close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Национальный вопрос в идеологии Организации украинских националистов (1929-1945 гг.)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Баканов Алексей Иванович Шифр научной специальности: 07.00.03 - всеобщая история Шифр диссертационного совета: Д 002.249.01 Название организации: Институт всеобщей истории РАН Адрес организации: 119334, г.Москва, Ленинский пр., 32а Т
 На правах рукописи
Баканов Алексей Иванович
Национальный вопрос в идеологии Организации украинских националистов (1929-1945 гг.)
специальность 07.00.03 - всеобщая история (новейшая история)
Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
кандидата исторических наук
Москва
2012
Диссертация выполнена на кафедре всеобщей истории Исторического факультета Государственного академического университета гуманитарных наук
.
Научный руководитель
доктор исторических наук, Шубин Александр Владленович
Официальные оппоненты
Матвеев Геннадий Филиппович
доктор исторических наук, профессор,
зав. кафедрой истории южных и западных славян истфака
МГУ им.М.В. Ломоносова
Мироненко Виктор Иванович
кандидат исторических наук
старший научный сотрудник
Института Европы РАН
Ведущая организация - Институт Славяноведения Российской академии наук
Защита диссертации состоится "____" _________ 2012 г. в ___часов на заседании диссертационного совета Д002.249.01 при Институте всеобщей истории РАН по адресу: г. Москва, Ленинский проспект, д. 32а (ауд. 1406)
С диссертацией можно ознакомиться в научном кабинете Института всеобщей истории РАН
Автореферат разослан "____"________________2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
кандидат исторических наук Н.Ф. Сокольская
Общая характеристика работы
Актуальность темы. Украина − не только сосед России, но и страна, история которой тесно переплетается с отечественной историей. Несмотря на то, что история Украины в XX веке является предметом острых общественных дискуссий, в российской украинистике сохраняются еще существенные "белые пятна". Одной из центральных тем, вызывающих полемику и общественный интерес, является история Организации Украинских Националистов (ОУН). В России эта тема изучалась явно недостаточно, если учесть, что без понимания идеологии украинского национального движения и в частности ОУН, ее роли в событиях Второй мировой войны, нельзя составить объективную картину взаимоотношений наших народов. В результате обсуждение этой темы часто приобретает вид околоисторических спекуляций, как с российской, так и с украинской стороны. Центральной темой для понимания истории и идеологии ОУН является ее отношение к национальной проблематике. Объект исследования. Объектом исследования является идеология Организации украинских националистов1 (ОУН). В данном исследовании под идеологией ОУН будет пониматься система общественных взглядов, представлений, присущих членам ОУН2.
Предмет исследования. Предметом исследования является эволюция национальных аспектов идеологии ОУН, а также соотношение идеологии и практики ОУН и организационно связанных с ней структур в отношении национальных меньшинств. В работе исследуются документы ОУН, работы идеологов ОУН, а также практическая деятельность ОУН по осуществлению национальной политики, взаимоотношение актива ОУН и организационно связанных с ней структур с представителями различных национальностей.
Хронологические рамки исследования. Хронологически работа охватывает период с 1929 г. - момента создания ОУН до мая 1945 г. - времени завершения Второй мировой войны в Европе. Хронологически работа охватывает период становления и трансформации идеологии ОУН в межвоенный период во время Второй мировой войны, когда в условиях меняющейся военно-политической обстановки идеология ОУН проделала существенную эволюцию. Цели и задачи исследования. Целью работы является выявление основных этапов и черт развития национальных аспектов идеологии ОУН, эволюции отношения украинских националистов к национальным меньшинствам на протяжении 1929-1945 гг.
Для достижения поставленной цели предполагается решить следующие задачи:
- определить основные понятия, применявшиеся в ОУН при обсуждении национальной политики
- определить территории будущей независимой Украины, на которые претендовали украинские националисты, как изменялись их притязаний на протяжении рассматриваемого периода;
- выяснить отношение ОУН к национальным меньшинствам Украины, к украинцам, проживавших на территориях УССР; − определить соотношение позиций различных фракций ОУН, УПА и других организационно связанных с ОУН структур по отношению к национальным меньшинствам, выявить степень участия ОУН в уничтожении неукраинского населения в годы Второй мировой войны;
− определить соотношение теории и практической политики украинских националистов по отношению к национальным меньшинствам.
Методологическая основа исследования. В основе исследования лежат общие принципы историзма. Используются общенаучные логические методы синтеза и анализа, индукции и дедукции. Также для прояснения положения идеологии ОУН на фоне других праворадикальных европейских движений используется сравнительно-исторический метод - идеология и практика ОУН сравнивается с другими праворадикальными движениями межвоенного периода и периода Второвой мировой войны. Работа написана с учетом научных дискуссий о фашизме3 и тоталитаризме4, теоретических работ о национализме5. Научная новизна исследования. 1. впервые в отечественной историографии осуществлен комплексный анализ национальных аспектов идеологии и практики ОУН. 2. Проведена типологизации идеологии ОУН в ряду других праворадикальных движений Европы межвоенного периода. 3. Проанализировано соотношение теории и практики ОУН и связанных с ней организаций (прежде всего УПА) по отношению к национальным меньшинствам, а также роль разногласий по поводу национальной политики ОУН в возникновении внутриорганизационных конфликтов. Рассматривается роль расизма в идеологии ОУН. 4. В научный оборот введены новые архивные материалы. Практическое значение диссертации. Результаты исследования могут быть использованы при написании научных работ, учебных пособий, подготовке преподавательских курсов, посвященных истории Украины в XX в. и в период Второй мировой войны. Выводы и материалы диссертации будут полезны всем участникам общественной дискуссии, по проблемам украинского национализма. Апробация результатов исследования. Диссертация была обсуждена и рекомендована к защите на заседании Отдела сравнительно-исторических исследований стран постсоветского пространства Института всеобщей истории РАН. Отдельные положения работы и результаты исследования были изложены на конференции "Украина и Россия: спорные вопросы сравнительной истории". Результаты диссертации были отражены автором в статьях, в том числе вышедших в изданиях, которые входят в перечень ведущих рецензируемых журналов и изданий ВАК.
Источниковая база исследования. Источниковой базой исследования служили материалы российских и украинских архивов. В диссертации использованы материалы Российского государственного архива социально-политической истории (РГАСПИ) - Ф. 17 - Центральный Комитет КПСС, Оп. 125. - Управление агитации и пропаганды, содержащие материалы, касающиеся идеологии ОУН; Государственного архива Российской Федерации (ГАРФ): Ф. Р. 9478 - Главное Управление по борьбе с бандитизмом (ГУББ) Министерства внутренних дел СССР. 1938-1950 гг., где содержатся материалы по деятельности УПА, включая протоколы допросов членов ОУН и УПА; Ф. Р. 7021 - Чрезвычайная Государственная Комиссия по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников и причиненного ими ущерба гражданам, коллективным хозяйствам (колхозам), общественным организациям, государственным предприятиям и учреждениям СССР (ЧГК), материалы которой содержат важную информацию об оуновской практике еврейских погромов в начале Великой Отечественной войны. Также в ГАРФ в "особой папке" Сталина находятся донесения Сталину о ходе борьбы с украинским национальным движением. В ней встречаются некоторые важные документы украинского подполья (ГАРФ Ф. Р-9401 с/ч. Оп. 2. Д. 92). Интересные материалы, касающиеся деятельности украинских националистов, главным образом оперативная информация НКВД и "СМЕРШа", содержатся в Центральном архиве ФСБ (Ф. 100. Оп. 11. Д. 7-8). Также документы, освещающие позицию ОУН по национальному вопросу, содержатся в Российском государственном военном архиве (РГВА) (Ф. 38650. Оп. 1. Управление оперативных войск НКВД СССР с 04.03.1941- 04.01.1942 гг.).
В работе использованы материалы украинских архивов ГДА СБУ (Галузевий державний архiв Служби безпеки України - Отраслевой государственный архив Службы безопасности Украины) и ЦДАВОУ (Центральний державний архiв вищих органiв влади України - Центральный государственный архив высших органов власти Украины). В архиве СБУ в Ф. 13 (Фонд друкованних виданнь - Фонд печатных изданий) содержаться многочисленные материалы, отражающие идеологию ОУН: непосредственно идеологические и образовательные материалы ОУН, приказы, протоколы допросов и выписки из протоколов допросов лидеров ОУН и УПА и т.д. В ЦДАВОУ в материалах Ф. 3833 (Крайовий провід ОУН на українських землях - Краевой провод ОУН на украинских землях) и Ф. 3836 (З'єднання західних груп Української повстанської армії "УПАЗахід" - Объединение западных групп Украинской повстанческой армии "УПА-Запад") содержатся материалы, отражающие идеологию ОУН: идеологические работы, переписка лидеров ОУН и т.д., а также материалы, характеризующие деятельность УПА.
Помимо архивных автор использовал уже опубликованные материалы. Тут можно выделить серию документов "Лiтопис УПА", основанную в 1980-ые гг. в Торонто. В "Летописи УПА" нашли свое отражение различные документы УПА - приказы, распоряжения, делопроизводственные документы, издания подпольной прессы, протоколы допросов видных деятелей украинского подполья, отчеты и справки советских органов о борьбе с ОУН-УПА, воспоминания видных украинских националистов и т.д.6 Интерес представляют и другие сборники документов, изданные на Украине7, в России8 и Польше9.
Важнейшим источником для изучения национального вопроса украинских националистов являются официальные документы, принятые ОУН на различных съездах и конференциях. Работы идеологов ОУН и других деятелей украинского национального движения - другой важнейший источник10 по изучению национальных аспектов идеологии ОУН.
Также диссертантом использовалась мемуарная литература, воспоминания видных лидеров ОУН, УПА и других организаций украинского национального движения11. Учитывая то, что после войны политические взгляды, считавшиеся нормальными в 1930-первой половине 1940-ых гг., в европейской политической культуре стали восприниматься как неприемлемые, украинские националисты были вынуждены маскировать свои истинные довоенные взгляды под "демократические". Однако, в целом, мемуары являются важным источником по исследуемой теме, поскольку некоторые детали национальной политики ОУН мы можем восстановить именно с помощью воспоминаний.
Важным источником являются периодические материалы ОУН. Здесь можно выделить официальные журналы ПУН "Розбудова Нацiї" и УВО "Сурма", выходившие в 1929-1934 гг. Эти издания примечательны тем, что в них публиковались различные аналитические материалы, посвященные отношению украинских националистов к оккупации украинских земель, различным политическим партиям и движениям, отдельным народам и т.д. Для военного периода большую важность представляют такие издания как "Iдея i чин", "Український нацiоналiст", "Юнак", "Наша боротьба", "Iнформатор" и т. д. Среди них особенно следует выделить журнал "Iдея i чин", официальный журнал ОУН, где публиковались программные статьи, в том числе по национальным аспектам идеологии и политики ОУН. Важным источником, содержащим информацию о деятельности ОУН и УПА, являются протоколы допросов украинских националистов и лидеров УПА12. Особо ценны эти источники при установлении хронологии событий, кадрового состава и политики ОУН и УПА, а иногда и для прояснения межличностных отношений участников украинского национального движения, не говоря уже о том, что в некоторых случаях показания на допросе - единственный существующий источник о бывших в лагере украинских националистов разногласиях по различным проблемам и вопросам, включая национальные. При анализе этого источника необходимо учитывать особенности работы следственных органов того времени, но, в целом, протоколы допросов содержат значительную долю достоверных сведений, так как следователей интересовала, прежде всего, реальная оперативная информация. Часть архивных материалов по теме все еще недоступна для исследователей, но имеющиеся материалы достаточны для решения задач настоящего исследования, так как ключевую роль в нем играет анализ текстов идеологов и активистов ОУН.
Степень научной разработанности проблемы. Работы, посвященные ОУН, начали публиковаться практически сразу после окончания Второй мировой войны. В Советском Союзе эти публикации, несмотря на претензии на научность, носили публицистический характер, их целью было не исследовать, а заклеймить "украинский буржуазный национализм". В центре внимания их была демонстрация подрывной деятельности украинских националистов против Советского Союза. Национальному вопросу в идеологии ОУН также не уделялось достаточного внимания. В тех немногих работах, где уделялось внимание национальной политике ОУН по отношению к евреям и полякам, эта политика приводились в контексте борьбы против "советских граждан"13.
В странах соцлагеря появлялись гораздо более качественные работы, чем в СССР. Среди подобных работ в первую очередь стоит отметить работу А. Шчесьняка и А. Шоты (Szсześniak, Szota)14. В отличие от большинства советских работ, в работе польских ученых делается попытка в допустимых режимом рамках рассмотреть явление украинского национализма. Несмотря на то, что в количественном плане англоязычная историография в период до распада СССР не была наиболее развитой историографией украинского национализма, ей удалось добиться существенных успехов. Одной из наиболее фундаментальных обобщающих работ англоязычной историографии истории украинского национального движения является книга Дж. Армстронга15. В своей работе автор рассматривает интегральный национализм Донцова и проблематику развития идеологии ОУН на украинских землях во время Второй мировой войны. Однако национальным аспектам идеологии ОУН Армстронг уделяет незначительное внимание.
Большую работу по популяризации ОУН проделала украинская диаспорная историография, которая начала формироваться сразу после окончания Второй мировой войны. Ее представители были, как правило, деятелями ОУН и УПА либо были связаны с националистическими кругами украинской эмиграции. Для них характерны апологетические оценки деятельности ОУН и УПА, негативные моменты в национальной политике этих организаций опускаются16. Впоследствии появились специальные работы, посвященные взаимоотношениям украинского национального движения и гитлеровской Германии17, проблеме общего "поворота направо" западно-украинских политических сил в 1920-ые гг.18 Эти работы также отмечены определенной тенденциозностью. Подходы украинского эмигрантского историка И. Лысяка-Рудницкого к изучению украинского национализма, изложенные в ряде исторических эссе получили большую популярность в независимой Украине19.
Новый этап в изучении украинского национализма начался с распадом Советского Союза, образованием новых независимых государств и "архивной революцией". Однако дальнейшая судьба изучения украинского национального движения в России и Украине была разной. К сожалению, история ОУН и УПА в России на протяжении большого времени систематически практически не изучалась. Еще в большей степени это касается национального вопроса в идеологии ОУН. Лишь в последние время стали появляться специальные работы, посвященные украинскому национализму − это работы А. Гогуна, А.Р. Дюкова, М.С. Семиряги. Российские авторы, писавшие об ОУН и УПА, занимали различные позиции в отношении этого феномена. Одни были склонны защищать его от критики, другие напротив были настроены обличать украинский национализм, третьи выдерживали свои работы в нейтральном ключе. "Адвокатскую" позицию в отношении ОУН и УПА занимают А. Гогун и Б.В. Соколов. Работой, охватывающей наибольшие число аспектов деятельности ОУН и УПА, является монография А. Гогуна20. Петербургский исследователь рассматривает в основном военные и политические аспекты деятельности УПА. Он признает авторитарно-тоталитарный характер ОУН в 1929 -1943 гг., и то, что даже после 1943 года "демократизация" ОУН была неполной и непоследовательной, однако полагает, что украинский национализм является подлинным примером "национально-освободительного" движения в отличие от "сталинских коммандос" − советских партизан.
Петербургский исследователь касается и вопроса отношения украинских националистов к неукраинцам. Он признает, что отношение ОУН к русским было крайне враждебным. Проблему отношения украинского национализма к евреям он сводит к вопросу участия членов батальона "Нахтигаль" в уничтожении евреев Львова, которое он отрицает. В своих работах А. Гогун касается польско-украинского конфликта на Волыни. Автор возлагает ответственность за конфликт на обе стороны, но все-таки более благожелательно относится к украинским националистам. Однако даже украино-польскому вопросу автор уделяет в целом незначительное внимание, а вопрос отношения ОУН и евреев сводиться им только к погрому во Львове.
Вопросы, связанные с украинским национализмом, рассматривает в своей книге Б.В. Соколов21. Он приходит к заключению, что в ОУН на программном уровне антисемитизм отсутствовал, однако источниковая база его исследования ограничивается только программными документами.
Историю ОУН и УПА затрагивает в своей работе М.С. Семиряга. Хотя монография М.С. Семиряги22 содержит, пожалуй, один из самых беспристрастных в нашей новейшей историографии общих очерков истории ОУН и УПА, вследствие специфики темы работы М.И. Семиряги, национальный вопрос в идеологии ОУН в ней рассматривается вскользь. Критическую направленность имеют работы А.Р. Дюкова23, в которых он прослеживает отношение ОУН (а позже и УПА) к евреям и полякам. Однако в целом проблематика национальных аспектов идеологии ОУН в отечественной историографии не разработана. На Украине после обретения независимости начался настоящий бум исследований украинского национального движения ОУН и УПА. Уже в последние годы существования Советской Украины начали перепечатываться работы диаспорой литературы и сборники документов24. Среди украинских работ, посвященных ОУН в целом, следует выделить работы А. Кентия25. На большом архивном материале автор рассматривает самые разнообразные вопросы истории украинского национализма, начиная от становления идеологии ОУН, взаимоотношения ОУН с другими украинскими политическим организациями 1930-ых гг., и заканчивая вопросами тактики ОУН во время войны и борьбы против Германии и Советского государства. Среди других обобщающих работ, посвященных ОУН, можно выделить книги Ю. Киричука26, А. Русначенко27. Национальные аспекты идеологии ОУН, хотя и затрагиваются этими авторами, не являются главным предметом их интересов.
Важнейшим изданием по истории украинского национализма стала коллективная работа "Организация украинских националистов и Украинская повстанческая армия"28, явившаяся результатом исследований рабочей группы украинских историков при правительственной комиссии по изучению деятельности ОУН и УПА. На Украине написано много работ, посвященным тем или иным аспектам деятельности ОУН и УПА29. Вопросы, главным образом, организационного, а также идеологического формирования ОУН рассматриваются в работе черновицкой исследовательницы М. Мандрык30. Эволюцию идейных взглядов ОУН, в том числе и на национальный вопрос, на материалах оуновских изданий рассматривает в своей работе А. Стасюк31.
Не обойдены вниманием и геополитические построения украинских националистов. Интересные сведения относительно геополитических ориентаций Украины и образов стран-соседей - СССР и Польши содержит статья В. Вятровича32. Исследование появившейся в 1943 году концепции единого фронта порабощенных народов против СССР содержится в статье В. Деревинского33.
Малоисследованную тему политической оппозиции в ОУН (главным образом применительно к НВРО) освещает в своей монографии В. Дзьобак34.
Появляется большое количество научных и научно-популярных биографических работ, посвященных тем или иным деятелям национального движения35. Вышли и специальные справочно-биографические издания, посвященные деятелям украинского национального движения36. Несмотря на то, что после распада Советского Союза в историографии преобладают работы с нейтральной или положительной оценкой ОУН и УПА, продолжают выходить ярко выраженные антиоуновские, "разоблачительные" работы37. Для этих работ характерна публицистическая направленность, подчеркнутое морализаторство и сравнительно слабая источниковая база (или отсутствие справочно-библиографического аппарата). Впрочем, существуют и апологетические по отношению к ОУН работы подобного рода38.
Отдельного упоминания заслуживают работы, посвященные отношению украинских националистов к национальным меньшинствам. Несмотря на то, эти вопросы рассматриваются во многих работах, обобщающих работ, посвященных национальному вопросу в идеологии украинского национализма в целом, практически нет. Вероятно, единственным примером подобного рода является монография В.Ф. Деревинского39. Однако его выводы основаны только на изучении официальных документов ОУН, соотношение идеологии и практики в его работах не исследуется, поэтому со многими его выводами сложно согласиться.
Работы, посвященные изучению взаимоотношений украинских националистов и евреев стали появляться еще во время холодной войны. Теоретических основ украинского антисемитизма в одной из своих статей касался Дж. Армстронг40. Практические аспекты взаимоотношения украинцев и евреев во время II Мировой войны описал в своей работе Ф. Фридман41. Однако бум интереса к истории взаимоотношений евреев и украинских националистов начался после распада СССР. В 1999 г. много шума наделала статья К. Бергкоффа и М. Царинника. Ее авторы на основании автобиографии Я. Стецько и некоторых других оуновских документов довоенного периода пришли к выводу, что украинские националисты в действительности были антисемитами42. Статья вызвала резкие возражения со стороны прооуновских историков. В рецензиях на работу К. Бергкоффа и М. Царинника изложили свои взгляды на взаимоотношения украинских националистов и евреев Т. Гунчак и В. Косик43. Схожую с ними точку зрения разделяет один из самых известных специалистов по еврейскому вопросу В. Вятрович. Его перу принадлежит единственная в украинской историографии монография, полностью посвященная вопросу отношения ОУН к евреям44. Основываясь главным образом на официальных и пропагандистских документах ОУН, он приходит к выводу, что в ОУН антисемитизм отсутствовал.
В последние два десятилетия появилось значительное число работ, исследующих или затрагивающих проблему участия украинских националистов в еврейских погромах и Холокосте45. Существуют работы, в которых затрагивается отношение украинских националистов к евреям в 1930-ые гг.46 Однако тема погромов и участия украинских националистов в Холокосте даже в силу введенного историками в оборот материала далека от исчерпания.
Ценная информация о практической политике украинских националистов по отношению к евреям на местах содержится в "Pinkas Hakehillot Polin" - "Энциклопедии еврейских общин в Польше". Издание представляет собой краткую историческую энциклопедию еврейских городов, местечек. Она написана на иврите и только частично переведена на английский язык47. Проблема украино-польских взаимоотношений во время Второй мировой войны, проблема украино-польской резни долгое время находилась на периферии исторических исследований. В социалистическом лагере вопрос польской резни на Волыни со стороны УПА не изучался. В Польше появлялись работы, посвященные событиям в Закерзонье, но не на Волыни. Диаспорная историография, по понятным причинам, также не уделяла данным событиям должного внимания. С распадом Советского Союза ситуация резко изменилась. Важную роль в исследовании украинско-польского военного противостояния сыграли украинско-польские семинары, посвященные этой проблеме48. К настоящему моменту историография украинско-польского противостояния на Волыни и в других регионах Польши и Украины времен Второй мировой войны очень обширна. В библиографическом указателе, изданном в 2007 году, содержится 560 наименований статей и монографий, посвященных Волынской трагедии49. Даже само перечисление этих работ заняло бы несколько страниц текста. Поэтому остановимся на некоторых из них. Мы можем условно выделить две точки зрения на польско-украинский конфликт. Первую группу составляет часть украинских историков, стремящихся целиком переложить ответственность за украино-польский конфликт на поляков. Сторонники этой точки зрения справедливо обращают внимание на притеснение украинцев во Второй Речи Посполитой, но мало внимания уделяют непосредственно оценке поляков в идеологии ОУН50. Для второй группы историков характерно возложение ответственности и на украинскую сторону, стремление найти причины в том числе, и в предвоенной идеологии ОУН51. Пожалуй, в ряду наиболее взвешенных и обстоятельных работ по теме польско-украинского конфликта во время Второй мировой войны находятся работы И. Илюшина52. Он рассматривает конфликт, опираясь на документы польских архивов. В отличие от значительной части украинских и польских авторов, пытающихся возложить ответственность за конфликт только на украинскую или только на польскую сторону, он возлагает ответственность за конфликт на обе стороны.
Среди других работ, посвященных украинско-польским отношениям и польскому вопросу в идеологии ОУН, следует назвать работы Р. Тожецкого53 и Г. Мотыки54. Р. Тожецкий в своей работе рассматривает отношение различных украинских и польских политических групп к полякам и украинцам соответственно. Работа Мотыки является одним из наиболее фундаментальных исследований, посвященных УПА в целом. Большое внимание в работе польского историка уделено политике УПА по отношению к национальным меньшинствам, полякам, евреям. Подробно разбирается в его работах и генезис принятия решения об "антипольской акции" УПА. Однако даже после выхода его работы в истории польской этнической чистки УПА остаются некоторые "белые пятна".
Долгое время приоритет в изучении украинско-польского конфликта принадлежал польским историкам. Соответственно упор делался на страданиях польского населения. Однако в последнее время стали выходить работы, освещающие уничтожение украинских сел поляками55.
Не остались без внимания и взгляды украинского национализма относительно русского народа56. В целом для украинской историографии характерно мнение, что хотя украинский национализм враждебно относился к советскому/русскому "господству" на Украине, он различал советское господство и русский народ, русскую культуру.
Несмотря на то, что долгое время не было серьезных исследований по идеологии ОУН, соотношению этой идеологии с фашизмом, в последнее время появились работы и по этой теме57. Однако она все равно остается недостаточно исследованной и чересчур политизированной. Значительное освещение в историографии получили различные аспекты функционирования украинского национализма на оккупированных Германией и ее союзниками землях на Востоке Украины, региональные аспекты деятельности ОУН и УПА58.
Несмотря на большое количество работ, затрагивающих идеологию ОУН-УПА, в этой области остается немало белых пятен и спорных проблем. В тоже время сохраняются и непроясненные историографией детали, сохраняется необходимость комплексного исследования теории и практики ОУН, национальных аспектов идеологии украинского национализма.
Структура диссертации. Диссертация построена по хронологическому принципу, что позволяет проследить идеологию ОУН в развитии. Диссертация состоит из введения, трех глав, разбитых на параграфы, заключения, списка использованных источников и литературы.
Основное содержание работы
Введение. Во введении обосновывается актуальность темы, формулируется объект и предмет исследования, рассматривается методологическая и источниковая база исследования, освещается историография вопроса, указывается новизна и практическое значение работы, сообщается о результатах апробации исследования.
Первая глава "Национальный вопрос в идеологии ОУН до начала Великой Отечественной войны" состоит из семи параграфов. В первом параграфе "Организационное и идеологическое становление ОУН" дается очерк предыстории украинского национализма с середины XIX века до момента основания ОУН. Рассматривается организационное и идеологическое становление ОУН. Большое значение для становления идеологии ОУН имела работа Д. Донцова "Национализм", которая заложила философские основы украинского национализма. Организационно он сложился к 1929 г., когда на Конгрессе украинских националистов путем слияния нескольких националистических организаций была создана ОУН. Конгресс определил приоритетную цель организации − борьбу за создание независимого украинского государства. В дальнейшем наибольший вклад в идеологию ОУН внес М. Сциборский. По его мнению, в будущем украинском государстве должна быть установлена "нациократия" − власть нации в своем государстве. Социально-экономической основой будущего украинского государства Сциборский видел государственный синдикализм, близкий к идеологии итальянского фашизма. В параграфе также затрагиваются вопросы раскола единой ОУН на мельниковцев и бандеровцев. Раскол был продиктован тактическими расхождениями и амбициями членов ОУН, а идеологическими причинами.
Во втором параграфе "Проблема этнографической территории и геополитическая мысль ОУН" рассматриваются два вопроса: как украинские националисты представляли границы будущего украинского государства, на основании чего они их определяли; и какое место отводили украинские националисты будущему украинскому государству на политической карте Европы, кого они видели в качестве возможных союзников и противников. Украинские националисты при определении будущих границ Украины исходили из этнографического принципа − Украине должны принадлежать все земли, где украинцы составляют большинство. В своих геополитических построениях украинские националисты выступали за создание в Восточной Европе и Азии союза государств, направленного против возможного империализма России.
В третьем параграфе "Расизм в идеологии ОУН" прослеживается предыстория западно-украинского расизма, рассматриваются работы идеологов украинского национализма, выясняется, что расизм присутствовал в межвоенной идеологии ОУН, хотя и не стал ее базовой частью. При этом наблюдалась усиление расистских тенденций в идеологии ОУН к концу 1930-ых гг. В четвертом параграфе "ОУН и евреи в 1930-ые гг." на основании официальной прессы ОУН и работ ее идеологов рассматривается отношение украинских националистов к евреям и "еврейскому вопросу". В ОУН в 1930-ые гг. в большом количестве присутствовали антиеврейские стереотипы "жидобольшевизма", еврея-угнетателя и т.д. Уже в 1930-ые гг. некоторые идеологи ОУН (В. Мартынец) выдвигали идеи, созвучные постановлениям нюрнбергских расовых законов, предполагая полную сегрегацию украинской и еврейской общин в будущем украинском государстве. Это доказывает, что антисемитизм был важной составляющей идеологии украинского национализма все 1930-ые гг., а не после 1939 г., как считает часть украинских историков. Изучается и практическая деятельность украинских националистов по отношению к еврейскому населению Западной Украины. На практике украинские националисты прибегали к правовым и противоправным антиеврейским действиям, таким как бойкот еврейских товаров, избиение и убийство отдельных евреев и т.д. В пятом параграфе "ОУН и поляки в 1930-ые гг." и шестом параграфе "ОУН и русские в 1930-ые гг." рассматривается отношение украинских националистов к полякам и Польше, России и русским соответственно. Уже в межвоенный период в ОУН сложился образ России (СССР) и русских и поляков и Польши как извечных врагов украинцев. Но в 1930-ые гг. у ОУН не было планов относительно выселения или физического уничтожения поляков и русских. В седьмом параграфе "Положение ОУН в европейском идейно-политическом спектре 1930-ых гг." ОУН сравнивается с другими фашистскими и праворадикальными межвоенными движениями. Очевидно, что если понимать фашизм как родовое понятие, широкое явление, то в целом ОУН конца 1930-ых гг. подпадает под это понятие, хотя ее идеология имеет существенные отличия от идеологии итальянского фашизма и германского нацизма. Поэтому ее корректно можно характеризовать также как профашистскую праворадикальную организацию.
Вторая глава "Национальный вопрос в идеологии ОУН во время войны до III Чрезвычайного съезда ОУН" состоит из пяти параграфов. В первом параграфе "Развитие ОУН в 1941-1943 гг." рассматривается история ОУН в 1941-1943 гг. Особое внимание уделяется инструкциям ОУН "Борьба и деятельность ОУН во время войны" и решениям конференций ОУН. Перед войной украинскими националистами были составлены инструкции, которыми должны были руководствоваться активисты ОУН в начале войны. Национальные меньшинства, проживающие в Западной Украине, которые украинские националисты рассматривали как неблагонадежные (поляки, русские, евреи) должны были быть поражены в правах или частично интернированы. Рассматриваются взаимоотношения украинских националистов и немецких оккупационных сил. В начале войны украинские националисты рассматривали немцев в качестве союзников и сотрудничали с немецкими силами при установлении украинской и германской администрации на местах. Отношения украинских националистов-бандеровцев и немцев стали портится после провозглашения националистами независимости Украины 30 июня 1941 г. во Львове. После этого многие лидеры националистов были арестованы оккупационными властями. Осенью 1941 г. начались репрессии против рядовых националистов. Решение о начале антинемецкой агитации было принято в марте 1942 г. на II Конференции ОУН, однако активная антинемецкая деятельность бандеровской УПА началась только весной 1943 г. Во втором параграфе "ОУН и евреи в 1941-1943 гг." особое внимание уделено вопросу участия украинских националистов в еврейских погромах, которые прокатились по Западной Украине с началом войны. В начале июля 1941 г. члены ОУН и созданная ОУН украинская милиция приняли активное участие в погромах в городах и местечках. В некоторых случаях погромы происходили до, в других после прихода немецких войск, в некоторых случаях погромам предшествовало то или иное сотрудничество созданной украинским националистами администрации с немецкими властями. Однако попытки погромов были и там, где немецких войск не было, некоторые попытки погромов были прекращены венгерскими властями. Это противоречит версии о том, что погромы были полностью организованы немцами, а украинские националисты всегда играли второстепенную роль. Также рассматривается соотношение практики службы еврейских врачей в УПА и уничтожения евреев украинскими националистами во время войны: несмотря на то, что с весны 1943 г. украинские националисты привлекали евреев в УПА в качестве врачей и других специалистов (и некоторые евреи таким образом смогли пережить Холокост), уничтожение евреев продолжалось в УПА силами СБ.
В третьем параграфе "ОУН и поляки в 1941-1943 гг. Начало украинско-польского вооруженного конфликта" прослеживается предыстория украинско-польского конфликта на Волыни 1943 г. Прослеживается история конфликта и оценивается степень ответственности польских и украинских сторон. Уже к концу 1942 г. руководство ОУН на Волыни выдвигало идею о необходимости очистки украинских земель от поляков. Решение об этнической чистке поляков было принято весной 1943 г. не Центральным Проводом ОУН, а проводом ОУН на Северо-Западных землях. В случае польской резни на Волыни большая часть ответственности лежит именно на украинской стороне, поскольку именно украинские националисты были более мощной силой на волынских землях, и они уничтожили на Волыни гораздо большее количество мирных людей, чем польская сторона. Это не снимает вины с польских националистов за уничтожение мирных украинцев также на Холмщине. В параграфе также рассматривается место украинско-польского конфликта в ряду других европейских этнических чисток середины XX века. Установка на допустимость изгнания этнических меньшинств была свойственна не только ОУН, но и другим европейским политическим силам 1940-ых гг. В четвертом параграфе "ОУН и русские в 1941-1943 гг." прослеживается эволюция отношения украинских националистов к русским с начала войны до 1943 г. Изначально крайне негативное, в 1942-1943 гг. под воздействием Восточной Украины оно стало смягчаться, и украинские националисты стали стремиться включить русских в свою борьбу против Советского Союза. В пятом параграфе "ОУН и прочие национальности в 1941-1943 гг." рассматриваются взаимоотношения украинских националистов с белорусами, чехами, народами Поволжья. Украинские националисты с самого начала войны стремились втянуть неукраинские народы СССР в совместную борьбу против Советского Союза. Особенно этот процесс интенсифицировался после создания УПА, когда были созданы национальные отделы в УПА.
Третья глава "Национальный вопрос в идеологии ОУН после III Чрезвычайного съезда" состоит из восьми параграфов. В первом параграфе третьей главы "Трансформация ОУН после III Чрезвычайного съезда" прослеживается организационная история ОУН с момента III Чрезвычайного съезда ОУН до окончания Второй мировой войны в Европе. На III съезде ОУН-Б произошла частичная либерализация идеологии ОУН, была признана многопартийность, гарантированы права национальным меньшинствам и т.д. Осенью 1943 г. украинские националисты не только сохранили, но и усилили свои позиции в УПА. Одновременно были попытки создания организаций, которые опирались бы на более широкую базу, чем ОУН. В июле 1944 г. по инициативе М. Степаняка была создана Народно-освободительная революционная организация (НВРО), которая рассматривалась Степаняком (но не всеми другими украинскими националистами-основателями НВРО) как замена, скомпрометировавшей себя ОУН. Однако после ареста Степаняка в июле 1944 г. работа по созданию НВРО была сведена на нет, хотя имя этой организации продолжало использоваться в пропаганде. В июле 1944 г. был создан формально непартийный "верховный орган украинского народа" Украинский главный освободительный совет (УГВР). В его задачи входила прежде всего репрезентация украинского национального движения за рубежом и среди украинского населения Украины. Несмотря на формально непартийный характер, влияние ОУН в создании и деятельности УГВР было подавляющим. Лидер ОУН Р. Шухевич одновременно являлся генеральным секретарем УГВР. Изучаются взаимоотношения украинских националистов, УПА и германских вооруженных сил. С осени 1943 г. УПА каких-либо активных действий против немецких вооруженных формирований не предпринимала. В сложившейся ситуации на фронте руководство украинских националистов не рассматривало немцев и их союзников как основного врага, выступало против прямых столкновений отрядов УПА с немецкими войсками. С весны 1944 г. представители Главного Командования УПА вели переговоры с представителями немецких вооруженных сил о сотрудничестве, однако решительным образом пресекали попытки командиров УПА более низкого уровня договориться с немцами, полагая, что это скомпрометирует украинское национальное движение. Несмотря на определенное сотрудничество, столкновения УПА с немецкими войсками продолжались вплоть до освобождения Украины советскими войсками от немецких войск.
Во втором параграфе "ОУН и евреи в конце 1943-1945 гг." говорится об изменении отношения ОУН к евреям после III Чрезвычайного съезда. Несмотря на частичную либерализацию идеологии ОУН, уничтожение евреев украинскими националистами продолжалось также после III Чрезвычайного съезда ОУН и фактически было прекращено с освобождением территории Западной Украины от немецких войск, когда пережившие Холокост евреи покинули леса. На бытовом уровне антисемитизм среди членов ОУН сохранялся.
В третьем параграфе "Отношение ОУН к полякам в конце 1943-1945 гг." выясняется, что под влиянием Провода ОУН произошло распространение антипольской политики ОУН на Северо-Западных украинских землях на Галичину при одновременном смягчении отношения к таким группам польского населения как женщины, старики и дети. Сравнение официальных предписаний УПА по правилам обращения с поляками и реальная политика низовых структур УПА показывает что, несмотря на неоднократные запреты руководства УПА различного уровня, на практике уничтожение женщин, детей и стариков отрядами УПА продолжалось.
В четвертом параграфе "ОУН и русские в конце 1943-1945 гг." показано, что после III Чрезвычайного съезда ОУН, несмотря на то, что русский народ стал рассматриваться как жертва сталинизма, в глазах украинских националистов он продолжал оставаться имперским народом, а совместная украино-русская история − периодом угнетения украинцев. Важную роль в изменении отношения к русскому народу сыграло знакомство украинских националистов с реалиями Восточной Украины, где антирусские настроения ОУН не находили поддержки, вследствие чего националисты были вынуждены корректировать свое отношение к русскому народу.
В пятом параграфе "ОУН и прочие национальности в 1943-1945 гг." рассматривается политика ОУН и УПА по отношению к другим народам. Украинские националисты стремились к созданию в Восточной Европе и Азии сети независимых государств из бывших "порабощенных" СССР народов, которая стала бы гарантией безопасности Украины. Проведенная с этой целью осенью 1943 г. Конференция порабощенных народов Европы и Азии имела только пропагандистское значение и не дала никаких практических результатов, поскольку делегаты Конференции, за редким исключением не представляли никаких национальных движений. Для создания фронта порабощенных народов против СССР в УПА создавались национальные отряды. Однако из-за репрессий по отношению к представителям национальных меньшинств в УПА и нежелания национальных подразделений УПА воевать за независимую Украину, идея единого фронта "порабощенных народов" против СССР провалилась. В шестом параграфе "Политическая борьба в ОУН и альтернативы национальной политики" изучается вопрос, каким образом политическая борьба в ОУН была связана с разногласиями по поводу национальных аспектов идеологии ОУН, отношении ОУН к национальным меньшинствам. Рассматриваются такие оппозиционные группы в ОУН-Б как группа И. Митринги, М. Степаняка и др. В итоге делается вывод, что этот вопрос как таковой не влиял на политические разногласия внутри ОУН, поскольку большее значение для возникновения оппозиционных групп имели разногласия по поводу внешнеполитических ориентаций, внутреннего устройства ОУН и т.д.
В седьмом параграфе "ОУН и Советская Украина" рассматривается отношение украинского национализма к Восточной Украине, влияние советских украинцев на изменение идеологии украинского национализма в годы Второй мировой войны. Встреча украинских националистов с украинцами Восточной Украины стала одним из факторов, который привел к либерализации идеологии ОУН и смягчению отношения организации к русскому народу, поскольку советские украинцы не принимали антирусской и профашистской риторики ОУН. Одновременно излишняя подозрительность СБ к выходцам из Восточной Украины в УПА, и начавшиеся в 1944 г. по отношению к ним репрессии объективно отталкивали восточно-украинское население от украинских националистов. В восьмом параграфе "Мельниковцы в 1941-1945 гг." анализируются национальные аспекты идеологии мельниковцев в 1941-1945 гг. К 1941 г. мельниковцы подошли с корпоративным проектом государства, близким к фашистскому. Национальные аспекты идеологии мельниковцев сравниваются с идеями бандеровцев. Это сравнение подтверждает, что национальные составляющие идеологий мельниковцев и бандеровцев в рассматриваемый период были схожи. В идеологии мельниковцев присутствовал расизм (который, в отличие от бандеровцев, у мельниковцев сохранился как составная часть их идеологии на протяжении всей Второй мировой войны), антисемитизм. Россию и Польшу, мельниковцы, как и бандеровцы, рассматривали как "исторических врагов". Мельниковцы по тактическим соображениям, выступали против этнической чистки силами УПА, однако продолжали выступать с антипольских позиций. Различие состояло в том, что если бандеровцы в 1943 г. начали либерализацию своей идеологии, то мельниковцы в этом вопросе явно отставали и в либерализации идеологии продвинулись недалеко. В отличие от бандеровцев, которые в 1943 г. перешли на открытые антинемецкие позиции и вели с силами вермахта открытую вооруженную борьбу, мельниковцы в целом так и не перешли на открыто антинемецкие позиции, несмотря на то, что часть мельниковского руководства выступала за начало вооруженной борьбы с немцами и даже пыталась создать собственные вооруженные отряды на территории Волыни, которые однако просуществовали недолго и вскоре после создании были поглощены бандеровской УПА.
Заключение. В заключении формулируются основные выводы и результаты исследования. На основании проделанного диссертантом исследования утверждается, что в момент своего становления украинский национализм исповедовал этно-национальную концепцию нации. Под украинской нацией понималось сообщество этнических украинцев, однако со временем эта концепция претерпела изменения и после III Чрезвычайного съезда ОУН этническая концепции нации была заменена политической.
Изначально ОУН была профашистской праворадикальной организацией. Однако в 1943 г. на III съезде ОУН произошла частичная либерализация политической концепции ОУН, организация признала необходимость демократических прав и свобод, однако либерализация не привела к изменениям в практике национальной политики и этническая чистка поляков на Волыни продолжилась.
В определении границ будущего украинского государства украинские националисты опирались на этнографический принцип. Пользовавшийся популярностью в межвоенное время в ряде стран "исторический" принцип не играл для украинских националистов большой роли.
В 1930-ые гг. в ОУН развивался расизм. Однако он проявлялся лишь у некоторых авторов и так и не стал господствовать в идеологии ОУН. Хотя "еврейский вопрос" не был приоритетным для украинских националистов в 1930-ые гг., в рядах ОУН активно развивался антисемитизм, который был вариантом европейского модерного антисемитизма, в котором религиозные антииудейские мотивы не играли существенной роли. Характерной чертой оуновского антисемитизма был стереотип "жидо-большевизма".
В начале Великой Отечественной войны украинские националисты участвовали в еврейских погромах. Сами погромы в том виде, в каком они произошли, не были спланированной акцией, однако они стали возможны в силу антиеврейского стереотипа в идеологии ОУН и некоторых антиеврейских предвоенных оуновских инструкций.
Несмотря на неприязненное отношение к полякам и восприятие Польши как "извечного врага", в 1930-ые гг. у украинских националистов не было планов решения польской проблемы. Однако на рубеже 1942-1943 гг. волынское руководство ОУН пришло к выводу о необходимости выселения поляков за пределы украинских "этнографических земель". В 1943-1944 гг. украинские националисты проводили политику выселения польского населения из Галичины и Волыни, сопровождавшуюся этническими чистками. Аналогичными, хотя несколько меньшими по масштабам, были действия поляков по отношению к украинскому населению на Холмщине.
Украинский национализм с момента своего возникновения демонстрировал отрицательное отношение не только к советской власти на Украине, но и к самой русской культуре. Русский народ рассматривался как имперский народ и "вечный враг". Знакомство украинских националистов с настроениями Восточной Украины привело в 1943 г. к изменению официального отношения к русскому народу − русский народ стал рассматриваться как имперский народ, но народ также порабощенный советским режимом, народ с которым нужно совместно бороться против Советского Союза.
С момента своего основания целью ОУН было не просто освобождение Украины, но и освобождение других "порабощенных народов" ради создания для будущей Украины безопасной геополитической ситуации, которая способствовала бы гегемонии Украины в Восточной Европе. С этой целью ОУН-Б стремилась создать фронт порабощенных народов и привлекала в УПА различных "националов" из немецких вооруженных формирований. Однако идея создания единого фронта всех народов против СССР потерпела неудачу. Несмотря на то, что в ОУН-Б периодически появлялись оппозиционные группы и настроения, отношение к национальному вопросу не играло в их возникновении существенной роли. Большую роль для оппозиционных групп имели вопросы геополитических ориентаций, устройства ОУН, политики в отношении к выходцам с территории Восточной Украины. Произошедший в 1940 г. раскол ОУН на мельниковцев и бандеровцев не был связан национальным вопросом. Разногласия между мельниковцами и бандеровцами по национальным аспектам идеологии ОУН не носили принципиального характера. Украинский национализм в 1929-1945 гг. проделал путь от радикального профашистского движения, выступавшего с этнической концепцией украинской нации, к движению авторитарного типа, которое выступало за политическое понимание нации. При этом с середины войны более либеральная теория ОУН-Б вступала в противоречие с практикой контролируемой националистами УПА, когда отрядами УПА проводилась этническая чистка западной Украины от поляков и частично евреев. Таким образом, действительная эволюция идеологии и практики ОУН была существенно меньшей, чем это вытекало из официальных документов. Основные положения диссертации отражены в следующих работах Статьи, опубликованные в ведущих научных журналах и изданиях, рецензируемых ВАК: 1. Баканов А. По призыву Ивана Климова // Родина. 2011. № 3. С. 99-100.
2. Баканов А.И. Отношение ОУН-М к России и русским в 1940-1945 гг. // Электронный научно-образовательный журнал "История". 2011. Вып. 7. Содружество Независимых Государств: Историческое пространство обществ, народов, стран, регионов [Электронный ресурс]: http://mes.igh.ru/magazine/content/oun-m.htm.
3. Баканов А.И. Расследование Золочевского погрома на Львовщине. По документам Государственного архива Российской Федерации. 1941 г. // Вестник архивиста. 2011. № 1. С. 140-149. Другие опубликованные статьи: 4. Баканов А.И. Коммунистическая партия Западной Украины и Организация украинских националистов по материалам КПЗУ (1929-1938 гг.) // Историческое пространство: Проблемы истории стран СНГ. 2009. № 1. С. 106-126.
5. Баканов А.И. ОУН-Б и русский вопрос: 1941-1945 гг. // Историческое пространство: Проблемы истории стран СНГ. 2011. С. 84-105.
6. Баканов А.И. Украинское подполье и евреи, 1943-1944 // Историческое пространство: Проблемы истории стран СНГ. 2010. № 1. С. 134-148.
1 Сами члены ОУН называли себя "националистами". В данной работе под "украинскими националистами" будут пониматься члены ОУН и ее активные сторонники. Под "украинским национализмом" будет пониматься идеология и движение ОУН. В более широком смысле слово "национализм" как движение за национальную независимость в данной работе, за исключением особо оговариваемых случаев, употребляться не будет. По отношению к прочим политическим силам, выступающим за независимость Украины, будет применяться термин "украинское национальное движение" и т.п.
2 Сами украинские националисты определяли свою идеологию следующим образом: "Идеология национализма - это система осмысленных взглядов, проблем и желаний, касающихся существования нации как явления биологически-исторического процесса, положения нации в определенном природном и человеческом отношении, то есть нации как хозяйственно-политического фактора в определенной географической целости и значения в процессе общей духовной революции, то есть как субъекта в цивилизационной работы" -(Розбудова Нацiї. 1930. Ч. 5-6. (29-30). С. 136). 3 Fascism. Critical concepts in political science / Ed. by R. Griffin with M. Freedman. Vol. I. The nature of fascism. London, N.Y. 2004.; Laqueur. W. Fascism: past, present, future. Oxford, N.Y. 1996 и др.
4 Totalitarian dictatorship and autocracy. Friedrich C.J., Brzezinski Z.K. N.Y., 1961.; Арендт Х. Истоки тоталитаризма. М. 1996. 672 с.; Тоталитаризм в Европе XX века: Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления / Руководители авторского коллектива Я.С. Драбкин, Н.П. Комолова. М., 1996 и др.
5 Геллнер Э. Нации и национализм. М., 1991.; Малахов В.С. Национализм как политическая идеология. М., 2005.; Смiт Е.Д. Культурнi основи нацiй. Iєрархiя, заповiт i республiка. Київ, 2009.; Хобсбаум Э. Нации и национализм после 1780 года. Спб., 1998.
6 См. например: Лiтопис УПА. Новая серiя. Т. 1. Видання Головного Командування УПА. Київ-Торонто. 1995.; Т. 2. Волинь i Полiсся: УПА та запiлля 1943- 1944. Документи i матерiали. Київ-Торонто, 1999.; Літопис УПА. Т. 8. Українська Головна Визвольна Рада. Документи, офiцiйнi публiкацiї, матерiяли. Книга перша: 1944-1945. Торонто, 1980.; Львiв, 1992.; Т. 24. Iдея i Чин. Орган Проводу ОУН, 1942-1946. Передрук пiдпiльного журналу / Ред. Ю. Маївський, Е. Штендера. Торонто-Львiв, 1995-1996 и др. 7 См. например: ОУН в 1941 роцi. Документи. / Вiдп. Ред. С. Кульчицький. Київ, 2006.; ОУН в 1942 роцi. Документи. / Вiдп. Ред. С. Кульчицький. Київ, 2006.; ОУН i УПА в 1943 роцi: Документи / Вiдп. Ред. С. Кульчицький. Київ, 2008.; Сергiйчук В. Український здвиг: Волинь. 1939-1955. Київ, 2005.; Україна в Другiй свiтовiй вiйнi у документах. Збiрник нiмецьких архiвних матерiалiв. Т.1 / Зiбравi впоряд. В. Косик Львiв, 1997 и др.
8 Повседневность террора: Деятельность националистических формирований в западных регионах СССР. Кн.1. Западная Украина февраль-июнь 1945 года / Сост. А. Дюков. М. 2009.; Теория и практика западноукраинского национализма в документах НКВД, МВД и МГБ СССР, 1939-1956: сборник документов / Сост. Н.И. Владимирцев. М., 2010. 9 Komański H., Siekierka Sz. Ludobójstwo dokonane przez nacjonalistów ukraińskich na polakach w województwie tarnopolskim 1939-1946. Wrocław, 2006.; Siemaszko W., Siemaszko E. Ludobójstwo dokonane przez nacjonalistów ukraińskich na ludności polskiej Wołynia 1939-1945. T. 1-2. Warszawa, 2008. 10 См., например: Бойко Ю. Шлях нацiї. Париж-Київ-Львiв, 1992.; Вассиян Ю. Твори Т. I. Степовий сфiнкс: суспiльно-фiлософiчнi нариси. Торонто, 1972.; Донцов Д. Нацiоналiзм. Вiнниця, 2006.; Колодзiнський М. Украиїнська воєнна доктрина. Київ, 1999.; Мартинець В. Жидiвська проблема в Українi. Лондон, 1938.; Оршан Я. Доба нацiоналiзму. Париж, 1936.; Орлик М. Iдея i чин Украiни: нарис iдеологiчно-полiтичних основ украiнського нацiоналiзму. Київ, 2001.; Старух Я. Боротьба з Москвою. 1941.; Сцiборський М. Нацiократiя. Вiнниця. 2007 и др.
11 На зов Києва. Український нацiоналiзм у II Свiтовiй вiйнi: Збiрник статей, спогадiв i документiв / Зредагув. К. Мельник, О. Лащенко, В. Верига К., 1994.; Ребет Л. Свiтла i тiнi ОУН. Мюнхен, 1964.; Тарас Бульба-Боровець. Армiя без держави. Слава i трагедiя українського повстанського руху. Спогади. К., 2008.; Туди де бiй за волю (спогади курiнного УПА Максима Скорупського - Макса). Київ, 1992.; Шанковський Л. Похiднi групи ОУН: (причинки до iсторiї похiдних груп ОУН на центральних I схiдних землях України в 1941-1943 рр.). Мюнхен, 1958.; Шумук Д. Пережите i передумане: Спогади i роздуми українського дисидента-полiтв`язня з рокiв блукань та боротьби пiд трьома окупацiями України (1921-1981). Київ, 1998 и др. 12 См. например: Лiтопис УПА. Новая серiя. Т. 9. Боротьба проти повстанського руху i на нацiоналiстичного пiдпiлля: протоколи допитiв заарештованих радянськими оганами державної безпеки керiвникiв ОУН i УПА. 1944-1945. Київ-Торонто, 2007. 13 В качестве примеров подобных работ см.: Євдокименко В.Ю. Критика iдейних основ українського буржуазного нацiоналiзму. Київ, 1969.; Кравченко В.О. Проклятi народом: українськi буржуазнi нацiоналiсти - прислужники свiтової реакцiї. Х., 1979.; Масловский В. В борьбе с врагами социализма: Очерки по истории классовой борьбы на селе в период построения основ социализма в западных областях Украины 1939-1950. Львов, 1984.; Римаренко Ю. З ким i проти кого: документально-публiцистичнi нариси й статтi. Київ, 1983.; Чередниченко Б. Анотомiя зради. Київ, 1978 и др.
14 Szсześniak A.B., Szota W. Z. Droga do nikąd: Działalność organizacji ukraińskich nacionalistów i jei likwidacja w Polsce. Warsawa, 1973. 15 Armstrong J. A. Ukrainian nationalism. Englewood, 1990. 16 Лебедь М. УПА. Украiнська повстанська армiя: її генеза, рiст i дii у визвольнiй боротьбi укр. народу за укр. самостiйну соборну державу. Дрогобич, 1993.; Мiрчук П. Нарис iсторiї ОУН 1920-1939 роки. Київ, 2007.; Вiн же. Українська Повстанська Армiя 1942-1952. Мюнхен, 1953.; Шанковський Л. Українська Повстанча Армiя // Iсторiя українскього вiйська (1917-1995). Упорядник Я. Дашкевич. Львiв, 1995. С. 482-695.
17 Косик В. Україна i Нiмеччина у Другiй свiтовiй вiйнi. Париж, Нью-Йорк-Львiв, 1993. 18 Motyl A. J. The turn to the right: the ideological origin and development of Ukrainian nationalism, 1919-1929. N.Y. 1980. 19 Лисяк-Рудницький I. Лисяк-Рудницький I. Нацiоналiзм // Iсторiчнi есе. Київ, 1994. Т. 2. С. 247-259.; Вiн же. Нацiоналiзм i тоталiтарiзм (вiдповiдь М. Прокоповi) // Там само. С. 189-196.
20 Гогун А. Между Гитлером и Сталиным. Украинские повстанцы. СПб., 2004. 21 Соколов Б.В. Оккупация: правда и мифы. М., 2002.
22 Семиряга М.С. Коллаборационизм: природа, типология и проявление в годы Второй Мировой войны. М., 2000. 23 Дюков А. Второстепенный враг: ОУН, УПА и решение "еврейского вопроса". М., 2008.; Дюков А. "Польский вопрос" в планах ОУН(Б): От насильственной ассимиляции к этническим чисткам // Забытый геноцид: "Волынская резня" 1943-1944 годов: сборник документов и исследований / сост. А. Дюков. М., 2008. С. 63-89.
24 Мiрчук П. Украiнська Повстанська Армiя, 1942-1952. Львiв, 1991. 25 Кентiй А.В. Збройний чин українських нацiоналистiв. 1920-1956. Iсторико-архiвнi нариси. Т. 1-2. К., 2005; 2008.; Вiн же. Нариси iсторiї Органiзацiї українських нацiоналiстiв 1941-1942 рр. К., 1999.; Вiн же. Українська повстанська армiя в 1942-1943 рр. Київ, 1999. 26 Киричук Ю. Український нацiональний Рух 40-50-х рокiв XX столiття: iдеологiя та практика. Л., 2003. 27 Русначенко А.М. Народ збурений Нацiонально-визвольний рух в Українi i нацiональнi рухи опору в Бiлорусiї, Литвi, Латвiї, Естонiї у 1940-50-х роках. Київ, 2002..; Вiн же. Розумом i серцем: українська суспiльно-полiтична думка 1940-1980 рокiв. Київ, 1999. 28 Організація українських націоналістів і Українська повстанська армія: Історичні нариси / НАН України; Інститут історії України / С.В. Кульчицький (відп. ред.). К. 2005. 29 Антонюк Я. Дiяльнiсть СБ ОУН на Волинi. Луцк, 2007.; Бурдс Дж. Советская агентура: Очерки истории СССР в послевоенные годы (1944-1948). Москва-Нью-Йорк, 2006.; Вєдєнєєв Д.В., Биструхiн Г.С. Меч i тризуб. Розвiдка i контррозвiдка руху українських нацiоналiстiв та УПА (1920-1945). К, 2006.; Коваль М.В. Україна в Другiй свiтовiй вiйнi i Великiй Вiтчизнянiй вiйнi (1939-1945 рр.) // Україна крiзь вiкi. Т. 12. Київ, 1999.; Лисенко О. Є. Релiгiйне питання в теорiї i практицi українського нацiоналiзма у першiй половинi XX столiття // Український iсторiчний журнал. Київ. 2000. № 6. С. 29-50.; Патриляк I.К. Вiйскова дiяльнiсть ОУН (Б) у 1940-1942 роках. Київ, 2004.
30 Мандрик М. Український наiоналiзм: Становлення у мiжвоєнну добу. Київ, 2006
31 Стасюк О. Видавнично-пропагандивна дiяльнiсть ОУН (1941-1953 рр.). Львiв, 2006. 32 В`ятрович В. Основнi принципi зовнiшньої политики ОУН // Український визвольний рух. Зб. 3. До 75-лiття Органiзацiї Українських Нацiоналiстiв. Львiв, 2004. С. 16-29.
33 Деревiнський В. Концепцiя ОУН фронту спiльної боротьби поневолених народiв // Український визвольний рух. Зб. 4. "Боротьба народiв Центрально-Схiдної Європи з тоталiтарними режимами в xx столiттi". Львiв, 2005. С. 43-51.
34 Дзьобак В. Конфлiкти в ОУН-Б i їх вплив на український Рух Опору (1941-1944 рр.). Київ, 2005. 35 В качестве примера см.: Дашкевич Я., Кук В., Бойко В., Посiвнич М. Про генерала Тараса Чупринку (Романа Шухевича). Львiв, 2006.; Iщук О. Огороднiк В. Генерал Микола Арсенич: життя i дiяльнiсть шефа СБ ОУН. Коломия, 2010.; Марчук I. Командир УПА-Пiвнiч Дмитро-Клячкiвський-"Клим Савур". Рiвне, 2009. 36 Содоль П. Українська Повстанча Армiя, 1943-1949: Довiдник. Нью-Йорк, 1994.; Вiн же. Українська Повстанча Армiя, 1943-1949: Довiдник другий. Нью-Йорк, 1995. 37 Prus E. UPA: Armia Powstańcza czy kurenie rizunów? Wroclaw, 1997.; Без права на реабилитацию // Сост. Войцеховский А,А., Дыгас Ж.Т., Ткаченко Г.С. Киев, 2006.; Масловський В. З ким i проти кого воювали українськi нацiоналiсти. М, 1999.; ОУН-УПА. Правдивая история / Под общ. Ред. Е.Ф. Безродного, А.В. Ткачука. К., 2006.; Полiщук В. Гiрка правда: злочиннiсть ОУН-УПА (сповiдь українця). Торонто-Варшава-Київ, 1995. 38 Червак Б. Український нацiоналiзм: дослiдження, iнтерпретацiї, портрери. Дрогобич, 1996. 39 Деревiнський В. Ставлення ОУН(Б) та УПА до сусiдних народiв та на нацiональних меньшин. Київ, 2006. 40 Armstrong A.J. Collaborationism in World War II: The Integral Nationalist Variant in Eastern Europe // The Journal of Modern History, Vol. 40, No. 3 (Sep., 1968), pp. 396-410. 41 Friedman Ph. Ukrainian-Jewish relations during the Nazi occupation // Roads to extinctions: essays on the Holocaust / Ed. by. J. Friedman. N.Y., Philadelphia. 1980. P. 176-208.
42 Berkhoff K C., Carynnyk M. The Organization of Ukrainian Nationalists and Its attitude toward Germans and Jews: Yaroslav Stets`ko Zyttiepys // Harvard Ukrainian studies. December. 1999. №3-4. P. 149-184.
43 Гунчак Т. Проблеми iсторiографiї: iсторiя i її джерела // Український визвольний рух. Зб. 4. "Боротьба народiв Центрально-Схiдної Європи з тоталiтарними режимами в xx столiттi". Львiв, 2005. С. 252-262.; Косик В. Гарвард патронує ненаукови методи iсторичного дослiдження // Український визвольний рух. Зб. 1. Львiв, 2003. С. 176-189.
44 В`ятрович В. Ставлення ОУН до євреїв: формування позiцiї на тлi катостроф. Львiв, 2006. 45 Golczewski F. Shades of Grey: Reflections on Jewish-Ukrainian and German-Ukrainian relations in Galicia // The Shoah in Ukraine: history, testimony, memorialization / Ed.by R. Bandon., W. Lower. Bloomington; Indianapolis. 2008. P. 114-155.; Ковба Ж. Людянiсть у безоднi пекла: Поведiнка мiсцевого населення Схiдної Галичани в роки "остаточного розв`язання єврейського питання". Київ, 2009.; Редлiх Ш. Разом i нарiзно в Бережанах. Поляки, євреї та українцi, 1919-1945. Київ, 2002 и др.
46 Гон М. Єврейське питання в Захiднiй Українi напередоднi Другої свiтової вiйнi (за метерiалами громадьско-полiтичної перiодики краю) // Голокост i сучаснiсть. 2005. № 1. С. 9-27.; Вiн же. Iз кривдою на самотi: українсько-єврейськi взаємини на захiдноукраїнських землях у складi Польщi [1935-1939]. Рiвне, 2005 и др.
47Pinkas Hakehillot Polin (Encyclopedia of Jewish Communities in Poland, Volume II) // http://www.jewishgen.org/Yizkor/pinkas_poland/pinkas_poland2.html#TOC. 48 Materialy II miedzynarodowego seminarium historycznego "Stosunki polsko-ukrainskie w latach 1918- 1947", Warszawa, 22- 24 maja 1997; T. 1 - 2. Warszawa, 1998.; Materialy III miedzynarodowego seminarium historycznego "Stosunki polsko-ukrainskie w latach II wojny swiatowej", Luck, 20-22 maja 1998 и т.д.
49 Українсько-польске протистояння на захiдно-українських землях у роки Другої свiтової вiйнi: Матерiали до бiблiографiчного покажчика / Уклад. О. Калiщук. Львiв-Луцьк, 2007. 18 с. 50 См. например: Косик В. Польско-українська трагедiя пiд час Другої свiтової вiйнi // Український визвольний рух. Зош. 2. Українско-польский конфлiкт 30-40-вi роки XX ст. Львiв, 2003. С. 95-108.; Сергiйчук В. Поляки на Волинi в роки Другої свiтової вiйни: Документи з українських архiвiв i польскi публiкацiї. Київ, 2003.; Сливка. Ю. Українско-польске протистояння // Українська Повстанська Армія у боротьбі проти тоталітарних режимів. Львiв, 2004. С. 142-157.
51 Snyder T. The Causes of Ukrainian-Polish Ethnic cleansing 1943 // Past and Present. Vol 173. (may 2003). P. 197-234.; Siemaszko W., Siemaszko E. Ludobójstwo dokonane przez nacjonalistów ukraińskich na ludności polskiej Wołynia 1939-1945. T. 1-2. Warszawa, 2008.; Полiщук В. Гiрка правда: злочиннiсть ОУН-УПА (сповiдь українця). Торонто-Варшава-Київ, 1995 и др.
52 Iльюшин I. Українська Повстанська Армiя i Армiя Крайова: Протистояння в Захiднiй Українi (1939-1945 рр.). К., 2009. 53 Torzecki R. Polacy i Ukraińcy: Sprawa ukraińska w czasie II wojny światowej na terenie II Rzeczypospolitej. Warsawa, 1993. 54 Motyka G. Ukraińska partyzanka 1942-1960: Dzialność Organizacji Ukraińskich nacjonalistów i Ukraińskiej Powstańczej Armii. Warsawa, 2006. 55 Сергiйчук В. Трагедiя Волинi. Причини й перебiг польсько-українського конфлiкту в роки Другої свiтової вiйни. Київ, 2009.; Царук Я. Трагедiя волинських сiл 1943-1944 рр. Українськi та польськi жертви збройного протистояння. Володими-Волинський район. Львiв, 2003. 56Бутко С. З історії ОУН та УПА. Політика ОУН і УПА восени 1943-1944рр.: Російський фактор // Сторінки воєнної історії України: Збірник / Відпов. ред. В. А. Смолій. К., 2005. С. 414-422.; Рибак А. Ставлення до російського народу у працях оунівських публіцистів 1940-1950-х років // Наукові записки "Національного університету "Острозька академія"": Історичні науки. Острог, 2006. Вип. 6. С. 303-319 и др.
57 Бондаренко К. Iсторiя, якої не знаємо. Чи не хочемо знати? // Дзеркало тижня. 2002. № 12, 29 березня 2002 р.; Зайцев. О. Фашизм і український націоналізм (1920-30-ті рр.) // Незалежний культурологiчний часопис "Ї". Львiв, 2000. № 16. Правi та Європа. С. 86-104.; Касьянов Г.В. Iдеологiя ОУН: iсторiко-ретроспективний анилiз // Український iсторiчний журнал. Київ, 2004. № 1. С. 29-42; № 2. С. 68-82 и др.
58 Мандрик М. Український нацiоналiстичний рух 20-30-х рр. На Пiвнiчнiй Буковинi у свiтлi Румунських архiвних документiв // Український визвольний Рух. Зб. 3. До 75-лiття Органiзацiї Українських Нацiоналiстiв. Львiв, 2004. С. 86-97.; Нiкольський В.М. Пiдпiлля ОУН (б) у Донбасi. Київ, 2001.; Фостiй I. Пiвнiчна Буковина i Хотинщина у Другiй свiтовiй вiйнi. Чернiвцi, 2004.; Щур Ю. Нарис історії діяльності Організації Українських Націоналістів на Східноукраїнських землях. Запоріжжя: 2006 и др.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
3
Документ
Категория
Исторические науки
Просмотров
792
Размер файла
273 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа