close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Территориальная динамика Кабарды в 1763-1864 гг.

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Каншоков Марат Валерьевич Шифр научной специальности: 07.00.02 - отечественная история Шифр диссертационного совета: Д 212.248.01 Название организации: Северо-Осетинский государственный университет им.Коста Левановича Хетагурова Адре
На правах рукописи
КАНШОКОВ Марат Валерьевич
Территориальная динамика Кабарды в 1763-1864 гг.
Специальность 07.00.02 - Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Владикавказ 2012
Работа выполнена в секторе истории отдела исторических наук Федерального государственного бюджетного учреждения науки Института гуманитарных исследований Правительства Кабардино-Балкарской Республики и Кабардино-Балкарского научного центра Российской академии наук.
Научный руководитель:доктор исторических наук Кажаров Валерий Хаширович.Официальные оппоненты:Панеш Аскер Дзепшевич,
доктор исторических наук, заместитель директора по науке Адыгейского республиканского института гуманитарных исследований имени Т.М. Керашева (г. Майкоп), Сень Дмитрий Владимирович, доктор исторических наук, профессор кафедры специальных исторических дисциплин и документоведения ФГАОУ ВПО "Южный федеральный университет" (г. Ростов-на-Дону).
Ведущая организация:ФГБОУ ВПО "Чеченский государственный университет" (г. Грозный). Защита состоится 18 сентября 2012 г. в 15 часов на заседании диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.248.01 при ФГБОУ ВПО "Северо-Осетинский государственный университет им. К.Л.Хетагурова" по специальности 07.00.02. - Отечественная история - по адресу: 362025, г. Владикавказ, ул. Ватутина, 46, зал заседаний диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО "Северо-Осетинский государственный университет им. К. Л. Хетагурова".
Электронная версия автореферата размещена на официальном сайте ВАК Министерства образования и науки РФ 17 августа 2012 г. Режим доступа: http://vak.ed.gov.ru.
Автореферат разослан 17 августа 2012 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
кандидат исторических наук, профессор С.Р. Чеджемов ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследуемой проблемы. В настоящее время назрела необходимость переосмысления всего комплекса проблем, связанных с изучением территориальной динамики Кабарды в 1763-1864 гг. и специфики ее включения в состав Российской империи. Анализ изменения территории кабардинцев в рассматриваемый период способствует более глубокому пониманию сложного и противоречивого процесса формирования полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа. Исследование поставленной проблемы актуально и при выяснении особенностей трансформации традиционного кабардинского общества, открывая новые перспективы в изучении факторов его интеграции в политическую и социокультурную систему России. В этом заключается конкретно-исторический интерес к данной теме. В теоретическом плане изучение поставленной проблемы дает возможность расширить наши представления о глубинных закономерностях, определявших характер и результаты столкновения и взаимодействия различных социоцивилизационных систем. В частности, исследуемая тема позволяет выявить целый спектр возможных моделей взаимоотношений этнополитических образований в зоне непосредственного контакта, на протяжении длительного времени проходящих путь от относительно равноправного партнерства к подданству одной из сторон, что сопровождается коренной ломкой устоявшихся политических и этнических границ.
Важность исследования указанной темы объясняется и тем фактом, что конфигурация этнических территорий, сложившаяся на Центральном Кавказе к концу Кавказской войны, во многом определила дальнейшую историческую судьбу проживавших здесь народов и стала одной из предпосылок формирования в его пределах современных административно-территориальных границ. На фоне заметного повышения общественного интереса к Северному Кавказу становится очевидной и необходимость учета исторического опыта взаимоотношений России с народами этого региона. Актуальность исследования данной проблемы возрастает в условиях обострения споров об этнических границах, когда спорящие стороны обосновывают свои "исторические права" на ту или иную территорию, пытаясь согласовать их с разрабатываемой ими этноцентристской мифологией. Вряд ли нужно доказывать, что этно-историческим мифам об этнических территориях, содержащим значительный конфликтогенный потенциал, следует противопоставлять конкретно-исторические исследования, основанные на комплексном изучении всей совокупности имеющихся источников. Историография проблемы. Историю изучения проблемы можно условно разделить на три периода: дореволюционный, советский и современный. В дореволюционной историографии прежде всего следует выделить фундаментальный труд С. М. Броневского, в котором обобщены и систематизированы наиболее достоверные сведения об этнической территории кабардинцев в начале XIX в.1 Он оказал большое влияние на все последующие исследования по данной теме. Важное значение при анализе процессов сокращения территории Кабарды имеет работа Н. Ф. Гра-бовского2. В ней автор раскрывает основные этапы продвижения Российской империи в глубь Северного Кавказа. В контексте изучения поставленной проблемы значительный интерес представляют исследования, посвященные Кавказской войне3, истории Терского и Кубанского казачьих войск4. Необходимо отметить и труд В. Н. Кудашева, в котором он глубоко охарактеризовал ряд событий, относящихся к территориальной динамике Кабарды в 1763-1864 гг.5
В советский период различные аспекты рассматриваемой проблемы нашли отражение в работах В. П. Пожидаева6, Г. А. Кокиева7, Т. Х. Кумыкова8, В. К. Гарданова9, обобщающем труде по истории КБАССР10.
Большой вклад в изучение особенностей расселения кабардинцев в XVIII - первой половине XIX в. внесла Н. Г. Волкова11. При изучении процессов формирования полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа особое место занимает исследование Б. П. Берозова12. Некоторые вопросы, связанные с характером расселения кабардинских аулов во второй четверти XIX в., проанализированы в монографии Х. М. Думанова13. В современный период историография проблемы приобрела качественно иные черты. Если книги Ч. Э. Карданова14 и С. Н. Бейтуганова15 представляют интерес содержащимися в них конкретными материалами и в этом плане они как бы продолжают прежнюю традицию изучения данной проблемы, то работы В. Х. Кажарова и Б. Х. Бгажнокова отличаются новыми подходами к ее исследованию. В частности, В. Х. Кажаров одним из первых адыговедов обратил внимание на то, что феодальная Кабарда изначально являлась полиэтничным политическим образованием, территориальный суверенитет которого закономерно превышал этническую территорию кабардинцев16. В обстоятельных статьях Б.Х. Бга-жнокова анализируются понятия "креационное пространство" и "рубежные территории" (фронтира) применительно к различным областям Черкесии17.
Проблемы изменения территории кабардинцев во второй половине XVIII - первой половине ХIХ в. затрагиваются в обобщающих трудах "Адыгская (черкесская) энциклопедия" (М., 2006) и "История многовекового содружества" (Нальчик, 2007).
Важное значение при исследовании территориальной динамики Кабарды имеют работы Т. Х. Алоева18 и З. Ю. Кубашичевой19. Нельзя обойти вниманием и работу И. Л. Бабич и В. В. Степанова20, хотя она выходит за хронологические рамки диссертации. Ценная информация по интересующим нас вопросам содержится в современных исследованиях по истории осетин21 и ингушей22. Поставленная проблема вызывала определенный интерес и у зарубежных исследователей, в частности у Т. М. Баррета, который исследует российское продвижение на Северный Кавказ как процесс образования "фронтира"23.
Несмотря на достижения современной историографии, территориальная динамика Кабарды в 1763-1864 гг. изучена недостаточно. Поэтому в настоящее время назрела необходимость в проведении комплексного исследования данной проблемы. Объектом диссертационного исследования выступает кабардинское общество 1763-1864 гг.; а предметом - территориальная динамика Кабарды в 1763-1864 гг.
Географические рамки исследования главным образом ограничены территорией Центрального Кавказа, но в ряде случаев, при описании массовых переселений кабардинцев, охватывают и Северо-Западный Кавказ, куда был направлен основной вектор миграций.
Хронологические рамки диссертационного исследования охватывают 1763-1864 гг. Указанные даты четко соотносятся с эпохальными событиями в истории кабардинцев. Нижний хронологический рубеж связан со строительством Моздокской крепости (1763) - событием, обозначившим резкий поворот в кавказской политике России. Именно это событие, согласно историографической традиции, положило начало Кавказской войне. Верхний хронологический рубеж связан с 1864 г. - датой завершения Кавказской войны и окончательного крушения традиционного адыгского мира.
Цель диссертации состоит в исследовании изменения территории кабардинцев под влиянием внешних и внутренних факторов в 1763-1864 гг. В соответствии с целью в диссертации поставлены следующие задачи:
- охарактеризовать территорию и численность кабардинцев до 1763 г.; - изучить обстоятельства и последствия строительства крепости Моздок (1763); - исследовать территориальную динамику Кабарды в условиях строительства Азово-Моздокской линии (1777-1778);
- проанализировать социально-политические факторы сокращения территории кабардинцев в 1793-1822 гг.;
- рассмотреть начало миграционного движения в Кабарде в конце XVIII - начале XIX в.; - охарактеризовать этнодемографическую катастрофу кабардинцев; - рассмотреть ликвидацию политической самостоятельности Кабарды и массовое переселение кабардинцев за Кубань;
- изучить особенности обострения земельного вопроса в Кабарде в 1822-1864 гг.; - исследовать процессы формирования полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа.
Источниковую базу настоящего исследования составили материалы, выявленные в различных архивохранилищах, а также опубликованные сборники архивных документов и материалов.
Основные архивные документы по изучаемой проблеме извлечены из фондов Архива внешней политики Российской империи (АВПРИ)24, Центрального государственного архива Кабардино-Балкарской Республики (ЦГА КБР)25, Центрального государственного архива Республики Северная Осетия-Алания (ЦГА РСО-Алания)26, архива Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН (Архив КБИГИ)27. Из документов Архива КБИГИ использованы материалы, собранные в разное время научными сотрудниками института в Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ), Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА), Государственном архиве Краснодарского края (ГАКК), Центральном государственном историческом архиве Грузии (ЦГИА Грузии). Ценные для нашего исследования сведения содержатся в опубликованных сборниках документов и материалов по истории и этнографии народов Северного Кавказа28. Выявленные источники систематизированы по видовой принадлежности. Первую группу составили нормативно-правовые акты, в которых отражена юридическая основа изменения территории Кабарды под влиянием политики Российской империи в изучаемый период. Важное место при формировании источниковой базы рассматриваемой проблемы составили делопроизводственные документы и статистические материалы. В источниковую базу исследования входят и нарративные источники. К ним прежде всего относятся известия ученых-путешественни-ков И. А. Гюльденштедта, П. С. Палласа, Г.-Ю. Клапрота29 и др. Особого внимания заслуживают сведения, содержащиеся в трудах Хан-Гирея и Ш. Б. Ногмова30. Важное значение имеют и работы, в которых описываются особенности расселения западных адыгов и других закубанских народов, поскольку основной поток массовой миграции кабардинцев был направлен именно в Закубанье. Среди их авторов в первую очередь следует назвать Г. В. Новицкого, К. Ф. Сталя, Л. Я. Люлье31. При этом необходимо заметить, что некоторые из наиболее значительных трудов, используемых в качестве нарративных источников, отличаются двойственной природой. Их авторы (П. С. Паллас, Г.-Ю. Клапрот, Хан-Гирей, К. Ф. Сталь), не ограничиваясь простым описанием эмпирических данных, делают попытки теоретического осмысления рассматриваемых ими проблем. Но это, в основном, относится не к проблеме территориальной динамики Кабарды, а к другим темам: политическому строю, социальным отношениям, что, естественно, выходит за рамки нашего исследования. В отдельную группу были выделены картографические материалы. Некоторые из них прилагаются к тексту диссертации. Особое место в этой группе источников занимают атлас этнополитической истории Кавказа, составленный в 2006 г. А. А. Цуциевым32, и сборник "Черкесия в картах XIV-XIX веков"33. Кроме того, при исследовании поставленной проблемы важное значение имеют данные этнотопонимики, этнолингвистики и т.д. Для нашего исследования они применимы в той степени, в которой отражают особенности территориальной динамики Кабарды в 1763-1864 гг. Методологическую основу исследования составляют современные представления о функциях, принципах и методах исторического исследования. Методология настоящей диссертационной работы основана на использовании принципов научности, объективности, историзма, системности. При разработке проблемы нашли применение и конкретно-исторические методы исследования: проблемно-хронологический, историко-сравнительный и ретроспективный.
Научная новизна заключается в том, что: во-первых, впервые территориальная динамика Кабарды в 1763-1864 гг. становится предметом специального монографического исследования; во-вторых, выделяются этапы сокращения территории кабардинцев; в-третьих, на основе анализа архивных документов сделаны выводы относительно внешних политических факторов сокращения этнической территории кабардинцев в конце XVIII - первой четверти XIX в.; в-четвертых, исследуются особенности этнодемографической катастрофы; в-пятых, установлено, что в это время на территории проживания кабардинцев и на территории, находившейся ранее в верховной собственности кабардинских князей, появились населенные пункты с иноэтничным населением (русские, украинцы, немцы, шотландцы и т.п.); в-шестых, в диссертации проводится анализ процессов строительства цепи военных укреплений в Кабарде в начале 20-х гг. XIX в.; в-седьмых, изучены факторы формирования полиэтничного населения в плоскостной части Центрального Кавказа; в-восьмых, определены характер и векторы миграции кабардинцев в Закубанье, восточная часть которого некогда находилась под властью кабардинских князей; в-девятых, выявлены причины обострения земельного вопроса в Кабарде в 40-50-е гг. XIX в.
Новизна диссертационного исследования заключается и во введении в научный оборот ранее неизвестных архивных документов.
Теоретическая значимость работы состоит в исследовании сущностных и содержательных характеристик территориальной динамики Кабарды в 1763-1864 гг., а также в изучении истории конкретных явлений и процессов, отражающих особенности политики Российской империи в Кабарде в указанный период. Теоретическая значимость заключается в возможности использования основных выводов диссертации при дальнейшей разработке узловых вопросов истории народов Северного Кавказа в условиях их включения в административно-политическое и социокультурное пространство России.
Практическая значимость исследования обусловлена тем, что оно может быть использовано в процессе написания обобщающих работ по общей этнографии и социально-политической истории народов Центрального и Северо-Западного Кавказа; при составлении справочников, учебников, учебных пособий и др.; в научном планировании исторических исследований в региональных и межрегиональных гуманитарных научно-исследовательских организациях и вузах Юга России; при разработке нормативно-правовых актов, учитывающих этнокультурную специфику коренных народов Северного Кавказа.
Основные положения, выносимые на защиту: 1. С учетом достижений современного исторического кавказоведения в диссертации доказывается, что до начала Кавказской войны понятия "феодальная Кабарда" и "этническая территория кабардинцев" не были тождественными. На Северном Кавказе этнические границы часто не совпадали с политическими. Тем не менее изменение этнической территории кабардинцев во многом зависело от того, как в то или иное время менялись политические границы Кабарды.
2. На протяжении всего изучаемого периода этническая территория кабардинцев, тесно связанная с политической судьбой и территориальным суверенитетом Кабарды, последовательно сокращалась. Можно выделить несколько этапов этого растянувшегося на целое столетие процесса, каждый из которых имеет свои особенности, движущие силы, внутреннюю динамику и результаты. 3. Территория кабардинцев подверглась значительному сокращению после строительства крепости Моздок (1763), что вызвало резкие протесты со стороны кабардинских князей и дворян, требовавших вернуть ранее принадлежащие им земли. 4. В диссертации доказывается, что сокращение этнической территории кабардинцев усилилось с возведением Азово-Моздокской линии (1777-1778) и образованием ряда военных укреплений и казачьих станиц на территории Кабарды. В результате к России отошла значительная часть территории кабардинцев, на которой располагались их лучшие пахотные и пастбищные земли. Кроме того, эти процессы привели к нарушению функций этнического воспроизводства в сфере экономики, социальных отношений, традиционных общественных институтов и т.д. 5. На основе анализа широкого круга источников выясняется, что в первой четверти XIX в. сокращение этнической территории кабардинцев проходило под влиянием военно-политических факторов. Это время характеризуется взаимообусловленностью процессов переселения кабардинских аулов из стратегически важных для России районов Центрального Кавказа и заселения их иноэтничным населением.
6. На особенностях расселения кабардинцев отразились и процессы сокращения их численности, которые в это время приобрели характер этнодемографической катастрофы. 7. С включением Кабарды в состав Российской империи сокращение этнической территории кабардинцев было обусловлено влиянием таких факторов, как: определение административных границ Кабарды российским военным командованием на Кавказе без учета этнического фактора; тотальный контроль за передвижениями кабардинцев; трансформация сословного статуса кабардинской элиты; внутренние социальные конфликты. На территориальную динамику Кабарды в значительной мере повлияло то обстоятельство, что миграции кабардинцев в Закубанье фактически воспринимались ими как переселение на территории, находившиеся под политическим суверенитетом кабардинских князей.
8. Обострение земельного вопроса в Кабарде в 1822-1864 гг. связано с попытками кабардинцев вернуть отмежеванные земли, с земельной теснотой внутри Кабарды, земельными спорами и захватами в условиях дезинтеграции прежней социальной системы и кризиса традиционных форм феодального землевладения.
9. Во второй четверти XIX в. сокращение территории кабардинцев проходило в условиях крестьянской и казачьей колонизации Кабарды, а также переселения жителей горных районов на равнину, что резко усиливает полиэтничность региона.
Апробация работы. Диссертация была обсуждена на заседании сектора истории ФГБУН Института гуманитарных исследований Правительства КБР и КБНЦ РАН. Результаты работы докладывались на международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых "Перспектива - 2011" (Нальчик, апрель 2011 г.); V Все-российской научной конференции "Наука и устойчивое развитие" (Нальчик, июнь 2011); IХ Конгрессе этнологов и антропологов России (Петрозаводск, июль 2011). Основные выводы диссертации опубликованы в 7 научных статьях объемом 3 п.л., 3 из которых - в рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ изданиях.
Структура диссертации построена в соответствии с ее целями и задачами. Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и литературы, списка сокращений и приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность избранной темы, определены цель, задачи, объект, предмет, хронологические рамки, методологические принципы исследования; характеризуется степень научной разработанности проблемы и источниковая база диссертации; раскрывается научная новизна, теоретическая и практическая значимость полученных результатов; сформулированы положения, выносимые на защиту, приводятся сведения об апробации работы.
Первая глава "Изменение территории Кабарды под влиянием политики Российской империи в 1763-1793 гг." состоит из трех параграфов.
В первом параграфе первой главы рассматриваются территория и население феодальной Кабарды до 1763 г. В работе акцентируется внимание на том, что в адыговедении различаются понятия "этническая территория кабардинцев" и "Кабарда", которая отличалась полиэтничной структурой, а также выделяются в ее пределах базовое "креационное пространство" и "рубежные территории". Несмотря на терминологические различия, понятия "этническая территория" и "креационное пространство" совпадали по своим сущностным признакам.
До строительства Моздокской крепости западные границы этнической территории кабардинцев начинались от верховьев Кубани, северо-восточные границы проходили по р. Куме до развалин гор. Маджар, восточные доходили до р. Сунжи (совпадая с политическими границами Кабарды), а южные - до высокогорной части Центрального Кавказа, населенной карачаевцами, балкарцами, осетинами и ингушами. В диссертации отмечается, что эти сведения подтверждаются данными картографических и нарративных источников XVII-XVIII вв. Западные границы Кабарды проходили по р. Уруп, а северные "рубежные территории" - по р. Калаус. За использование "рубежных территорий" в качестве пастбищ кабардинские князья получали арендную плату, которая являлась реализацией их права верховной собственности на эти земли. При этом необходимо отметить, что границы отличались "рыхлостью", были легко проницаемыми и в значительной мере носили условный характер.
В этой части исследования подробному анализу подвергается кабардинская ландкарта 1744 г. и описание, сделанное кабардинскими узденями в 1753 г. в Петербурге. Установлено, что в середине XVIII в. в Большой Кабарде насчитывалось 82 больших селения, находившихся под властью князей Атажукиных, Мисостовых, Кайтукиных и Бекмурзиных. В работе отмечается, что до строительства Моздокской крепости район Пятигорья периодически то заселялся кабардинцами, то пустовал. Однако эти земли использовались ими в качестве пашен и пастбищ. В Малой Кабарде было 48 селений, разделенных между Таусултановыми и Гиляхстановыми. В середине XVIII в. кабардинские аулы локализовались, в основном, у выходов из ущелий в силу военно-политических факторов. Исследование территориальной динамики Кабарды связано с изучением численности кабардинцев в этот период. В диссертации рассматриваются различные сведения о численности кабардинцев в середине XVIII в. При этом анализируются выводы исследователей, в работах которых численность кабардинцев на основе различных критериев определялась от 150 до 450 тыс. человек. Автор диссертации придерживается точки зрения, что численность кабардинцев в то время составляла примерно 300-350 тыс. человек. Во втором параграфе первой главы "Изменение территории Кабарды в условиях строительства Моздокской крепости (1763)" отмечается, что со времени строительства крепости Моздок территория Кабарды стала подвергаться постоянным и существенным изменениям под влиянием политики Российской империи. С основанием Моздока Россия продвинулась в глубь Кабарды более чем на 60 верст. Основное население Моздока составили грузины, армяне, кабардинцы, осетины, греки. Для переселявшихся на плоскость горцев правительство определяло денежное вознаграждение. Переселенцам предоставлялись и другие льготы: разрешалось обменивать в Кизляре свои продукты на соль, холст, рыбу, а также беспошлинно торговать хлебом, фруктами и др.; тем, кто изъявлял желание заниматься хлопководством, шелководством и виноградарством, бесплатно отводились соответствующие земельные участки; эти хозяйства освобождались от налогов.
После строительства крепости Моздок начала формироваться особая субэтническая группа кабардинцев под названием мэздэгу адыгэ (моздокских кабардинцев). В основном ее составляли крепостные крестьяне, бежавшие от своих владельцев. На новых местах поселения эти кабардинцы получали от российских властей вольность и принимали христианство. В результате в окрестностях Моздока возникли целые поселения кабардинцев. В работе отмечается, что помимо принятия моздокскими кабардинцами христианства, разрушения основ их традиционной сословной структуры, стал качественно трансформироваться их язык, что привело к возникновению моздокского диалекта кабардино-черкесского языка.
В третьем параграфе первой главы "Этнические рубежи кабардинцев после строительства Азово-Моздокской линии" рассматривается стратегия Российской империи по присоединению Кавказа путем строительства военных линий и крепостей. По Кючук-Кайнарджийскому мирному договору (1774) Турция признала независимость Крыма; кабардинский вопрос был решен в пользу России; южной российской границей на Западном Кавказе стала р. Ея. Для обеспечения безопасности новых границ и создания плацдарма для дальнейшего продвижения на юг российское правительство приняло решение о строительстве Азово-Моздокской кордонной линии, которая должна была состоять из цепи крепостей с промежуточными редутами. Линия должна была пройти от Моздока на Тереке по рр. Малка, Кура, Золка, Подкумок, Карамык и Калаус до границ войска Донского, оттуда - через крепость Святого Дмитрия (позже город Ростов-на-Дону) до Азова.
Строительство Азово-Моздокской (или Кавказской линии) в 1777-1778 гг. отодвинуло северные границы Кабарды до р. Малка. Поражение кабардинцев в сражении с войсками И.В. Якоби (1779) привело к установлению жестких границ по этой реке и введению билетной системы, в соответствии с которой пропуск за пределы Линии осуществлялся по специальным билетам, выданным приставом Кабарды. В работе отмечается, что значительное сокращение территории Кабарды в результате этих событий повлекло за собой кризис ее традиционной экономической системы. В результате потери лучших пахотных и пастбищных земель были существенно нарушены экономические и политические взаимоотношения с соседними народами. Кроме того, в этих условиях начался кризис традиционных общественных институтов кабардинцев (наездничества, гостеприимства, покровительства, абречества). Все это положило начало нарушению функций этнического воспроизводства.
Во второй половине XVIII в. произошло значительное смещение территории Малой Кабарды на запад и север в связи с уходом кабардинцев с р. Сунжа. Сами же кабардинцы по мере продвижения России в глубь Центрального Предкавказья отодвигали свои аулы ближе к горам.
Во второй половине XVIII в. российское правительство стало проводить политику по переселению осетин с гор на равнину. Фактически эти процессы начались со времени основания Моздока (1763) и Владикавказа (1784). Однако в этот период они еще не приобрели массовый характер. Не носило массового характера в этот период и переселение ингушей в предгорья и на равнину.
По условиям Ясского мирного трактата (1791) границей между Российской и Османской империями в северокавказском регионе стала считаться р. Кубань. Вторая глава "Территория кабардинцев в 1793-1821 гг." состоит из трех параграфов.
В первом параграфе второй главы исследуются административно-судебные преобразования в Кабарде и этническая территория кабардинцев в 1793-1821 гг.
После подписания Ясского мирного договора военное командование на Кавказе начинает реализовывать планы, направленные на установление новых административных и судебных органов в Кабарде, которые находились бы под юрисдикцией Российской империи. Так, в 1793 г. были учреждены "родовые суды и расправы". Этими мерами Россия стремилась уничтожить последние остатки политической независимости Кабарды. В 1793-1802 гг. территория Кабарды не подвергалась значительным изменениям. Сосредоточившись на политических и судебных преобразованиях, закреплявших территориальные приобретения России, правительство в эти годы не занималось проблемой дальнейшего сокращения этнической территории кабардинцев. Главная задача заключалась в обеспечении нормального функционирования "родовых судов и расправ" и подавлении волнений в Кабарде, связанных с требованиями восстановления "духовного суда". В начале XIX в. одна из политических проблем России на Кавказе заключалась в том, чтобы отрезать все возможные варианты сообщения кабардинцев с закубанскими народами. Этой цели должно было служить строительство в 1803 г. Кисловодского укрепления, которое существенно сократило территорию Кабарды, вызвав в следующем году крупное восстание, жестоко подавленное генералом Глазенапом. Учреждение "духовных судов" в 1807 г., действовавших до 1822 г., объективно было направлено на преодоление деструктивных последствий столкновения с иной социоцивилизационной системой, восстановление политической самостоятельности Кабарды и ее территориальной целостности. Динамика этнической карты кабардинцев в первые два десятилетия XIX в. четко прослеживается на основе изучения истории ряда населенных пунктов, расположенных в районе Пятигорья. Эта территория, ранее являвшаяся частью Кабарды, заселялась русскими, украинцами, немцами, шотландцами и т.д. В 1818 г. генерал Ермолов начал переселение за Малку кабардинских и абазинских аулов, продолжавшееся и в последующие годы. Во втором параграфе второй главы "Начало переселенческого движения в Кабарде" отмечается, что в конце XVIII - первой четверти XIX в. изменение этнотерриториальных границ на Северном Кавказе и сокращение численности населения Кабарды происходило в условиях переселения за Кубань значительной части кабардинцев, не смирившейся с новым режимом. Эта группа кабардинцев оседала в тех районах Закубанья, которые еще задолго до описываемых событий находились под политическим контролем кабардинских князей и, соответственно, воспринимались переселенцами как часть Кабарды.
В диссертации начальный период переселенческого движения в Кабарде делится на три этапа. В 1799 г. начался первый этап переселения кабардинцев за Кубань, инициированного лидером шариатского движения князем Адильгиреем Атажукиным. В этом году вместе с ним за Кубань ушли более 200 подвластных ему семей, которые образовали новое поселение на берегу р. Малый Зеленчук. Второй этап (1804-1807) начался с проведения военных акций российских генералов в Кабарде. Третий этап (1807-1810) является наиболее противоречивым для миграционного движения в Кабарде. С одной стороны, после смерти Адильгирея Атажукина и эфенди Исхака Абукова переселение перестало быть одной из основных задач кабардинских князей и дворян, оказывавших сопротивление имперской экспансии. С другой - миграционный процесс ограничивался карантинными заставами в Кабарде и запретом кабардинцам пересекать установленные границы.
В этой части исследования делается вывод, что миграционный фактор сокращения этнической территории кабардинцев является одним из самых сложных при исследовании поставленной проблемы. Сложность прежде всего заключается в определении характера миграции кабардинцев в восточное Закубанье. Если в дореволюционной и советской историографии эти миграции определялись как внешние, то современные исследователи полагают, что их следует интерпретировать как внутренние. Это утверждение имеет под собой то основание, что кабардинцы переселялись на территории, находившиеся когда-то под политическим суверенитетом кабардинских князей.
В третьем параграфе второй главы под названием "Этнодемографическая катастрофа" исследуется динамика численности населения Кабарды в первой четверти XIX в. Отмечается, что изменение территории Кабарды в этот период происходило на фоне значительного сокращения численности ее населения, которое с 1804-го по 1825 г. сократилось в 10 раз в результате эпидемии чумы, карательных экспедиций царских генералов, массовых миграций кабардинцев в Закубанье и Чечню. Скученность многочисленного населения на сравнительно небольшой территории создавало благоприятные условия для быстрого распространения эпидемии чумы. Сокращение численности кабардинцев приобрело характер этнодемографической катастрофы. В работе отмечается, что границы Кабарды в это время не только значительно сократились, но и стали непроницаемыми из-за блокады, установленной военным командованием на Кавказе в 1807 г. Это усилило экономический кризис в Кабарде. Кабардинцы фактически были лишены запасов зерна и корма для скота, уничтоженных в ходе карательных военных экспедиций, а также возможности заниматься земледелием за р. Малка, где находилась большая часть их земель, и обменивать ремесленные изделия на хлеб и соль.
Сокращение численности кабардинцев приводило к образованию пространственных пустот в Кабарде, которые впоследствии заселялись представителями иноэтничного населения. Этнодемографическая катастрофа повлекла за собой надлом в этническом развитии кабардинцев, оставшихся проживать на прежней территории. Начавшееся еще в конце 70-х гг. XVIII в. разрушение основ жизнедеятельности кабардинского субэтнического социума достигает своего апогея в первой четверти XIX в. В третьей главе диссертации исследуются факторы и результаты изменения территории Кабарды в 1822-1864 гг. В первом параграфе третьей главы "Ликвидация политической самостоятельности Кабарды и массовое переселение за Кубань" делается вывод, что с окончательной утратой Кабардой своей независимости (1822) не прекратилось изменение этнической территории кабардинцев. Оно продолжалось во многом под влиянием тех же факторов, что и раньше: строительство военных укреплений на территории Кабарды, массовые миграции кабардинцев, формирование полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа. С этого времени под термином "Кабарда" все в большей степени стали понимать этническую территорию кабардинцев. Но и она предельно сужается, ограничиваясь узким и легко разрываемым пространством, на котором располагались их села. Летом и осенью 1822 г. внутри Кабарды началось строительство цепи крепостей, запиравших ущелья Баксана, Чегема, Нальчика, Черека, Уруха. Наиболее существенными итогами данного этапа продвижения России в глубь Кабарды являются: 1) переселение значительной части кабардинцев за р. Кубань (1822); 2) выселение кабардинцев из района Пятигорья за р. Малка, которое продолжалось до 1827 г.; 3) основание в центре Кабарды новых русских поселений для охраны Военно-Грузинской дороги в конце 30 - начале 40-х гг. XIX в.
В результате массового переселения кабардинцев за Кубань кабардинский субэтнос оказался разделенным на две части. Военные власти предприняли ряд мер, направленных на пресечение связей между ними. Кабардинцам, проживавшим на прежней территории, запрещалось принимать гостей из Закубанья. Закубанские кабардинцы были названы "абреками" и ставились "вне закона". По мере покорения Россией территорий западных черкесов, кабардинские аулы переселялись на запад. К началу 60-х гг. XIX в. поселения "беглых" кабардинцев стали появляться западнее р. Тегеней. В 1863 г. они занимали районы по левому берегу р. Ходзь.
В 1822-1827 гг. генерал А.П. Ермолов конфисковал располагавшиеся между рр. Эшкакон, Кума и Малка земли кабардинских владельцев, ушедших за р. Кубань. В этот же период оттуда были переселены почти все кабардинские и абазинские аулы.
Начиная с конца 50-х гг. XIX в. территория Кабарды стала изменяться преимущественно под влиянием административных преобразований царизма в данном регионе. В 1858 г. был образован Кабардинский округ. В 1864 г. в его пределах располагались 116 аулов. Их численный состав был незначительным. С точки зрения властей, слишком дробное расселение снижало эффективность управления ими и создавало земельную тесноту. Все это диктовало необходимость проведения переселенческой реформы (укрупнения аулов).
Во втором параграфе третьей главы исследуются особенности обострения земельного вопроса в Кабарде в связи с сокращением этнической территории кабардинцев. В этой части исследования выявлены два аспекта земельного вопроса в этот период. Первый связан с попытками вернуть отмежеванные земли, когда все кабардинское общество проявляло единство и солидарность в решении этой проблемы. Второй связан с земельной теснотой внутри Кабарды, земельными спорами и захватами в условиях дезинтеграции прежней социальной системы и кризиса традиционных форм феодального землевладения.
Кабардинцы в своих обращениях просили военное начальство о возвращении им земель, находящихся между рр. Малка, Золка и Этоко. Обращались они и к императору Николаю I в 1837 г. во время его путешествия по Кавказу. Правительство признавало за кабардинцами лишь право пользования этими землями. Согласно указу Николая I от 1844 г., верховья р. Золка и Этока были предоставлены им во временное пользование, но лучшую часть земли отрезали под станицу Зольскую.
С начала 40-х гг. XIX в. в Кабарде обострились земельные споры и конфликты. В числе основных причин этих процессов в диссертации перечисляются: значительное развитие основных отраслей хозяйства (земледелия и скотоводства), отмежевание земель под поселения станиц Владикавказского казачьего полка на левой стороне Терека, ограниченность доступа к землям между рр. Золка и Этоко. Сокращение этнической территории кабардинцев стало одним из главных факторов обострения земельного вопроса в Кабарде. Но он действовал в совокупности с другими факторами: ликвидацией прежней власти князей, разрушением вассалитета и иерархической структуры землевладения, ослаблением его фамильного принципа и усилением тенденций к образованию индивидуальной частной собственности. Особенность земельных споров в 30-50-е гг. XIX в. заключалась прежде всего в том, что их участники были лишены прежней власти, являвшейся основным условием реализации традиционной феодальной земельной собственности. Все это наглядно демонстрировало кризисные процессы, охватившие кабардинское общество в результате сокращения его этнической территории.
Для решения этого вопроса кавказская администрация в начале 50-х гг. XIX в. создает специальную комиссию для разграничения земельных участков и установления между ними межевых столбов. Но убедившись в невозможности решения этого сложного вопроса административными методами, администрация решила пойти другим путем. Через председателя Терской сословно-поземельной комиссии она убеждает кабардинцев в необходимости подписания акта, в соответствии с которым вся земля в Кабарде составляла общинную собственность. Актом от 20 августа 1863 г. она снимала проблему разграничения земельных участков, освобождала себя от необходимости компенсаций в случае их отмежевания, создавала правовую основу для переселенческой реформы. Этот акт значительно упрощал и проблему разграничения земель между горцами и кабардинцами. Наконец, он открывал широкие возможности для дальнейшего отмежевания кабардинских земель и заселения их горцами и представителями других этносов. Земельные споры по инерции продолжались и после 1864 г., но их основное содержание носило уже совершенно иной характер в условиях реформ, проводимых царских правительством. В третьем параграфе третьей главы характеризуются особенности формирования полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа. В нем отмечается, что в первой половине XIX в. предгорные равнины Центрального Кавказа были миграционным пространством не только для русских, но и для представителей других народов. На формирование здесь полиэтничного населения и сокращение этнической территории кабардинцев оказали существенное влияние процессы переселения осетин и ингушей с гор на равнину. Условия для массового переселения осетин на плоскость были созданы перенесением Военно-Грузинской дороги с правого берега Терека на левый. В 1822 г. генерал Ермолов разделил Владикавказскую равнину, т.е. бывшую часть Малой Кабарды, на четыре района в соответствии с традиционным делением Осетии на четыре общества. В 20-е гг. XIX в. при содействии военных властей на этих территориях возник ряд осетинских поселений. К 40-м гг. XIX в. на Владикавказской равнине проживало около 21 тыс. осетин. В конце 50-х гг. XIX в. численность осетин уже значительно превышала численность жителей Малой Кабарды. Поэтому глубоко символично, что та часть, которая еще оставалась от нее, в 1858 г. была включена в состав Осетинского округа. Однако в 1862 г. было принято решение о присоединении ее к Кабардинскому округу, учитывая в данном случае этнический фактор.
В 1810 г. военное командование на Кавказе разрешило ингушам переселяться на предгорные равнины, приняв от них присягу на верность России. Но этим правом они воспользовались значительно позднее. С 1829 г. отдельные группы ингушей начали заселять долину р. Ачалуки. В 1830 г. большая часть ингушей выселилась с гор на плоскость, в места, прилегающие к Назрани. В горах осталось меньше 1/3 всего населения. Выселенные ингуши стали называться назрановцами и заняли землю между рр. Сунжа и Камбилеевка. В 40-е гг. XIX в. подавляющее большинство ингушских поселений располагалось не в горной части, а в предгорьях и на равнине.
В конце 30 - начале 40-х гг. XIX в. кавказская администрация продолжала укреплять охрану Военно-Грузинской дороги. С этой целью было образовано несколько новых поселений, в том числе станица Пришибская, военное поселение Александровское, а также станицы Котляревская и Змейская. Они были основаны на землях, принадлежавших раньше кабардинским князьям и дворянам. Некоторые из них после отчуждения земель получили определенные денежные вознаграждения.
В 1842 г. все военные поселения в регионе были преобразованы в казачьи станицы. И хотя в 40-50-е гг. XIX в. новых станиц в Кабарде не появлялось, но в дальнейшем в 7 станицах (Екатериноградская, Прохладная, Солдатская, Приближная, Пришибская, Александровская и Котляревская) население росло, главным образом, за счет переселения крестьян из центральных областей России, а также казаков из других станиц Северного Кавказа.
В этой части исследования делается вывод, что формирование полиэтничного населения на предгорных равнинах Центрального Кавказа, переселение горцев на плоскость, казачья и крестьянская колонизация значительно изменили этническую карту данного региона. Эти процессы в свою очередь выступают как важнейшие факторы изменения этнических границ кабардинцев.
В заключении подводятся общие итоги исследования. ПЕРЕЧЕНЬ ПУБЛИКАЦИЙ АВТОРА ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ:
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК: 1. Каншоков М.В. Динамика этнической карты кабардинцев в условиях формирования полиэтничного населения на Центральном Кавказе в 20-60-е гг. XIX в. // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. № 7. С. 13-20. 0,5 п.л.
2. Каншоков М.В. К вопросу о влиянии демографических факторов на динамику этнической карты кабардинцев в конце XVIII - первой четверти XIX в. // Научные проблемы гуманитарных исследований. Пятигорск, 2011. № 4. С. 15-23. 0,5 п.л.
3. Каншоков М.В. К вопросу о территории кабардинцев в условиях строительства российских населенных пунктов на Центральном Кавказе в конце XVIII - начале XIX в. // Известия КБНЦ РАН. Нальчик, 2011. № 5. С. 211-217. 0,5 п.л.
Публикации в сборниках научных статей и материалах конференций: 4. Каншоков М.В. К вопросу о территории кабардинцев в последней трети XVIII в. // Перспектива - 2011: Материалы международной научной конференции студентов, аспирантов и молодых ученых. Т. 1. Нальчик, 2011. С. 45-49. 0,25 п.л.
5. Каншоков, М.В. К вопросу об этнической территории кабардинцев в 1822-1865 гг. // Наука и устойчивое развитие: Материалы V Всероссийской научной конференции. Нальчик, 2011. С. 98-102. 0,25 п.л.
6. Каншоков М.В. Проблемы и обстоятельства сокращения территории кабардинцев в 1763-1793 гг. // Социально-гуманитарный вестник Юга России. Краснодар, 2011. № 5. С. 110-123. 0,5 п.л.
7. Каншоков М.В. Динамика этнической карты кабардинцев в последней трети XVIII в. // IХ Конгресс этнологов и антропологов России: тезисы докладов. Петрозаводск, 1-5 июля 2011 г. Петрозаводск, 2011. С. 285. 0,1 п.л.
1 Броневский С.М. Новейшие географические и исторические известия о Кавказе. М., 1823. Ч. 2. С. 73.
2 Грабовский Н. Ф. Присоединение к России Кабарды и борьба ее за независимость // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1876. Вып. IX.
3 Дубровин Н.Ф. История войны и владычества русских на Кавказе. СПб., 1871-1887. Т. 1-6; Утверждение русского владычества на Кавказе. Тифлис, 1901. Т. 1; Романовский П. Кавказ и Кавказская война. СПб., 1860; Фадеев Р. Шестьдесят лет Кавказской войны. Тифлис, 1860.
4 Попко И.Д. Терские казаки со стародавних времен. Исторический очерк. СПб., 1880. Вып. 1. Гребенское войско; Фелицын Е.Д., Щербина Ф.А. Кубанское казачье войско. Краснодар, 1996.
5 Кудашев В.Н. Исторические сведения о кабардинском народе. Нальчик, 1991. С. 61, 65-66, 82-83, 88-92, 135-136, 138. 6 Пожидаев В.П. Хозяйственный быт Кабарды. Воронеж, 1925. С. 85-92.
7 Кокиев Г.А. Из истории сношений России с Кавказом (IX-XIX вв.) // Ученые записки КНИИ. Нальчик, 1946. Т. 1; Он же. Русско-кабардинские отношения в XVI в. // Ученые записки Кабардинского научно-исследовательского института. Нальчик, 1949. Т. 4; 8 Кумыков Т.Х. Расселение кабардинцев и балкарцев в 40-60-х гг. XIX в. // Ученые записки КБНИИ. Нальчик, 1965. Т. 23. С. 149-163.
9 Гарданов В.К. Общественный строй адыгских народов (XVIII - первая половина XIX в.). М., 1967. С. 16-49;
10 История КБАССР с древнейших времен до Великой октябрьской социалистической революции. М., 1967. Т. 1. С. 132-135.
11 Волкова Н.Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале ХХ века. М., 1974. С. 44-65.
12 Берозов Б.П. Переселение осетин с гор на плоскость (XVIII-XX). - Орджоникидзе, 1980; 13 Думанов Х.М. Социальная структура и обычное право кабардинцев в нормах адата (первая половина XIX в.). Нальчик, 1990. С. 121-126, 198-212.
14 Карданов Ч.Э. Из истории территориальных отношений Кабарды и Балкарии. Нальчик, 1993. 15 Бейтуганов С.Н. Кабарда: история и фамилии. Нальчик, 2007. 16 Кажаров В.Х. К вопросу о территории феодальной Кабарды // Вестник КБИГИ. - Нальчик, 2004. Вып. 11. С. 4.
17 Бгажноков Б.Х. Историческая этнография и география Черкесии // Вестник КБИГИ. Нальчик, 2005. Вып. 12. С. 15-22; Бгажноков Б.Х. К вопросу о возникновении и рубежных территориях Черкесии // Исторический вестник КБИГИ. Нальчик, 2006. Вып. 3. С. 129-152.
18 Алоев Т.Х. Вопрос о закубанских территориях Кабарды в контексте миграции кабардинцев в первой четверти XIX в. // Исторический вестник КБИГИ. Нальчик, 2006. Вып. 3. С. 258-270.
19 Кубашичева З.Ю. Формирование этнической карты Северо-Западного Кавказа (конец XVIII - начало 20-х гг. ХХ в.). Майкоп, 2010. 20 Бабич И.Л., Степанов В.В. Историческая динамика этнической карты Кабардино-Балкарии в 1860-1990-е годы. М., 2009.
21 Цориева И.Т. Пути неисповедимые... Из истории равнинных поселений на Кавказе в XVIII-XIX вв. Владикавказ, 2010.
22 История Ингушетии. Назрань, 2011; Албогачиева М.С.-Г. Этнография и история ингушского народа в письменных источниках конца XVIII - первой трети XX в. СПб., 2011.
23 Баррет Т.М. Линии неопределенности: Северокавказский "фронтир" России // Американская русистика: вехи историографии последних лет. Императорский период. Антология. Самара, 2000. С. 165. 24 Ф. 115 ("Кабардинские дела"), Ф. 128 ("Осетинские дела"), Ф. 118 ("Кизлярские и Моздокские дела").
25 Ф. И-1 ("Управление Кабардинской линии"), Ф. И-2 ("Управление Кабардинским Округом"), Ф. И-16 ("Управление Начальника Центра Кавказской Линии"), Ф. И-23 ("Кабардинский временный суд"), Ф. И-24 ("Кабардинский окружной народный суд"), Ф. И-40 ("Управление межевой частью Терской области").
26 Ф. 11 ("Терское областное управление"), Ф. 12 ("Канцелярия начальника Терской области"), Ф. 113 (Владикавказский окружной суд); Ф. 244 (Моздокский пограничный суд); Ф. 256 ("Комиссия по разбору сословных и поземельных прав горцев Терской области"), Ф. 262 ("Комиссия по разбору сословных прав горцев Кубанской и Терской области").
27 Архив КБИГИ. Ф. 1 ("История Кабарды в дореволюционный период").
28 Акты Кавказской археографической комиссии (Т. I. Тифлис, 1866; Т. II. Тифлис, 1868; Т. III. Тифлис, 1869; Т. IV. Тифлис, 1870; Т. V. Тифлис, 1873; Т. VI. Тифлис, 1874-1875; Т. VII. Тифлис, 1878; Т. VIII. Тифлис, 1881; Т. IX. Тифлис, 1884; Т. X. Тифлис, 1885; Т. XI. Тифлис, 1888; Т. XII. Тифлис, 1904); Леонтович Ф.И. Адаты кавказских горцев. Одесса, 1882. Вып. I; Кабардино-русские отношения в XVI-XVIII вв. Документы и материалы в 2 томах. М., 1957. Т. 2; Русско-осетинские отношения в XVIII веке: Сборник документов. Орджоникидзе, 1976. Т. I. Орджоникидзе, 1984. Т. II; Материалы Якуба Шарданова по обычному праву кабардинцев первой половины XIX в. / Сост. Х.М. Думанов. Нальчик, 1986; Документальная история образования многонационального государства Российского. В четырех книгах. М., 1988. Книга первая: Россия и Северный Кавказ в XVI-XIX веках; Территория и расселение кабардинцев и балкарцев в XVIII - первой половине XIX в.: Сборник документов / Сост. Х.М. Думанов. Нальчик, 1992; Кисловодск в исторических документах (1803-1917). Ставрополь, 1998; Из документальной истории кабардино-русских отношений (вторая половина XVIII - первая половина XIX в.) / Сост. Х.М. Думанов. Нальчик, 2000; Немецкое население Северного Кавказа: социально-экономическая, политическая и религиозная жизнь (последняя четверть ХVIII - середина ХХ в.): Сборник документов / Сост., предисл. Т.Н. Плохотнюк. Ставрополь, 2002; Из истории Кабардинского временного суда (1822-1858). Нальчик, 2008.
29 Гюльденштедт И.А. Путешествие по России и кавказским горам // Северный Кавказ в европейской литературе XIII-XVIII вв.: Сборник материалов. Нальчик, 2006. С. 293-306; Паллас П.С. Заметки о путешествиях в южные наместничества Российского государства в 1793 и 1794 гг. // Адыги, балкарцы и карачаевцы в известиях европейских авторов. Нальчик, 1974. С. 215, 218; Клапрот Г.-Ю. Описание поездок по Кавказу и Грузии в 1807-1808 гг. Нальчик, 2007. С. 204-205; 238-243;
30 Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978. С. 151-170; Ногмов Ш.Б. История адыгейского народа. Нальчик, 1994. С. 151.
31 Новицкий Г.В. Географическо-статистическое обозрение земли, населенной народом Адехе // Тифлисские ведомости, 1829. № 2; Сталь К.Ф. Этнографический очерк черкесского народа // Кавказский сборник. Тифлис, 1910. Т. 21. С. 1-130; Люлье Л.Я. Общий взгляд на страны, занимаемые горскими народами, называемыми черкесами (адыге), абхазцами (азега) и другими смежными с ними горскими народами // Записки Кавказского отдела Императорского русского географического общества. Тифлис, 1957. Кн. IV. 32Цуциев А.А. Атлас этнополитической истории Кавказа (1774-2004). М., 2006.
33 Черкесия в картах XVI-XIX веков / Сост. Б. Езбек, Х.М. Дауров, А.В. Джамирзе, С.Х. Хотко. Краснодар", 2011. ---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Исторические науки
Просмотров
141
Размер файла
204 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа