close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Эмоционально-идеологический компонент концепта «Krieg» (на материале немецкого языка)

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Корнеенко Татьяна Александровна Шифр научной специальности: 10.02.04 - германские языки Шифр диссертационного совета: Д 212.193.02 Название организации: Пятигорский государственный лингвистический университет Адрес организации: 35753
 На правах рукописи
КОРНЕЕНКО ТАТЬЯНА АЛЕКСАНДРОВНА
ЭМОЦИОНАЛЬНО-ИДЕОЛОГИЧЕСКИЙ КОМПОНЕНТ КОНЦЕПТА "KRIEG"
(на материале немецкого языка)
Специальность 10.02.04 - германские языки
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Пятигорск - 2012
Работа выполнена на кафедре английского языка
в ФГБОУ ВПО
"Мордовский государственный университет им. Н.П. Огарева" Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор
Анашкина Ирина Александровна Официальные оппоненты: Аликаев Рашид Султанович,
доктор филологических наук, профессор, ФГБОУ ВПО "Кабардино-Балкарский государственный университет им. Х.М. Бербекова", зав. кафедрой немецкого языка Матвеева Галина Григорьевна,
доктор филологических наук, профессор, ФГАОУ ВПО "Южный Федеральный университет", профессор кафедры немецкой филологии педагогического института
Ведущая организация: ФГБОУ ВПО "Ивановский
государственный университет"
Защита диссертации состоится 20 сентября 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.193.02 в ФГБОУ ВПО "Пятигорский государственный лингвистический университет" по адресу: 357532, г. Пятигорск, проспект Калинина, 9.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО "Пятигорский государственный лингвистический университет".
Автореферат разослан июля 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Л.М. Хачересова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемая диссертация посвящена исследованию эмо-ционально-идеологического компонента (ЭИК) концепта "Krieg", одного из наиболее значимых в немецкой лингвокультуре. Языковые средства представления эмоций являются широко изучаемой проблемой, важность которой возросла в свете антропоцентрической научной парадигмы. Роль когнитивной лингвистики в решении эмотиологических вопросов представляется существенной, так как лингвокогнитология провозглашает эмоции одним из своих объектов. Однако стремительное развитие лингвоконцептологии как культурологически ориентированного направления когнитивной лингвистики не внесло систематического вклада в разработку концептологического аспекта эмотиологии. Тем не менее культурные концепты представляются достаточно благодатной почвой для изучения социального аспекта эмоциональной деятельности. С этой точки зрения, следует обратить внимание на социально проблемные концепты как наиболее действенную мотивационную базу эмоций. На наш взгляд, в концептосфере немецкой лингвокультуры в качестве подобной базы со второй половины 19 в. и по сей день выделяется идеологическая специфика концепта "Krieg". Данная диссертация представляет собой, с когнитивной точки зрения, исследование ценностных основ идеологической специфики концепта "Krieg" и её проявлений в эмоциональной сфере; непосредственно лингвистический интерес направлен на закономерности представления идеологически обусловленных эмоций.
Научная новизна исследования обеспечивается тем, что в данной работе фреймовая модель впервые применена для структурирования идеологического содержания концепта "Krieg". Идеологически обусловленные эмоциональные конкретизации узлов фрейма обобщены в виде эмоционально-идеологических слотов. Полученные результаты представляют собой усовершенствование фреймовой, полевой, кластерной методик и подхода к анализу текстовой эмотивности. Новизна диссертации заключается также в когнитивном подходе к анализу всей номенклатуры языковых средств представления эмоций, организованных концептом "Krieg". Новым является интердискурсивный подход к анализу феномена эмотивности дискурса. Актуальность диссертации обусловлена тем, что концепт "Krieg" недостаточно изучен современной лингвоконцептологией в рамках заявленной проблематики, хотя отмечается устойчивый исследовательский интерес именно к идеологической специфике данного концепта. В пользу актуальности также свидетельствует тот факт, что концепт "Krieg" насыщен идеологически обусловленными социальными эмоциями. Выделение и анализ эмоциональной составляющей данного концепта представляется актуальным с точки зрения как лингвистики, так и лингвокультурологии и социолингвистики.
Принципиальным отличием данной диссертации от предшествующих работ, посвящённых концепту "Krieg" и выполненных в рамках фреймового анализа, является следующее:
- во-первых, уделяется целенаправленное внимание идеоло-гической специфике концепта "Krieg"; - во-вторых, рассматриваются обусловленные данной специфи-кой социальные эмоции;
- в-третьих, метафорическая система концепта характеризуется не только как осмысление других областей опыта через признаки концепта "Krieg", но и как военная метафора, то есть использование признаков данного концепта, в качестве источника метафоры.
Теоретическая значимость диссертации состоит в разработке подхода к описанию культурной специфики концепта "Krieg" через построение двухуровневой модели, учитывающей взаимосвязь его эмоционального и идеологического содержания. Работа может рассматриваться как вклад лингвоконцептологии в развитие таких направлений лингвистики эмоций, как национально-культурная специфика представления эмоций и эмотивность текста. Практическая ценность диссертационной работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в преподавании ряда вузовских дисциплин: спецкурсов по лингвокультурологии, социолингвистике, лингвистике текста, лексикологии, когнитивной лингвистике. Выводы работы могут также применяться на практических занятиях по интерпретации художественного текста.
Гипотеза исследования разрабатывалась на основе следующих предположений: во-первых, у ЭИК концепта "Krieg" имеется фреймо-слотовая структура, состоящая из эмотем, отражающих предметную отнесённость эмоций; во-вторых, ЭИК концепта "Krieg" проявляется на уровне текстовой эмотивности и эмотивности отдельных единиц языка; в-третьих, элементы военно-идеологического дискурса наблюдаются в неидеологическом дискурсе как выполняющие эмотивную функцию; в-четвёртых, закономерности реализации ЭИК, выявленные в художественном дискурсе конца 19 - начала 20 вв., подтверждаются и на материале современного массово-информа-ционного дискурса.
Объектом исследования является концепт "Krieg".
Предметом исследования служат средства репрезентации концепта "Krieg" в языковой системе и во фрагментах неидеоло-гического дискурса, актуализирующих его ЭИК.
Материалом исследования послужил художественный дискурс конца 19 в. - первой половины 20 в., представленный преиму-щественно прозаическими текстами, и современный массово-информационный дискурс, представленный Интернет-источниками, в общем объёме 4000 страниц. Учитывались такие критерии, как идеологизация концепта "Krieg", разнообразные средства реализации логически определяемых признаков концепта, эмоциональность, а также общий критерий идеологической непринадлежности автора. В качестве материала исследования также послужили 37 лексикогра-фических источников (толковых, этимологических, двуязычных немецко-русских словарей; словарей синонимов, антонимов, фразеологизмов, понятийных групп, лексиконов).
Цель исследования состоит в выявлении взаимосвязанного эмоционального и идеологического содержания концепта "Krieg".
В соответствии с поставленной целью в работе решаются следующие задачи:
1) выявить теоретические предпосылки выделения ЭИК концепта "Krieg" и выделить этапы его развития;
2) охарактеризовать лексико-семантическое множество, организо-ванное концептом в системе языка, и определить фиксируемое в нём эмоциональное и идеологическое содержание концепта "Krieg";
3) провести кластерный анализ средств индикации эмоций и установить закономерности их функционирования; 4) выявить и охарактеризовать особенности выражения эмоций, составляющих эмоционально-идеологический компонент концепта "Krieg", в рамках текстовой эмотивности;
5) описать фрейм-структуру признаков концепта, являющихся идеологически обусловленной мотивационной базой эмоций;
6) представить эмоциональное идеологически обусловленное содержание концепта "Krieg" в виде слотов данной структуры;
7) выявить наличие элементов идеологического дискурса нацио-нал-социализма и особенности их функционирования в неидеоло-гическом дискурсе. Теоретической базой данного исследования послужили положения, разработанные в отечественных и зарубежных трудах по когнитивной лингвистике, лингвокультурологии и лингвоконцепто-логии [Алефиренко, 2009; Арутюнова, 1999; Бабушкин, 1996; Болдырев 2000, 2001; Воркачёв, 2007; Карасик, 1996, 2002, 2004, 2007; Кубрякова и др., 1996; Кубрякова, 2004, 2009; Лакофф, Джонсон, 2004; Лихачёв, 1997; Маслова, 2007; Попова, Стернин, 2001, 2007; Серебренников, 1989; Слышкин, 2007; Степанов, 2004; Стернин, 2007; Филлмор, 1988; Фрумкина, 1992; Jackendoff, 1983; Minsky, 1974; Schwarz, 2002], теории дискурса [Правикова, 2004; Черняевская, 2001, 2009; Шейгал, 2000], лингвистике эмоций [Апресян, 2010; Ионова, 1999; Красавский, 1999, 2001; Мягкова, 2000; Телия, 1986; Шаховский 1996, 2009, 2010], социолингвистике [Маслова, 2008; Сорокин, 1997; Шейгал, 2000; Müller, 1994; Gardt, 2000; Schmitz-Berning, 1998]. Методами исследования являются метод дефиниционного анализа, этимологический анализ, метод сплошной выборки фрагментов, содержащих искомый языковой феномен, метод контекстуального анализа, метод концептуального анализа лексики и дискурса, метод понятийного моделирования (построение фреймовой модели концепта), кластерный и полевый методы анализа лексики.
Достоверность и объективность Исследование выполнено на основе обширного материала с использованием корректных методов исследования, что обеспечивает достоверность результатов. Основные результаты получены путём контекстуального и концептуального анализа, метода фреймирования и кластерной методики. Достоверность обеспечивается и проведением с помощью полевой методики подготовительного этапа исследования, в ходе которого были проанализированы словарные статьи, содержащие ключевую лексему концепта, что позволило дать разностороннюю характеристику системно-языковых средств представления концепта, включая его эмоционально-идеологический компонент. Репрезента-тивность полученных данных подтверждается количеством фрагментов дискурса, в которых выявлен искомый феномен (около 600 фрагментов), составом функционально-семантического поля "Krieg", описанного на основе словарных статей (640 лексических единиц, фразеологических сочетаний и фразеологизмов со структурой предложения) и корректным подсчётом примеров, представляющих каждый способ реализации эмоционально-идеологического компонента концепта "Krieg".
Апробация работы. Основные результаты работы докладыва-лись и обсуждались на ежегодных научных конференциях "Огарёвские чтения" с 2006 г. по 2010 г. (Саранск, МГУ им. Н.П. Огарёва); научно-практических конференциях молодых учёных, аспирантов и студентов с 2007 по 2011 г. (Саранск, МГУ им. Н.П. Огарёва); международной научно-практической конференции "Иностранные языки в диалоге культур: политика, экономика, образование" (Саранск, 2009). Основные положения исследования изложены в 9 публикациях, 3 из которых - в рецензируемых научных журналах по перечню ВАК РФ.
Положения, выносимые на защиту:
1. Идеологическая специфика концепта "Krieg" отражается в структуре его понятийно-ценностных признаков; выступая в качестве эмотем, данные признаки представляют предметную отнесенность и ценностные основы эмоций, обусловленных идеологической спецификой концепта "Krieg" на разных этапах её формирования. 2. Идеологически обусловленные эмоциональные явления в немецкоязычном дискурсе, связанные с актуализацией концепта "Krieg", могут быть представлены как эмоционально-идеологические слоты концепта. 3. В качестве содержания эмоционально-идеологических слотов концепта интерпретируются разнообразные языковые единицы и явления; основой когнитивной интерпретации языковых средств служит полистатусная категория эмотивности.
4. Языковое представление социальных эмоций обнаруживает определенные особенности функционирования средств индикации эмоций, которые могут служить специфическим дополнением к кластерам эмоций.
5. Выявление элементов идеологического дискурса национал-социализма в неидеологическом дискурсе может быть интерпрети-ровано, во-первых, в свете эмотивности текста как взаимодействие уровней эмотивного содержания, во-вторых, с когнитивной точки зрения как взаимодействие эмоционально-идеологических слотов.
6. Эмоциогенность концепта "Krieg" и его идеологическая специфика отражаются в лексико-фразеологической системе языка.
7. Содержание ЭИК концепта "Krieg" в значительной степени определяется положительными эмоциями, которые служат условием изменения эмоционального индекса ряда лексических единиц.
8. В качестве элементов эмотем, отражающих понятийно-ценностную основу концепта "Krieg", выступают понятийные, символические, ассоциативные и фактуальные элементы.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, библиографического списка, списка словарей, источников примеров и двух приложений. Во введении обосновываются актуальность и научная новизна диссертации, формулируются гипотезы, объект и предмет исследования, источники языкового материала и теоретическая база исследования, определяются цели и задачи исследования, его методы, приводятся положения, выносимые на защиту.
Первая глава представляет собой теоретическое обоснование основной проблематики работы, в первую очередь, выделения эмоционально-идеологического компонента концепта "Krieg". Обобщены подходы к исследуемым аспектам концепта, имеющиеся на данный момент в когнитивной лингвистике и лингвокультурологии. Подробно освещена проблема представления эмоций языковыми средствами, большое внимание уделено категории эмотивности и социальному аспекту эмоций. На основе исследований немецких лингвистов представлены основные черты дискурса национал-социализма, представляющие важность для анализа интердискурсивных фрагментов. Во второй главе описан исследуемый материал, изложены методы анализа словарей, принципы выявления исследуемого феномена в дискурсе и анализа отобранных фрагментов. Во-первых, проанализировано функционально-семантическое поле "Krieg" как совокупность средств вербализации концепта в системе языка. Особое внимание уделено входящим в данное поле фразеологическим единицам. Во-вторых, представлена фрейм-структура эмоционально-идеологического компонента концепта "Krieg". Устойчивые узлы данной структуры представлены эмотемами, которые отражают идеологически осмысливаемые признаки концепта, служат мотивационной основой эмоций и выявляются в ходе анализа текстовой эмотивности. Слоты фрейма представлены эмоциональными явлениями, возникающими на данной основе. В-третьих, разносторонне систематизированы языковые средства реализации эмоционально-идеологического компонента концепта "Krieg".
В заключении излагаются результаты проведенного исследова-ния.
Список использованной литературы представлен 205 наимено-ваниями научной литературы на русском, немецком и английском языках, списком словарей и лексиконов из 37 наименований, списком источников примеров из 49 наименований.
В Приложениях 1, 2 приводятся единицы функционально-семантического поля "Krieg", упорядоченные в соответствии с признаками понятийно-ценностной фрейм-структуры концепта: композиты с компонентом Krieg, выполняющие номинативную функцию, и эмоционально-оценочные единицы ФСП "Krieg".
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Культурно-специфический компонент концепта "Krieg" имеет два важнейших аспекта: идеологические ценностные основы и эмоциональные конкретизации. Для их взаимосвязанного рассмотрения в рамках ЭИК концепта "Krieg" нами выделяются два уровня концептуального содержания. Эмоциогенный уровень связан с идеологической картиной мира (ИКМ), основными признаками которой являются: ценностные искажения общественного сознания (милитаристское мышление и унифицированность), иллюзорное восприятие действительности (романтизация войны, убеждённость в её необходимости), понятие военной идеологии в целом, признаки формирования ИКМ (устная и письменная пропаганда, манипулирование сознанием) и тоталитарный режим. Логически определяемые понятийно-ценностные признаки концепта "Krieg" понимаются как часть ИКМ и также рассматриваются с точки зрения их идеологически обусловленной эмоциогенности.
Непосредственно эмоциональный уровень включает надындиви-дуальные идеологически обусловленные эмоции как разнообразные проявления эмоциональной сферы человека. Это соответствует традиции, сложившейся в отечественной лингвистике эмоций, которую представляют такие исследователи, как В.И. Шаховский, Н.А. Красавский, В.Ю. Апресян, С.В. Ионова. К этим проявлениям относятся: базовые эмоциональные состояния, направленные эмоциональные отношения, ситуативные эмоциональ-ные проявления и более длительные эмоциональные индексы личности и эмоциональные установки как результат переработки жизненного опыта. Средства вербализации указанного концептуального содержания очень разнообразны. Мы исходим из утвердившегося в отечественной эмотиологии рагзраничения средств индикации и выражения эмоций. Выражение эмоций связано с категорией эмотивности, под которой, по мнению В.И. Шаховского, понимается свойство языковых единиц любого уровня выражать эмоции, эмоциональные отношения и оказывать эмоциональное воздействие. Общее понимание ЭИК концепта "Krieg" как соотношения концептуального и лингвистического уровней отражает Схема 1. языковой уровень эмотивность фрагмента
эмоционально-оценочный уровень сознания эмоциональные ситуации ценностный уровень сознания эмотемы
понятийно-ценностная основа концепта "Krieg" ИКМ Схема 1. Соотношение лингвистического и концептуального аспектов исследования ЭИК концепта "Krieg"
Как следует из схемы, важную объединяющую роль в описании средств представления эмоций, вербализующих ЭИК концепта "Krieg", играет понятие эмотемы. Эмотема представляет собой признак эмоциогенного уровня концепта "Krieg" и реализуется на фоновом уровне эмотивности текста с помощью тех или иных эмотивных средств языка.
Исследование проводилось в два этапа. На подготовительном этапе на материале словарей было выявлено 640 единиц репрезентации концепта, имеющиеся в системе языка. Они организованы вокруг ключевого слова концепта и обозначены в совокупности как ФСП "Krieg". Данное поле включает: синонимы, антонимы, производные ключевого слова, связанные с ним тематические группы лексики, поля сочетаемости, фразеологические средства, языковую метафору, идиоматичные композиты, содержащие ключевое слово и слова тематических групп. Во-первых, данное лексико-семантическое множество послужило опорой для дальнейшего выявления концепта в дискурсе. Во-вторых, выявленные средства репрезентации концепта отражают вершинные узлы фрейм-структуры концепта ("борьба", "причины, цели", "стороны", "масштаб", "боевые действия", "армия", "вооружение", "сценарий", "влияние", "последствия"), их ценностные и оценочные конкретизации, представленность эмоционального и идеологического содержания концепта в системе языка. С точки зрения разнообразия языковых средств репрезентации, наиболее выделяется признак "оружие"; с этимологической точки зрения выделяется признак "сила" и отмечается положительная эмотивность древнего слоя концепта. В-третьих, особую роль в системно-языковом представлении концепта и его ЭИК играют устойчивые сочетания. Среди фразеологизмов и отфраземных слов, вербализующих признаки концепта "Krieg", наблюдаются разнообразные эмотивные средства, включая экспрессивно-оценочные и аффективы. Среди неметафоричных композитов присутствуют номинанты эмоций, а также обозначения понятий, относящихся к идеологическому содержанию концепта. Идеологическое содержание концепта "Krieg" отражается во фразеологии (в военной метафоре, в неметафоричных двойных формах). 14 единиц фиксируют непосредственно военно-идеологическую специфику (sittliches Stahlbad; mit Blut und Eisen; der Schulmeister von Sadowa; blonde Bestie; blinde Rotte; der totale Krieg; So schnell schießen die Preußen nicht; als der Alte Fritz Fahnenjunker/Gefreiter war; 'rangehen wie Blücher; Aber sicher, sagte Blücher; Im Westen nichts Neues; Ruhe ist die erste Bürgerpflicht). В составе ФСП "Krieg", преимущественно во фразеологизмах, выявлена военная метафора как перенос признаков концепта для осмысления других областей опыта. Она позволяет отразить модель метафорического потенциала концепта в виде Таблицы 1.
Эта таблица учитывает, является ли имя/ именная группа центром переносного значения (средний столбец) или переосмыслению подлежит всё сочетание в целом (правый столбец). В левом столбце даны соответствующие референциальные области, являющиеся целью метафорического переноса. Особо выделены случаи экспрессифной функции метафоры, которая полностью вытесняет денотативную.
Основной этап исследования заключался в выявлении закономерностей реализации ЭИК концепта "Krieg" в художественном и массово-информационном неидеологическом дискурсе. Разнообраз-ные способы этой реализации в обобщённом виде приведены в Таблице 2. Каждое из названных средств вносит свой вклад в эмотивность фрагмента. С левой стороны представлена номенклатура универсальных средств представления эмоций, обобщённая нами в ходе исследования. Они традиционно выделяются как средства презентации эмоций в языке, вне зависимости от какой-либо общей концептуальной основы. Данные средства реализуют ЭИК концепта "Krieg" в сочетании со средствами, перечисленными справа. Это фунционально-специфические средства, связанные с концептом, его идеологической спецификой. В первую очередь, данные средства связаны с эмотемами как частью понятийно-ценностной основы концепта или ИКМ (потенциальные эмотивы, служащие обозначе-ниями эмотем/подтем или их понятийных элементов, представляющие положительную аксиологию концепта; перцептивные, символические и фактуальные элементы эмотем; коннотативы, реализующие военную метафору). Названные способы включают слова с эмоциональным фоном, культурными коннотациями. В качестве особого способа выделяются также эмотивные тексты, в которых историческая реалия или ассоциация как элемент эмотемы сопровождается общим понятий-ным указанием на эмоциональное явление, однако само оно не конкретизируется.
Таблица 1
Метафорический потенциал концепта "Krieg" (на материале фразеологизмов)
Область опыта, цель метафорического переносаИмя/ИГ как центр переносного значения ФЕФЕ, в которых имя/ИГ не соотносится с определённым компонентом
референтной ситуациипроизводственная сфераdie geballte Ladungdie Fahne hochhaltenактивные действия
cфера действий
готовность призыв решительность
усталость
скоростьManöver
Gefecht, Treffen
Krieger, Held Gewehr bei Fuß 'ran an die Gewehre 'rangehen wie Blücher
So schnell schießen die Preußen nicht.значительность усилий
авторитета
сенсация, гарантия ненадёжность ценность провал "с треском"
мучение, испытание
варварство давностьTragweite Hornberger Schießen
Kanone
Bombe
Kantonist Pulver (порох)
mit Bomben und Granaten
Spießruten (розги)
Hunnen
mit Kanonen nach Spatzen schießen
der Alte Fritz Таблица 2
Способы реализации ЭИК концепта "Krieg"
Универсальные
эмотивные средстваСпособы, реализующие концепт "Krieg" и ИКМ1) номинация 2) дескрипция 3) аффективы, эмоционально-оценочные
слова 4) эмотивный потенциал 5) эмотивная коннотация 6) фонетические, морфологические, синтаксические средства 7) ситуативная эмотивность 8) обозначения и понятийные элементы эмотем (ЭТ)
9) потенциальные эмотивы, реализующие положительную аксиологию концепта 10) перцептивные элементы ЭТ
11)символические элементы ЭТ
12) фактуальные элементы ЭТ 13) военная метафора 14) элементы идеологического дискурса 15) прецедентные феномены 16) общая индикация эмоционального явления Также к специфическим способам относятся прецедентные феномены и интердискурсивные элементы. Они связаны с идеологическим дискурсом, понимаемым как дискурс, направленный на формирование милитаристского мышления. Идеологические прецедентные феномены и элементы идеологического дискурса, не являющиеся общеизвестными, изначально реализуют концепт в рамках идеологического дискурса и представляют собой фрагменты чужого дискурса, так как используются неидеологизированным автором в качестве коммуникативной характеристики идеологической принадлежности. Для описания данного аспекта интердискурсивности нами были изучены отличительные особенности идеологического дискурса, обеспечивающие его высокую эмоциональность. Стилистические средства не выделяются как способ реализации ЭИК концепта "Krieg", так как они пронизывают всю парадигму выделенных средств. Однако стилистические приёмы учитываются при интерпретации эмоционального содержания, присутствующего на уровне эмотивной тональности. Средства ситуативной эмотивности крайне разнообразны, так как их эмотивная функция обусловлена исключительно контекстуально, однако они выделены с учётом тех случаев, когда другие отсутствуют. Следующие фрагменты приведены в качестве иллюстраций названных способов реализации ЭИК концепта "Krieg", их комплексности и симультанности. Цифры в скобках соответствуют нумерации способов в Таблице 2. Da war der Lehrer Huber,/ der war für den Krieg (8), für den Krieg./ Sprach er vom Alten Fritzen (15), / sah man seine Augen blitzen (2)... [Брехт, 1953, S. 310]. Положительная эмотема понятийно представлена ключевым словом концепта с предлогом, а также реализуется через прецедентное имя (vom Alten Fritzen). Эмоции идеологизированной личности представлены дескриптивно (sah man seine Augen blitzen). Da in seinem Notizbuch steht ein Spruch, hat ihn für uns aufgeschrieben: Denn die Gerechten (9) schlagen wie Zauberer (4),/ Und ihre Vaterlandsgesänge (8)/ Lähmen die Knie der Ehrelosen (9). (15) [Becher, 1961, S. 180] Цитата из стихотворения поэта-эллиниста Фр. Гёльдерлина приводится в качестве способа эмоционально-идеологического воздействия, как прикрытие отрицательной аксиологии концепта. Возвышенная эмотивная тональность фрагмента, героический пафос формируются множеством положительных потенциальных эмотивов (die Gerechten, Zauberer, Ehre), в том числе с участием идеологемы Vaterland как элемента идеологического дискурса и эмотемы "национальный интерес".
(...) der ‚kategorische Imperativ unseres philosophen Kant' (15) war das Banner (13), das Direktor Wulicke in jeder Festrede bedrohlich (1) entfaltete (13). Die Schule war ein Staat im Staate (5, 8) geworden, in dem preußische (12) Dienststrammheit (8) so gewaltig (8) herrschte, daß nicht allein die Lehrer, sondern auch die Schüler (...) darum besorgt (1) waren, bei den Machthabern (8) gut angeschrieben zu stehen (...) [Mann, 1956, S. 687] В данном фрагменте эмотемы "армия" и "власть" служат источником метафорического переноса и лежат в основе таких эмоций, как страх и угнетённость, представленных номинантами (bedrohlich, besorgt). Соответствующую отрицательную эмотивность создают прецедентное высказывание (der ‚kategorische Imperativ ...), включенное в военную метафору (das Banner, entfaltete) понятийные элементы эмотемы "власть" (bei den Machthabern, ein Staat), сочетание фактуального и понятийного элемента эмотемы национально-прецедентной эмотемы "армия" (preußische Dienststrammheit). Der militärisch-industrielle Komplex verschmilzt mit der Unterhaltungsindustrie zum Militainment (6, 8) made in Washingwood (6, 12) [Sorge, 2001]. Отрицательная эмотивность отражает критическое отношение к современному американскому милитаризму, к идеологизации кинематографа. Наиболее эмотивно значима игра слов, построенная на сочетании элементов, отсылающих к теме Голливуда, с понятийным и фактуальным элементом эмотемы "военная идеология". Aus ihren Wohnbaracken vor dem Gitter traten SS-Männer in langen, blauen Mänteln, den Karabiner in der Hand. Die Gewehrschlösser knackten, die Patronen sprangen ins Magazin, die Sicherungsflügel flogen mit hellem, scharfem Metallklang herum. [Werfel, 1981, S. 417] Весь фрагмент представляет перечисление перцептивных образов, которые выступают в качестве элементов эмотемы "военный режим" и передают ощущение угрозы. Hier gilt die Faust, der Säbel und der Reiter - / das was wir ehren, gilt nicht viel. [Tucholsky, 2011] Данный образно-символический ряд, при экспликации искажения ценностей, отражает агрессивный милитаристский настрой. Слова die Faust, der Säbel, der Reiter приобретают идеологическую коннотацию, связанную с отрицательной эмотивностью. Образ der Säbel является наиболее устойчивым символом военной мощи, так как зафиксирован в лексикографии и наблюдается в других фрагментах. Es sei "fanatisch und hartnackig zu halten und zu verteidigen alles, was unter teuren und schweren Opfern erkämpft worden ist", lautete es wortlich in jener Deklaration, und in Materober war das Wort von den "teuren Opfern" haftengeblieben, und daran erinnerte er sich jetzt wieder [Plevier, 1981, S. 453] Графически выделены элементы идеологи-ческого дискурса, цитаты из пропагандистской речи, в которых реализуется героизм как положительная подтема эмотемы "война" с целью отвлечь от катастрофического положения. Однако эмотивная функция данных элементов в неидеологическом дискурсе заключается в отражении отрицательного отношения адресата.
"Aber dürfen wir als Besatzungstruppen solchen Stimmungen (16) nachgeben? (6)" "Wir dürfen es ganz bestimmt nicht... Wehe (3), wenn uns gewisse Leute (12) belauschten (8)! Kann aber der Mensch auf die Dauer seine besten Gefühle (16) unterdrücken? ( 6)" [Renn, 1984, S. 138] В качестве эмотемы в данном фрагменте выступает военный режим, средствами выражения соответствующих эмоций неидеологизи-рованной личности (подавленности, страха) являются аффектив (Wehe), эвфемизм, представляющий фактуальный элемент эмотемы (gewisse Leute), присутствует понятийный элемент эмотемы (belauschten). Также о страхе, опасении имплицитно свидетельствует обобщённое, завуалированное представление эмоциональной ситуации с помощью понятийных маркеров (Stimmungen, Gefühle), поскольку речь идёт об идеологически "неправильных" эмоциях (сочувствие к жителям оккупированных территорий). Вопросительная интонация в первом случае дополняет средства выражения страха. Во втором случае, напротив, вопросительное модальное высказывание отражает отрицательное отношение к изображенным эмоциям. Вся номенклатура выявленных в ходе исследования эмотем представлена на Схеме 2. Можно выделить несколько групп эмотем: Схема 2
Структура эмотем в составе ЭИК концепта "Krieg"
1) эмотемы, соотносимые с ИКМ, наиболее актуальные в начальный период идеологизации концепта и создававшие позитивное восприятие войны (не выделены цветом); 2) эмотемы, входящие в понятийную структуру концепта (выделены рисунком); 3) эмотемы, возможные лишь в рамках идеологической специфики концепта "Krieg", относящиеся к основному и современному этапам развития ЭИК концепта "Krieg" (выделены серым). Данные эмотемы представляют вершинные узлы фрейм-структуры концепта "Krieg", которые по-особому осмысливаются в рамках идеологической картины мира и благодаря этому служат мотивационной базой эмоций. Эмоции как разновидность конкретизации указанных узлов фрейм-структуры представляются в виде эмоционально-идеологических слотов концепта. На Диаграммах 2а, 2б и 2в, учитывающих три этапа развития идеологической специфики концепта, данные слоты изображены под следующими номерами: 1) агрессия; 2) позитивное восприятие; 3) негативное восприятие; 4) подавление личности. На Диаграммах указывается количество реализаций каждого слота с помощью способов, приведенных в Таблице 3. Целесообразно было объединить некоторые способы в группы. В частности, обобщенно представлена индикация эмоций (номинация, дескрипция); потенциальные эмотивы, коннотативы и разноуровненвые средства эмотивности представлены как "другие способы"; обозначения эмотем, их понятийных, фактуальных элементов и потенциальные эмотивы, реализующие положительную аксиологию концепта, объединены как лексика с эмоциональным индексом; совместно представлены элементы идеологического дискурса и прецедентные феномены. Некоторые закономерности, представленные на Диаграммах, относятся ко всем трем этапам. Так, количественное преимущество слота 2 над слотом 1 свидетельствует о том, что для идеологизированной личности в рамках эмотем ЭИК концепта "Krieg" в большей степени характерны проявления положительных эмоций, чем агрессии. Общее преимущество слотов 2 и 3 объясняется взаимосвязью соответствующих эмоциональных векторов, а именно тем, что отрицательные эмоциональные явления в составе слота 3 стимулируются положительными явлениями в составе слота 2 или направлены на них. Наименьшая представленность слота 4 связана с тем, что составляющие его эмоциональные явления наиболее специфичны. Поскольку идеологически обусловленная эмо-циогенность концепта реализуется в рамках ИКМ в основном в виде положительных эмоций, ЭИК концепта "Krieg" в целом можно охарактеризовать как реализацию данного концепта в качестве положительной эмотемы. Этот вывод подтверждается и устойчивой индикацией положительных эмоций (номинацией, дескрипцией) на протяжении всех трех этапов. Также заметна устойчиво повышенная роль специфических средств (лексики с эмоциональным индексом, элементов идеологического дискурса, прецедентных текстов) в реализации данного слота. Эту закономерность следует связывать с тем, что указанные способы в наибольшей степени отражают идеологические ценностные искажения.
Диаграмма 2 а. Начальный этап идеологизации концепта "Krieg"
Диаграмма 2б. Основной этап идеологизации концепта "Krieg"
Диаграмма 2 в. Этап деидеологизации концепта "Krieg"
Сравнение трех диаграмм наглядно демонстрирует изменение представленности слотов и способов их реализации по этапам. Например, согласно Диаграмме 2а, слот 1 наиболее активно реализуется на начальном этапе, обнаруживая повышенную роль средств индикации эмоций, что свидетельствует о первоначально высокой значимости агрессии как социальной эмоции и ее последующем убывании. Диаграмма 2б отражает достаточно заметную роль традиционно выделяемых эмотивных средств (лексики эмоций) в реализации всех слотов, что указывает на наибольшую осознанность эмоций именно на основном этапе развития ЭИК концепта "Krieg". Выраженность слотов 1 и 2 убывает, а слотов 3 и 4, напротив, возрастает, что свидетельствует о повышении значимости эмоций неидеологизированной личности. Наибольшая представленность коннотативной, потенциальной эмотивности и дополнительных средств как реализаций слотов 3 и 4 является закономерным следствием имплицитной представленности реальных эмоций, являющихся идеологически "неправильными". В реализации слота 3 с помощью лексики эмоций выделяется экспликация. Учитывая нехарактерность аффективности для немецкой коммуникативной культуры в целом, это свидетельствует об интенсивности и актуальности отрицательных эмоций, особенно в рамках эмотемы "военная идеология". Возрастание роли индикации в реализации слота 4 подчеркивает значимость наполняющих его эмоций, в частности, страха, именно на основном этапе.
Диаграмма 2в позволяет увидеть тенденцию к преобладанию слота 2 на современном этапе, что следует связывать с реализацией в массово-информационном дискурсе Германии признаков американского милитаризма. Следует отметить, что роль военной метафоры в реализации данного слота на протяжении трех этапов убывает, в то время как для слота 3 она остается устойчивой. Таким образом, метафора как культурно-специфическое эмотивное средство подчеркивает, что внедренность концепта "Krieg" в национальное сознание сопровождается на современном этапе лишь отрицательной эмотивностью.
Для более наглядного представления реализации ЭИК концепта "Krieg" как эмоциональной конкретизации тех или иных узлов его фрейм-структуры, наполняющей тот или иной слот, необходмо описать схему такой конкретизации на примере какого-либо вершинного узла понятийно-ценностной фрейм-структуры концепта "Krieg". Одним из таких часто актуализируемых узлов является "завоевание". Данный узел фрейм-структуры концепта под воздействием идеологического фактора служит условием актуализации таких эмотем, как "сила, власть" и "национальный интерес". Наблюдаемые при этом эмоциональные явления составляют содержание эмоционально-идеологических слотов в соотношении, отраженном на Диаграмме 2.
Приведенные числа соответствуют количеству реализаций слотов на основе данного узла. Разнообразие реализаций, стоящих за этими данными, соответствует описанным ранее способам реализации ЭИК концепта "Krieg" и может быть проиллюстрировано на примере слота "Позитивное восприятие"". Так, на 127 реализаций данного слота на основе терминального узла "Завоевание" приходится 13 индикаций, 4 дескрипции, 3 экспликации эмоций, 8 потенциальных эмотивов, 9 коннотативов, 6 случаев эмотивности разных уровней (фонологического, синтаксического, морфологического), 9 ассоциа-тивных элементов эмотем, потенциальные эмотивы, реализующие понятийные элементы эмотем и положительную аксиологию концепта (18 и 29), 21 интердискурсивный элемент, 1 прецедентный феномен и 2 примера военной метафоры.
Диаграмма 2. Реализация эмоционально-идеологических слотов концепта "Krieg" на основе признака "Завоевание"
Имликатура реализации слота "негативное восприятие" заключается в том, что для неё характерна особая роль коннотативной, потенциальной эмотивности и других имплицитных средств. Их роль наиболее закономерна во фрагментах, которые были выделены автором данной работы как идеологически двойственные. Под идеологической двойственностью фрагмента понимается наличие изображённых эмоций идеологизированной личности и несовпадающих с ними эмоций неидеологизированного автора, то есть отрицательного отношения автора к эмоционально-положительным проявлениям идеологической принадлежности.
Отрицательная тональность, представляющая реальные эмоции, чаще всего менее выражена по сравнению с положительным фоном изображённых эмоций, например: Jeden Tag acht Stunden am Telefon (7): Meldung - Einsatz - Einsatz - Meldung - Einsatz - Letzter Blutstropfen (15) (...) - Allerletzter Blutstropfen (15) - Aushalten (14) - Führer (12) - nur nicht weich werden (14). [Böll, 1966, S. 150] За счёт ситуативной эмотивности и стилистического приёма (номинативное предложение с повторами) создаётся отрицательная тональность, отражающая отношение неидеологизированной личности к военным событиям. Однако в данное перечисление включается упоминание вождя и отдельные слова и выражения из его речи, которые в рамках ИКМ имеют положительную эмотивность и должны оказывать положительное воздействие. Такое расхождение изображённых и реальных эмоций является следствием идеологического расхождения характеризуемой языковой личности и автора и интерпретируется как реализация разных слотов. Наиболее осознанное содержание слотов представлено средствами индикации эмоций. Анализ этих средств позволяет выделить кластеры следующих эмоций (далее в скобках указано количество употреблений повторяющихся средств номинации или дескрипции эмоций): страх (Аngst (5), ängstlich, Schrecken (2), erschrecken, aufschreckend, Furcht, fürchten, eingeschüchtert (3), gefährlich, Grausen, grauen, wagen, trauen, den Kopf einziehen, es hämmerte in seinen Pulsen, klopfenden Herzens), радость (Freude (3), freudig, fröhlich, froh, lustig, -gelüste, sich freuen, freundlich lachen, strahlend, aus heiterem Gemüte), воодушевление (begeistert (3), Begeisterung (7), kühn, wie der Sturm, inbrunstheiß, Augen blitzen, mit jähem Schwung), ярость (wild (5), wütend, Wut, blies durch die Nase, ein Faustschlag auf den Tisch, Augen/Brillen funkelten). Согласно этим данным, наиболее осознанными являются социальные эмоции, обусловленные идеологической принадлежностью. В частности, идеологизированную личность характеризуют ярость, радость и воодушевление. Страх характерен для обоих типов личности, в большей степени - для неидеологизированной.
Проведённый анализ позволяет сделать некоторые выводы относительно особенностей индикации социальных эмоций. Во-первых, взаимосвязанная реализация слотов может осуществляться симультанно с помощью одной лексической единицы со сложной эмотивной функцией. Например, эмоционально-оценочное слово stolzieren означает эмоционально-обусловленное поведение и одновременно выражает его отрицательную оценку: stolziert, als ob er General wäre [Grün, 1984, S. 51]. Агрессивная эмоциональность пропа-ганды, разжигание вражды представлены через призму отрицательного восприятия коннотативом: Gebrüllt muß werden bis zur Besinnungslosigkeit, daß man sich schlagen will, oder auch, daß man sich zwar nicht schlagen, aber alles mögliche annektieren will, was man nie bekäme, ohne sich zu schlagen. Jedenfalls brüllen! [Mann, 1933, S. 74] Эмоциональное состояние агитатора оценивается критически как беспамятство, выражение агрессии в агитационной речи ассоциируется с рёвом. Во-вторых, "сложные социально-опосредованные эмоциональные явления" (формулировка С.В. Ионо-вой), входящие в ЭИК концепта "Krieg", во многих эмоциональных ситуациях достаточно отчётливо осознаны и обозначены, далеко не всегда при помощи номинантов эмоций. Например, композит Augusterlebnis как историческая реалия фиксирует именно социальные эмоции (всеобщий подъём, воодушевление, сопровождавшее объявление войн в 1914 году). Также примером специфического представления социальных эмоций могут служить фрагменты, содержащие общую индикацию эмоционального явления: Wer sich bei öffentlichen Gelöbnissen der Bundeswehr an finsterste deutsche Traditionen erinnert fühlt, wird sich beim unbefangenen militärischen Zeremoniell unserer Nachbarn kaum wohler fühlen. [Krieg führen, 1998]; Das Gefühl herrscht vor, dass ihr Opfer vergebens ist, dass ihr Tod keinen Wert hat. Das hat auch mit der deutschen Vergangenheit zu tun. [Kurbjuweit, 2010]; Сложные эмоциональные явления, выделенные понятийными маркерами, обусловлены ассоциациями с военно-идеологическим прошлым. Обобщая наблюдения относительно индикации социальных эмоций, можно сделать некоторые добавления к эмоциональным кластерам. Так, ярость дополнительно представлена только отрицательно-оценочными единицами: Besinnungslosigkeit, blutbadende Feindschaft, Nationengeschrei, Bestialität, Blutdurst, Lustsucht der menschlichen Grausamkeit, Dünkel und Hass der Nationen, racheschnaubend, brüllen. Дополнения к кластерам радости, воодушевления отражает отрицательную оценку данных явлений или эмотивно нейтральны: besoffen (von der eigenen Großartigkeit, von der eigenen selbstherrlichen Ignoranz), prahlerisch kreischend, stolzieren, falsche Hoffnungen, Hurra-Patriotismus, Sog des Patriotismus, das patriotische Geschmetter, das patriotische Pathos von früher, Kriegsgeist froher Herrscher, im besten Glauben, Augusterlebnis, Liebe zu Waffendienst, Krieg verherrlichen, von dem Krieg schwärmen. В соответствии со свойством кластеров взаимно пересекаться, можно выделить и область пересечения агрессии и энтузиазма: Machtversessenheit, Zwangsvorstellung, Welteroberungswahn, Kriegsgelueste, von denen man besessen ist, Kriegsgesinnung, nationale Erregung, fanatisch, sich an seine Brust schlagen. Наиболее специфические дополнения касаются сложных эмоциональных явлений, испытываемых в процессе и после деидеологизации концепта Krieg и связанных с осознанием вины и причастности: Nicht-glauben-wollen, nicht nachdenken wollen, sich an finsterste deutsche Traditionen erinnert fühlen; wegen der beiden Weltkriege besonders empfindlich sein.
Также сделаны наблюдения относительно функционирования единиц ФСП в дискурсе. Всего из 640 единиц, представляющих концепт "Krieg" в системе языка, выявлено около 40, являющихся рекуррентными реализациями ЭИК концепта "Krieg" в дискурсе. К ним относятся фразеологизмы и их варианты (frisch-fröhlicher Krieg, Bestialität des Krieges, furor teutonicus, auf Leben und Tod, auf dem Felde der Ehre, für Volk und Vaterland, bis zum letzten Blutstropfen, die große Zeit, der Alte Fritz, mit Blut und Eisen), слова с эмоциональным фоном (Manneszucht, Befehl, stramm). Особого внимания заслуживает наличие у системно-языковых репрезентации концепта "Krieg" свойств, присущих лексике эмоций, когда они непосредственно выступают в роли номинантов или дескрипций эмоциональных явлений. Такие свойства обнаруживают номинанты с компонентами -geist, -lust (Kampfgeist, Kriegsgeist, Angriffsgeist, Angriffslust), дескрипции эмоциональных проявлений (kriegerisch, sieghaft, Kriegsgeschrei), Наблюдается использование в качестве эмоциональных дескрипций единиц словообразовательного гнезда с корнем Militär, например: militärisch schweigеn [Renn, 1984, S. 158], unmilitärisch und verwirrt den Kopf schütteln [Zweig, 1980, 167]. Подобную эмотиологическую специфику следует связывать с представлениями об идеологическом эталоне личности, что особенно наглядно иллюстрирует следующий фрагмент: Sein Gesicht Ist ganz glatt und rosig, und die Mütze sitzt ein wenig schief, und in den Augen, als er näher kommt, ist etwas richtig Unteroffiziermäßiges, ein Gemisch aus Kälte, Spott, Zynismus und Militarismus. [Böll, 1958, S. 64] Фразеологизм mit dem Säbel rasseln/ mit den Waffen klirren служит примером эмоциональной дескрипции на основе переосмысления признака "оружие". В частности, встречается соответствующая отфраземная идиома, обозначающая угрозу вообще, вне зависимости от военного контекста: In diesem Augenblick geschah neben ihr ein Säbelklirren. Eine Stimme sagte rauh: "Donnerwеtter!" [Mann, 1962, S. 229]
Таким образом, идеологически обусловленная эмоциогенность концепта "Krieg" проявляется не только на уровне текстовой эмотивности, но и в наличии вербализующих её единиц культурно-специфического словаря, в дополнениях к эмоциональным кластерам и на системно-языковом уровне, в эмотивности единиц ФСП "Krieg".
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Идеологическая специфика концепта "Krieg" обусловливает закономерности вербализации социальных эмоций, важные с точки зрения коммуникативной компетенции языковой личности. Эти закономерности выявлены в разных типах дискурса и на разных этапах развития идеологической специфики концепта. Основные выводы, сделанные по результатам анализа реализации ЭИК концепта "Krieg", касаются проблем текстовой эмотивности, структурирования концептуального содержания, культурной специфики представления эмоций. Однако немаловажные наблюдения сделаны и при предварительном рассмотрении ФСП "Krieg" как лексико-семантического множества, организованного концептом в системе языка. В частности, выявлена лексикографическая зафиксированность эмоционального и идеологического содержания концепта.
Предпринятая в исследовании систематизация способов реализации ЭИК концепта "Krieg" учитывает разграничение индика-ции и выражения эмоций, полистатусность категории эмотивности, её полифункциональность. В данной систематизации отражены экспли-цитность и имплицитность эмотивного выражения, эмотивность как системно-языковая, текстовая категория и как культурно-обусловленный индекс. Было установлено, что содержание ЭИК концепта "Krieg" формируется как базовыми эмоциями (гнев, радость, страх), так и сложными социально-опосредованными эмоциональными явлениями (национальный интерес, болезненное восприятие реальности, прошлого, его преодоление). В связи с этим было доказано, что представление об индикации эмоций может быть расширено. Понятие о базовых эмоциях передаётся непосредственными номинантами или дескрипциями, которые обобщены в ходе кластерного анализа. В случае комплексного характера эмоционального явления элементы эмотемы нередко сопровождаются общими понятийными указаниями на чувства, ощущения. В связи с этим был выделен такой параметр, как индикация эмоциональной ситуации. Кроме того, некоторые наиболее осознанные социальные эмоции обнаруживают обозначения, которые не являются лексикой эмоций, но дополняют эмоциональные кластеры в виде своеобразного социолингвистического эмоционально-го лексикона.
В качестве наиболее специфичных средств выражения эмоций выявлены культурно-обусловленные эмотивы или слова с эмоциональным индексом, среди которых наблюдаются как потенциальные эмотивы, так и нейтральная лексика. На лексическом уровне эмоциогенность концепта "Krieg" отражается не только в виде потенциальной, коннотативной, ассоциативной и культурно-обусловленной эмотивности. В ряде случаев наблюдается функционирование единиц ФСП "Krieg" в качестве лексики эмоций. Таким образом, сделаны дополнения к эмоциональным кластерам и подтверждена гипотеза о проявлении ЭИК концепта "Krieg" на уровне текстовой эмотивности и эмотивности отдельных единиц языка.
Метафора была выделена в качестве особого способа реализации ЭИК концепта "Krieg". Метафорическое осмысление и переосмысле-ние понятийно-ценностных признаков концепта выявлено как в системе языка, так и в дискурсе. Были систематизированы примеры военной метафоры, представляющей другие области опыта с помощью военных терминов и понятий. Структура переосмысленных признаков отражает внедрённость концепта в обыденное сознание. В качестве разновидности военной метафоры рассматривалось образное осмысление абстрактных признаков концепта через конкретные, обозначаемое как "интраконцептный перенос". Обусловленность эмоциональных явлений идеологической спецификой концепта "Krieg" представлена в виде структуры эмотем как эмоциогенных логически определяемых признаков концепта, актуализация которых обусловлена идеологически и сопровождается эмоциональными конкретизациями. Среди данных эмотем выявлены как универсальные, так и национально-прецедентные эмотемы, дополняющие понятийно-ценностную фрейм-структуру (военный режим и идеология, власть, нация, порядок). В качестве обобщения эмоциональных конкретизаций узлов понятийно-ценностной фрейм-структуры, с учётом результатов кластерного анализа, выявлено четыре эмоционально-идеологических слота, (агрессия, подавление личности, позитивное и негативное восприятие). Таким образом, подтверждена гипотеза о наличии у ЭИК концепта "Krieg" фреймо-слотовой структуры. Её описание представляет собой подход к эмоциональной специфике национальной концептосферы. В качестве понятийных элементов эмотем рассматривались признаки концепта, представленные потенциальными эмотивами; разнообразие ассоциа-тивной природы эмоциональных конкретизаций концепта учитывалось благодаря выделению не только символических, но и перцептивных и фактуальных элементов эмотем. Слот "агрессия" в наибольшей степени представлен средствами индикации. В реализации слота "позитивное восприятие" как отражающего идеологические ценностные искажения повышена роль специфических средств (лексики с эмоциональным индексом, элементов идеологического дискурса, прецедентных феноменов). Слот "подавление личности" отличается как осознанностью эмоциональных явлений (индикация страха), так и их национальной спецификой, когда речь идёт о сложных чувствах и велика роль имплицитных эмотивных средств и общей индикации эмоциональных ситуаций. Слот "негативное восприятие" включает отрицательные оценки, субъектом которых является неидеологизированная языковая личность. В его реализации с помощью лексики эмоций выделяется экспликация. Выявлены идеологически двойственные фрагменты, в которых отрицательная оценочность направлена на эмотивно-положительные проявления идеологизированной личности. Концептуальная основа такой двойственности состоит во взаимосвязанной реализации слота "негативное восприятие" со слотами "агрессия" или "позитивное восприятие". На уровне текстовой эмотивности такая двойственность отражается в сложной эмотивной модальности, при которой происходит наслоение отрицательной тональности (реальные эмоции автора) на положительный или агрессивный фон (изображённые эмоции идеологизированной личности). Положительная эмотивность нередко создается при использовании элементов идеологического дискурса как коммуникативной характеристики идеологизированной личности, что подтверждает гипотезу о наличии подобных элементов в неидеологическом дискурсе как выполняющих свою эмотивную функцию.
В исследованном языковом материале было выявлено наличие элементов идеологического дискурса как совокупности языковых явлений, которая складывается из общеязыковых идеологем, отражающих идеологизацию концепта "Krieg" в 19в., и характерных языковых проявлений милитаристского мышления. Концептуальной основой идеологического дискурса является идеологическая картина мира. Исследование высветило следующий аспект интердискурсивности: элементы идеологического дискурса функцио-нируют в качестве коммуникативной характеристики идеологизиро-ванной личности в рамках художественного и массово-информа-ционного неидеологического дискурса. Было выделено три этапа формирования ЭИК концепта "Krieg": начальный этап идеологизации концепта (вторая половина 19 в. - Первая мировая война), основной этап идеологизации концепта в условиях господства военной идеологии (1933-1945 гг.) и последующий этап деидеологизации. Закономерности реализации ЭИК концепта "Krieg", выявленные в художественном дискурсе конца 19в. - начала 20 в., подтверждаются и на материале современного массово-информационного дискурса.
Анализ ЭИК концепта "Krieg" в диахронии позволил установить, что положительные эмоции и агрессия наиболее активно проявляются на начальном этапе идеологизации концепта при актуализации национально-прецедентных эмотем, в реализации которых выделяется роль символических элементов. Для основного этапа характерным является появление отрицательных эмотем, особенно заметной становится индикация страха. На современном этапе выделяется эмотивно-отрицательная функция военной метафоры. Одним из проявлений ценностных искажений в рамках ИКМ является изменение эмоционального индекса ряда лексических единиц: в рамках начального и основного этапов идеологизации концепта эмоциональный индекс единиц ФСП "Krieg" меняется с "-" или "0" на "+"; у положительных потенциальных эмотивов и этноконнотатов на современном этапе наблюдается отрицательный эмоциональный индекс.
В исследовании предложено рассмотрение эмотивной функции одной единицы в свете идеологической двойственности фрагмента. Такие единицы выявлены среди эмоционально-оценочных слов, коннотативов и потенциальных эмотивов, референция которых указывает на эмоциональную сферу идеологизированной личности, а эмотивность того или иного статуса направлена на отрицательную оценку этой личности. К эмотивно двойственным единицам следует относить и идеологемы военно-идеологического дискурса, если принимать во внимание их первоначальную прагматику и последующий отрицательный эмоциональный индекс.
Одно из направлений дальнейшего исследования концепта "Krieg" можно определить как выявление особенностей функционирования символа. В частности, вызывает интерес детализация символов, организованных данным концептом, сопро-вождающая её эмотивность и связь с идеологической спецификой концепта. Представляется целесообразным выяснить различие эмотивных функций, когда одна и та же единица реализует символ и конкретный образно-перцептивный признак концепта.
Основное содержание работы отражено в следующих публикациях автора
Научные статьи в ведущих рецензируемых научных журналах и изданиях (по перечню ВАК РФ)
1. Корнеенко, Т.А. Идеологический и эмоциональный компоненты концепта Krieg (на материале романа Л. Ренна "Krieg ohne Schlacht") [Текст] / Т.А. Корнеенко // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2010. - Т. 12, № 5. - С. 205-209 (0,26 п.л.).
2. Корнеенко, Т. А. Выявление фреймовой структуры и компонентного состава концепта "Krieg" на материале фразеологизмов [Текст] / Т.А. Корнеенко // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2010. - Т. 12, №5 (2). - С. 508-512 (0,26 п.л.).
3. Корнеенко, Т.А. Референциальный потенциал именных групп фразеологизмов в составе ФСП "Krieg" [Текст] / Т.А. Корнеенко // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. - Самара: Изд-во Самарского научного центра РАН, 2010. - Т. 13, № 2. - С. 163-168 (0,32 п.л.).
Публикации в других изданиях
4. Корнеенко, Т.А. Исторический и социолингвистический аспекты концепта Krieg [Текст] / Т.А. Корнеенко // Материалы 12 научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов Мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева. - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2007. - Ч. 1: Гуманитарные науки. - С. 75-77 (0, 11 п.л.).
5. Корнеенко, Т.А. Этимологический анализ концета Krieg [Текст] / Т.А. Корнеенко // Материалы 13 научной конференции молодых ученых, аспирантов и студентов мордовского государственного университета имени Н.П. Огарева. - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. - Ч. 1: Гуманитарные науки. - С. 109-111 (0,09 п.л.).
6. Корнеенко, Т.А. Положительная и отрицательная аксиология кон-цепта Krieg (на материале немецких поэтических текстов XIX в.) [Текст] / Т.А. Корнеенко // Вестник Мордовского университета. - Серия "Гуманитарные науки". - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2008. - № 3. - С. 130-134. (0,28 п.л.).
7. Корнеенко, Т.А. Эмотивный аспект концепта Krieg на материале немецкого поэтического дискурса XIX в. [Текст] / Т.А. Корнеенко // Лингвистические и экстралингвистические проблемы коммуника-ции: теоретические и прикладные аспекты: межвуз. сб. науч. тр. с междунар. участием. - Саранск: Мордов. ун-т, 2008. - Вып. 6. - С. 128-131 (0, 72 п.л.).
8. Корнеенко, Т.А. Структура эмоционального компонента концепта Krieg [Текст] / Т.А. Корнеенко // Иностранные языки в диалоге культур: политика, экономика, образование: тезисы докладов Международ. науч.-практ. конф. (1-3 окт. 2009 г.). - Саранск: Изд-во Изд-во Мордов. ун-та, 2009. - С. 119-121 (0,15 п.л.).
9. Корнеенко, Т.А. Образный компонент концепта Krieg [Текст] / Т.А. Корнеенко // 37 Огарёвские чтения: материалы научной конференции. Приложение. Факультет иностранных языков. - Саранск: Изд-во Мордов. ун-та, 2009. - С. 160-166 (0,43 п.л.).
Подписано в печать ???.??.2012
Формат 60×841/16. Бумага офсетная. Печать офсетная.
Усл.печ.л. 2.1. Тираж 80 экз. Заказ. № ________________________________________________________
???????Пятигорский государственный лингвистический университет
357532 Пятигорск, пр. Калинина 9
Отпечатано в ????????Центре информационных и образовательных технологий ПГЛУ
1
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
57
Размер файла
250 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа