close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Идеологическая безопасность российского общества в контексте трансформационных вызовов современности

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Солодовник Любовь Владимировна Шифр научной специальности: 09.00.11 - социальная философия Шифр диссертационного совета: Д 212.208.01 Название организации: Южный федеральный университет - ФГОУВПО Адрес организации: 344082, г.Ростов-н
 На правах рукописи
Солодовник Любовь Владимировна
Идеологическая безопасность российского общества в
контексте трансформационных вызовов
современности
09.00.11 - социальная философия
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
доктора философских наук
Ростов-на-Дону - 2012
Работа выполнена в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет"
Научный консультант:Волков Юрий Григорьевич
доктор философских наук, профессор
Официальные оппоненты:Пусько Виталий Станиславович
доктор философских наук, профессор ФГБОУ ВПО "Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана";
заведующий кафедрой политологии факультета социальных и гуманитарных наук
Ляушева Светлана Аслановна
доктор философских наук, профессор
ФГБОУ ВПО "Адыгейский государственный университет"; профессор кафедры философии и социологии
Малицкий Валентин Семенович доктор философских наук, профессор
ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет"; профессор кафедры философии и методологии науки факультета философии и культурологии
Ведущая организация:ФГБОУ ВПО "Кабардино-Балкарский государственный университет им.Х.М. Бербекова"
Защита состоится "12" октября 2012 г. в 10.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.208.01 по философским и социологическим наукам в ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 160, ауд. 34).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" (344006, г. Ростов-на-Дону, ул. Пушкинская, 148).
Автореферат разослан "10" сентября 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Верещагина Анна Владимировна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В пространстве социально-философской рефлексии проблематика идеологии в контексте безопасности приобретает особую актуальность в формате современного российского общества, характерными чертами которого становятся размывание идейно-мировоззренческих устоев и идеологическая неопределенность, снижение интеллектуального, нравственного и культурного уровня, социально-политическая апатия, индивидуализм, утрата социального доверия и подлинных культурных и духовно-нравственных ценностей. Трудности российского общества - это трудности перехода от былого, во многом навязанного, идеологического единомыслия к многообразию идей и мнений, это сложности идентификации в глобальном мире, отличающемся нарастающей противоречивостью. В процессе изменений, происходящих в мире, в ходе болезненной внутренней модернизации и не менее болезненной открытости России усиливается воздействие на общество и его идеосферу разнородных явлений современности, что неизбежно сказывается и на защищенности жизненно важных интересов личности, общества и государства. Открытие границ России после распада советской системы, а также воздействие вызовов глобализации стимулировали рост возможностей, сценариев и траекторий жизненного выбора, однако при этом в общество хлынули западные модели потребления и инокультурные образцы как продукты "современности". Следует помнить, что, в ходе "культурно-идеологической экспансии" распространяется массовая культура низкого уровня. Возникающие внутренние и внешние угрозы идеологической безопасности общества в условиях трансформационных вызовов современности способны создавать трудности для людей в их социальном взаимодействии посредством конструирования своей социальности и воспроизводства системы социальных смыслов, препятствовать обществу поддерживать идеологическую сферу в состоянии адекватности другим сферам. Разрушение идеологической структуры социума влечет за собой дезорганизованность и дисфункциональность всех его сфер, поскольку потребность общества в идеологии поддерживается, стимулируется и регулируется всей системой общественных отношений, обучением, воспитанием, нормами нравственности, общественным мнением, религиозной сферой, искусством, авторитетом и силой государства.
В условиях кризиса и вызовов современности нарастают опасности и угрозы обществу, всем сферам его жизнедеятельности, что ставит на повестку дня вопрос о необходимости локализации этих угроз и, по возможности, нейтрализации их деструктивного влияния. В 2009 году была принята "Стратегия национальной безопасности РФ до 2020 года", которая представляет собою "официально признанную систему стратегических приоритетов, целей и мер в области внутренней и внешней политики, определяющих состояние национальной безопасности и уровень устойчивого развития государства на долгосрочную перспективу". Под национальной безопасностью в Стратегии понимается "состояние защищенности личности, общества и государства от внутренних и внешних угроз, которое позволяет обеспечить конституционные права, свободы, достойные качество и уровень жизни граждан, суверенитет, территориальную целостность и устойчивое развитие Российской Федерации, безопасность государства"1.
Один из главных вызовов современности для российского общества - идейно-мировоззренческий. Он требует в качестве ответной реакции восстановления духовно-нравственных оснований, выработанных историей, обретение собственной национальной идеи, которая лежит в основе идеологии и способна консолидировать активное и думающее большинство общества. Идеология - это идеи, знания и ценности, которые определяют становление и развитие социальных сфер и структур общества2.
Включая в себя систему идей и ценностей, идеология способна формировать вектор развития общественного сознания, мировоззрение индивидов, регулятивы поведения и траектории деятельности, определяя цели социальной активности и выполняя функции интеграции, поддержания ценностно-нормативного образца и легитимации общественных отношений. Все это не противоречит принципу многообразия идей и мнений, положенного в основу существования и самоорганизации современного российского общества.
После краха коммунистической идеологии в постсоветской России настала эпоха идеологической неопределенности и поиска новой идентичности. Как пишет известный исследователь проблем российской идеологии Ю.Г.Волков, российское общество переживает период социальных трансформаций, когда рушится привычный мир. Человек начинает осмысливать то, что ранее воспринималось как эмпирическая данность, т.е. собственную идентичность. Идентификация становится маркерной точкой в сравнении существующих возможностей и реализации собственного выбора3.
Философия исходит из того, что культурная, политическая и социальная сферы не могут обеспечить пространство для развертывания высших духовных возможностей человека - для этого необходимы высшие ценности. Основным средством защиты государства в идеологическом плане является его собственная идеологическая состоятельность. Однако в России не существует полноценной национальной идеи и не определены принципы национально-государственной идеологии. Проблема усугубляется и недоверием к государству, которое в свою очередь само должно формулировать идеологические императивы. Актуализация сюжетов и смыслов, связанных с идеологической безопасностью, вписывается, прежде всего, посредством репликации, в общее интеллектуально-смысловое пространство роста внимания к проблемам сохранения безопасности и имеющимся рискам и вызовам. Понятие идеологической безопасности все больше увязывается с социальной трансформацией, с глобализационным и модернизационным контекстом. При этом деидеологизация российского общества, как элемент его открытости, либерализации и демократизации, порождает новые угрозы безопасности. Разнообразные сюжеты, связанные с проблемой обеспечения идеологической безопасности, требуют деятельной теоретической рефлексии. Необходима фундаментальная разработка методологии исследования идеологической безопасности на основе концептуализации и систематизации всего теоретического арсенала, накопленного социально-гуманитарной мыслью в целях поиска эффективной модели общественного развития и социальной модернизации, отвечающей современным реалиям, в том числе через понимание того, какие существуют и каким образом проявляют себя угрозы идеологической безопасности общества в условиях вызовов современности.
Таким образом, актуальность темы настоящего диссертационного исследования обусловлена следующими обстоятельствами. Во-первых, возросшим социальным значением обеспечения безопасности в период радикального обновления основ социально-экономического и государственного строя, когда общество и государство находятся в неустойчиво равновесном состоянии, сталкиваясь с целым комплексом вызовов и угроз, обусловленных нарушением привычных социальных связей в условиях трансформационных процессов, а изменения, происходящие в современном мире и связанные с формированием информационного общества, делают чрезвычайно актуальным вопрос о способах и механизмах взаимодействия и интеграции различных ценностей и идеологий. Во-вторых, необходимостью уяснения и осмысления опасностей и вызовов, связанных с ценностной, культурной и нравственной деградацией, утратой значимости духовного наследия, конфликтом старых и новых культурных форм, масштабного распространения массовой культуры низкого уровня, "культурной экспансии" извне на фоне кризиса институтов демократии и все большего проявления социального отчуждении личности, что ставит на повестку дня проблему идеологической безопасности общества. В-третьих, обозначившимся социальным императивом оформления национально-государственной идеологии как, в том числе, фактора обеспечения идеологической безопасности общества. И хотя статья 13 Конституции Российской Федерации говорит о том, "что никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной"4, это не противоречит вышесказанному, поскольку провозглашение концепции деидеологизации было обусловлено сугубо политическими факторами, насущной необходимостью разрыва с советским прошлым, когда все, связанное с коммунистической идеологией и партийно-государственными идеологическими институтами, отрицалось.
Степень научной разработанности темы. Имеющаяся научная литература может быть разделена на несколько тематических групп.
Первая группа научных источников и трудов связана с изучением идеологии. Понятие "идеология" было введено в оборот А. Дестютом де Траси для обозначения науки об идеях. Концепции Э.Дюркгейма, К.Мангейма, А.Грамши рассматривают феномен идеологии в первую очередь как результат совместной жизни людей, их природных и социально-исторических обстоятельств. В рамках подобного подхода идеология определяется в качестве "ложного сознания", функциональный смысл которого неоднозначен. Э.Дюркгейм интерпретировал мировоззренческие формы в качестве основного фактора, консолидирующего общественную систему. В целом эволюция взглядов сторонников подобного подхода ведет к признанию идеологии неотъемлемым элементом общественной системы5. В трудах М. Вебера, К. Манхейма, Р. Мертона, Д.С. Милля, В. Парето, Г. Спенсера рассматриваются методологические вопросы соотношения идеологии и науки, идеологии и истины, природы идеологии6. Одним из первых в исследованиях идеологии было позитивистское направление (К. Поппер, Э. Топич). В нем идеология приравнивается к ценностной ориентации. В рамках феноменологического направления (А. Шюц) создан иной взгляд на идеологию, когда ее ядром признается естественное мировоззрение, жизненный мир, основанный на элементарных ценностях, нормах, взглядах и обыденных представлениях7. В развитии взглядов на идеологию прослеживаются две сменяющие друг друга традиции.
Концепции всеобщей "деидеологизации" (середина 1950-х − начало 1970-х гг.) исходят из того, что возрастающее влияние науки ведет к падению влияния идеологических систем (Р. Арон, Д. Белл, С.М. Липсет, К. Поппер, Э. Шилз, Ф. Хайек, Ф. Фукуяма, С. Хантингтон, Э. Топич8 и др.). В свою очередь, концепция "реидеологизации", направленная на восстановление былого статуса идеологии, дает обоснование идеологии как неотъемлемого элемента организации всей общественной жизни. Представителями данного направления являются А. Винер, Дж. Лодж, О. Лемберг, П. Ансар9. Заслуживают пристального внимания общетеоретические работы, анализирующие идеологию как особую систему взглядов и идей (Л. Альтюссер, А. Грамши, К. Манхейм и другие), а также исследования, анализирующие идеологию как специфический культурный феномен, представляющий собой "смыслообразующий дискурс" (К. Гирц, С. Жижек, М. Фуко)10. Первая группа авторов рассматривает общественные идеи как явления, отражающие интересы определенных социальных акторов в их стремлении с рациональной точки зрения обосновать свои претензии на власть. В соответствии с этой позицией, идеологии являются особыми идейными конструктами, служащими инструментом реализации тех или иных классовых потребностей. В исследованиях второй группы авторов показано, что идеология - не просто рациональная система идей, призванная защитить социальные интересы господствующих групп и ввести в заблуждение подчиненные группы, а специфическая знаковая система, воздействующая на сознание индивидов через язык и фундируемая культурными символами. Тем самым, она выступает неотъемлемой частью общественного бытия и узаконивает реальность социального мира через навязывание индивиду определенных символических схем.
В отечественной социально-философской и в целом в гуманитарной мысли достаточно активно развиваются исследования, связанные с анализом актуального состояния идеологии в российском обществе. При этом рассматриваются различные аспекты идеологической сферы российского социума в контексте незавершенности становления нынешней постсоветской идеологической структуры, способной дать непротиворечивую картину происходящих социальных трансформаций. Особый интерес представляют работы таких исследователей, как Т.А. Алексеева, Ю.Г.Волков, А.В.Жукоцкая, Б.Г. Капустин, О.Ю. Малинова, В.С.Малицкий, В.Б. Пастухов, А.А. Казанцев, В. Куренной, В.Т. Пуляев, Н.В. Шеляпин, А.В. Миронов11. Они исследуют идеологии в современной России, делая акцент на специфике идеологий российского общества.
Продолжаются дискуссии, связанные с определением сущности идеологии. Так, согласно Ю.Г.Волкову, идеология выступает как определенная система философских, научных, художественных, нравственных, правовых, политических, социологических знаний и ценностей о мире, обществе, человеке. Эти знания и ценности лежат в основании формирования и эволюции общества и личности. Идеологические знания и ценности организуют, регулируют, направляют и интегрируют деятельность людей в духовной, политической, экономической, социальной и семейно-бытовой сферах жизни общества, объединяют страны с однотипной идеологией в цивилизации, направляют взаимодействие между регионами цивилизаций, обеспечивают целостность социосферы12. В.А.Жилина исходит из того, что идеология - это нечто устойчивое, представляющее собой некий полученный результат и одновременно идеология - постоянно становящееся явление, отчасти являющее себя в цели; идеология - это проявление полноты бытия и одновременно идеология - то самое усилие, которое и обуславливает развертывание человеческого бытия; идеология - это форма знания и одновременно идеология - это исключительно сфера практики13. Вторая группа исследований - это труды, посвященные изучению проблем безопасности и ее основных компонентов. В последнее время безопасность относится к базовым потребностям индивидов, социальных групп, институтов, а ее обеспечение - извечная проблема человеческого бытия, всегда актуальная для человека и сообщества. Проблемы безопасности функционирования общества во всех аспектах его жизнедеятельности, сознательного управления рисками вышли на первый план в исследованиях таких западных социальных мыслителей, как З. Бауман, У. Бек, Н. Луман, Э. Гидденс.
В отечественной социальной мысли накоплен определенный комплекс исследований по безопасности, где разработан базовый понятийный аппарат, раскрыта сущность феномена безопасности, ее взаимосвязь с развитием, выявлены причины и источники угроз личности, обществу и государству, показаны механизмы и способы противодействия им14. В.Климова обращает внимание на то, что субъектами и объектами национальной безопасности являются личность с ее правами и свободами, общество с его материальными и духовными ценностями, государство с его конституционным строем, суверенитетом и территориальной целостностью. При этом личность, общество и государство рассматриваются в политологии национальной безопасности и как объекты безопасности, и как субъекты ее обеспечения15.
А.В.Козлова под безопасностью понимает совокупность условий жизнедеятельности общества, его структур, институтов и установлений, при которых обеспечивается сохранение их качественной определенности и свободное, соответствующее собственной природе и ею определяемое функционирование при исключении или нейтрализации возможности причинения им какого-либо ущерба, вреда либо придания развитию нежелательной динамики или нежелательных параметров16. Повышение внимания к гуманитарным аспектам проблем безопасности К.К.Колин объясняет тем, что все больше начинает осознаваться тот факт, что именно человек является главным компонентом богатства любой страны. Отсюда следует, что защита именно его жизненно важных интересов и ценностей и должна стать главной задачей системы национальной и международной безопасности. Ранее в качестве такой задачи рассматривалась, главным образом, лишь защита жизненно важных интересов государства17.
Третья группа трудов связана с изучением различных аспектов идеологической безопасности в контексте духовной и культурной безопасности. В работах А.С. Ахиезера, Л.В. Гудкова, В.В. Зотова, С.М. Исаева, А.Я. Флиера, А.В. Шевченко рассматриваются причины и факторы кризиса культуры и дестабилизации социокультурной среды в России18. Кризис культуры порождают угрозы и риски для национальной безопасности в сфере культуры. Эта проблематика анализируется в работах В.А.Бачинина, И.В.Бестужева-Лады, Н.И. Лапина, А.Л.Маршака, В.В.Сергеева19. Угрозы, связанные с деидеологизацией российского общества, кризисом национальной идентичности россиян, освещаются в исследованиях Ю.Г.Волкова, В.И.Добренькова, В.Н.Кудрявцева, В.С.Малицкого, Ж.Т.Тощенко, А.В.Юревича20.
В.Н.Шевченко исходит из того, что в настоящее время практически во всех сферах наблюдается противоречие в понимании духовных и нравственных ценностей, определяющих человеческое и культурное измерение явлений социальной действительности. Данный процесс обуславливает деформацию духовной жизни общества, поскольку оборачивается отсутствием единой нормативно ценностной системы и реальных общих нравственных координат человеческого поведения, играет роль катализатора в деструктивных процессах21.
В последнее время появляется все больше работ, связанных с изучением сущности и различных аспектов культурной безопасности общества. В этом отношении интересны работы А.Ш.Викторова, В.Н.Кузнецова, С.В.Кортунова, В.В.Серебрянникова, А.Т.Хлопьева, Р.Г.Яновского, В.К.Левашова и других22. Отечественный культуролог Е.Г.Сулименко посвящает свою диссертацию рассмотрению культурной политики как фактора национальной безопасности в условиях глобализации23. В частности, исследователь определяет национальную безопасность, подвергающуюся социокультурной эрозии, важнейшей целью культурной политики, которая может эффективно противостоять внутренним и внешним угрозам стабильности российского общества. Источник внутренних угроз, считает Е.Г. Сулименко, проистекает из актуализации в стране проблемных ситуаций, которые воспроизводят явления ксенофобии, религиозной и этнической нетерпимости, экстремизма, девиантного поведения, маргинализации и криминализации социума, ослабления института семьи как ретранслятора общечеловеческих ценностей24. П.Н.Беспаленко проводит анализ динамики духовного и культурного состояния общества, порождаемые этой динамикой угрозы и риски для национальной безопасности. Его анализ исходит из того, что системная трактовка национальной безопасности предполагает введение понятия "духовная безопасность", в основе которого оптимальное достижение устойчивого и гармоничного социального, экономического, политического развития и состояния духовной сферы общества. Для него духовная безопасность является одной из характеристик состояния общества в аспекте его духовно-нравственной и мировоззренческой состоятельности25. В работах А.Л.Маршака и В.В.Сергеева анализируется проблематика формирования культурной безопасности в условиях модернизации российского общества, показана художественная жизнь как сфера культурной безопасности современной России26. В.Т.Есаулов анализирует информационные угрозы национальной безопасности России, освещает основные проблемы политики противодействия информационным угрозам национальной безопасности в современных условиях27.
М.Смолин формулирует целый ряд современных угроз идеологической безопасности России: а) слабая осознанность гражданской идентификации, что подрывает устойчивость государства и общества; б) утрата локализации идентичности экономическими и научными элитами общества; в) идейный сепаратизм; г) идеологическая неопределенность правового и государственного статуса русского народа; д) нравственная угроза безопасности, связанная с отсутствием государственного контроля за нравственностью в обществе. Исследователь полагает, что необходимо поставить под контроль общества продукцию средств массовой информации и массовых коммуникаций в сфере, касающейся нравственной безопасности28.
О.Жаренова исходит из того, что в современных условиях существования России особый интерес представляет проблема идеологической безопасности. Вопрос ее обеспечения - это проблема, связанная с возникновением угроз стране изнутри, во внутренней среде. Она обусловлена либо идеологическим вакуумом, вызванным отсутствием функционирующей доктрины идеологической безопасности, либо идеологическим расколом внутри страны, что делает нацию уязвимой по отношению к идеологическим угрозам и с внешних направлений (экспансия идеологий извне). Но главная угроза - идеологический вакуум и отсутствие государственной идеологии29. Для А.Р.Тузикова с идеологической безопасностью связаны три группы угроз: угрозы идентичности; угрозы легитимности обоснований национальных интересов и государственности; угрозы существованию базовых национальных идеологических институтов (религия, образование, механизмы воспроизводства доминирующего общенационального дискурса в СМИ и т. п.)30. Известный отечественный социолог В.Н.Кузнецов обращает внимание на то, что именно духовная безопасность, гуманитарная безопасность, интеллектуальная безопасность создают реальную среду для становления и функционирования идеологической безопасности31.
Таким образом, анализ степени научной разработанности темы диссертационного исследования показывает, что различные ее аспекты получили достаточно глубокую разработку в социально-гуманитарном знании. Однако проблема идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности в социально-философской литературе практически не рассматривается.
В целом актуальность темы, ее сложность и многоплановость, недостаточная научная разработанность обусловили цель, задачи, объект и предмет исследования.
Цель исследования - социально-философское осмысление идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности.
Для достижения указанной цели необходимо решить следующие задачи: 1. Выявить теоретические подходы в изучении идеологии в контексте безопасности общества в целях определения проблемного поля исследования.
2. Сформулировать методологический конструкт изучения идеологической безопасности общества в контексте трансформационных вызовов современности.
3. Охарактеризовать обстоятельства проявления и возвышения фактора идеологии в советском обществе.
4. Раскрыть сущность трансформации идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности.
5. Рассмотреть идеологический формат российского социокультурного кризиса.
6. Осмыслить семантику безопасности в идеологическом пространстве общества в контексте практик власти и властвующих акторов.
7. Показать функциональную значимость ценностей прошлого и настоящего в идеологическом пространстве массового общества.
8. Охарактеризовать социально-гуманитарное знание и образование в диспозиции идеологической безопасности.
9. Проанализировать феномен идеологической безопасности в контексте глобализационных вызовов.
10. Изучить идеологическое воздействие западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики.
11. Охарактеризовать информационно-идеологическое воздействие извне в аспекте устойчивости идеологического пространства общества 12. Выделить потенциал и ресурсы обеспечения идеологической безопасности в стратегии национальной безопасности. 13. Определить необходимость оформления национально-государственной идеологии как условия обеспечения идеологической безопасности.
Объект исследования - идеологическое пространство российского общества.
Предмет исследования - идеологическая безопасность российского общества в условиях трансформационных вызовов современности.
Гипотеза исследования основана на следующих предположениях: а) в условиях нарастающих трансформационных вызовов современности обостряются внутренние и внешние угрозы идеологическому пространству общества, препятствующие формированию объединяющих и мобилизующих идей и ценностей, сохранению общественного сознания в определенных идеологически выверенных пределах ценностных ориентаций, нравственных установок, идей толерантности и социальной солидарности; б) выявление новых теоретических подходов, средств и способов описания и объяснения социальной реальности позволяет сформулировать и описать проблематику угроз и вызовов идеологической безопасности российского общества, снижающих уровень защищенности идеосферы и идеологических практик от воздействия деструктивных идей и социальных манипулятивных технологий, выявить проблемы и противоречия обеспечения идеологической безопасности российского общества.
Теоретико-методологическая основа диссертационного исследования. В основу исследования положены такие фундаментальные категории и принципы, как объективность, единство диалектического анализа и синтеза, а также исторической конкретности и онтологии целостности. Теоретико-методологической основой исследования является неоклассическая научная парадигма, в русле которой осуществляется социально-философское осмысление феномена идеологической безопасности в российском обществе. Интенция выявления и систематизации концептуальных предпосылок осмысления тематики базируется как на индивидуально-личностном отношении к изучаемым процессам, так и на трансдисциплинарном подходе и направлена на то, чтобы понять, что должно и что может делать социально-философское познание в обстоятельствах быстро меняющейся социальной реальности. Сформулированный исследовательский конструкт базируется на определенных теоретических подходах как способах концептуализации: а) соотнесенность идеологической безопасности как степени защищенности идеологического пространства общества с такими трансформационными вызовами современности, как глобализация, информатизация, модернизация; б) инвестиция приемов и методов социально-философского анализа в исследование феномена идеологической безопасности российского общества посредством уточнения и развертывания таких понятий, как "безопасность", "идеология", "идеологическое пространство", "идеологическая безопасность"; в) теоретические подходы, базирующиеся на концепции нелогического действия и деривации В.Парето, а также теории социального конструирования реальности и теории коммуникативного действия, связанные с выявлением угроз идеологической безопасности общества, препятствующих человеку в его повседневном идеологически обусловленном взаимодействии с другими людьми конструировать свою социальность и воспроизводить коммуникативную систему социальных смыслов, а обществу, по возможности, поддерживать идеологическую сферу в состоянии адекватности другим сферам.
Выраженный трансдисциплинарный характер настоящего исследования, специфика проблемного поля, объекта и предмета исследования обусловили использование комплексной методологии, вобравшей фундаментальные принципы и подходы различных социальных наук.
Научная новизна исследования определяется значимостью разработки авторской концепции идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности и приращением научного знания в пространстве решения совокупности задач средствами социально-философского анализа.
Конкретное приращение научного знания заключается в следующем.
1. Выявлены и систематизированы теоретические подходы в изучении идеологии в контексте безопасности, что позволяет актуализировать сюжеты, связанные с идеологической безопасностью российского общества, определить смысловые контуры проблемного поля исследования и развернуть соответствующий концепт в пространстве социально-философского дискурса.
2. В целях изучения идеологической безопасности российского общества в контексте трансформационных вызовов современности сформулирован авторский методологический конструкт, позволяющий уточнить основные направления исследования и способствовать новому приращению научного знания.
3. Охарактеризованы обстоятельства возвышения фактора идеологии в советском обществе, обусловленные утверждением нового политического режима, изменением социальной реальности и необходимостью обоснования внутренней логики сложившейся мобилизационной модели.
4. Получено новое знание, связанное с характеристикой сущности трансформации идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности.
5. Выявлен идеологический формат российского социокультурного кризиса, в основе которого - существенное изменение идейно-мировоззренческой и духовно-нравственной обстановки, что нарушает идейно-мировоззренческую целостность социума и создает препятствия сбережению национальной идентичности и государственной целостности. 6. Достигнуто приращение знания, связанного с семантикой безопасности идеологического пространства общества в контексте практик властвующих акторов, преследующих цели сохранения существующей системы распределения власти, собственности и привилегий.
7. Анализ функциональной значимости ценностей прошлого и настоящего в идеологическом пространстве формирующегося в России массового общества способствовал получению нового знания, выявляющего обстоятельства "селекции" жизненных и ценностных приоритетов, в результате которой ценности демократии и прав человека, социального доверия и толерантности перемещаются на периферию общественного внимания, а большинство средств массовой информации выступают в качестве поставщиков официальной идеологической продукции и инструмента идеологического контроля.
8. Охарактеризовано социально-гуманитарное знание и образование в диспозиции идеологической безопасности, показано, что современное отечественное социально-гуманитарное знание и образование, переживающие кризис, во многом утрачивают свои идеологические и идейно-мировоззренческие функции.
9. Авторская характеристика глобализационных воздействий, формирующих разнообразные угрозы идеологической безопасности, позволяет выявить новое знание, связанное с оценкой проникновения массовой культуры низкого уровня, внешним информационно-идеологическим воздействием, экспансией извне идеологии и мировоззрения меркантилизма и потребительства.
10. Выявление идеологического воздействия западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики в координатах идеологической безопасности дает приращение нового знания, связанного с такими характеристиками, как ориентация на массовое потребление, развлекательность, коммерциализация, стандартизация продуктов массовой культуры, эксплуатация имиджей и стереотипов. 11. Охарактеризовано информационно-идеологическое воздействие извне в аспекте устойчивости идеологического пространства общества, что позволяет по-новому взглянуть на исследуемую проблематику.
12. Получено новое знание, характеризующее потенциал и ресурсы обеспечения идеологической безопасности в стратегии национальной безопасности.
13. Выявлены обстоятельства, вызывающие необходимость оформления в современных условиях национально-государственной идеологии как условия обеспечения идеологической безопасности.
На защиту выносятся следующие положения.
1. Концептуальная рефлексия теоретических подходов в изучении идеологии в контексте безопасности позволяет высветить и актуализировать сюжеты, связанные с идеологической безопасностью российского общества, определить смысловые контуры проблемного поля исследования на базе выявления значения идеологии в концептуализации понятия безопасности. Включая в себя систему идей и ценностей, идеология в контексте безопасности способна формировать вектор развития общественного сознания, мировоззрение индивидов, регулятивы поведения и траектории активности, определяя цели социальной деятельности и выполняя функции социальной интеграции, поддержания ценностно-нормативного образца и легитимации общественных отношений, когда речь идет о сохранении безопасности общества, сбережении базисных значений и ценностей и преодолении кризисной идеологической идентичности. 2. Изучение средствами социально-философского анализа идеологической безопасности российского общества базируется на методологическом конструкте, в основе которого - концептуализация базовых понятий в их соотнесенности с научной проблемой, которая сформулирована следующим образом - какие существуют и каким образом проявляют себя внутренние и внешние угрозы идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности, препятствующие человеку в его взаимодействии с другими людьми конструировать свою социальность и воспроизводить систему смыслов, а обществу поддерживать идеологическую сферу в состоянии адекватности другим сферам, удерживать общественное сознание в определенных идеологически выверенных пределах ценностных ориентаций, нравственных установок, толерантности и социальной солидарности. В основе методологического конструкта идея о том, что идеологическая устойчивость российского общества определяется не державной риторикой власти, а тем, что люди способны критически мыслить и адекватно оценивать социальную реальность, несмотря на политически ангажированные усилия власти и официозных масс-медиа, стремящихся создать покорную и бездумную массу подданных. В итоге устойчивость идеологического пространства связана с уровнем защищенности идеосферы и идеологических практик от воздействия неконструктивных идей и манипулятивных технологий.
3. Обстоятельства возвышения фактора идеологии в советском обществе обусловлены тем, что с утверждением нового политического режима начинает существенно меняться социальная реальность. В новых условиях средства индоктринации стали важным ресурсом власти. Государство ставило человека в состояние полной зависимости, а режим требовал от подданных не просто подчинения, но постоянного проявления преданности и признательности. В послесталинский период главной функцией идеологии стало обоснование внутренней логики сложившейся мобилизационной модели и совершенствование ее образа-имиджа с точки зрения восприятия в массовом общественном сознании. С течением времени в условиях оформления "двойственности" социального устройства, расхождением между идеологическими декларациями и реальной действительностью привычным становилось двоемыслие, что подрывало идеологическую устойчивость общества.
4. За годы реформ идеологическое пространство российского общества претерпело существенную трансформацию от моноидеологии к идеологическому многообразию. На смену былому единомыслию пришло разнообразие идеологических установок, символов, идеологических практик. Однако проникающие идеологии потребительства и успеха любой ценой противоречили доминирующим установкам по преимуществу традиционного общества, что препятствовало адекватному восприятию человеком социальной реальности, негативно влияло на защищенность идеосферы от деструктивного воздействия идей и идеологических технологий. В современных условиях первичной формой "бытия" идеологии в социальной реальности остается идеологическая индоктринация, которая все более отчетливо сводится к политико-идеологической манипуляции.
5. Идеологический формат социокультурного кризиса определяется переходом общества на иной виток социально-исторического развития, когда начинает существенно меняться идейно-мировоззренческая и духовно-нравственная обстановка, утверждается культ массового потребления и тотального развлечения, материального изобилия и эгоистического практицизма, углубляется процесс отчуждения личности от социальной реальности. Вызовом идеологической безопасности становится коллизия авторитарной и либеральной моделей жизнеустроения, что накладывается на угрозы идеологической безопасности в условиях трансформационных вызовов современности, когда на фоне общего кризиса возвышаются личностно-гедонистические ценности и установки иррационализма, усиливается дилемма между нарастающими возможностями идеологического воздействия властей на общество и человеческое сознание посредством новейших социальных технологий и степенью их проявления в деструктивных целях посредством идеологем властвующих институций и акторов. 6. Семантика безопасности идеологического пространства общества связана с наличием таких внутренних угроз, как социокультурный кризис, обусловленный, в том числе, идеологической недостаточностью общества, принявшей форму деидеологизации и размывания идеологической идентичности в условиях нарастания во властных практиках двоемыслия и имитационности; социальная аномия, сопровождающаяся дискредитацией идеи социальной дисциплины и долга на фоне становления расчетливо-прагматичных отношений; идейно-мировоззренческий вакуум как состояние социальной и духовной жизни общества, характеризующееся отсутствием устойчивых идейно-мировоззренческих взглядов и убеждений, размыванием рациональности и утратой критической рефлексии; информационно-идеологическое воздействие через медийное пространство, зачастую содержащее деструктивный и угрожающий компонент, связанный с высоким потенциалом манипулирования общественным мнением; недостаточное производство функциональных идей в социально-гуманитарном знании. Все эти вызовы, как проблемные ситуации, накладываются на политическую обстановку в обществе и существующие практики власти. 7. Функциональная значимость ценностей прошлого и настоящего в идеологическом пространстве российского массового общества обусловлена тем, что идеологии приходится вступать во взаимоотношения со многими компонентами духовного комплекса, а также определяться в структуре доминирующих идеологических воззрений. В массовом сознании происходит "селекция" жизненно-ценностных приоритетов, в результате которой ценности личности, демократии, прав человека, социального доверия и толерантности перемещаются на периферию общественного внимания, а на верхние уровни смысловой иерархии выходят материально-практические и утилитарно-прагматические ценности. Важным фактором становится медийное пространство как составная часть пространства идеологического, где средства массовой информации выступают в качестве поставщиков идеологии и инструмента идеологического контроля. 8. Выявление фактора социально-гуманитарного знания и образования в диспозиции идеологической безопасности базируется на том, что в этой наиболее идеологизированной сфере идет противоречивый процесс переосмысления многих установок и ценностей. Развертывается кризис социально-гуманитарного знания, что проявляется, во-первых, в ослаблении влияния на социальную мысль классических традиций гуманитарных школ; во-вторых, в завышении роли субъективного фактора в гуманитарных исследованиях, порождающее высокую степень произвольности высказываний. Гуманитарное знание и образование призваны защищать идеосферу и идеологические практики от деструктивного воздействия иррациональных идей и манипулятивных технологий, помогать человеку адекватно воспринимать социальную реальность, формировать определенные убеждения, а обществу формировать позитивные идеологические ценности, поскольку идеи и воззрения, которые неадекватно отражают окружающий мир и вводят людей в пространство иллюзий и заблуждений, препятствуют рационально-критическому восприятию социального мира и самого себя и неизбежно несут в себе угрозу идеологической безопасности общества. 9. Совокупность трансформационных глобализационных воздействий формирует разнообразные угрозы идеологической безопасности общества. Во-первых, это проникновение массовой культуры низкого уровня, ведущее к нежелательным идейно-мировоззренческим последствиям, размыванию и искажению ценностного потенциала. Во-вторых, внешнее информационно-идеологическое воздействие, способное в условиях патриархально-традиционного и слабо модернизированного общества негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения. В-третьих, экспансия извне идеологии и мировоззрения меркантилизма, потребительства, наживы любой ценой, что приходит в противоречие с иллюзорными представлениями о социальной справедливости и оставшимися от советской эпохи в массовом сознании установками примитивного эгалитаризма и нетребовательности. 10. Выявление идеологического воздействия западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики в координатах идеологической безопасности выводит в проблемное поле социально-философской рефлексии измерение трансформационных вызовов современности. Идеологическое воздействие западных культурных образцов реализуется, прежде всего, в русле массовой культуры, основные доминанты которой - высокая проникающая способность, ориентация на массовое потребление, развлекательность, коммерциализация, стандартизация продуктов массовой культуры, эксплуатация имиджей и стереотипов, создаваемых ею. Общество, которое долгое время структурировалось в рамках единой официальной идеологии и определенной картины мира, теряется перед разнообразием новых идей и оказывается неспособно к их трезвой критической оценке. В итоге вызов современности сказывается на коммуникативно-поведенческих практиках, претерпевающих существенную трансформацию.
11. В условиях, когда общество пытается найти объединяющие ценности и идейные ориентиры, внешнее информационно-идеологическое воздействие в пространстве слабо модернизированного общества способно негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения, устойчивость идеологической сферы. Источник внешних угроз проистекает из условий глобализации, которые неизбежно, хотя и зачастую стихийно-бессознательно, продуцируют опасность утраты идеологической идентичности, возникновения монополии одного центра в мировом медийном пространстве, что тесно связано с идеологической устойчивостью общества. В подобных условиях идеологическая безопасность выступает как степень устойчивости к возникающим опасностям и угрозам, как уровень определенного иммунитета перед ними, а также как готовность и способность устранить или нейтрализовать эти опасности и угрозы.
12. Вопросы безопасности, их понимание и решение во многом определяется позицией политической элиты, ее видением проблем и угроз. Идеологически осознано, что обеспечение национальной безопасности страны и общества - задача комплексная. Императивы обеспечения идеологической безопасности посредством потенциала и ресурсов в стратегии национальной безопасности государства и общества проявляются на фоне угрожающего распада социальных связей, кризиса ценностно-мировоззренческих ориентаций. В этих условиях обоснование обеспечения идеологической безопасности тесно увязывается с модернизацией как составной частью социокультурной трансформации. Особое значение приобретает культура как потенциал и ресурс противодействия вызовам и угрозам идеологической безопасности общества. Важную роль в обеспечении идеологической безопасности общества призваны играть также интеллектуальные ресурсы общества.
13. Выявление обстоятельств, связанных с необходимостью оформления национально-государственной идеологии как одного из условий обеспечения идеологической безопасности, обусловлено тем, что общество переживает период "идеологического дефицита". Несмотря на многочисленные дискуссии, необходимость объединяющей идеологии на основе верховенства закона и нравственности осознается все более отчетливо, хотя целый ряд расхождений и недоразумений связан с тем, что многие интеллектуалы сводят сущность идеологии только в политической идеологии. Чтобы общество сумело выстоять перед натиском противоречивых трансформационных вызовов современности, необходимо, в том числе, упорядочить идеологическое пространство, зафиксировать устойчивую систему позитивных социальных и идеологических ценностей, выстроить полноценные идеологические практики. В этих условиях решающее значение приобретает позиция властной элиты и насущная необходимость изжить идущие "сверху" ложь, лицемерие и двоемыслие. Именно концепт идеологической безопасности, введенный в пространство социально-философской рефлексии, позволяет понять, что идеологическая подсистема общества способна при создании должных условий выполнять функции интеграции и поддержания ценностно-нормативного образца. Научно-теоретическая и практическая значимость диссертационного исследования. Научно-теоретическая значимость исследования состоит в приращении концептуального знания изучения идеологической безопасности российского общества, что позволяет выйти на новый уровень осмысления тематики. Проведенный анализ, связанный с выявлением сущности трансформации идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности, рассмотрением идеологического формата социокультурного кризиса, осмыслением семантики безопасности в идеологическом пространстве общества в контексте практик власти и властвующих акторов позволяет привлечь внимание к дальнейшей разработке соответствующих проблем. Практическая значимость исследования определяется тем, что теоретические подходы и некоторые положения прикладного характера могут использоваться в учебно-педагогической деятельности при подготовке учебных пособий и специальных курсов в вузах по социальной философии, социологии, философии культуры, а также стать основой для подготовки соответствующих спецкурсов, научно-методических и учебно-методических пособий и разработок. Апробация работы. Положения и выводы диссертационного исследования обсуждалась на заседаниях кафедры социологии, политологии и права Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук Южного федерального университета. Результаты исследования были изложены на региональных, международных и всероссийских научных и научно-практических конференциях и семинарах в 2011-2012 гг., в частности на Международной научно-практической конференции "Модернизация России: региональные особенности и перспективы" (г. Ростов-на-Дону, 21-22 апреля 2011 г.); региональной научной конференции "Путь в науку: молодые ученые об актуальных проблемах социальных и гуманитарных наук" (г. Ростов-на-Дону, 21-22 апреля 2011 г.); III международной научно-практической конференции "Кавказ - наш общий дом" (г. Ростов-на-Дону, 27-29 сентября 2011 г.); Всероссийской научной конференции "Геополитическая миссия России в XXI веке и национальная идея" (г. Ростов-на-Дону, 17-18 марта 2011 г.); Международная научно-практическая конференция "Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности" (г. Ростов-на-Дону, 19-20 апреля 2012 г.), "Дни PR на юге России. Говори своим голосом" (г. Ростов-на-Дону, 5-6 июня 2012 г.).
Основное содержание диссертационного исследования отражено в 29 научных публикациях, в том числе в изданиях, которые входят в список ВАК Минобрнауки РФ, и составляет общий объем около 29 п. л.
Результаты диссертационного исследования нашли применение в разработке магистерской программы на отделении "Регионоведение" Института по переподготовке и повышению квалификации ЮФУ.
Структура диссертационного исследования. Диссертация состоит из введения, пяти глав, тринадцати параграфов, заключения, списка литературы и источников, который включает 360 наименований.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность темы, рассматривается степень ее научной разработанности, формулируются цель, задачи, объект, предмет и гипотеза исследования, показана теоретико-методологическая база исследования, раскрывается научная новизна, формулируются основные положения, выносимые на защиту, показана теоретическая и практическая значимость исследования, представлены апробация и структура работы. В главе первой "Теоретико-методологические проблемы изучения идеологической безопасности российского общества" выявляются концептуально-теоретические подходы и базовые понятия, имеющие теоретико-методологическое значение для осмысления проблем и рефлексивных принципов, связанных с анализом идеологической безопасности российского общества. Выстроен авторский методологический конструкт изучения идеологической безопасности российского общества в условиях глобальных трансформационных вызовов современности.
В параграфе 1.1 "Теоретические подходы в изучении идеологии в контексте безопасности" показано, что степень идеологической нагруженности понятий и концептов непосредственно связана с самим феноменом идеологии. В подобной когнитивной ситуации выявление и систематизация теоретических подходов социально-философской рефлексии идеологии в контексте безопасности общества позволяет более четко выявить смысловые контуры исследования.
В философской мысли сложились разнообразные концепции, интерпретирующие явление идеологии. Существуют разнообразные определения понятия "идеология". Подобное многообразие определений, значений и смыслов обусловлено тем, что в любом определении внимание всегда акцентируется на одном из аспектов или фрагментов социальной реальности, которую определяет исследователь. Поэтому оно не может претендовать на исчерпывающую полноту. В итоге проблема отсутствия "смысловой гибкости" в большинстве научных понятий в какой-то мере компенсируется взаимодополняемостью различных определений. В свою очередь, выявление теоретических подходов в изучении идеологии в контексте безопасности общества показывает, что имеющиеся в настоящее время в социально-гуманитарных науках определения и характеристики безопасности, несмотря на их противоречивость, с учетом их содержания и смыслового наполнения, можно разделить на две основные группы. Первую составляют определения, основывающиеся на непосредственном смысле слова "безопасность", определяемой семантикой русского языка (безопасность - отсутствие опасности или ее угрозы кому-либо или чему-либо сохранность, надежность). Эти определения правомерно назвать охранительными. В них безопасность характеризуется как гипотетическое отсутствие опасности, самой возможности каких-либо потрясений, катаклизмов для объекта, системы, как их реальная защищенность от опасностей, способность надежно противостоять опасностям и угрозам. Вторая группа - это определения, в которых безопасность рассматривается в более широком контексте, с позиций внутренней организации, функционирования и развития какого-либо объекта, системы, их взаимодействия с окружающей социальной и культурной средой. Современное российское общество переживает противоречивый переход в постиндустриальное состояние. Проблема обеспечения идеологической безопасности начинает перемещаться в сферу практической политики, что связано как с процессами глобализации и информатизации, так и с усложнением социальной жизнедеятельности. В условиях переходности существенные фрагменты традиционной социальной мысли оказываются в состоянии неопределенности и растерянности, поскольку привыкли оперировать устоявшимися представлениями о жизни общества.
Выявление теоретических подходов в изучении идеологии в контексте безопасности позволяет актуализировать сюжеты, связанные с идеологической безопасностью российского общества, определить, что идеологическая безопасность как системный фактор национальной безопасности выдвигается на первый план общественного и научного внимания, поскольку речь идет о сохранении безопасности общества, сбережении базисных значений и ценностей. В связи с актуализацией феномена идеологической безопасности и усложнением ее содержания особое значение приобретают теоретико-методологические проблемы ее изучения.
В параграфе 1.2 "Методологический конструкт изучения идеологической безопасности российского общества в контексте трансформационных вызовов современности" автор исходит из того, что проблемное поле социально-философского изучения идеологической безопасности общества включает выстраивание исследовательского конструкта, в основе которого - концептуализация базовых понятий в координатах научной проблемы, которая сформулирована следующим образом - какие существуют и каким образом проявляют себя внутренние и внешние угрозы идеологической безопасности российского общества в условиях трансформационных вызовов современности? При том, что эти вызовы препятствуют человеку в его повседневном идеологически обусловленном практическом взаимодействии с другими людьми конструировать свою социальность и воспроизводить систему социальных смыслов, а обществу поддерживать идеологическую сферу в состоянии адекватности другим сферам, удерживать общественное сознание в определенных идеологически выверенных пределах ценностных ориентаций, толерантности и социальной солидарности.
Базовыми в данном исследовании выступают такие понятия, как "безопасность", "идеология", "идеологическое пространство", "идеологическая безопасность". "Производство" идей в социальном мире в конечном итоге всегда оказывается подчиненным логике власти. Этой логикой владеют идеологи, умеющие манипулировать идеями и социальными группами. Опасности и угрозы идеологической безопасности российского общества выявляются в условиях "вызова современности", когда имеют место кризис традиционных связей, утрата социокультурной идентичности индивидами и общностями, а человек вынужден заново определять свое место в мире, находить или самостоятельно формировать адекватные поведенческие и коммуникативные структуры в условиях становления информационного и массового общества. Автор исходит из того, что идеологическая безопасность - это системно-функциональное состояние идеологического пространства общества, при котором созданы условия, обеспечивающие личности и обществу возможности адекватно воспринимать и объективно оценивать социальную реальность, выводить на периферию внимания и по возможности обеспечивать нейтрализацию идей, которые "смущают умы и развращают души" и общественную нравственность, поддерживать защищенность от деструктивного воздействия на духовно-ценностную составляющую вектора общественной эволюции, интеллектуально-познавательную сферу человеческого бытия. Потенциальным следствием этого, а в ряде случаев и осознанной целью, является размывание или искажение ценностно-мировоззренческих и нравственно-этических установок, моральных и духовных устоев, деформация поля символической борьбы за социальную гегемонию, разрушение исторической памяти и формирование новых мифологем.
Тем самым идеологическая безопасность, при всей "плавающей" семантике термина, выступает как способ обращения с социальной реальностью. Она является качественной характеристикой состояния общества, оценки потенциала базовых целей и ценностей, системно-функциональной согласованности политических институтов, идеологии и культуры, поскольку безопасность и жизнеспособность общества во многом обеспечивается и определяется тем, как оно сегодня производит свое "завтра". В главе второй "Идеологическое измерение социокультурной трансформации российского общества в условиях вызовов современности" исследование идеологической безопасности общества в социально-философском ракурсе базируется на уяснении, прежде всего, идеологической составляющей социокультурной трансформации российского общества в условиях вызовов современности, то есть с точки зрения того, какое место занимает данный феномен в социальном бытии. Соответственно, в главе рассматриваются такие сюжеты, как фактор идеологии в советском обществе, трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности, наконец, идеологические параметры социокультурного кризиса. В параграфе 2.1 "Фактор идеологии в советском обществе" авторская логика базируется на том, что обстоятельства проявления и возвышения фактора идеологии в советском обществе были обусловлены утверждением нового политического режима и существенным изменением социальной реальности. С течением времени средства идеологической индоктринации превращаются в важный ресурс тоталитарной или, позднее, авторитарной власти. Государство ставило человека в состояние полной зависимости от себя, а режим требовал от подданных не просто подчинения, а постоянного проявления преданности и признательности. Целью идеологического воспитания было не столько убеждение, сколько блокирование сознания человека и преобразование его в нужном властям направлении. Саморазоблачения партийной верхушки на ХХ съезде стали первотолчком для духовного раскрепощения общества. Но XX съезд лишь слегка приоткрыл завесу в область запретного знания. Партия полностью сохранила контроль над распространением идей и информации. В послесталинский период идеологи "развитого социализма" создавали теоретическую базу апологетики сложившейся административно-командной системы. Идеологические установки активно внедрялись в массовое сознание через механизм индоктринации. Средства массовой информации, разветвленная система политической учебы на всех предприятиях и в учреждениях, партийные, комсомольские, профсоюзные организации, система образования и просвещения служили важнейшими инструментами по доведению до каждого человека основных постулатов концепции "развитого социализма". Однако в условиях оформления "двойственности" социального устройства, разделения жизни на открытую и скрытую, расхождением между идеологическими декларациями и реальной действительностью привычными становились двоемыслие и двоеречие, что разрушало идеологическую устойчивость общества.
В параграфе 2.2 "Трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности" показано, что в российском обществе социокультурная трансформация и изменения становятся повсеместным фоном, который с течением времени все чаще воспринимается многими как само собой разумеющееся. Это жизнь в условиях "перманентной революции", когда изменения и динамику начинают отслеживать не по факту их наличия или отсутствия, но по характеру интенсивности темпов развития. В этих условиях все более актуальное звучание приобретает изучение сущности социокультурной трансформации общества и изменения идеологического пространства средствами социально-философского анализа, способствующими более адекватному выявлению глубинных характеристик и доминант, ориентирующегося не на "точность познания", а на "глубину понимания" (М.М.Бахтин) социальной реальности и объектов-артефактов, включая расширение и углубление представлений о возрастающем разнообразии угроз и рисков идеологической неустойчивости.
На фоне системной трансформации общества, вызванной стремительным крушением "советского мира", современное "российское" не обрело собственного содержания, в чем свою роль сыграла и политика деидеологизации. Выход из коммунистического проекта воспринимался в равной мере как процесс департизации и деидеологизации. Происходит переход от моноидеологии к идеологическому многообразию.
Проблемы идеологии первоначально практически выпали из сферы внимания власти, общества и практической политики. Отчасти явная, отчасти подсознательная управленческая стратегия предполагала, что главное - техническое обеспечение реформ, позитивный результат которых в скором будущем сам сработает лучше любой идеологии. Свою роль сыграло и то, что "идеология вообще" естественным образом отождествлялась с идеологией собственно коммунистической. Но индивид и общество всегда живут в определенном идеологическом пространстве, то есть в идеосфере как поле идеальных продуктов деятельности человечества, совокупности значений, смыслов, ценностей. Разрушение идеологической структуры социума вызвало дезорганизованность и дисфункциональность всех его сфер. Трансформация идеологического пространства российского общества под воздействием вызовов современности отличается нарастающей неопределенностью, иррациональностью, дезинформированностью, что препятствует адекватному восприятию человеком социальной реальности, формированию в соответствии со своим опытом и ценностями определенных убеждений, негативно влияет на защищенность идеосферы и идеологических практик от деструктивного воздействия идей и идеологических технологий. В параграфе 2.3 "Идеологический формат социокультурного кризиса" показано, что 1990-е годы в России для большинства людей были временем борьбы за физическое выживание. Но уже тогда в обществе, перешедшем на иной виток социально-исторического развития, начинает существенно меняться идейно-мировоззренческая и духовно-нравственная обстановка. В условиях мировоззренческого плюрализма и усложнения социальной реальности актуализируется необходимость рефлексии общества как "поля" реализации различных интенций духовного бытия. Неустойчивость "духа времени" и появление "онтологически неуверенной личности" выражается в участившихся дискуссиях об иррациональности общества, возрастании рисков, оформлении идеологии беспомощности перед лицом противоречивых воздействий "вызова современности". Трудности российского общества - это, прежде всего, трудности его идеологического самоопределения в глобализированном мире. В современной России произошло, с одной стороны, высвобождение многих сфер жизни из под прямого и жесткого морального диктата,соответственно, детабуирование определенных форм деятельности, что имело, безусловно, позитивное значение, а с другой - не прочерчены с такой ясностью, как раньше, новые координаты Добра и Зла. С началом XXI века в обществе еще более обостряется социокультурный кризис, наблюдается общий духовный упадок, связанный с изменением системы ценностных ориентаций, утратой смысла жизни и самоидентификации человека. Утверждается культ массового потребления и тотального развлечения, материального сверхизобилия и эгоистического практицизма, внешней респектабельности и независимости, конкуренции и эпатажности, углубляется процесс тотального отчуждения личности от природной и социальной реальности, от глубин своего внутреннего мира.
Главным вызовом идеологической безопасности российского общества становится коллизия авторитарной и либеральной моделей жизнеустроения и социальной модернизации, идеологического дискурса власти и частного опыта повседневности, что накладывается на разнообразные угрозы идеологической безопасности в условиях вызовов современности, когда на фоне общего кризиса классических ценностей, рационализма и идеи прогресса возвышаются личностно-гедонистические ценности и установки иррационализма, усиливается дилемма между нарастающими возможностями воздействия на общество и человеческое сознание посредством новейших технологий и степенью их проявления в деструктивных целях. Соответственно, в политико-идеологическом пространстве современного российского общества оформляется главное противоречие между стремлением создать объединительную идеологию и необходимостью оправдать проводимый политический курс, вызывающий неприятие значительной части общества, что подрывает идейно-мировоззренческую целостность социума, создает препятствия сбережению национальной идентичности и государственной целостности.
В главе третьей "Идеологическая безопасность в системе взаимодействия власти, общества и знания" рассматриваются проблемы, связанные с семантикой безопасности в координатах властных практик и в идеологическом пространстве общества, функциональной значимостью ценностей прошлого и настоящего. Характеризуется современное состояние социально-гуманитарного знания и образования как фактора идеологической безопасности.
В параграфе 3.1 "Семантика безопасности и практики власти в идеологическом пространстве общества" речь идет о том, что в ходе "соприкосновения с современностью", в условиях нарастающих вызовов современности, социально-политической неопределенности и социокультурного кризиса обостряются угрозы идеологическому пространству российского общества, которые препятствуют формированию объединяющих и мобилизующих идей, ценностей и идеалов. Ведущую роль при этом играют внутренние угрозы. Идеологическая безопасность предполагает наличие определенной идеологии, системы иерархизированных ценностей, ориентаций и установок, консолидирующих идей, а выявление семантики безопасности в идеологическом пространстве общества в контексте практик властвующих акторов опирается на понятие "национальная безопасность", которое носит достаточно обширный характер и охватывает разнообразные сферы жизни общества. Семантика безопасности в идеологическом пространстве общества напрямую связана с наличием целого ряда внутренних угроз. Во-первых, это социокультурный кризис, связанный, в том числе, с идеологической недостаточностью общества, принявшей форму деидеологизации и размывания идеологической идентичности в условиях нарастания во властных практиках двоемыслия, постановочности, имитационности, а также слабой осознанности индивидами гражданской идентификации. Во-вторых, нарастающий процесс социальной аномии, сопровождающийся дискредитацией идеи социальной дисциплины и долга на фоне становления расчетливо-прагматичных отношений. В-третьих, идеологический, идейно-мировоззренческий вакуум как состояние социальной и духовной жизни общества, характеризующееся противоречивым и дисфункциональным столкновением ценностей прошлого и настоящего, отсутствием устойчивых идейно-мировоззренческих взглядов и убеждений, слабой проявленностью интегративных идей, размыванием социального доверия, толерантности, рациональности и критической рефлексии. В-четвертых, информационно-идеологическое воздействие через медийное и художественно-изобразительное пространство, которое зачастую содержит деструктивный и угрожающий компонент, связанный с манипулированием общественным мнением. В-пятых, недостаточное производство функциональных идей в социально-гуманитарном знании, что предопределяет слабую методологическую проработку реформ и связано с падением статуса социально-гуманитарных наук в условиях деидеологизации, распространения псевдонаучных воззрений.
После краха коммунизма в России наступило состояние определенного страха перед словом "идеология". Однако, с течением времени рядовые граждане и представители политической элиты возвращаются к проблеме выбора идеологических оснований для собственных представлений об окружающей действительности. Новые вызовы как проблемные ситуации накладываются на политическую обстановку в обществе и существующие практики власти. Создание идеологем становится функцией и ресурсом власти. Власть в современном обществе все отчетливей оформляется как идея власти, символ, функционирующий в виртуальном пространстве современных форм коммуникаций и средств масс - медиа. Власть начинает принадлежать тому, кто создает, контролирует либо наделяет всеобщим смыслом существующие символические системы: язык, миф, религию, науку, политику, экономику и т.д. Последние, как укоренившиеся типы социальной практики, в своем привычном виде легитимируются именно силой коллективной веры в них, а власть над этой верой обуславливается господствующим положением в разнообразных формах коммуникативного взаимодействия и обмена. В параграфе 3.2 "Функциональная значимость ценностей прошлого и настоящего в идеологическом пространстве массового общества" автор исходит из того, что идеология выступает, в том числе, как ценностно-нормативная система общества, обеспечивающая его устойчивое развитие. Однако процесс "спрессованных" во времени, а потому болезненно воспринимаемых перемен ведет не только к разрушению старых общественных структур, но и порождает кризис ценностей. В духовной жизни общества обозначилась жесткая идейно-культурная поляризация. Идеологии приходится вступать во взаимоотношения со многими компонентами духовного комплекса, а также определиться в структуре уже господствующих мировоззренческо-идеологических воззрений. Поэтому следствием распада идеологии и утраты доверия к объективным способам описания социального мира стала быстрая динамика укрепления ценностей, в которой, во-первых, появляются стереотипы старого мышления и старых ценностей, во-вторых, появляются группы людей с разрушенными ценностями, которые ничем не заменены.
Несколько поколений советских людей жили в условиях повседневного воспитательного давления и жесткого социального контроля, осуществлявшегося через государственные и общественные структуры, трудовые коллективы. Сегодня же главным "воспитателем" стала стихия социальной среды, стихия жизни, которая возвысилась над всеми "организованными" институтами социализации. Ценностный кризис стал, в том числе, следствием распада идеологии. Становление нового экономического и социального уклада жизни в условиях массовизации общества сопровождалось значительными изменениями идейно-политических и мировоззренческих установок россиян. Общий вектор этих изменений - деидеологизация и деполитизация общественной жизни. Это привело к тому, что общество лишилось объединяющего начала. На верхние уровни иерархии начали выводиться материально-практические и утилитарно-прагматические ценности. В массовом сознании происходила "селекция" жизненных и ценностных приоритетов, в результате которой ценности демократии и прав человека все чаще перемещаются на периферию общественного внимания. Функциональная значимость ценностей прошлого и настоящего полностью применима к идеологическому пространству массового общества, включающему идеосферу как идеологическую реальность и идеологические практики как идеологически обусловленные повседневные человеческие взаимодействия, воспроизводящие связи и отношения, определяющие функционирование человека и общества. Проявления массового общества смыкаются с ценностным кризисом и идеологической неустойчивостью. Одной из актуальных проблем является формирование социальных механизмов обратной связи. Важным фактором становится медийное пространство как составная часть пространства идеологического, поскольку идеология всегда тесно связана с ролью масс-медиа в обществе. Масс-медиа являются не только средством оперативного донесения информации, но и эффективным инструментом воздействия на сознание и влияния на эмоции людей. Политики не без оснований считают масс-медиа главным инструментом распространения идеологии. Средства массовой информации воспринимаются и политиками, и общественностью в качестве поставщиков идеологии, а также инструментов идеологического контроля. Медиа предлагают обществу не только информацию, но и идеи, и даже мировоззрение. Институты пропаганды - неотъемлемая часть идеологического воздействия на общество. Через этот институт и его каналы, в основном средства массовой информации и коммуникации, идеология осуществляет власть над людьми, укрепляет и сохраняет политические позиции властных структур. Массовое сознание и повседневность наполняются целями и представлениями о политике и социальной действительности, сформированными в результате специальной теоретической деятельности идеологов и практической деятельности пропагандистов. Пропагандой, как и идеологией, обеспечивается единство рациональных и эмоциональных моментов в политическом поведении людей.
В параграфе 3.3 "Социально-гуманитарное знание и образование в диспозиции идеологической безопасности" выявляется фактор социально-гуманитарного знания и образования в контексте идеологической безопасности. Автор исходит из того, что ни одно общество не может существовать без определенной системы знаний и идей, начиная с простейшего уровня - передачи и восприятия социокультурного опыта.
В отечественном социально-гуманитарном знании идет болезненный и противоречивый процесс переосмысления многих имевших место фактов и событий, как в далеком, так и в недавнем прошлом. Одни ощущают это как утрату привычного пространства проблем и способов их решения, для других - это очищение научно-интеллектуальной мысли как системы идей от догм и ограничений. Налицо кризис социально-гуманитарного знания, что проявляется, во-первых, в ослаблении влияния на социальную мысль классических гуманитарных традиций; во-вторых, в завышении роли субъективного фактора в социально-гуманитарных исследованиях, порождающее высокую степень произвольности высказываний; в-третьих, в теоретизировании без опоры на научные аргументы; в-четвертых, в неустойчивости терминологического языка в области гуманитарных наук. Падение статуса социально-гуманитарного знания негативно сказывается на состоянии идеологической безопасности общества. Идеологические знания и ценности выполняют важные социальные функции, организуя деятельность людей. Социально-гуманитарное знание призвано сохранять устойчивость идеологического пространства, защищать идеосферу и идеологические практики от деструктивного воздействия идей и идеологических технологий, помогать человеку адекватно воспринимать социальную реальность, формировать в соответствии со своим опытом и ценностями определенные убеждения, а обществу позволяет последовательно формировать позитивные идеологические ценности, понятия и символы в массовом сознании. Современное отечественное социально-гуманитарное знание, переживающее кризис, утрачивает эти идеологические и идейно-мировоззренческие функции.
В главе четвертой "Внешние угрозы и риски идеологической безопасности российского общества" рассматриваются такие проблемы, как идеологическая безопасность в контексте вызовов глобализации, идеологическое воздействие западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики, информационно-идеологическое воздействие извне и устойчивость идеологического пространства общества. В параграфе 4.1 "Идеологическая безопасность в контексте глобализационных трансформационных вызовов" предпринята попытка выявить уровень и степень безопасности посредством оценки тех факторов и обстоятельств, которые ее подрывают или способны подорвать. Среди внешних угроз идеологической безопасности - это, во-первых, воздействие западных культурных образцов и массовой культуры низкого уровня, ведущее к нежелательным идейно-мировоззренческим последствиям, размыванию и искажению ценностного потенциала; во-вторых, внешнее информационно-идеологическое воздействие, способное в условиях патриархально-традиционного и слабо модернизированного общества негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения; в-третьих, экспансия извне идеологии и мировоззрения меркантилизма, потребительства, наживы любой ценой, что приходит в противоречие с иллюзорными представлениями о социальной справедливости и оставшимися от советской эпохи в массовом сознании установками примитивного эгалитаризма и нетребовательности.
Все эти внешние угрозы идеологической безопасности проявляются в контексте глобализации как главного вызова современности. Не менее значимый характер приобретают и процессы становления и эволюции информационного общества, когда политическая, социальная, экономическая и культурная жизнь становится более сложной и динамичной по сравнению с прежней эпохой. Противоречия и риски глобализирующегося мира концентрируются вокруг проблемы существования человека в условиях неустойчивого социокультурного и идеологического пространства.
В параграфе 4.2 "Идеологическое воздействие западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики" характеризуется идеологическое воздействие западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики в координатах идеологической безопасности, что выводит в проблемное поле социально-философской рефлексии еще одно измерение "вызова современности".
Глобализирующийся мир вовлекает человека во множество взаимодействий, одновременно лишая их ценностного содержания, которое способно формировать устойчивую структуру личности. Социокультурный облик общества определяется активным изменением социальной реальности, модернизацией общественных отношений, порождающих разнообразные как положительные, так и отрицательные явления. Утверждение новой культурной парадигмы в обществе, формирование нового стиля и образа жизни конструируют современную ценностно-смысловую систему, которая представляет собой мозаику из традиций, идеалов, практик и ценностей дореволюционного и советского времени, западных ценностей, стандартов потребительского общества и массовой культуры.
При этом идеологическое воздействие западных культурных образцов реализуется, прежде всего, в русле массовой культуры, основные доминанты которой - высокая проникающая способность, поточность производства, эскапизм, ориентация на массовое потребление, предполагающее пассивность восприятия, развлекательность, коммерциализация, короткая продолжительность жизни и стандартизованность продуктов массовой культуры, а также повторяемость образов и идей, эксплуатация имиджей и стереотипов, создаваемых ею. Массовая культура воздействует на массовое сознание, широко распространяя и популяризируя определенные социокультурные образцы. Идеологическое воздействие западных культурных образцов на идейно-мировоззренческую структуру и коммуникативно-поведенческие практики реализуется в условиях вызовов "общества потребления", когда акцентируемый смысл потребляемых товаров и услуг подается как символ успеха и социального престижа. Общество, которое всегда функционировало в пространстве и координатах одной официальной идеологии и определенной картины мира, растерялось перед изобилием и разнообразием новых ценностей и идей. Ценности человеческой жизни, законопослушание, традиционные моральные нормы утратили свое значение. Перестраивается личностное содержание современного человека. Вызов современности сказывается на коммуникативно-поведенческих практиках, претерпевающих существенную трансформацию.
Необходимость противодействия влиянию экспансии массовой культуры на идейно-мировоззренческую и ценностную структуру общества в координатах идеологической безопасности лишний раз подтверждает, что обеспечение национальной безопасности не может сводиться только лишь к укреплению обороноспособности и обеспечению эффективности специальных структур, охраняющих государственные и общественные интересы. Важную роль играет духовный, культурно-интеллектуальный потенциал. В параграфе 4.3 "Информационно-идеологическое воздействие извне и устойчивость идеологического пространства" авторский анализ основан на том, что в ситуации, когда российское общество пытается обрести новую идеологическую идентичность, найти объединяющие ценности и идейные ориентиры, внешнее информационно-идеологическое воздействие в условиях слабо модернизированного общества способно негативно влиять на идеологическое программирование индивидуального и массового сознания и социального поведения, в целом на устойчивость идеологического пространства. На устойчивости идеологического пространства негативно сказывается недостаточный культурный уровень общества, повышенная внушаемость получателей информации, склонность к тревожно-депрессивным состояниям. Сказывается также уровень защищенности идеосферы и идеологических практик от деструктивного воздействия идей и идеологических технологий, при котором наличие и вероятное действие различных деструктивных факторов не влечет его деформации и не препятствует способности человека адекватно воспринимать социальную реальность, ориентироваться в нарастающем потоке информации, формировать в соответствии со своим опытом и ценностями определенные убеждения, а обществу позволяет последовательно формировать позитивные идеологические ценности, понятия, символы в массовом сознании, способные поддерживать определенную идейно-мировоззренческую и смысложизненную целостность.
Современное идеологическое пространство все больше насыщается информацией, несущей все многообразие идей и воззрений. Если прежде в процессе познания мира человек опирался на собственные коммуникативные средства и возможности, то сегодня в большинстве своем он получает субъективно переработанную, препарированную и идеологически заданную информацию, попадая в зависимость от того, кто ее предоставляет. Одни исследователи связывают феномен информационно-идеологического воздействия с распространением планируемого и реализованного западной либеральной идеологией реванша буржуазных общественных отношений, упраздняющих национально-государственные духовно-нравственные ценности России. В нашем обществе пробуждаются чувства беспокойства, неуверенности в завтрашнем дне, презрение к собственной истории, недоверие к руководству страны, принижение положительного имиджа государства. Речь идет об установлении контроля над политическим сознанием, идейно-психологическим состоянием российского общества, что позволило бы трансформировать его в желаемом субъекту воздействий направлениях.
Другие авторы подразделяют подобное воздействие на "активное", предполагающее трансляцию информационно-идеологических массивов, направленных на трансформацию ценностей, и "пассивное", то есть намеренное умалчивание различных аспектов и фрагментов социальной реальности, что также ведет к искажению ценностно-информационных полей. Характеризуя векторы и уровни информационно-идеологического воздействия извне, эти авторы делают акцент на проблеме "информационных (информационно-психологических) войн" вплоть до того, что следует говорить об информационном "терроре" или о войне на поражение массового сознания, направленной на слом культурного кода страны и цивилизационную перевербовку. Наконец, есть исследователи, которые не без основания считают, что противоборство в глобальном информационно-коммуникационном пространстве представляется политически маловероятным. Формы и методы противодействия информационно-культурной экспансии извне состоят не в искусственном отгораживании от внешнего мира, а в сосредоточении усилий на собственном участии в формировании всеобъемлющего глобального информационно-коммуникационного пространства. Что же касается положительного имиджа страны, то он создается на основе реальных экономических, социальных и политических практик. Если человек живет в достойных условиях, а общество устойчиво развивается, то никакие внешние силы не смогут разрушить позитивный имидж страны. Вместе с тем, абсолютное отсутствие опасностей и угроз невозможно. В реальной жизни всегда существуют опасности различного свойства. Источник внешних угроз проистекает из условий глобализации, которые неизбежно, хотя и зачастую стихийно-бессознательно, продуцируют опасность утраты идеологической идентичности, возникновения монополии какого-то одного центра в мировом медийном пространстве, наконец, наступление культурного единообразия, которое ведет к потере индивидуальности национальной культуры, что в свою очередь тесно связано с идеологической устойчивостью общества. Поэтому безопасность, в том числе идеологическую, следует рассматривать как степень устойчивости к возникающим опасностям и угрозам, определенный иммунитет к ним, а также как готовность и способность устранить или нейтрализовать эти опасности и угрозы.
В главе пятой "Проблемы и противоречия обеспечения идеологической безопасности российского общества" рассматриваются сюжеты, связанные с потенциалом и ресурсами обеспечения идеологической безопасности в стратегии национальной безопасности государства и общества, проблемами оформления национально-государственной идеологии как фактора обеспечения идеологической безопасности общества.
В параграфе 5.1 "Потенциал и ресурсы обеспечения идеологической безопасности общества в стратегии национальной безопасности" выявление потенциала и ресурсов обеспечения идеологической безопасности общества в условиях внутренних и внешних вызовов и опасностей базируется на том, что такая сложная и многоуровневая система, каковой является в целом национальная безопасность, формируется в русле объективных процессов и под воздействием множества факторов. Все это в полной мере относится и к такому виду национальной безопасности, как внутренняя безопасность общества. Концептуальной реакцией на надвигающиеся угрозы безопасности стало создание "Концепции национальной безопасности Российской Федерации" (1997), в которой были сформулированы направления государственной политики страны по обеспечению национальной безопасности. На ее основе были разработаны документы по отдельным видам безопасности - Концепция внешней политики Российской Федерации, Доктрина информационной безопасности Российской Федерации, Доктрина энергетической безопасности и другие. В результате был идеологически осознан тот факт, что обеспечение национальной безопасности Российской Федерации - это задача комплексная. В 2009 году была принята Стратегия национальной безопасности России. Все эти документы, как и ежегодные президентские послания, создают новую социальную реальность, конструируют цели и основания последующей деятельности. Императивы обеспечения идеологической безопасности посредством потенциала и ресурсов в стратегии национальной безопасности государства и общества проявляются на фоне угрожающего распада социальных связей, кризиса ценностно-мировоззренческих ориентаций. В этих условиях обоснование обеспечения идеологической безопасности в стратегии национальной безопасности государства и общества тесно увязывается с модернизацией как составной части социокультурной трансформации. Особое значение приобретает культура как потенциал и ресурс противодействия вызовам и угрозам идеологической безопасности общества. Важную роль в обеспечении идеологической безопасности общества призваны играть также интеллектуальные ресурсы общества. Обеспечение идеологической безопасности во многом связано с основными характеристиками и тенденциями развития политического пространства, отражающими специфику социальных трансформационных процессов. При этом властные ресурс играют весьма противоречивую роль в обеспечении идеологической безопасности общества. В параграфе 5.2 "Национально-государственная идеология как условие обеспечения идеологической безопасности российского общества" авторский анализ базируется на том, что выявление обстоятельств, связанных с необходимостью оформления национально-государственной (интегративной, общенациональной) идеологии как условия обеспечения идеологической безопасности общества обусловлено тем, что современное российское общество переживает период "идеологического дефицита". Чтобы оно сумело выстоять перед натиском противоречивых вызовов современности, необходимо, в том числе, упорядочить идеологическое пространство, зафиксировать устойчивую систему позитивных социальных и идеологических ценностей, представленных в сознании человека словами и образами, выстроить полноценные идеологические практики, то есть идеологически обусловленные повседневные человеческие взаимодействия, воспроизводящие связи и отношения, определяющие функционирование человека в обществе.
Без объединяющей идеологии невозможно ставить цели и определять адекватные задачи развития общества. В среде интеллектуальной элиты давно уже сложились контуры выстраивания интегративной (объединительной) идеологии как своеобразной предтечи идеологии национальной посредством или поиска идеи, способной объединить людей, или прорастания "интегративной идеи" из гражданского общества по мере его собственного вызревания.
Интегративная идеология призвана ценностно обосновать найденные новые нормы, правила и процедуры, которые не придумываются экспертами, но являются продуктом опыта народа. Несмотря на многочисленные дискуссии, необходимость объединяющей идеологии осознается все более отчетливо. В целом рассмотрение обстоятельств оформления национально-государственной идеологии как условия обеспечения идеологической безопасности позволяет сделать вывод, что общество начинает осознавать необходимость национально-государственной идеологии, но пока не обрело ее. Способна ли эта идеология стать фактором обеспечения идеологической безопасности, или напротив, внесет еще большую политическую и идейную разноголосицу? Представляется, что именно концепт идеологической безопасности, введенный в пространство социально-философской рефлексии, позволяет переступить через границы понимания идеологии как, прежде всего, идеологии политической. Именно оценка идеологии как системы взглядов и идей, в которой выражены отношения людей к действительности и друг к другу, позволяет осознать, что идеологическая подсистема общества способна выполнять важные функции социальной интеграции.
В Заключении подводятся общие итоги исследования, формулируются основные выводы.
По теме диссертационного исследования опубликованы следующие работы
В изданиях перечня ВАК РФ
1. Солодовник Л.В. Российские СМИ как формирующийся институт гражданского общества. // Научная мысль Кавказа. 2006. Спецвыпуск. 0,5 п.л.
2. Солодовник Л.В., Боголюбова С.Н., Тлеуж А.Х. Идентичность в тематизации обыденного сознания // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп. вып. 1. 0,6 п.л./0,3 п.л.
3. Солодовник Л.В., Исакова Ю.И. Перспективы развития гражданского контроля в модернизирующемся российском социуме // Научная мысль Кавказа. 2006. Доп. вып. 1. 0,6 п.л./0,3 п.л.
4. Солодовник Л.В. Семантика безопасности и практики власти в идеологическом пространстве российского общества // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 7. Спецвыпуск. 0,5 п.л.
5. Солодовник Л.В. Изучение проблем идеологической безопасности общества в социально-гуманитарном знании // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 11. 0,5 п.л.
6. Солодовник Л.В., Кусова О.Е. Специфика социальной ответственности в современном российском обществе // Социально-гуманитарные знания. 2010. № 11. 0,6 п.л./0,3 п.л.
7. Солодовник Л.В. Идеология в контексте безопасности современного российского общества: постановка и актуальность проблемы исследования // Социально-гуманитарные знания. 2011. № 11. 0,5 п.л.
8. Солодовник Л.В., Коршунов А.В. Институциональные факторы обеспечения социальной безопасности России // Социально-гуманитарные знания. 2012. № 7. 0,6 п.л./0,3 п.л.
9. Солодовник Л.В. Теоретико-методологический конструкт изучения идеологической безопасности российского общества в контексте трансформационных вызовов современности // Социально-гуманитарные знания. 2012. № 7. 0,5 п.л.
10. Солодовник Л.В. Фактор идеологии в советском обществе: ретроспективный анализ в координатах идеологической безопасности государства и общества // Вестник Адыгейского государственного университета. Серия "Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция, политология, культурология". 2012. № 4. 0,5 п.л.
11. Солодовник Л.В. Идеологический формат социокультурного кризиса в современной России// Власть. 2012. № 9. 0,5 п.л.
12. Солодовник Л.В. Функциональная значимость ценностей прошлого и настоящего в идеологическом пространстве массового общества в России // Теория практика общественного развития. 2012. № 8. 0,5 п.л.
13. Солодовник Л.В. Идеологическая безопасность российского общества в контексте внешних глобализационных вызовов // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2012. № 3. 0,5 п.л.
14. Солодовник Л.В. Социально-гуманитарное знание и образование в контексте идеологической безопасности // Историческая и социально-образовательная мысль. 2012. № 3.
Монографии
15. Солодовник Л.В. Идеологическая безопасность российского общества в контексте трансформационных вызовов современности. Москва: Социально-гуманитарные знания, 2012. 11 п.л.
16. Солодовник Л.В. Российские СМИ в системе формирующегося гражданского общества: институциональный аспект. Ростов н/Д: Антей, 2010. 5 п.л.
Брошюры
17. Солодовник Л.В. Теоретические подходы в изучении идеологии в контексте безопасности. Ростов н/Д: Антей, 2011. 1 п.л.
18. Солодовник Л.В. Потенциал и ресурсы обеспечения идеологической безопасности общества в стратегии национальной безопасности. Ростов н/Д: Антей, 2011. 1 п.л.
19. Солодовник Л.В. Идеологический формат социокультурного кризиса. Ростов н/Д: Антей, 2010. 1 п.л.
20. Солодовник Л.В. Идеологическое воздействие западных культурных образцов на коммуникативно-поведенческие практики. Ростов н/Д: Антей, 2010. 1 п.л.
Статьи, тезисы
21. Солодовник Л.В. О теоретических основаниях социально-философского осмысления идеологии в контексте безопасности российского общества // Гуманитарий Юга России. 2012. № 2. 0,5 п.л.
22. Солодовник Л.В. Идеологическая безопасность на Юге России // Материалы международной научно-практической конференции "Кавказ - наш общий дом" 22 - 23 сентября 2011 г. Ростов н/Д: М.: Социально-гуманитарные знания, 2011. 0,2 п.л.
23. Солодовник Л.В. Перспективы идеологической безопасности в Южнороссийском регионе // Материалы международной научно-практической конференции "Модернизация России: региональные особенности и перспективы" 21-22 апреля 2011 г. Ростов н/Д: М.: Социально-гуманитарные знания, 2011. 0,2 п.л.
24. Солодовник Л.В. СМИ как средство формирования идеологической безопасности на Юге России // Материалы 4 школы молодого социолога "Модернизация и интеграционный потенциал регионов Кавказа". Ростов н/Д: СКНЦ ВШ ЮФУ, 2011. 0,5 п.л.
25. Солодовник Л.В. Социальное партнерство как условие для обеспечения идеологической безопасности // Материалы международной научно-практической конференции "Социальное партнерство в России: фактор инновационного развития и общенациональной солидарности". Ростов н/Д, 2012. 0,1 п.л.
26. Солодовник Л.В. Социальная ответственность СМИ в российском обществе // Рубикон. Сборник научных работ молодых ученых. Выпуск 33. Ростов н/Д: Ростовский государственный университет, 2005. 0,2 п.л.
27. Солодовник Л.В. Корпоративизм в российской прессе // Рубикон. Сборник научных работ молодых ученых. Выпуск 35. Ростов н/Д: Ростовский государственный университет, 2005. 0,2 п.л.
28. Солодовник Л.В. Доверие к СМИ как условие формирования гражданского общества в России // Социальное знание и практика: сб. научн. статей / Юж.-Рос. гос. техн. ун-т (НПИ). Новочеркасск: ЮРГТУ (НПИ), 2006. Вып.1. 0,2 п.л.
29. Солодовник Л.В. Функциональность российских СМИ в формировании гражданского общества. // Сборник научных статей НГМА. Новочеркасск, 2006. 0,2 п.л.
1 Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года//Сайт Президента РФ//http://archive.kremlin.ru/2009/05/13/
2 Малицкий В.С. Идеология: история и современность. М.: АНО РЖ "Социально-гуманитарные знания". 2006. С. 75.
3 Волков Ю.Г. Гуманистическая идеология и формирование российской идентичности. М., 2006. С. 14-15.
4 Конституция Российской Федерации. М., 1993.
5 Бирюков Б.В. Социальная мифология, мыслительный дискурс и русская культура//www.rusreadorg. ru/
6 Вебер М. Избранные произведения. М., 1990; Дюркгейм Э. Ценности и "реальные" суждения // Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение. М., 1995; Кант И. Сочинения. B 4 т. М, 1995; Манхейм К. Идеология и утопия. М., 1992; Мертон Р. Явны.е и латентные функции // Американская социологическая мысль. М., 1994; Милль Д.С. О свободе // Наука и жизнь. 1993. №11; Спенсер Г. Синтетическая философия. Киев, 1997; Pareto V. Sociological Writings. N.Y., 1966.
7 См.: Шюц А. Избранное: Мир, светящийся смыслом. М.: РОССПЭН, 2004. 8 Арон Р. Этапы развития социологической мысли. М., 1993; Белл Д. Конец идеологии // Новое время. 1990. № 29; Поппер К. Открытое общество и его враги. В 2 т. 1992. Т.2; Фукуяма Ф. Конец истории? // Философия истории. М., 1995; Хайек Ф. Дорога к рабству. М., 1992; Хантингтон С. Столкновение цивилизаций. М., 2003; Lipset S.M. Ideology and no End // Encounter. 1972; Shills E. The Intellectuals and the Powers and Other Essays. Chicago; L., 1972.
9Ansart P. Ideologies, Conflicts et Pouvoir. P., 1977; Lodge G. The New American Ideology. N.Y., 1975. 10 Альтюссер Л. Идеология и идеологические аппараты государства//Неприкосновенный запас, 2011, № 3 (37); Грамши А. Партии, государство, общество//www.hrono.ru/; Манхейм К. Идеология и утопия//Диагноз нашего времени. М., 1994; Гирц К. Идеология как культурная система // Гирц К. Интерпретация культур. М., 2004. С. 225 - 267; Жижек С. Возвышенный объект идеологии. Пер. с англ. Вл. Софронова. М.: Художественный журнал. 1999; Фуко М. Археология знания. СПб.: Гуманитарная академия, 2004.
11 Алексеева Т.А., Капустин Б.Г., Пантин И.К. Перспективы интегративной идеологии // Полис. 1997. № 3; Волков Ю.Г. В поисках новой идеологической парадигмы // Социально-гуманитарные знания. 2003. № 2; Волков Ю.Г., Малицкий В.С. Идеология и гуманизм. М., 2004; Жукоцкая А.В. Феномен идеологии. М., 2009; Малинова О.Ю. Идеологический плюрализм и трансформация публичной сферы в постсоветской России // Полис. 2007. №1. С. 6-21; Пастухов В.Б. Конец русской идеологии (Новый курс или новый путь?) // Полис. 2001. №1; Малицкий В.С. Идеология: история и современность. М.: АНО РЖ "Социально-гуманитарные знания", 2006; Пуляев В.Т., Шеляпин Н.В. Социальные ценности в системе российской национально-государственной идеологии // Социально-гуманитарные знания. 2001. № 5.
12 Волков Ю.Г., Малицкий В.С. Идеология и гуманизм. М., 2004. С. 109-110.
13 См.: Жилина В. А. Идеология как атрибут социального бытия. Автореф. дисс. ...докт. философ. наук. - Челябинск, 2010.
14 Белов П.Г Методологические основы национальной безопасности России. СПб.: СПбГПУ, 2004. Ч. I. Базовые категории, методы исследования и обеспечения. 258 с.; Ч.II. Методы совершенствования и политико-правовое обеспечение; Бельков О.А. Духовные основы и факторы национальной безопасности// Безопасность России - 2011: Экспертно-аналитическое обозрение. М.: ИД "Критерий", 2010: Буркин А.И. Национальная безопасность России в контексте современных политических процессов. М.: РАГС, 2008; Возжеников А.В. Национальная безопасность: теория, политика, стратегия. М.: НПО "МОДУЛЬ", 2000; Гончаренко Л.П., Куценко E.С. Управление безопасностью. М.: КНОРУС, 2005; Дамаскин О.В. Россия в современном мире: проблемы национальной безопасности. М.: Флинта: Наука, 2007; Дзлиев М.И., Урсул А.Д. Основы обеспечения безопасности России. М.: Экономика, 2003; Кузнецов В.Н. Социология безопасности. М.: Книга и бизнес, 2003; Метелев С.Е. Национальная безопасность и приоритеты развития России: социально-экономические и правовые аспекты. М.: Юнити, 2006; Национальная безопасность: политико-правовые вопросы. Научное исследование / Под общей ред. М.П. Фомиченко. М.: Российская правовая академия РФ, 2008; Научные проблемы национальной безопасности Российской Федерации. Вып. 4: К 15-летию образования Совета Безопасности Российской Федерации. М.: Известия, 2007; Национальная безопасность России: проблемы и пути обеспечения. М.: Изд-во РАГС, 2003. 15 Климова В. Роль государства в обеспечении национальной безопасности. Методологический аспект//Обозреватель. 2009. № 10. С. 61-62.
16 См.: Козлова А.В. Политические механизмы обеспечения безопасности государства в экономической сфере. Автореф. дисс. ...докт. полит. наук. М., 2009.
17 Колин К.К. Духовная культура общества как стратегический фактор обеспечения национальной и международной безопасности//http://www.astanaforum.kz/2010/ 18 Ахиезер А.С. Катастрофы в природе и обществе как нравственная проблема. М., 2005; Гудков Л.В. Негативная идентичность. Статьи 1997-2002 годов. М., 2004; Зотов В.В. Трансформация социокультурного пространства в условиях становления информационно-коммуникативной среды современного общества //Личность. Культура. Общество. 2007. № 2; Флиер А.Я. Культура насилия /Новая цивилизация. Междисцип. науч.-практ. сборник. Самара, 2007; Шевченко А.В. Информационная устойчивость политической системы. М., 2004.
19 Бачинин В.А. Человек катастрофы и его влечение к хаосу: онтология и ментальность//Социальный кризис и социальная катастрофа. Сборник материалов конференции. СПб.: Санкт-Петербургское философское общество, 2002. С.205-210; Бестужев-Лада И.В. Альтернативная цивилизация. М.: Алгоритм, 2003; Лапин Н.И. Кризисный социум в контексте социокультурных трансформаций// Мир России. 2000. № 3. С. 3-47. Маршак А.Л., Сергеев В.В. Социокультурная динамика в современном российском обществе. М.: НИЦ Академика, 2009.
20 Волков Ю.Г., Малицкий В.С. Идеология и гуманизм. М.: АНО РЖ "Социально-гуманитарные знания", 2004; Добреньков В.И. Кризис нашего времени в контексте теории социокультурной динамики Питирима Сорокина//http://www.sorokinfond.ru/2009/; Кудрявцев В.Н. Нравы общества переходного периода//Вестник Российской Академии наук. 2002. Том 72. № 3. С. 222-235; Тощенко Ж.Т. Парадоксальный человек. М.: Гардарики, 2001; Юревич А.В. Нравственное состояние современного российского общества//Социс. 2009. № 10. С. 70-79.
21 Шевченко В.Н. Духовность, деятельность, культура// Свободная мысль. 1993. № 5. С. 81-88.
22 Викторов А. Ш. Духовная безопасность российской цивилизации. М., 2005; Кузнецов В.Н. Социологии безопасности. М., 2002; Кузнецов В. Н. Идеология: Социологический аспект. М., 2005; Кузнецов В. Н. Безопасность через развитие. М., 2000; Иванов В. Н. Федерализм и безопасность государства // СОЦИС. 2005. № 11; Кортунов С. В. Становление политики безопасности. М., 2003; Яновский Р. Г. Социальная динамика гуманитарных перемен: социология шанса для России на достойную и безопасную жизнь ее народа. М., 2001; Серебрянников В. В., Хлопьев А. Т. Социальная безопасность России. М., 1996; Чебан В. В. Культура национальной безопасности России: история и современность (социально-философский анализ). М., 1996.
23 См.: Сулименко Е.Г. Культурная политика как фактор национальной безопасности в условиях глобализации. Автореф. дисс. ...канд. культурологии. М., 2008.
24 См.: Сулименко Е.Г. Указ. соч.
25 Беспаленко П.Н. Духовная безопасность в системе национальной безопасности современной России: проблемы институционализации и модели решения. Автореф. дисс. ...докт. полит. наук. Ростов-на-Дону, 2009; Беспаленко П.Н. Духовная безопасность: политологический анализ. Ростов-на-Дону: Изд-во РГУ, 2006; Беспаленко П.Н. Угрозы и вызовы духовной безопасности России. Белгород: БОТ, 2007.
26 Маршак А.Л. Художественная жизнь как сфера культурной безопасности современной России: социокультурный подход//http://teoria-practica.ru/-2-2007; Маршак А.Л., Сергеев В.В. Потенциал культурной безопасности в преодолении кризиса в российской культуре// Условия и перспективы национальной безопасности современной России: Сборник материалов Всероссийского научно-теоретического круглого стола. 29 апр. 2011 г. (Краснодар). М.: Социально-гуманитарные знания, 2011, С. 84-98; Сергеев В.В. Формирование культурной безопасности в условиях модернизации российского общества (на примере московского мегаполиса). Автореф. дисс. ...докт. социолог. наук. М.. 2011; Сергеев В. В. Формирование культурной безопасности в условиях модернизации российского общества. М.: НИЦ "Академика", 2010; Сергеев В. В. О безопасности духовной культуры в российском обществе // Социально-гуманитарные знания. 2007. № 4. С. 43-57. 27 Есаулов В. Информационные угрозы национальной безопасности Российской Федерации//Власть. 2009. № 12. С. 70-73; Есаулов В.Т. Политика противодействия информационным угрозам национальной безопасности Российской Федерации в современных условиях. Автореф. дисс. ...канд. полит. наук. М., 2010.
28 Смолин М. Институционализация идеологии в России//http://www.fondiv.ru/articles/2/308/
29 Жаренова О. Идеологическая безопасность России: угрожаем сами себе// http://www.fsk.ru/sept/obozr/index.htm#3
30 Тузиков А. Р. Идеологическая безопасность общества: региональный аспект // Регионы России: проблемы безопасности : сб. науч. ст. и сообщений / Казан. гос. технол. ун-т ; отв. ред.: Л. А. Бурганова, Р. С. Цейтлин. Казань, 2006. Ч. 1. С. 84-90.
31 Кузнецов В.Н. Социология идеологии. Учебное пособие. М.: КДУ, 2008. С. 308.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
Документ
Категория
Философские науки
Просмотров
697
Размер файла
342 Кб
Теги
Докторская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа