражение в единицах языка, а имплицитное
и подтекстовое выражение замысла автора не имеет языковых
средств своего проявления. Таким образом, созданный автором
смысл допускает неограниченное количество интерпретаций,
представляя совокупность отражаемых в сознании свойств и
признаков предметов и явлений. Задачей читателя является постижение авторского смысла, а следовательно, выявление базовых концептов ментальности автора. Имплицитность
включает в себя содержательные и эмоциональные составляющие концептов.
3. Внутренний потенциал концепта «искусство» позволяет не только раскрывать антропоцентрическую природу, но и
текстовые реалии. Различные лингвистические средства экс—6—
пликации базовых художественных концептов авторского
мировоззрения позволяют провести анализ характерных черт
языковой личности Дж. Фаулза.
4. Для адекватного восприятия концепта «искусство» как
одного из основных элементов авторского сознания необходимо раскрыть сущность сегментов искусства, используемых автором, и лингвистические средства их экспликации. Свойство
концепта эволюционировать в сознании позволяет предположить, что концепт «искусство» выступает в разных ипостасях
в различные периоды творчества Дж. Фаулза. Искусство является не только элементом индивидуально-авторской картины
мира, но и формой выражения общественного сознания, что
позволяет автору рассчитывать на широкую аудиторию.
Методы и методики исследования выбраны с учетом специфики объекта, цели и задач работы и позволяющие максимально точно рассмотреть исследуемый концепт: 1) контекстуальный анализ материала, представляющего авторское
мировидение, находящееся в его сознании в виде концептуальной системы и реализующееся в тексте; 2) интерпретация отобранных авторских ментальных единиц; 3) лингвистическое
наблюдение.
Практическая значимость работы заключатся в том, что
собранный материал и полученные результаты исследования
могут быть использованы в курсах по общему языкознанию,
интерпретации текста, стилистике, лексикологии, при подготовке спецкурсов, а также в рамках научно-исследовательской
работы студентов и аспирантов.
Апробация работы. Основные положения диссертации докладывались и обсуждались на заседаниях кафедры общего языкознания Адыгейского государственного университета. Результаты исследования были представлены на конференциях, в том
числе на Всероссийской научной конференции «Вопросы кавказского языкознания» (Махачкала, 2011), Международной научной
конференции «Языковая ситуация в многоязычной поликультурной среде и проблемы сохранения и развития языков и литератур
народов Северного Кавказа» (Карачаевск, 2011) и др.
По материалам диссертации опубликовано 6 работ, в том
числе 3 работы в издании, рекомендованном списком ВАК.
—7—
Структура работы. Данная диссертация состоит из Введения, трех глав, Заключения, Библиографического списка, Списка словарей и справочных изданий, а также Списка источников иллюстративного материала.
Основное содержание работы
Во Введении обосновывается актуальность исследования,
определяются основные квалификационные характеристики, в
том числе методологическая основа, научная новизна, теоретическая и практическая значимость, формулируются основные
положения, выносимые на защиту, указывается структура работы.
В первой главе «Основные подходы к изучению концептосферы в современной художественной парадигме» рассматривается понятие «текст» в рамках антропоцентрического и
когнитивного подходов, определяются его признаки, категории
и функции; раскрывается понятие «художественный текст»,
описываются его категориальные свойства; «художественный
текст» рассматривается как экспликатор эстетической информации; определяются понятия «подтекст» и «имплицитность».
Художественный текст представляет собой вторичную действительность, смоделированную языковой личностью автора
в соответствии с его творческим замыслом и индивидуальной
картиной мира, преломленную сквозь призму авторского мировоззрения. Признаками художественного текста являются антропоцентричность, диалогичность, логичность, статичность и
динамичность, наличие скрытого смыслового пласта, выраженного вербальными и невербальными средствами.
Все исследователи художественного текста едины во мнении, что эстетичность выступает главной характеристикой
художественного текста. К текстовым маркерам эстетической
информации относятся элементы текста, благодаря которым
читатель получает эстетическое удовлетворение. Именно совокупность коннотативных значений, метафоричность, семантическая емкость обуславливает эстетическую ценность текста.
В рамках данного подхода художественный текст следует рассматривать как совокупность эстетических речевых действий,
—8—
характеризующих когнитивное пространство языковой личности автора.
Восприятие и интерпретация текста — сложный процесс,
связанный с переработкой смыслового содержания до адекватного восприятия реципиентом универсального заложенного автором смысла, т.е. концепта.
Концепт — фундаментальный элемент когнитивной парадигмы ментальности языкового сознания автора, способный эксплицировать реальную действительность. Он выступает отправной
точкой при формировании текста языковой личностью автора.
Он определяет логическую и смысловую структуру текста, а также коммуникативное и эстетическое воздействие на читателя.
В рамках антропоцентрического подхода исследования
языка правомерно дать определение основополагающей категории «языковая личность». По С.Г. Воркачеву, «под языковой
личностью» понимается совокупность особенностей вербального поведения человека, использующего язык как средство
общения — личность коммуникативная. Под «языковой личностью» может пониматься закрепленный преимущественно
в лексической системе базовый национально-культурный прототип носителя определенного языка, своего рода «семантический фоторобот», составляемый на основе мировоззренческих
установок, ценностных приоритетов и поведенческих реакций»
[Воркачев 2001: 65].
Уникальность языковой личности писателя реализуется посредством концептов в когнитивном пространстве художественного текста. Таким образом, художественный текст характеризуется чередой художественных концептов, подчеркивающих
индивидуально-авторское видение смысловой организации текста. В рамках нашего исследования наибольший интерес представляет исследование художественных концептов, так как
они обладают большой заместительной способностью, т.е. их
значение значительно превышает их содержание. Именно данная запредельность значения характеризует их художественную ценность.
Итак, художественный концепт не существует вне художественного текста и авторской деятельности и является единицей ментальности автора, вербализованной в языке.
—9—
Концепт включает компоненты национального и индивидуального восприятия действительности, т.е. ему присуща генетическая и экзистенциальная, полученная в процессе
жизнедеятельности, информация. Концепты, заключающие
в себе эстетическую информацию, реализуемую художественным текстом, следует определить как художественные
концепты.
Важно указать, что художественный концепт является не
только продуктом авторского творчества, но и результатом восприятия читателем авторского замысла. Неоднозначность восприятия художественного концепта рождает многозначность
трактовок замысла автора, что дает ему возможность рассчитывать на широкий круг читателей. Предположение о том, что
концепт является результатом осмысления жизненного опыта
автора, эмоций, впечатлений и переживаний, позволяет нам
говорить о динамичности художественного концепта в разные
периоды его творчества.
Художественный концепт обладает рядом характеристик,
отличающих его от общего понятия «концепт»: во-первых,
художественный концепт является основным или даже единственным средством экспликации авторской ментальности;
во-вторых, художественный концепт — это не только продукт
творчества автора, но и осмысления читателя, только тесное
сотрудничество автора и читателя порождает художественный
концепт; в-третьих, в ходе осмысления текста как автором, так
и читателем, возникает неоднозначность интерпретаций одного
и того же концепта; в-четвертых, динамичность художественного концепта позволяет ему приобретать новые смыслы, эволюционировать от одного художественного текста к другому,
вследствие получения автором нового опыта, информации, перемены жизненных устоев и позиций, влияния внешних факторов; в-пятых, экспрессивно-эстетическая обусловленность,
т.е. экспрессивная окрашенность лингвистических средств,
способная будить чувства, желания, эмоции, индивидуальные
проявления. Благодаря данной характеристике художественный концепт обладает эффективным средством воздействия на
читателя, а следовательно, средством манипулирования его сознанием.
— 10 —
Результатом декодирования замысла автора, воплощенного
в художественных концептах, предстает полноценное восприятие эксплицитной и имплицитной информации текста.
Имплицитное содержание — это результат взаимодействия
эксплицитного содержания в купе с знаниями реципиента, а также дополнительной информацией, получаемой из контекста.
Имплицитная репрезентация художественных концептов
характеризуется отсутствием вербальной формы обозначения
лексической единицы, либо изменением понятийной составляющей, т.е. представленной автором в контексте с заведомо
иной смысловой подоплекой. Имплицитный содержательный
компонент носит эстетически-оценочный характер. Контекстуальная обусловленность концепта может приобретать противоположные значения, обманывающие ожидания читателя.
Имплицитность может быть представлена набором различных
средств, среди которых особое внимание следует уделить подтексту. Эти понятия не тождественны. Имплицитность — более
широкий по своему значению термин, включающий различные
стилистические приемы, фигуры речи и т.д. Основная её функция заключается в создании экспрессивно-эмоциональной эстетической образности.
Область функционирования подтекста находится в фабульных и концептуальных пластах текста. Подтекст характеризуется интертекстуальными включениями, ситуативной обусловленностью, использованием интонационно-синтаксических,
графических средств, антитез, повторов и выполняет стилизующую функцию, придавая тексту художественность, а художественность текста напрямую зависит от подтекста.
Таким образом, при концептуальном анализе художественного текста исследуются понятийные категории и средства их репрезентации в тексте. Имплицитные средства
выражения понятийных категорий представляют собой
содержательные и эстетически-эмоциональные составляющие концептов.
Во второй главе «Антропоцентрическая парадигма отражения картины мира Дж. Фаулза» анализируется антропоцентрическая обусловленность концепта «искусство», раскрывается его художественная парадигма экспликации в текстах,
— 11 —
исследуются особенности экспликации данного концепта как
лингвокогнитивного феномена.
Антропоцентрическая обусловленность своеобразия авторской организации художественного пространства текстов имеет важное значение при лингвокогнитивном и концептуальном
анализе текстового материала, так как не только жизненный
опыт автора и его личностные качества характеризуют язык
автора, но и автор посредством своих текстов является «характерной чертой» национального характера народа, поскольку
формирование данного комплексного понятия возможно лишь
внутри культуры, традиций, религиозности и образа жизни,
отраженных в языке.
В связи с этим, вслед за Е.С. Кубряковой, считаем, что сущность антропоцентризма заключается в том, что «научные объекты изучаются, прежде всего, по их роли для человека, по их
назначению в его жизнедеятельности, по их функциям для развития человеческой личности и ее усовершенствования… Он знаменует…тенденцию поставить человека во главу угла во всех теоретических предпосылках научного исследования и обусловливает
его специфический ракурс» [Кубрякова 1995: 212].
Основополагающий принцип антропоцентризма — «человек в языке» — определяет концептуальную направленность
всего художественного текста, поскольку за каждым словом
любого художественного пространства находится эксклюзивный внутренний мир. Действительно, именно при помощи
языка человек способен адекватно оценивать окружающую его
реальность. Не закрепленные в языке и не имеющие словесного обозначения понятия остаются за гранью сознания. Язык
выступает инструментом бессознательного распознавания окружающего мира.
Раскрывая семантическое пространство концепта «искусство» в рамках антропоцентрической парадигмы языка, особое
внимание следует проявить к создателю данного пространства,
языковой личности автора, носителю сознания, обладающему
сложным внутренним миром и определенным отношением к
судьбе и миру. Например��������������������������������������
: «I love honesty and freedom and giving. I love making, I love doing. I love being to the full, I love
everything which is not sitting and watching and copying and
— 12 —
dead at heart [The Collector, P. 325]. Пер.: «Люблю честность,
свободолюбие, стремление отдавать. Созидание и творчество.
Жизнь взахлеб. Люблю все, что противоположно пассивному
наблюдательству, подражательству, омертвению души» [Коллекционер, С. 290].
Следует подчеркнуть, что в основе художественной парадигмы языковой личности Дж. Фаулза, на наш взгляд, лежит
миропонимание и его отражение через искусство, осознание
которого способствует, в первую очередь, постижению самоё
себя, что позволяет языковой личности автора обрести свободу, которая оставляет выбор Дж. Фаулзу в истинности своего
мировосприятия. Ведущим постулатом Дж. Фаулза, который
проявляется в исследуемых художественных текстах, является
убеждение, что достичь свободы можно при условии раскрепощения сознания через искусство.
Интеллектуализация языкового сознания Дж. Фаулза позволяет активно использовать весь арсенал языковых средств,
которым располагает язык для обогащения художественного
пространства. Стилистика речи персонажей весьма колоритна:
длинные и сложные синтаксические конструкции, стилистические единицы высокой риторики. Автор показывает, что его
персонажи различны по статусной, классовой, национальной,
профессиональной принадлежности, но язык не пафосен, не соответствует книжно-литературному стилю, а скорее разговорнолитературному с фамильярными и вульгарными элементами.
Например: «You sound like Adonis. Have you been gored?» [The
Magus, P. 189]. Пер.: «Вы говорите как Адонис. Вас, что тоже
кабан задрал?» [Волхв, С. 224].
В своих текстах Дж. Фаулз прибегает к использованию имплицитных средств описания предмета или явления. Необходимо отметить, что языковая картина мира формируется посредством взаимосвязи лингвистических и экстралингвистических
факторов. Для полноценного восприятия текста как автор,
так и реципиент должны обладать определенным набором знаний, позволяющим реципиенту успешно интерпретировать
заложенный автором смысл. Имплицитная информация выступает как нечто очевидное, включающее разносторонние знания, жизненный опыт в коммуникативной сфере деятельности.
— 13 —
Например: «Other passengers looked in from time to time, and
were rebuffed by that Gorgon stare (this compartment is reserved
for non-lepers) the English have so easily at command» [The
French Lieutenant’s Woman, P. 129]. Пер.: «В купе несколько
раз заглядывали другие пассажиры, но быстро ретировались,
перехватив тот леденящий взгляд — взгляд Медузы Горгоны
(«прокаженным вход воспрещен»), — которым англичане умеют, как никто, встречать непрошеных пришельцев» [Любовница французского лейтенанта, С. 117].
В художественной парадигме Дж. Фаулза немаловажное место занимает живопись. Художественные тексты насыщены сравнениями и метафорами, связанными с данным
аспектом искусства. Например:»…his face was as gloomy as an
El Greco…» [��������������������������������������������
���������������������������������������������
The�����������������������������������������
Magus�����������������������������������
����������������������������������������
, P��������������������������������
���������������������������������
. 104]. Пер.: «…мрачен, как персонаж Эль Греко…» [Волхв, С. 131]. «You look so ravishing.
Like a Renoir» [The Magus, P 130]. Пер���������������������
������������������������
.: «�����������������
Вы���������������
сногсшибатель��������������
ны. Как ренуаровская дама» [Волхв, С 162]. «Three bodies hung
from the branches, pale in the shadow, as monstrous as Goya
etchings» [The Magus, P. 277]. Пер.: «…ветви и приковали мое
внимание. На них висели три трупа, в тени бледные, жуткие,
будто гравюры Гойи» [Волхв, С. 368].
Концепт «искусство» реализуется в текстах посредством
разнообразных аллюзий на мифы античности, многочисленных параллелей с классиками английской и французской
литературы, философскими трудами экзистенциалистов,
психологическими исследованиями К. Юнга и 3. Фрейда;
культурологические, музыкальные и живописные аллюзии
тесно переплетаются между собой, образуя сложную, многоуровневую ткань его текстов. Стоит также отметить наличие
метафорических и иронических аллюзий. В нижеприведенном примере Дж. Фаулз использует аллюзию на мифологическое божество, давая намек на разгадку всего произведения.
Например: «If you question Hermes, Zeus will know» [The Magus,
P. 147]. Пер.:
����������������������������������������������������
«Когда расспрашиваешь Гермеса, Зевс не остается в неведении» [Волхв, С. 224].
Мир художника в процессе словотворчества — сложный мир. Познавая искусство, Дж. Фаулз познает мир,
чтобы познать самого себя, и через призму своего сознания
— 14 —
он отражает реальную действительность.. Например: «Life is
a bit of a joke, it’s silly to take it seriously. Be serious about
art, but joke a little about everything else» [The Сollector, P.
267]. Пер.:
�������������������������������������������������
«Жизнь — это что-то вроде шутки, глупо принимать ее всерьез. Серьезного отношения заслуживает лишь
искусство, а все остальное следует воспринимать иронически» [Коллекционер, С.238].
Концепт «искусство» связан со знаниями об эстетических свершениях и имеет колоссальное значение как для
мировой, так и для национальной культуры. Данный концепт выражается в семантическом пространстве текста и
обуславливает эстетическое мировидение писателя. Сквозь
призму концепта «искусство» читатель имеет возможность
постигнуть мировидение и миропонимание писателя. Посредством данного концепта читатель сможет понять, как
ему относиться к творческому продукту автора: как к элементу высшей духовной сферы бытия или же как к объекту
массового производства.
В ХХ веке тема «искусство» приобретает популярность.
Ее разрабатывают такие мэтры слова, как А. Кронин,
Дж. Голсуорси, С. Моэм, А. Мердок и др. Возрастает интерес к внутренней жизни личности и ее творческому процессу, а следовательно, и к искусству в целом. Данный интерес
обусловлен, прежде всего, изменениями в политической,
экономической, социальной и, соответственно, в культурной жизни общества.
В третьей главе «Репрезентация концепта «искусство»
как элемента художественной системы Дж. Фаулза» проводится анализ индивидуально-авторского видения концепта
«искусство». Концепт «искусство» рассматривается в рамках
этапа развития культуры и искусства, повлиявшего на формирование авторской картины мира и исследуется как средство раскрытия парадигм ментальности языкового сознания
Дж. Фаулза.
Рассматривая художественный текст как знаковый код
ментального пространства, отметим, что формирование его когнитивной структуры строится на культурных, национальных и
индивидуальных ценностях.
— 15 —
Бесспорно, художественный текст является комплексной,
многослойной организацией, так как помимо лингвистических
характеристик обладает экстралингвистической информацией.
«Художественный текст — это сложный процесс переплетения авторского миропонимания и мироощущения в комплексе
с накопленным культурным, социальным и историческим опытом. Следовательно, каждый художественный текст опирается
на предшествующие и последующие ему тексты, созданные авторами, имеющими свое миропонимание, свою картину или образ мира, и в этой своей ипостаси текст несет смысл прошлых и
последующих культур, он всегда на грани, он всегда диалогичен,
так как всегда направлен к другому» [Библер 1991: 86].
В процессе создания текста автор находится под впечатлением текстов, написанных его предшественниками. Этот
факт служит причиной включение в исходный авторский
текст фрагментов из «чужих» текстов. В связи с этим, среди использованных автором языковых средств наиболее употребительным является интертекстуальность. Интертекстуальность представляет собой свойство текста, благодаря которому
тексты имеют возможность ссылаться друг на друга. К стилистическому приему интертекстуальности относят не только отношения между конкретными текстами, но также отношения
между собственно текстом литературного произведения и сопровождающими его заголовком, подзаголовком, предисловием, иллюстрациями, ссылками, послесловием, примечаниями.
Интертекстуальность в художественных текстах Дж. Фаулза представлена в двух видах: внешняя и внутренняя интертекстуальность. Внешняя интертекстуальность реализуется во
взаимодействии различных текстов. Внутренняя интертекстуальность делится на фиктивную (литературное творчество героев, роман в дневниках) и синкретическую.
В художественной парадигме Дж. Фаулза интертекстуальность репрезентируется в виде аллюзий, цитат, афоризмов, иностилевых вкраплений и т.д. Необходимо отметить,
что данные стилистические приемы выполняют эстетическую
функцию в художественных текстах его романов.
Аллюзии на объекты искусства занимают ведущее место в
художественных текстах Дж. Фаулза. Неотъемлемым условием
— 16 —
успешной идентификации аллюзии в тексте является узнаваемость материала, дублируемого ею.
Аллюзия приобретает статус лингвокогнитивной единицы,
так как она в силу своей природы существует в лингвокогнитивном пространстве художественного текста.
Действительно, автор намеренно использует в тексте слова, словосочетания, предложения, имеющие косвенное отношение к известным и ранее упомянутым фактам культуры, посредством перефразирования информации и создания
нового контекста. Например��������������������������������
: «We’re going to old Ma Terpsichore’s, Charles. Worship at the muses’ shrine, don’t y’know?»
[The French Lieutenant’s Woman, P. 297]. Пер.: «Мы едем к
мамаше���������������������������������������������������
Терпсихоре����������������������������������������
��������������������������������������������������
, Чарльз��������������������������������
��������������������������������������
. Спешим
������������������������������
принести жертву на священный алтарь муз. Теперь понятно?» [Любовница французского лейтенанта, С. 326].
Дж. Фаулз использует ироничную аллюзию на мифологический персонаж — Терпсихору — музу танца, которая открывает людям гармонию между внешним и внутренним, душой
и телом. Терпсихорой называли хозяйку притона, в который
приехал Чарльз с друзьями. Или: «He is absolutely inferior
to me in all ways. His one superiority is his ability to keep me
here. That’s the only power he has. He can’t behave or think
or speak or do anything else better than I can — nearly as well
as I can — so he’s going to be the Old Man of the Sea until I
shake him off somehow» [Коллекционер, С. 309]. Пер.: «Он во
всем — слабее меня. Его единственное преимущество — то, что
он держит меня здесь. Только в этом его власть надо мной. Он
ничего не умеет делать лучше, чем я. Ни вести себя, ни разговаривать. Он гораздо хуже. Настоящий старик-водяной. От
него не избавишься, если не стряхнешь со спины» [�����������
The��������
�������
Collector, P. 346].
В данном примере Миранда сравнивает Клегга с отрицательным персонажем сказки о Синдбаде-мореходе. Синдбад соглашаясь перенести старика с одного места на другое, обрекает
себя прислуживать ему, доставая еду и питье. В итоге Синдбаду
удается перехитрить старика, напоив его и скинув со спины.
Цитации также следует уделить внимание при анализе текстов Дж. Фаулза. Цитация — это не простая имитация чужого
— 17 —
слова; цитата является своеобразной формой художественного
мышления, она углубляет емкость слова и всего произведения благодаря их ассоциативности. Цитируемый текст в новом
контексте приобретает полисемантичность, а порою даже взаимоисключающие значения [Солодовник 2006: 19]. Например:
«…you have to remember that unlike our age, when the finest
flower of mankind devote their lives to the great god Publicity, the Victorians believed in the absurd notion that good wine
needs no bush» [The French Lieutenant’s Woman, Р. 484]. Пер.:
«…не в пример нашему веку, когда цвет человечества верой и
правдой служит всемогущей богине — Рекламе, викторианцы
придерживались нелепого мнения, будто доброе вино не нуждается в этикетке» [Любовница французского лейтенанта, С. 300].
Дж. Фаулз цитирует знаменитого римского поэта Вергилия Марона Публия, автора лирических стихотворений. Приведенная цитата является строкой эпической поэмы «Энеида»
о странствиях и войнах троянца Энея.
Еще одним распространенным приемом является использование параллельных и негативных конструкций для усиления эффекта воздействия. Сравнение, метафора, метонимия,
оксюморон и эпитет являются одним из фундаментальных
когнитивных механизмов постижения мира, поэтому наряду с
интертекстуальными включениями они широко используются
автором. Например: «Here’s your knight in shining armor» [The
Magus, P. 215]. �������������������������������������������
Пер.: «Вот он, рыцарь наш в лучистых доспехах» [Волхв, С. 272]. Или: «I could see him standing in some
early nineteenth-century print, in folk costume, silver-handled
yataghan and pistols in his belt, the noble brigand of the Byronic
myth» [The Collector, P. 53]. ���������������������������������
Пер.: «Хоть сейчас на гравюру начала прошлого века, в национальный костюм с червленым ятаганом и пистолетами за кушаком, — благородный разбойник
из Байроновой сказки» [Коллекционер, С. 41].
В фаулзовской текстовой системе используются отсылки к
предшествующим литературным произведениям для характеристики героев и предметов, абстрактных понятий и явлений.
В следующем примере невинная детская сказка о спящей красавице используется для описания отношений Николаса и Лили,
раскрывая скрытый эротический подтекст известной сказки.
— 18 —
«It was as if I stumbled on a sleeping princess and found her,
once woken, not merely in love with me but erotically starved, deliciously eager to exorcize» [The Magus, P. 377]. Пер.: «Словно
ты набрел на спящую красавицу, а та, пробудившись, выказала
не просто любовь, но давний любовный голод, пряную жажду
вытравить из тела оскомину прошлогодних своих вымученных
утех, незадачливой своей страсти» [Волхв, С. 314].
Наряду с аллюзией автор использует другой вид интертекстуальности — парафраз. Под парафразом мы понимаем
«прием, состоящий в изменении лексического состава какоголибо выражения или текста, известного адресату» [Москвин
2004:149]. Например: «Now for you, sir, I prescribe a copious
toddy dispensed by my own learned hand». Charles put on a polite look of demurral. «Doctor’s orders, you know. Dulce est desipere, as the poet says. It is sweet to sip in the proper place»
[The French Leuteinant Woman, P. 167]. Пер.: «А вам, сэр,
я прописал бы сейчас хороший стакан пунша, приготовленный
моею ученой рукой. — Чарльз хотел было вежливо отказаться,
но Гроган продолжал: — Предписание врача. Dulce est desipere,
как сказал поэт. Сладко выпить в приятной компании»
[Любовница французского лейтенанта, С. 103].
В данном примере доктор перефразирует и сокращает строку из латинского стихотворения «Од»: «Сладко подурачиться при случае» знаменитого римского поэта Квинта Горация
Флакка.
В следующем примере приведена видоизмененная цитата из
поэмы известного английского поэта Александра Поупа «Опыт
о критике». В действительности звучит так: «Дураки врываются в такие пределы, куда не смеют ступить ангелы». Например:
«Charles determined, now that he had rushed in so far where less
metropolitan angels might have feared to tread, to tell Sarah their
conclusion that day» [The French Lieutenant’s Woman, Р. 136].
Пер.: «Коль скоро он уже ворвался в такие пределы, куда менее
искушенные в столичной жизни ангелы не смеют даже ступить,
Чарльз решил сказать Саре, к какому заключению они в тот день
пришли» [Любовница французского лейтенанта, С. 84].
Исследование концепта «искусство» как средства
раскрытия парадигм ментальности языкового сознания
— 19 —
Дж. Фаулза можно рассматривать через призму пространства его художественных текстов, эксплицирующих все
специфические составляющие не только культуры, традиции, религиозности и образа жизни, но и климатические и топонимические особенности, отраженные в языке.
Действительно, все перечисленные факторы являются базовыми факторами формирования менталитета народа, а следовательно, и ментальности личности.
Понятия «ментальность» и «менталитет» отличаются составом своих содержательных форм. Колесов В.В. определяет
ментальность как «национальный способ выражения и восприятия мира, общества и человека в формах и категориях родного языка, способность истолковать явления как их сущности и
соответственно этому действовать в определенной обстановке»
[Колесов 2006: 11].
Немаловажная роль отводится транслированию знаков из
области сознания в область языка, так как общеизвестно, что
язык обеспечивает межпоколенную трансляцию как стереотипов национального мировидения в обыденном сознании, так
и совокупность общечеловеческих ценностей. Язык делает то,
«что на раннем этапе развития этноса делала сама внешняя
среда его обитания и его генетико-антропологическая природа»
[Корнилов 2001: 198].
В рамках данного исследования рассматривается языковая
ментальность, способная имплицитно аккумулировать информацию в сознании, подвергать ее осмыслению для дальнейшей
экспликации в языке картины мира, а также образа мышления нации. Она является опорным элементом развития национальной культуры, основой определения национальных культурных ценностей.
Под ментальной областью следует понимать воплощенное в
различных типах текстов когнитивное пространство человека,
абсорбирующее знания и накопленный опыт. Средством воплощения основной единицы ментальности выступает концепт как
связующее звено языка, сознания и культуры, актуализируемое различными языковыми единицами. Именно посредствам
вычленения из текста ключевых концептов представляется возможным познать ментальный мир автора, выявить иерархию
— 20 —
ценностей, понятий и идей, поскольку художественный текст
раскрывает концептуальную картину мира.
В ходе исследования выявлено, что концептуальная картина мира является составным элементом ментальности, поэтому
считаем, что концептуальная картина мира представляет собой
когнитивный элемент ментальности и что концепт «искусство»
является составляющей языковой ментальности Дж. Фаулза.
Результаты нашего исследования с очевидностью показывают, что картина мира аккумулирует ценностные и поведенческие
составляющие ментальности. Соответственно, ментальность есть
способ активизации картины мира в процессе отношения автора
к окружающему его миру. Концепт как самостоятельная единица ментальности и форма реализации ментального пространства
автора есть многослойный элемент, включающий образные, понятийные и ценностные характеристики. Текстовым воплощением концепта зачастую является слово, в котором закодированы
знаки человеческого языка и души.
В дальнейшем представляется перспективным исследование
семантического поля концепта «искусство» (центр и периферию),
что позволит получить более адекватное представление о миросозидающей функции искусства в языке.
В Заключении подводятся итоги, делаются обобщающие
выводы в соответствии с поставленными задачами и положениями, выносимыми на защиту, намечаются перспективы дальнейшего исследования в данной области.
Основное содержание диссертации отражено в следующих
публикациях автора:
1. Малова, Н.Н. Реализация эстетической функции в художественных текстах / Н.Е. Малова // Вестник Адыгейского
государственного университета. Сер. Филология и искусствоведение. — Майкоп: АГУ, 2011. — №3. — С. 174-177. —
[Статья. — (0,25 п.л.)]. — (Издание из перечня ВАК РФ).
2. Малова, Н.Н. Концептуальная картина мира как базовый когнитивный элемент ментальности / Н.Е. Малова //
Вестник Майкопского государственного технического университета. Сер. Филология и искусствоведение. — Майкоп: МГТУ,
2011. — №4. — С. 98-102. — [Статья. — (0,25 п.л.)]. — (Издание из перечня ВАК РФ).
— 21 —
3. Малова, Н.Н. Концепт «искусство» как элемент ментального пространства художественных текстов Дж. Фаулза
(на материале романов «Коллекционер», «Волхв», «Любовница
французского лейтенанта») / Н.Е. Малова // Вопросы кавказского языкознания: всерос. науч. конф. — Махачкала: ДГУ,
2011. — С. 62-69. — [Статья. — (0,5 п.л.)].
4. Малова, Н.Н. Аллюзия как основной маркер отражения искусства в художественных текстах Дж. Фаулза /
Н.Е. Малова // Языковая ситуация в многоязычной поликультурной среде и проблемы сохранения и развития языков
и литератур народов Северного Кавказа: всерос. науч. конф.
В 2-х частях. Ч.II. — Карачаевск: КЧГУ, 2011. — С. 24-30. —
[Статья. — (0,4 п.л.)].
5. Малова, Н.Н. Концепт «искусство» — маркер создания
индивидуально-авторской картины мира / Н.Е. Малова // Русский язык: человек, культура, коммуникация — �����������
III��������
: междунар. науч. Интернет-конф. — Екатеринбург: УрФУ, 2012. —
С. 64-69. — [Статья. — (0,4 п.л.)].
6. Малова, Н.Н. Лингвокогнитивные категории «имплицитность» и «подтекст» / Н.Е. Малова // Вестник Адыгейского государственного университета. Сер. Филология и
искусствоведение. — Майкоп: АГУ, 2012. — №2. — С. 63-66. —
[Статья. — (0,25 п.л.)]. — (Издание из перечня ВАК РФ).
— 22 —
Подписано в печать 24.04.2012. Формат 60х84/16
Бумага офсетная. Усл. печ.л. 1,75.
Тираж 120 экз. Заказ №11.
Отпечатано с готового оригинал-макета
в типографии ИП Солодовникова А.Н., г.Краснодар, ИНН 0105020396
Телефон: 8-961-522-32-33. E-mail: andre-sol@mail.ru
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
247
Размер файла
200 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа