close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Влияние характеристик липидов на формирование последствий воздействия низкоинтенсивного рентгеновского излучения переменной мощности

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Климович Михаил Александрович Шифр научной специальности: 03.01.02 - биофизика Шифр диссертационного совета: Д 002.039.01 Название организации: Институт биохимической физики им.Н.М.Эмануэля РАН Адрес организации: 119334, г.Москва, ул

На правах рукописи
КЛИМОВИЧ Михаил Александрович
ВЛИЯНИЕ ХАРАКТЕРИСТИК ЛИПИДОВ НА ФОРМИРОВАНИЕ ПОСЛЕДСТВИЙ ВОЗДЕЙСТВИЯ НИЗКОИНТЕНСИВНОГО РЕНТГЕНОВСКОГО ИЗЛУЧЕНИЯ ПЕРЕМЕННОЙ МОЩНОСТИ 03.01.02 - биофизика
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук
Москва - 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н. М. Эмануэля Российской академии наук Научный руководитель:доктор химических наук, профессор,
Шишкина Людмила Николаевна
Официальные оппонентыдоктор биологических наук,
Дудник Людмила Борисовна
доктор биологических наук,профессор Новосёлова Елена Григорьевна
Ведущая организация Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт Проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова Российской академии наук Защита состоится " 26 " сентября 2012 г. в 1200 часов на заседании Диссертационного совета Д 002.039.01 при Федеральном государственном бюджетном учреждении науки Институте биохимической физики им. Н.М. Эмануэля Российской академии наук по адресу: 119334, г. Москва, ул. Косыгина, д. 4.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института химической физики им. Н. Н. Семенова Российской академии наук
Автореферат разослан " " 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат химических наук, ____________________Мазалецкая Л.И.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность работы. Освоение природных ресурсов в биогеоценозах с повышенным естественным фоном радиации, развитие атомной энергетики, аварии на АЭС (выброс смеси продуктов деления ядерного топлива, таких как 137Cs, 90Sr, 131I 239Pu, 240Pu и другие) и радиохимических производствах, ядерные испытания обусловливают появление обширных территорий, подвергающихся хроническому воздействию низкоинтенсивного ионизирующего излучения с переменной мощностью дозы вследствие неравномерности загрязнения территорий радионуклидами и их естественного распада (Маслов, 1972; Алексахин и др., 1990; Козубов, Таскаев, 1994, 2002; Кудяшева и др., 1997, 2004; Рябцев, Дмитриев, 1999; Криволуцкий и др., 1999; Уткин, 2000; Кичигин, Таскаев, 2004; Собакин 2004; Позолотина и др., 2008). Актуальность исследований биологических последствий воздействия радиации в малых дозах на организм возрастает и в связи с расширением сфер использования источников ионизирующих излучений в биологии и медицине. Однако до сих пор остается дискуссионным вопрос о том, что является наиболее существенным для формирования последствий воздействия ионизирующих излучений в малых дозах в тканях млекопитающих с разным антиоксидантным статусом - сама доза облучения или ее мощность. Кроме того, отсутствие четко выраженных радиобиологических последствий облучения животных в малых дозах диктует необходимость поиска показателей, изменения которых позволили бы оценить состояние метаболизма сложной системы в целом. Ранее во многих исследованиях показана высокая чувствительность параметров физико-химической системы регуляции перекисного окисления липидов (ПОЛ) в тканях животных к действию повреждающих факторов, в том числе и к действию радиации в малых дозах (Барабой, 1991; Пинчук и др., 1991; Шишкина и др., 1995, 2001, 2004; Кудяшева и др., 1997, 2000; Бурлакова и др., 1999.). В многочисленных экспериментах in vitro и in vivo установлено, что интенсивность процессов ПОЛ в области относительно малых доз возрастает в обратной зависимости от дозы облучения и ее мощности (Бурлакова и др., 1975, 1999; Petkau, Chelack, 1976; Шишкина и др., 1995, 1997.). Однако данные литературы о влиянии ИИ в малых дозах с изменяющейся во время облучения мощностью дозы на состояние процессов ПОЛ в тканях лабораторных животных к началу выполнения данной работы практически отсутствовали. Разработка сотрудниками ФГБУН Института общей физики им. А.М. Прохорова Российской академии наук нового типа рентгеновского источника "сверхвысокочастотного электронно-циклотронного резонансного ускорителя электронов", способного генерировать рентгеновское излучение (РИ) в малых дозах с изменяющейся в процессе облучения мощностью дозы, модулируя естественный распад радионуклидов (Сергейчев и др., 2007; Карфидов, Сергейчев 2007), позволила восполнить данный пробел. Цель работы. Исследование роли параметров физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях мышей с разным антиоксидантным статусом в формировании последствий воздействия рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
Для выполнения цели исследований были поставлены следующие задачи:
1. Изучить сезонные и возрастные изменения показателей системы регуляции ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки). 2. Провести лабораторные исследования биологической эффективности рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
3. Оценить вклад исходных значений показателей физико-химической системы регуляции ПОЛ в формирование биологических последствий воздействия рентгеновского излучения мышей в диапазоне доз от 0,2 до 1,5 мГр с переменной мощностью дозы. 4. Выявить вклад дозы и/или динамики мощности дозы в процессе облучения в формирование последствий воздействия РИ в тканях мышей с разным антиоксидантным статусом.
5. Сопоставить радиационно-индуцированные изменения в системе регуляции ПОЛ при -облучении липосом, сформированных из природных липидов, в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр и рентгеновском облучении мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы.
6. Сформулировать общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы.
Положения, выносимые на защиту:
1. Высокая чувствительность параметров системы регуляции ПОЛ к однократному рентгеновскому облучению мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы в процессе облучения. Зависимость величины эффекта от динамики мощности дозы в процессе облучения обусловлена интенсивностью ПОЛ в ткани.
2. Нелинейная зависимость "эффект - доза" для параметров системы регуляции ПОЛ как после воздействия данного типа рентгеновского излучения на животных, так и при -облучении липосом, сформированных из природных липидов, в диапазоне доз от 0.5 до 7 кГр.
3. Существование устойчивых и однотипных взаимосвязей между показателями ПОЛ в органах мышей и сформированных из липидов их органов липосом свидетельствует о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне.
Научная новизна. Впервые исследовано состояние процессов ПОЛ в тканях мышей с разным АО статусом после воздействия РИ в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы. Показана высокая биологическая эффективность данного типа воздействия, обусловливающего сложный нелинейный характер изменения показателей физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях животных, который сохраняется в течение длительного времени после воздействия. Выявлена выраженная зависимость показателей системы регуляции ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки) от сезона проведения эксперимента и возраста животных. Впервые установлено, что динамика мощности дозы в процессе облучения оказывает существенное влияние на интенсивность процессов ПОЛ в плазме крови в дозах менее 0,5 мГр, а в головном мозге - в дозах более 0,5 мГр. Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей лизоформ и сфингомиелина в фосфолипидах; содержанием пероксидов в липидах и/или их способностью разлагать пероксиды и количеством кетодиенов в липидах как органов мышей, так и липосом, сформированных из природных липидов. Это соответствует представлениям о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне. Сформулированы общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы, который заключается в изменении её структурного состояния, увеличении жесткости и снижении способности липидов к окислению.
Практическая значимость. Полученные экспериментальные данные свидетельствуют о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органом уровне представляют практическую значимость для радиоэкологии и медицины. Так, содержание ТБК-активных продуктов в плазме крови животных может быть использовано в качестве теста для оценки последствий воздействия рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности, поскольку в работе установлено, что этот показатель является наиболее чувствительным в экспериментальных условиях. Выраженная зависимость последствий изученного типа воздействия от исходных характеристик липидов позволяет прогнозировать последствия обитания разных видов животных на загрязнённых радионуклидами территориях и проживания на них категорий населения с разным АО статусом. Работа выполнена в соответствии с планами научно-исследовательских работ ИБХФ РАН и поддержана Программой фундаментальных исследований Президиума РАН "Фундаментальные науки - медицине" (2006 - 2008, 2012 гг.). Вклад автора. Личный вклад диссертанта состоял в проведении биофизических исследовании, обработке и анализе полученных данных, формулировании положений и выводов, а также подготовке статей к опубликованию. Все изложенные в диссертации новые результаты получены автором лично или при его непосредственном участии в подготовке и проведении экспериментов. Апробация работы. Материалы диссертации докладывались на следующих конференциях и симпозиумах: XVIII Менделеевском съезде по общей и прикладной химии. (г. Москва, 2007 г.); XIX, XX, XXII, и XXIII Всероссийских симпозиумах "Современная химическая физика", (г. Туапсе, 2007, 2008, 2010, 2011 гг.); VIII, X и XI Международных молодежных конференциях ИБХФ РАН - ВУЗЫ "Биохимическая физика", (г. Москва, 2008, 2010, 2011 гг.); Конференциях по Программе "Фундаментальные науке - медицине", (г. Москва, 2007, 2008 гг.); Международных конференциях "Генетика продолжительности жизни и старение", (г. Сыктывкар, 2008, 2010 гг.); III International Conference on colloid chemistry and physicochemical mechanics. (Moscow, 2008 г.); Российской конференции "Окисление. Окислительный стресс. Антиоксиданты". (г. Москва, 2008 г.); Международной конференции "Радиоэкология: итоги, современное состояние и перспективы" (г. Москва, 2008 г.); Рос. науч. конф. "Медико-биологические проблемы токсикологии и радиобиологии" (г. Санкт-Петербург, 2008г.); Международном симпозиуме по реакционно-способным интермедиатам и необычным молекулам ISRIUM (Prague, 2009 г.); Международной конференции "Биологические эффекты малых доз ионизирующей радиации и радиоактивное загрязнение среды", (г. Сыктывкар, 2009 г.); X Международной молодежной научной школе "Проблемы фундаментальной и прикладной радиобиологии", (г. Обнинск, 2010 г.); Third European IRPA Congress. (Finland, 2010 г.); VШ Международной конференции "Биоантиоксидант", (г. Москва, 2010 г.); VI съезде по радиационным исследованиям "Радиобиология, радиоэкология, радиационная безопасность" (г. Москва, 2010 г.); Российской научной конференции с международным участием "Актуальные проблемы токсикологии и радиобиологии", (г. Санкт-Петербург, 2011 г.); 14th International Congress of Radiation Research, (Poland, 2011г.); Международной конференции "Медико-биологические проблемы действия радиации", (г. Москва, 2012 г.).
Публикации. Основные результаты работы по теме диссертации представлены в 24 печатных работах: из них 5 статей в рецензируемых журналах, входящих в Перечень ВАК, 1 статья в рецензируемом зарубежном журнале, 3 главы в монографиях, 2 статьи в сборниках трудов международных конференций.
Структура и объем работы. Работа изложена на 125 стр., включает 38 рис., 15 табл., список литературы (176 источников). Диссертация состоит из введения, 3 глав (литературный обзор, материалы и методы, результаты и их обсуждение), заключения, выводов, списка литературы.
Основное содержание работы
Во введении охарактеризована тема работы, обоснована ее актуальность, определены цель и задачи исследования, положения выносимые на защиту, научная новизна, практическая значимость.
Литературный обзор (Глава 1) состоит из двух параграфов. В § 1.1. рассматриваются данные литературы по биологическим последствиям воздействия ионизирующих излучений в малых дозах, а также обсуждается дискутируемый в литературе вопрос о том, что считать малыми дозами радиации. Рассмотрены причины, обусловливающие полимодальность "эффект-доза" в области малых доз радиации. В § 1.2. рассматривается чувствительность показателей системы регуляции ПОЛ к действию ИИ в малых дозах и обосновывается выбор параметров, которые целесообразно использовать для оценки последствий воздействия ионизирующей радиации в малых дозах с переменной мощностью дозы. Материалы и методы исследования (Глава 2)
Объектами исследования являлись нелинейные белые мыши (самки). Общее количество животных в экспериментах in vivo 259 особей, возраст мышей к моменту облучения составлял 13 недель. Антиоксидантный статус и интенсивность ПОЛ в тканях мышей модифицировали проведением экспериментов в разные сезоны (Шишкина, Бурлакова 2005.):
Опыт № 1 - ноябрь - декабрь 2006 г., Опыт № 2 - сентябрь - октябрь 2007 г., Опыт № 3 - май - июнь 2008 г. Мыши содержались в стандартных условиях вивария в адекватных по массе группах по 10 особей в клетке. Исходные показатели в группах контрольных мышей приведены в табл. 1.
Измерения всех показателей в печени, головном мозге и селезёнке проводились для каждого животного индивидуально.
Таблица 1. Морфофизиологические показатели интактных беспородных мышей в начале экспериментов
ПоказательОпыт № 1Опыт № 2Опыт № 3Масса тела, г27,8  0,9 (n* = 13)26,4  05 (n* = 14)25,85  0,5 (n* = 13)Индекс селезенки, ‰5,61  0,354,66  0,346,0  0,75Индекс печени, ‰54,1  1,649,0  1,358,9  2,1Индекс головного мозга, ‰-16,0  0,414,8  0,4Примечание: * n - количество мышей в группе
Животных облучали в специальных контейнерах ранее сформированными группами по 10 особей. С контрольными животными проводились те же манипуляции, что и с опытными, исключая воздействие рентгеновского излучения. Животных облучали однократно с 12-00 до 13-30, чтобы исключить влияние суточных колебаний антиокислительной активности липидов (Шишкина, Бурлакова 2005.). Источником рентгеновского излучения служил СВЧ - электронный циклотронный резонансный ускоритель, устройство и принцип работы которого подробно описан в работах (Sergeichev et al, 2007; Карфидов, Сергейчев, 2007.). Отсутствие СВЧ - компоненты в зоне облучения контролировалось с помощью дозиметра. Процедура облучения проводилась в ИОФ РАН совместно с канд. физ.-мат. наук, зав. лаб. Сергейчевым К.Ф., с.н.с, канд. физ.-мат. наук Карфидовым Д.М., н.с. Лукиной Н.А. Типичные кривые динамики мощности дозы в процессе облучения представлены на рис. 1.
Рис. 1. Типичные кривые изменения мощности дозы во время облучения.
Мышей забивали декапитацией с 10 до 11 часов утра, чтобы исключить суточные колебания значений изученных показателей. Печень, головной мозг и селезенку сразу после забоя животных помещали в бюксы, охлаждаемые льдом. Индекс (относительную массу) органов рассчитывали как отношение массы органа в мг к массе тела в г и выражали в промиллях (‰) (Шварц и др., 1968). В пробирки, обработанные 5% раствором цитрата натрия, собирали кровь, объединённую от 2 - 3 особей. Плазму крови от форменных элементов отделяли центрифугированием. Липиды выделяли по методу Блая и Дайера в модификации Кейтса (Кейтс, 1975). Разделение фосфолипидов (ФЛ) на фракции осуществляли методом тонкослойной хроматографии по Шталю (Биологические мембраны: методы, 1990). Использовали силикагель типа G ("Sigma", USA), стеклянные пластины размером 90 х 120 мм., систему растворителей: хлороформ - метанол - ледяная уксусная кислота - дистиллированная вода в объемном соотношении 12,5:7,5:2:1. Пластины проявляли в парах йода. Количественный анализ фракций ФЛ проводили на фотоэлектрическом фотометре КФК-3 (Россия) при длине волны 800 нм по образованию фосфорномолибденового комплекса в присутствии аскорбиновой кислоты. Отношение сумм более легкоокисляемых фракций к сумме более трудноокисляемым фракциям ФЛ (∑ЛОФЛ/∑ТОФЛ) рассчитывали по формуле (Шишкина и др., 2001): ∑ЛОФЛ/∑ТОФЛ = (ФИ+ФС+ФЭ+ФГ+КЛ+ФК) / (ЛФФЛ+СМ+ФХ), где ФИ - фосфатидилинозит, ФС - фосфатидилсерин, ФЭ - фосфатидилэтаноламин, ФГ - фосфатидилглицерин, КЛ - кардиолипин, ФК - фосфатидная кислота, ЛФФЛ - лизоформы ФЛ, СМ - сфингомиелин, ФХ - фосфатидилхолин. В ФЛ печени отдельных особей были выявлены дополнительные фракции ФЛ, которые, вероятно, являются окисленными видами ФХ (ФХ1) и ФЭ (ФЭ1) в очень незначительных количествах. Содержание стеринов в липидах печени определяли спектрофотометрически с помощью КФК-3 при длине волны 625 нм (Sperry, Webb, 1950.). Для построения калибровочной прямой использовали холестерин (Serva, USA). Интенсивность ПОЛ оценивали по содержанию продуктов, взаимодействующих с 2тиобарбитуровой кислотой (ТБКактивные продукты, ТБКАП), анализ которых проводили с добавлением в среду инкубации 10 мкл 0,01%-ного спиртового раствора ионола, при λ = 532 нм (Asakawa, Matsushita, 1980.). Содержание белка определяли модифицированным микробиуретовым методом при λ = 540 нм (Itzhaki, Gill, 1964.). Анализ количества сопряжённых двойных связей - диеновые коньюгаты (ДК) и кетодиенов (КД) в составе липидов проводили, используя УФ-фотометрию. Спектры поглощения растворов липидов в гексане регистрировали на спектрофотометрах "Shimadzu UV-3101 PC" (Япония) и СФ-2000 (Россия) в диапазоне от 200 до 400 нм. Максимум в спектре поглощения ДК и КД приходится на 232±2 нм и 272±2 нм соответственно. Расчет содержания ДК и КД проводили относительно оптической плотности основной полосы при 203±2 нм. Диапазон концентраций липидов 0,05 - 0,3 мг/мл гексана.
Методом йодометрического титрования (ГОСТ 26593-85) измеряли количество пероксидов в липидах. Об антипероксидной активности (АПА) липидов, т. е их способности разлагать пероксиды, судили по разности концентрации пероксидов в окисленном метилолеате и при добавлении к нему липидов, отнесённой к 1 г липидов (Меньшов и др., 1994.). Источниками липидов для формирования липосом служил 10±0,5 % спиртовой раствор соевого лецитин-стандарта (ЛС) (Харьков, Украина), липиды печени и головного мозга самок половозрелых белых нелинейных мышей. Лецитин представляет собой смесь липидов, содержащий 52 - 57 % фосфолипидов, основной фракцией которых (не менее 86 %) является L-α фосфатидилхолин и примеси других фракций ФЛ. Липосомы формировали из нативного лецитин-стандарта (ЛС) (опыт 1); из предварительно окисленного ЛС (опыт 2); из нативного ЛС с добавлением в водную суспензию липидов NaОН (опыт 3), липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей, забой которых проводили в разные сезоны: сентябрь 2007 г. (опыты А1, Б1) и май 2008 г. (опыты А2, Б2). Возраст животных 11,5 - 12 недель. Общее количество мышей в экспериментах по формированию липосом из липидов их органов 60 (по 30 особей в каждом эксперименте). Формирование липосом из ЛС проводили в 0,1 М растворе этанола в воде, а из липидов органов в дистиллированной воде. Концентрации липидов в процессе формирования липосом из ЛС, составляли: 58,8 мг/мл; 60,2 мг/мл и 98,8 мг/мл - для опытов 1, 2 и 3, соответственно, а из липидов печени и головного мозга 37,1 мг/мл и 21,5 мг/мл, соответственно. Озвучивание суспензии проводили на установке УЗДН-2Т с рабочей частотой 22±1,65 КГц в течение 30 минут, с последующим центрифугированием при 4900±100 об./мин.(6000 g) в течение 20 мин. Средний размер липосом определяли по спектрам мутности с помощью прибора NanoSizer фирмы COULTER Cor. γ - Облучение водной дисперсии липосом (концентрация липидов около 2 мг/мл) проводили на γ-установке РЦ-100М, источник g - 60Со. Мощность дозы g - излучения 27,6 Гр/мин; 26,4 Гр/мин; 29,9 Гр/мин для липосом, сформированных из ЛС, липидов головного мозга и печени соответственно. Диапазон доз облучения от 0,5 кГр до 7 кГр. Формирование липосом и их облучение были выполнены в НТЦ "Лекбиотех" (г. Москва) совместно с проф., д.х.н. В.И. Трофимовым и к.х.н. Д.В. Парамоновым.
Экспериментальные данные обрабатывали общепринятыми методами вариационной статистики (Лакин, 1990.) используя пакет программ Excel, и с помощью компьютерного пакета программ KINS (Брин, Травин, 1991.). На рисунках и в таблицах данные представлены в виде среднеарифметических значений с указанием их средней квадратичной ошибки (M ± m).
В Главе 3 представлены результаты экспериментов на животных и липосомах, сформированных из природных липидов, и проводится их обсуждение. Состояние процессов ПОЛ в тканях контрольных животных
Как известно, функционирование организма подчинено биоритмам: суточным, годичным, лунным циклам и циклам солнечной активности и др. (Биологические ритмы, 1984). Ранее изменения параметров физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях в зависимости от сезона и возраста животных были изучены на мышах линии Balb/c (Шишкина, Бурлакова, 2005; Козлов и др., 2008). Первым этапом наших исследований явилось детальное изучение сезонных и возрастных изменений значений показателей в тканях интактных беспородных мышей (самки). Результаты анализа различных показателей ПОЛ представлены на рис. 2-5, которые свидетельствует о том, что сезон проведения экспериментов оказывает существенное влияние на возрастные изменения исследованных показателей в тканях интактных беспородных мышей. Рис. 2. Содержание ТБК - активных продуктов в печени, плазме крови и головном мозге 12-ти недельных (опыт № 1) и 13-ти недельных (опыт № 2 и № 3) контрольных беспородных мышей в разные сезоны.
По увеличению содержания ТБК - активных продуктов исследуемые ткани располагались в следующем порядке: печень ≤ плазма крови < головной мозг, при этом самая низкая интенсивность процессов ПОЛ во всех исследованных тканях была в весенне-летнем эксперименте (рис. 2).
Возрастная динамика содержания ТБК-активных продуктов в гомогенате печени в экспериментах, проведённых в разных сезонах, имела общую закономерность: снижение (p<0,01) содержания ТБК-активных продуктов к 15-ти - 17-ти недельному возрасту и более чем 4-х кратный рост (p<0,001) к 18-ти недельному возрасту (рис. 2, 3).
Липиды печени интактных мышей преимущественно обладают АПА. Пероксиды в липидах печени обнаружены у одной особи в осеннем эксперименте в возрасте 13-ти недель. Липиды головного мозга беспородных мышей характеризуются более высокой гетерогенностью изученных физико-химических показателей. Особенно в осенний период (рис. 4). Именно в опыте № 2 во всех возрастных группах контрольных мышей, наряду с особями, липиды головного мозга которых обладали АПА, выявлены особи, липиды головного мозга которых содержали пероксиды, количество которых увеличивалось с возрастом. При этом выявлены низкие значения АПА липидов и печени, и головного мозга весной по сравнению с осенним сезоном у 13-ти недельных животных (рис. 4). Направленность возрастных изменений АПА липидов печени беспородных мышей имела антибатный характер в зависимости от сезона: падение значений данного показателя в осеннем сезоне и достоверный рост в весенне-летнем сезоне у мышей старшей возрастной группы.
В липидах головного мозга наименьшее содержание ДК наблюдалось в осеннем сезоне, а в липидах печени в весенне-летнем сезоне (рис. 5). Однако, необходимо подчеркнуть, что интенсивность процессов ПОЛ в гомогенате головного мозга беспородных мышей (самки) слабо зависит от возраста животных. При этом головной мозг характеризуются наиболее высокой интенсивностью процессов ПОЛ, что следует не только на основании содержания ТБК-активных продуктов в гомогенате ткани, но и из анализа величин ДК и КД в его липидах (рис. 2, 3, 5). Рис. 3. Содержание ТБК - активных продуктов в гомогенатах печени, плазме крови и гомогенатах головного мозга беспородных мышей в зависимости от сезона, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения.
Здесь и далее: различия между среднегрупповыми значениями контрольных мышей. достоверны при: ○p<0,05; ○○p<0,01; ●p<0,001.
Различия между среднегрупповыми значениями облучённых и контрольных мышей, достоверны при: *p<0,05; **p<0,01; ***p<0,001.
Рис. 4. Антипероксидная активность и содержание пероксидов в липидах головного мозга и печени беспородных мышей в зависимости, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения. Анализ состава печени и головного мозга в контрольных группах мышей выявил не только влияние сезона проведения эксперимента и возраста животных, но и существенную зависимость соотношения разных групп липидов и фракционного состава ФЛ от интенсивности ПОЛ в ткани и физико-химических характеристик липидов. Это соответствует данным литературы о существенном влиянии АПА липидов и/или содержания в них пероксидов на процессы биосинтеза и деградации ФЛ в печени мышей (Урнышева, Шишкина, 2004; Козлов и др., 2007; Хрустова и др., 2011; Шишкина и др., 2011). Таким образом, показатели физико-химической системы регуляции ПОЛ в тканях нелинейных белых мышей линии SHK (самки) существенно различаются в зависимости от сезона проведения эксперимента и их возраста, что, безусловно, может оказывать влияние на формирование биологических эффектов РИ с переменой мощностью дозы.
Рис. 5. Содержание диеновых коньюгатов и кетодиенов в липидах головного мозга и печени беспородных мышей в зависимости от сезона, возраста, времени после облучения и общей дозы рентгеновского излучения.
Биологические последствия воздействия рентгеновского излучения в малых дозах с переменной мощностью дозы
Прежде всего, необходимо отметить отсутствие линейной зависимости масштаба изменения всех изученных показателей от дозы облучения. Анализ результатов, представленных на рис. 3, свидетельствует о том, что наиболее значительные изменения интенсивности ПОЛ под действием РИ наблюдаются в плазме крови в опыте № 1 через 30 суток и в опыте № 2 через 37 суток после воздействия. Интересно отметить, что именно в этих случаях в плазме крови контрольных мышей происходят значительные возрастные изменения содержания ТБК - активных продуктов. Кроме того, при отсутствии достоверных различий в содержании ТБК - активных продуктов в плазме крови контрольных групп мышей выявлены достоверные различия интенсивности ПОЛ в плазме крови мышей через 30 суток после облучения их в дозах 0,24 и 0,25 мГр (опыты № 1 и № 2), а также определённые различия показателя в группах мышей, облученных в дозах 0,44 и 0,45 мГр (опыт № 2), и 0,52 и 0,53 мГр (опыт № 1). Это позволяет предположить, что интенсивность процессов ПОЛ в плазме крови мышей после РИ в дозах менее 0,5 мГр обусловлена изменением мощности дозы в процессе облучения (рис. 1). Достоверный рост содержания ТБК - активных продуктов в гомогенате печени, которая характеризуется наиболее низкой интенсивностью ПОЛ, выявлен только в опыте № 3 через 31 сутки после облучения мышей в дозах 0,88 - 0,9 мГр. В этом же эксперименте спустя 38 суток после облучения наблюдается тенденция роста значений показателя с увеличением дозы РИ от 0,98 до 1,14 мГр (рис. 3). Обращает на себя внимание следующий факт: в осеннем эксперименте обнаружена максимальная интенсивность ПОЛ во всех исследованных тканях в группе 18 - недельных контрольных мышей. Спустя 37 суток после РИ животных в диапазоне доз от 0,45 до 0,85 мГр содержание ТБК - активных продуктов в плазме крови достоверно ниже контрольно уровня, в печени наблюдается тенденция уменьшения значений показателя с ростом дозы облучения, а в головном мозге интенсивность ПОЛ увеличивается во всех опытных группах (рис. 3). Антибатные изменения антиокислительной активности липидов печени и головного мозга мышей SHK (самцы) ранее были обнаружены и после их γ-облучения в дозе 15 сГр с мощностью дозы 0,01 сГр/мин (Поляков, Шишкина, 1995).
Хотя вариабельность ряда показателей в липидах печени облучённых мышей ниже, чем в группах возрастного контроля, в эксперименте № 2 через 37 суток после РИ мышей в диапазоне доз от 0,45 до 0,85 мГр появляются особи, липиды которых содержат пероксиды. Количество пероксидов имеет тенденцию роста с увеличением дозы облучения (рис. 4). Наиболее значительное снижение АПА липидов головного мозга мышей выявлено при их облучении в дозах 0,85 ÷ 0,88 мГр в опытах № 2 и № 3 (рис. 4), а наибольший рост содержания пероксидов в липидах головного мозга обнаружены через 30 суток после облучения мышей в дозе 0,45 мГр и через 37 суток после облучения в дозе 0,55 мГр (рис. 4). В весенне-летнем эксперименте, когда липиды головного мозга мышей в группах возрастного контроля проявляют достоверно более высокую АПА, во всех группах облучённых мышей не выявлено особей, липиды головного мозга которых содержали бы пероксиды.
Обнаружены практически синхронные изменения ДК и КД (рис. 5) в липидах органов облучённых мышей в зависимости от дозы РИ. Высокая вариабельность показателей внутри как контрольных, так и облучённых групп мышей в липидах печени и головного мозга позволяет говорить о достоверном росте среднегруппового содержания ДК в липидах головного мозга только в опыте № 3 через 31 сутки после облучения в дозах 0,9 и 1,43 мГр.
Таким образом, как чувствительность разных параметров системы регуляции ПОЛ к действию РИ в дозах менее 1,5 мГр с изменяющейся во времени мощностью дозы, так и способность их к нормализации после воздействия существенно зависят как от дозы и/или её мощности, так и от исходного состояния параметров АО статуса и их изменения с возрастом. При этом наиболее чувствительным показателем к действию РИ в малых дозах является содержание ТБК - активных продуктов в плазме крови.
О крайне сложном нелинейном характере формирования последствий воздействия РИ на мышей в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы свидетельствуют и результаты анализа состава липидов печени, представленные в табл. 2 и 3 и на рис. 6 - 8. Обнаружено, что воздействие РИ вызывало достоверное снижение содержание стеринов в составе липидов печени во всех вариантах экспериментов (табл. 2, 3), с компенсаторным повышением содержание ФХ при проведении экспериментов в осенний сезон (табл. 2). Достоверное уменьшение и существенное влияние динамики мощности дозы в процессе облучения выявлено для мольного отношения [стерины]/[фосфолипиды], отношения фосфатидилхолин/фосфатидил-этаноламин и сумм более легкоокисляемых и более трудноокисляемых фракций ФЛ печени мышей (рис. 6-8).
Таким образом, анализ состояния процессов ПОЛ свидетельствует о высокой биологической эффективности рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности, сложном нелинейном характере формирования последствий воздействия в зависимости от значений величин показателей в контрольных группах животных и длительности сохранения изменении показателей системы регуляции ПОЛ в тканях мышей. Высокая чувствительность процессов ПОЛ к действию РИ в малых дозах с переменной мощностью дозы, очевидно, обусловливает обнаруженные в исследованиях различные генетические нарушения, изменения процессов размножения и развитие хронической лучевой болезни у большинства обследованных мышевидных грызунов, длительно обитающих на загрязнённых радионуклидами территориях (Гилева, 1997; Криволуцкий и др., 1999; Башлыкова, 2000).
Рис. 6. Мольное отношение [стерины]/[фосфолипиды] в липидах печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах. Рис. 7. Отношение сумм более легко - и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах.
Рис. 8. Отношение основных фракций ФЛ в печени контрольных и опытных групп мышей спустя месяц после воздействия рентгеновского излучения в разных опытах. Совокупность экспериментальных данных позволяет заключить, что общая направленность формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы состоит в изменении ее структурного состояния (уменьшение отношения [стерины]/[фосфолипиды]), увеличении жесткости системы (рост отношения основных фракций фосфолипидов) и снижении способности липидов к окислению (уменьшении отношения сумм более легко- и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов). Взаимосвязь между составом природных липидов и характеристиками сформированных из них липосом
Общеизвестны структурная гетерогенность биологических мембран и ключевая роль СМ и холестерина в поддержании их структуры ("Текучесть мембран в биологии", 1989; Ridgway, 2000; Ohvo-Rekila et al., 2002). Существенная зависимость ответа мембранной системы органов от величин исходных показателей системы регуляции ПОЛ на воздействие РИ в малых дозах переменной мощности обусловила необходимость проведения модельных экспериментов для изучения взаимосвязей между составом и физико-химическими свойствами природных липидов и характеристиками сформированных из них липосом. Выявлены достоверные различия между показателями липидов органов мышей и аналогичными характеристиками сформированных из них липосом, масштаб которых зависит от сезона проведения экспериментов. Так, увеличение доли лизоформ и СМ в составе ФЛ липосом из липидов головного мозга выявлены в осеннем сезоне, а липосом из липидов печени в весеннем эксперименте. В дисперсиях липосом, сформированных из липидов печени и головного мозга мышей в осеннем эксперименте, содержание ТБК-активных продуктов в 3,85 и 1,35 раз выше, чем в весеннем опыте соответственно. Липиды липосом обладали сниженной способностью разлагать пероксиды по сравнению с АПА для исходных липидов (рис. 9).
Рис. 9. АПА липидов органов мышей и сформированных из них липосом, ммоль/г х г липидов.
Необходимо отметить также, что более высокое содержание стеринов в исходных липидах способствует формированию липосом больших размеров. Формирование липосом из липидов органов животных вызывало повышение жёсткости мембраны (рост отношения ФХ/ФЭ), наиболее выраженные в липосомах, сформированных из липидов головного мозга (рис. 10), в то время как снижение способности липидов к окислению обнаружено в случаях, когда в липидах органов мышей ∑ЛОФЛ/∑ТОФЛ > 0,7 (рис. 10).
Рис. 10. Отношение основных фракций и соотношение сумм более легко - и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени и головного мозга мышей и сформированных из них липосом в разных экспериментах.
Влияние исходных показателей липидов на формирование радиационно-индуцированных изменений в липосомах
Воздействие γ-излучения на дисперсию липосом, сформированных из ЛС разной степени окисленности и липидов печени и головного мозга мышей, декапитированных в разные сезоны, как и γ - облучение липосом из ЛС в щелочной среде позволило выявить целый ряд общих закономерностей в зависимости от дозы облучения. Так, несмотря на существенные различия состава ФЛ липосом и степени их окисленности, воздействие γ-излучения вызывает снижение рН среды с ростом дозы облучения. Это может быть обусловлено радиолизом фосфолипидов до их лизоформ и жирных кислот (Кисель и др., 1997; Shadyro, 1999). Увеличение доли лизоформ в ФЛ облучённых липосом подтверждено анализом их состава методом ТСХ. Более сложный характер зависимости от дозы облучения выявлен при исследовании содержания ТБК-активных продуктов в суспензии липосом. На динамику данного показателя при росте дозы облучения существенное влияние оказывают интенсивность процессов ПОЛ в исходной суспензии липосом и рН среды (рис. 11).
Рис. 11. Зависимость содержания ТБК-активных продуктов в водной суспензии липосом сформированных из лецитин-стандарта, липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей от дозы γ-облучения. Независимо от природы липидов, использованных для формирования липосом, обнаружено, что повышение доли лизоформ в составе ФЛ липосом приводит к увеличению среднего размера липосом (рис. 12). Возможно, это обусловлено наличием у лизоформ ФЛ детергентных свойств (Грибанов, 1991). Однако γ-облучение вызывает нарушение данной взаимосвязи: рост относительного содержания лизоформ в ФЛ не сопровождается увеличением среднего диаметра облучённых липосом (рис. 12).
Рис. 12. Взаимосвязь между средним размером липосом и долей лизоформ в составе ФЛ.
Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей лизоформ и СМ; содержанием пероксидов в липидах или АПА и количеством кетодиенов как в липидах органов мышей, так и сформированных из них липосом (рис. 13). Наиболее устойчивой при радиационном воздействии является взаимосвязь между долей лизоформ ФЛ и содержанием СМ в ФЛ липосом: синхронные изменения этих показателей выявлены во всех экспериментах (рис. 14).
Рис. 13. Взаимосвязи между различными показателями ПОЛ в исходных липидах и в сформированных из них липосомах.
В целом, выявлен сложный нелинейный характер изменения большинства изученных показателей (относительное содержание отдельных фракций ФЛ, доли ФЛ в составе общих липидов, содержания пероксидов в липидах, их АПА) липосом, сформированных из различных природных липидов, после их γ - облучения в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр, в то время как полимодальная зависимость "биологический эффект - доза" обычно рассматривается как характерная особенность воздействия радиации в малых дозах (Бурлакова, 1994).
Заключение
Обнаруженные достоверные сезонные различия интенсивности ПОЛ, содержания ДК и КД, АПА липидов или наличия в них пероксидов в печени, головном мозге и плазме крови, состава липидов органов нелинейных белах мышей оказывают существенное влияние как на возрастные изменения показателей в тканях, так и на состав и физико-химические свойства липосом, сформированных из липидов органов мышей. Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием ДК и КД (рис. 13), долей лизоформ и СМ в ФЛ (рис. 14), содержанием пероксидов в липидах и/или АПА и количеством КД как в липидах органов мышей, так и сформированных их них липосом.
Рис. 14. Зависимость доли лизоформ ФЛ и СМ в ФЛ липосом, сформированных из лецитин-стандарта, липидов печени (А) и головного мозга (Б) мышей от дозы γ-облучения. Это подтверждает наличие единого механизма функционирования системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне. Воздействие -излучения вызывает исчезновение ряда взаимосвязей, характерных для контрольных липосом, а РИ в дозах менее 1,5 мГр переменной мощности оказывает влияние на характеристики взаимосвязей между показателями системы регуляции ПОЛ в органах мышей. Показано, что с ростом дозы облучения биологические эффекты как РИ в малых дозах переменной мощности, так и -облучение липосом, сформированных из природных липидов, в дозах от 0,2 до 7 кГр имеют сложный, нелинейных характер, зависящий от исходных значений показателей в тканях контрольных мышей. Совокупность полученных результатов свидетельствует о существенном вкладе характеристик липидов в формирование последствий воздействия РИ в малых дозах переменной мощности и о неправомочности экстраполяции биологических эффектов, полученных при облучении животных в сублетальных и летальных дозах, в область радиационного воздействия в малых дозах.
ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ РАБОТЫ И ВЫВОДЫ
1. Выявлена выраженная зависимость показателей системы регуляции ПОЛ в тканях интактных беспородных мышей (самки) от сезона проведения эксперимента. При этом самая низкая интенсивность ПОЛ в тканях мышей обнаружена в весенне-летний сезон. По увеличению данного показателя ткани мышей располагаются в следующей последовательности: печень  плазма крови < головной мозг.
2. Достоверные сезонные различия интенсивности ПОЛ и физико-химических характеристик липидов тканей мышей (содержание диеновых конъюгатов, кетодиенов и пероксидов в липидах, их способность разлагать пероксиды) оказывают существенное влияние на масштаб и направленность изменения данных показателей в процессе старения мышей.
3. Формирование биологических последствий воздействия как рентгеновского излучения в диапазоне доз от 0,2 до 1,5 мГр с переменной мощностью дозы на мышей, так и -излучения на липосомы, сформированные из природных липидов, в диапазоне доз от 0,5 до 7 кГр имеет сложный нелинейный характер, а чувствительность параметров системы регуляции ПОЛ к данному воздействию зависит от величины параметра в норме, дозы или изменения мощности дозы в процессе облучения.
4. При анализе последствий рентгеновского облучения мышей наиболее существенное влияние величин исходных показателей оказывают на индекс печени, относительное содержание фосфатидилхолина и лизоформ в фосфолипидах печени, а общей дозы облучения на индекс селезенки. Наиболее значительные изменения физико-химических характеристик липидов печени и головного мозга мышей после рентгеновского облучения обнаружены в летний сезон при минимальной интенсивности ПОЛ в тканях интактных мышей.
5. Мощность дозы преимущественно оказывает влияние на формирование биологического ответа в плазме крови после воздействия рентгеновского излучения в диапазоне доз до 0,5 мГр, а в головном мозге - в диапазоне доз более 0,5 мГр. Установлено, что наиболее чувствительным показателем к действию рентгеновского излучения в дозах менее 1,5 мГр с переменной мощностью дозы является содержание ТБК-активных продуктов в плазме крови мышей. 6. Достоверное изменение и существенное влияние динамики мощности дозы в процессе облучения выявлено для мольного отношения [стерины]/[фосфолипиды], отношения фосфатидилхолин/фосфатидил-этаноламин и сумм более легкоокисляемых и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов печени мышей.
7. Выявлены устойчивые и однотипные взаимосвязи между содержанием диеновых конъюгатов и кетодиенов; диеновых конъюгатов и стеринов; долей лизоформ и сфингомиелина в фосфолипидах; содержанием пероксидов в липидах и/или их способностью разлагать пероксиды и количеством кетодиенов в липидах как органов мышей, так и липосом, сформированных из природных липидов. Это соответствует представлениям о наличии единого механизма функционирования физико-химической системы регуляции ПОЛ как на уровне мембран, так и на органном уровне.
8. Совокупность экспериментальных данных позволяет заключить, что общие закономерности формирования ответа липидного компонента мембранной системы печени на низкоинтенсивное рентгеновское излучение с переменной мощностью дозы состоят в изменении ее структурного состояния (уменьшение отношения [стерины]/[фосфолипиды], увеличении жесткости системы (рост отношения основных фракций фосфолипидов) и снижении способности липидов к окислению (уменьшении отношения сумм более легко- и более трудноокисляемых фракций фосфолипидов). СПИСОК ОСНОВНЫХ ПУБЛИКАЦИЙ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:
1. Л. Н. Шишкина, М. А. Смотряева, М. А. Климович, М. В. Козлов, В. В. Урнышева "Изменение состояния системы перекисного окисления липидов в тканях грызунов разных видов в процессе старения" // Успехи геронтологии. 2008. Т, 21. № 3. С. 513 - 515.
2. Климович М.А., Смотряева М.А., Гаинцева В.Д., Шишкина Л.Н. "Выявление тестов для оценки биологических последствий воздействия рентгеновского излучения в малых дозах переменной мощности на животных" // Радиац. биология. Радиоэкология. 2009. Т. 49. № 4. С. 473 - 477.
3. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Sergeychev K.F., Karfidov D.M., Lukina N.A. "Формирование биологических последствий воздействия рентгеновского облучения в малых дозах переменной мощности на организм мышей" // Междунар. конф. "Биологические эффекты малых доз ионизирующей радиации и радиоактивное загрязнение среды", 29 сентября - 1 октября 2009 г. (г. Сыктывкар). Материалы. Сыктывкар. 2009. С. 237 - 239.
4. Климович М.А., Козлов М.В., Хрустова Н.В., Шишкина Л.Н. "Влияние характеристик липидов на возрастные изменения взаимосвязей в системе регуляции метаболизма в тканях лабораторных мышей" // Успехи геронтологии. 2010. Т, 23. № 3. С. 427 - 429.
5. Климович М.А., Сергейчев К.Ф., Карфидов Д.М., Лукина Н.А., Шишкина Л.Н. "Биологическая эффективность рентгеновского излучения в малых дозах переменной мощности" // Технологии живых систем. 2010. Т. 7. № 8. С. 17 - 28.
6. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Paramonov D.V., Trofimov V.I. "Interrelation between the Physicochemical Properties and the Composition of Natural Lipids and the Liposomes Formed from Them" // Oxidation Commun. 2010. Vol. 33. № 4. P. 965-973.
7. Климович М.А., Парамонов О.В., Козлов М.В., Трофимов В.И., Шишкина Л.Н. "Влияние стеринов на характеристики липосом, сформированных из природных липидов // X Intern. Conference for young scientists "Biochemical Physics and school "Modern Problems of Biochemical Physics". 9 - 10 November 2010. Moscow. Труды X Междунар. молодежная конференция ИБХФ РАН - ВУЗЫ "Биохимическая физика", 8 - 10 ноября 2010 г. М. С. 109 - 113.
8. Klimovich M.A., Shishkina L.N., Paramonov D.V., Trofimov V.I. "Influence of the Composition and Physicochemical Properties of Natural Lipids on Properties of Liposomes Formed from Them" // Handbook of Chemistry, Biochemistry and Biology: New Frontiers / Eds. L.N. Shishkina, G.E. Zaikov, A.N. Goloschapov. New York: Nova Science Publishers, 2010. P. 113 - 122 (Chapter 12).
9. Shishkina L.N., Klimovich M.A., Kozlov M.V., Smotryaeva M.A. "Relation between the Cell-Free DNA Content and the Lipid Peroxidation in the Blood Plasma of Mice under Damaging Action // Renewable Resources and Biotechnology for Material Applications /Eds. G.E. Zaikov, D.P. Pudel, G. Spichalski. New York: Nova Science Publishers, 2011. P. 147 - 156 (Chapter 15).
10. Shishkina L.N., Khrustova N.V., Klimovich M.A., Kozlov M.V., Kushnireva Ye.V. "Influence of the Ionizing Radiation on the Individual Variability of the Antioxidant Status Indices" // http: www.ipra2010europe.com/proceedings/PO1/PO1-15. pdf (P. 1-10 ).
11. М.А. Климович, М.В. Козлов, Л.Н. Шишкина "Изменение показателей липидов печени мышей спустя месяц после воздействия низкоинтенсивного рентгеновского излучения в малых дозах" // Радиац. биология. Радиоэкология. 2012. Т. 52. № 1. С. 58 - 65.
12. Klimovich M.A., Paramonov D.V., Kozlov M.V., Trofimov V.I., Shishkina L.N. "Interrelation between the peroxidation parameters of natural lipids and the liposomes characteristics formed from them" // Modern problems in biochemical physics. New Horizons /Eds. G.E. Zaikov, D.P. S.D. Varfolomeev, E.B. Burlakova, A.A. Popov. New York: Nova Science Publishers, 2012. P. 255 - 262 (Chapter 32).
13. Шишкина Л.Н., Смотряева М.А., Климович М.А., Козлов М.В., Урнышева В.В. Действие радиационных и химических факторов в малых дозах на перекисное окисление липидов и генетические показатели компонентов крови мышей // Вестник Российской Военно-медицинской академии. Приложение 1. 2008. № 3(23). С. 149. Материалы Рос. науч. Конф. "Медико-биологические проблемы токсикологии и радиологии", 29-30 мая 2008 г. (г. Санкт-Петербург)
14. Шишкина Л.Н., Климович М.А., Козлов М.В., Парамонов Д.В., Трофимов В.И. "Взаимосвязь между физико-химическими свойствами и составом фосфолипидов и характеристиками сформированными из ни них липосом" // "Биоантиоксидант". Тезисы докл. VIII междунар. конф. М.: РУДН, 2010. С. 527 - 528.
15. Шишкина Л.Н., Климович М.А., Козлов М.В., Кушнирёва Е.В., Хрустова Н.В. "Особенности регуляции окислительных процессов при действии радиации в малых дозах" // VI съезд по радиационным исследованиям (радиобиология, радиоэкология, радиационная безопасность): Тезисы докладов. г. Москва, 25-28 октября 2010 г. - М.: РУДН, 2010. С. 51.
16. Климович М.А., Козлов М.В., Шишкина Л.Н. "Влияние низкоинтенчивного рентгеновского излучения на взаимосвязь между параметрами перекисного окисления липидов печени мышей" // "Актуальные проблемы токсикологии и радиобиологии". Рос. науч. конф. с международным участием 19-20 мая 2011 г. г. Санкт-Петербург. Тезисы докладов - СПб: ООО "Фолиант", 2011. С. 134-135.
17. Шишкина Л.Н., Шевченко О.Г., Загорская Н.Г., Климович М.А., Козлов М.В., Кудяшева А.Г., Кушнирёва Е.В., Хрустова Н.В. "Показатели окислительных процессов в компонентах крови как биомаркеры слабых радиационных воздействий на организм" междунар. конф. "Медико-биологические проблемы действия радиации", 10-11 апреля 2012 г. Тез. докл. М.: ФГУ ФМБЦ им. А.И. Бурназяна ФМБА России, г. Москва. С. 100.
Список сокращений
∑ЛОФЛ/∑ТОФЛ - отношение сумм более легкоокисляемых и более трудно-окисляемых фракций фосфолипидов
АПА - антипероксидная активность липидов
ДК - диеновые коньюгаты
КД - кетодиены
ЛС - соевый лецитин
ЛФФЛ - лизоформы фосфолипидов
ПОЛ - перекисное окисление липидов РИ - рентгеновское излучение
СМ - сфингомиелин ТБК - АП - продукты, взаимодействующие с 2-тиобарбитуровой кислотой
ФЛ - фосфолипиды
ФХ - фосфатидилхолин ФЭ - фосфатидилэтаноламин ХС - стерины
2
Документ
Категория
Биологические науки
Просмотров
47
Размер файла
626 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа