close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Роль и место смыслового поля при моделировании структурных и операциональных параметров значения слова

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Курганова Нина Ивановна Шифр научной специальности: 10.02.19 - теория языка Шифр диссертационного совета: Д 212.263.03 Название организации: Тверской государственный университет Адрес организации: 170000, г.Тверь, ул. Желябова, 33 Те
На правах рукописи
КУРГАНОВА Нина Ивановна
РОЛЬ И МЕСТО СМЫСЛОВОГО ПОЛЯ
ПРИ МОДЕЛИРОВАНИИ СТРУКТУРНЫХ И ОПЕРАЦИОНАЛЬНЫХ
ПАРАМЕТРОВ ЗНАЧЕНИЯ СЛОВА
10.02.19 – теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
доктора филологических наук
Тверь – 2012
Работа выполнена в ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет».
Научный консультант:
Залевская Александра Александровна – заслуженный деятель науки
РФ, доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет», профессор кафедры английского языка.
Официальные оппоненты:
Пищальникова Вера Анатольевна – заслуженный работник высшей
школы РФ, доктор филологических наук, профессор ФГБОУ ВПО «Московский государственный лингвистический университет»;
Кашкин Вячеслав Борисович – доктор филологических наук, профессор,
заведующий кафедрой теории перевода и межкультурной коммуникации
факультета романо-германской филологии ФГБОУ ВПО «Воронежский
государственный университет»;
Миловидов Виктор Александрович – доктор филологических наук,
профессор кафедры теории языка и перевода ФГБОУ ВПО «Тверской государственный университет».
Ведущая организация:
ФГБОУ ВПО «Омский государственный университет».
Защита состоится «___» _________ 2012 г. в___час. ___ мин. на заседании диссертационного совета Д 212.263.03 в Тверском государственном
университете по адресу: Россия, г. Тверь, ул. Желябова, 33, зал заседаний.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Тверского
государственного университета по адресу: Россия, Тверь, ул. Володарского, 44.
Отзывы можно направлять по адресу: Россия, 170100, г. Тверь, ул. Желябова, 33, ТвГУ, учёному секретарю диссовета Д 212.263.03.
Автореферат разослан «___» _________ 2012 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета Д 212.263.03
кандидат филологических наук, доцент
2
В. Н. Маскадыня
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Проблема значения является центральной для ряда гуманитарных наук
и по праву считается одной из самых спорных в лингвистике. Сегодня
назрела потребность в разработке интегративной теории значения, основанной на принципиально динамической основе, что предполагает включение значения в широкий контекст взаимодействия индивидуального и коллективного знания и требует учёта комплекса факторов общения и познания, сознания и мышления, языка и культуры. Решение поставленной задачи предполагает создание новой методологической платформы на качественно новом уровне интеграции, основанном на междисциплинарности,
синтезе методологических принципов и парадигм исследования.
Динамический подход к исследованию значения слова, соотнесённого с
сознанием человека и вписанного в контекст социальной жизни лингвосоциума, ориентирован на поиск внутренней динамики знания, что ставит в
центр исследования процессы и механизмы, выступающие связующим звеном индивидуального и коллективного знания. В таком случае построение
интегративной теории значения требует отказа от «статичных» моделей и
сдвигает акценты на функционирование значения как живого знания, отличительной особенностью которого является глубинное единство значения
и смысла.
В контексте современной парадигмы, ориентированной на интегративный подход, функционирование значения и смысла можно представить в
виде единого смыслового поля, которое объединяет индивидуальное и коллективное знание, процессы и результаты смыслообразовательной деятельности индивида и социума, что предполагает комплексное изучение
структурных и операциональных параметров смыслового поля и требует
поиска адекватных методов исследования.
Актуальность реферируемого исследования обусловлена, во-первых,
необходимостью учитывать соотнесенность значения с личностным (индивидуальным) и коллективным знанием; во-вторых, потребностью в разработке динамического подхода к проблеме функционирования живого знания в индивидуальном и общественном сознании, что позволит объяснить
специфику процессов смыслообразования и национально-культурной вариативности знания. Сегодня, несмотря на значительное количество работ,
посвящённых изучению ментальных репрезентаций, образов сознания носителей разных языков и культур, практически отсутствуют концепции и
теории, объясняющие глубинные основания описываемых расхождений.
Объект исследования – процессы функционирования живого слова в
ходе естественного семиозиса у носителей разных языков и культур.
Предмет исследования – структурные и операциональные параметры
значения слова, определяющие национально-культурную специфику его
функционирования в индивидуальном и коллективном сознании.
3
Цель исследования: разработать теоретические основания и исследовательские процедуры для построения интегративной динамической концепции значения как живого знания через призму структурных и операциональных параметров, взаимодействующих в рамках единого смыслового
поля, и на этой основе уточнить роль и место смыслового поля в функционировании значения.
В основу работы положена следующая гипотеза. С позиций современной парадигмы исследования, ориентированной на интегративный подход
в трактовке знания и познания, значение и смысл находятся в отношениях
диалогической взаимосвязи и взаимной дополнительности, что снимает
«жёсткое» противопоставление значений и смыслов и позволяет интерпретировать их взаимоотношения в рамках единого смыслового поля, которое
задаётся взаимодействием процессов и результатов
когнитивнодискурсивной деятельности. Динамику смыслового поля определяют процессы, которые выполняют связующую роль между индивидуальным и
коллективным знанием, в силу чего они служат главным источником вариативности знания.
Реализация поставленной цели и проверка выдвигаемой гипотезы потребовали решения комплекса теоретических и общеметодологических
проблем, в связи с чем в диссертационном исследовании были выделены
следующие группы задач.
I. Дать теоретическое и методологическое обоснование динамического
подхода к исследованию значения, что с позиций междисциплинарного
ракурса предполагало освещение следующего комплекса задач:
провести систематизацию и обобщение основных точек зрения на
проблему описания значения, выделить основные характеристики значения как достояния человека, т.е. живого знания;
определить основные методологические и теоретические принципы
построения интегративной теории значения;
исследовать природу двойной онтологии значений и на этой основе
раскрыть механизмы взаимосвязи и взаимодействия социокультурной и
психологической природы значения;
дать обоснование ведущей роли процессов в ходе когнитивнодискурсивной деятельности и уточнить роль языка при означивании мира.
II. В русле динамического интегративного подхода потребовалось исследовать пути и способы идентификации слова носителями разных языков и культур и на этой основе выделить набор структурных и операциональных параметров, позволяющих раскрыть характер взаимодействия
значений и смыслов, что влекло за собой решение следующих задач:
выделить когнитивные, коммуникативные и дискурсивные основания моделирования процессов конструирования смыслов;
раскрыть специфику процессов естественного семиозиса при идентификации значения слова;
4
дать обоснование динамическому операциональному подходу к исследованию процессов идентификации слова;
с позиций интегративного ракурса исследования определить основные этапы и уровни конструирования значений.
III. На материале ассоциативных экспериментов (далее – АЭ), проведённых в России и Франции, оказалось необходимым выделить опоры
идентификации слова как живого знания и на этой основе разработать интегративную динамическую модель функционирования смыслового поля.
С этой целью потребовалось:
разработать методику комплексного исследования структурных и
операциональных параметров смыслового поля на материале одноименных
ассоциативных полей (далее – АП), полученных от носителей разных языков и культур и дать методологическое обоснование названной исследовательской процедуре;
провести АЭ в России и Франции с целью сбора материала для исследования, обработать результаты эксперимента с учётом выделенных
приёмов и процедур анализа, выявить и исследовать структурные и операциональные параметры смысловых полей следующих слов-коррелятов,
обозначающих базовые концепты повседневной культуры: famille/семья,
maison/дом, nourriture/еда, travail/ работа, les amis /друзья,
vêtement/одежда, école/школа, un étranger/иностранец, France/Франция,
Russie/Россия;
на основе сопоставительного анализа АП исследуемых словкоррелятов, полученных от россиян и французов, выявить общие и культурно-специфичные особенности функционирования смысловых полей во
французском и русском языках, дать интерпретацию национальнокультурной вариативности знания;
на базе экспериментального исследования дать теоретическое обоснование функционирования значений и смыслов как единого смыслового
поля, определить опоры для его функционирования;
в рамках взаимодействия структурных и операциональных параметров уточнить роль и специфику когнитивных операций и стратегий в
функционировании смыслового поля;
на базе исследования процессов идентификации слова через призму
действий носителей разных языков и культур разработать интегративную
процессуальную модель выхода на образ мира;
с позиций смыслового поля провести методологическую обработку
понятий «образ мира» и «картина мира», дать интерпретацию образа мира
как универсальной интегральной динамической модели живого знания;
определить роль и место смыслового поля в функционировании живого слова и разделяемого знания.
5
Пути решения этих задач конкретизируются при изложении основного
содержания глав диссертации.
Научная новизна диссертационного исследования состоит: (1) в разработке динамического интегративного подхода к исследованию значения
как живого знания, основанного на междисциплинарности, синтезе методологических принципов и парадигм исследования; (2) в обосновании ведущей роли операционального знания, что позволило уточнить специфику
взаимодействия процессов и результатов когнитивно-дискурсивной деятельности; (3) в интегративном подходе к моделированию процессов
идентификации слова с учётом когнитивных, коммуникативных и дискурсивных факторов; (4) в интерпретации процесса идентификации слова в
условиях АЭ как «перевода» значений на смыслы и смыслов на значения,
раскрывающихся на разных уровнях осознания; (5) в разработке концепции смыслового поля как способа функционирования живого знания, которое задаётся взаимодействием процессов и результатов когнитивнодискурсивной деятельности; (6) в моделировании структурных и операциональных параметров смыслового поля на метакогнитивном, концептуальном, семантическом и дискурсивном уровнях; (7) в выделении культурноспецифичных и универсальных особенностей функционирования смыслового поля слов-коррелятов русского и французского языков, обозначающих концепты повседневности; (8) в определении роли и места смыслового поля в функционировании живого знания; (9) в разработке системы
специальных экспериментальных процедур и методик анализа функционирования значения слова на материале ассоциативных экспериментов.
Теоретическая значимость диссертационного исследования заключается: (1) в разработке общей интегративной динамической теории значения
как живого знания на основе учёта психологических, социокультурных и
лингвистических составляющих; (2) в обосновании диалогической и динамической природы взаимодействия социокультурного и психического, индивидуального и коллективного, значений и смыслов; (3) в интерпретации
взаимоотношений значения и смысла в рамках единого смыслового поля,
специфика которого обусловлена взаимодействием структурных и операциональных аспектов функционирования живого слова, что позволило
разработать концепцию смыслового поля как способа функционирования
живого знания; (4) в разработке динамического операционального подхода
к моделированию специфики смыслового поля посредством анализа смысловых связей «слово-стимул – ассоциат»; (5) в методологическом обосновании когнитивно-дискурсивного подхода к исследованию процессов
идентификации слова на базе АЭ; (6) в интегративном подходе к моделированию основных этапов и уровней порождения смыслов, на основе которого была разработана интегративная процессуальная модель выхода на
образ мира; (7) в обосновании ведущей роли когнитивных операций и
стратегий, что позволило раскрыть внутреннюю динамику и единство вза6
имоотношений значений и смыслов в ходе идентификации слова; (8) в
выделении параметров живого слова и разделяемого знания; (9) в объяснении истоков национально-культурной вариативности знания через призму
когнитивных операций и стратегий, что легло в основу формулирования
гипотезы вариативности знания; (10) во введении в исследовательский
инструментарий ряда понятий – смыслового поля слова, операционального
знания, операционального ядра – и их методологической обработки с позиций лингвистики; (11) в трактовке понятия образ мира как интегральной
универсальной модели знаний, объединяющей процессы и результаты, что
позволило дифференцировать понятия «картина мира» и «образ мира»;
(12) в авторской интерпретации и обосновании использования в психолингвистических исследованиях следующих понятий: разделяемое знание,
коллективное знание, когнитивная схема, когнитивные стратегии и операции, смысловые модели.
Практическая значимость работы обусловлена возможностью использования теоретических положений и выводов диссертационного исследования в лекционных курсах психолингвистики, языкознания, лексикологии
и сравнительной типологии, при разработке спецкурсов по межкультурной
коммуникации, сравнительному изучению языков и культур, этнопсихолингвистике. Материалы диссертации могут применяться на занятиях по
лингвокультурологии, в практике обучения французскому и русскому языкам как иностранным. Полученные результаты могут быть использованы
при подготовке и написании курсовых и дипломных работ, а также для
развития научно-исследовательской работы студентов, особенно в области
сопоставительных исследований, проводимых на материале различных
языков и культур. Обоснование ведущей роли операционального знания
может служить основой при разработке новых стандартов в обучении и
для создания образовательных программ нового поколения, для разработки
инновационных методов и приёмов обучения различным дисциплинам,
включая методику обучения иностранным языкам. Применение операционального подхода к моделированию когнитивных операций обладает эвристическим потенциалом в области исследования онтогенеза речевого и интеллектуального развития детей и школьников.
Когнитивно-дискурсивный подход к исследованию материалов АП и
разработанная нами методика двухуровневого анализа поля, в том числе,
процедура реконструкции смысловых связей между словом-стимулом и
ассоциатами АП могут быть использованы при изучении национальнокультурной вариативности знания на базе АЭ. Предлагаемая в работе методика многоуровневого анализа ассоциативных полей в единстве структурных и операциональных параметров успешно используется на протяжении ряда лет в Мурманском государственном гуманитарном университете при подготовке курсовых и дипломных работ по специальности «Ино-
7
странные языки с дополнительной специальностью», а также в процессе
организации научно-исследовательской работы студентов МГГУ.
Материалом исследования послужили результаты ассоциативных экспериментов, проведённых за период 2001 – 2010 гг. в России и Франции,
в которых приняло участие 440 человек в возрасте от 15 до 60 лет. Всего
получено и обработано около 20 000 ассоциативных реакций. В качестве
испытуемых представлены три возрастные группы: студенты России и
Франции (140 человек) в возрасте от 19 до 27 лет; школьники старших
классов городов Мурманска и Руана (200 человек); представители среднего и старшего поколения в возрасте 28–60 лет России и Франции (100
чел.). Кроме того, дополнительно привлекались тесты семантического
шкалирования, анкеты, опросники, позволяющие уточнить способ идентификации слов-коррелятов носителями двух языков (110 чел. с двух сторон). Общее количество участников всех экспериментов составило 550
чел., общее количество анализируемых фактов, включая анкетирование,
составляет 22 000 единиц.
Специфика предмета исследования, а также интегративный подход к
решению поставленных целей и задач обусловили междисциплинарный
характер исследования, методологическую основу которого составляют
работы в области теории познания (В.И. Аршинов, М.К. Мамардашвили,
А.М. Пятигорский, У. Матурана, Ф. Варела, Г. Хакен, М. Фуко, Э. Морен); социального познания и конструктивизма (Г.М. Андреева, С. Московичи, П. Бергер, Т. Лукман) и философии языка (Р.И. Павилëнис, Ю.С.
Степанов, Г. Гийом, Ш. Балли, Э. Бенвенист); идеи деятельностной и культурно-исторической психологии, разрабатываемые в работах отечественных и зарубежных учёных: Л.С. Выготского, В.П. Зинченко, А.Р. Лурия,
А.Н. Леонтьева, С.Л. Рубинштейна, Дж. Брунера; работы в области антропологической и семиотической теории культуры (Ю.М. Лотман, С.В. Лурье, М.К. Петров, Э. Кассирер) и диалога как основы взаимодействия в
культуре (М.М. Бахтин, В.С. Библер).
Теоретическую основу исследования составляют теория речевой деятельности и психологическая теория значения, представленная работами
А.А. Леонтьева, А.А. Залевской, В.А. Пищальниковой, психолингвистическая теория слова как средства доступа к единой информационной базе человека А.А. Залевской (1977/2010); положение о двойной онтологии значений (А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, А.А. Залевская); теория значения
как живого знания (В.П. Зинченко, А.А. Залевская), концепция индивидуального знания, разработанная А.А. Залевской (1977/1992); психолингвистические концепции речемыслительного процесса Л.С. Выготского, А.А.
Леонтьева, А.Р. Лурии, Т.В. Ахутиной (Рябовой), А.А. Залевской и др.,
идеи биокультурной теории значения (Й. Златев, А.В. Кравченко), когнитивной лингвистики и когнитивной психологии (У. Найссер, Ж. Пиаже,
Р.Л. Солсо, У.А. Чейф).
8
Методы и приёмы исследования обусловлены спецификой объекта,
материала исследования, целей и задач работы. Наряду с общенаучными
применялся целый ряд экспериментальных методов: ассоциативный эксперимент, методы количественной обработки материала, сопоставительного
изучения ассоциативных полей, полученных от носителей разных языков и
культур, метод субъективного шкалирования. В рамках когнитивнодискурсивного подхода к анализу АП широко использовались методы реконструкции глубинных пропозиций, моделирования структурных и операциональных опор функционирования смыслового поля на уровнях стереотипного ядра, когнитивной и признаковой структур поля, когнитивных
операций, схем и стратегий.
На защиту выносятся следующие положения.
1. Интерсубъективный характер знания, его диалогическая природа,
слитность познания и общения обусловливают постоянное взаимодействие
процессов и результатов когнитивно-коммуникативной деятельности, что
способствует формированию двух ипостасей функционирования знания:
значений как результатов коллективной деятельности, зафиксированных
посредством слова, и смыслов как динамичных феноменов познавательной активности человека.
2. Значения и смыслы существуют в неразрывной взаимосвязи и формируют единое смысловое поле, которое объединяет процессы и результаты, сознание и мышление, психологию и культуру, и тем самым выступает
главным условием функционирования живого знания, специфика которого
раскрывается с помощью структурных и операциональных параметров.
Динамику в этом смысловом поле задают процессы, выполняющие роль
связующего звена между индивидуальным и коллективным знанием и
определяющие направления смыслообразовательной активности индивида,
включенного в культуру.
3. Структурные параметры представляют смысловое поле через призму
результатов совокупной когнитивно-дискурсивной деятельности лингвосоциума, функционирующих на разных уровнях осознания в виде стереотипного ядра, когнитивной и признаковой структур значения слова.
4. Операциональные параметры раскрывают смысловое поле с точки
зрения процессов конструирования смыслов, осуществляющихся под влиянием множественных факторов, в связи с чем смысловое поле предстаёт
как многоуровневое континуальное образование, включающее определённый набор типичных и регулярно воспроизводимых стратегий, схем, моделей и когнитивных операций, которые лежат в основе ментальности
нации и объединяют членов лингвокультурного сообщества в определённый когнитивный тип, характеризуемый общностью смыслообразовательных процессов.
5. Процесс идентификации слова в условиях АЭ предстаёт как «перевод» значений на смыслы и смыслов на значения, который раскрывается с
9
помощью комплексной системы взаимодействий, функционирующих на
метакогнитивном, концептуальном, семантическом и дискурсивном
уровнях. Инструментом «перевода» значений на смыслы и смыслов на значения служит совокупность наиболее устойчивых когнитивных стратегий
и опор, сложившихся в предыдущем опыте индивида под влиянием определённой лингвокультуры и выступающих в качестве опор функционирования смыслового поля.
Апробация результатов исследования. Основные положения и результаты диссертационного исследования обсуждались в виде докладов и сообщений на международных, всероссийских, региональных и межвузовских научных конференциях, симпозиумах, конгрессах, методологических
семинарах, в том числе: на XVI симпозиуме по психолингвистике и теории
коммуникации «Психолингвистика в XXI веке: результаты, проблемы,
перспективы» (Москва, 2009), международном конгрессе по когнитивной
лингвистике (Тамбов, 2010), на международной школе-семинаре по психолингвистике и когнитологии (V и VII Березинские чтения, Москва,
2009/2011); на международных научных конференциях: «Россия и Запад:
диалог культур» (Москва, 2003), «Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, 2003),
«Исследования в области французского языка и французской культуры:
новое тысячелетие – новый этап» (Пятигорск, 2004), «Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире» (Москва, 2004), «Linguistic
topics and language teaching» (Финляндия, Оулу, 2004), «Культурное разнообразие в эпоху глобализации» (Мурманск, 2006), «Модернизм, постмодернизм, антимодернизм» (Санкт-Петербург, 2008), «Горизонты психолингвистики» (Тверь, 2009); на XXXV Международной филологической
конференции (Санкт-Петербург, 2006), на международных заочных научно-практических конференциях «Культурное разнообразие в эпоху глобализации» (Мурманск, 2007/2011); международных научно-практических
конференциях (Санкт-Петербург, 2007), «Русистика и современность»
(Одесса, 2009; РГПУ им. А.И. Герцена, 2010/2011), «Актуальные проблемы
психолингвистики» (Украина, Переяслав-Хмельницкий, 2009), «Актуальные проблемы теории и методологии науки о языке» (Санкт-Петербург,
2011); на всероссийских научно-практических конференциях: «Межкультурная коммуникация и современные лингвистические теории» (Нижний
Тагил, 2003), «Воспитание в современной России: опыт, проблемы, тенденции» (Мурманск, 2007), «Эволюция гуманитарного образования в российской высшей школе» (Мурманск, 2007); на межрегиональных и региональных научно-практических конференциях: «Текст. Дискурс. Жанр»
(Балашов, 2007), «Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков» (Мурманск, 2007/2010); на межвузовских
научных конференциях: «Язык и карьера» (Архангельск, 2002), «Вопросы
лингвистики и методики преподавания иностранных языков» (Мурманск,
10
2006), «Язык и межкультурная коммуникация» (Санкт-Петербург, 2007),
«Масловские чтения» (Мурманск, 2010/2011); на IV и V Северо-Западном
межрегиональном теоретическом научном семинаре «Культура как фактор
общественно-исторического развития»
(Мурманск, 2005, СанктПетербург, 2006).
Публикации. Основные положения диссертации опубликованы в 72
работах общим объёмом около 65 п.л., из них 2 монографии, 15 публикаций в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ, и 2 статьи – в
зарубежных рецензируемых изданиях (Украина).
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, пяти
глав, заключения, библиографического списка и 8 приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении даётся обоснование актуальности поставленной проблемы, определяются цели и задачи исследования, аргументируется научная
новизна работы, характеризуется материал и описываются методы исследования, формулируются основные положения, выносимые на защиту,
раскрывается практическая и теоретическая значимость работы.
В первой главе «Теоретические и методологические основы построения интегративной теории значения» даётся обоснование постановки
проблемы значения как живого знания, выделяются его основные характеристики, определяются принципы построения интегративной динамической теории значения слова.
Подлинный интерес к содержательным аспектам языка выводит категорию значения в разряд центральных проблем лингвистики и требует обсуждения «печально известной проблемы» на новом витке развития науки
о языке с учётом достижений в ряде смежных областей знания. С этой целью в реферируемой диссертации проводится систематизация основных
подходов к изучению значения в современной науке о языке; отмечается,
что содержательное наполнение категории значения, равно как и сама
трактовка этого понятия в лингвистике в большой степени производны от
существующих научных парадигм и подходов к исследованию. Реляционные теории значения, постулирующие трактовку значения как отношения
слова/знака к предмету или понятию, в научном плане несостоятельны, поскольку отождествляют функцию значения с его сущностью [Алефиренко,
2005: 150]. Не принесло значительных результатов исследование значения
через описание денотативного, сигнификативного и коннотативного макрокомпонентов, поскольку данный подход, нацеленный на выделение элементарных семантических составляющих, лишает значение динамики и
развития. Процедура исследования значения через выделение набора минимальных семантических элементов (сем и архисем, интегральных и
дифференциальных признаков) жёстко ограничена рамками языковой си11
стемы, так как подразумевает заранее заданный набор семантических
компонентов, что полностью исключают субъекта из процесса познания.
В последние годы в лингвистике, несмотря на то, что проблемой значения занимаются три специальные дисциплины (семантика, прагматика,
синтактика), вопрос о том, что такое значение, по сути, не ставится, поскольку акцент делается на том, как представить значение, как его записать, а не на том, что такое значение [Кронгауз, 2005: 59]. Наличие противоречия между официальным курсом лингвистической науки на усиление антропоцентризма и изучение содержательных аспектов в языке и реальным отказом исследовать значение в рамках науки о языке привело к
подмене данной категории всевозможными конструктами.
В науке о языке второй половины ХХ века основной концепцией значения стала отражательная теория, согласно которой значение трактуется как объективное отражение свойств и качеств предметов или явлений,
зафиксированное в знаке [Резников, 1963; Нарский, 1969; Будагов, 1978;
Звягинцев; Колшанский, 1976]. Главным компонентом значения согласно
данной теории выступает природа самого объекта отражения в силу объективного характера наших ощущений. Но познание развивается не только и
не столько по пути зеркального отражения объективных свойств предметов и явлений; с позиций современной парадигмы процесс познания трактуется как своеобразная реконструкция мира, при этом роль того, кто
строит, исключительно велика [Андреева, 2000: 57].
Значительным шагом вперед в понимании сущности значения стали
работы видных отечественных психологов А.Н. Леонтьева, Л.С. Выготского, а также их последователей, благодаря которым категория значения получает деятельностную трактовку и рассматривается в тесной взаимосвязи
с характером деятельности. В этой связи заслуживает особого внимания
биокультурная теория значения (Й. Златев, А.В. Кравченко), в рамках которой значение определяется в системе взаимодействий человека как социального индивида со средой [Кравченко 2006: 152; Златев, 2006: 314].
Признание интерсубъективной природы значения свидетельствует о
существовании коллективного / «надындивидуального» и индивидуального
/ личностного знания [Залевская, 1992; Леонтьев А.А., 2001], что выводит
на проблему двойной онтологии значений и ставит задачу уточнения характеристик того совокупного знания, которое вырабатывается носителями
разных языков и культур. Это требует методологической обработки с позиций лингвистики понятия «коллективное знание» и выделения его основных параметров и функциональных опор. Мы полагаем, что с позиций
интегративной парадигмы коллективное знание может быть представлено
в виде результатов и процессов познания и общения, функционирующих
на определённом этапе исторического развития в соответствии с моделями
и правилами той или иной культуры. В рамках подобной интерпретации
коллективное знание предстаёт как функциональная саморазвивающаяся
12
система, которая включает совокупность значений и способов их формирования (см. рис.1).
Рис.1. Коллективное знание как совокупность значений
и способов формирования смыслов
Категория коллективного знания апеллирует не столько к описанию
содержательных компонентов, сколько к выделению типичного, закономерного, регулярно повторяющегося в характере смыслообразовательной
деятельности лингвокультурного сообщества, что предполагает выход на
уровень когнитивных процессов, поскольку процессуальная репрезентация
отличается обобщённым, универсальным характером и позволяет хранить
информацию в не зависящей от контекста форме [Хофман, 1986]. Исследование национально-культурной специфики того коллективного знания, которое лежит за словом у носителей разных языков и культур, ставит задачу
выделения опор, обеспечивающих доступ к этому разделяемому знанию, и
разработки методов его исследования.
Понимание двойной онтологии значения, вписанного в систему взаимодействия индивидуального и коллективного знания, позволяет рассматривать его в категориях живого знания, которое растёт, изменяется вместе
с развитием человека и общества, что диктует необходимость исследования значения на принципиально динамической основе, суть которой составляет слитность значения и смысла. В таком случае учёт «человеческого
фактора» в исследовании значения невозможен без обращения к категории
смысла, поскольку функционирование значения немыслимо вне активной
13
«смыслопорождающей» деятельности сознания, осуществляющейся в опоре на объективно существующие элементы. В свою очередь в рамках целесообразной деятельности смыслы как способ реализации познавательной
активности субъекта не имеют изолированного существования, поскольку
процессы продуцирования смыслов неизбежно направляются и регулируются коллективно выработанными значениями. Это значит, что раскрыть
специфику значения как живого знания можно только через призму его
функционирования, в силу чего акцент в исследовании значения смещается в сторону проблем смыслообразования.
Признание единства значения и смысла хорошо согласуется с принципиальными характеристиками современной научной парадигмы, ориентированной на развитие и исследование внутренней динамики знания, что
выводит проблему значения на качественно новый уровень, предполагающий построение «синтезирующих» теорий и концепций. С позиций интегративной парадигмы исследование значения не может ограничиться построением «описательных моделей», реконструкцией набора необходимых
и достаточных признаков, поскольку встаёт вопрос о поиске оснований для
объяснения единства значения и смысла, т.е. об истоках внутренней динамики знания, о поиске источников его саморазвития. В реферируемой диссертации выдвигается и последовательно обосновывается положение о
том, что в контексте современной парадигмы в понятие знания входят не
только продукты / результаты когнитивной деятельности, но и процессы,
связанные с получением этих знаний. Мы исходим из того, что осмысление мира в сознании человека находится в единстве с теми процессами,
посредством которых формируются результаты этого осмысления, в то же
время процессы задают динамику структурных изменений. В этой связи
акцент в исследовании значения сдвигается на изучение процессов функционирования знания, поскольку непосредственной реальностью мира
объявляются процессы, события, факты, а истинным знанием – «процессы,
включённые в нашу деятельность» [Матурана, Варела 2001: 22–23].
В контексте динамического подхода значение предстаёт не только как
совокупность результатов познавательной деятельности, но и как континуальный процесс, что ставит задачу разработки динамической теории функционирования значения и смысла, ориентированной на поиск тех глубинных процессов и механизмов, которые лежат в основе «конструирования»
смыслов. Следовательно, динамический подход к разработке проблемы
значения как живого знания нацелен на поиск основных направлений
осмысления мира и своих взаимодействий с миром, что ставит задачу исследования целой системы факторов и условий, имеющих разную природу
и действующих на разных уровнях взаимодействия человека и мира: сознания и культуры, познания и общения, индивидуального и коллективного, вербального и невербального. Исследование комплекса взаимодействий
требует подлинной интеграции, основанной на междисциплинарности,
14
синтезе методологических принципов и парадигм исследования. Общей
теоретической платформой для обсуждения проблемы функционирования
значения как живого знания должна стать подлинная интеграция лингвистических, психологических, социологических и культурологических наук
с философией и теорией познания, обобщающих достижения в области
естественных и гуманитарных наук. Важную роль в создании методологической платформы играет синтез парадигм исследования, что предполагает
учёт классической, неклассической и постнеклассической парадигм, что
будет способствовать расширению и углублению предметного поля науки
о языке за счёт ориентации на холистическое (целостное) видение проблемы значения.
Качественно новый уровень обсуждения проблемы значения обеспечивается также за счёт синтеза различных подходов и методологических
принципов, в том числе: единства принципов деятельности и речевой деятельности (А.Н. Леонтьев, А.А. Леонтьев, Г.М. Андреева, В.И. Аршинов),
признания активной роли субъекта, включённого в процесс познания и
общения, что проявляется в целенаправленности деятельности, выступающей как её интегрирующее и направляющее начало (М.М. Бахтин, А.Н.
Леонтьев, И.А. Зимняя). Деятельностная трактовка сознания и психики
диктует необходимость учёта регулирующей функции эмоций и отношения субъекта к окружающему миру и к самому себе, что обязательно предполагает выход на образ мира.
В контексте современной парадигмы исследование значения как живого знания ставит задачу уточнения роли и статуса обыденного знания, поскольку оно строится субъектом в процессе совместной повседневной
жизнедеятельности и является первичным в освоении мира, что обусловливает его значение в формировании и функционировании познавательных
процессов носителей языка и культуры. Сфера обыденного знания человека в наибольшей степени обусловлена эмпирическим опытом, особенностями той среды, в которой осуществляется социализация и инкультурация личности, в силу чего в обыденном знании наиболее полно и ярко
представлен культурно-специфичный опыт взаимодействия со средой.
Обыденное знание неоднородно, хотя одновременно рационально и морально, поскольку в его основе лежит общезначимый, «надличностный»
опыт. Тот факт, что обыденное знание мало осознаваемо и «глубоко этноцентрично», а также свободно от идеологического воздействия, делает его
«востребованным» объектом при изучении национально-культурной вариативности знания.
Во второй главе «Диалогическая природа знания» рассматриваются
вопросы, касающиеся двойственной природы знания, отмечается, что данная проблема является частью общей методологической проблемы взаимосвязи психического и социального, индивидуального и коллективного, которая находится на пике актуальности в современной отечественной и за15
рубежной науке (В.П. Зинченко 1997/2007; Л.С. Выготский 1982/1984;
А.Н. Леонтьев 1983/2005; Е.В. Улыбина 2001; Г.М. Андреева, 2000/2008;
А.П. Стеценко 2005; И.В. Журавлев 2005; Т.П. Емельянова, 2006; Й. Златев, 2006; Е.Ф. Тарасов 2008; Т.А. Клепикова 2010; N. Wiener, 1994; Croft
2009; Ch. Sinha, 2009; P. Harder, 2010). Суть проблемы двойственной природы знания заключается в том, что, с одной стороны, знание предстаёт
как результат когнитивной деятельности конкретных субъектов познания и
является достоянием их концептуальных систем, что свидетельствует о
психологической природе живого знания. С другой стороны, знание есть
феномен и продукт определённой культуры, в которой осуществляется
социализация и инкультурация личности. Динамический подход к исследованию значения ориентирован на поиск внутренней динамики значения,
что предполагает обсуждение социокультурной и психологической природы значения и механизмов их взаимодействия.
В диссертационном исследовании методологической платформой при
обсуждении природы знания служат теория деятельности А.Н. Леонтьева и
культурно-исторический принцип детерминации сознания, разработанный
в отечественной науке Л.С. Выготским, А.Р. Лурия и их учениками. В соответствии с принципом культурной опосредованности сознания, важным
фактором социокультурной детерминации сознания является освоение
культуры, которое осуществляется за счёт интериоризации процесса общения со взрослыми, переноса их действий и функций во внутренний план
[Выготский 1983: 145]. Но признание социокультурной детерминированности сознания ведёт к приписыванию культуре функций источника или
движущей силы развития, что оставляет неясной роль самого развивающегося субъекта [Зинченко, 1997: 229]. Наличие противоречия между социальной природой сознания и индивидуальной формой присвоения знания
требует уточнения роли культуры, поскольку функционирование знания
вписывается в определённый социокультурный контекст и не может быть
независимым от него.
Проблема влияния культуры на процесс познания неоднократно поднималась как в специальных лингвистических науках – психолингвистике,
этнопсихолингвистике, лингвокультурологии, социолингвистике, – так и в
ряде других областей знания [Брунер, 1977; Леви-Брюль, 1981; Дюркгейм;
Коул, 1997; Мацумото, 2002; Найссер, 1981; Пищальникова, 2007; Сепир,
1993; Шюц 2003; Moscovici, 1986/84 и др.]. В отечественной науке вопросы влияния культуры на процесс познания ставились в работах А.Р. Лурия,
[Лурия, 2007], Л.С. Выготского [Выготский, 1983], С.Л. Рубинштейна
[Рубинштейн, 1989], Г.Г. Шпета [Шпет, 1996]. Однако, несмотря на длительную историю обсуждения этой проблемы, до конца не раскрыт сам
механизм влияния культуры на познание, в итоге, на сегодняшний день
нет ясной картины того, как и в каком направлении, культура влияет на
16
специфику познания. Отчасти это связано с отсутствием единого понимания самой сущности культуры, её функций и форм манифестации.
В реферируемой диссертации даётся трактовка культуры с точки зрения деятельностно-семиотического подхода, в рамках которого культура
определяется как комплексная функциональная система, вырабатываемая
в совокупной деятельности лингвосоциума и отвечающая за сохранение,
обработку и трансляцию знания. Главное назначение культуры – способствовать сохранению опыта и знаний, выработанных в социуме, а также
обеспечивать их трансляцию во времени и пространстве – реализуется в
единстве двух аспектов: субстанционального, который включает значения,
ценности, нормы и представляет определённый результат культурного
процесса, и функционального, характеризующего процесс культурной деятельности. В этой связи каждая национальная культура может быть охарактеризована через совокупность продуктов или результатов деятельности, т.е. значений и смыслов, ценностных норм, которые вырабатываются
лингвосоциумом, а также через набор определённых способов и приёмов
трансляции значений и смыслов, вырабатываемых в культуре. Понимание
культуры как функциональной саморазвивающейся системы, включающей
совокупность значений и механизмов их трансляции, свидетельствует о
диалогической природе культуры, поскольку трансляционные механизмы
находятся в состоянии взаимной корреляции с результатами культуры –
совокупностью значений и смыслов.
Культурные значения и смыслы не поступают в сознание человека в
виде «готового» знания, они присваиваются индивидами в виде смыслов и
становятся реальной формой их психики и сознания в процессе взаимодействия со значимыми Другими, что требует особого внимания к проблемам
социальной интеракции. Большой вклад в понимание и объяснение социальной интеракции внесли концепция социально-культурной детерминации сознания (Л.С. Выготский), теория социальных представлений (С.
Московичи), а также теории социального конструкционизма (П. Бергер и
Т. Лукман, Р. Харре, А. Шюц, K. Gergen). Важным результатом этой деятельности стало признание того, что: а) знание вырабатывается в контексте широкого общественного взаимодействия людей; в) носителем знания
является не отдельный индивид, а большие социальные группы; б) коммуникация играет ведущую роль в процессах познания [Выготский, 1982/84;
Бергер, Лукман 1995; Moscovici, 1986]. В таком случае главным механизмом социокультурной детерминации сознания выступает речевое общение, которое выполняет две важные функции: 1) «усвоения/освоения»
культуры; 2) конструирования смыслов в соответствии с нормами, шаблонами, предлагаемыми культурой [Бергер, Лукман 1995: 125].
Способ присвоения и конструирования значений и смыслов является
составной частью культуры, поскольку в типе общения отражаются особенности цивилизационного развития лингвосоциума. Исследование осо17
бенностей коммуникации, речевого общения через призму национальной
культуры предполагает обращение к уровню дискурса, поскольку характер знания определяется возможностями его использования и присвоения
(М. Фуко). Дискурс интерсубъективен, он формируется коллективными
усилиями лингвокультурного социума, но при этом порождение высказывания невозможно без активной целенаправленной деятельности субъекта;
тем самым понятие дискурса позволяет учитывать роль социокультурного
контекста и снимает противопоставление между языком индивида и общества.
Во втором разделе «Когнитивно-дискурсивная природа смыслообразовательной активности» уточняется характеристика когнитивных, коммуникативных и дискурсивных факторов и на этой основе даётся анализ психологической природы знания, определяется механизм взаимодействия
психического и социокультурного.
Критический анализ литературы с опорой на данные нейрофизиологии,
когнитивной психологии и лингвистики позволил сделать вывод о многоуровневом характере когнитивных процессов, а также выделить биологопсихологические основания и предпосылки многоуровневого характера
когнитивных процессов. Во-первых, речь идёт о дифференциации трёх ведущих типов мышления: вербально-логического, (наглядно)-образного и
наглядно-действенного или ситуативного, функционирующих в тесной
взаимосвязи, что, однако, не исключает различий в использовании данных
видов мышления при выполнении конкретных задач, возникающих в определённой среде (см.: [Выготский, 1983; Завалова и др. 1986; Залевская,
2009; Рубинштейн, 1989; Смирнов, 1974]). Во-вторых, в современной когнитивной психологии утвердилось мнение о выделенности двух форматов
кодирования и хранения информации – вербального и образного, которые
рассматриваются как следствие пройденных этапов эволюции; отмечается,
что вербальный способ кодирования является более поздним и более высоким уровнем репрезентации знания, который обладает большим набором
операционных возможностей (см.: [Абиева, 2005; Залевская, 2005; Леонтьев А.А., 2001; Солсо, 2002; Kosslyn, 1978]).
Одним из главных проявлений многоуровневого и многоформатного
характера когнитивных процессов является признание иерархической полифонической структуры сознания (ср., например, [БПС, 2007; Винарская,
2010; Журавлев, 2005; Иванов, А.В., 1994; Караулов, 2002; Прибрам, 1975;
Цветкова, 1995; Шелестюк, 2011]), что позволяет говорить о выделении
различных слоёв сознания: обыденного/житейского и научного/теоретического, языкового/речевого и концептуального.
Многоуровневый и многоформатный характер мыслительных процессов, а также иерархичность (полиструктурность) сознания предполагают
развитие внутреннего диалога, который обеспечивает постоянное взаимодействие различных слоёв и уровней сознания. Кроме того, сознание осу18
ществляет постоянную связь с внешним миром, строит идеальные модели
действительности, ориентирует человека в его взаимодействиях с миром.
В результате, сознание, с одной стороны, обусловлено всеми теми значениями, схемами, моделями, которые предоставляет индивиду культура, а, с
другой, оно стремится реализовать собственные познавательные интенции.
Таким образом, сознание имеет двойную детерминацию: со стороны культуры и внутреннюю, что обусловливает его диалогическую природу.
Анализ социокультурной и когнитивно-дискурсивной природы знания
позволяет признать диалог в качестве универсальной формы взаимодействия, которое охватывает все уровни человеческого познания – биологический, психический и социальный, что позволяет говорить о диалоге как о
многомерном явлении. Вслед за Л.И. Радзиховским [Радзиховский, 1988],
мы различаем два уровня диалога: внешний и внутренний диалог. Внутренний диалог разворачивается на уровне организма, он обеспечивает постоянное взаимодействие между различными слоями и составляющими сознания – между рациональным и эмоциональным, чувственным и логическим, вербальным и невербальным. Внешний диалог осуществляется в
формах внешней или внутренней речи, что даёт основание различать межличностный диалог и рефлексию, которая служит кристаллизации знания
(У.А. Чейф). В результате межличностного диалога происходит приращение знания, поскольку столкновение позиций, мнений, культурных представлений расширяет кругозор, развивает смысловые возможности участников общения, что способствует формированию общего разделяемого
знания. Как писал М.М. Бахтин, «один смысл раскрывает свои глубины,
встретившись и соприкоснувшись с другим, чужим смыслом…» [Бахтин
1979: 334]. Смысл выделенности внешнего и внутреннего диалога заключается в том, чтобы обеспечить, с одной стороны, оптимальную адаптацию
к окружающей среде, а с другой, надёжный контроль над выработкой знаний в социуме.
Многоуровневый и многомерный диалог как способ взаимодействия
индивидуального и коллективного, социокультурного и психического обусловливает многоуровневый и полифоничный характер смыслообразовательной деятельности, что служит основанием для моделирования процессов продуцирования смыслов с учётом когнитивной, коммуникативной и
дискурсивной парадигм.
Смещение акцентов на смыслообразовательную деятельность требует,
во-первых, учёта многоуровневого характера когнитивных процессов. С
позиций когнитивной парадигмы актуально различение концептуального,
семантического и вербального уровней познания, а также выделение образного/нерасчленённого и предикативного форматов знания. Во-вторых,
моделирование смыслообразовательных процессов ставит задачу детализации моделей речемыслительной деятельности, разработанных в отечественной науке, поскольку продуцирование смыслов осуществляется при
19
непосредственном участии мотивации и образа мира познающего субъекта. В-третьих, конструирование смыслов осуществляется по законам и
нормам, выработанным в культуре, что предполагает учёт дискурсивной
парадигмы, в соответствии с которой одним из важных факторов, влияющих на характер смыслообразовательных процессов, выступает установка
или интенциональность, понимаемая как направленность познавательных
интенций субъекта. Установка, с одной стороны, является продуктом
внутренней детерминации сознания, вырабатываемой индивидом в процессе диалогического взаимодействия с миром; с другой стороны, она
культурно обусловлена, поскольку культура ориентирует субъекта в его
повседневном взаимодействии с миром: куда смотреть и что видеть. Наличие установки предполагает выделение стратегического или метакогнитивного уровня, который задаёт направленность процессов смыслообразования и отвечает за общую координацию когнитивно-дискурсивной деятельноти.
Смыслообразовательные процессы находят своё выражение в
пропозициональном характере репрезентации культурных смыслов. В
реферируемой диссертации даётся обоснование роли и специфики
механизма глубинной предикации как одного из базовых механизмов
функционирования знания, поскольку акты глубинной предикации, по
словам А.А. Залевской, отражают предшествующий опыт оперирования
этим словом в процессах речемыслительной и коммуникативной
деятельности [Залевская, 2005: 124]. Это выражается в том, что
функционирование живого знания можно передать в терминах
предикатов, пропозиций или суждений, поскольку фиксация устойчивых и
необходимых связей возможна только с помощью пропозициональных
структур. Это обусловлено тем, что ни формирование, ни
функционирование концептуального знания невозможны без уточнения
смысловой связи между известным и новым, в силу чего все вербальные
знания отличаются пропозициональным характером (М. Фуко, Ж. Ришар).
В силу многоуровневого характера когнитивных процессов целесообразно
различать уровень предикатов и уровень пропозиций, которые не
исключают друг друга, а находятся в отношениях дополнительности,
поскольку представляют различные уровни осмысления мира:
концептуальный (ментальный) и семантический.
Таким образом, интегративный подход к процессам моделирования
смыслообразовательной активности, вписанной в социокультурный
контекст, предполагает выделение метакогнитивного, концептуального,
семантического и речевого уровней.
В третьей главе «Моделирование параметров функционирования значения слова» анализируются основные подходы к проблеме описания значения как живого знания. Исследование значения живого слова предполагает в обязательном порядке включение этого слова в процесс смыслооб20
разовательной активности. Подобная возможность обеспечивается посредством процессов естественного семиозиса, который представляет собой
осмысление и интерпретацию слова в обыденном сознании носителей языка и культуры. Процессы естественного семиозиса актуализируют перевод
значения на смыслы и смыслов на значения, что обеспечивает оптимальную возможность наблюдать жизнь живого слова, которое не функционирует до тех пор, пока не осмысляется носителями языка. Идентификация
понимается нами как процедура, направленная на определение значения
того или иного слова, которая включает опознание слова в соответствии с
культурными установками индивида, осмысление значения и означивание
смыслов.
Признание диалогической и динамической природы значения потребовало разработки и применения операционального подхода, который позволяет объединить различные ракурсы функционирования живого знания
(индивидуальное и коллективное; значения и смыслы, познание и общение; процессы и результатов; сознание и культуру). Операциональный
подход ориентирован на выделение и описание тех действий, с помощью
которых формируется знание; он не зависит от контекста, что позволяет
считать его объективным инструментом при проведении сопоставительных этнопсихолингвистических исследований. В рамках операционального
подхода акцент в моделировании параметров идентификации направлен на
поиск общих оснований, обеспечивающих внутреннее единство процессов
и результатов; в качестве последних выступают основные направления
осмысления мира, которые лежат в основе перевода значений в смыслы и
смыслов в значения.
Операциональный подход к моделированию процессов идентификации
слова нацелен на поиск основных функциональных опор, используемых
при переводе значений на смыслы, а смыслов на значения. В работе выдвигается положение о том, что специфика операциональных параметров
может быть представлена с помощью когнитивных схем, операций и
стратегий как составляющих процессов естественного семиозиса, которые протекают на разных уровнях осознавания. Генеральная стратегия,
или метастратегия, координирует работу и взаимодействие разноуровневых факторов и обеспечивает их взаимосвязь. Когнитивные схемы обусловливают способ организации и интерпретации опыта и знаний и играют
важную роль в выборе направлений и формата идентификации слова. Ведущую роль в реализации речемыслительной деятельности играют когнитивные операции, которые выступают связующим звеном функционирования результатов и процессов, индивидуального и коллективного, познания
и общения. Моделирование операциональных параметров идентификации
слова проводится на «пересечении» уровней когнитивной, коммуникативной и дискурсивной активности, что позволяет представить основные этапы смыслообразовательной активности в следующем виде:
21
МЕТАКОГНИТИВНЫЙ УРОВЕНЬ – выделение метастратегий;
КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ – когнитивные схемы; пропозиции;
СЕМАНТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ – когнитивные операции;
РЕЧЕВОЙ УРОВЕНЬ – вербализация ассоциатов.
В силу слитности процессов и результатов познания мира моделирование параметров значения в рамках интегративных исследований должно
включать оба аспекта функционирования знания – структурный и операциональный, что позволит дать комплексное представление о специфике
функционирования значения как живого знания. Это обусловлено тем, что
когнитивные процессы требуют опоры на структуру, которая служит основой их ориентации и дифференциации, а с другой, структура есть результат определённых процессов, что требует учёта результатов, т.е. исследования «надличностной» системы значений. Только при комплексном подходе можно уточнить специфику взаимодействия значений и смыслов –
индивидуального и коллективного знания, психологии и культуры – и тем
самым определить глубинные основы вариативности в сугубо «интимной»
деятельности – деятельности смыслообразования.
Принятый нами ракурс исследования – от двойной жизни значений –
даёт основания для трактовки общепринятого значения как инструмента
выхода на имеющееся у носителя языка увязываемое со словом смысловое
поле как продукт процессов познания и общения, что ставит задачу выделения его параметров и опор, а также поиска методов и приёмов его исследования.
В четвёртой главе «Экспериментальное изучение структурных и
операциональных параметров смыслового поля через призму ассоциативных экспериментов» освещаются различные подходы к изучению живого
знания носителей языка на базе ассоциативных экспериментов (далее –
АЭ), даётся теоретическое обоснование когнитивно-дискурсивного подхода к анализу АП и содержится описание использованного нами набора
экспериментальных процедур. Теоретической основой для разработки методики исследования функционирования значения и смысла на базе АЭ
послужило положение о ведущей роли процессов, которые определённым
образом детерминируют результаты познания (М.К. Мамардашвили, А.М.
Пятигорский, Н.И. Чуприкова, М. Фуко, У. Матурана, Ф. Варела). Методологической основой послужили теория слова как средства доступа к единой перцептивной, когнитивной и аффективной информационной базе человека, разработанная А.А. Залевской [1979/2010], идеи и положения о
коммуникативной природе АП, представленные в работах А.А. Залевской
[1979/2010] и предикативной природе смысловой связи «слово-стимул –
ассоциат» В.А. Пищальниковой [2007].
В реферируемой диссертации даётся описание процедуры моделирования структурных и операциональных параметров смыслового поля через
призму АЭ, уточняется методика проведения АЭ. Так, чтобы обеспечить
22
мотив целенаправленной речемыслительной деятельности и активизировать процесс продуцирования смыслов, участникам эксперимента было
предложено дать в письменной форме по пять ассоциативных реакций на
слово-стимул на родном языке, что позволило обеспечить доступ к информационной базе человека и запустить соответствующие процессы в сознании испытуемых (далее – Ии.). Для Ии. процесс порождения ассоциатов
носил естественный мотивированный характер, ориентированный на поиск
ответа (для самих себя и организатора испытаний), на вопрос: что значит
«дом», «семья», «друзья» и пр. в их понимании. Коммуникативный характер отношений между участниками и организатором эксперимента, осознание цели и реализация замысла большинством Ии. свидетельствуют о
когнитивно-дискурсивной природе ассоциативных процессов, что подтверждается также абсолютным отсутствием ассоциативных реакций по
созвучию.
Комплексный подход к изучению особенностей функционирования
смыслового поля в единстве структурных и операциональных параметров
потребовал разработки и применения специальной методики анализа одноименных ассоциативных полей, основанной на анализе типа смысловой
связи, устанавливаемой между словом-стимулом и ассоциатом поля и реконструкции глубинных предикатов и пропозиций. Моделирование
структурных параметров смыслового поля на базе АЭ предполагало использование следующих процедур: 1) ранжирование ассоциатов поля в соответствии с их частотностью и выделение на этой основе стереотипного
ядра АП; 2) выделение набора глубинных пропозиций, позволяющих описать всё богатство смысловых связей, устанавливаемых в рамках ассоциативного поля; 3) классификация всех ассоциатов поля в соответствии с выделенным набором глубинных пропозиций и формирование на этой основе когнитивных слоёв АП; 4) моделирование в соответствии с количественными параметрами когнитивной структуры АП; 5) уточнение семантических характеристик ассоциатов поля и моделирование на этой основе признаковой структуры АП; 6) сопоставительный анализ когнитивных и признаковых структур, смоделированных на базе АП, полученных
от россиян и французов, выделение общих и культурно-специфичных особенностей на уровне структурных параметров смыслового поля у носителей разных языков.
С целью исследования операциональных параметров смыслового поля
нами была разработана специальная методика реконструкции когнитивных
операций, которая также основывается на анализе типа связи «словостимул – ассоциат» и включает набор следующих приемов и процедур: 1)
выделение типа смысловой связи в рамках выделенных пропозициональных структур; 2) моделирование когнитивных операций на основе учёта
типа смысловой связи и семантики ассоциатов АП; 3) выделение когнитивных стратегий в процессе идентификации значения слова носителями
23
двух языков и культур; 4) выделение метастратегий и смысловых схем; 5)
сопоставительный анализ когнитивных операций, стратегий, смысловых
моделей, используемых россиянами и французами в процессе продуцирования смыслов; 6) выделение общих и культурно специфичных особенностей смыслообразовательной деятельности у носителей разных культур.
Двухуровневая методика анализа АП в единстве структурных и операциональных параметров была апробирована нами на материале ассоциативных экспериментов, проведённых в России и Франции. В качестве
слов-стимулов послужили следующие наименования: famille / семья, maison / дом, nourriture /еда, travail / работа, les amis / друзья, vêtement /
одежда, école / школа, un étranger / иностранец, France / Франция, Russie /
Россия, представляющие концептосферу повседневности.
Во втором разделе главы демонстрируется методика многоуровневого
анализа процессов функционирования смыслового поля на примере АП
слов-коррелятов работа / travail. В целях последовательного описания
разработанных приёмов и процедур анализа АП, полученных от россиян и
французов, а также чтобы показать преемственность и логику этапов эксперимента, в качестве иллюстративного экспериментального материала мы
избрали АП «Работа / Travail».
В силу многоуровневого характера когнитивно-дискурсивных процессов структурные параметры функционирования смыслового поля раскрываются на концептуальном, семантическом и дискурсивном уровнях посредством моделирования когнитивной и признаковой структур смыслового поля, а также через выделение стереотипного ядра поля.
Анализ когнитивных структур слов, выделенных на базе одноимённых
АП, полученных от россиян и французов, позволяет заключить, что смысловое поле обладает ярко выраженной иерархической структурой, что свидетельствует о неоднородности и различной значимости тех или иных слоёв знания.
Сопоставительный анализ когнитивных структур, представленных в
табл. 1, позволяет увидеть, что когнитивные структуры АП словкоррелятов в двух языках не являются идентичными, например, у россиян
структура поля «Работа» включает 13 когнитивных слоёв, у французов –
11. В результате анализа были выделены как общие, так и культурноспецифичные слои. К последним в русской культуре относятся слои «Образные ситуации» и «Средства труда», которые не выделены у французов.
Характерно, что данные слои охватывают только 5% ассоциатов поля и составляют периферию поля. Выявлены также различия в плотности ряда когнитивных слоёв у россиян и французов, что сказывается на общей архитектуре знания. Сопоставительный анализ структуры АП слов-коррелятов
позволил констатировать, что у французов ядро АП слов работа / travail
отличается большей плотностью, поскольку у французов ядро АП слова
24
travail составляет 61% от общего содержания, что на 16.4 % больше, чем у
россиян (см. табл. 1).
Таким образом, сопоставительный анализ когнитивных структур позволяет лучше проявить общее и культурно специфичное, поскольку в основе моделирования когнитивных структур слов-коррелятов в двух сопоставляемых языках лежат преимущественно общие направления осмысления фрагментов обыденного опыта носителями двух культур.
Таблица 1. Когнитивная структура АП слов работа / travail
№ Россияне
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Результат работы
Условия работы
Сущность работы
Виды работы
Качества, свойства, оценки
Люди
Время работы
Отношение к работе
Место работы
Орудия труда
Последствия работы
Средства труда
Образные ситуации
%
24
12
11
9
8
7
7
5
5
4
3,5
2.5
2.5
№
Французы
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
Результат работы
Сущность работы
Условия работы
Качества, свойства, оценки
Последствия работы
Виды работы
Время работы
Место работы
Люди
Отношение к работе
Орудия труда
%
22
14
13.5
12
7
6.5
6
5.5
5
4.5
4
-
На семантическом уровне специфика смыслового поля раскрывается с
помощью признаковой структуры, которая представляет собой набор существенных и несущественных признаков, выделенных на основе типа
смысловой связи и семантики ассоциатов поля. Моделирование признаковой структуры позволяет уточнить содержательные характеристики смыслового поля слова, а также степень его глубины и «диференцированности»
в той или иной культуре (см. табл. 2).
Сопоставительный анализ признаковых структур, реконструированных
на базе одноимённых АП, позволяет выделить не только общие и культурно-специфичные признаки в структуре АП, но и различия качественного
характера, обусловленные различной значимостью того или иного признака. Например, признак «Личностный рост как результат работы» имеет почти в три раза большую значимость для французов, чем для россиян. В то
же время, в группе российских Ии. при идентификации слова работа в два
раза чаще упоминается признак «Влияние работы на социальный статус»,
что говорит о том, что россияне идентифицируют работу, прежде всего, с
точки зрения её влияния на социальное положение или социальный статус
человека. Большей значимостью в группе Ии.–французов обладает признак
25
«Роль профессиональной подготовки»; здесь его частотность в два раза
выше по сравнению с группой россиян.
Таблица 2. Признаковая структура АП слов работа / travail
(россияне и французы)
№
1.
1.1
1.2
1.3.
1.4
1.5
1.6
2.
2.1.
2.2
2.3
2.4
2.5
3.
3.1
3.2.
3.3.
3.4
3.5
4.
4.1
4.2
4.3
5.
5.1
5.2
5.3
6.
6.1.
6.2
6.3
7.
7.1
7.2
8.
8.1
8.2
9.
Направления идентификации
Результат работы
Деньги
Материальные блага
Типы денежных выплат
Влияние на социальный статус
Влияние на эмоциональную сферу
Влияние на личностный рост
Условия, необходимые для работы
Личностные и физические качества
Профессиональная подготовка
Организация работы
Транспорт
Соблюдение режима
Сущность работы
Взаимоотношения в коллективе
Работа как взаимодействие
Работа – это труд
Логическое и эмоциональное определение
Работа как обязанность
Виды работы
Виды учебной деятельности
Объект деятельности
Профессии
Свойства, качества оценки
Положительная оценка
Отрицательная оценка
Свойства, качества
Люди
Коллегии
Руководство
Обучаемые, клиенты
Время
Время работы
Время отдыха
Отношение к работе
Положительное отношение
Отрицательное отношение
Место работы
26
Россияне
Французы
24 %
12
1
5.5
4
1.5
12
10
2
0.5
0.5
11
5
2
2
2
9
3
3
3
8
5.6
2.4
7
4
2
1
7
4.4
2.6
5
3
2
5
22 %
8
4.5
2
2
5.5
13.5
7
4.5
1.5
0.5
14
4
3
7
6.5
4
2
12
4.3
5.7
2
5
3.5
1.5
6
4
2
4.5
3.8
0.7
5.5
9.1
9.2
10.
11
11.1
11.2
12.
13.
Учреждение
Сфера работы
Орудия труда
Последствия работы
Социальные проблемы
Отрицательное влияние на здоровье
Средства труда
Образная ситуация
4
3.5
3.5
2.5
2
4
7
5
2
-
Исследование операциональных параметров смыслового поля проводилось на основе анализа типа смысловой связи «слово-стимул – ассоциат» и учёта семантических характеристик ассоциатов (конкретности/абстрактности, наличия/отсутствия эмоциональных компонентов в
значении слова; уровня расчленённости/целостности значения ассоциата;
уровня категоризации признака (суперординантного, базового и субординантного), что позволило смоделировать наборы когнитивных операций,
используемые носителями двух языков и культур в процессе идентификации слова-стимула.
Например, на базе АП слова работа процедура выделения когнитивных операций может быть продемонстрирована следующим образом:
работа – результат > функциональное определение;
работа – следствие > установление причинно-следственной связи;
работа – средство > аргументация;
работа – сущность > логические и житейские дефиниции;
работа – эмоциональное определение > характеризация
работа – вид > видовая идентификация;
работа – оценка, отношение > атрибуция оценок/ отношений;
работа – время > локация во времени;
работа – место > локация в пространстве;
работа – субъект > идентификация через субъект;
работа – свойство, качество > выделение свойств, качеств;
работа – способ/ средство > «инструментальная» идентификация;
работа – объект > идентификация через объект;
работа – ситуация > ситуативная идентификация;
Работа – образ > идентификация через образ.
Ранжирование когнитивных операций с учётом их частотности дало
возможность построить операциональные модели обработки информации
на базе каждого АП. Сопоставительный анализ операциональных моделей,
реконструированных на базе АП «Работа / Travail» (см. табл. 3), позволяет заметить, что у Ии.–французов не зафиксированы операции идентификации через объект и идентификации через образ или ситуацию, которые
были выделены только на базе АП, полученного от россиян (работа – си-
27
ний цвет, грязь, сплетни, настольная лампа, картина; работа – бумаги,
документы), что позволяет отнести эти операции к культурноспецифичным.
Таблица 3. Когнитивные операции, выделенные на материале
АП слов работа / travail (россияне и французы)
№
1.
2.
3.
Россияне
Установление причинно15%
следственной связи
Атрибуция оценок и от13%
ношений
Аргументация
Локация во времени и
пространстве
Функциональное опреде5.
ление
Логические и житейские
6.
дефиниции
7. Видовая идентификация
Идентификация
через
8.
субъект
Идентификация через ин9.
струмент
Идентификация
через
10.
объект
Идентификация через си11.
туацию
4.
№
Французы
1.
Установление причинно45,5%
следственной связи
2.
Аргументация
Логические и житейские
дефиниции
Выделение свойств, ка4.
честв
Локация во времени и
5.
пространстве
Функциональное опреде6.
ление
7. Видовая идентификация
Идентификация
через
8.
субъект
Атрибуция оценок и от9.
ношений
Идентификация через ин10.
струмент
12,2%
3.
11,8%
11.2%
11%
9%
7%
4%
2.5%
2.5%
11.
21.8%
14%
12%
11,5%
10%
6,5%
5%
4,5%
4%
-
Как следует из табл. 3, французы при идентификации слова travail в
три раза чаще по сравнению с россиянами прибегают к операциям установления причинно-следственной связи и в два раза чаще пользуются операцией аргументации и логического определения. Россияне, напротив, в
три раза чаще, чем французы пользуются операцией атрибуции свойств,
качеств и оценок, что свидетельствует о том, что работа в этой группе Ии.
осмысляется чаще через призму эмоционально-оценочного отношения. На
языковом уровне это выражается различными способами: а) через собственное отношение к работе: нравится / не нравится, трудно; б) через
выделение свойств / качеств работы: работа – интересная, полезная; в) с
помощью оценочных суждений: работа – много, мало. В результате у
россиян когнитивные операции отличаются слитностью с эмоциональнооценочной деятельностью, которая «вплетена» практически во все операции, например: работа – любимое дело, радость, плохой/хороший начальник, маленькая зарплата, высокая зарплата, хороший вуз и т.д.
28
Выделенные наборы когнитивных операций различаются по параметрам: рациональное/эмоциональное, понятийное/образное и конкретное/абстрактное, что позволяет говорить о выделении, с одной стороны,
эмоционально-оценочной и рационально-аналитической стратегий идентификации слова, а с другой – образно-ситуативной и понятийнологической.
Межкультурные различия на уровне когнитивных операций касаются
следующих особенностей: 1) типа операций, задействованных при идентификации значения слова, а также их количества; 2) различной значимости тех или иных когнитивных операций в определённой лингвокультуре;
3) различным соотношением эмоциональных и рациональных, образноситуативных и вербально-аналитических стратегий, что существенно модифицирует смысловую структуру поля. Сопоставительный анализ когнитивных операций показал, что эмоционально-оценочная и образноситуативная стратегии выделения когнитивных признаков более характерны для россиян, чем для французов (см. рис.2).
Рис. 2. Когнитивные стратегии, используемые россиянами и французами
при идентификации слов-коррелятов работа / travail
На заключительном этапе исследования операциональных параметров
смыслового поля на базе АП были выделены наборы смысловых моделей,
позволяющих представить все направления установления ассоциативных
связей, используемые носителями двух культур. Смысловые модели реализуются в процессе вербализации ассоциатов и закрепляются с помощью
речи в виде моделей различных уровней абстракции: суперординантного,
базового и субординантного. Смысловые модели – это в определённом
смысле типизированные способы смыслообразования, реализуемые в материи языка, используемого лингвокультурным социумом; они обеспечивают, с одной стороны, экономию усилий носителей языка в процессах
общения и познания и надёжность трансляции культурных значений, с
другой.
В пятой главе «Роль и место смыслового поля в функционировании значения» на базе экспериментального исследования анализируются струк29
турные и операциональные характеристики смыслового поля и их опоры;
разрабатывается динамическая процессуальная модель выхода на образ
мира, даётся описание принципов её функционирования; уточняются роль
и место смыслового поля в процессах функционирования живого знания.
Смысловое поле как динамическое образование объединяет процессы и
результаты, в связи с чем его специфика раскрывается через анализ
структурных и операциональных параметров. Структурные параметры
смыслового поля представляют результаты смыслообразовательных процессов и описываются с помощью аналитико-признаковых структур, которые на концептуальном уровне раскрываются через моделирование когнитивной структуры, на семантическом уровне – посредством выделения признаковой структуры значения слова. На дискурсивном уровне специфика смыслового поля представлена через призму структуры АП и
стереотипного ядра.
Операциональные параметры смыслового поля раскрываются через посредство метастратегий, стратегий, схем, когнитивных операций, которые репрезентируются в дискурсе с помощью смысловых моделей. Таким
образом, смысловое поле не сводится исключительно к языку, но получает
объективацию в языке и дискурсе, следовательно, это двойственное образование, которое подчиняется закономерностям психической жизни человека и «впитывает» в себя социокультурный опыт общения и познания.
Проведённое экспериментальное исследование смыслового поля призму структурных и операциональных параметров позволило сделать вывод,
что значения и смыслы как образующие смыслового поля находятся в тесном взаимодействии, суть которого можно определить как отношения
диалогической взаимосвязи: значения осмысляются, смыслы означиваются. Процесс «перевода» значений на смыслы и смыслов на значения предстаёт как многоуровневый и многоэтапный процесс, специфика которого
раскрывается с помощью комплексной системы функциональных опор.
Первичная дифференциация смысловых процессов начинается на метакогнитивном уровне, который отвечает за выбор генеральной стратегии.
Это уровень актуализации образа мира в сознании носителей языка; пусковым моментом для речемыслительных процессов здесь служит установка,
которая задаёт направленность познавательным стратегиям. На концептуальном уровне уточняется понятийно-логическое или
ситуативнообразное направления идентификации; семантический уровень – это уровень семантико-синтаксических структур, на котором оформляются когнитивные операции и смысловые модели; уровень речевой реализации или
вербализации ассоциатов предполагает выбор средств и способов реализации процесса установления смысловой связи. Таким образом, в результате
исследования процессов идентификации слов-коррелятов носителями русского и французского языков в условиях АЭ удалось констатировать, что
продуцирование смыслов реализуется как многоуровневый процесс, спе30
цифика которого может быть раскрыта с помощью ряда функциональных
опор (см. рис.3):
1. МЕТАКОГНИТИВНЫЙ УРОВЕНЬ
Метастратегии
1.1. ОБЪЕКТ – ПОЗНАНИЕ;
1.2. ОБЪЕКТ –
ОЦЕНКА/ОТНОШЕНИЕ
2. КОНЦЕПТУАЛЬНЫЙ УРОВЕНЬ
Когнитивные схемы
Пропозициональные структуры
2.1. ОБЪЕКТ + ПРИЗНАК;
2.2. ОБЪЕКТ + ОБРАЗ
3. СЕМАНТИЧЕСКИЙ УРОВЕНЬ
Когнитивные операции
Смысловые модели
3.1. ОБЪЕКТ + СУЩНОСТЬ, МЕСТО, ВРЕМЯ, УСЛОВИЕ
3.2. ОБЪЕКТ + ОБРАЗ/СИТУАЦИЯ/ ГЕШТАЛЬТ/ СОБЫТИЕ
4. РЕЧЕВОЙ УРОВЕНЬ
Вербализация ассоциатов
Рис.3. Уровни продуцирования смыслов и их опоры
Выделенные этапы и уровни продуцирования смыслов, а также их опоры были положены в основу разработки интегративной процессуальной
модели выхода на образ мира (см. рис. 4). Теоретической базой для построения данной модели послужили: 1) психолингвистические теории и
модели речепорождения, представленные в работах А.А. Леонтьева, Н.И.
Жинкина, Т.В. Ахутиной (Рябовой), А.А. Залевской, И.А. Зимней, К.Ф.
Седова; 2) признание слитности процессов познания и коммуникации; 3)
учёт многоуровневого и многоэтапного характера когнитивной деятельности [Баранов, 1993; Бубнова, 2008; Караулов, 1996; Стернберг, 1996; Холодная, 2002; Чейф, 1983].
На основе экспериментального исследования смыслового поля через призму структурных и операциональных опор в диссертации обосновывается положение о том, что перевод значений на смыслы предстаёт как
многоэтапный, многоступенчатый и многоуровневый, процесс, в силу чего процессуальная модель функционирует по принципу модулей, что не
исключает параллельную обработку материала на разных уровнях. В предлагаемой нами процессуальной модели отдельно выделяются семь этапов
порождения смыслов: 1) мотивация, которая предполагает осознание цели;
2) актуализация образа мира; 3) формирование замысла; 4) выделение
смыслов; 5) программирование смыслов; 6) речевая реализация смыслов;
7) установление обратной связи.
31
Полный цикл «перевода» значений на смыслы и смыслов на значения
включает три ступени: идентификацию слова, осмысление значения, означивание смыслов. «Собственно» процесс перевода значения на смыслы и
смыслов на значения представлен этапами осмысления значения и означивания смыслов. Процесс осмысления значения слова – это процесс «перевода» значения слова, выработанного в культуре, на свой внутренний ментальный язык, который охватывает этапы формирования замысла и выделения смысловых схем. Процесс означивания смыслов предполагает перевод внутренних смыслов на «внешние значения», который начинается на
этапе программирования и завершается речевой реализацией смыслов.
Главными моментами, определяющими направление и характер
идентификации слова, являются следующие.
1. Процесс идентификации слова включает этапы мотивации и актуализации образа мира, поскольку пусковым моментом для смыслообразовательных процессов является мотивация, которая ведёт к осознанию цели
участниками эксперимента и к актуализации механизмов естественного
семиозиса. В условиях АЭ опознание определённого слова с опорой на информационную базу человека служит тем принципиальным моментом, который актуализирует соответствующий фрагмент образа мира и запускает
процессы смыслообразования, направляемые установкой, которая детерминирует направленность познавательных интенций индивида и определяет выбор смысловых схем.
2. Установка задаёт вектор осмысления слова, данный процесс начинается на этапе формирования замысла и завершается выделением смыслов.
На этапе формирования замысла важную роль играет метакогнитивный
уровень, который отвечает за общую координацию многоуровневых процессов. На метакогнитивном уровне уточняется генеральная стратегия, которая детерминирует выбор определённого направления смыслообразовательной активности у участников коммуникативного акта.
Рис.4. Интегративная процессуальная модель выхода на образ мира
32
3. Этап выделения смыслов нацелен на отбор и фиксацию устойчивых
и необходимых связей, что является обязательным условием любого речемыслительного процесса. Решающую роль в установлении смысловых
связей играют когнитивные схемы, сформированные в предыдущем опыте
индивида, которые управляют отбором информации, обеспечивают выбор
«фиксированных центров восприятия». Когнитивные схемы закрепляются
в силу повторяемости смысловых связей в суждениях, что передается с
помощью предикатов и пропозиций как промежуточных результатов данного уровня.
4. Ступень означивания смыслов включает этапы программирования
смыслов и речевой реализации ассоциатов. На этапе программирования
уточняются и определяются семантико-синтаксические характеристики
будущего высказывания, что является обязательным условием функционирования когнитивных операций, выполняющих роль «стыка речи и интеллекта» (Н.И. Жинкин). Благодаря когнитивным операциям, которые имеют символьную природу, необходимые данные «вводятся в сознание и там
преобразуются в форму, подходящую для решения данной задачи» [Брунер
1977: 361]. Таким образом, на этапе программирования смыслов уточняются средства и способы установления ассоциативной связи, что предполагает дифференциацию категориальных семантико-синтаксических характеристик, выделенных на основе реконструкции смысловой связи «слово-стимул – ассоциат» (субстанция, процесс, свойство, качество, место,
время, абстрактность / конкретность, одушевленность / неодушевленность)
и уровней категоризации ассоциатов. Благодаря когнитивным операциям,
смысловые связи получают определённость и закрепляются в дискурсе посредством смысловых моделей как промежуточного результата программирования смыслов.
5. Речевая реализация смыслов представляет собой заключительный
этап идентификации слова, что выражается в вербализации смыслов, когда
окончательную реализацию получают продукты установления ассоциативной связи.
6. Перевод значений на смыслы и смыслов на значения в обязательном
порядке предполагает установление обратной связи, т.е. соотнесение
«означенных» смыслов с системой ранее усвоенных значений, что обеспечивается через выход на образ мира, который выступает здесь как исходный и конечный пункт процессов идентификации слова. Образ мира выполняет двойственную роль: с одной стороны, он направляет нашу познавательную активность и, с другой, аккумулирует, синтезирует результаты
смыслообразовательных процессов, сверяя результаты с задуманным, и в
случае необходимости корректирует генеральную стратегию.
Отличительной чертой процессуальной модели выхода на образ мира
является различение на каждом этапе двух планов: результатов и процес33
сов, поскольку до получения конечного продукта имеет место ряд промежуточных продуктов. Так, процессы представлены с помощью следующих
составляющих: метастратегий, когнитивных схем, когнитивных операций и вербализацией смыслов (рис. 4: верхний ряд по горизонтали); все
вместе они составляют блок операционального знания. В качестве промежуточных результатов здесь выступают следующие образования: направления осмысления, пропозиции, смысловые модели и ассоциаты поля (рис.
3: нижний ряд по горизонтали).
Дифференциация ступеней, этапов и уровней продуцирования смыслов
есть наглядное подтверждение того, что функционирование смыслового
поля представляет собой континуальный процесс, поскольку значения и
смыслы находятся во взаимодействии и переходят друг в друга в ходе
смыслообразовательной деятельности, протекающей на разных уровнях
осознания. В этой связи особая роль в функционировании смыслового поля принадлежит блоку операционального знания, которое репрезентировано посредством метастратегий, когнитивных схем и когнитивных операций. Интегративная динамическая модель выхода на образ мира служит
ключом к объяснению вариативности знания, которая обусловлена спецификой операционального знания и может проявляться на любом из выделенных уровней или этапов с помощью множественных функциональных опор. Потенциальными источниками национально-культурной специфики в сфере обыденного знания выступают: 1) тип метастратегии; 2)
наличие специфичных когнитивных схем в культурном опыте народа; 3)
наборы когнитивных операций, используемые членами лингвокультурного сообщества в качестве автоматизированных механизмов при осмыслении своего опыта.
Смысловое поле как способ функционирования живого знания предстаёт как динамическое континуальное образование, которое всё время актуализируется в разных своих составных частях и аспектах, сохраняя при этом
определённое стабильное ядро, представляющее собой набор наиболее
типичных и регулярно воспроизводимых когнитивных операций, схем,
стратегий, регулярно используемых носителями языка в процессах познания и общения. Это «операциональное ядро» задаёт динамику функционирования смыслового поля и лежит в основе ментальности нации, объединяя носителей лингвокультурного сообщества в определённый когнитивный тип, характеризуемый общностью смыслообразовательных процессов.
Проведённое экспериментальное исследование смыслового поля призму структурных и операциональных параметров позволило сделать вывод,
что значения и смыслы как образующие смыслового поля находятся в тесном взаимодействии, суть которого можно определить как отношения
диалогической взаимосвязи.
Трактовка смыслового поля как единства процессов и результатов снимает противопоставление значения и смысла и даёт объяснение ведущей
34
роли когнитивных действий в ходе функционирования знания. Смысловое
поле через призму структурных параметров репрезентирует результаты
коллективного опыта, через призму операциональных параметров раскрывает способ взаимодействия индивида с коллективным знанием, что позволяет уточнить понятия значения как результата и значения как процесса.
Значение как результат – это структурированная совокупность значений
и смыслов, вырабатываемых лингвокультурным сообществом в процессах
когнитивно-дискурсивной деятельности и ранжированных в соответствии с направлениями смыслообразовательной активности носителей
языка. С точки зрения процессов, значение – это совокупность операций,
стратегий, схем и моделей действия, которые вырабатываются и функционируют в ходе когнитивно-дискурсивной деятельности на разных
уровнях осознавания и обусловливают смысловую структуру значений.
Смысловое поле через призму структурных параметров репрезентирует результаты коллективного опыта, через призму операциональных параметров раскрывает способ взаимодействия индивида с коллективным знанием. Смысловое поле объединяет значения и смыслы, индивидуальное и
коллективное, сознание и культуру, в силу чего смысловое поле характеризуется «двунаправленным существованием». Это позволяет выделить в
функционировании смыслового поля два вектора: а) в направлении от
культуры к индивиду (от коллективного знания к индивидуальному знанию); это вектор освоения, осмысления культурных значений и б) в
направлении от индивида к культуре, к коллективному знанию; это вектор
«порождения», конструирования смыслов. Взаимодействие этих двух векторов когнитивно-дискурсивной активности можно изобразить в виде символа бесконечности, соединяющего индивида и культуру, коллективное и
индивидуальное знание, что является залогом неиссякаемого источника
динамики значения (см. рис. 5).
Рис.5. Смысловое поле как единство процессов и результатов
35
Эти процессы функционируют как взаимодополняющие, но в зависимости от типа культуры, этапа её развития, а также активности субъектов
может преобладать ориентация либо на освоение и сохранение культурных
значений, либо на конструирование и интерпретацию смыслов, что определённым образом влияет на характер установки и направленность смыслообразовательной активности индивида.
Моделирование операциональных параметров смыслового поля на
концептуальном, семантическом и дискурсивном уровнях через призму
различных опор позволяет увязать характер смыслообразовательных процессов с типом культуры и с когнитивно-дискурсивной деятельностью социума. Трактовка смыслового поля как способа функционирования значения и смысла служит ключом к объяснению истоков вариативности
знания, которая обусловлена спецификой операционального знания и может проявляться на любом из выделенных уровней или этапов «конструирования» смыслов. В результате комплексного многоуровневого исследования операциональных параметров идентификации слова удалось установить, что первичная дифференциация когнитивных процессов начинается
на метакогнитивном уровне, где выделяются две генеральные стратегии
идентификации слова: а) ориентация на рациональное познание и/или б)
ориентация на эмоционально-оценочное видение. Действие данных стратегий можно представить в виде континуума, где крайние точки представлены рационально-аналитической и эмоционально-оценочной стратегиями.
Следующим важным параметром дифференциации когнитивных процессов является выделение двух типов схем – предикативных и образных (целостных, нерасчленённых) – что даёт основание различать два уровня
осмысления информации: ситуативно-образный и понятийно-логический.
Таким образом, дифференциация процессов идентификации слова осуществляется в зависимости от рационального или эмоционального / «самозаинтересованного» отношения к миру, а также в зависимости от формата
схем, которые имеют в своей основе как некоторый признак, так и целостный образ.
В диссертации выдвигается предположение, что в основе вариативности знания лежат четыре преимущественных направления смыслообразовательной активности, которые задаются на пересечении двух метастратегий и двух форматов выделения схем, что в итоге способствует дифференциации четырёх направлений смыслообразования: 1) рациональноаналитического, 2) эмоционально-оценочного, 3) понятийно-логического и
4) ситуативно-образного (см. рис. 6).
Тип генеральной стратегии и тип когнитивных схем взаимно коррелируют: доминирующая стратегия активизирует выбор соответствующего
формата осмысления фрагментов опыта. Рационально-аналитическое и
понятийно-логическое направления ориентированы на анализ и рациональное мышление, дифференциацию значений, выделение общих и суще36
ственных признаков; эмоционально-оценочное и ситуативно-образное
направления характеризуются целостным восприятием, нерасчлененностью, ситуативностью и эмоциональностью. Выделенные направления
смыслообразовательной активности конкретизируются на семантическом
уровне через уточнение категориальных семантических характеристик и
уровня их обобщённости, что выражается в типе когнитивных операций.
Рис. 6. Параметры дифференциации смыслообразовательных стратегий
В итоге межкультурная специфика в сфере когнитивно-дискурсивной
деятельности обусловлена характером доминирующей стратегии, выбором
соответствующих схем выделения смыслов и уровнем обобщённости выделяемого признака. Таким образом, трактовка смыслового поля как способа функционирования значения и смысла позволяет раскрыть смысл высказывания Л.С. Выготского о том, что значение есть результат общения
и обобщения [Выготский, 1982], т.е. значение как живое знание обусловлено спецификой когнитивных операций и стратегий, формирующихся в ходе когнитивно-дискурсивной деятельности, а также уровнем дифференцированности и обобщённости смысловой структуры значения.
Смысловое поле позволяет раскрыть феномен живого слова и того
знания, которое лежит за словом. Живое слово соотносится с индивидуальным и общественным сознанием, с результатами и процессами, благодаря чему оно служит универсальной опорой, обладающей структурными и
37
операциональными параметрами, что делает его уникальным знаковым образованием, соединяющим личностную и коллективную системы знания.
Живое слово включено в когнитивно-дискурсивную деятельность индивида, оно несёт информацию о многоуровневой системе взаимодействий, соединяющей человека и культуру, познание и общение, сознание и
мышление. За живым словом в сознании индивида лежат когнитивные
операции, схемы и когнитивные стратегии, которые соответствующим образом обусловливают специфику смысловой структуры слова, которая
раскрывается на концептуальном уровне через набор глубинных пропозиций, на семантическом уровне – через набор отличительных признаков; на
дискурсивном уровне – через актуализацию стереотипных ассоциативных
связей. Тем самым, живое слово представляет собой своеобразную «запись
видов социально необходимой деятельности», которая сокращена путем
обобщения и типизации и свёрнута для целей передачи новым поколениям
[Петров, 1991: 30]. Слово в этой связи можно сравнить с клеткой живого
организма, которая несёт всю информацию об организме и его множественных взаимодействиях. Таким образом, живое слово благодаря значению представляет собой важнейшую единицу человеческого бытия, в которой фокусируются, отражаются и преломляются культура, общение,
эпоха, цивилизация, а также потребности и устремления человека и его социума.
Смысловое поле, соединяя индивида с коллективным знанием, позволяет в новом свете представить феномен разделяемого знания, которое
формируется на разных этапах и уровнях целостной системы взаимодействий (ментальном, межличностном, дискурсивном), в силу чего оно характеризуется множественностью форм и уровней репрезентаций, что
требует учёта ряда факторов и оснований. Разделяемость знания в лингвосоциуме обеспечивается благодаря: а) владению когнитивной структурой;
б) умению выделять и осознавать существенные и несущественные признаки именуемого, «лежащие» за словом; в) овладению стратегиями, схемами, когнитивными операциями и смысловыми моделями, сформированными в процессе познания и общения.
Трактовка смыслового поля как объёмного динамического образования
в единстве структурных и операциональных параметров позволяет дать
методологическую обработку понятию «образ мира». Признание диалогического и динамического характера взаимоотношений значения и смысла
позволяет трактовать образ мира как объёмное динамическое образование,
в котором различаются глубинный и поверхностный уровни. Глубинный
уровень, или ядро образа мира, состоит из когнитивных процессов, посредством которых структурируется поступающая информация и «выплавляется» знание (см. рис.7). Когнитивные процессы (разных уровней абстракции и осознаваемости) определяют специфику поверхностного слоя,
представленного концептосферой или картиной мира, обязательным усло38
вием социального функционирования которой является ее «овнешнение» с
помощью языка. Образ мира реализует идею универсальной формы организации знаний, он способен функционировать как на вербальном, так и
на невербальном уровнях, что позволяет объединить осознаваемое и
неосознаваемое, языковое и неязыковое, чувственное и сконструированное
в процессах смыслобразования. Это даёт основание трактовать образ мира
как интегральное многоуровневое образование, позволяющее преодолеть
разрыв между знанием и мышлением, языком и сознанием, психологией и
культурой.
Рис. 7. Образ мира как единство процессов и результатов
В «Заключении» подводятся общие итоги исследования, намечаются
перспективы дальнейшей разработки проблемы функционирования значения как живого знания, уточняется роль и значимость концепции смыслового поля с позиций современной парадигмы и с учётом возможностей использования полученных результатов исследования в сфере прикладных
наук.
Перспективы дальнейшей разработки проблемы функционирования
значения как смыслового поля в единстве структурных и операциональных
параметров открываются в связи с выходом на уровень текста или устного
дискурса.
39
Теоретические и практические результаты проведённого исследования изложены в следующих публикациях.
А. Монографии
1. Курганова Н.И. Межкультурный диалог как способ освоения культуры:
монография. – Мурманск: МГПУ, 2007. – 312 с. (19.5 п.л.).
2. Курганова Н.И. Смысловое поле при моделировании значения слова:
монография. – Мурманск, МГГУ, 2012. – 296 с. (18.5 п.л.).
Б. Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
3. Курганова Н.И. Обучение иностранным языкам на основе лингвокультурных концептов // Известия Российского гос. педагогического ун-та им.
А.И. Герцена. – 2007. – № 7 (28). – Науч. журнал: Общественные и гуманитарные науки. – СПб., 2007. – С.117–122.
4. Курганова Н.И. Конструирование концептов в процессе освоения иноязычной культуры // Известия Российского гос. педагогического ун-та им.
А.И. Герцена. 2008 – № 11 (68). – Науч. журнал: Психолого-педагогические
науки (психология, педагогика, теория и методика обучения). – СПб., 2008. –
С.132–140.
5. Курганова Н.И. Проблема исследования коллективного знания в когнитивной лингвистике // Вопросы когнитивной лингвистики. – 2010. – № 2. –
С. 18–26.
6. Курганова Н.И. Образ мира с позиций этнопсихолингвистики // Вестник Ленинградского гос. ун-та им. А.С. Пушкина. – 2010. – № 1 (Том 5). –
Серия «Филология». – С. 64–74.
7. Курганова Н.И. Диалогическая природа культурного знания // Вестник
Московского гос. лингвистического ун-та. – 2010. – № (5). Серия «Лингвистика». – Вып. 584 «Языковое существование человека и этноса». – Москва,
ИПК МГЛУ «Рема», 2010. – С. 200–205.
8. Курганова Н.И. Обыденное знание россиян и французов через призму
ассоциативных полей // Известия Уральского ун-та. – 2010. – № 6 (85). Часть
1. – С. 85–92.
9. Курганова Н.И. Концепт как единица коллективного знания // Вестник
Вятского гос. гуманитарного ун-та». – 2010. – № 4 (2). – С. 21– 25.
10. Курганова Н.И. Схема или концепт: к обоснованию динамической модели знания // Вестник Балтийского Федерального ун-та им. И. Канта. – 2011.
– № 2. – С. 28–35.
11. Курганова Н.И. Моделирование когнитивных операций на базе ассоциативных полей // Вестник Тверского гос. ун-та.– 2011. – № 4. – Серия «Филология». – Вып. 2 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 187–
197.
40
12. Курганова Н.И. Ассоциативный эксперимент как способ исследования
национально-культурной специфики коллективного знания // Вестник Поморского гос. ун-та. – 2011. – №7. – Серия «Гуманитарные и социальные
науки». – С. 174–179.
13. Курганова Н.И. Исследование национально-культурной и возрастной
специфики когнитивных операций на базе ассоциативных полей // Вестник
Ленинградского гос. ун-та им. А.С. Пушкина. – 2011. – № 4 (Том 5). – Серия
«Филология». – С. 211–223.
14. Курганова Н.И. Некоторые вопросы взаимодействия значения и смысла при идентификации слова // Вестник Тверского гос. ун-та. – 2011. – № 28.
– Серия «Филология». – Вып. 4 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 44–54.
15. Смысловое поле при моделировании структурных и операциональных
параметров значения слова // Вестник Тверского гос. ун-та. – 2012. – № 29. –
Серия «Филология». – Вып. 4 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 70–77.
В. Публикации в зарубежных рецензируемых журналах (Украина)
16. Курганова Н.И. Параметры культурного знания // Мова: Наук.теоретич. часопис з мовознавства. – 2010. – № 15. – Одесса, Одесский национальный ун-т им. И.И. Мечникова. – С.5–8.
17. Курганова Н.И. Обыденное знание как объект этнопсихолингвистики
// Психолингвистика: сб. науч. тр. ДВНЗ «Переяслав-Хмельницкий гос. пед.
ун-т им. Г. Сковороды. – Переяслав-Хмельницкий: ПП «СКД», 2009. – Вып.
4. – С. 157–164.
Г. Другие публикации
18. Курганова Н.И. К изучению гносеологического аспекта значения (на
материале сложных слов современного французского языка) // Современные
проблемы романистики: Функциональная семантика : тез. V всесоюз. конф.
по романскому языкознанию. – Калинин: Калинин. гос. ун-т, 1986. – С. 42–47.
19. Курганова Н.И. Когнитивный подход к исследованию значения сложных номинативных единиц // Человек и его язык : тез. докл. семинарасовещания преп. каф. романских языков пед. ин-тов Северо-Западной зоны. –
Петрозаводск, 1991. – С. 24–26.
20. Курганова Н.И. Когнитивный подход к исследованию значения сложных номинативных единиц // Иностранные языки в высшей школе: лингвистич. и методич. аспекты : межвуз. сб. науч. тр. – Мурманск: МГПИ, 1996. –
С. 3–12.
21. Курганова Н.И. Роль межкультурной коммуникации в системе подготовки учителя иностранного языка // Современные тенденции в обучении
иностранным языкам : мат-лы междунар. науч.-практич. конференции (СПБ,
13–15 мая 1999 г.). – СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 1999. – С. 256–
257.
41
22. Курганова Н.И. О построении «картины мира» средствами иностранного языка // Актуальные проблемы совершенствования содержания и методов обучения в школе и ВУЗе : межвуз. сб. науч. тр. – Мурманск: МГПИ,
1999. – С. 4–9.
23. Курганова Н.И. Основные направления формирования межкультурной
компетенции в процессе обучения иностранным языкам на языковых факультетах // Уч. зап. юбилейной науч. конференции проф-препод. состава МГПИ
15–19 ноября 1999 г. – Мурманск : МГПИ, 2000. – С. 23–26.
24. Kurganova N.I. Factors of intercultural competence in Teaching Foreign
Languages //Aspects of Linguistics and Language Teaching: рroceedings of the International Seminars (Murmansk, December, 2000). – Murmansk, 2001 ; Rovaniemi, 2002. – С. 48–53.
25. Курганова Н.И. Учитель иностранного языка – посредник в диалоге
культур // Язык и карьера : мат-лы науч.-практич. конференции (Архангельск,
28–29 марта 2002 г.) / отв. ред. И.В. Градова. – Архангельск : Поморский гос.
ун-т, 2002. – С.7–8.
26. Курганова Н.И. Сравнительное изучение представлений о России у
французов и россиян // Россия и Запад: диалог культур : сб. ст. 10-ой юбилейной междунар. конференции (Москва, 28–30 ноября 2003 г.). – Вып. 12. – Ч. I.
– М.: МГУ, 2004. – С. 336–344.
27. Курганова Н.И. Структура представлений о Франции у российских и
французских студентов // сб. ст. по материалам круглого стола (Мурманск, 10
мая 2002 г.) / под ред. Н.И. Кургановой. – Мурманск, МГПУ, 2003. – С. 16–23.
28. Курганова Н.И. Сравнительное изучение представлений о странах Баренц-региона у россиян и у шведов // Сб. ст. 2-ой междунар. конференции
«Слово, высказывание, текст в когнитивном, прагматическом и культурологическом аспектах» (Челябинск, 5–6 декабря, 2003 г.). – Челябинск : ГГУ,
2003. – С. 23–29.
29. Курганова Н.И. Образ дома у русских и французов // Межкультурная
коммуникация: современные тенденции и опыт : мат-лы первой Всероссийской науч.-практич. конференции (Нижний Тагил, 19 ноября 2003 г.). – Ч. III.
Межкультурная коммуникация и современные лингвистические теории / отв.
ред. О.Ф. Родин. – Нижний Тагил, 2003. – С. 16–19.
30. Курганова Н.И. The Barents region through the eyes of Swedish and
Russian Students // Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков : межвуз. сб. науч. тр. по материалам междунар. семинара (Мурманск, 5–9 мая 2003 г.) / отв. ред. Е.А. Беличенко. – Мурманск: МГПУ, 2004.
– С. 10–13.
31. Курганова Н.И. Сравнительное изучение представлений о Франции у
россиян и французов // Исследования в области французского языка и французской культуры: новое тысячелетие – новый этап : мат-лы Междунар. науч.
конференции (Пятигорск, 14–18 января 2004 г.). – Пятигорск : ПГЛУ, 2004. –
С.174–179.
32. Курганова Н.И. Содержание представлений о семье у молодежи
Франции // Лингвистика и лингвистическое образование в современном мире:
42
мат-лы Междунар. конференции, посвященной 100-летию со дня рождения
В.Д. Аракина (Москва 18–19 ноября 2004 г.) / отв. ред. О.Г. Чупрына, Е.А.
Никулина. – М. : ГНО «Прометей» МПГУ, 2004. – С. 213–217.
33. Курганова Н.И. Межкультурная коммуникация и культура //Центры
культуры и регионы России: Европейский север : мат-лы IV СевероЗападного межрегионального теоретич. науч. семинара (Мурманск, 8–10 апреля 2005 г.) / отв. ред. Р.И. Трипольский. – Вып. 4 «Культура как фактор общественно-исторического развития». – Мурманск : МГПУ, 2005. – С.77–83.
34. Курганова Н.И. Межкультурная компетенция как фактор устойчивого
сотрудничества в эпоху глобализации // Культурное разнообразие в эпоху
глобализации/ Cultural Diversity in the Epoch of Globalization: мат-лы междунар. науч.-практич. конференции (Мурманск, 28–30 марта 2006 года) / отв.
ред. Курганова Н.И. – Мурманск: МГПУ, 2006. – Ч. 1. – С.26–28.
35. Курганова Н.И. Картина мира россиян и французов через призму
культурных представлений о еде // Мат-лы XXXV междунар. филолог. конференции (Санкт-Петербург, 13–18 марта 2006 г.) / отв. ред. Т.С. Тайманова.
– Вып. 4 «Французские чтения». – СПб.: Филол. ф-т СПбГУ, 2006. – С. 25–31.
36. Kurganova N.I. Culture and Intercultural Diversity // Linguistic topics and
language teaching: Conference Papers (Oulu, December 2004). – Oulu University
Press, 2006. – С. 88–97.
37. Курганова Н.И. Этнокультурная специфика языкового сознания русских и французов в свете межкультурной коммуникации // Язык и межкультурная коммуникация : мат-лы IV межвуз. научн.-практич. конференции
(СПб, 25–26 апреля 2007 г.). – СПб. : СПбГУП, 2007. – С.73–75.
38. Курганова Н.И. Концептологический подход в обучении иностранным
языкам // Инновационные технологии в преподавании иностранного языка в
системе ШКОЛА-ВУЗ : межвуз. сб. науч-метод. тр. – Вып. 1. – Тверь : Твер.
гос. ун-т, 2007. – С.132–139.
39. Курганова Н.И. Межкультурный диалог как способ понимания другой
культуры // Эволюция гуманитарного образования в российской высшей
школе. [Электронный ресурс] / МГТУ. – электрон. текст дан. (2,5 Мб) – Мурманск: МГТУ, 2007. – 1 опт. Компакт-диск (CD-ROM). – С. 370–374.
40. Курганова Н.И. К обоснованию концептологического подхода в обучении иностранным языкам // Русский язык как иностранный: Теория. Исследования. Практика. – Вып. IХ. – СПб. : РГПУ им. А.И. Герцена, 2007. – С.
50–56.
41. Курганова Н.И. Компаративный подход к изучению содержания и
структуры культурного знания // Слово и текст: психолингвистический подход: сб. науч. тр. / под общ. ред. А.А. Залевской. – Тверь: Твер. гос. ун-т,
2007. – Вып.7. – С. 94–105.
42. Курганова Н.И. Алгоритм межкультурного диалога // Инновационные
технологии в преподавании иностранного языка в системе ШКОЛА-ВУЗ :
межвуз. сб. науч.-методич. тр. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2008. – Вып. 3. –
С.107– 115.
43
43. Курганова Н.И. Параметры моделирования инокультуры // Слово и
текст: психолингвистический подход : сб. науч. тр. / под общ. ред. А.А. Залевской. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2008. – Вып. 8. – С. 88–99.
44. Курганова Н.И. К обоснованию диалогической природы культурного
знания // Слово и текст: психолингвистический подход : сб. науч. тр. / под
общ. ред. А.А. Залевской. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2009. – Вып. 9. – С. 71–82.
45. Курганова Н.И. Динамический характер коллективного знания // Матлы междунар. конференции по психолингвистике «Горизонты психолингвистики» 23–24 октября 2009 г. – Тверь : Твер. гос. ун-т. – 2009. – С.157– 161.
46. Курганова Н.И. К построению когнитивной модели инокультуры //
Русский язык как иностранный: Теория. Исследования. Практика / науч. ред.
И.П. Лысакова. – СПб. : РГПУ им. А.И. Герцена, 2009. – Вып. Х. – С.169–
174.
47. Курганова Н.И. Культура повседневности через призму культурных
схем // Слово есть дело : юбилейный сб. науч. тр. в честь проф. И.П. Лысаковой. – Т.1. – СПб. : Сударыня, 2010. – С. 255–259.
48. Курганова Н.И. Концепт «Работа» в обыденном сознании россиян и
французов // Слово и текст: психолингвистический подход : сб. науч. тр. /
под общ. ред. А.А. Залевской. – Тверь : Твер. гос. ун-т, 2010. – Вып. 10. – С.
60–78.
49. Курганова Н.И. Межкультурный диалог как способ обучения другой
культуре // Русистика и современность: мат-лы X междунар. науч.-практ.
конференции (Санкт-Петербург, 26–28 октября 2007 г.) – Т. 1. Лингвокультурология и межкультурная коммуникация. – СПб. : Издательский дом
«МИРС», 2007. – С. 290–294.
50. Курганова Н.И. Конструирование концептов как способ понимания
другой культуры // Текст. Дискурс. Жанр : мат-лы межрегиональной науч.практич. конференции с междунар. участием (Балашов, 20–21 сент. 2007 г.) –
Балашов : Николаев, 2007. – С. 226–231.
51. Курганова Н.И. Межкультурный диалог как способ формирования образа мира // Воспитание в современной России: проблемы, опыт, тенденции :
мат-лы всероссийской науч.-практич. конференции (Мурманск, 22–23 ноября
2007 г.) / отв. ред. В.Э.Черник. – Мурманск : МГПУ, 2008. – С. 97–100.
52. Курганова Н.И. К вопросу о концептологическом подходе в обучении
иностранным языкам // Вопросы лингвистики и методики преподавания иностранных языков : межвуз. сб. науч. тр. по материалам региональной науч.практич. конференции (Мурманск, ноябрь 2006 г.) / отв. ред. Е.А. Беличенко.
– Мурманск : МГПУ, 2008. – С. 90–94.
53. Курганова Н.И. Межкультурная парадигма в обучении иностранным
языкам // Культурное разнообразие в эпоху глобализации / Cultural diversity in
the epoch of globalization : мат-лы Международной науч. заочной конференции (Мурманск, март–апрель 2008 г.) / отв. ред. Н.И.Курганова. – Мурманск :
МГПУ, 2008. – С.6–12.
44
54. Курганова Н.И. Природа и сущность обыденного знания // Вестник
Тверского гос. ун-та. – 2008. – № 17(77). – Серия «Филология». – Вып. 13
«Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 36–48.
55. Курганова Н.И. Образ мира как результат познания мира // Вестник
Тверского гос. ун-та. – 2009. – № 25. – Серия «Филология». – Вып. 3 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 55–66.
56. Курганова Н.И. Культура повседневности россиян и французов через
призму культурных концептов // Модернизм, постмодернизм, антимодернизм
: мат-лы докладов IX междунар. науч. конференции (СПб, 13–15 марта 2008
г.). – СПбГУ : Факультет филологии и искусств СПбГУ, 2009. – С. 19–24.
57. Курганова Н.И. Межкультурное исследование фрагментов обыденного
знания через призму ассоциативных полей // Психолингвистика в ХХI веке:
результаты, проблемы, перспективы: XVI междунар. симпозиум по психолингвистике и теории коммуникации : тез. докл. (Москва, 15–17 июня 2009 г.)
/ отв. ред. Е.Ф. Тарасов. – М. : Издательство «Эйдос», 2009. – С. 225– 226.
58. Курганова Н.И. Исследование этнокультурной специфики обыденного
знания через призму ассоциативных полей // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты : мат-лы междунар.
школы-семинара (V Березинские чтения). – Вып. 15. – М. : ИНИОН РАН,
МГЛУ, 2009. – С.113–119.
59. Курганова Н.И. К обсуждению статуса обыденного знания // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков:
мат-лы региональной науч.-практич. конференции (Мурманск, 20–21 ноября
2008 г.) / отв. ред. Е.А. Беличенко. – Мурманск: МГПУ, 2009. – С. 84– 91.
60. Курганова Н.И. Коллективное знание как объект исследования в этнопсихолингвистике // Вестник Тверского гос. ун-та. – 2010. – № 5. – Серия
«Филология». – Вып. 3 «Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С.
40–52.
61. Курганова Н.И. К обоснованию динамической модели знания. // Вестник Тверского гос. ун-та. – 2010. – № 15 . – Серия «Филология». – Вып. 4
«Лингвистика и межкультурная коммуникация». – С. 51–62.
62. Курганова Н.И. Коллективное знание: параметры исследования //
Международный конгресс по когнитивной лингвистике : сб. мат-лов (Тамбов,
29 сентября–1 октября 2010 г.) / отв. ред. Н.Н. Болдырев. – Тамбов : Издательский дом ТГУ им. Г.Р. Державина, 2010. – С.111–114.
63. Курганова Н.И. Образ Франции через призму ассоциативных полей //
Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных
языков : мат-лы региональной науч.практич. конференции (Мурманск, 16–17
ноября 2009 г.) / отв. ред. Т.Н. Лисицына, Е.А. Беличенко. – Мурманск :
МГПУ, 2010. – С. 52–59.
64. Курганова Н.И. Структура концепта «Школа» в обыденном сознании
россиян и французов // Культурное разнообразие в эпоху глобализации /
Cultural diversity in the epoch of globalization : мат-лы междунар. заочной конференции (Мурманск, март-апрель 2010 г.) / отв. ред. Е.Н. Квасюк, Т.В. Куликова. – Мурманск : МГПУ, 2010. – С. 57–62.
45
65. Курганова Н.И. Когнитивно-дискурсивный подход к исследованию
ассоциативного поля // Актуальные проблемы лингвистики и методики преподавания иностранных языков : мат-лы региональной науч.-практич. конференции (Мурманск, 16–17 ноября 2010 г.) / отв. ред. Т.Н. Лисицына, Е.А. Беличенко. – Мурманск : МГПУ, 2011. – С. 60–66.
66. Курганова Н.И. Моделирование национально-культурной специфики
обыденного знания // Актуальные проблемы теории и методологии науки о
языке : сб. ст. междунар. науч. конференции (Санкт-Петербург, 18–19 марта
2011г.). – СПб. : ЛГУ им. А.С. Пушкина, 2011. – С.214–217.
67. Курганова Н.И. К выделению когнитивно-дискурсивных стратегий у
россиян и французов: Масловские чтения: сб. тр. региональной науч.практич. конференции (Мурманск, 20–21 декабря 2010 г.) / отв. ред. Н.Г. Благова. – Мурманск: МГГУ, 2011. – С. 32–36.
68. Курганова Н.И. Структурные параметры моделирования обыденного
знания // Культурное разнообразие в эпоху глобализации / Cultural diversity in
the epoch of globalization : мат-лы межрегиональной виртуальной науч.практич. конференции с междунар. участием (Мурманск, 1 февраля 31 марта
2011 г.) / отв. ред. В.Г. Пиксендеева. – Мурманск : МГГУ, 2011. – С.141–148
69. Курганова Н.И. Знание и межкультурная коммуникация: мат-лы X1V
междунар. науч. конференции «Русистика и современность». – СПб. : РГПУ
им. А.И. Герцена. – 2011. – С. 255–259.
70. Курганова Н.И. Моделирование когнитивных операций на базе ассоциативных полей: // Языковое бытие человека и этноса: психолингвистический и когнитивный аспекты: мат-лы междунар. школы-семинара по психолингвистике и когнитологии (VII Березинские чтения, Москва, 4–6 июня 2011
г.). – Вып. 17. – М.: ИНИОН РАН, МГЛУ, 2011. – С. 119–126.
71. Курганова Н.И., Скобченко И.А. Концепт «СПОРТ» через призму
обыденного сознания американцев // Актуальные вопросы современной филологии и журналистики : мат-лы науч.-практич. конф. студентов и аспирантов (Мурманск, 18–25 апреля 2011 г.). – МГГУ, 2011. – С. 76–81.
72. Курганова Н.И. Моделирование структурных параметров смыслового
поля слова «друзья» // Культурное разнообразие в эпоху глобализации /
Cultural diversity in the epoch of globalization : мат-лы межрегиональной виртуальной науч.-практич. конф. с междунар. участием (Мурманск, 1 февраля 31
марта 2011 г.) / отв. ред. В.Г. Пиксендеева. – Мурманск : МГГУ, 2012. –
С.87–94.
46
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
105
Размер файла
999 Кб
Теги
Докторская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа