close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Роль научного мировоззрения в историческом развитии естествознания

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Елсукова Елена Петровна Шифр научной специальности: 09.00.01 - онтология и теория познания Шифр диссертационного совета: Д 212.041.02 Название организации: Вятский государственный гуманитарный университет Адрес организации: 610002, г

На правах рукописи
Елсукова Елена Петровна
РОЛЬ НАУЧНОГО МИРОВОЗЗРЕНИЯ В ИСТОРИЧЕСКОМ РАЗВИТИИ ЕСТЕСТВОЗНАНИЯ
09.00.01 Онтология и теория познания
Автореферат диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Киров - 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Вятский государственный гуманитарный университет" на кафедре философии и социологии
Научный руководительдоктор философских наук, профессор Юлов Владимир Федорович Официальные оппоненты:доктор философских наук, профессор Шемякинский Владимир Михайлович
(ФГБОУ ВПО "Пермский государственный
технический университет")
кандидат философских наук, доцент
Попов Юрий Петрович
(ФГБОУ ВПО "Вятская государственная сельскохозяйственная академия)
Ведущая организация
ФГБОУ ВПО "Пермский государственный национальный исследовательский университет" Защита состоится 30 мая 2012 года в 12.00 на заседании диссертационного совета Д 212.041.02 при ФГБОУ ВПО "Вятский государственный гуманитарный университет" по адресу: 610002, г. Киров, ул. Красноармейская, 26, ауд. 104.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО "Вятский государственный гуманитарный университет" по адресу: г. Киров, ул. К. Либкнехта, д. 89.
Автореферат разослан "____" апреля 2012 года
Ученый секретарь
диссертационного совета Н. И. Поспелова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Современный этап цивилизационного развития характеризуется высокой рефлексией в отношении познавательного арсенала человечества. Исторически сложились три типа познавательной деятельности: практический опыт, мировоззрение и наука. Они отличаются друг от друга целевыми установками, ценностными нормами и способами познания. Лидирующее место принадлежит науке, главной целью которой является производство новых и специализированных знаний. Хотя современная наука приобрела относительно самостоятельное положение в обществе, между нею, практикой и мировоззрением установилась сложная и динамичная система взаимодействий. Если выделить в ней отношения между научным исследованием и мировоззрением, то для них характерна ярко выраженная историчность.
Как известно, тема рождения науки является проблемной. Одни исследователи связывают начало науки со становлением человека, другие ведут отсчет с XVII в. Мы разделяем позицию П. П. Гайденко, Е. А. Мамчур и других авторов, считающих, что наука как особый тип познания возникла в античном обществе, существовала в средние века в Западной Европе и исламском мире. Поскольку наше внимание привлекают естественные науки, мы признаем весьма оптимальной точку зрения В. А. Лекторского, делящего науку на две исторические формы: классическую и неклассическую. Первая существовала с XVII в. до конца XIX в., бытие второй началось в начале ХХ в. и продолжается ныне. В таком контексте правомерен термин "доклассическая (предклассическая) наука", включающий античную, средневековую и возрожденческую науки.
Историческая классификация научного естествознания важна для адекватного анализа отношений между наукой и мировоззрением. Полноту их взаимодействия ограничим одним аспектом - влиянием последнего на естественные науки. Для нашего исследования разумно выделить из всего состава мировоззрения только две формы - религию и философию. Да и в них нас будут интересовать не все содержание, а только теоретикоподобные картины природы и гносеологические учения. Все эти ограничения нужны для конкретного выяснения того, как мировоззрение способно детерминировать научное познание. В советский период тема влияния религии на науку была жестко табуирована по идеологическим соображениям. Правда, о роли философии в науке было написано множество статей и монографий. Но и здесь имел место идеологический диктат, авторы были обречены на показ эвристических достоинств диалектического материализма, что существенно умаляло реальные достижения других направлений философской мысли. Кроме того, анализ роли философии в научном поиске был сведен к выделению двух функций - мировоззренческой и методологической. Констатировалось, что философия способна предлагать ценные онтологические категории для научной картины мира и может прояснять суть теоретического уровня научного метода. Чаще всего, такое абстрактное постулирование не переходило в конкретно-исторический анализ.
Степень разработанности проблемы. Характеристика науки как особого типа познания принадлежит широкой группе современных философов. Можно выделить лишь самые значимые фигуры: В. И. Вернадский, А. Койре, Р. Карнап, Т. Кун, Л. Лаудан, В. А. Лекторский, Е. А. Мамчур, Л. А. Микешина, В. С. Степин, А. П. Огурцов, В. Н. Порус, К. Поппер, П. Фейерабенд, А. Н. Уайтхед, Я. Хакинг, Дж. Холтон и др. Большинство из них дали анализ определенных исторических этапов развития естествознания.
Понятие "мировоззрение" возникло в немецкой философии. Впервые этот термин использовал И. Кант в смысле такого познания, где чувство сопряжено с интеллектуальным созерцанием природы во всей ее широте. Ф. Шеллинг определил мировоззрение как "способ постигать целокупность сущего". В таком значении оно было усвоено российскими мыслителями и учеными. В советский период под мировоззрением понималась система взглядов, выражающих отношение человека к миру. Историческими формами мировоззрения были признаны: миф, религия, искусство, мораль, философия.
В современном понимании мировоззрение трактуется, как всё многообразие духовных ценностей, представленных в различных исторических формах. Среди современных отечественных исследователей феномена мировоззрения можно выделить: Л. Грибова, С. С. Гусева, М. С. Кагана, С. Д. Лобанова, А. А. Касьяна, М. М. Прохорова, В. Н. Сагатовского и др. Круг авторов, исследующих ныне религию у нас и за рубежом, безусловно, шире: И. Барбур, К. Барт, Н. З. Бросова, С. Вшолек, Д. Гудинг, В. Б. Губин, О. А. Кураев, Г. Киселев, Л. Н. Митрохин, М. Г. Писманик, К. Ранер, П. Тиллих, Н. Н. Ярыгин, А. И. Яковлев и др. Также весьма широким является сообщество исследователей, осмысливающих феномен философии: В. В. Бибихин, Ж. Делез, В. В. Ильин, Т. Нагель, Х. Ортега-и-Гассет, С. Д. Лобанов, А. Л. Никифоров, А. В. Потемкин, В. С. Степин, И. Т. Касавин, В. П. Филатов, С. А. Лебедев и др.
Взаимосвязи между мировоззрением и наукой можно разделить на два аспекта: "религия-наука", "философия-наука". Детерминации со стороны религии на науку исследуют следующие авторы: И. Барбур, Д. Х. Брук, А. Болдачев, П. Вайнгартнер, П. П. Воронин, П. П. Гайденко, Л. Грибов, С. Гомаюнов, И. С. Дмитриев, М. Дмитриев, М. Дмитрук, Фр. Капра, Ю. И. Кулаков, Г. Левин, С. Д. Лобанов, В. В. Митюгов, А. Пикок, В. С. Семенов С. Н. Родыгина, М. Рьюз и др. Многие философы и ученые осмысливают влияние философии на научное познание: А. В. Ахутин, Л. Б. Баженов, В. П. Бранский, П. П. Гайденко, В. А. Лекторский, Л. Лаудан, Л. А. Микешина, Е. А. Мамчур, М. Б. Менский, Н. С. Мудрагей, В. М. Розин, В. С. Степин, В. В. Орлов, К. Поппер, П. Фейерабенд, Дж. Холтон, В. М. Шемякинский, Э. Г. Юдин, В. Ф. Юлов и др.
Тема союза философии и науки проходит через всю их историю. Первые элементы рефлексии здесь принадлежат Платону и Аристотелю. Первому принадлежит анализ возможных онтологических основ теоретической математики и астрономии. Вклад Стагирита более объемен: гносеологическое обоснование единства эмпирии и теории, разработка логики определения научных понятий. Единство науки и философии было для него исходным принципом, ибо философия есть высшая наука. Философская детерминация античной науки исследована А. В. Ахутиным, Б. Л. Ван дер Варденом, Ж. -П. Вернаном, Т. Гомперцом, П. П. Гайденко, М. Клайном, И. Д. Рожанским и др. Здесь следует особо выделить работы П. П. Гайденко, которая в систематической форме проследила формирование первых естественнонаучных программ под определяющим влиянием натурфилософских идей.
Мировоззренческие перемены при переходе от средневековой науки к классическому естествознанию рассматривались в работах В. П. Гайденко, Н. С. Мудрагей, В. С. Кирсанова, А. Койре, Г. А. Смирнова, П. Фейерабенда, Дж. Холтона и др. Обстоятельный анализ классического естествознания и его философских оснований провели: А. В. Ахутин, М. Бунге, П. П. Гайденко, А. М. Дорожкин, С. В. Илларионов, А. Койре, Л. Лаудан, Х. Лэйси, М. В. Мостепаненко, В. С. Степин, В. П. Филатов и др. Сущностные особенности мировоззренческих идей неклассического естествознания отрефлексированы в работах М. Борна, Н. Бора, М. Бунге, В. Гейзенберга, Е. А. Мамчур, Фр. Капры, М. Б. Менского, К. Поппера, В. Н. Поруса, И. Пригожина, Ю. А. Шрейдера, Э. Шредингера, Э. М. Чудинова, Я. Хакинга, А. Эйнштейна и др.
И всё же, несмотря на наличие значительного объёма научной и философской литературы, тема мировоззренческой детерминации науки далека от обстоятельного понимания и освещения. Категориальный аппарат анализа ещё не сложился: в литературе фигурируют понятия: "научное мировоззрение", "научная картина", "философские основания науки", но нет ясности в их взаимных соотношениях. Мы предлагаем взять за основу понятие научного мировоззрения и, подвергнув его системному анализу, можно установить его ведущие роли. Это позволит выяснить, какие функции научного мировоззрения доминировали на разных этапах истории естествознания.
Объектом исследования являются отношения между мировоззрением и естественными науками.
Предметом исследования выступает система сущностных воздействий научного мировоззрения на естествознание в ходе исторического развития.
Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы осмыслить типичные влияния мировоззрения на развитие естественных наук.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
1) Позитивно и критически оценить существующие понятия "мировоззрение", "научное мировоззрение", "научная картина", "философские основания науки" и выработать интегральное и адекватное для анализа истории науки понятие "научное мировоззрение".
2) Выявить систему основных функций научного мировоззрения по отношению к естественнонаучному исследованию.
3) Установить роль философии в становлении античной науки.
4) Изучить влияние религии и философии на формирование классического естествознания.
5) Дать анализ воздействия научного мировоззрения на становление неклассической физики.
Методологические и теоретические основания работы. В качестве стратегического подхода взята идея В. И. Вернадского о научном мировоззрении. Его содержание двойственно: с одной стороны, оно представлено предельными обобщениями науки, с другой, в нём присутствуют концепты, заимствованные из форм общего мировоззрения (миф, религия, философия и т. п.). Также важное место занимает принцип, признающий основной функцией философии рефлексию оснований научного поиска (В. В. Стёпин). Были использованы определённые методы философского осознания: аналитический и герменевтический методы (для адекватного понимания смысла утверждений философов и учёных); метод историко-научной реконструкции, приёмы выявления аутентичной позиции учёных и философов прошлых эпох.
Научная новизна заключается в следующих тезисах:
- сформирован понятийный конструкт "научное мировоззрение", где духовные знания сочетаются с научными когнициями на основе ценностей науки (идеалы, нормы);
- выявлены основные функции научного мировоззрения: постановка мировоззренческих проблем науки, выдвижение умозрительных идей-принципов, осознание теоретических методов, пересмотр идеалов науки;
- проанализирована роль античных философов в деле создания идеалов науки и конструировании ряда естественнонаучных программ;
- рассмотрен переход от средневековой картины природы к классическому естествознанию как революционная перемена в содержании научного мировоззрения;
- выявлена специфика научных мировоззрений А. Эйнштейна как творца специальной теории относительности (СТО), М. Планка, Н. Бора, В. Гейзенберга - создателей квантовой физики. Прослежено влияние восточного мировоззрения и христианской метафизики на современную физику.
Положения, выносимые на защиту:
1. Понятие "научное мировоззрение" выражает особую связь научности и духовности. Из общего мировоззрения в него привлекаются учения, имеющие отношение к природе, они сочетаются с тематически родственными научными идеями на основе идеалов и норм науки. Структурно оформляются два уровня: онтологический (религия, метафизика) и гносеологический (философская методология). Научное мировоззрение всегда личностно, оно принадлежит определённому учёному, мыслителю.
2. Научное мировоззрение определяет ход исследовательского поиска учёного на уровне создания теории. Эта активность представлена системой функций: формулирование мировоззренческих проблем науки; мобилизация мировоззренческих идей и выдвижение умозрительных догадок; философская рефлексия неявных (неосознанных) теоретических методов; философия способна создавать идеалы и нормы становящейся науки, а также участвовать в их пересмотре; философия помогает оценить фундаментальный характер новой теории.
3. Основы античной науки были заложены ранними поколениями философов. Их вклад составили три компонента: создание идеалов и норм науки; изобретение процедур теоретического мышления; выдвижение трёх научно-мировоззренческих программ: математизация естественных наук (Пифагор, Платон), поиск глубинных элементов природы (атомы и т. п.), идея связи эмпирии и теории (Аристотель).
4. Позднее средневековое естествознание основывалось на догматизированных религией идеях Аристотеля. Новой физике требовалась программа математизации и атомизм. Эту смену идеалов и идей осуществили учёные с новым мировоззрением (И. Кеплер, Г. Галилей и др.). Особый вариант религиозной метафизики разработал И. Ньютон и на ней построил основы классической физики. В её завершении важную роль сыграли философские дискуссии между атомизмом и махизмом, энергетизмом и атомизмом.
5. Неклассическая физика резко повысила уровень научного мировоззрения. СТО указала на связь объекта с системой отсчёта наблюдателя и его приборами. Квантовая механика дала вывод о единстве объекта с активностью учёного, она актуализировала принцип единства противоположностей: прерывное/непрерывное, элементарное/сложное, случайное/необходимое. Синергетика выявила взаимосвязь беспорядка с порядком. Источником этих идей стали восточное мировоззрение и христианская метафизика.
Теоретическая значимость исследования. Осуществлён обстоятельный системный анализ феномена "научное мировоззрение", выявлена его структура и типичные функции. Философская рефлексия продолжена на материале истории естественных наук - физики, математики, космологии, химии, синергетики. Тем самым абстрактные схемы наполнены конкретными содержательными смыслами. В ходе исследования выяснено, что ключевое место в составе научного мировоззрения занимают философско-онтологические идеи, онтологические религиозные учения и гносеологические принципы. Если первые вносят необходимый концептуальный вклад в теоретическую картину природы, то вторые определяют стратегический стиль научного мышления.
Практическая значимость исследования. Результаты исследования могут быть использованы в подготовке начинающих учёных (магистратура, аспирантура) как естественного, так и гуманитарного профилей. Они могут быть использованы при разработке лекционных курсов и спецкурсов по дисциплинам: "Концепции современного естествознания", "История и философии науки", "Философские проблемы конкретных дисциплин", "Роль мировоззрения в истории естественных наук". Соответствие диссертации паспорту научной специальности. Представленная работа в целом соответствует формуле специальности 09.00.01 "Онтология и теория познания". Полученные результаты соответствуют: п. 1 "Закономерности формирования и развития научной онтологии и теории познания на основе концептуальной интеграции достижений фундаментальных наук в построении научной картины мира, а также в критический анализ религиозно-идеалистической, метафизической и натурфилософской онтологии и гносеологии"; п. 2 "Методологические функции научной онтологии и теории познания в развитии современной науки и техники, в процессах творчества в различных сферах деятельности"; п. 20 "Методологическая роль научной онтологии и гносеологии в разработке философских оснований современной науки и техники, а также в интеграции различных философских дисциплин и направлений".
Апробация результатов исследования. Основные положения диссертационного поиска отражены в восьми авторских публикациях, в том числе Вестнике Вятского государственного гуманитарного университета, входящем в перечень изданий, рекомендованных ВАК, докладывались и обсуждались на межвузовской студенческой научно-теоретической конференции "Гуманитарные проблемы современного информационного общества" (Киров, 2010, 2011), межрегиональной конференции студентов и аспирантов "Философия - культура - социум: аспекты взаимодействия" (Киров, 2010, 2011), всероссийской научной конференции "Позиции философии в современном обществе" (Екатеринбург, 2010). Диссертант выступил с докладами на методологическом семинаре аспирантов и соискателей при кафедре философии и социологии при ВятГГУ (руководитель - проф. В. Ф. Юлов), вопросы диссертации обсуждались на международной научно-теоретической конференции "Ценности современной науки и образования" (Киров, 2009).
Диссертационная работа обсуждалась на заседании кафедры философии и социологии Вятского государственного гуманитарного университета и рекомендована к защите.
Объём и структура диссертации. Диссертация состоит из введения, четырёх глав, включающих 12 параграфов, заключения и библиографического списка. Объём диссертации - 186 стр., библиографический список включает 212 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во "Введении" обосновывается актуальность темы исследования, характеризуются состояние и степень её философского понимания, выделяются объект и предмет исследования, формулируются цель и задачи, определяются методологические и теоретические основания, даётся оценка теоретической и практической значимости исследования, представляются его основные результаты.
Первая глава "Мировоззренческая детерминация науки" состоит из трёх параграфов.
В первом параграфе "Наука как тип познания" рассматриваются сущностные особенности научного исследования. Их анализ проведён путём сравнения науки с другими типами познания - практикой и мировоззрением.
Сопоставлены их ключевые идеалы и нормы, которые определяют специфику каждого типа познания. В качестве главных идеалов науки выделены следующие нормы: знание ради знания (стратегическая цель), научное познание должно отражать объективную и естественную реальность, циклическая взаимосвязь теоретического знания и эмпирического опыта, логическое доказательство теоретических положений и т. п. Проведено сравнение науки с мировоззрением. Если все формы последнего содержат духовные ценности и они воплощают особую субъектность и субъективность, то наука стремится к объективным знаниям, что выражено идеалом истины. Если мировоззрение всё оценивает под углом целостного отношения "человек-мир", то наука изучает мир и человека в их обособленности. При этом природа делится на отдельные фрагменты: предметы физики, химии, биологии и т. п. На любой мировоззренческий вопрос существует несколько "вечных" принципиальных ответов. Решение любой научно-теоретической проблемы предстает сначала в виде нескольких предположений, но ученые, в конце концов, добиваются одного истинного результата. Если в большинстве мировоззренческих форм вера доминирует над сомнением, обеспечивая сохранение духовной традиции, то в науке сомнение превалирует над формами веры, способствуя высокой динамике роста знаний.
Наука существенно отличается от практического познания. Если последнее содействует получению жизненных благ, получение специализированных знаний является для науки самоцелью. Если практический опыт в целом синкретичен и специализируется по видам деятельности, то научное знание обладает дисциплинарной дифференциацией и интеграцией. Если практический опыт сводится к разрозненным рецептам, то в науке знания-как обосновываются знаниями-что (формы связной эмпирии и теории). Если практику удовлетворяет эффективная приблизительность, то наука стремится к наивысшей точности как в измерениях, так и в теоретических рассуждениях. Научное естествознание имеет два уровня: эмпирическое исследование и теоретическое мышление. Первое существует в деятельностных формах наблюдения и эксперимента, их главный результат - научный факт, дающий непосредственное свидетельство об объекте. На его основе создаются идеальные объекты, эмпирические модели и эмпирические законы. Теоретический уровень имеет свою дифференциацию: теоретические объекты, теоретические схемы и модели, а также теории (частные, фундаментальные). Между эмпирическим и теоретическим уровнями осуществляется кольцевое взаимодействие, где реализуется научное мышление со следующей последовательностью актов: 1) постановка проблемы; 2) формирование метода; 3) применение метода к проблемному знанию и преобразование его в результат; 4) оценка результата. Средством проблематизации выступают идеалы основных научных результатов - идеал рациональной связности, норма логической согласованности, идеал единства научного знания, норма взаимосвязи теории и фактов и т. п. Любые когнитивные отклонения от данных идеалов становятся содержанием научных проблем. Средством решения проблемы выступает научный метод (подход, позиция, интеллектуальная установка, стратегия и т. д.). История науки показала, что метода, пригодного для решения любых научных проблем, не существует. Как меняется качество проблем, так должно меняться и содержание метода. Но при всей его вариативности можно выделить общую и сквозную структуру метода: теория (идея, принцип), правила и операции. Самый сложный элемент для формирования - теоретический, он возникает и функционирует лишь в ходе гипотезирования. Когда метод преобразует проблемное знание в результат, последний подвергается оценке на истинностность тремя способами: эмпирической проверкой, теоретической критикой и логическим доказательством.
Во втором параграфе "Мировоззрение и его исторические формы: религия и философия" дана характеристика духовного познания. Истоки понятия мировоззрения тянутся из немецкой философии (Кант, Шеллинг), отсюда оно пришло в культуру России и укоренилось в ней. Следует признать, что термин "мировоззрение" имеет крайне неопределённое гнездо значений. Для уточнения предложен конструкт "духовные ценности", противостоящий всему недуховному. В основе того и другого выступает сложная связь человека как субъекта действия и познания с миром природы и культуры, т. е. с объектом. Если главным центром ориентации выступает объект, то здесь мы имеем недуховное как таковое. Практическое познание и наука недуховны по своему содержанию и по своим ценностям, знания тут обладают отражательным характером по отношению к объекту как референту (правильность, истинность). Если же всё центрировано на субъекте и субъективном, то налицо духовность. Духовные ценности мировоззрения ориентируются на человека и его сущностные качества: они задают высокие образцы культурной жизни. В силу этого они самореферентны и лишены отражательных характеристик. Духовные знания не подлежат опытно-эмпирической проверке, которая призвана удостоверять наличие объекта (референта, денотата), они не оцениваются нормой истинно/ложно.
Духовные ценности предлагают разные варианты возможных форм человеческого бытия. Такой субъективно-конструктивный характер делает духовные учения псевдоописаниями реальности. Их исходным материалом могут быть образы реальных явлений, но игра воображения и очень свободное мышление трансформируют их в произвольные вымыслы. Такое творчество реализовалось уже в архаическом мифе. Его истоки вполне реальны, наблюдения древних людей самих себя во время труда, отдыха, сна, обмороков и смерти сформировали представление о душе. Этот образ зафиксировал возникшее у них сознание. Но последующая игра воображения превратила его в анимизм, фетишизм и магию. Затем многообразие духов стало в свою очередь предметом фантазийного творчества, в ходе чего возникло множество богов религий многобожия, которые в дальнейшем дали единобожие. Новые моменты в духовное созидание внесла философия. Свободная игра образами уступила место спекулятивному мышлению, где стала доминировать логическая критика религиозных учений и универсальное обобщение единиц практического опыта. Появление философии радикально изменило положение такого ментального состояния как вера, делающей знания устойчивыми убеждениями. Возникло состояние сомнения как антипод веры, вносящий динамику обновлений в интеллектуальную жизнь. В этом русле сложилось философское вопрошание и рациональная дискуссия. В многообразии мировоззренческих форм стали устанавливаться различные варианты соотношения веры и сомнения. В третьем параграфе "Научное мировоззрение и его основные функции в исследовании природы" обсуждается тема взаимосвязи духовности и науки. Анализ показал их существенное различие, они представляют собой разные типы познания. Но единство человеческой культуры таково, что даже противоположные феномены в ней взаимодействуют. Не являются исключением из этого правила наука и мировоззрение. В литературе претендентов на должный синтез три: "научная картина", "научное мировоззрение" и "основания науки". Последнее в концепции В. С. Стёпина включает общенаучную картину, философские основания науки, научные идеалы и нормы. Если научная картина мира аккумулирует онтологические принципы об объектах и методологические постулаты, то философские основания представляют собой результаты рефлексии над мировоззренческими универсалиями. Хотя данная схема имеет свои достоинства, к ней можно предъявить критические замечания. Нужно согласиться с автором в том, что ключевую роль в основаниях играет философия в виде онтологии и теории познания. Вместе с тем нельзя нефилософские формы мировоззрения (универсалии культуры) брать лишь в качестве пассивного предмета рефлексии. Реальная история науки показывает, что в содержание онтологической компоненты науки входят мифы, образы искусства и, главным образом, религиозные и теологические учения. Самое существенное замечание в отношении концепции В. С. Стёпина - бессубъектность оснований науки, это лишь предпосылочные знания, отчуждённые от реальных учёных. Нам представляется, что оба недостатка устраняет понятие "научное мировоззрение" (НМ). Оно предполагает в качестве своего носителя конкретную личность учёного и/или философа науки, и/или теолога науки (последние два объединяются термином "мыслитель науки"). Если основания науки являют собой полный и парадигмальный набор существующих на данном историческом этапе предпосылок, то НМ выражает активное отношение субъекта к основаниям, представленное определённым выбором. Содержание НМ намного уже объёма оснований, здесь могут отсутствовать парадигмальные принципы и вместо их действовать маргинальные идеи. Своеобразие НМ определяет стиль исследования учёного и стиль рефлексии мыслителя. Как справедливо полагал В. И. Вернадский, необходимое и плодотворное НМ должно быть согласовано с требованиями научного метода. Мы это понимаем так. В НМ должны господствовать внутринаучные идеалы, из внешнего же мировоззрения могут привлекаться только содержательные картины (онтологические учения) и философские теории познания. Тем самым накладывается запрет на привлечение духовных ценностей как норм для предотвращения конфликта идеалов. В научном поиске НМ способно выполнить ряд функций. Исходной ролью можно признать постановку мировоззренческих вопросов науки. Когда возникает новая фундаментальная теория, она так или иначе вынуждает всех заинтересованных субъектов дать оценку её идей и выводов с позиции НМ. Между ними может быть: а) нейтральное безразличие; б) соответствие; в) конфликт. В ситуации "соответствие" некоторый компонент НМ приобретает большую основательность, т. е. возрастает его значимость по отношению к данной теории. Конфликт выражает неспособность НМ к быстрому пересмотру своего содержания, что и даёт мировоззренческую проблему. Так, многие физики в начале XX века не могли принять специальную теорию относительности, ибо верили в мировой эфир. На стадии формирования теоретического метода НМ выступает источником важных идей и принципов. По своему содержанию они могут быть онтологическими (метафизическими) и гносеологическими. Современное естествознание развенчало позитивистский скепсис в отношении метафизики. Американский методолог Дж. Агасси подчёркивает, что учёные бесплодной индукции предпочитают смелую дедукцию, где метафизические мысли ведут к формулированию теоретических гипотез. Так, метафизический принцип непрерывности привёл Лейбница к идее бесконечно малой величины. Принцип "всё содержится во всём" вывел учёных на модель бутстрапа в физике микромира. История науки полна таких успешных примеров. Итак, "рациональная метафизика стоит не в конце науки, а в её начале". В составе НМ самый высокий потенциал имеет философия, в составе её возможностей выделяется способность делать неосознанные методы науки осознанными. Позитивисты полагали, что "контекст открытия" нельзя раскрыть средствами философии, только психологи могут дать аспектные описания ("инсайт" и т. п.). И всё же это оказалось не так. Философская методология в виде различных направлений реконструировала ряд общенаучных и дисциплинарных методов, пребывавших в неявном состоянии. Философская рефлексия также распространилась на оценку новых научных теорий. Когда такие теории возникают, то степень их значимости представляется весьма неопределённой. И вот тут свою оценочную способность демонстрирует философия, ряд современных теорий были оценены как имеющие фундаментальный характер (инфляционная космология, гипотеза суперструн и т. п.).
Итак, НМ выполняет следующие функции: 1) формулирование мировоззренческих проблем науки, 2) выдвижение мировоззренческих идей (программ), 3) рефлексия неявных теоретических методов науки, 4) создание идеалов науки и их пересмотр, 5) оценка и обоснование новых научных теорий.
Во второй главе "Становление мировоззренческих программ античной науки" рассмотрены основные направления древнегреческой философии науки. Наука здесь выступает в доклассической форме.
В первом параграфе "Атомизм как философско-научная программа" схематически реконструирован процесс создания основных философем Демокрита. Он исходил из учения элеатов, где было признано неделимое и неизменное бытие в качестве сущности (архе). Философское размышление сформулировало проблему: как такое бытие способно детерминировать мир явлений, где существуют делимость и движение? Другим предметом осмысления стали апории Зенона. Так, апория меры опровергает пифагорейский тезис о существовании делимости; апории "дихотомия", "Ахиллес", "стрела", "стадий" отрицают идею движения. Для разрешения этих проблем Демокрит решил умножить парменидовское бытие и каждую его единицу значительно уменьшить в размерах. В итоге возникла умозрительная конструкция атомов, имеющих различные геометрические конфигурации и движущихся в пустоте. Объединение многих атомов друг с другом давало многообразие вещей-явлений. Здесь философия последовательно переходит в физику. Демокрит первый предложил стройную программу механического объяснения природы, обладавшую достоинствами и недостатками. Во втором параграфе "Пифагорейско-платоновская программа математизации науки" дан анализ другой перспективной программы античности. Её истоки связаны с пифагорейцами, выдвинувшими идею числа как архе. Данное направление развил Платон. Он не только разработал оригинальное онтологическое основание математики (эйдосы - геометрические тела - стихии; связь единого и многого), но и предложил перспективный путь построения теоретической математики. Речь идёт о логическом доказательстве теорем на основе особых предпосылок, закреплённых теоретической верой, - аксиом и постулатов. Хотя Платон был против применения математики в физике из философских соображений, его программа неявно предполагает широкую математизацию всей науки о природе. В третьем параграфе "Аристотелевская программа логико-эмпирического исследования природы" рассмотрена третья по значимости античная программа. Её своеобразие определено философией Аристотеля, возникшей из критики платонизма. Отвергнув разделение мира на идеальное и материальное, Стагирит признал единый мир, состоящий из единичных вещей, где форма структурирует материальное содержание. Новая метафизика позволила создать и новую теорию познания, преодолевшую традиционный рационализм. Познание должно начинаться с эмпирического опыта, ибо только ощущения и восприятия способны фиксировать единичные объекты и отражать их конкретное единство формы и материи. Тем самым Аристотель предложил науке эмпирическую программу, образцы которой дал в своих исследованиях растений и животных. Примечательно и то, что своё дальнейшее развитие эмпирия получает в теоретическом мышлении. Здесь на первое место выдвигается логика суждений. Она начинается с определения понятия, когда теоретик в ощущениях и восприятиях как предмете анализа отвлекается от образов материи и выделяет знание чистой формы. Выделение родовой и видовой форм, и их синтез дают понятийное суждение. Выстраивание дедуктивной цепи из большой посылки, малой посылки и вывода реализует теоретическое умозаключение как ядро научного мышления. Итак, эмпирическая и логическая программы - это важный вклад Аристотеля в философию науки. В третьей главе "Научные мировоззрения основоположников классического естествознания" дан анализ идейной революции во взглядах пионеров новой науки о природе.
В первом параграфе "Мировоззренческие идеи физики Г. Галилея" проведена оценка того, что разработал итальянский физик. Он исходил из того, что наука имеет относительную самостоятельность от религии и философии. Однако реальные отношения Галилея с церковью были далеки от идиллии. Учёный развивал гелиоцентризм Коперника, осужденный церковью. Кроме того, он был приверженцем атомизма, богословы же полагали, что это учение угрожает догмату евхаристии. Если Христос чудодейственно превращал воду в вино и т. п., то все это основано на вхождении Святого Духа вовнутрь любого тела. Но если признается неделимость атомов, значит, Святой Дух не может входить вовнутрь атомов и преобразовывать их. Вполне возможно, что инквизиторы требовали от Галилея отречения не только от коперниканства, но и от атомизма.
Главным недостатком схоластической науки Галилей считал отсутствие математического подхода, причиной чего стала абсолютизация аристотелевской программы. Когда Аристотель рассуждает о полете брошенного под углом к горизонту тела, то он ограничивается умозрительными соображениями ("природа боится пустоты" и т. п.). Здесь явно не хватает математики, ибо "книга природы написана языком геометрии". Тут нужно применить теорию конических сечений и установить вид геометрической траектории. Союз эксперимента с геометрией даёт достоверный ответ - полупарабола. Одна из важных методологических заслуг Галилея заключается в том, что исследовательский эксперимент он сделал нормой науки. Для этого ему пришлось отказаться от традиционного взгляда - между первозданной природой и творениями человека признавалась существенная разница. Согласно Галилею, научный эксперимент имеет дело с фактами и здесь естественное тождественно искусственному. Вот почему Галилей много часов провел в венецианском арсенале, беседуя с техниками и наблюдая за их работой. Образцом для его научного экспериментирования стала инженерная практика, где имеет место математический расчет и пробные испытания. Схоласты полагали, что между математикой и физикой существуют радикальные различия: первая имеет дело с абстракциями ума, а вторая - с материальными телами. Эту догму Галилей опроверг, показав, что сутью физического эксперимента является мысленный эксперимент как идеализированный опыт, и он требует математическую схему. Если в переходе от фактов к теории Аристотель не усматривал каких-то особых конфликтов, то Галилей признал, что законы природы как предмет теории радикально отличаются от своих фактических проявлений. А раз так, то обобщение чувственных данных в теорию должно быть конфликтным и преобразующим процессом. Глаза видят одно, но эти свидетельства надо "насильно" изменить так, как подсказывает абстрактная математика. Такое конструирование теории возможно лишь в виде мысленного эксперимента, в стиле которого учёный и открыл закон падения тел на Земле. Итак, Галилей заложил мировоззренческие основы классического естествознания.
Во втором параграфе "Религиозная метафизика и эпистемология И. Ньютона" рассмотрено мировоззрение английского естествоиспытателя. "Натуральную философию" учёный представлял в виде религиозной метафизики, из которой следует физика. Религиозные взгляды Ньютона существенно отличались от традиционного теизма. Ньютон отказался от образа Бога как Личности, отбросил догмат Троицы. В традиционном христианстве Бог творит мир в виде материи, пространства и времени, существ и человека, оставаясь потусторонним и не смыкаясь с тварным бытием. Такое понимание было присуще Декарту. Пантеистическую трактовку предложил кембриджский мыслитель Генри Мор и её принял Ньютон, признав, что существует абсолютное пространство как бесконечное и вечное "чувствилище Бога". Другим атрибутом Бога является абсолютное время как чистая и вечная длительность, которая течет равномерно и безотносительно к чему-либо. Абсолютное пространство и абсолютное время сыграли роль исходных и определяющих условий творения. Ряд английских физиков (Р. Бойль и др.) и богословов (Р. Бентли, Р. Коутс и др.) поддержал новации Ньютона. Они полагали, что введение понятий "абсолютное пространство" и "абсолютное время" усиливает критику материализма и атеизма. Здесь якобы ясно и последовательно раскрывается тот способ, каким действует божественное провидение. Но не все теологи были согласны с этим. Одним из ярких оппонентов стал английский философ и епископ Дж. Беркли (1685-1753), соединивший идею Бога и сенсуализм. Для него умозрительные абстракции "абсолютное пространство" и "абсолютное время" оказались "призраками", ненужными науке. Позитивное отношение к ньютоновским абсолютам проявил российско-французский философ А. Койре (1892-1964). По его мнению, эти абстракции законны не только в плане научной "метафизики" (философии), но и в сугубо физическом смысле как универсальные систему координат. Теория познания Ньютона сводится к идее взаимосвязи "анализа" и "синтеза". Стадия "анализа" предполагает опытную фиксацию множества следствий и формулирование принципов, отражающих простые причины (силы). После этого начинается объяснительный этап "синтеза". Если принципы суть общие умозаключения, а следствия описаны частными суждениями, то ясно, что объяснение первыми вторых будет дедуктивной процедурой. Ньютоновскую теорию познания нельзя упрекнуть в одностороннем эмпиризме. Стадия "анализа" носит эмпирический характер и резюмируется индукцией. Но она с необходимостью переходит в "синтез", где уже господствует дедукция. Если у Бэкона индукция гипертрофирована, то у Ньютона значение индукции и дедукции сбалансировано.
Для учёного был важен тезис: "гипотез же я не измышляю". Если "все, что не выводится из явлений, должно называться гипотезою", то гипотезы в отличие от принципов изобретаются там, где ученые исходят из философских и других внеопытных идей. Так, Аристотель постулировал "скрытые свойства", средневековые ученые навыдумали множество пустых гипотез. Остатки стиля "рассказывания басен" сохранил Декарт и его последователи. Другим отрицательным свойством "измышленных гипотез" Ньютон считал то, что они не являются общепринятыми и вызывают споры. Психологической чертой характера личности ученого было то, что он не выносил всякие публичные дискуссии. Итак, вклад И. Ньютона в науку огромен. Он гармонизировал однобокую индуктивную методологию Ф. Бэкона. Благодаря его обобщающему творчеству состоялась теоретическая механика. Она стала не только частной научной программой, но и образцом теории в эмпирических науках.
В третьем параграфе "Дискуссии вокруг научного атомизма" речь идёт о спорах, предметом которых стала идея атома. Для развития нового естествознания потребовалась атомистическая программа. Привлекательность идеи атомов состояла в её модели "точечности", что соответствовало научным запросам. В математике появились бесконечно малые величины, в физике возникла потребность представлять большие тела материальными точками. Посредством идеи атома Ньютон сформировал понятие массы. Более трудным было вхождение атомизма в химию, где сопротивление оказывала концепция флюидов. И всё же благодаря усилиям Дж. Дальтона и других учёных химия перестроила свои идейные основы посредством атомизма. Его триумфом стало открытие Д. И. Менделеевым периодического закона и таблицы элементов.
Если в химии атомизм одержал безусловную победу, то в физике его судьба оказалась под вопросом. Критическое отношение к атомизму исходило от австрийского физика и философа науки Э. Маха (1838-1916). Он развил позитивизм, его теория познания являла субъективистский эмпиризм. Мах указывал, что научный атомизм не подкреплен чувственным опытом, учение об атомах есть не физическая гипотеза, а философская спекуляция. В форме атомизма в физику внедряется материализм, родственный наивному реализму, и это принесет науке ущерб, возродит стиль древней натурфилософии. Отношение ученых к махизму было разным. Одни его поддерживали, другие отнеслись к нему критически. В числе оппонентов выделялся австрийский физик Л. Больцман, считавший гипотезу атомов весьма плодотворной. Он указывал на кинетическую теорию газов, построенную на модели атома, а также на статистическое истолкование термодинамики.
Другой оппозицией атомизма стал энергетизм. Эта концепция возникла на основе понятия энергии. Основную цель энергетизма четко сформулировал в 1887 г. немецкий ученый Г. Гельм, заявив, что всю физику надо перестроить на основе понятия энергии. Ведущими законами природы следует считать закон сохранения энергии и некоторое обобщение второго закона термодинамики. Эту установку превратил в развернутое мировоззрение немецкий естествоиспытатель В. Ф. Оствальд (1853-1932). Свою концепцию ученый назвал "энергетической философией природы". Она исходит из признания три видов энергии: 1) энергия расстояния; 2) энергия поверхности; 3) энергия объема. Эта триада способна объяснить все физические явления. Основное достоинство энергетизма Оствальд усматривал в том, что он устраняет материализм и гипотезу атомов. Энергетистов активно поддержал Э. Мах.
Противостояние энергетизма с научным атомизмом вылилось в публичную дискуссию. Больцман со своими сторонниками аргументировано защитил атомизм. Они показали, что в основе термодинамики лежит физическая атомистика. Другое экспериментальное доказательство дали опытные исследования Ж. Перрена, изучавшего распределение по высоте взвешенных в жидкости частичек. Все это вынудило противников атомизма менять свою позицию. В 1908 г. Оствальд заявил, что атомистическая теория стала научной после экспериментальных доказательств. Дискуссия атомистов и энергетистов дала ценные мировоззренческие плоды. Она показала превратность и тупиковость принципа "или-или". Оствальд и К° настаивали на том, чтобы отказаться от идей материи и атома в пользу абсолютной программы энергетизма. Атомисты предложили более гибкую и широкую стратегию: "и то, и другое". Принципы атомизма и энергетические понятия должны дополнять друг друга в единой картине природы и развитие естествознания подтвердило это.
Четвёртая глава "Мировоззренческие основания неклассического естествознания" посвящена современной науке о природе.
В первом параграфе "Роль мировоззрения А. Эйнштейна в создании теории относительности" оценивается НМ великого учёного. Уже в юности на Эйнштейна повлиял пантеизм Спинозы и он стал убеждённым реалистом. Также юношу привлёк критицизм Маха, но его эмпиризм он отверг: ощущения сами по себе, без свободного теоретического воображения (где есть место и философскому умозрению), не дают научных теорий. Учёный сформировал особый стиль мысленного эксперимента, где создавались наглядно-абстрактные образы проблемных ситуаций: "человек оседлал луч света", "наблюдатель в падающем лифте" и т. п. В выборе принципов Эйнштейн проявлял гениальную интуицию или некое "чутье", далекое от логического вывода. Когда ученый сделал исходным пунктом постулат предельности скорости света, сразу же сложилась вся конструкция специальной теории относительности. Эйнштейн сформулировал основной принцип неклассической науки: нельзя описать объект без отсылки к наблюдателю с его измерительными приборами, т. е. существует гносеологическая относительность объекта и субъекта (нет объекта без субъекта). Ему же принадлежит очень важный принцип взаимосвязи относительного и абсолютного в науке. Если понятийные элементы теории являются относительными, т. е. преходящими во времени, то постоянные коэффициенты имеют абсолютный или непреходящий характер. Таким абсолютом является величина скорости света в вакууме. Фундаментальность физической теории определяется наличием в ней мировых постоянных, которые играют роль абсолютов.
Итак, Эйнштейн внёс весомый вклад в создание НМ неклассической науки.
Второй параграф "Квантовая физика и философские дискуссии" содержит оценку мировоззренческих споров по поводу квантовой теории. Физика традиционно развивалась на основе интуитивно ясного принципа непрерывности (природа не делает скачков). Соответственно признавалось, что энергия может принимать любые значения - как угодно малые и бесконечно большие. И вот эту догму смог преодолеть немецкий физик М. Планк на основе определённого НМ.
Планк категорически был не согласен с эмпиризмом позитивистов. Они заявляли, что все научные теории должны выводиться из чувственных данных. По мнению ученого, теоретику надо не восходить от фактов, а нисходить к ним с высот философских идей, представленных научной картиной. Такая стратегия диктуется предметом теоретической мысли-закономерностью, пронизывающей все процессы природы. В опытных данных она представлена в таком неузнаваемом виде, что требуется выход за их частные пределы. Отразить законы природы помогают такие универсальные идеи как атомизм, детерминизм, принцип наименьшего действия. С ними связаны универсальные константы - постоянная Больцмана (К), скорость света в вакууме (С), абсолютный нуль и т. п. Наличие постоянной в уравнении является залогом того, что этот формализм отразил скрытый для чувственных данных закон природы. Планк признал свою гипотезу квантов состоятельной, ибо в ней пребывала новая мировая постоянная (h). Решающий вклад в формирование квантовой теории внес датский физик Н. Бор (1885-1962). На его мировоззрение влияние оказала философия С. Кьеркегора (1813-1855). Датский мыслитель указал на необычность с позиции обыденного опыта глубоких религиозных состояний-переживаний. Всё это концентрируют два положения: 1) праведная жизнь требует сочетания противоположностей ("и то, и другое"); 2) когда речь идет о выборе христианских ценностей, он всегда однозначен ("или-или"). Данные идеи стали ядром НМ Бора, в его гербовой фигуре был девиз: "противоположности дополняют друг друга". Эта идея пронизывает все принципы его квантовой концепции, из неё вытекает боровский стиль формулирования парадоксальных утверждений. Так, понятие квантового скачка определено как прерыв непрерывного, в выдвижении физического принципа дополнительности эвристическую роль сыграл кьеркегоровский принцип "или-или".
Другим философом, оказавшем идейное влияние на Бора, был И. Кант. В работах первого нет ни одного утверждения, которое бы противоречило "Критике чистого разума". Свои построения датский физик расценивал как развитие кантианской теории познания применительно к микромиру. Сложность мировоззренческих оснований квантовой физики расколола ученых на два лагеря. Один представила "копенгагенская школа", где вокруг Бора группировались его сторонники: Гейзенберг, Борн, Паули и др. Представителей другой условно можно назвать "классицистами" - де Бройль, Шредингер, Планк и другие во главе с Эйнштейном. Центром разногласий стала оценка квантовой теории. Копенгагенцы полагали, что эта теория отвечает всем научным критериям. Сложную неоднозначность микрообъектов квантовая теория отражает вполне адекватно. Их оппоненты признали лишь частичную успешность квантовой механики. Главная ее незавершенность состоит в том, что она не отвечает основным идеалам классической науки. Здесь нет должной объективности, так как все зависит от ученых с приборами. Эйнштейн сохранил убеждение в том, что вероятностный стиль мысли субъективен и у квантовых явлений существуют подлинные причины в виде "скрытых параметров". Многие его мысленные эксперименты были ориентированы на доказательство их наличия. В дискуссиях копенгагенцы и, прежде всего, Бор были гибче, диалектичнее и более доказательны, чем классицисты. Позиция копенгагенской школы была принята физическим сообществом в качестве стандартной, и эта оценка сохраняется до сих пор. Но философское осмысление квантовой теории ещё продолжается.
В третьем параграфе "Восточный мистицизм и христианская метафизика в современной физике" рассмотрены влияния религиозных форм мировоззрения на науку.
Квантовая физика выявила исключительную сложность явлений микромира. Здесь потерял объяснительную силу здравый смысл и обесценились такие понятия классической физики как: локализация микрообъекта в пространстве-времени и его траектория движения. Многих ученых не устраивала позитивистская философия, неправомерно раздувшая теорию познания за счет отрицания "метафизики" (онтологии). Вот почему, начиная с 1930-х гг., среди физиков происходит поиск таких философских концепций, которые бы отвечали сложности проблем микромира и мегамира. Если ученым нужны "безумные идеи" (Н. Бор), то подсказать их может лишь какое-то новое мировоззрение. Такую новизну для европейцев дали восточные религии и философские учения.
Параллелям восточного мировоззрения и современной физики посвящена книга бывшего физика и современного философа Фр. Капры (США) "Дао физики: Общие корни современной физики и восточного мистицизма". Автор объединяет учения индуизма, буддизма, даосизма термином "восточный мистицизм" и выделяет ряд сквозных идей: 1) признание высшей реальности - Дао, Брахмана, Дхармакайи - как предмета мистического познания; 2) высшая реальность может быть познана не обычными органами чувств и не логическим разумом, а медитативной интуицией-видением. Медитация понимается в виде особого опыта переживания, в ходе которого созерцание, направленное вовнутрь души, достигает абсолютного знания и душа сливается с абсолютом. Опыт такого беспонятийного прозрения-просветления не может быть передан словами. Предварительным условием медитации выступает нейтрализация мышления посредством самоконцентрации на каком-то отдельном объекте - собственном дыхании, формуле-мантре и т. п. Первую параллель, которую Капра усматривает между западной физикой и восточным мировоззрением, это переоценка роли словесного языка, понятийной логики и признание значимости различных логических парадоксов. И действительно, существует явная перекличка между коанами буддистов и многими ситуациями квантовой физики. Восточное мировоззрение издавна утверждало образ сложной, переплетенной космической сети. Так, буддизм махаяны располагает большим количеством притч, выражающих вселенскую взаимозависимость. При этом человек и его сознание выступают последним звеном этой универсальной цепи, они - участники мирового действа. Тот же мотив имеет место в современной науке. Американский физик Дж. Уилер полагает, что в атомной физике ученый не может играть роль стороннего наблюдателя, он активно воздействует на изучаемые объекты. Он предлагает слово "наблюдатель" заменить словом "участник". Идея соучастия объединяет мистику и науку. Согласно восточному мистицизму, все отличия и противоположности уравниваются в лоне мирового единства. Борьба полярных сил в даосизме не может дать победу одной из них, ян и инь поддерживают между собой динамическое равновесие, образуя ритм относительного доминирования и чередования. Это и делает Дао основой круговорота бесконечных перемен. Буддизм и индуизм солидарны с идеей единства любых крайностей. Современная физика мыслит в унисон с Востоком. Идея единства противоположностей здесь имеет множество разных форм. Наука признает, что микрообъекты одновременно разрушимы и неразрушимы, материя едина как вещество и поле. В физическом мире все дискретно и непрерывно, волна и корпускула демонстрируют нерасторжимое единство. Квантовая физика придала новый смысл категориям бытия и небытия. Физик не может утверждать, что микрообъект находится в том или ином месте, как не может утверждать, что он не существует. Будучи некоторой возможностью (вероятностной структурой) частица представляет собой нечто среднее между существованием и несуществованием. Принцип неопределенности также указывает на связь противоположностей. Чем точнее нам известен импульс частицы, тем больше расплывается ее местонахождение, и наоборот. Тема пустоты и полноты является традиционной для восточных учений. В даосизме Дао трактуется как мировая пустота, которая порождает всю тьму вещей. Древние индуисты и буддисты также исходили из пустотной природы своих абсолютов. К подобным представлениям пришла и наука. В современной физике пустота и полнота (вещество) выступают двумя формами поля. Важным видом поля является физический вакуум, его нельзя считать абсолютной пустотой, ибо он порождает пары: частица-античастица и многообразие виртуальных частиц.
Итак, резюме Капры однозначно: от традиции противопоставления западной науки и восточного мировоззрения нужно отказаться. Более того, философия Востока уже стала источником перспективных идей.
Среди современных отечественных естествоиспытателей и, прежде всего, среди физиков возникла тенденция выстраивать научную теорию из идей православной метафизики. Наиболее рельефно она представлена в исследовательской деятельности профессора физического факультета МГУ Ю. С. Владимирова. Его позиция отличается явным радикализмом, отвергающим идею разделения науки и религии на разные сферы Он полагает, что религия и религиозная философия способны участвовать в деле познания мира в тесном союзе с наукой. Свой проект Владимиров конкретизирует связью метафизики и теоретической физики. Первую он понимает весьма широко: единая система идей, пронизывающих все области знания и культуры, включая религиозно-философские учения и научную картину. В теоретической физике метафизика реализует два подхода к реальности - холизм и редукционизм. Если первый во главу угла ставит целое, то второй - части. Оба подхода дополняют друг друга. В рамках редукционизма в современной физике проявилась троичность: физическая реальность распалась на пространство - время, частицы и поля как переносчики взаимодействий. В русле объединения возникли три парадигмы: физическое, геометрическое и реляционное миропонимания. Теоретики стремятся их свести в единую картину. Единое первоначало видится с трех сторон: в плане физического миропонимания оно представляется как единый вакуум, со стороны геометрического миропонимания как прагеометрия; в плане реляционного миропонимания - бинарная физическая структура.
Как полагает Владимиров, вера в первоначало является общей как в физике, так и в религии. Под Первоначалом в христианстве понимается Бог, в исламе - Аллах, в даосизме - Дао и т. д. В физике существует идея первоначала, которое лежит в основе всех видов материи. Эта триада представлена квантовой теорией: начальное и конечное состояния квантовой системы и амплитуда вероятности волновой функции. В христианстве ведущее место занимает догмат Троицы, выражающий идею триединства Бога. Стало быть, предметом современной физики выступает Бог и будущее развитие науки приведет к построению единой картины мира, где осуществится синтез религии и науки.
Концепция Владимирова является одним из вариантов теоретической физики, построенной на основе религиозной философии. С точки зрения нашего понятия "научное мировоззрение" она вполне правомерна. Но если брать позицию ученого, его конструкция узка и одномерна. Вспомним рекомендацию Эйнштейна о "мировоззренческом оппортунизме" - ученый не должен связывать себя каким-то одним направлением, это дает ему преимущество пользоваться идейным богатством всех школ и направлений. Такой свободы у ученого, который, подобно Владимирову, взял на вооружение только христианское учение, уже нет. Произошла некоторая догматизация мировоззрения, существенное ограничение его метафизического содержания, оставившего за бортом идеи материализма, субъективизма и даже объективного идеализма.
В заключении проведена одна важная мысль - как показывает история естествознания, НМ было и остаётся ценным ресурсом науки.
Основные положения диссертации отражены в публикациях:
Статьи в ведущих рецензируемых журналах, включенных в список ВАК РФ для публикации основных научных результатов диссертаций:
1. Елсукова, Е. П. Роль мировоззренческих форм в научном исследовании [Текст] / Е. П. Елсукова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. - 2010. - № 4(1). - С. 22-25 (0,5 п. л.).
Статьи в сборниках научных трудов и тезисы докладов на научно-практических и научно-теоретических конференциях:
2. Елсукова, Е. П. Роль античной философии в становлении идеалов науки [Текст] / Е. П. Елсукова // Гуманитарные проблемы современного информационного общества: материалы межвуз. студенческой науч. конф. (г. Киров, ВятГГУ, 9 апреля 2010 г.). - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. - С. 214-217 (0,3 п. л.).
3. Елсукова, Е. П. Методологическая роль философии в современной науке [Текст] / Е. П. Елсукова // Гуманитарные проблемы современного информационного общества: материалы межвуз. студенческой науч. конф. (г. Киров, ВятГГУ, 9 апреля 2010 г.). - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. - С. 217-223 (0,4 п. л.).
4. Елсукова, Е. П. Методологические функции философии в научном исследовании [Текст] / Е. П. Елсукова // Философия - культура - социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студентов и аспирантов / науч. ред. М. И. Ненашев, Н. И. Поспелова. - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. - С. 36-39 (0,3 п. л.).
5. Елсукова, Е. П. Место философии в структуре мировоззрения [Текст] / Е. П. Елсукова // Философия - культура - социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студентов и аспирантов / науч. ред. М. И. Ненашев, Н. И. Поспелова. - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2010. - С. 40-43 (0,3 п. л.).
6. Елсукова, Е. П. Методологическая роль философии в современной науке [Текст] / Е. П. Елсукова // Позиции философии в современном обществе: материалы Всерос. науч. конф. (г. Екатеринбург, УрГУ, 19-20 мая 2010 г.): в 2 т. Т. 1. - Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2010. - С. 189-196 (0,5 п. л.).
7. Елсукова, Е. П. Роль философии в развитии преднауки и классической науки [Текст] / Е. П. Елсукова // Философия - культура - социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студентов и аспирантов. Вып. 2. - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. - С. 17-21 (0,3 п. л.).
8. Елсукова, Е. П. Значение мировоззренческих оснований в становлении неклассической науки [Текст] / Е. П. Елсукова // Философия - культура - социум: аспекты взаимодействия: сб. науч. материалов студентов и аспирантов Вып. 2 - Киров: Изд-во ВятГГУ, 2011. - С. 21-25 (0,3 п. л.).
Подписано в печать 26.04.2012 г.
Формат 64х80/16.
Бумага офсетная.
Усл. печ. л. 1,5.
Тираж 100 экз.
Заказ № 116.
Издательство Вятского государственного гуманитарного университета, 610002, г. Киров, ул. Красноармейская, 26, т. (8332) 673-674
2
Документ
Категория
Философские науки
Просмотров
176
Размер файла
934 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа