close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ВАРИАТИВНОСТЬ АКСИОЛОГИЧЕСКОЙ НОМИНАЦИИ ВРЕМЕНИ В АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Шейко Анастасия Михайловна Шифр научной специальности: 10.02.04 - германские языки Шифр диссертационного совета: Д 212.029.05 Название организации: ФГБОУ ВПО «Волгоградский государственный университет» Адрес организации: 400062, г.Во
На правах рукописи
Шейко Анастасия Михайловна
ВАРИАТИВНОСТЬ АКСИОЛОГИЧЕСКОЙ НОМИНАЦИИ ВРЕМЕНИ В АНГЛИЙСКОЙ ЛИНГВОКУЛЬТУРЕ
Специальность 10.02.04 - Германские языки
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата филологических наук
Волгоград - 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Волгоградский государственный университет"
Научный руководитель:кандидат филологических наук, профессор
Ковалевский Ростислав Леонидович
Официальные оппоненты: Ведущая организация:Жура Виктория Валентиновна, доктор филологических наук, доцент, ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный медицинский университет", заведующий кафедрой иностранных языков с курсом латинского языка Головницкая Наталья Петровна, кандидат филологических наук, доцент,
ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный аграрный университет", доцент кафедры иностранных языков
ФГБОУ ВПО "Калмыцкий государственный университет"
Защита диссертации состоится "5" октября 2012 года в 13.30 на заседании диссертационного совета Д 212.029.05, созданного на базе ФГБОУ ВПО "Волгоградский государственный университет", по адресу: 400062, г. Волгоград, проспект Университетский, 100, ауд. 4 - 01А.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Волгоградского государственного университета.
Автореферат разослан "" 2012 г.
Ученый секретарь диссертационного советаКосова Марина Владимировна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Реферируемое диссертационное исследование посвящено выявлению вариативности оценочной номинации времени в английской лингвокультуре и выполнено в рамках междисциплинарного подхода, объединяющего положения аксиологической лингвистики, синтаксической семантики и теории номинации.
Языковое время рассматривается в работах отечественных и зарубежных исследователей [Н.В. Андреева, С.А. Баруздина, А.В. Бондарко, Р.Л. Ковалевский, Ю.А. Мамонова, А.А. Новожилова, А.Р. Нуреева, Е.В. Падучева, Е.А. Смыкова, Ю.С. Степанов, А.Д. Шмелев, Е.С. Яковлева, H. Alverson, W.E. Bull, B. Comrie, R. Declerck, V. Evans, W. Klein, E. Thompson и др.].
Анализ научной литературы позволил установить, что вариативность оценочной репрезентации времени как смыслообразующего элемента жизни человека изучалась изолированно на разных языковых уровнях. В связи с этим описание аксиологической номинации, формирующейся в результате синтеза лексических и синтаксических средств, дает возможность показать способы и особенности экспликации ценностных характеристик времени в английской лингвокультуре, что определяет актуальность данной диссертационной работы. Объектом анализа в исследовании являются средства оценки времени в английской лингвокультуре, предметом - вариативность аксиологической номинации времени.
Гипотеза, выдвигаемая в работе, состоит в том, что оценочные характеристики времени реализуются в многоступенчатом процессе номинации, который может быть представлен иерархической моделью языковых средств лексико-синтаксической категории "аксиологическая темпоральность".
Цель исследования заключается в моделировании процесса, отражающего вариативность аксиологической номинации времени в английской лингвокультуре. Достижение поставленной цели связано с решением следующих задач:
1) установить ценностные характеристики времени в англоязычном социуме;
2) описать вариативность способов оценки, реализуемых на различных языковых уровнях номинации времени;
3) охарактеризовать черты антропоморфной персонификации времени в английской лингвокультуре;
4) определить и классифицировать семантические роли, выполняемые в высказываниях о времени единицами его первичной и вторичной номинации;
5) выделить предикатно-аргументные структуры, эксплицирующие аксиологические свойства и характеристики времени в английском языке.
Материалом исследования послужили 4000 высказываний, равных предложению, в составе которых присутствует лексема time, отобранных сплошной выборкой из американского корпуса текстов The Corpus of Contemporary American English (COCA), а также оригинальных англоязычных публицистических и художественных текстов, датированных XVI - XXI веками и созданных британскими и американскими прозаиками, поэтами, философами, общественными деятелями. Объем проанализированных печатных произведений включает более 20 000 страниц.
Методологическую и теоретическую основу работы составили труды отечественных и зарубежных ученых в таких областях исследований, как аксиологическая лингвистика [Е.В. Бабаева, Н.Н. Болдырев, Т.И. Вендина, Е.М. Вольф, А.А. Ивин, В.И. Карасик, Н.К. Рябцева, Г.Г. Слышкин, D. Graeber, G. Harman и др.]; лексическая и синтаксическая семантика [Т.В. Булыгина, В.А. Плунгян, Г.Г. Почепцов, Я.Г. Тестелец, Т.В. Шмелева, C.J. Fillmore, D. Geeraerts, J. Lyons, F.R. Palmer, C. Tenny и др.]; теория номинации Н.Д. Арутюнова, В.Г. Гак, Г.В. Колшанский, Е.С. Кубрякова, Б.А. Серебренников, В.Н. Телия, А.А. Уфимцева, P. Horwich, S. Kripke и др..
Для решения поставленных задач и достижения цели применялись системный подход и следующие методы лингвистического исследования: гипотетико-дедуктивный при сборе и обобщении языкового материала; интерпретации и классификации выявленных образных реализаций и предикатно-аргументных структур; дистрибутивного анализа в целях установления сферы сочетаемости лексемы time с различными предикатами; контекстуального анализа при выделении типичного синтаксического окружения, выражающего ассоциативные связи исследуемого объекта номинации; сопоставительного анализа для определения аксиологических признаков времени.
Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые на материале английского языка установлена вариативность номинации времени, реализующей отрицательную, нейтральную, положительную и интенциональную оценку; определена парадигма лексико-стилистических (апострофа, графон, сравнение, метафора и метафорический эпитет) и синтаксических средств аксиологической номинации (предикатно-аргументные структуры, пропозитивная номинация) в рамках отдельной языковой категории; охарактеризован статус времени как аксиологической единицы, отражающей актуальные для англоязычного этноса моральные, материальные, этические и эстетические нормы; описаны истоки и диахронические трансформации образа Father Time; установлена вариативность реализации образных воплощений и антропоморфных признаков времени в рамках предикатов, используемых в английском языке, и семантических ролей агентива, датива, объектива и локатива.
Теоретическая значимость исследования состоит в междисциплинарном анализе оценочного аспекта времени, который основан на положениях синтаксической семантики и теории номинации и позволяет дополнить представления о ценностном ориентировании лингвокультуры. Предложенная в диссертации модель аксиологической номинации вносит вклад в процедуру анализа различных фрагментов английской языковой картины мира.
Практическое применение работы заключается в том, что полученные результаты могут быть использованы в вузовских курсах стилистики, лексикологии и теоретической грамматики английского языка, в спецкурсах по функциональной семантике и аксиологической лингвистике, в практике обучения английскому языку как иностранному.
Положения, выносимые на защиту:
1. Вербализация феномена времени в английской лингвокультуре обусловлена выражением аксиологических отношений, реализующих отрицательную оценку - как силы, мешающей человеку и разрушающей все, что ему дорого; нейтральную оценку - как явления окружающей человека действительности, напрямую не связанного с его жизнедеятельностью, положительную оценку - как некоторой силы, способствующей осуществлению человеком поставленных целей или улучшающей его жизнедеятельность.
2. Номинация времени в английском языке представляет собой многоступенчатый процесс, эксплицирующий аксиологическую вариативность: нейтральная оценка - на уровне первичной номинации, отрицательная / положительная - на уровне вторичной лексической номинации, интенциональная - на уровне пропозитивной номинации.
3. Антропоморфная персонификация времени воплощается с помощью различных стилистических и графических приемов, таких как апострофа, графон, сравнение, метафора и метафорический эпитет, репрезентирующих образ Father Time и составляющие его четыре одушевленные действующие лица: Reaper, прекращающего жизнь человека, Mighty Agent, изменяющего жизнь человека, Moving Object, двигающегося с различной скоростью по отношению к человеку, Old Man, проявляющего мудрость и заботу.
4. В рамках предикатно-аргументных структур время реализует семантические роли агентива, намеренно инициирующего своим действием определенное событие, затрагивающее человека или влияющее на него и / или окружающий его мир, локатива, отражающего осмысление времени как пространства, датива и объектива, манифестирующих возможность и невозможность человека управлять временем.
5. Предикатно-аргументные структуры, используемые для описания свойств исследуемого объекта, эксплицируют физическую (пропозиции действия, чувственного восприятия, движения) и психическую (пропозиции состояния и эмоционального восприятия) сферы отношений "человек - время".
Апробация работы. Основные положения диссертации обсуждались на научных семинарах и заседаниях кафедры теории и практики перевода Волгоградского государственного университета [2008 - 2011], нашли отражение в материалах и статьях, опубликованных в научных сборниках, вышедших в Йошкар-Оле [2012], Уфе [2011], Челябинске [2011], в изданиях Череповецкого государственного университета [2012] и Тольяттинского государственного университета [2011]. Содержание исследования отражено в 7 публикациях общим объемом 3,1 п.л. (в том числе 3 статьи в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки России).
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы и источников. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновываются актуальность и научная новизна исследования, указываются цель и задачи, раскрываются теоретическая и практическая значимость работы, формулируются положения, выносимые на защиту.
Первая глава "Аксиологическая номинация времени в английской лингвокультуре" посвящена способам номинации, используемым для экспликации ценностных характеристик времени.
Ценность, являясь центральным понятием аксиологии, выступает как свойство предмета или явления, присущего ему не в силу его внутренней структуры, а потому, что он вовлечен в сферу общественного бытия человека и стал носителем определенных социальных отношений [Философский словарь 2001]. Свойства предметов или явлений, как и они сами, оцениваются с точки зрения их неспособности (отрицательная аксиологическая значимость) или способности (положительная аксиологическая значимость) отвечать потребностям или запросам субъекта, которые формируются в рамках этических норм и системы ценностей, служащей критерием того, что есть "плохо" (антиценность) и что есть "хорошо" (ценность). Характеристики времени в английской лингвокультуре отражают не только аксиологический аспект (time is money), но и рациональный, описывающий степень соответствия общепринятой в социуме этической норме, например: time is a poor beautician - "плохо", time is a great healer - "хорошо". Осмысление времени как ненаблюдаемого феномена производится на основе его проявлений в природных процессах, событиях и действиях человека, в изменении состояния объектов живой и неживой природы, в отношении говорящего субъекта ко времени, характеризуемому как uncongenial, relentless, mighty, strong, forgiving, dread(ful), fair, good, hearty и т.п. Оценка, выносимая субъектом, зависит от опыта, того, что общество считает нравственным / безнравственным, правильным / неправильным, полезным / вредным, и позволяет интерпретировать свойства, присваиваемые времени, как отрицательные (devouring, disfiguring, withering) и положительные (attentive, quiet) и т.п. Анализ характеристик исследуемого объекта позволил установить, помимо аксиологически маркированных, и его нейтральные признаки, не вызывающие какой-либо оценочной реакции со стороны именующего субъекта, не затрагивающие жизнедеятельности человека и окружающего его мира, например: ceaseless, neutral, never-ending. Важным компонентом структуры оценки является точка отсчета, обусловливающая алгоритм локализации аксиологического значения на градационной шкале, которая определяется как нарастание или убывание интенсивности качества либо количества признака [Вольф 2002]. Упорядочение характеристик времени в англоязычном социуме осуществляется по отношению к этической норме в рамках системы моральных, эстетических и материальных ценностей. Градационная шкала, использованная в данной работе вслед за Е.М. Вольф, включает в себя три зоны: "плохо" - отрицательная оценка, "нейтрально" - нулевая оценка, "хорошо" - положительная оценка. Полюсы "плохо" и "хорошо" ярко выражены, так как отражают общекультурное представление о том, что несоблюдение моральных норм воспринимается обществом как отрицательное, а соблюдение - как положительное поведение. Зона нейтральной оценки зависит не только от принятых в социуме ценностей, но и от индивидуальных аксиологических установок говорящего, которые им не эксплицируются. Так, в высказывании I rather believe that time is a companion who goes with us on the journey and reminds us to cherish every moment, because it will never come again. What we leave behind is not as important as how we've live [Star Track: Generations] лексема companion (попутчик) может быть локализована как в зоне нейтральной оценки, так и в зоне положительной оценки в зависимости от тех ценностных стереотипов, которые существуют в сознании отдельно взятого носителя лингвокультуры. Оценочное отношение ко времени предполагает выявление набора аксиологически значимых характеристик, актуализируемых в художественных произведениях, пословицах, поговорках, афоризмах. Данные тексты отражают процесс осмысления исследуемого объекта посредством образов и суждений, репрезентируют взаимосвязь "человек - время" и позволяют теоретически выделить антропоцентрическое темпоральное поле, которое "проецирует" на язык то, как познающий субъект воспринимает время и оценивает. Различная аксиологическая интерпретация смыслового содержания сообщения с точки зрения ценностного ориентирования англоязычного социума применительно ко времени осуществляется в рамках "аксиологической темпоральности" (далее - АТ). Категория АТ, реализуемая при стереотипическом ассоциативно-образном переосмыслении с помощью аксиологических маркеров - элементов различных языковых уровней, соотносит объект номинации с системой ценностей английской лингвокультуры. Указанные маркеры, ранее изучавшиеся либо на уровне лексико-стилистических, либо на уровне синтаксических средств [Баруздина 2008; Кузнецова 2009; Мамонова 2006; Моисееева, Волошкина 2009; Норман 2007 и др.], составляют содержание аксиологической парадигмы описания времени в английской лингвокультуре и потому нуждаются в комплексном анализе, предложенном в данном исследовании. Аксиологические маркеры представлены двумя типами номинации: 1) лексическая, которая имеет вторичный косвенный характер и основана на первичной номинации, не отражающей ценностных свойств времени, 2) пропозитивная, номинирующая изучаемый объект через предложение.
Первичная (прямая) номинация времени - лексема time - имя абстрактного объекта, не дающее каких-либо сведений о его природе, имеет следующие значения: "the thing that is measured in minutes, hours, days, years etc using clocks" [Longman English Dictionary Online], "the indefinite continued progress of existence and events in the past, present, and future regarded as a whole, the progress of this as affecting people and things" [Oxford Dictionaries Online], то есть время не определяется как объект сам по себе, это неотъемлемая часть жизнедеятельности человека. Приведенные дефиниции свидетельствуют о том, что в английском языке за лексемой time закреплено аксиологически немаркированное значение, репрезентирующее какой-либо период или точку на временной шкале. Однако, согласно Oxford Dictionary, Time также обозначает "the personification of time, typically as an old man with a scythe and hourglass - Father Time" [Oxford Dictionaries Online], что является вторичным косвенным наименованием исследуемого объекта, частично использующим фонетический облик уже существующей единицы в качестве нового имени. Вторичные косвенные номинации времени в английском языке, содержащие лексему time, отражают представления об окружающем мире, ассоциируемые с некоторой временной координатой или отрезком, и позволяют проиллюстрировать наличие этноспецифической аксиологической составляющей в своем значении. Например, cucumber time (мертвый сезон в швейном деле или скучное время года), vampire time (ночной образ жизни), to two-time (нарушать супружескую верность), in one's own sweet time (как вздумается, наобум), small time (второсортный, заурядный) и т.п. В английском языке вторичная косвенная номинация времени может осуществляться на основе первичной номинации с использованием time как исходной лексемы, например, time mows down leaves and blossoms, Old Time, либо посредством ее полной замены, например, thing, animal, machinery и т.п. Выбор номинативного знака для описания времени мотивируется актуализируемым в высказывании признаком или свойством. Так, если время воплощается в образе Father Time, то приписываемыми признаками будут антропоморфные черты характера (kind, angry), умственные способности (wise), поступки (teaches, watches) и т.п. В современной лингвистике, помимо лексической номинации, сформировался еще один тип языковой номинации - пропозитивный, объединяющий ряд элементов как участников микроситуации, наделенных некоторыми свойствами и выполняющих различные функции, описываемые в терминах семантических ролей. В суждениях о времени количество участников обычно ограничивается тремя позициями: время (как инициатор изменений, происходящих с предметом высказывания), предмет высказывания и человек, с точки зрения которого оценивается деятельность времени, представленного в суждении вторичной лексической номинацией. Оценка в пропозитивной номинации имеет функциональный характер, так как эксплицируется при помощи предикативной структуры и семантической роли, выполняемой вторичной лексической номинацией времени. Для описания свойств участников события в семантико-синтаксической структуре пропозитивной номинации в данном исследовании использована классификация Ч. Филлмора, так как выделенные ученым падежи имеют универсальный характер и согласуются с различными способами своей поверхностной реализации в конкретном языке [Fillmore 1968]. Ролевая категоризация при формировании высказывания отражает процесс осмысления человеком окружающей его действительности. Образные воплощения времени, характерные для англоязычного социума, идентифицируются его носителями с определенными семантическими ролями, типичными для данного объекта. Например: * агентив - одушевленный инициатор действия: Time was behaving in a more peculiar fashion than ever [Rowling];
* объектив - семантически нейтральный падеж, существительное, чья функция напрямую зависит от семантики глагола: Now, if you only kept on good terms with him <Time>, he'd do almost anything you liked with the clock [Carroll];
* датив (экспериенцер) - живое существо, затронутое действием или ситуацией: Children, Time is dead; now is the beginning of knowledge [Haggard];
* фактитив (результатив) - предмет или существо, возникающее в результате действия или развития ситуации: Oh, instant of time born to colour all eternity to thine own hue [Haggard]; * локатив - место действия или пространственная ориентация действия либо ситуации: And travel through time as through a country filled with many wild and empty wastes [Addison];
* инструменталис - сила или неодушевленный предмет, причинно возникающий в результате действия либо развития ситуации: It was an old woman, tall and shapely still, though withered by time [Dickens].
В общем виде модель номинации времени можно изобразить в виде трехступенчатого процесса (см. Схему 1), где ступень I представлена time как исходной лексемой, выступающей на ступени II во вторичной косвенной номинации самостоятельно, в сочетании с лексемой L (time+L) и/или лексемой N, которая обозначает полную замену time при номинации, ступень III - предикатно-аргументные структуры, построенные с использованием элементов ступени II. При этом единицы, возникающие на второй и третьей ступенях, имеют аксиологический характер. Схема 1.
Модель номинации времени в английской лингвокультуре
Таким образом, вариативность оценочной деятельности человека по отношению ко времени актуализируется в английском языке в рамках "аксиологической темпоральности", реализующей свойства и средства оценки исследуемого объекта. Маркеры данной категории, которые в работе определяются как компоненты лексической и синтаксической структуры, позволяют соотнести феномен времени с ценностными ориентирами англоязычного этноса, отражающими общепринятые материальные, моральные, этические и эстетические нормы.
Вторая глава "Маркеры ценностных характеристик времени в английском языке" посвящена анализу аксиологических свойств исследуемого объекта на уровне лексической семантики и предикатно-аргументных структур.
Образное переосмысление времени в английской лингвокультуре проявляется во вторичной косвенной номинации Father Time (Отец-Время). Данное воплощение впервые упоминается в конце XV - начале XVI вв. и изображается как одетый в мантию лысый старец с бородой и чубом, держащий в руках косу (серп), связывающую течение времени с неизбежностью прихода смерти, песочные часы, отражающие постоянный ход времени, или кувшин с водой (иногда зодиак, дракона или змею, кусающую свой хвост), символизирующий вечность, непрерывность жизненного цикла, целостность мироздания и постоянную смену времен года. Это собирательный образ, который объединяет в себе Короля Падуба (Holly King) - воплощение уходящего года, персонажа английского фольклора и кельтского Бога; Кайроса, олицетворение "счастливого случая"; Смерть (Grim Reaper), изображаемую как скелет с косой в черном балахоне; Кроноса, греческого Бога времени [Alvidas 2004; Merriam-Webster's encyclopedia of literature 1995; Panofsky 1972]. Образ Father Time формируется при слиянии четырех сфер (см. Схему 2), репрезентирующих одушевленные действующие силы: Reaper (жнец), Mighty Agent (могущественный деятель), Moving Object (двигающееся существо), Old Man (старец) (схема адаптирована из: Evans 2006).
Схема 2.
Персонификация Времени в английской лингвокультуре
В представлении носителя англоязычного этноса жнец использует косу (серп) для сбора урожая человеческих жизней, то есть намеренного их прекращения (в этом значении Father Time перекликается с Grim Reaper - Мрачный Жнец, олицетворение Смерти); могущественный деятель наделен силой изменять ход, течение и характер протекающих в жизни человека событий; старец проявляет заботу, доброту и мудрость; двигающееся существо, не являющееся антропоморфным воплощением, использует крылья для перемещения. Таким образом, Father Time - это одушевленная сущность, которая причиняет смерть человеку посредством жатвы (при помощи серпа), влияет на его жизнь, используя свое могущество, наказывает или учит, благодаря своей мудрости, быстро изменяет местоположение в пространстве на крыльях. В английской лингвокультуре антропоморфное воплощение времени эксплицирует стоящий за именем определенный облик: His head was bald and uncovered, but long white whiskers grew down to his waist. About his body was thrown a loose robe of fine white linen. In one hand he bore a great scythe, and beneath the other arm he carried an hourglass [Baum].
Образ Father Time заимствован англоязычной художественной литературой из изобразительного искусства Средневековья, воплощающего время в мрачном, устрашающем, жестоком и каннибалистическом облике, который менялся на протяжении нескольких столетий и оказывал влияние на поэтов и прозаиков XVI - XVIII вв., персонифицировавших время как пожирателя и разрушителя. В произведениях данного периода (У. Шекспир, У. Рэли, М. Дрейтон, Р. Геррик и др.) Время - человек, оно имеет "юность" (thy youth past), "хвастает" (boast), "говорит" (tell this, yet see thou tell but truly what hath been), "созерцает" (behold), что-то "ищет" (thou hast sought to see), "уходит" от человека (thou pass, I call'd on Him but awhile to stay; But he'd be gone), его "руки" беспощадно все разрушают (Time's fell hand, destroyed by Time's devouring hand). Писатели подчеркивают недружелюбие Времени, так как оно "старит" человека, превращая радости в пыль (do thy worst, old Time; time pays us but with age and dust), является скоротечным, неуловимым (swift-footed, speedy Time, Old Time is still a-flying, away he flew), предвестником смерти или самой смертью (he told me too Mine end near was, Time bears all its sons away).
В XVII веке наблюдается расширение символического содержания персонифицированной фигуры Времени, однако отношение как к недружелюбно настроенной сущности сохраняется: Время - вор, завистливый и крадущий у человека молодость (envious time; thief of youth, stoln on his wing my three and twentieth year). Авторы произведений упоминают такие атрибуты образа, как песочные часы (An hour-glass, in which were sands but few), крылья (Time was upon the wing, to fly away), крылатая колесница (Time's wingеd chariot), свитки в руках (writings, registers).
Начиная с XVIII века, каннибалистические черты пожирателя все реже возникают в образе Time, проявляется двойственность отношения к нему человека: Время начинает ассоциироваться c добротой, наделяется качествами утешителя (comforter, lulling), целителя (healer when the heart hath bled; thee alone, a cure; a hand to lay on sorrow's wound), дарителя (If such thy gifts, O Time! thee bestowed those boons) и единственного, на кого можно надеяться (On thee I rest my only hope). Однако его неотъемлемые атрибуты - крылья - своевольные, тяжелые и ужасные (arbitrary, leaden, pond'rous wing), а огромный серп служит орудием для уничтожения империй (Time's enormous scythe, whose ample sweep // Strikes empires from the root [YE].
В XIX веке каннибалистический образ был полностью утрачен, тем не менее, черты разрушителя сохранились вплоть до XXI столетия: glooming, cruel, unsparing, dangerous, the tyranny of time. Наряду с изображением отрицательных и положительных черт Времени человек хочет быть беспристрастным, высказываясь о его природе, и поэтому судит о нем как о справедливом (impartial), не нуждающемся в помощи (unassisted) и т.п. Неотъемлемыми атрибутами являются песочные часы, крылья и серп (коса). В этот период происходит дальнейшее развитие символического содержания антропоморфного воплощения времени, которое продолжается в XX и XXI вв. Диахроническое описание персонификации времени представлено в Таблице 1 (символом "*" отмечены образы, появляющиеся в том или ином столетии, знаками "-", "0", "+" - соответствующая оценка).
Таблица 1. Трансформация антропоморфной персонификации времени
ПериодОбраз ВремениАтрибутыОтношения
"человек - Время"ОценкаXVI - XVIIпожиратель,
разрушитель, предвестник смерти * песочные часы
* крылья
* колесница
* свиткинедружелюбие-XVII* ворXVIII
разрушитель,
предвестник смерти,
вор
* песочные часы
* крылья
* серп (коса)
проявляется двойственность: наряду с недружелюбием, в образе Времени возникают черты доброжелательности - / +* даритель,
* утешительXIX - XXI
разрушитель,
вор,
Father Time,
создательжестокость в образе уравновешивается добротой, человек демонстрирует нейтральное отношение ко времени- / 0 / + Начиная с XVI века, время становилось объектом оценки человека, менявшейся на протяжении пяти веков: оно утрачивало каннибалистические черты пожирателя (отрицательная оценка), навеянные средневековым изобразительным искусством, и постепенно приобретало добродетельность и мудрость, присущие фигуре Father Time (положительная оценка), существующей в современной англоязычной литературе и сохранившей качества разрушителя, который стал менее жестоким и мрачным. Антропоморфная персонификация в англоязычном этносе проявляется также при описании определенных действий времени, среди которых в анализируемых текстах выделяются:
* изменение или уничтожение: time brings ruin; time obliterates; time effaces; time eats away и т.п.;
* влияние на человека или окружающий мир: Time had made the face more intensely unpleasant and vulgar-looking than ever [Haggard]; time hustles; time changes everything; time brought with it its changes; time mellowed them, time weakens;
* передвижение: time runs, time passes, time stands still, time jumps;
* достижение определенного результата или удовлетворение потребностей: Time does his work honestly; time tells; time plays its ultimate chuckling tricks; time tutors; time does wonders; time unveils the Medusa-headed truth; time begets; time conquers;
* проявление эмоций, характера: time meddles with everything, time behaves, time makes fools, time is jealous, time brings its revenges, time will be good to you, mockery of time; time admits no argument;
* демонстрация умений, навыков, знаний: time is a poor beautician, time is the finest worker, Time is the best of critics, Time is the best teacher.
Представление о времени как о человеке предопределяет описание его антропоморфных характеристик, отражающих выносимую говорящим субъектом оценку: * свойств и качеств (dead, mortal, heartless; powerful, fatherly и т.п.), приближающих его природу к человеческой;
* походки (time goes, strides, marches, paces, treads, fleets, steals on, tiptoes away, leaves trace behind и т.п.);
* внешности (old, wrinkled, snow white hair);
* других признаков: hands, autograph, feet, head, face, eyes, sight, forelock, hair, sigh, mouth, voice, teeth, throat, neck и т.п. Воплощение времени в образе антропоморфа получило всестороннее отражение в современной художественной литературе, детально характеризующей внешность Времени, его атрибуты (wings, hourglass, scythe), манеру поведения, вид деятельности и отношение к человеку, каким его видят носители англоязычного этноса.
Вторичная косвенная номинация времени может иметь как обобщающий вид, то есть называть исследуемый объект именем целого класса, так и идентифицирующий, позволяя приписать "особые выделительные приметы" объекту номинации [Арутюнова 1977]. Так, если время определяется как движение (обобщающий признак), то избираемые для данной цели идентифицирующие образы будут актуализировать различный характер изменения местоположения в пространстве: * river, stream, current - быстрое и стремительное течение: Yet the current of the time swept by, so strong and deep, and carried the time away so fiercely [Dickens]; * wheel - равномерное и размеренное течение: ... the wheel of Time is rolling for an end, and that the world is, in all great essentials, better, gentler, more forbearing, and more hopeful, as it rolls! [Dickens]; * sand - ускользание от человека: Time is like a handful of sand - the tighter you grasp it, the faster it runs through your fingers [Thoreau]; * circus - непостоянство, выражаемое в том, что время никогда не стоит на месте: Time is a circus, always packing up and moving away [Hecht].
Вторичные косвенные номинации времени могут актуализировать различные идентифицирующие признаки: * социальную принадлежность: dressmaker, story-teller, gypsy, king, parent, judge, enemy и т.п.;
* поведение или характер перемещения в пространстве: time dugs, mole, to bestride time, predator, black ox и т.п.;
* ценность: gold, diamond, treasure, income, valuable resource, asset, scarcity и т.п.;
* протяженность: road, life, bridge и т.п.; * действия, осуществляемые человеком над временем: to buy up time, to lose time, to steal time, time is ripe, typewriter, thing и т.п.
В основе вторичной косвенной номинации времени в английском языке лежат лексико-стилистические и графические приемы, которые являются средством создания эмоционально-экспрессивных образов: апострофа, графон, сравнение, метафора, метафорический эпитет.
Апострофа - обращение к отсутствующему лицу как к присутствующему или к неодушевленному предмету как к одушевленному [Литературная энциклопедия 1930]: Let me not live, O Time, to be old and weary // Thou, who art God of all Gods, and King // of all Kings // Let me not walk like a ghost in the sun, and // dreary [Rand]. Графон - стилистически значимое отклонение от графического стандарта и/или орфографической нормы [Сковородников 2002]: If you knew Time as well as I do, you wouldn't talk about wasting IT. It's HIM [Carroll].
Сравнение - сопоставление изображаемого предмета или явления с другим предметом по присущему им обоим признаку - эксплицирует ассоциативное переосмысление (1), а также актуализирует те признаки, которые субъект высказывания считает наиболее важными для создания образа (2): (1) Time, burrowing like a mole below the ground, had marked his track by throwing up another heap of earth [Dickens];
(2) Time went on in Coketown like its own machinery: so much material wrought up, so much fuel consumed, so many powers worn out, so much money made [Dickens], где характеристиками времени как механизма (машины) будут производительность (material wrought up), мощность (powers worn out) и отдача (money made).
В основе метафоры лежит образ, созданный в данном социуме. Его смысл раскрывается лишь в той лингвокультуре, к которой он принадлежит, а оценка во многом зависит от системы моральных, этических, эстетических и материальных ценностей, от мировоззрения и фоновых знаний носителя английской лингвокультуры. Метафоры, представленные в исследуемых текстах, могут быть разделены на 4 структурных типа, включающих несколько видов (см. Таблицу 2), где Т (tenor) - субъект метафоры, в данном случае - время, а V (vehicle) - объект метафоры (употребление tenor и vehicle см. в работах: Dawes 1998; Richards 1936; Way 1994). Классификация метафор, принятая в данном исследовании при анализе языкового материала, предложена Д. Стрэйкером (D. Straker) [Сhangingminds.org] и объединяет основные и наиболее распространенные виды, используемые при номинации времени.
Таблица 2. Структурные типы метафоры
Структурный типВид метафорыТ acts Vмертвая метафора (dead metaphor)time flies; time goes by;Т is Vбазовая метафора (root metaphor)Time is money [Franklin]; Father Time;активная метафора (active metaphor)Time is a figure eight, at its center the city of Dejа Vu [Brault];креативная метафора (creative metaphor)Time is the glue that bonds a broken heart, but love is the air which dries the glue [J. Franklin];конвенциональная метафора
(conventional metaphor)time is up, time is out (time is down, time is in - отсутствует в английском языке);составная метафора
(compound metaphor)
время - пространство (space), время - движение (short, span, point), юношество - иллюзия (досл. от fancy), старость - мудрость (sage experience);Time is short. Seventy years in the eye of youthful fancy seems a vast and almost boundless space; but in the estimate of sage experience, and in the full view of eternity, they contract to a span and dwindle to a point [Thornton];первичная метафора (primary metaphor)For though time may seem to drag slowly on // Before you will know it, time will be gone [Hoffman];V replaces Т
погруженная метафора
(submerged metaphor)Time stopped for him. That blind, slow-breathing thing crawled no more [Wilde];имплицитная метафора (implicit metaphor)This thing all things devours: Birds, beasts, trees, flowers; Gnaws iron, bites steel; Grinds hard stones to meal; Slays king, ruins town; And beats high mountains down [Tolkien];абсолютная метафора (absolute metaphor)
This is the violet hour, the hour of hush and wonder, when the affections glow again and valor is reborn, when the shadows deepen magically along the edge of the forest and we believe that, if we watch carefully, at any moment we may see the unicorn [DeVoto]; развернутая метафора (extended metaphor)It rolls in grandeur lone // The stream of Time; // And on its shores lie strown // The wrecks of every clime [Rice];V of Тконцептуальная метафора (conceptual metaphor)As if the course of Time had been stopped after this desolation, and there had been no nights and days, months, years, and centuries, since [Dickens]; Персонификация, являющаяся особым видом концептуальной метафоры, позволяет носителям английской лингвокультуры изображать время в неограниченном количестве антропоморфных воплощений, имеющих похожие функции, но различающихся по социальному статусу / групповой принадлежности, возрасту, виду деятельности, отношению к человеку, а также по оценке: * отрицательной: devourer, miser, time mows down, avenger, time devours, time destroys как символы уничтожения; * нейтральной: companion, worker, distributor и др;
* положительной: healer, consoler, softener, time brings justice, spinner, story-teller как символы созидания. Общим для всех вышеперечисленных воплощений можно назвать то, что Время понимается как одушевленный агент, намеренно инициирующий своим действием какое-либо событие, что дает возможность классифицировать не только ценностные характеристики образных манифестаций времени, выраженных с помощью вторичной косвенной номинации, но и характер приписываемых ему действий, реализуемых в рамках предикатно-аргументной структуры высказывания. Оценочная деятельность говорящего субъекта на уровне пропозиции проявляется в том, что образное воплощение времени выполняет функции исцеления, разрушения, обмана, награждения и т.п., то есть человек ставит его на место действующего лица и наделяет определенными свойствами, которые соотносятся с отрицательной или положительной оценкой. Например: What if at this point I discover that time has been quietly doing its work without my noticing, its work of gnawing and corroding and undermining? [Bramston], где вторичная косвенная номинация time (время) является нейтрально-оценочной, однако выполняемые функции gnawing and corroding and undermining локализуют высказывание в зоне отрицательной оценки, так как, с точки зрения моральных ценностей, уничтожение соотносится с понятием "плохо". С учетом того, что в данном исследовании определяются различные функции анализируемого объекта, пропозитивные номинации, отобранные в результате анализа языкового материала, были рассмотрены в рамках типологии, описанной Т.В. Шмелевой [1994]. Разграничение С-пропозиций ("портретирующих" представления о времени как об участнике событий, происходящих с человеком) и Л-пропозиций (отражающих субъективные результаты умственных операций) проведено по признаку узуальности / окказиональности: принятые и конвенционально закрепленные суждения Time cures all things; Time works wonders иллюстрируют С-пропозиции, а единично употребляемые Time is the ghost of every instant passed [LT] - Л-пропозиции. Структуру группы С-пропозиций можно охарактеризовать следующим образом: состояние - переменное свойство субъекта, например, lay snoring - never standing still; fast, fleet, rapid - slow; good, hearty, kind - wicked и т.п.; движение - перемещение или изменение положения объекта; действие - деятельность, предполагающая определенный исход; восприятие - процесс, не нацеленный на достижение результата и характеризующий время как существо, наделенное органами чувств. Событийные пропозиции, в которых оценка зависит от лексического наполнения, приведены в Таблице 3.
Таблица 3. Событийные пропозиции описания времени
Отношения "человек - Время"Событийные пропозицииСостояниеДвижениеДействиеВосприятие"Физические"
Time is ripe.
Time is dead.
Time is gone.Time flies.
Time drags along.
Time hustles.Time disfigures.
Time cures.
Time softens.Time watches.
Time devours everything.
Time seemed to look at him."Эмоциональные"---Time is forgiving.
Time is deceitful. Логические пропозиции характеризации (см. Таблицу 4) "сообщают о некоторых установленных признаках, качествах или свойствах" [Шмелева 1994], а также отражают отрицательно- / положительно-оценочные и нейтральные признаки времени:
Таблица 4.
Логические пропозиции описания времени
ОценкаПропозиции характеризацииТаксономические КачественныеОтрицательная / положительнаяOld Time is a miser.
Time is the fire.
Time is treasure.godlike time,
stony-face time,
hard-hearted time;НейтральнаяTime is a companion.
Time is a tale.restless time,
rolling time; Для выявления ценностных характеристик времени, олицетворяющего действующую сущность, которая участвует в жизни человека, были классифицированы семантические типы предикатов [Булыгина 1982], лежащих в основе высказываний о времени, что позволило установить, как оно оценивается человеком и соотносится в его сознании с другими явлениями окружающей действительности. В результате анализа языкового материала по признакам агентивность / неагентивность и статичность / динамичность в данном исследовании выделены следующие шесть групп предикатов: "деятельность", "отношение", "восприятие", "местоположение", "качество", "состояние". "Деятельность" - длящаяся агентивная ситуация, в которой время понимается как некий агент, который намеренно инициирует своей физической активностью событие, нацеленное на определенный исход и влияющее на человека и окружающий его мир: You are time. Foul time, who steals the gold from a maiden's hair and takes the sapphire from a child's eyes. Dark time, who has stolen from every thing there ever was all the things that it held precious and divine... And left nothing but ashes and memories and the grave [Gaiman].
"Отношение" - длящаяся агентивная ситуация, отражающая то эмоциональное восприятие, которое "испытывает" Время по отношению к человеку. Семантическая роль агентива в данной предикативной структуре принадлежит образному воплощению времени, как персонифицированному, так и неперсонифицированному: Time ... scorns to have you at a disadvantage [Dickens].
"Восприятие" - длящаяся агентивная ситуация; отличается от деятельности тем, что характеризует неосознанный процесс, воздействующий на органы чувств; имеет взаимонаправленный характер: время  человек (1), человек  время (2): (1) And the bright, dark eyes of his debased time seemed to look at him [Dickens];
(2) The time was close - she could feel it in every sinew [Harris].
"Местоположение" - мгновенная агентивная ситуация, зависящая от воли инициатора (времени) и констатирующая перемещение или положение в определенной точке пространства: But at my back I always hear // Time's winged chariot hurrying near: // And yonder all before us lie // Deserts of vast eternity [Marvell]. Данный предикат описывает также местонахождение человека во времени как в пространстве: The frail bridge of time on which we tread sinks back into eternity at every step we take [Jerome].
Предикативные группы "состояние" и "качество" характеризуются тем, что заложенное в них агентивное значение имплицитно. Оно реализуется при сравнении времени с каким-либо объектом или предметом окружающей человека действительности посредством переноса функций. В рамках теории глубинных падежей в указанных предикативных группах вторичная лексическая номинация времени исполняет роль датива или объектива. "Качество" - это длящаяся неагентивная ситуация, в которой Время является носителем определенных свойств, "присущих ему от природы": And time could only tutor us to eke our rapture's warmth with custom's afterglow [London].
"Состояние" - длящаяся неагентивная ситуация, эксплицирующая переменные признаки исследуемого объекта, не связанные с пространственной ориентацией; по сравнению с "качеством" состояние характеризуется нестабильностью и эпизодичностью: On her beauty there has fallen a heavier shade than Time of his unassisted self can cast, all-potent as he is [Dickens].
Анализ описанных предикатов показал, что реализуемое в них аксиологическое значение имеет интенциональный характер, то есть обусловливается намерениями говорящего субъекта и лексическим наполнением структуры. Так, в основе нижеприведенных пропозитивных номинаций лежит один и тот же оценочно-немаркированный предикат - местоположение (А - человек, Т - время):
А находится в / движется сквозь Т
1. Presumably Thyodo does not mind, for he no longer creeps along the weary road of Time, but rests in eternity [COCA]. 2. As a pragmatically enlightened people, we travel down the linear road of time, acquiring knowledge [COCA].
3. It was an adventurous journey down a long road of time to an unknown destination in a far and wondrous place [COCA].
В высказывании 1 отрицательное аксиологическое значение эксплицируется при помощи лексем creep, weary road of Time. В высказывании 2 номинация linear road of timе актуализирует нейтральную оценку, в высказывании 3 положительная оценка реализуется посредством словосочетаний adventurous journey, far and wondrous place. В общем виде пропозитивные номинации, выделенные и классифицированные в исследовании, отражены в Таблице 5 (символом "-" отмечена отрицательная оценка, "0" - нейтральная, "+" - положительная, "" - интенциональная; Т обозначает Время, А - человека, N - объект окружающей человека действительности, Q - качество, Z - цель, L - место). Таблица 5. Предикатно-аргументные структуры описания времени
Предикат ПропозицияОценкаДеятельностьСозиданиеT делает так, что А / N начинает свое существование;+РазрушениеT делает так, что А / N прекращает свое существование;-ИсчезновениеT делает так, что А / N теряет N1 / Q-ПревращениеT делает так, что А / N становится А1 / N1;Воздействие / ИзменениеТ делает так, что А / N приобретает / проявляет свойство Q;А делает так, что N зависит от Т;
А манипулирует Т;
А использует Т для Z;ОтношениеЭмоциональное восприятиеT проявляет эмоциональное отношение к АВосприятиеФизическое восприятиеT воспринимает А;А воспринимает T;0 / МестоположениеДвижение / Перемещение * T делает так, что А перемещается в L
* T движется в LМестоположениеT находится в L;А находится в Т;0 / Состояние / КачествоПодобие* T подобен N;
* T имеет свойства N;А проявляет свойства Т;СравнениеT делает что-то, как NПорождениеT порождает NОтождествление* T есть N;
* N(Т); Парадигма средств аксиологической номинации времени может быть представлена в виде следующей модели (см. Схему 3), где N обозначает лексему, заменяющую time при номинации посредством использования тропов и фигур речи.
Схема 3.
Аксиологическая номинация времени в английской лингвокультуре
Предложенная модель позволяет установить ассоциативные связи, выявить и систематизировать лексико-стилистические средства и семантико-синтаксические структуры, реализующие процесс аксиологической номинации времени в английской лингвокультуре и эксплицирующие отрицательную, нейтральную или положительную оценку, актуализируемую в высказывании в зависимости от интенции говорящего субъекта.
В заключении обобщаются результаты проведенного исследования и формулируются основные выводы.
Вариативность аксиологической номинации времени в английской лингвокультуре реализуется на уровне вторичной лексической и пропозитивной номинаций. Пропозитивная номинация времени осуществляется с помощью набора предикатов, в которых время исполняет роль некоего агента, намеренно инициирующего своим действием определенное событие, затрагивающее человека или влияющее на него и окружающий его мир. В процессе анализа языкового материала по признакам агентивность / неагентивность и статичность / динамичность выделено 6 предикативных групп: "деятельность", "отношение", "восприятие", "местоположение", "качество" и "состояние", в которых синтаксическая реализация лексемы time ограничивается семантическими ролями агентива, датива, локатива и объектива. Поверхностные структуры, эксплицирующие предикативные группы, насчитывают 22 позиции, объединяемые в 14 классов по типам описываемых событий: это пропозиции созидания, разрушения, исчезновения, превращения, воздействия / изменения, эмоционального восприятия, физического (чувственного) восприятия, движения / перемещения, местонахождения, подобия, сравнения, порождения, отождествления. Пропозиции описания времени, отражающие различную оценку исследуемого объекта, являются этнокультурными маркерами, так как воплощаемые в них образы отражают принадлежность к системе ценностей англоязычного социума и прогнозируют возможные ассоциации, которые могут быть воплощены в английской лингвокультуре.
Таким образом, проведенное исследование позволило определить маркеры оценочной деятельности субъекта по отношению ко времени и установить, что на уровне косвенной номинативной деятельности при помощи лексико-стилистических и синтаксических средств исследуемый объект номинации наделяется различными образными реализациями, имеющими отрицательные, нейтральные и положительные характеристики. В ходе анализа показано, что актуализация ценностных свойств времени в английском языке осуществляется посредством многоступенчатого процесса аксиологической номинации в рамках лексико-синтаксической категории "аксиологическая темпоральность".
Перспективы исследования связаны с разработкой классификации аксиологических маркеров в рамках указанной категории в различных лингвокультурах.
Основные положения исследования отражены в 7 опубликованных работах общим объемом 3,1 п. л. (без соавторов):
1. Шейко, А.М. Семантико-синтаксические структуры образного описания феномена "время" в английском языке / А.М. Шейко // Вектор науки ТГУ. - № 2 (16). - Тольятти: Изд-во Тольяттинского государственного университета, 2011. - С. 274 - 277 (0,36 п.л.). Статья опубликована в издании, рекомендованном ВАК Минобрнауки России.
2. Шейко, А.М. Ценностные характеристики языкового времени в англоамериканской лингвокультуре / А.М. Шейко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 2, Языкознание. - № 2 (12). - Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2010. - С. 113 - 119 (0,62 п.л.). Статья опубликована в издании, рекомендованном ВАК Минобрнауки России.
3. Шейко, А.М. Пропозиции образного описания времени в английской лингвокультуре / А.М. Шейко // Вестник Череповецкого государственного университета. - № 1 (37). Т. 2. - Череповец: Изд-во Череповецкого государственного университета, 2012. - С. 101 - 104 (0,37 п.л.). Статья опубликована в издании, рекомендованном ВАК Минобрнауки России.
4. Шейко, А.М. Стилистические средства презентации языкового времени в английской лингвокультуре / А.М. Шейко // Научная перспектива. - № 2. - Уфа: "Инфинити", 2011. - С. 66 - 67 (0,33 п.л.).
5. Шейко, А.М. Аксиологическая темпоральность в английской лингвокультуре. К постановке вопроса / А.М. Шейко // Новый университет. - № 9 (9). - Йошкар-Ола: Научно-издательский центр "Коллоквиум", 2011. - С. 52 - 57 (0,5 п.л.).
6. Шейко, А.М. Образные репрезентации времени в английской и немецкой лингвокультурах. Сопоставительный анализ / А.М. Шейко // Вестник Волгоградского государственного университета. Серия 9, Исследования молодых ученых. - Вып. 9. - Волгоград: Изд-во Волгоградского госуниверситета, 2011. - С. 45 - 49 (0,4 п.л.).
7. Шейко, А.М. Пропозитивно-семантическая реализация ценностных характеристик феномена "время" в английской лингвокультуре / А.М. Шейко // Lingua Mobilis. - № 5 (31). - Челябинск: "Энциклопедия", 2011. - С. 98 - 108 (0,52 п.л.).
15
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
61
Размер файла
1 129 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа