close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Кооперация в структуре взаимодействий и связей социосистем

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Колоколова Елена Олеговна Шифр научной специальности: 09.00.11 - социальная философия Шифр диссертационного совета: Д 212.117.03 Название организации: Мордовский государственный университет им.Н.П.Огарева Адрес организации: 430005, г

На правах рукописи
КОЛОКОЛОВА Елена Олеговна
КООПЕРАЦИЯ В СТРУКТУРЕ ВЗАИМОДЕЙСТВИЙ И СВЯЗЕЙ СОЦИОСИСТЕМ
Специальность 09.00.11. - Социальная философия
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата философских наук
Саранск - 2012
Работа выполнена на кафедре социально-гуманитарных дисциплин Саранского кооперативного института (филиала) автономной некоммерческой организации высшего профессионального образования Центросоюза РФ "Российский университет кооперации"
Научный руководитель: доктор философских наук профессор
Кевбрин Борис Федорович Официальные оппоненты:Ильин Виктор Васильевич доктор философских наук профессор кафедры философии Института переподготовки и повышения квалификации ФГОУ ВПО "Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова"
Зейналов Гусейн Гардаш оглы доктор философских наук профессор кафедры философии ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный педагогический институт имени М. Е. Евсевьева"
Ведущая организация:Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Пензенская государственная технологическая академия"
Защита диссертации состоится "15" июня 2012 г. в 10-00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.117.03 при ФГБОУ ВПО "Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева" по адресу: 430005, г. Саранск, ул. Б. Хмельницкого, 39 а, 3-й этаж, зал заседаний.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке имени М. М. Бахтина Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Мордовский государственный университет имени Н. П. Огарева".
Автореферат разослан "14" мая 2012 г. Ученый секретарь
диссертационного совета Сидоркина Валентина Михайловна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Темпы развития современного общества актуализируют вопросы познания, которые имеют связь с новыми кооперативными тенденциями, исследуемыми на общетеоретическом и конкретно-научном уровнях. В этом аспекте социально-философский анализ кооперации, кооперативной стратегии играет особую роль в организации структур социосистем, так как позволяет раскрыть новые стороны общественных процессов.
Дополнительную значимость теме придает изучение особенностей взаимодействий и связей социосистем, выявление проблемы в трансформации феномена кооперации с позиции системного, структурного и синергетического подходов. Динамическое неравновесие общественных процессов, скачкообразность формирования структур социума во многом предопределяют ориентацию общества на кооперативное взаимодействие. Автор подчеркивает также, что в основе кооперации самоорганизующихся структур общества лежит принцип коммуникации и связанности знания, требующий оценки не только кооперативности системы и окружающей среды, но уровней взаимодействия независимых субъектов-систем, совместно координирующих свои действия в окружающей среде. Диссертант полагает, что специфика социально-философского анализа кооперативных явлений в системе современного общества заключается в нелинейности связей его элементов, так как сам человек представляет собой открытую систему с множеством векторов необратимого развития.
В этом отношении социальная философия, стремясь к выявлению межсистемных и межуровневых отношений, делает акцент не только на установлении специфических функций кооперативных элементов, но и на их взаимодействии при выражении одних и тех же сторон рефлексированной в нашем сознании социальной действительности. Выбор темы работы обусловлен также тем, что в числе приоритетных вопросов исследования кооперации - проблемы, отражающие организационные и экономические связи, отношения в социуме, в которых кооперация представлена как некая целостность, идентифицирующая соответствующие взаимодействия, участвующие в создании уровней социоструктур. Таким образом, рассмотрение способности кооперации образовывать различные конструкции, обладающие ценностью и вовлекающиеся в коммуникативное взаимодействие в структуре социосистем, становится определяющим направлением в изучении общественных процессов. Недостаточная теоретическая разработанность в социально-философском плане обоснований для решения проблем выбора новых стратегий развития общества требует выявления методов устранения противоречий в межличностных взаимодействиях (сложность при принятии на себя роли другого), между биологическим и социальным началами в природе человеческой личности, между элементами коммуникативных процессов и возникающими смысловыми структурами. Ответы на данные вопросы возможно найти при исследовании роли кооперации в социосистемах.
Кооперация и ее формы активно воздействуют и пронизывают все структуры социума, поэтому понимание трансформации данного феномена нуждается в более фундаментальном и всестороннем социально-философском изучении. Научный интерес диссертанта к проблеме кооперации вызван также тем, что она представляет собой перспективную и потенциально важную методологию решения социальных проблем посредством институционализации различных общественных процессов (экономических, политических, культурных и т. д.). Степень научно-теоретической разработанности проблемы. Исследование вопросов организации и функционирования социума связано с идеями кооперации, отраженными в зарубежных и отечественных работах.
Во второй половине XIX - начале XX в. осмысление кооперации как уникальной общественно-хозяйственной организации было сделано в работах А. Н. Анцыферова, А. Атабекяна, А. А. Исаева, М. Х. Кантора, П. Кугача, А. В. Меркулова, А. А. Николаева, К. А. Пажитнова, Ф. Г. Тернера, В. Ф. Тотомианца, М. Л. Хейсина. Кооперация в качестве способа социального взаимодействия традиционно исследовалась в работах Э. Дюркгейма, В. Кинга, Р. Оуэна, Г. Спенсера, Ш. Фурье, в том числе в теории общественного договора таких мыслителей, как Т. Гоббс, Дж. Локк, Ж. Ж. Руссо.
В трудах Л. Блана и Ж. Бюше кооперация интерпретировалась как средство преобразования существующего капиталистического строя. Особый акцент на кооперации как социальном эксперименте и массовой силе, способной преобразовать общество, делали К. Маркс и Ф. Энгельс.
Кооперация стала теоретической основой социально-философской концепции М. И. Туган-Барановского, экономико-социальные аспекты которой были продолжены и зафиксированы А. В. Чаяновым, нашли воплощение в ноосферных идеях В. И. Вернадского.
В изучение кооперации как формы жизни общества с позиции социально-философского анализа большой вклад внесли Е. В. Де-Роберти, П. Л. Лавров, Л. И. Мечников, Н. К. Михайловский.
Система кооперативных ценностей достаточно репрезентативно представлена в исследованиях П. А. Сорокина, изучавшего проблемы альтруизма, П. Б. Струве, В. М. Чернова в контексте организации хозяйства.
В XX в. в рамках социальных отношений и связей кооперация рассматривалась П. А. Водопьяновым, Е. К. Войшвилло, Б. Ф. Кевбриным, В. Н. Садовским, А. П. Шептулиным. Кооперация как хозяйственно-экономическая система связей, организационно-правовая форма и организационная концепция (кооперативное движение) исследуется в трудах А. Р. Бернвальда, М. В. Пеленицыной, С. В. Тычинина, как отношение к вещам в системе культурных ценностей отражена в работах Н. Л. Новиковой. Среди исследователей, анализирующих теоретические проблемы и перспективы развития российской кооперации на современном этапе, следует назвать В. Г. Егорова, И. В. Захарова, А. П. Макаренко В. П. Масленникова, А. В. Соболева и др. Кооперативная стратегия развития общества на основании кооперативной теории анализируется социологом В. Т. Дроновым. Кооперативные процессы в рамках коэволюции природы и общества, рассмотренные с синергетических позиций, получили обоснование в работах Е. Н. Князевой, С. П. Курдюмова, Н. Н. Моисеева, Г. И. Рузавина, А. Д. Урсула. Вместе с тем вне поля зрения остался социально-философский анализ кооперации в структуре взаимодействий и связей социосистем, что и предопределило направление данного исследования. Объектом исследования выступает кооперация как взаимодействие связей и состояний элементов социосистем различной иерархии, детерминированное внутренними и внешними факторами развития и структурным сопряжением.
Предмет исследования - кооперация в структуре взаимодействий, связей и отношений социосистем.
Целью диссертационного исследования является изучение на основе социально-философского анализа особенностей кооперации в структуре взаимодействий и связей социосистем и исследование возможностей их регулирования. Целью обусловлены следующие задачи исследования:
- проанализировать теоретико-методологические основы кооперации в структуре межличностных связей и отношений;
- определить кооперативные тенденции коммуникативных процессов;
- исследовать кооперацию и самоорганизацию как элементы социального познания;
- проследить трансформацию социальных систем в кооперативном измерении;
- определить основные детерминанты развития кооперативных систем;
- раскрыть содержание кооперации как системы хозяйственно-экономических связей в экономическом, социальном, нравственно-этическом аспектах, отражающих линейно-функциональную структуру управления ее организационной формы. Научная гипотеза исследования. Диссертант предполагает, что кооперация играет важную роль в системе многоуровневых связей и отношений социальных систем.
Противоречивость межличностных взаимодействий, скачкообразность процесса формирования сложных структур общества, опосредованных коммуникативными процессами самоорганизации самореферентных систем, обусловливает увеличение негативных тенденций развития социума, в этой связи кооперация является средством саморазвития общества и практического решения проблем индивидуального и общественного бытия.
Социально-философский анализ кооперации позволяет наряду с системным и структурным подходами учитывать и синергетический подход в решении проблем, связанных с данным феноменом. Теоретической основой исследования послужили идеи, содержащиеся в работах отечественных (К. И. Вахитова, В. И. Вернадского, В. П. Конецкой, П. П. Маслова, Н. Н. Моисеева, А. А. Николаева, К. А. Пажитнова, В. С. Садовского, В. Н. Семенова, В. С. Степина, А. И. Субетто, Е. В. Туган-Барановского, А. И. Уемова, А. В. Чаянова) и зарубежных (Г. П. Грайса Э. Дюркгейма, Н. Лумана, У. Матураны, Р. Оуэна, Г. Шульце-Делича, А. Шюца, А. Этциони, Э. Янча) ученых.
Методологическую базу работы составили философская рефлексия и эвристические традиции аналитической философии, требующие рассмотрения социальной реальности и ее образования как единого явления, определившего способ понимания и осмысления кооперации как феномена индивидуальной и социальной жизнедеятельности человека.
В исследовании были использованы трансформационный и эволюционный подходы, а также системно-интегрированный подход, предполагающий комплексное рассмотрение кооперации в различных исторических и социальных контекстах, во внутренней системной целостности; системно-структурный подход, делающий возможным выявление составных элементов кооперации, взаимосвязей между ними; структурно-функциональный подход, лежащий в основе осмысления влияния кооперации на всех структурных уровнях жизнедеятельности социума; социокультурный подход, объясняющий социальное поведение индивидуума в кооперативных процессах как взаимодействия больших социальных групп в обществе.
В основе исследования лежит этнометодологический подход, занимающийся изучением обыденных норм, правил поведения, смыслов языка в рамках повседневного социального взаимодействия, т. е. кооперации социосистем, а также синергетический подход, рассматривающий элементы в кооперативных структурах.
В исследовании автор использует логический метод, воспроизводящий в мышлении сложные развивающиеся процессы кооперации в контексте исторической эволюции, метод системного анализа.
Для изучения внутренней структуры и механизма функционирования объекта исследования использованы принципы глобального эволюционизма, выявляющие общие законы взаимодействия систем и теоретизирующие построение единой модели универсальной эволюции, доказывающей взаимосвязь систем живой и неживой природы; принцип детерминизма, основывающийся на всеобщей закономерной взаимосвязи всего существующего.
Научная новизна диссертационного исследования заключается в следующем.
1. Рассмотрены и выявлены теоретико-методологические основы кооперации, основания трансформации данного феномена, определена роль кооперации социальных связей и отношений для социума в интеракционизме и этнометодологии. 2. Проведен социально-философский анализ кооперативных тенденций как "порядка взаимодействия" с элементами структурных сопряжений в коммуникативных процессах аутопоэтических систем. 3. Проанализирована кооперация с позиции смысловых структур как формы социальной самоорганизации. Кооперация в смысловых, самоорганизующихся системах представлена знанием как феноменом социальной самоорганизации. 4. Доказано, что кооперативные эффекты социосистем обусловлены определенными критериями (синергетическими, ноосферическими, экологическими) концепции универсального эволюционизма, а в кооперативном измерении (в равновесно-интеграционной и эмерджентной концепции развития) кооперация обусловлена качественным изменением социосистем.
5. Выявлено, что функционирование социосистем в рамках кооперативных процессов определяется структурным функционализмом и концепциями причинности взаимодействий, т. е. детерминацией условиями и свойствами социосистем.
6. Исследованы представления о кооперации в системе хозяйственно-экономических связей в контексте экономического, социального и нравственно-этического аспектов как о специфическом способе самоуправления и самоорганизации членов общества.
Основные положения, выносимые на защиту.
1. Кооперация представляет собой социальное взаимодействие в иерархической структуре социума, т. е. способ осуществления социальных связей и отношений в системе. Социальное взаимодействие - это совокупность иерархических уровней кооперации: как процесс (Э. Берджесс, Р.Э. Парк), кооперативные системы действий (Э. Дюркгейм), кооперативные объединения (К. И. Вахитов); кооперативное движение (А. В. Чаянов), межличностные взаимодействия (Дж. Мид). Последний аспект, интерпретирующий кооперацию как межличностное взаимодействие, наиболее ярко выражен в символическом интеракционизме (Г. Блумер, М. Кун) и этнометодологии (Г. Гарфинкель, А. Шюц). Данные направления определяют это взаимодействие как возможность в конкретной ситуации принять на себя роль другого для достижения желаемых ценностей в социуме. Для сторонников символического интеракционизма кооперация в социальной жизни предстает как множество неповторимых и уникальных личностных контактов, взаимодействий, в основе которых лежит выбор средств (значений). Этнометодология сосредоточивает внимание на внутренних мотивах человеческого выбора, описывая и концептуализируя способы, посредством которых создается наше представление о социальной действительности. Кооперация охарактеризована как социальное взаимодействие на межличностном уровне, управляемое за счет выбора действий и мотиваций субъекта. 2. Кооперация в коммуникативных системах обнаруживает себя в совокупности определенных правил, образцов, коммуникативных констант, общекультурных допущений и типичных способов действия (фреймов), механизм которых основан на субъективных образах мира и типизации социального опыта, представлен процессом самопостроения, самовоспроизводства социосистем и принципом кооперативности, выраженным в диалоговом характере коммуникативных отношений. 3. Кооперация как форма социальной самоорганизации является средством адаптации социосистем в мире, где происходит постоянное изменение или нарушение функционирования ее частей и системы в целом. Необходимым инструментом сохранения идентичности и целостности социальной системы является знание как содержательно-смысловой элемент информации или интерпретации информации с последующим ее хранением. Таким образом, кооперация в контексте обменного взаимодействия выступает методологической основой понимания общества как сложной коммуникативно-смысловой системы.
Кооперация в контексте интеллектуального инструментария (знания) создает интерсубъективную социально-коммуникативную реальность в пространстве смыслов, служит для элементов социосистем, которые характеризуются замкнутостью, самореференцией, самонаблюдаемостью, возобновляемостью, взаимоскоординированностью в ситуации, средством обеспечения идентичности в современном обществе.
4. Трансформация социальных систем представлена как смена состояний развивающейся социосистемы. Кооперация в глобальном эволюционизме, равновесно-интеграционной и эмерджентной концепциях выступает эквивалентным взаимодействием социосистем с различными типами систем (адаптационные, бифуркационные, синхронные, диахронные, ритмичные, самоорганизующиеся, открытые, диссипативные и т. п.). Согласно равновесно-интеграционной и эмерджентной концепциям, элементы, участвующие во взаимодействии и создании кооперативных эффектов, образовывают новое качество социосистем, способствуют формированию новой кооперативной идеологии, основанной на разуме и воли человека, способствуют устойчивому развитию общества. 5. Кооперация в структурно-функциональной методологии (Дж. Форрестер) представлена взаимодействием элементов социосистем в виде замкнутого контура регуляции, обеспечивающего устойчивость, динамическое равновесие системы со средой и самоорганизацией, связанной с отбором и закреплением полезных изменений элементов системы, с поддержанием ее целостности. Это детерминировано условием функционирования социосистем, например, "удаленностью от равновесия", а для диссипативных структур - их нелинейностью. В рамках детерминации свойствами следует учитывать, что в диссипативных системах нарушение взаимодействия элементов способствует кооперативным эффектам, которые позволяют сохранить ее целостность.
6. Кооперация как форма организации рассматривается в хозяйственно-экономической системе связей в виде законодательно закрепленной конструкции. Кооперация является открытой, неравновесной, самоорганизующейся системой, построенной на самоуправлении и самосознании. В данном случае основным источником неравновесности и самоорганизации является человек. Особенность кооперативных организаций - добровольность, иерархичность, целенаправленность и т. д., а их основа - "шахтный принцип" управления, так как помимо целевой деятельности субъекта, образующей функциональные связи в структуре организации, обозначаются и линейные, направленные на координацию этой деятельности. Указанный принцип позволяет повысить жизнеспособность системы, обеспечить ее устойчивое развитие и функционирование, развить синергийные эффекты деятельности каждого элемента или подструктуры. Кооперативная стратегия выступает в этом случае основой институционализации отношений современного социума, ориентирует на осуществление преобразований.
Кооперативная стратегия как методология анализа социальных институтов способствует реализации способов их управления, формирует единые принципы понимания социальной онтологии.
Научно-теоретическая и практическая значимость. Предложенные в диссертационном исследовании выводы и понимание кооперации с позиции социально-философского анализа могут способствовать гармонизации межличностных отношений, коэволюции природы и общества с учетом биологической соразмерности, формированию ноосферной концепции как кооперативной идеологии, единственно возможного способа сохранения человечества. Материалы исследования могут использоваться в рамках лекционных курсов по социальной философии и социологии, разработке практических моделей и предложений по формированию устойчивого развития социума и его институтов, а также применяться специалистами, которые занимаются исследованием проблем кооперации в межличностном взаимодействии, кооперативного движения, самоорганизации систем.
Апробация результатов исследования. Основные результаты диссертационного исследования получили отражение в докладах, сделанных на научно-практических и научно-теоретических конференциях: "Духовно-нравственные основы социально-экономической деятельности потребительской кооперации" (Саранск, 2005), "Кадры в совершенствовании социально-экономической деятельности потребительской кооперации" (Саранск, 2006), "Развитие инновационной экономики региона в условиях глобализации" (Саранск, 2007), "Философия и современность" (Саранск, 2008), "Кооперативное образование в условиях реформы" (Саранск, 2009), "Социально-экономические проблемы кооперативного сектора экономики" (Москва, 2009), "Инновации в образовательной деятельности и их влияние на развитие региона" (Саранск, 2012), а также на заседаниях кафедры социально-гуманитарных дисциплин Саранского кооперативного института (филиала) АНО ВПО Центросоюза РФ "Российский университет кооперации".
Основные положения и выводы диссертации нашли отражение в 14 научных публикациях автора, две из которых помещены в издания, внесенные в перечень ведущих рецензируемых научных журналов и изданий ВАК Министерства образования и науки РФ.
Структура и объем работы соответствуют целям и задачам диссертационного исследования. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения и библиографического списка, включающего 237 наименований. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность темы исследования, его теоретическая и практическая значимость, определяются объект и предмет, цели и задачи, раскрываются степень научной разработанности исследуемой проблемы, теоретико-методологические основы работы, формулируются основные положения, выносимые на защиту, научная новизна, приводятся сведения об апробации результатов исследования и структуре диссертации.
В первой главе - "Кооперация в познавательном и коммуникативном процессах" рассмотрены теоретико-методологические основы межличностных коопераций, представлена коммуникация как "порядок взаимодействия" в кооперативном процессе, рассмотрена социальная самоорганизация в смысловых, сложных, самоорганизующихся системах, определяющим свойством которых является знание. Первый параграф - "Теоретико-методологические основы кооперации в межличностных отношениях" - посвящен возникновению кооперации в социосистемах. Кооперация транслируется на достаточно обширный круг исследований. Кооперацию в широком смысле рассматривают: В. Н. Махов - в качестве общественного явления; Н. Н. Моисеев - как антипод конфликта; А. В. Чаянов - как организационно-хозяйственную форму или широкое социальное кооперативное движение, Р. Фаулер - в контексте сотрудничества или явления кооперации, Э. Дюркгейм - как массовую социальную силу, К. И. Вахитов - в русле кооперативного движения, А. В. Чаянов - в рамках кооперативных объединений, О. Конт и Г. Спенсер - как фундаментальный социальный факт, лежащий в основе социальной солидарности, Ж. Бюшэ, В. Кинг и Ш.Фурье - в контексте деятельности потребительских и производственных кооперативов, К. Маркс и Ф. Энгельс - как идею разделения труда, Ал. Атабекян, П. А. Кропоткин - в роли вида общественной самоорганизации, Дж. Мид - в контексте межличностных взаимодействий.
Особое внимание диссертант уделяет возникновению кооперации в социосистемах, подчеркивая, что кооперация межличностных взаимодействий наиболее полно отражена в концепции символического интеракционизма (Г. Блумер, Ч. Кули, М. Кун, Г. Мид, У. Томас), развивающей представления об усложнении процессов кооперации в социосистемах, а также в теоретической методологии построения и обобщения теории личности и действия - этнометодологии (Г. Гарфинкель, А. Шюц), предполагающей, что мир вокруг нас есть творение нашего сознания (мир имеет значение для нас только через осознание его). Многообразие возможностей "механизмов" межличностного взаимодействия обусловливает разницу "ответов" в различных версиях символического интеракционизма (чикагское, айовское, гарвардское, социодраматическое направление и ролевая теория). В Чикагской (Г. Блумер) и Айовской (М. Кун) школах социальность трактуется как конструкция, определяющая кооперативное взаимодействие между субъектами. Ролевая теория (Т. Парсонс) в рамках символического интеракционизма рассматривает связь "внутреннего общения" с представлением индивида в структуре ролей. В этой теории выделяются три вида ролей: "подражания", "исполнения" и "выбора", - где последняя занимает особое положение, так как рассматривает себя с позиции значимого другого. Первая и вторая есть результат взаимодействия и примеривания социального я и ролевых экспектаций (ожиданий). Социодраматический подход И. Гофмана изучает интеракции (взаимодействия) людей, причем значения, смысл вещей как символические выражения мира обусловлены "горизонтом" и возможностью действия в различных ситуациях. Гарвардская школа (Р. Мертон) в межличностном взаимодействии делает акцент на отношения "человек - окружение" с учетом методов включенного наблюдения, т. е. субъективного анализа внешних факторов. Все вышеперечисленные теории связаны механизмом взаимодействия социосистем как возможностью выбора действия в определенной ситуации при стремлении к кооперации. В основе контактов взаимодействия элементов социосистем лежит возможность выбора значимости действий.
Теоретической методологией построения и обобщения теории личности и действия стала этнометодология (А. Шюц), которая использует понятие "феноменологическая редукция", включающее предположение о том, что мир вокруг нас есть творение нашего сознания. Автор подчеркивает, что внешний мир существует объективно, но для человека он начинает иметь значение только через осознание его. Мир, который мы воспринимаем, становится миром внутри нас. Модели человеческого действия опираются на положение об избирательном характере поведения. Это связано с представлением социального мира как совокупности целей и средств, а также значений, в которых данные средства и цели формулируются и с помощью которых они выбираются и достигаются. Каждая модель предполагает наличие социальной структуры, основанной на кооперации индивидов. Итак, символический интеракционизм характеризует протекание социальной жизни как множество уникальных личностных контактов, взаимодействий, кооперативных эффектов, фундаментом которых является выбор средств, значений, каждый раз индивидуально. Причем сосредоточение внимания на внутренних мотивах человеческого выбора определяется этнометодологией. Кооперация как социальное взаимодействие на межличностном уровне представляется как наиболее управляемое взаимодействие за счет выбора действий и мотиваций субъекта. Во втором параграфе - "Кооперативные тенденции коммуникативных процессов" автор поднимает проблему кооперации в контексте социальной коммуникации, связанной с теорией общества.
Коммуникация, определяя способ бытия общества в историческом пространстве, является важным механизмом развития социосистем: как процесс она выступает средством познания мира и его преобразования; с помощью коммуникаций структурируются информационное поле и содержание социосистем, формируется общественное и индивидуальное сознание. Именно в контексте коммуникативной концепции теория общества разрешает проблему взаимодействия и взаимосвязанности всех индивидов, их кооперирования. Представление социума как совокупности взаимодействующих систем предполагает ориентировку на их дифференциацию по определенным объект-субъектным отношениям и связям. Живая система благодаря круговой природе располагает самореферентной областью взаимодействий (является самореферентной системой), а благодаря универсалистскому характеру коммуникативных взаимодействий предполагает существование сложных уровней социосистем. Такое понимание смысла наглядно рассматривается диссертантом через ключевые положения концепции аутопоэзиса У. Матураны и Ф. Варела, через систему принципов аутопоэтической организации по Н. Луману.
Автор подчеркивает, что необходимо выделить еще ряд характерных особенностей, а именно: цикличность, ограниченность, непрерывность, структурное сопряжение, самореферентность, - в рассмотрении самореферентных социосистем в коммуникативных процессах как иерархически взаимодействующих компонентов - информации, сообщения и понимания. Первая особенность - круговая причинность (цикличность) была выдвинута еще в кибернетике (Н. Винер). Новое звучание она приобрела в контексте аутопоэзиса (Ф. Варела, Н. Луман, У. Матурана), так как позволила описать одновременно устойчивость, развитие и самовоспроизведение социосистем. Благодаря поддержанию заданной цикличности, что обусловлено различными циклами активности и жизнеобеспечения живой системы, аутопоэтические системы гомеостатичны. Обратная связь есть непременное условие поддержания состояния гомеостаза в социосистемах, проявляющееся в том, что основным продуктом производства всей организации выступает сама эта организация. Вторая особенность социосистем - ограниченность обусловлена определенной границей, пространственно или топологически отделяющей ее от окружающей среды. Взаимодействие социосистем и окружающей среды представлено идентификацией системы как целостной. Третья особенность взаимодействующих социосистем - непрерывность. Необратимым и непрерывным образом аутопоэтическая система воспроизводит саму себя, в сетевом взаимодействии образующих ее элементов поддерживая собственную целостность. Определяющими характеристиками социосистем, с точки зрения автора, являются их самореферентность и самосоотнесенность. Способность социосистемы ссылаться на саму себя, познавать окружающий и свой внутренний мир, порождать собственные описания и работать с ними позволяет ей успешно действовать и развиваться. Осознание себя самоизменяющейся системой дает возможность одновременного протекания процессов взаимодействия элементов и создания их новых структур через различные описания. При этом граница, которая определяет способ взаимодействия с внешней средой, сама выступает как продукт системы, а значит, и внешняя среда является конструктом системы, поскольку одно немыслимо без другого. Данное представление единства внутреннего и внешнего мира особенно сильно обусловлено принципом кооперативности, поэтому коммуникации необходимо рассматривать как кооперацию элементов подсистем социоструктуры.
Итак, кооперация в смысловом дискурсе коммуникаций в социуме рассматривается как "порядок взаимодействия" совокупности социальных систем и подсистем в коммуникативных процессах посредством механизма сопряженных взаимодействий (структурной и когнитивной координации), а механизм структурных сопряжений коммуникаций в социуме в данном контексте представлен результатом взаимодействия социальных субъектов (В. П. Бранский, И. Гофман, Т. Парсонс). По мнению Н. Лумана1, коммуникация рассматривается через элементы самопостроения социосистем как особого вида взаимодействия иерархических уровней элементов социосистем, которые производятся ими самими. Таким образом, в связи с новым представлением о коммуникации в социуме, вследствие ориентирования на кооперативные процессы в социальных системах смысловой аспект коммуникации как кооперации элементов подсистем социоструктуры является определяющим, и именно поэтому кооперация как взаимодействие социосистем сама создает смысл. В третьем параграфе - "Социальная самоорганизация и кооперация" автор рассматривает кооперацию в рамках механизма структурного сопряжения, фрейма, представляющего особый порядок взаимодействия.
Кооперация как форма социальной самоорганизации через коммуникации является неотъемлемым элементом знания, которое служит средством адаптации социосистем в меняющемся мире, где постоянно изменяется или нарушается функционирование ее элементов и системы в целом. Механизм структурного сопряжения системы и окружающей среды в процессе кооперации в социуме представлен особым порядком взаимодействия - фреймом. В основании теории фреймов лежат идеи М. Минского о механизме их функционирования, обусловленного сопоставлением информации, полученной извне, с элементами и значениями, с определениями для каждого концептуального объекта в нашей памяти. Фреймовая структура представляет понятийную рамку, связанную факторами и процедурами, обеспечивающими выполнение запросов подсистем социосистемы. Фрейм - это единица представления знаний, запомненная в прошлом, детали которой могут быть изменены согласно текущей ситуации. Каждый фрейм может быть дополнен различной информацией о способах и последствиях его применения и действиях, выполняемых, если прогноз не оправдается.
Знание, по мысли автора, можно охарактеризовать как единицу фрейма, как содержательно-смысловой элемент информации или интерпретацию информации с последующим ее хранением. В процессах передачи, хранения и переработки информации и формирования знания как элемента социальной коммуникации структуры социальной организации диссертант подчеркивает роль языка. В механизме самоорганизации знания язык является универсальной знаковой системой и способен справиться с любыми задачами коммуникации. Язык - это один из важнейших ресурсов общества, от рационального применения которого зависит эффективность использования информации в коммуникациях. Прикладные задачи, связанные с языковым строительством и обработкой информации, входят в общую проблему преодоления языковых барьеров в процессе познания. Решение указных вопросов, по мнению автора, опосредуют кооперативные эффекты, способствующие гармонизации социосистем. Понимание смысла сообщений, преодоление "тупиков" в анализе и содержательной обработке коммуникаций определяется дополнительной, специально организуемой информацией (знания о единицах языка и единицах предметной области) и рассматривается методологией обменного взаимодействия кооперативных эффектов. Именно методология кооперации в контексте обменного взаимодействия дает ключ к пониманию общества как сложной коммуникативно-смысловой системы. Автор выделяет, что непременным условием социосистем, участвующих в познавательном процессе, по Н. Луману2, должна быть операциональная замкнутость самореферентных систем, производящих себя через коммуникации; согласно концепции X. фон Фёрстера3, - самонаблюдаемость, т. е. активное конструирование знания познающим субъектом, который включается в процесс взаимодействия с объектом; по концепции аутопоэзиса У. Матураны и Ф. Варелы4 - возобновляемость, взаимоскоординированность. Это дает понимание общества как совокупности взаимосвязей социосистем, обусловленных сложным коммуникативно-смысловым аспектом. Причем знание является системным свойством, характеризующим особый класс социосистем, получивших название смысловых, сложных, самоорганизующихся. Кооперация как форма социальной самоорганизации социосистем представлена следующими свойствами: операциональной замкнутостью, самореференцией, самонаблюдаемостью, возобновляемостью, взаимоскоординированностью и определенной языковой средой, характеризующейся объектным, ситуативным языком. Таким образом, приходит к выводу автор, общество должно совершить структурную реорганизацию познавательного процесса, трансформируя отношения и связи в контексте кооперативности социосистем.
Во второй главе - "Развитие и организация кооперативных социосистем" рассматриваются социосистемы в равновесно-интеграционной, эмерджентной концепции развития и глобальном эволюционизме как кооперативном измерении; анализируется детерминация условиями и свойствами социосистем как основа их функционирования; представлены кооперативное движение и кооперативные объединения, закрепленные законодательно как организационно-правовые формы кооперации, а также кооперативная стратегия и кооперативный идеал в структуре управления. В первом параграфе второй главы - "Трансформация социальных систем в кооперативном измерении" автор рассматривает развитие в социосистемах как преемственность между качественными изменениями на уровне социосистемы.
Под трансформацией социальных систем диссертант понимает их развитие во времени и пространстве в рамках определенных механизмов, характеризующих кооперативное взаимодействие элементов систем, и рассматривает развитие как особого рода связь состояний элементов систем. Эта связь не беспорядочна: если хаотичность на уровне первичных изменений "преодолевается" в целостности изменений, в одном каком-либо качественном преобразовании подсистемы, то на уровне всей системы данные преобразования могут оказаться на указанном уровне беспорядочными изменениями, не имеющими внутренней связности, тогда развития не происходит. Говоря о процессах функционирования социосистем, диссертант отмечает, что движение в состояниях одного и того же уровня связано лишь с перераспределением элементов, функций и связей в социосистеме. Основное содержание процесса развития составляет достаточно существенные изменения в строении социосистем и описывается как смена состояний развивающейся социосистемы.
Кооперативные эффекты социосистем, по теории Н. Н. Моисеева, в тенденции своего развития обусловлены определенными критериями концепции универсального эволюционизма, объединяющими в одно целое идеи системного и эволюционного подходов.
Известно, что кооперативное измерение живых и неживых систем определяется связью состояний элементов, их составляющих. В современном обществе кооперативные эффекты, согласно Моисееву, имеют конкретный механизм выбора в своей эволюции ("синхронный" и "диахронный"; последний делится на структурный и функциональный)5. Автор указывает, что механизм взаимодействия систем в эволюции обусловливается простейшей математической моделью, представленной "динамикой Ферхюльста". Становление "нового взгляда" на кооперативные эффекты в социосистемах, о котором говорили Ф. Капра, Э. Ласло, О. Леопольд, Ю. Хабермас, А. Швейцер, Э. Янч, определен синергетикой как идеей ритмов мира, их воздействия друг на друга, включая ритмы человеческой жизнедеятельности в процессе этого взаимодействия. Как одно из важных проявлений самоорганизации в восточной философии Дж. Нидама рассматривается идея резонанса всех частей космоса как особого вида взаимодействия и обобщения ситуации кооперативных эффектов в сложных самоорганизующихся системах (взаимосогласованная дифференциация). Интуитивное осознание русским космизмом глобальных противоречий в социуме приводит его представителей (Н. Ф. Федоров, Н. Г. Холодный 6) к мнению, что решение возникающих проблем возможно в рамках кооперативного измерения систем. Воздействие человека как социосистемы на различные типы систем должно быть ориентировано на поиск выхода из потенциального неблагоприятного состояния, в которое может быть ввергнуто человечество в будущем. Размышления, предвосхищающие современное значение кооперативных эффектов в системе глобальных кризисов, автор находит в философии "общего дела" Н. Ф. Федорова, который предостерегал от возможных последствий неразумного обращения с системами. Предысторией взаимодействий живых и неживых систем, отраженных в "эмерджентной теории эволюции" Л. Моргана7, равновесно-интеграционных концепциях развития Г. Спенсера, Л. Ф. Уорда8, теории конфликта в обществе Р. Дарендорфа9, являются идеи натурфилософов-естествоиспытателей Л. Берта-ланфи, Э. Майра, Г. Меллера, А. Сент-Дьерди, Дж. Симпсона, Дж. Хаксли.
Суть модели механизма взаимодействия элементов систем в концепции "творческой эволюции" или "эмерджентизма" представлено новым качеством, которое возникает в системе и не сводится к предшествующему. В данной концепции различались два понятия - "результант" и "эмерджент", где результант соотносился с суммативным типом изменений системы, который определялся арифметическим сложением ее исходных элементов, а эмерджент - с интегративным изменением системы, несводимым к исходным ее элементам.
Равновесно-интеграционная модель - это вариант трактовки трансформации систем, исходящий из абсолютизации параметров взаимодействия или кооперации систем, где при объяснении взаимодействия элементов социосистем противоречия или не учитываются, или рассматриваются лишь как негативный фактор, нарушающий равновесие данной социосистемы. Кроме того, теоретическим основанием кооперативных свойств в самых разных саморегулирующихся социосистемах является, по В. И. Вернадскому и А. И. Субетто10, управляемая социоприродная эволюция на базе общественного интеллекта и образовательного общества, детерминирующая социально-цивилизационные основания законов кооперации. Таким образом, в начале XXI столетия, когда человечество оказалось перед проблемой выбора стратегий выживания, многие идеи согласуются с возникающими в недрах современной техногенной культуры новыми ценностями и мировоззренческими смыслами - "ритмами" системных структур, общественным интеллектом, равновесностью / неравновесностью элементов систем, которые формируются в концепциях и теориях, описывающих кооперативные эффекты. Осознание этой кооперативности имеет непреходящую эвристическую ценность, поскольку во многом определяет стратегию дальнейшего развития человечества. От того, как человечество в качестве социосистемы будет строить взаимоотношения с неживыми и живыми системами, зависит само его существование. Не случайно проблемы кооперативности социосистем постепенно становятся доминирующими. Но если кооперирование процессов, протекающих в неживых системах, обеспечивается механизмами естественной самоорганизации, то обеспечение согласованности характеристик социосистем может быть осуществлено только разумом и волей человека. Во втором параграфе второй главы - "Основные детерминанты развития кооперативных систем" автор рассматривает современное общество как совокупность открытых, диссипативных, нелинейных систем, определяющихся кооперативными взаимодействиями составляющих их элементов (детерминациями условиями и свойствами), которые необходимы для достижения наиболее эффективного, устойчивого состояния системы. Кооперативные системы характеризуются сложностью, множественностью и разнообразием. Функционирование кооперативных социосистем определено структурным функционализмом: микрофункционализмом Д. Мартиндейла11, утверждающего, что сеть социальных взаимодействий обусловлена набором связей между ними; структурно-функциональной теорией Т. Парсонса12 - о том, что любое изменение в одной части социальной системы вызывает кооперативные эффекты в других ее частях; общей теорией систем А. И. Уемова13, обобщившего взаимодействия разнородных элементов в единичной системе элементов (систем объектов одного и того же рода) законом композиции как кооперативности. Солидаризируясь с мнениями ученых, автор отмечает, что согласно применению концепции причинности взаимодействий Ю. В. Сачкова, т. е. при каких условиях возникает взаимодействие между социосистемами и их элементами, детерминация условиями представлена "удаленностью от равновесия". В соответствии с мнением И. Пригожина флуктуации окружающей среды могут воздействовать на бифуркации и порождать новые неравновесные непредсказуемые переходы (влияние на систему внешних условий)14. По Г. Хакену, кооперация как взаимодействие ведет к увеличению числа компонентов системы или их перемешиванию, а обеспечение устойчивости вновь образованных когерентных структур взаимодействия кооперативных социосистем связано с созданием принципиально нового, иного по сравнению с исходным, состояния (свойства)15. Условия детерминируют системы как количественно, так и качественно, посредством чего у них появляется возможность существовать и функционировать в длительном периоде (Б. Ф. Кевбрин)16. С. П. Курдюмов и Г. Г. Малинецкий наряду с детерминацией условиями отмечают, что дальнейшее существование взаимодействий элементов системы может зависеть от резонансного возбуждения, связанного с внутренними свойствами нелинейной системы17. По мнению Н. Н. Моисеева, диссипативные структуры социосистем обусловлены условиями нелинейности первого рода. Кооперативность как самовоспроизведение диссипативных систем, по мнению Э. Янча, зависит от нарушения симметрии взаимодействия, кооперативности как свойств социосистем. Концепция об иерархическом строении современных социосистем В. Н. Садовского (отраженная в работах П. К. Анохина и М. А. Гайдеса) подтверждает, что циклически повторяющаяся система сохраняет новые качества, накапливая количественные изменения, и подготавливает новый уровень качества системе следующего уровня 18. Понимание кооперации как сопряженного изменения во взаимодействиях социосистем М. К. Петров обусловливает идеей социальной наследственности, преемственного воспроизведения определенных характеристик, навыков, умений, ориентиров и т. д.; Ч. Ламсден и А. Гушурст - "идеей культургена", который трактуется как паттерн, соответствующий множеству поведенческих образцов и ментальных конструкций, определяемых внутренними процессами оценки и осуществления выбора ("идеей выбора")19.
Целенаправленное воздействие (управление) на социосистемы, обращенное либо на сохранение ее основного качества или совокупности свойств, утрата которых привела бы к разрушению системы, либо на выполнение определенных действий, обеспечивающих устойчивость ее функционирования и достижение определенных целей, позволит детерминировать развитие социума в рациональном для человечества направлении. Принцип эффективности взаимодействия как кооперативности социосистем, подсистем и их элементов (принцип Парето (20 : 80)) наиболее ярко иллюстрирует эффективный выбор действий для нахождения возможного взаимодействия между элементами социосистем и управления ими. Таким образом, эволюция кооперативных социосистем определяется процессом управления, при котором реализуется фиксированная цель в рамках достаточно стабильного детерминированного условиями и свойствами качественного состояния, отражающего устойчивые связи и взаимодействия между сосуществующими свойствами, элементами, процессами. Функционирование социосистем определяется структурным функционализмом, рассматривающим общество как имеющее структуру и механизмы взаимодействия его элементов, каждый из которых выполняет собственную функцию (роль). В третьем параграфе - "Кооперация как хозяйственно-экономическая система связей и организационно-правовая форма" автор представляет кооперацию как организационно-правовую форму.
Кооперация - это организационная структура, которая обусловлена формой взаимных связей. Разные исследователи предполагают ее осмысливать не только в экономических категориях и понятиях, но и в широком историческом, социальном, материальном, духовном и нравственном контексте. По К. И. Вахитову, кооперация, организованная в движение, есть целенаправленная деятельность, которая выражается в организационной, правовой, хозяйственной, просветительской, образовательной форме. И. В. Емельянов определяет кооперативное движение как процесс экономической интеграции. А. Н. Николаев рассматривает кооперативное движение как социальные отношения с новыми свойствами20. Экономическое учение М. И. Туган-Барановского называет кооперацию социально-ориентированным хозяйствующим субъектом и рассматривает интерес субъекта как основополагающий принцип в образовании кооперативов21; А. В. Чаянов определяет кооперацию как организованную на коллективных началах часть экономической деятельности людей22; М. В. Петрашевский представляет кооперацию в виде экономической организации; Д. Илимский-Кутузов утверждает, что элемент экономики - это кооперация; модель экономической жизни по В. С. Садовскому представлена кооперацией как образованием новой хозяйственной формы общества. В. Вигодзинский писал о кооперации как об экономическом микрокосмосе23. Согласно теории К. Маркса, простая кооперация имела место в масштабе всего общества, но только при обобществленной социалистической собственности она становится в своей сущности массовой силой, способной охватить все звенья хозяйства при переходе количества в качество благодаря созданию новой производительной силы24. Социальный аспект кооперативных объединений представлен коммунистическими общинами Р. Оуэна, фалангами Ш. Фурье, конгломератом труда и собственности И. Губера, задуманными как орудие социального преобразования всего человечества. Для Э. Якоба кооперация - это институт самопомощи рабочих25. В. Г. Егоров же определяет кооперацию как гармонизацию интересов коллектива и личности, организуемых в малые экономические структуры26. П. П. Маслов рассматривает психологические основы кооперативной деятельности в рамках ее мотивов и идеологий27. В нравственно-этических концепциях А. Н. Анцыферова, Дж. С. Милля и И. Питмана кооперация трактуется с позиции нравственности, основными принципами и характерными чертами которой остаются общность цели, честность и взаимная выгода отношений, добровольность объединения, равноправие, взаимопомощь, солидарность, равенство, братство, культурное и духовное слияние и т. д. Н. П. Баллин рассматривал кооперацию как взаимное сочувствие, взаимную приязнь и по преимуществу любовь и дружбу. А. Н. Анцыферов отмечал кооперацию как одну из форм общественной организации, основывающей свой труд и отношения на принципе любви, посредством чего можно достигнуть радостной жизни подлинного культурного развития28.
Автор подчеркивает, что формы отношений и связей кооперативной деятельности и кооперативного движения в контексте кооперативной стратегии определяются организационной структурой. Ее основаниями являются понятия организации, структуры и управления. Как отмечает К. Майнцер, человечество осуществляет переход к нелинейному мышлению и к управлению сложностью социосистем посредством конструирования желаемого, наиболее благоприятного и вместе с тем достижимого будущего, модель которого находит отражение в необходимости развития новой технологии - современной технологии управления рисками29. Таким образом, изучение организации социосистем в кооперативной стратегии становится определяющим. По мнению Е. Н. Князевой, именно кооперация может дать такие синергийные эффекты, которые позволят достичь эффективной работы деятельности каждого члена или подструктуры, объединяя и сокращая путь вступления социосистем в их множественность. Следовательно, обеспечить устойчивое развитие сложных материальных, социальных, информационных и культурных социосистем позволяет глобальная кооперация30. В. В. Тузов отмечает, что качество элементов определяет качество системы, и наоборот, а связи, представляющие собой результат самоорганизации, самоструктурирования обладающих активностью элементов под влиянием окружающей среды, опосредуют особую форму самодетерминации социосистем31. Автор утверждает, что вопросы самодетерминации, самоструктурирования различных структур социосистем в концепции кооперации требуют создания определенной кооперативной стратегии и нового "инструмента" управления, охватывающего специфические особенности социального базиса и возможности экономического прогресса государства. Формирование кооперативной стратегии также предполагает образование приемлемой методологии для анализа социальных институтов и выработку единой политики, применимой к различным представлениям социальной действительности. Следовательно, кооперативная стратегия становится социальной основой прогресса различных социальных организаций и институтов. В. Т. Дронов особый акцент делает на личности человека как субъекта новых социальных качеств, на отношениях индивида и общества, установлении гуманного и демократического порядка, который соответствует общечеловеческим ценностям современной цивилизации. По его мнению, теория кооперации является теорией самого общества, она представляет остеологию общественной науки32. Идеи, лежащие в основе организационной структуры кооперации, интерпретированы П. Блау и У. Скоттом как формальная структура, представляющая систему управленческих решений, в которой механизмы принятия осуществляются людьми. Согласно А. Этциони, данный механизм позволяет характеризовать организацию как социальное объединение33. По теориям Ч. Барнарда, Д. Марча, Г. Саймона, организация - это определенный вид кооперации людей (совместное действие людей, взаимодействующих человеческих существ, центральная координационная система, социальные объединения или группы)34. Эффективные механизмы управления взаимодействием социосистем (координационные и адаптационные) определяются линейно-функциональной структурой ("шахтным" принципом) организационной формы кооперации. Частным случаем кооперации как своеобразной формы организации, управления производством (формой бизнеса) и деятельностью, отмечает автор, является кооператив, представляющий собой конструкцию, которая включает данное объединение в систему единого экономического пространства, обеспечивает правовую регламентацию хозяйственной деятельности, организационно закрепляет процессы управления данным явлением, определяет систему внутренних и внешних взаимоотношений участников.
Правовая сторона кооперативных объединений характеризуется законодательными актами РФ, закрепляющими систему юридических отношений.
Таким образом, кооперация рассматривается, с одной стороны как система хозяйственно-экономических связей, а с другой - как организационно-правовая форма. Первая представлена различными кооперативными объединениями в экономическом, социальном и нравственно-этическом аспектах, причем последний из них с нарастанием проблем технократического общества требует своей актуализации. В заключении диссертации автор излагает наиболее важные теоретические выводы и обобщения исследования, формулирует основные результаты.
Диссертант приходит к выводу, что необходимость обращения к возможностям кооперации обусловлена отсутствием приемлемой методологии для анализа социальных институтов и поиском выхода из кризисных ситуаций современного социума. Именно кооперация является тем потенциалом, который позволит восполнить пробел в едином понимании социальной онтологии, так как приоритетным и перспективным принципом современного общества должно быть сотрудничество, а не борьба и конкуренция. Следовательно, устойчивое развитие сложных материальных, социальных, информационных и культурных социосистем позволит обеспечить глобальная кооперация. Таким образом, изучение, применение и развитие кооперативной стратегии в структуре взаимодействий и связей социосистем становится определяющим. Основное содержание диссертации отражено автором в следующих публикациях:
I. В изданиях, включенных в перечень ведущих рецензируемых научных журналов ВАК и изданий Министерства образования и науки РФ:
1. Колоколова, Е. О. К вопросу о понятии "кооперация": социально-философский анализ / Е. О. Колоколова // Регионология. - № 3. - 2010. - С. 269-274. 2. Колоколова, Е. О. Кооперация как форма самоорганизации населения [Электронный ресурс] / Е. О. Колоколова // Теория и практика общественного развития. - 2010. - № 3. - URL: http://www.teoria-practica.ru/index.php/3-2010/223-filosofia/509-4. - 0421000093\0099.
II. Публикации в других научных изданиях:
3. Колоколова, Е. О. Потребительская кооперация как социальный институт / Е. О. Колоколова // Проблемы современного состояния социально-экономической системы России : межвуз. сб. науч. тр. - Вып. 4. - Саранск, 2004. - С. 179-182. 4. Колоколова, Е. О. Кооперация - решение проблемы бедности / Е. О. Колоколова // Духовно-нравственные основы социально-экономической деятельности потребительской кооперации : тез. докл. и выступлений на науч.-практ. конф. (Саранск, 19-20 апр. 2005 г.) : в 2 ч. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т. - Саранск, 2005.- Ч. 1. - С. 56-59. 5. Колоколова, Е. О. Правовое регулирование труда в кооперативных организациях / Е. О. Колоколова, А. А. Плеханов // Кадры в совершенствовании социально-экономической деятельности потребительской кооперации: материалы докл. и выступлений на науч.-практ. конф. (Саранск, 19-20 апр. 2006 г.) / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т. - Саранск, 2006. - С. 239-243. 6. Колоколова, Е. О. Социальная миссия потребительской кооперации / Е. О. Колоколова // Кадры в совершенствовании социально-экономической деятельности потребительской кооперации : материалы докл. и выступлений на науч.-практ. конф. (Саранск, 19-20 апр. 2006 г.) / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т. - Саранск, 2006. - С. 36-39. 7. Колоколова, Е. О. Кооперация как средство преобразования социально-экономического строя / Е. О. Колоколова // Развитие инновационной экономики региона в условиях глобализации : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Саранск, 25-26 апр. 2007 г.) : в 2 ч. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2007. - Ч. 2. - С. 328-332. 8. Колоколова, Е. О. Преимущества кооперативного ведения хозяйства / Е. О. Колоколова // Философия и современность : материалы Междунар. науч.-теорет. конф. (Саранск, 21-22 янв. 2008 г.) : в 2 ч. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2008. - Ч. 2. - С. 330-335. 9. Колоколова, Е. О. Правовой режим имущества кооператива / Е. О. Колоколова // Философия и современность : материалы Междунар. науч.-теорет. конф. (Саранск, 21-22 янв. 2008 г.) : в 2 ч. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2008. - Ч. 2. - С. 324-330. 10. Колоколова, Е. О. Основные подходы к определению понятия "кооперация" / Е. О. Колоколова // Кооперативное образование в условиях реформы : материалы Междунар. науч.-практ. конф. (Саранск, 16 апр. 2009 г.) : в 2 ч. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2009.- Ч. 2. - С. 163-165. 11. Колоколова, Е. О. Многообразие форм кооперации / Е. О. Колоколова // Социально-экономические проблемы кооперативного сектора экономики : материалы II Междунар. науч.-практ. конф. (Москва, 12 дек. 2009 г.). - М., 2009. - С. 176-180.
12. Колоколова, Е. О. Категория "кооперация" в социобиологии и биополитике / Е. О. Колоколова // Общество : политика, экономика, право. - 2010. -№ 2. - С. 18-21.
13. Колоколова, Е. О. Трансформация социальных систем в кооперативном измерении / Е. О. Колоколова // Российскому университету кооперации - 100 лет. Саранскому кооперативному институту - 35 лет : юбил. сб. науч. ст. / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2011. - С. 59-61. 14. Колоколова, Е. О. Социальное взаимодействие как межличностная кооперация // Инновации в образовательной деятельности и их влияние на развитие региона : материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 1000-летию единения мордовского народа с народами Российского государства (Саранск, 11 апр. 2012 г.) / [редкол.: Б. Ф. Кевбрин (отв. ред.) и др.] ; Саран. кооп. ин-т РУК. - Саранск, 2012.- С. 66-68.
Подписано в печать 11.05.2012г.
Бумага офсетная. Формат 60х84 1/16. Гарнитура Таймс.
Печать способом ризографии. Усл. печ. л. 1,17. Уч.- изд. л. 1,25.
Тираж 100 экз. Заказ № 60.
Отпечатано с оригинала-макета заказчика
в ООО "Референт".
430000, г. Саранск, пр. Ленина, 21.
Тел. (8342) 48-25-33.
1 См.: Луман Н. Что такое коммуникация? / пер. с нем. Д. В. Озирченко // Соц. журн. - 1995. - № 3. - С.114-125.
2 См.: Луман Н. Общество как социальная система. - М., 2004. - 232 с.
3 См.: Цоколов С. Дискурс радикального конструктивизма. Традиции скептицизма в современной философии и теории познания (с переводами оригинальных работ Я. Ватцлавика, Э. фон Глазерсфельда, X. фон Фёрстера, У. Матураны, Ф. Варелы и Г. Рота). - Мюнхен, 2000. - С. 155-158.
4 См.: Матурана У., Варела Ф. Древо познания: биологические корни человеческого понимания. - М., 2001. - 224 с.
5 Моисеев Н. Н. Стратегия разума // Знание - сила. - 1986. - № 10. - С. 25.
6 См.: Холодный Н. Г. Избр. труды. - К.,1982. - 442 с.; Федоров Н. Ф. Философское наследие. - М.: Мысль, 1982. - 711 с.
7 См.: Morgan C. L. Emergent Evolution. - L.: Oxford, 1927. - 305 р.
8 См.: Спенсер Г. Основания социологии. - СПб., 1898. - 932 с.; Уорд Л. Ф. Очерки социологии / пер. с англ. Е. И. Бошняк. - М., 2009. - 248с.
9 См.: Дарендорф Р. Элементы теории социального конфликта // Социс (Социологические исследования). - 1994. - № 5. - С. 142-147.
10 См.: Вернадский В. И. Философские мысли. - М., 1988. - 520 с.; Субетто А. И. Ноосферизм. Введение в ноосферизм. - СПб., 2001. - Т. 1. - 538 с.
11 См.: Martindale D. The Nature and Types of Sociological Theory. - Boston: Houghton Mifflin, 1960. - 83 p.
12 См.: Парсонс Т. Система координат действия и общая теория систем действия: культура, личность и место социальных систем // Американская социологическая мысль: тексты: пер. с англ. / ред. В. И. Добреньков. - М.: Изд-во МГУ, 1994. - С. 448-464.
13 См.: Уемов А. И. Системный подход и общая теория систем. - М., 1978. - 272 с.
14 См.: Пригожин И. Порядок из хаоса. - М., 1986 - С. 239-240.
15 См.: Хакен Г. Синергетика. Иерархии неустойчивости в самоорганизующихся системах и устройствах. - М., 1985.- 419 с.
16 См.: Кевбрин Б. Ф. Развитие. Детерминизм. Закон / Моск. ун-т потребкооперации. - М., 1998. - 244 с.
17 См.: Курдюмов С. П., Малинецкий Г. Г. Синергетика - теория самоорганизации. Идеи, методы, перспективы. - М., 1983. - № 2. - 64 с.
18 См.: Садовский В. Н., Юдин Э. Г. Исследование по общей теории систем. - М., 1969. - 520 с.; Анохин П. К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем // Принципы системы организации функции. - М., 1973. - С. 5-61.; Гайдес М. А. Общая теория систем (Системы и системный анализ). - М., 2005. - 204 с.
19 См.: Петров М. К. Язык, знак, культура. - М., 2004. - 328 с.; Ламсден Ч., Гуршурст А. Генно-культурная коэволюция: человеческий род в становлении // Человек. - 1991. - № 3. - С.11-22.
20 См.: Вахитов К. И. Кооперация. Теория, история, практика: избр. изречения, факты, материалы, коммент. - М., 2006. - 560 с.; Захаров И. В. Кооперативные принципы и практика кооперативных организаций в России. - М:, 2001. - 312 с.; Николаев А. А. Теория и практика кооперативного движения // Классификация и определение кооперации. - Пг., 1919. - 113 с.
21 Туган-Барановский М. И. Социальные основы кооперации. - М.,1989. - С. 46.
22 Чаянов А. В. Избранные произведения : сборник / [сост. Е. В. Серова].- М., 1989.- С. 196.
23 См.: Вахитов К. И. Кооперация. Теория, история, практика : избр. изречения, факты, материалы, коммент. - М., 2006. - 560 с. 24 Маркс К., Энгельс Ф., Ленин В. И. О кооперации. - М.: Политиздат, 1988. - С. 98-99.
25 См.: Петрова Ю. А. Роберт Оуэн. М.: Наука, 1991. - 121с.; Линтварев В. Ш. Фурье, В. Кинг, Ж. Бюше и Л. Блан о кооперации: Очерки из истории кооперации. - М.; Л., 1926. - 36 с.
26 Егоров В. Г. Кооперация - "третий путь" (к теории вопроса). - Челябинск, 2003. - С. 133-143.
27 См.: Маслов П. П. Социология и статистика. - М., 1967. - 230 с.
28 См.: Анцыферов А. Н. Очерки по кооперации: сб. ст. 1908-1912. - М., 1912. - 259 с.; Кооперация. Страницы истории: в 3 т. Т. 1. Избранные труды российских экономистов, общественных деятелей, кооператоров-практиков: в 3 кн. Кн. 1. 30-40-е годы ХIХ - начало XX в. - М.,1999. - 768 с. 29 См.: Майнцер К. Сложносистемное мышление: материя, разум, человечество, новый синтез. - М., 2009. - 464 с.
30 Князева Е. Н. Как возможно мышление о сложном и управление сложностью? // Вопр. философии. - 2010. - № 10. - С. 81-84. 31 См.: Тузов В. В. Самоорганизация социальной системы: дис. ... д-ра филос. наук, 09.00.11. - СПб., 2004. - С. 137-138.
32 Дронов В. Т. Диалектика развития общественной кооперации: Теоретический и методологический аспекты исследования. - Л., 1989. - С. 11.
33 См.: Блау П. Исследование формальных организаций // Американская социология. - М., 1972. - С. 93-105; Blau, P., Scott W. Formal Organizations. - Chandler, San Francisco, CA,1962. - Р. 194--221; Etzioni A. A comparative analysis of complex organization: on power, involvement, and their correlates. - Glencoe, IL: Free Press, 1961. - 366 p. 34 См.: Марч Д., Саймон Г. Организации / пер. И. О. Манько // Личность. Культура. Общество. - Т. 5. - Вып. 3-4 (17- 18). - 2003. - С. 27-62.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
Документ
Категория
Философские науки
Просмотров
232
Размер файла
213 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа