close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Специфика определения как члена предложения в разноструктурных языках (синтаксико-типологический анализ на примере английского, немецкого и русского языков)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Пельтина Марина Николаевна Шифр научной специальности: 10.02.20 - сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание Шифр диссертационного совета: Д 212.155.04 Название организации: Московский государственный об

На правах рукописи
Пельтина Марина Николаевна
Специфика определения как члена предложения в разноструктурных языках (синтаксико-типологический анализ на примере английского, немецкого и русского языков)
Специальность 10.02.20 - сравнительно-историческое, типологическое и сопоставительное языкознание
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Москва - 2012
Работа выполнена в Московском государственном областном университете
на кафедре английской филологии
Научный руководитель (консультант): доктор филологических наук, профессор
Телегин Лев Александрович
Официальные оппоненты:
Блох Марк Яковлевич,
доктор филологических наук, профессор, Московский педагогический государственный университет, заведующий кафедрой грамматики английского языка
Филиппова Ирина Николаевна,
кандидат филологических наук, доцент, Московский государственный областной университет, доцент кафедры переводоведения и когнитивной лингвистики
Ведущая организация:
Московский государственный педагогический институт
Защита состоится "15" июня 2012 г. в 1130 часов на заседании диссертационного совета Д 212.155.04 на базе Московского государственного областного университета по адресу: 105082, г. Москва, Переведеновский переулок, д. 5/7.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Московского государственного областного университета по адресу: 105005, г. Москва, ул. Радио, д. 10 а.
Автореферат разослан "___" ____________ 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат филологических наук,
доцент
Фролова Марина Вячеславовна
Данное исследование относится к числу диссертационных работ по типологическому синтаксису. Потенциал как теоретических, так и практических возможностей, заложенных в сопоставлении и противопоставлении языков, и послужил причиной выбора темы исследования.
В современных синтаксических исследованиях наибольшее внимание уделяется тем членам предложения, которые определяют структурно-семантическую целостность предложения как коммуникативной единицы, а именно: подлежащему, сказуемому и, в меньшей степени, дополнению и обстоятельствам. Показательны в этом плане материалы коллективной монографии, посвященной исследованию членов предложения в языках различной структурно-типологической принадлежности [Члены предложения в языках различных типов, 1972]. Определения в рассматриваемом ряду членов предложения нет. Конечно, нельзя сказать, что определение до сих пор не рассматривалось, но в существующих работах (они отображены в библиографическом списке) не проводится типологический анализ определения и его специфики в разноструктурных языках, а именно это представляется важным и актуальным для установления функциональной сущности определения как члена предложения.
Научный интерес представляет ряд вопросов. Во-первых, на основании каких критериев можно говорить об определении как об особом члене предложения. Во-вторых, сопоставление определений и их способов выражения в различных языках интересно с точки зрения того, одинаковы ли языковые средства выражения категории признака в сопоставляемых языках или нет. На основании проведенных исследований, была предпринята попытка выделить типологические особенности определения в английском, немецком и русском языках. Для ответа на поставленный вопрос сопоставление проводилось в двух аспектах: лексико-синтаксической координации и функционировании.
Первый аспект предполагает анализ внутренней формы определения, то есть анализ способов выражения категории признака в виде соответствующего члена предложения, а именно, определения. Второй аспект требует обращения к внешней форме существования единицы - к различным формам ее поведения в условиях иерархически более сложной структуры. Минимально достаточным контекстом для идентификации определения является словосочетание, поэтому при характеристике атрибутивных отношений исследование иногда ограничивалось словосочетанием. Однако следует отметить, что коммуникативная значимость определения может быть очевидной лишь в рамках предложения (например, простого распространенного).
Актуальность исследования подтверждается большим вниманием современной лингвистики к проблемам функционального синтаксиса. Применительно к определению функция понимается как назначение способов его выражения для передачи категории признака в предложении. Актуальным является и вопрос о самой атрибутивности, поскольку это понятие семантическое. А.А. Шахматов рассматривает атрибутивные отношения в членопредложенческом аспекте как определение [Шахматов, 1952, с. 115]. Л.Д. Чеснокова разделяет взгляды академика А.А. Шахматова, рассматривая значение синтаксических отношений как содержательную сторону членов предложения [Чеснокова, 1972, с. 95]. Другая позиция не закрепляет атрибутивные отношения только за определениями. В результате возникают термины типа "атрибутивное дополнение" [Распопов, 1973, с. 145]. Степень научной разработанности. Вопрос определения как члена предложения давно привлекал внимание лингвистов, однако чаще всего ученые посвящают определению отдельные главы в своих монографиях или исследуют тот или иной аспект определения. Так, ряд работ посвящен исследованию отдельных проблем, связанных с определением в русском языке: А.В. Алиева [1982]; Н.Д. Арутюнова [1976]; Р.С. Багга [1967]; Т.В. Васильева [1995]; Г.Ю. Вострецова [1990]; Ж. Гомбош [1982]; О.П. Ермакова [1971]; Б.Ф. Игнатов [1970]; Л.А. Кирова [1967]; Н.В. Кирпичникова [1965]; Г.И. Климовская [1978]; Е.В. Падучева [2009]; Г.Г. Полищук [1972]; Н.Н. Прокопович [1974]; В.З. Санников [1963]; Т.Н. Фадеева [1989]; В.И. Фурашов [1985]; Т.В. Черкасова [1999]; В.Н. Шеин [1967].
В английском языке атрибутивность изучали И.Т. Арсентьева [1986]; А.М. Бейлина [1954]; И.И. Бойцова [1977]; О.И. Бродович [1978]; Е.С. Владимирова [1965]; И.И. Герман [1983]; Г.Б. Давыдова [1990]; И.Е. Запорожченко [1956]; Т.А. Кириченко [1954]; Н.А. Ковриго [1980]; Н.С. Кузьмина [1955]; И.Ю. Латыпов [1986]; Ж.И. Макарова [1979]; Л.А. Романова [2007]; Н.И. Тонкова [1980]; Н.А. Фролова [1975]; О.Н. Шалифова [1999]; С.В. Шульжик [1989].
В немецком языке атрибутивные отношения с разных сторон исследованы в следующих работах: Г.А. Баева [1984]; А.Ф. Выставкина [1983]; А.И. Лавер [1990], Л.Ю. Михайлова [2003]; Л.М. Николаева [1978]; Г.В. Новикова [1997]; Г.М. Поломощных [1975]; А.А. Прокопчук, Э.И. Простакова [1972]; Л.З. Федорова [1977]; А.З. Фефилова [1980]; Н.С. Шавкун [1999]; Л.В. Шишкова [1953]; Г.Н. Эйхбаум [1986].
Что касается сопоставительного аспекта, то работ в этом русле крайне мало: среди них две работы, сравнивающие выражение атрибутивных отношений в немецком и русском языках (Н.М. Косолапова [1980], С.Ф. Плясунова [1992]) и одна, в которой сопоставляются русский и английский языки в данном отношении (Д.Р. Ханаху [2007]). Научная новизна исследования заключается в следующем:
- впервые был проведен количественный анализ частотности морфолого-синтаксических типов в функции определения в английском и немецком языках;
- впервые в полном объеме сравнительно-типологическим методом была исследована категория определения как члена предложения в трех языках индоевропейской семьи разной степени родства.
Объектом исследования в данной работе является определение как член предложения на материале разноструктурных языков.
Предметом исследования служит изоморфизм и алломорфизм способов выражения определения в предложениях в английском, немецком и русском языках.
Цель исследования заключается в установлении роли определения в структурно-семантической организации предложения на основе типологического комплексного анализа способов выражения категории признака в исследуемых языках.
Достижение поставленной цели стало возможным благодаря поэтапному решению следующих задач:
1) анализ различных подходов отечественных и зарубежных лингвистов к пониманию члена предложения как единицы синтаксиса и определения в частности;
2) описание способов выражения определения в русском, английском и немецком языках на основе сопоставительно-типологического анализа;
3) выявление изоморфизма и алломорфизма в выражении признака в английском, немецком и русском языках;
4) выявление и сопоставление характера грамматической связи определения с определяемым в исследуемых языках;
5) проведение количественного анализа исследуемых единиц и сопоставление полученных результатов в английском, немецком и русском языках.
В ходе исследования применялись следующие методы исследования: теоретический метод (анализ лингвистической литературы), описательный, метод первичной и вторичной сегментации, интерпретации исследуемых единиц, количественный анализ и сопоставительно-типологический метод.
Теоретическая значимость исследования заключается в том, что оно расширяет представление о роли определения в семантико-синтаксической организации предложения, в отличие от традиционного взгляда на него как на факультативный член предложения.
Практическая ценность заключается в возможности использования материалов исследования на лекциях и практических занятиях по грамматике, специальных курсах и семинарах по сравнительной типологии и грамматике русского, английского и немецкого языков, а также на практических занятиях по переводу.
Источники и материал исследования. Исследование проводилось на материале отечественной прозы и публицистики, произведений англоязычных и немецких авторов XIX-XX веков с использованием аналитико-описательного метода.
Достоверность результатов исследования обеспечивается большим объемом практического материала: в общей сложности было рассмотрено 4655 страниц художественных текстов и газет. Языковой материал был отобран следующим образом: было исследовано по 10 выборок на английском, немецком и русском языках, каждая из которых содержит 1000 определений, выписанных подряд из сплошного текста. Из художественной прозы было сделано по 9 выборок (по одной из 9 произведений), из газет - по одной выборке в каждом языке.
Таким образом, эмпирической базой настоящего исследования послужила картотека объемом по 10 тысяч определений в каждом языке. Была проведена оценка частотности морфолого-синтаксических типов, выражающих определение. Необходимость этого вызывается тем, что язык, как объект изучения, имеет качественную и количественную стороны. Чтобы познать специфику объекта, нельзя ограничиться только изучением одной стороны: или качественной, или количественной. Необходимо изучать эти стороны в единстве, как этого требует методология. До сих пор основное внимание уделялось качественной стороне. Так, учитывалось, какие части речи выступают в функции определения, но частотность их игнорировалась, а без учета количественной стороны морфолого-синтаксических типов не может быть точного правила о функциональном использовании этих типов. Результаты исследования отображены в таблицах.
В результате проведенного исследования сформулированы следующие положения, которые выносятся на защиту:
1) определение, как член предложения, в сопоставляемых языках имеет сходные и различные признаки, т.к. способы выражения определения в английском, немецком и русском языках, в основном, совпадают. Однако есть и существенные различия в сопоставляемых языках, в основном, касающиеся имени прилагательного как самой распространенной части речи в этой роли. Так, в английском языке, в отличие от немецкого и русского, это неизменяемая часть речи;
2) в сопоставляемых языках наблюдаются различия в способах грамматической связи между компонентами атрибутивных сочетаний. Наиболее распространенным видом связи в английском языке является примыкание, тогда как в немецком и русском языках преобладает согласование;
3) на основании различий в способах выражения определения в исследуемых языках можно отнести английский язык к группе аналитических языков, немецкий к флективным языкам, но с сильной аналитической традицией, а русский язык, как и немецкий, к флективным, но с синтетическим строем;
4) во всех исследуемых языках определение как член предложения служит передаче категориального значения признака. Язык на протяжении своей истории выработал определенный класс слов с обобщенным категориальным значением признака. Поэтому, несмотря на многообразие средств его передачи, основным во всех языках является прилагательное, что подтверждается данными о его частотности в роли определения;
5) определение является и средством стилистики, выступая в качестве эпитета. Сфера употребления такого определения - стиль художественной литературы. Здесь он почти безраздельно господствует. Чем меньше какой-либо стиль речи допускает в качестве характерных черт проявление индивидуального, тем реже встречаются в нем эпитеты. Их почти нет в деловой документации, газетных сообщениях и других стилях, лишенных индивидуальных черт в использовании общенародных средств языка;
6) несмотря на негативную оценку некоторых лингвистов роли различных определений в формировании семантической структуры предложения [Белошапкова, 1997, с. 794; Кацнельсон, 2001, с. 158], некоторые атрибуты являются включенными предикатами, обязательными компонентами семантической модели предложения, а сами предложения, в состав которых входят данные конструкции, - семантически осложненными.
Апробация работы. Основные положения и результаты исследования обсуждались на заседаниях кафедры теории и практики английского языка, а также на научных конференциях Института лингвистики и межкультурной коммуникации при Московском государственном областном университете в 2008-2012 годах. Основные положения диссертации отражены в шести публикациях, в том числе одна из них опубликована в издании, рекомендуемом ВАК России.
Структура диссертации обусловлена основными задачами исследования. Диссертация состоит из введения, трех исследовательских глав, заключения, списка научной литературы и источников иностранного материала. Ход анализа материала в диссертационном исследовании иллюстрируется таблицами.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор темы исследования, ее актуальность, определяются цель и задачи исследования, отмечаются новизна полученных результатов, научно-практическая значимость работы, указываются методы исследования, формулируются положения, выносимые на защиту.
Первая глава "Части речи и члены предложения в современной лингвистической традиции" посвящена анализу исследований по вопросу частей речи и членов предложения в русской и зарубежной лингвистике и определения как члена предложения в частности. Выявляются основы сопоставительного анализа соответствующих единиц русского, английского и немецкого языков.
Существует много определений понятия предложения, например: "Предложение - это языковой знак высказывания, а высказывание есть речь, утверждающая или отрицающая что-либо о чем-либо, а также речевая единица, не предназначенная для передачи субъективно-предикатной информации и представленная в языке непредложенческими структурами, обладающими номинативно-коммуникативной функцией внутреннего порядка [Ившин, 2002, с. 29]". Стоит остановиться на теории систем и структур. Так, предложение - некоторая создаваемая в речи система, несущая информацию. Как и любая система, предложение состоит из элементов - слов и внутреннего устройства, т.е. связи и взаимных отношений слов.
Наиболее общие определения частей речи и членов предложения в языкознании сводятся к следующему: части речи - некоторые грамматические или лексико-грамматические классы слов; члены предложения - устойчивые части предложения, на которые разбивается предложение при его анализе.
В истории языкознания ученые выдвигали разные основания для классификации слов по частям речи. Так, ученик А.А. Шахматова В.В. Виноградов при выделении частей речи принимал во внимание "различные свойства слова (семантические, морфологические, синтаксические) [Цит. по: Нелюбин, Хухуни, 2008, с. 339]".
Что касается определения как члена предложения, то можно, обобщив взгляды лингвистов, заключить, что определение субстантивно-ориентировано, то есть зависит от существительного (реже от субстантивированного местоимения). По отношению к определяемому определение выполняет, прежде всего, ограничительную функцию, выделяя обозначаемый им признак из ряда однородных и тем самым индивидуализируя его: "новый дом". Вторая функция - описательно-распространительная; посредством определения предмет может получать дополнительную, часто оценочную характеристику: "милые друзья". Таким образом, определение является и средством стилистики.
Что касается роли определения в структуре предложения, то стоит отметить, что в современной синтаксической науке установилась традиция, согласно которой определение (атрибут) рассматривается как неконститутивный член предложения. По словам В.А. Белошапковой, определение несущественно "для предложения как единицы языковой, оно лишь обогащает содержание предложения, но не участвует в формировании его семантического типа", определение является "неконститутивным непредикативным определителем" [Белошапкова, 1987, с. 794]. Определение рассматривается как факультативный член предложения многими лингвистами (П. Адамец и В. Грабе [1968], В.Б. Касевич [1988], С.Д. Кацнельсон [1972], Т.П. Ломтев [1958], А.М. Пешковский [1956]). Иногда, конечно, в ряде работ содержатся оговорки относительно того, что определения, хотя и "не выполняют в предложении структурной функции, но чрезвычайно важны в семантическом отношении, нередко именно они несут основную смысловую нагрузку" [Бабайцева, 1989, с. 30]. Например: Красивые женщины не ездят в метро (сравним: Женщины не ездят в метро - после удаления атрибутивного определителя возникает абсолютная бессмыслица). Роль определения в ряде случаев существенна для семантической структуры предложения, т.к. они являются "глубинными предикатами" [Ковтунова, 1986, с. 164] или "свернутыми предикатами" как их называл Г. Пауль [Пауль, 1960, с. 201]. Особенно ярко это видно на примере пословиц, афоризмов и библейских паремий. Например: Стреляная ворона куста боится. Необходимый семантический компонент этого высказывании, обеспечивающий наличие смысла в утверждении, выражен присубъектным определителем стреляная. Сравним: В ворону стреляли, этим ее испугали, теперь она даже куста боится. В данном предложении представлена целая ситуация [Юдина, 2006, с. 120].
Можно предположить, что только привычное синтаксически ориентированное восприятие побуждает исследователя негативно оценивать роль определения в формировании семантической структуры предложения, утверждать, что "определения и обстоятельства, входящие в состав распространенного предложения, не обладают и долей самостоятельности как в формально-грамматическом отношении, так и в смысловом (их значение полностью "поглощается" значением определяемого слова), а потому, в отличие от дополнения, они не могут претендовать на роль таких компонентов, которые могли бы внести существенные изменения в структуру предложения [Кротевич, 1955, с. 16]".
Во второй главе "Определение в английском и немецком языках" исследуются способы выражения категории признака в английском и немецком языках. Будучи генетически близкородственными, они, тем не менее, являются разноструктурными и поэтому интересен вопрос о том, с помощью каких средств в этих языках может быть выражен признак. Современный английский язык относится к группе аналитических языков. Для него наиболее типичным видом синтаксической связи является примыкание, при котором комбинирующиеся элементы образуют словосочетания без изменения формы, например, silver spoon.
Что касается местоположения определения, то оно может стоять либо перед определяемым, либо после него. Соответственно различают определения препозитивное (a good idea) и постпозитивное (number three). Иногда существительное может иметь при себе как то, так и другое определение (the only thing to do). Препозитивные определения в английском языке характеризуются тем, что они, как правило, выражаются словом, имеющим значение признака: прилагательным, причастием, адъективным местоимением и числительным:
I expect to have some good news soon which will surprise you [Hailey, 2009, p. 43].
Следует отметить, что атрибутивное употребление существительного в форме общего падежа является специфической особенностью современного английского языка, например: Australian mountain top, the last sun rays. По частотности употребления, как отмечают О.С. Ахманова [1961, с. 49], О.Н. Труевцева [1986, с. 201] и некоторые другие лингвисты, такие определения конкурируют с атрибутивными конструкциями с адъективным атрибутом. Возникает, однако, вопрос: превращается ли атрибутивное существительное в прилагательное или же продолжает оставаться существительным. Этой проблеме уделяет большое внимание О. Есперсен [1958], полемизируя по этому вопросу с Г. Суитом [1930]. Г. Суит склонен считать, что имя существительное в функции препозитивного определения продолжает оставаться существительным и не переходит в прилагательное. О. Есперсен, напротив, считает, что некоторые имена существительные в этих случаях близки к прилагательным, а некоторые полностью перешли в разряд последних. Однако принятие теории О. Есперсена неизбежно вызвало бы смешение имен существительных и прилагательных в одну часть речи. Тем самым вообще снимается класс существительных как самостоятельная часть речи.
Таким образом, стоит рассматривать употребление существительного в функции препозитивного определения как одну из синтаксических функций существительного в английском языке без изменения его морфологического характера как части речи.
Именная атрибутивная группа может состоять из нескольких слов: от двух до пяти, реже шесть или семь. При этом шесть или семь существительных подряд не являются общеупотребительной нормой, а могут встретиться в военных, финансовых и юридических текстах. Например, a trade union house (3) - дом профсоюза; a trade union house watchman (4) - сторож дома профсоюза; the transport workers trade union leader (5) - руководитель профсоюза транспортных рабочих; the transport means non-destruction specimen tests platoon commander (7) - командир взвода испытаний без разрушения образца транспортных средств.
Следует отметить и наличие в английском языке особого типа родительного падежа - группового родительного. В группе родительного падежа флексия последнего оформляет целую группу слов - не слово, а словосочетание: her grandmother Lamotte's eyes [Galsworthy, 2003, p. 152].
В художественной литературе можно встретить особый тип препозитивных атрибутивных групп с внутренней предикацией, полученных в результате трансформации определительных предложений. В силу своей непредсказуемости такие словоподобные образования очень выразительны: There is a sort of Oh-what-a-wicked-world-this-is-and-how-I-wish-I-could-do-something-to-make-it-better-and-nobler expression about Montmorency [Jerome, 2002, p. 32].
Данное явление определяется лингвистами по-разному: компрессия [Арбекова, 1977, с. 22], интеграция словосочетаний [Квеселевич, 1983], фразовые определения [Левицкая, 1978, с. 140], номинализация синтаксического плана [Царев, 1987, с. 21], сложные слова-фразы [Царев, 1980, с. 86]. Ввиду нарушения уровнего статуса этих единиц номинализация такого плана определялась как "метаморфическая транспозиция" [Телегин, 1992, с. 211]. Данный термин "автоматически ставит перекатегоризацию словосочетаний и предложений в один общий ряд транспозиционных изменений, одновременно указывая на уровневую разнопорядковость исходных и результатирующих единиц [Телегин, 1992, с. 211]". По сравнению с препозитивным, постпозитивное определение в английском языке обладает большей самостоятельностью и часто выделяется интонационно; во многих случаях оно имеет тенденцию к обособлению. В роли постпозитивного определения употребляются обычно не отдельные слова, а группы слов: A feeling of monstrous injustice flared up in Soames [Galsworthy, 2003, p. 191].
Одиночные слова в роли постпозитивного определения встречаются реже. Это могут быть некоторые прилагательные, причастие II, инфинитив, наречие, слово категории состояния, предложная группа с существительным или герундием: his face resolute and his hair bright [Galsworthy, 2002, p. 73].
Следует отметить, что нередко встречаются эмфатические атрибутивные конструкции с переподчинением типа: a hell of a mess. Смысловым центром таких эмфатических структур является не ядерное, т.е. первое слово словосочетания, а то, которое формально выступает в роли определением к нему. Главным во фразе a doll of a wife является не слово кукла, а жена. Таким образом, первое слово дает яркую метафорическую характеристику.
Актуален и вопрос о количественном анализе атрибутивных словосочетаний в английском языке, т.к. такого рода исследования в многоаспектной системе данной проблемы не проводились. В ходе исследования на материале 10 000 определений удалось установить частотность морфолого-синтаксических типов, характерных для английского языка. Данные приводятся в таблице 1.
Таблица 1
Частотность морфолого-синтаксических типов в английском языке
Морфолого-синтаксический типОтносительная величинаАбсолютная величинаприлагательное39,91 %3991местоимение16,89 %1689существительное15,63 %1563причастие I, II14,67 %1467числительное5,35 %535герундий3,65 %365инфинитив1,74 %174наречие0,86 %86слово категории состояния0,82 %82включенное предложение0,48 %48Итого:100 %10000 Немецкий язык, в отличие от английского, является флективным языком синтетического подтипа. В нем общими формальными средствами выделения синтаксической категории определения можно назвать обязательность примыкания и синтагматическое единство. Наличие согласования в немецком языке позволяет выделить две группы определений: согласованные и несогласованные. Согласованные определения в немецком выражаются именами прилагательными, причастиями, адъективными местоимениями и числительными, которые согласуются с определяемым существительным в роде, числе и падеже. Именно на них распространяется применение рамочной конструкции. Согласованные определения входят в рамку и, как правило, расположены перед существительным: Er hatte sich eine liegen gebliebene Zeitung aufgegriffen [Seghers, 1976, S. 401].
Ведущим обобщенным грамматическим значением для несогласованных определений в немецком языке является выражение внешних связей между определением и определяемым. Несогласованное определение связано с определяемым либо с помощью управления, либо примыкания. Несогласованные определения не входят в рамку. Однако они в известной мере также фиксированы, они чаще всего стоят после определяемого. Несогласованные определения в немецком языке выражаются с помощью существительного в родительном падеже, существительного в косвенном падеже с предлогом: ...nun hatte Robby endlich seine unausrottbare Abneigung gegen alles Militärische verloren [Kellermann, 2008, S. 83].
Своеобразие грамматического строя немецкого языка состоит в том, что отношения определяемого к определению могут передаваться также компонентами сложного существительного. Первым определяющим компонентом сложного слова может быть имя существительное, имя прилагательное, а также неоформленный глагольный корень: Sie wusste, dass eben ein neuer Verwundetentransport angekommen war ... [Erpenbeck, 1940, S. 152].
Однако центральное место среди способов выражения атрибутивных отношений занимает словосложение имен существительных. Первая часть сложного существительного может передавать атрибутивные отношения с качественным значением, присущим прилагательному, со значением принадлежности, присущим родительному падежу, с адвербиальным значением, которым характеризуется предложное определение: der Herbstsonntag, Feindmeldungen, Kinderschultern. Это связано с чрезвычайно большой степенью абстрактности этого языкового средства.
Сфера действия словосложения как способа выражения атрибутивных отношений настолько широка, что в составе сложного слова в качестве первого его члена может употребляться имя собственное: Ein paar Gedichtzeilen flatterten ihm durch den Sinn, die Lohengrinmusik klang ihm wieder in den Ohren ... [Mann, 2008, S. 72].
Встречаются также составные существительные в качестве определений к последнему составному существительному. Например, der Jagddüsenflügzeuggeschwaderführer (5) - командир эскадрильи реактивных самолетов-истребителей. Среди усложненных атрибутивных словосочетаний в современном немецком языке получают распространение выражения типа: der Gegensatz Ost-West, die Strecke Berlin-Dessau, das Bundesland Schleswig-Holstein. Данные структуры являются актуальными потому, что они способны совмещать значения атрибута и аппозиции и выражать новые значения, заключающиеся в передаче новых логико-семантических отношений. С учетом недостатка в языке средств, выражающих различные отношения, особенно посредством сложного слова, данные конструкции приобретают особую значимость. Для них применим термин "тесные экспликативные синтагмы" (ТЭС) с сопряженным атрибутивным комплексом (САК)" [Муратова, 2001]. Экономичная, компактная модель ТЭС употребляется, в первую очередь, в языке прессы. Количественное распределение морфолого-синтаксических типов в функции определения в немецком языке на основе 10 000 фактов характеризует следующая таблица.
Таблица 2
Частотность морфолого-синтаксических типов в немецком языке
морфолого-синтаксический типотносительная величинаабсолютная величинаприлагательное41,82 %4182местоимение17,28 %1728существительное15,54 %1554причастие I, II10,06 %1006сложное существительное9,35 %935числительное3,85 %385наречие1,31 %131инфинитив0,58 %48ТЭС0,21 %21Итого:100 %10000 В третьей главе "Определение в восточнославянских языках. Определение в русском языке" акцент исследования переносится на русский язык, который входит в восточнославянскую подгруппу и является по отношению к немецкому и английскому языкам неблизкородственным. Исходя из того, что в восточнославянских языках для выражения определения используются одинаковые с точки зрения их категориальной соотнесенности языковые средства, представляется возможным подробно рассмотреть способы выражения определения в русском языке. В тексте диссертации, однако, также указаны несколько примеров из белорусского и украинского языков.
Типологической особенностью атрибутивного словосочетания в русском языке является наличие согласования в роде, числе и падеже. Определения в русском языке делятся на 2 группы: согласованные (синее небо, раннее утро) и несогласованные (дом у дороги, история с продолжением).
Согласованные определения выражаются прилагательными, местоимениями, порядковыми числительными, количественным числительным "один" и причастиями. Такие определения уподобляются форме определяемого слова. Если определяемое имеет суффиксы субъективной оценки, то определение - качественное прилагательное также приобретает суффиксы субъективной оценки (толстенькие человечки).
Качественные прилагательные, порядковые числительные и причастия в роли определения часто распространяются другими частями речи, при помощи предлогов или без них, формой косвенных падежей или наречий. В этих случаях определение приобретает различные смысловые оттенки в зависимости от входящих в его состав компонентов, например, выражения черное от пота и пыли лицо, мокрые после тяжелой работы волосы выражают причинно-следственные отношения. Несогласованное определение может выражаться как одним словом, так и несколькими предложно-падежными формами, как однопадежными, так и разнопадежными. Такое определение может состоять из нескольких предложно-падежных форм, выраженных одним падежом, но с разными предлогами. Чаще всего они выражаются именем существительным в форме косвенных падежей (с предлогами и без предлогов). В современном русском литературном языке такие определения являются наиболее употребительными и продуктивными. Относительную частотность частей речи в функции определения на основе 10 000 фактов характеризует следующая таблица.
Таблица 3
Частотность морфолого-синтаксических типов в русском языке
морфолого-синтаксический типотносительная величинаабсолютная величинаприлагательное42,79 %4279местоимение21,88 %2188существительное20,09 %2009причастие 9,17 %917числительное5,29 %529инфинитив0,38 %38наречие0,29 %29другие случаи (символы, фразеологические сочетания и т.п.)0,11 %11Итого:100 %10000 В заключении суммируются выводы, полученные в ходе исследования способов выражения определения в английском, немецком и русском языках, намечаются перспективы дальнейшей разработки проблемы.
Рассмотрение большого фактического материала в направлении от функции к способам ее выражения позволило выяснить общую картину использования различных средств атрибуции в сплошном тексте в исследуемых языках. Проведенное исследование выявило своеобразие структур с определением в английском, немецком и русском языках.
Сопоставление типов синтаксической связи в атрибутивных конструкциях представлено в таблице 4.
Таблица 4
Особенности синтаксической связи в английском, немецком и русском языках
английский языкнемецкий языкрусский языкструктурно-типологический классфлективный,
аналитический флективный, синтетический
с сильной аналитической тенденциейфлективный,
синтетический
с менее выраженной аналитической тенденциейтипы синтаксической связипримыкание picture gallery, управление a two hours' trip,
согласование в числе (с указательными местоимениями: this dog - these dogs), при сочетании неопределенного артикля с существительным (a dog - dogs)согласование в роде, числе, падеже и детерминативности) eine liegenе gebliebene Zeitung,
управление das Zimmer meines Vaters,
примыкание das Haus da согласование (в роде,
числе и падеже) раннее утро,
управление лицо девочки
подобие согласования-корреляция/параллелизм (в немногих сохранившихся от древности словосочетаниях: жар-птица) Исследуемые языки разносистемны. Целесообразно установить закономерности местоположения частей речи в функции определения по отношению к определяемому, т.к. затруднительно сопоставить виды определений по принципу согласования, которое практически отсутствует в английском. Сводные данные представлены в таблице 5.
Таблица 5
Закономерности местоположения частей речи в функции определения в английском, немецком и русском языках
английский языкнемецкий языкрусский язык части речи в препозиции- прилагательные
(wooden staircase);
- местоимения
(another cigarette);
- числительные
(the fourth chapter);
- причастия I , II
(the surging waves);
- сущ. в общем или Р.п. (mountain top);
- герундий (dressing-table);
- включенное предложение
(a what-can-you-do? grin);
- наречие (then-St.Petersburg governor);- прилагательные
(glückliche Liebe);
- местоимения
(viel solcher Lieder); - числительные
(am ersten Juni);
- причастия I,II
(ein denkender Mensch);
- сложное существительное
(Versammlungsbesucher);- прилагательные
(младший сын);
- местоимения (свой стакан);
- числительные
(одна мысль);
- причастие
(слабеющий голос);
- существительные (в фольклоре и разговорной речи)
(Киев-град);
части речи в постпозицииГруппы слов:
- предложные обороты (a sensation of shame and disgust):
- причастные конструкции
(The chest of drawers made by my father);
- придаточные предложения
(It was the first indiscretion he had committed for so long);
- герундиальные группы (fear of losing his liberty);
- адъективные словосочетания
(the only government official available to provide reports);
Одиночные слова:
- наречие (the day after);
- инфинитив
(letters to answer);
- прилагательное
(the only thing possible);
- слова категории состояния (he alone);
- герундий (that sense of not going back);
- причастие (a mahogany reading-stand attached)Группы слов:
- предложные группы
(das Mädchen aus alten Zeiten);
- причастные обороты
(Der Junge, über die Straße laufend, beachtete den Verkehr nicht);
- придаточные предложения
(Der Autor, dessen Buch wir gelesen haben, ist jetzt sehr populär);
Одиночные слова:
- наречия (das Haus da);
- инфинитив
(der Wunsch zu Kämfen); - кратное прилагательное
(eine Tasse Kaffee schwarz);
- сущ. в косвенном падеже с предлогом или без (das Zimmer meines Vaters);
- САК
(der Gegensatz Ost-West)Группы слов:
- предложные группы
(беседка у живописной реки);
- причастные обороты (Чернеет лес, теплом разбуженный);
- придаточные предложения
(Деревня, где (в которой) скучал Евгений, была прелестный уголок);
Одиночные слова:
- наречия (глаза навыкате);
- инфинитив (необходимость искать);
- прилагательное
(Улица пустая);
- сущ. в косвенном падеже с предлогом или без (подарок сестры);
- сущ. (в фольклоре) (меч-самосек, скатерть-самобранка);
- местоимение (Я помню руки твои) В русском языке возможна постпозиция притяжательных, указательных и отрицательных местоимений. Для немецкого и английского языков такая постпозиция невозможна. Довольно часто в русском языке встречается постпозиция определения, если оно несет на себе логическое ударение. В немецком языке таким определением могут соответствовать лишь препозитивные определения. То было время, когда любовь, чувства добрые и здоровые считались пошлостью и пережитком [Чехов, 2009, с. 57]. In jener Zeit galten die Liebe, gute und gesunde Gefühle als Überbleibsel.
Также обращает внимание и то, что употребление наречий в функции определения в препозиции возможно только в английском языке.
Особый интерес представляет сравнение частотности употребления частей речи в функции определения в исследуемых языках. Данные исследования обобщены в таблице 6.
Таблица 6
Частотность употребления частей речи в функции определения в английском, немецком и русском языках
части речипроцентное выражение в языках (%)английскийнемецкийрусскийприлагательное39,9141,8242,79местоимение16,8917,2821,88причастие14,6710,069,17существительное15,6315,5420,09числительное5,353,855,29инфинитив1,740,790,38наречие0,861,310,29 В рассмотренных языках преобладает морфологизированный способ выражения атрибутивной функции. Высокая частотность прилагательных в роли определения во всех трех исследуемых в работе языках позволяет сделать вывод, что категориальный фактор имеет первостепенное значение при выражении атрибутивной функции. Помимо прилагательных, в функции определения (атрибута) в сопоставляемых языках выступают четыре основных класса слов: причастия как отглагольные прилагательные, местоимения (некоторые их подклассы), числительные и существительные. Также позицию атрибута нередко занимают наречия и инфинитив. Данные конструкции составляют периферийную зону атрибутивности, т.к. частеречные возможности компонентов этих словосочетаний не содержат атрибутивных значений.
Следует выделить и особые средства выражения определения в исследуемых языках.
Так, атрибутивное употребление существительного в форме общего падежа является специфической особенностью современного английского языка и не свойственно другим германским языкам: morning tea, oak door. Усложнение в английском языке достигается и путем использования целого предложения, которое находится в атрибутивных отношениях с тем существительным, к которому оно примыкает, хотя формально эти отношения не выражены: "it's-my-money-do-as-you're-told" voice. Подобные словосочетания встречаются и в русском языке: принцип "око за око". Отличительной чертой английского языка является и наличие конструкций с переподчинением типа a hell of a mess. Особыми средствами выражения определения в английском являются также герундий и слова категории состояния, в виду отсутствия последних в немецком и русском языках.
Особенностью немецкого языка является использование сложного существительного в роли определения (Augusttage). Также получают распространение и "тесные экспликативные синтагмы (ТЭС) с сопряженным атрибутивным комплексом (САК)" [Муратова, 2001, с. 18]: der Gegensatz Ost-West. Подобные конструкции являются проявлением принципа речевой экономии.
Что касается усложненных атрибутивных сочетаний сопоставляемых языков, то в них наблюдается сходство их семантических структур. Различия проявляются в порядке развертывания элементов словосочетания: в английском языке это - левое (справа налево) (rail-road-car-manufacturing plant), в русском языке - правое (завод по производству вагонов), в немецком возможно как левое (der Ost-West-Konflikt), так и правое развертывание (der Konflikt Ost-West).
Проведенное исследование свидетельствует, что хотя определение как член предложения в рассмотренных языках в целом обладает рядом схожих характеристик в плане структуры и лексико-семантического наполнения, оно, вместе с тем, имеет достаточное количество дифференциальных признаков, которые приводят к трудностям при изучении английского и немецкого языков и должны учитываться в практике преподавания этих языков.
Основные положения диссертации изложены в следующих публикациях:
1. Пельтина М.Н. Определение как член предложения в истории английского языка // Актуальные проблемы теории и практики межкультурной коммуникации: сб. ст. - М.: Изд-во МГОУ, 2009. - Вып. 2. - С. 46-57.
2. Пельтина М.Н. Определение как член предложения. Его форма и функция // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. - М.: Изд-во МГОУ, 2010. - № 36. - С. 51-70.
3. Пельтина М.Н. Современное представление о членах предложения в лингвистической теории // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. - М.: Изд-во МГОУ, 2010. - № 36. - С. 71-86.
4. Пельтина М.Н. Определения, выраженные прилагательными в истории русского языка в сопоставлении с английским языком // Вестник МГОУ. Сер.: Лингвистика. - М.: Изд-во МГОУ, 2010. - № 3. - С. 111-118.
5. Пельтина М.Н. Определение, выраженное компонентом сложного слова как специфическая особенность немецкого языка // Проблемы теории языка и переводоведения: сб. ст. - М.: Изд-во МГОУ, 2011. - № 3. - С. 49-58.
6. Пельтина М.Н. Синтактико-типологический анализ определения как члена предложения на материале английского, немецкого и русского языков // Проблемы лингвистики и межкультурной коммуникации: сб. науч. тр. - М.: Изд-во МГОУ, 2012. - Вып. 12. - С. 123-134.
 Здесь и далее цифра обозначает количество существительных в роли определения в препозиции
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
25
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
451
Размер файла
190 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа