close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ЧЖУАНСКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ: ЖАНРОВО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Лю Ли Шифр научной специальности: 17.00.02 - музыкальное искусство Шифр диссертационного совета: Д 212.199.20 Название организации: Российский государственный педагогический университет им.А.И.Герцена Адрес организации: 191186, г.Сан
На правах рукописи
УДК 784.4 Лю Ли
ЧЖУАНСКАЯ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ: ЖАНРОВО-СТИЛЕВЫЕ ОСОБЕННОСТИ
Специальность: 17.00.02 - музыкальное искусство
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата искусствоведения
Санкт-Петербург
2012
РАБОТА ВЫПОЛНЕНА НА КАФЕДРЕ
МУЗЫКАЛЬНОГО ВОСПИТАНИЯ И ОБРАЗОВАНИЯ
ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО БЮДЖЕТНОГО ОБРАЗОВАТЕЛЬНОГО УЧРЕЖДЕНИЯ
ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ
"РОССИЙСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ПЕДАГОГИЧЕСКИЙ
УНИВЕРСИТЕТ имени А.И. ГЕРЦЕНА"
Научный руководитель: доктор искусствоведения, доцент, профессор кафедры музыкального воспитания и образования факультета музыки Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена" ОГАРКОВА НАТАЛИЯ АЛЕКСЕЕВНА
Официальные оппоненты: доктор искусствоведения, старший научный сотрудник, ведущий научный сотрудник сектора музыки Федерального государственного научно-исследовательского учреждения культуры "Российский институт истории искусств" СЕРЕГИНА НАТАЛЬЯ СЕМЕНОВНА
кандидат искусствоведения, доцент, доцент кафедры сольного пения факультета музыки Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего профессионального образования "Российский государственный педагогический университет имени А.И. Герцена"
САВЕЛЬЕВА ЮЛИЯ ВЛАДИМИРОВНА
Ведущая организация: Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "НИЖЕГОРОДСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННАЯ КОНСЕРВАТОРИЯ (АКАДЕМИЯ) ИМ. М.И. ГЛИНКИ" Защита состоится " " 2012 года в часов на заседании совета по защите диссертаций на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени доктора наук Д 212.199.20 на базе Российского государственного педагогического университета им. А. И. Герцена по адресу: 199155, Санкт-Петербург, пер. Каховского, д. 2, ауд. 404.
С диссертацией можно ознакомиться в Фундаментальной библиотеке Российского государственного университета им. А.И. Герцена по адресу: 191186, наб. реки Мойки, 48, корпус 5.
Автореферат разослан " " сентября 2012 года
Ученый секретарь Совета,
кандидат педагогических наук,
профессор И.С. Аврамкова ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования. Чжуанская народная песня, как и различные фольклорные песенные культуры, тесным образом связана с национальными традициями, географическими и природными условиями проживания чжуанов - коренной народности Южного Китая, вошедшей в состав пятидесяти шести этнических групп страны. Проживают чжуаны в провинции Гуанси, в основном в Гуанси-Чжуанском автономном районе, занимающим достаточно обширную территорию. За многие тысячи лет у чжуанского народа сложились собственные обычаи и традиции в различных сферах социальной и культурной жизни: труд, быт, праздники, свадебные и похоронные обряды, религиозные ритуалы и др. Все они сопровождаются песнями, создававшимися в соответствующих традиции жанрах и отмеченных своими специфическими стилевыми особенностями. Чжуанская народная песня заслуживает особого внимания как феномен, активно функционирующий в рамках современной культуры региона. Разнообразие, богатство и художественные достоинства значительного пласта чжуанских народных песен дают основания рассматривать их как часть китайской фольклорной традиции, и как самобытное явление, имеющее свою историю, языковую (диалектную) природу, содержательную и композиционную специфику, исполнительскую манеру. Представляется несомненной необходимость исследования генезиса, истории и жанрово-стилевой специфики чжуанской народной песни (ладовой системы, форм интонирования, вокальной техники исполнителей) в едином этнокультурном комплексе. Данная работа является первой попыткой обобщающего исследования столь уникального явления как чжуанская народная песня, что определяет ее актуальность.
Степень изученности проблемы. Несмотря на ряд трудов, посвященных изучению чжуанской народной песенной культуры, остаются малоисследованными проблемы жанрово-стилевой специфики данной традиции, особенностей структуры поэтического текста, его взаимодействия с музыкальным рядом, песенной строфики и мелодики, ладоинтонационной организации, фактуры и форм вокального интонирования. Отдельные аспекты феномена чжуанской народной песни, безусловно, изучались учеными, специализирующимися в различных областях современной науки: филологами, этнологами, историками музыкальной культуры. К наиболее значительным источникам по истории культуры чжуанского народа следует отнести работы Чжан Шэнчжэня, Хуан Сяньфаня, Хуан Цзансу, Цинь Гошэна. В диссертации вводятся в научный оборот труды филологов Ху Чжунши, Оуянь Жосю, Лян Тинвана, Вэй Цилиня.
Большое значение в контексте изучения жанровой специфики чжуанской народной песни имело рассмотрение различных классификаций китайской народной песни, представленных в работах Фань Цуиня, Фэн Миняна, Люй Цзы, Ма Хуа, Чан Лиин.
Отдельные аспекты, связанные с особенностями стилистики чжуанской народной песни, отражены в исследованиях Ду Ясюна "Обзор народной музыки национальных меньшинств Китая", Фань Цуиня "Обзор многоголосной песни Китая", У Годуна "Народная музыка национальных меньшинств Китая". Однако, в них материал о стиле чжуанской народной песни изложен обобщенно и отсутствует специальный музыковедческий анализ. При всей ценности трудов названных авторов остается широкое поле для исследования историко-культурной, жанрово-стилевой проблематики чжуанской народной песни.
Объектом исследования является чжуанская народная песня как жанрово-стилевой феномен.
Предметом исследования является изучение проблем истории развития, жанрового состава, содержательной структуры, ладоинтонационных, метроритмических, фактурных, композиционных особенностей чжуанской народной песни.
Цель исследования: выявить общие и специфические жанрово-стилевые особенности чжуанской народной песни.
Задачи исследования:
* рассмотреть представленные в исследованиях китайских ученых методы классификации китайской народной песни; * дать характеристику одной из основных классификаций китайской народной песни саньфэнь фа (в переводе с китайского: саньфэнь - делить на три части, фа - метод), основанной на дифференциации песен по принципу их функционирования в традиционной культуре и представленной типами хаозцы, шаньгэ и сяодяо;
* определить общие жанрово-стилевые признаки китайских народных песен хаозцы, шаньгэ и сяодяо с привлечением анализа музыкального материала;
* обосновать классификацию чжуанской народной песни с точки зрения жанрового и содержательного аспектов;
* рассмотреть специфику чжуанской шаньгэ в аспекте диалектной природы чжуанского языка;
* выявить принципы взаимодействия текста и напева в чжуанской шаньгэ;
* определить жанрово-стилевые особенности чжуанской шаньгэ северного, южного и среднего региона провинции Гуанси;
* исследовать наиболее характерные черты многоголосной чжуанской песни;
* представить анализ жанрово-стилевых признаков чжуанской сяодяо и фэнсуге. Методология исследования основывается на теоретической базе китайского этномузыкознания, при этом соотносятся и используются различные подходы, методики анализа. Концепция изучения китайской народной песни, представленная в трудах по истории музыки и музыкального фольклора Китая, оказала влияние на отдельные положения данной диссертационной работы. Источниковедческую базу настоящего исследования составили публикации литературных и нотных сборников чжуанских народных песен, а также общих собраний музыкального фольклора; полевые аудио- и видеозаписи песен, выполненные в различных районах провинции Гуанси с частичной расшифровкой автора. В процессе работы проделан анализ значительного объема чжуанских песен разных жанров, заимствованных как из уже опубликованных источников, так и записанных от носителей культуры (более 100 образцов). В работе с источниками песен в китайской цифровой нотации автором осуществлялся её перевод в общепринятую европейскую нотацию.
Методы исследования: в диссертации использованы методы источниковедческого, историко-географического, историко-культурного, музыкально-теоретического анализа. Основные положения, выносимые на защиту:
* Чжуанская народная песня в своем генезисе и последующей эволюции отразила историю страны. Существенные содержательные и жанрово-стилевые признаки чжуанской народной песни обусловлены как взаимосвязью с общими традициями китайской народной песни, так и с географической, этнической, языковой спецификой народности чжуанов.
* На основе анализа практики функционирования и жанрово-стилевой специфики предлагается следующая типология чжуанской песни: шаньгэ, сяодяо и фэнсуге. В чжуанском фольклоре особое значение в связи с бытованием песен в горной местности приобрела традиция шаньгэ. * На основе типологии китайской народной песни по содержательному признаку, разработанной в трудах Хуан Гэ, Мэн Гуанчао, Вэй Вэньцюня, в диссертации предлагается типология жанров чжуанской песни, предполагающая деление на семь типов: трудовые песни, сюйши гэ (эпические и героические песни), фэнсугэ (обрядовые песни), песни этического содержания, семейно-бытовые, революционные, песни о любви и браке. * Особенности пяти жанрово-стилевых разновидностей шаньгэ - хуань, би, си, цзя, лунь определяются диалектной спецификой языка и структурой текстов. * Одноголосная и многоголосная шаньгэ дифференцируются в зависимости от региона функционирования и практики бытования на северную, южную и среднюю песенные традиции. Жанрово-стилевые особенности чжуанской шаньгэ характеризуются как общими для китайской народной песни закономерностями, так и индивидуальными. Специфика шаньгэ северного, южного и среднего регионов определяется своеобразием интонационной, ладовой, метроритмической, композиционной структуры.
* Чжуанская народная песня сяодяо и фэнсугэ обладает, в отличие от аналогичных жанров других регионов Китая, специфическими содержательными и композиционными параметрами, обусловленными практикой их функционирования в культуре.
Научная новизна. Настоящая работа явилась первым опытом обращения к песенному фольклору чжуанов, где осуществляется попытка совместить всё многообразие различных ветвей чжуанской песни в географическом, историческом и жанрово-стилевом аспектах: * впервые введен в научный обиход российского музыкознания ранее неизученный пласт чжуанского музыкального фольклора;
* впервые предпринята попытка рассмотреть чжуанскую народную песню как региональный жанрово-стилевой феномен в рамках представленной в работе типологии - шаньгэ, сяодяо, фэнсуге;
* впервые предлагается метод сравнительного анализа чжуанской народной песни, основанный на выявлении закономерностей взаимодействия слова (диалектной структуры языка, принципов рифмообразования, строфики) и музыки (ритмо-интонационной, ладовой, композиционной структуры);
* впервые последовательно выявляется жанровый состав народных песен чжуанского региона: определяются как общие, так и специфические жанрово-стилевые особенности;
* впервые в российское музыкознание введены китайские источники по этнической истории и музыкальному фольклору чжуанов;
* впервые в научный оборот введены переводы отдельных первоисточников с китайского языка (тексты песен), а также переводы значительного объема песен с цифровой китайской нотации в европейскую. Теоретическая значимость результатов диссертационного исследования состоит в том, что:
* выявлены основные жанровые разновидности чжуанской народной песни;
* разработан и апробирован метод сравнительного анализа текста и музыки чжуанских народных песен;
* раскрыты региональные жанрово-стилевые особенности чжуанской народной песни.
Практическая значимость заключается в том, что основные положения и результаты исследования направлены на изучение чжуанской народной песни в контексте жанрово-стилевого анализа. Материалы диссертации могут быть включены в содержание учебных дисциплин "Народное музыкальное творчество", "Музыкальный фольклор стран Востока", "История музыки стран Востока" и использованы в научных работах, семинарах, при составлении учебных программ.
Апробация результатов исследования проводилась на заседаниях кафедры музыкального воспитания и образования факультета музыки РГПУ им. А.И. Герцена. Отдельные положения работы опубликованы в виде статей, а также отражены в докладах на международных и межвузовских научно-практических конференциях.
Структура работы. Диссертация состоит из Введения, пяти глав, Заключения, Приложений и Списка литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается актуальность темы, рассматривается степень ее изученности, устанавливаются объект и предмет исследования, излагаются цель и круг исследовательских задач, обосновывается теоретико-методологическая основа работы, приводятся положения, выносимые на защиту, раскрываются научная новизна, теоретическая и практическая значимость, структура диссертационного исследования.
Первая глава диссертации - Китайская народная песня - посвящена проблеме сложившихся в китайской науке методов и подходов систематизации китайской народной песни, а также анализу одной из основных типологий саньфэнь фа. В § 1. К проблеме классификации китайской народной песни представлены шесть дифференцированных подходов к изучению китайской народной песни. Выявленные в результате анализа исследований классификации основаны на различных методах систематизации избранного материала. I. Классификация, разработанная в трудах Чжу Цзыцина, Люй Цзы, Ма Хуа по принципу анализа содержательного аспекта песен: 1. трудовые песни; 2. сюйши гэ (повествовательные, героические и эпические песни); 3. фэнсуге (обрядовые песни); 4. песни этического содержания; 5. семейно-бытовые; 6. революционные; 7. ритуальные песни; 8. песни о любви и браке. II. Классификация, представленная в трудах Чжан Айминя, Чжэнь Яня по принципу анализа исполнительских практик, сложившихся в различных природных условиях и культурной среде: 1. пастушеские песни, исполнявшиеся во время выпаса скота овчарами, чабанами, табунщиками; 2. охотничьи песни; 3. ганьма ("подгонка лошадей") - песни на любовную тему, исполнявшиеся подгонщиками лошадей во время перевозки грузов (распространены в провинции Юньнань); 4. тянь (в буквальном переводе с китайского - "рисовое поле") - песни на различные темы, исполнявшиеся крестьянами во время работы на рисовых полях в бассейне реки Янцзы; 5. рыбацкие песни; 6. чайные песни - на темы выращивания, сбора, производства чая, исполнявшиеся крестьянами и рабочими в провинциях Цзянси, Фуцзянь, Цзэцзян, Хунань, Хубэй и Сычуань; 7. фэнсугэ; 8. ритуальные песни. III. Классификация, разработанная в работах Фань Цуиня по принципу анализа специфики структуры, фактуры песен, типов голосов исполнителей: одноголосные и многоголосные. IV. Классификация, разработанная в трудах Хэ Сяобина, Дун Шипина, Ян Шуцин, Вэй Сина по принципу анализа национальных и региональных стилей песен: 1. песни, распространенные в северном регионе Китая и сложившиеся в рамках культуры степных народов; 2. песни, распространенные в регионе Синьцзян и сложившиеся в рамках исламской культуры; 3. песни, распространенные в тибетском регионе и сложившиеся в рамках буддийской культуры; 4. песни, распространенные в регионе юго-западного нагорья и сложившиеся в рамках многонациональной первобытной культуры; 5. песни, распространенные в северо-восточном регионе Китая и сложившиеся в рамках шаманской и охотничьей культуры; 6. песни, распространенные в северо-западном регионе Китая и сложившиеся в рамках многонациональной сельскохозяйственной и животноводческой культуры; 7. песни, распространенные в регионе срединной равнины, в восточных приморских районах и сложившиеся в рамках ханьской традиционной культуры. V. Классификация на основе песенного стиля разных этнических групп, где песни делятся на ханьскую и другие песенные традиции национальных меньшинств: чжуанскую, монгольскую, маньчжурскую, корейскую, тибетскую, даурскую, эвенкийскую, орочонскую, дунсянскую, тайскую, уйгурскую, казахскую, дунскую, дайскую и др. VI. Классификация, разработанная в трудах Сун Данэна, У Годуна, Фэн Булина, Цзян Миндуня, Дэн Гуанхуа, Чжоу Цинцин, Чан Лиин и др., по принципу жанровой принадлежности к методу саньфэнь фа. Это одна из наиболее типичных классификаций народной песни в современной китайской музыкальной науке, где жанры китайской народной песни делятся на три основных разновидности: 1. хаоцзы (трудовые песни); 2. шаньгэ (в буквальном переводе с китайского шань - гора, гэ - песня; в русскоязычных переводах - горские или горные песни); 3. сяодяо (в буквальном переводе с китайского - маленькие песни) - лирические, шуточные, детские песни, фэнсугэ и др. Представленные классификации свидетельствуют о различных методах и подходах к анализу традиций китайской народной песни, о неоднозначности и сложности исследования данной проблематики.
В § 2. Хаоцзы, шаньгэ, сяодяо: жанрово-стилевые особенности акцентируется внимание на трех разновидностях китайской народной песни. Хаоцзы - это комплекс трудовых коллективных песен, сопровождавших различные формы трудовой деятельности населения. Одним из доминирующих стилистических признаков трудовых песен является ритм, специфика которого определяется ритмом труда. Хаоцзы характеризуются конкретной музыкальной ритмо-формулой, своего рода "ритмо-движением", сохраняющимся на протяжении всей песни. Характер и структура мелодии в трудовых песнях зависит от степени интенсивности труда. При более легкой работе мелодия песни может быть достаточно развитой, полетной, основанной на принципе чередования различных восходящих и нисходящих скачков. Песни, сопровождающие более тяжелую работу, отличаются менее развитым мелодическим рисунком. Композиция песен также обусловлена характером трудовых действий. Как правило, это небольшие по протяженности песни, основанные на принципе запева и припева: "диалога" солиста-запевалы и отвечающего ему коллектива, поющего в унисон. Подобный диалог в трудовых песнях не случаен: он дает возможность работающим регулировать дыхание в процессе труда, обеспечивает некую равномерность в движениях, упорядочивает их, создает своеобразные "передышки" и "отдохновения".
Шаньгэ - это комплекс сольных (одноголосных) и дуэтных, хоровых (многоголосных) песен, не связанных с конкретными трудовыми действиями и исполняющихся во время отдыха, на праздниках, на лоне природы. Носителями шаньгэ являются жители деревень, расположенных в горной местности или в долинах, что и явилось одной из причин определения шаньгэ как "горских" песен. Содержание шаньгэ может быть самым разным: поют о красоте восхода солнца, гор, рек, о любви и др. Условия бытования песен определили их жанровую и стилевую природу: протяженность мелодии, свободный ритм, что сообщает песням особую выразительность. Традиция шаньгэ представлена различными типами песен, стилистически отличающихся друг от друга. В работах исследователей они определяются терминами гаоцянь ("высокий тон") шаньгэ, пинцянь ("средний тон") шаньгэ, айцянь ("низкий тон") шаньгэ. Слово "тон" в контексте данного исследования определяется как "регистр", являющийся основным критерием стилевой дифференциации песен трех типов наряду с различной исполнительской манерой пения. В песнях сяодяо в качестве основополагающих признаков подчеркиваются следующие: инструментальное сопровождение, упорядоченность ритма, пропорциональность композиции, дифференциация на лирические, шуточные, детские песни.
Во второй главе работы - Чжуанская народная песня: этнический и содержательный аспект - раскрываются существенные признаки чжуанской народной песни, обусловленные территориальной, географической, этнической, языковой спецификой народности чжуанов. В § 1. Чжуанский народ: территория, "имена", история - дана характеристика региональных особенностей культуры чжуанов; географических условий местности их проживания, повлиявших на формирование песенных традиций. Исследователями установлено, что чжуаны как исконный народ региона Гуанси являлись ответвлением народности байюе, но на различных этапах исторического развития им присваивались разные "имена" (около сорока названий), свидетельствующие о сложной истории самоопределения народа. В данном разделе кратко рассматривается история чжуанов с точки зрения политической, экономической и культурной жизни.
В § 2. О специфике чжуанского языка - дана характеристика языка чжуанов, принадлежащего к китайско-тибетской языковой семье, представленного двумя основными диалектными группами - северной и южной. В данном разделе на основе суммирования результатов китайских исследователей предлагается классификация диалектов чжуанского языка: в группу северных диалектов входит восемь диалектных подгрупп, в группу южных - пять. Диалектные группы и подгруппы чжуанского языка классифицируются в зависимости от регионов провинции Гуанси, где сосуществуют и взаимодействуют различные языки-диалекты. В § 3. Классификация чжуанской народной песни: содержательный аспект - в результате сравнительного анализа одной из наиболее показательных типологий китайской песни саньфэнь фа с делением песен на хаозцы, шаньгэ, сяодяо, и стилевых особенностей и форм бытования чжуанских песен сделаны следующие выводы. В связи с природными, этническими и географическими особенностями региона Гуанси в практике функционирования чжуанского фольклора песни типа хаозцы отсутствуют. Также материал чжуанской песни "сопротивляется" и не укладывается в рамки типологических схем китайской народной песни, рассмотренных в первой главе. В связи с этим в работе предлагается следующая типология чжуанской народной песни: шаньгэ (одноголосная и многоголосная песня), сяодяо и фэнсуге. Наиболее широкое распространение приобрела традиция шаньгэ. Чжуанская народная песня с точки зрения содержательного аспекта, в отличие от китайской народной песни, имеет свою специфику (сюжеты, герои, история), поэтому в диссертации предлагается следующая классификация: трудовые песни, сюйши гэ, фэнсугэ, этические, семейно-бытовые, революционные, любовные песни. Трудовые песни (не связаны с традицией хаоцзы) в чжуанской песенной культуре - это песни календарного цикла. Они соотносятся с сезонными сельскохозяйственными работами в соответствии с лунным календарем и законами природы. Сюйши гэ - исторические (биографические) песни, героями которых являются выдающиеся исторические личности, почитаемые в народе и сегодня. Фэнсугэ - обрядовые песни, связанные с бытовыми, жизненными событиями (свадьбой, похоронами), ритуалами поклонения природе (например, воде), древним божествам. Песни этического содержания символизируют идеи долга, чести, уважения к старшим. Сюжеты песен о семейной жизни повествуют как о драматических, так и оптимистических историях из повседневной жизни чжуанов. Революционные и любовные песни отражают тематику, характерную в целом для китайской песни разных регионов.
В § 4. Гэсюй как носитель чжуанской народной песни - представлена характеристика одной из древнейших и доживших до наших дней форм певческой практики чжуанов гэсюй (гэ - песня; сю - сельский базар). Гэсюй, сложившийся в определенной социальной среде, изначально предполагал не только место покупки и продажи товаров, но и некий своеобразный "песенный базар". Население собиралось, (и продолжает собираться), в определенное время года и в определенном месте для участия в коллективном пении. Гэсюй в зависимости от района отличаются масштабом и продолжительностью его проведения. Как в историческом прошлом, так и сегодня, гэсюй являются одной из важнейших форм функционирования чжуанской народной песни в культуре Китая. В третьей главе работы - Чжуанская шаньгэ: о взаимодействии текста и музыки - исследуется наиболее распространённый в сфере чжуанской народной песни жанр шаньгэ, различным аспектам которого посвящены труды Фань Симу, Чжао И, Фэн Миняна, Дэн Жуциня, Ян Сючжао, Хуан Гэ и др. Но исследование проблемы взаимодействия текста и музыки на конкретном аналитическом материале предпринимается впервые. В зависимости от региона распространения чжуанская шаньгэ делится на шаньгэ северного, среднего и южного регионов. На основании классификации песен шаньгэ по принципу их функционирования сделаны выводы о точной географии распространения шаньгэ в районах, городах, уездах провинции Гуанси, а также о "жизни" в той или иной местности одноголосных и многоголосных песен. В северном и южном регионах Гуанси носителями чжуанской песенной традиции исполняется одноголосная и двухголосная шаньгэ, в среднем - одноголосная, двухголосная и трехголосная. В соответствии с диалектной спецификой чжуанского языка выделяются такие жанровые варианты шаньгэ как хуань, би, си, цзя, лунь, названия которых определяются в терминологии, характерной для структуры текстов. Анализ текстов свидетельствует о том, что они содержат определенное количество строф (одна или несколько), и отличаются друг от друга структурой строфы и принципами рифмообразования. Структура текста песен типа хуань как основная форма шаньгэ северного региона может быть представлена одной или несколькими четырехстрочными строфами, где строка состоит из пяти или семи слов. Текст организован на основе самобытной рифмы яо цзяо: яо - второе или третье слово в пятисловной строке, четвёртое или пятое слово в семисловной строке, цзяо - всегда последнее слово в строке. Разновидность шаньгэ би исполняется на диалектах из шести подгрупп северного диалекта в северном регионе Гуанси. Структура четверостиший би также предполагает наличие пятисловных и семисловных строк. Рифмообразование на основе яо сохраняется, но цзяо в данном случае обязательным не является. Разновидность шаньгэ си исполняется на диалектах из трёх подгрупп южного диалекта в южном регионе Гуанси. Структура текста подавляющего большинства песен типа си - однострофное четверостишие, где каждая строка состоит из семи слов. Как правило, принцип рифмообразования - цзяо, яо - исключается. Цзя исполняется на диалекте ханьского языка в среднем регионе Гуанси и на диалектах из трёх подгрупп южного диалекта в южном регионе Гуанси. Структура текста - однострофное четверостишие, основанное на семисловной строке. Вслед за первой строкой текста используется прием чэньси1. Шаньгэ лунь исполняется на диалектах из трёх подгрупп южного диалекта в южном регионе Гуанси. Структура текста представлена одной или несколькими строфами с семисловными строками. Особенность текстов лунь заключается в регулярных повторах-вставках чэньцзюй2 в строку в зависимости от содержания текста. В каждом из пяти параграфов главы представлен анализ песен, являющихся наиболее типичными образцами шаньгэ - хуань, би, си, цзя, лунь. Метод анализа песен основан на сопоставлении структуры текста и мелодии, что дает возможность выявить следующие принципы взаимодействия слова и музыки: а) на композиционном уровне структура напева соответствует определенной строфической и синтаксической структуре поэтического текста: распространенная композиционная схема песен - период квадратной структуры членится на фразы, соответствующие строкам строфы; б) на синтаксическом уровне структура мелодии отражает специфику рифмообразования: рифмующиеся слова разными способами (интонационно, ритмически) выделяются в структуре напева. На структуру напева также влияют чэньси и чэньцзюй, выступая в качестве дополнительного "толчка" к свободному развитию мелодии. Но при совпадении в целом синтаксической структуры текста и мелодии отмечается тенденция к свободному, импровизационному развитию напевов с характерной переменностью размеров и разнообразием ритмического рисунка, варьированием основного, заданного в начале песни мотива, богатой орнаментикой. На содержательном уровне сюжеты в поэтических текстах песен хуань, би, си, цзя, лунь варьируются, а нередко и полностью меняются в рамках представленной формообразующей структуры в соответствии с традицией и творческой фантазией исполнителей. Некоторые приведенные в работе образцы анализа песен идентичны с точки зрения структуры текста, но различны по содержанию. Например, патриотическая и гимническая песня "Твоя забота о нас незабываема" и любовно-игровая "Подлинная любовь" относятся к типу би с характерной для текста обеих песен пятисловной строкой и рифмой яо цзяо. Но первая песня от лица народа воспевает лидера коммунистической партии, а вторая - от лица девушки красоту любви. В четвертой главе работы - Чжуанская шаньгэ: жанрово-стилевые особенности - поставлена задача исследования жанрово-стилевых особенностей одноголосных и многоголосных песен шаньгэ в северном, южном и среднем регионах. В процессе анализа песен различных регионов на основе представленной в предыдущей главе структурных особенностей поэтических текстов рассматриваются следующие параметры: ладовая специфика, интонационное развитие напева, его метр и ритм, фактура (в многоголосной песне), в некоторых случаях - исполнительская манера, композиционные особенности. В рамках аналитических операций акцентируется внимание как на общих для песен всех регионов Гуанси жанрово-стилевых признаках, так и на специфических особенностях исполнительских традиций той или иной местности.
Среди общих жанрово-стилевых признаков шаньгэ выделяются следующие. Ладовая структура напевов основана на пятиступенных звукорядах гун, шан, цзюэ (цзяо), чжи, юй. Большинство песен шаньгэ написано в ладах гун или чжи, но некоторые - в ладах шан или юй. Звукоряд гун в основном представлен I, II, III, V ступенями, VI ступень иногда встречается, IV и VII - почти не используются. Звукоряд чжи основан на I, II, IV, V, VI ступенях, III и VII ступени в структуре песен встречаются крайне редко. Звукоряд шан представлен I, II, IV, V, VII ступенями, III и VI - используются редко. В юй входят I, III, IV, V, VII ступени, II и VI - почти не встречаются. Основа мелодики - разнообразные четырех-пятизвучные модели с опорой на кварто-квинтовую интервалику; иногда используется трехзвучная основа напева. Для развития большинства напевов характерно плавное, поступательное, восходящее и нисходящее движение мелодии в сравнительно узком диапазоне: от терции до октавы, а также в пределах чистой квинты или большой сексты. В интонационную структуру песен входят интервалы большой секунды, малой и большой терции, кварты, квинты, большой сексты, редко - септимы.
Метроритмическая специфика шаньгэ проявляется в доминировании переменности двудольных и трехдольных метров (2/4+3/4, редко - 3/8+5/8) при большей или меньшей развитости ритмического рисунка. Принцип варьирования основной ритмо-интонационной формулы в чжуанской песне является основополагающим. Песни шаньгэ исполняются носителями традиции преимущественно в среднем регистре сольно, либо в форме антифонного (хорового или ансамблевого) пения (a capella) на основе диалога - вопрос-ответ.
С § 1 по § 6 рассматриваются жанрово-стилевые особенности одноголосной и многоголосной шаньгэ северного, южного и среднего регионов Гуанси.
В северном регионе Гуанси функционирует около трехсот напевов шаньгэ на чжуанских диалектах хуань и би. В основу ладовой структуры песен входят звукоряды чжи и гун, крайне редко шан и шестиступенный лад люшэн. Для интонационного развития напева характерны: восходящий и нисходящий скачки на интервалы малой сексты и септимы, диапазон мелодии в объеме терции и септимы, активное включение в ландшафт мелодики мелизматических приемов; редко, но все-таки применяемое в мелодии движение от III к VII ступени и использование VII ступени. Структура напевов соответствует структуре текста и предполагает четкое деление на фразы и предложения, соответствующие количеству строк в строфе. В песнях шаньгэ этого региона постоянно используются чэньси и чэньцзюй как особое изобразительное и выразительное средство. В чжуанской традиции оно имеет свою специфику, обусловленную диалектной природой языка. Например, включение в песню чэньси, ставших любимой разговорной фразой жителей той или иной местности, придает песням национальный колорит.
В двухголосных песнях роль ведущей мелодии в подавляющем большинстве случаев выполняет нижний голос, а верхний варьирует основной напев. В результате взаимодействия нижнего и верхнего голосов создается гетерофонная фактура; по вертикали возникают, кроме унисонов, интервалы малых и больших терций, кварт, квинт, малых и больших секст, больших септим; отсутствуют малые секунды, увеличенные и уменьшенные интервалы. В южном регионе Гуанси функционирует около двухсот напевов шаньгэ, относящихся к диалектной группе си, цзя и лунь. Большинство песен этого района озвучиваются в ладах юй и шан, иногда используется гун. Ритмический рисунок многих песен основан на переменном метре: 2/4-3/4, 3/4-4/4, 3/8-4/8. Отмечается разнообразие вариантов интонационной структуры напевов данного района. Например, встречаются напевы, развивающиеся в узком диапазоне чистой квинты с опорой на первой ступени, вариативными опеваниями третьей и пятой ступеней, что сообщает песне определенную (в европейском понимании) ладовую устойчивость. Прихотливость мелодики создается благодаря обилию мелизматических приемов. Ритмо-интонационное развитие напева основано на варьировании основного мотива, где в каждом такте происходит смена ритмического рисунка. Для данной традиции также характерны ярко индивидуальные напевы в очень высокой тесситуре, исполняющиеся в формах фальцетного и фистульного пения. В двухголосной песне южного района с точки зрения самостоятельности голосов верхний и нижний голоса, в отличие от северной традиции, выполняют различные функции: в одних случаях они равнозначны и развиваются по принципу взаимодополняемости, в других, - один голос (верхний, чаще всего) является основным, а второй (нижний) выполняет аккомпанирующую функцию. Песни исполняются либо мужским дуэтом, либо женским; смешанные дуэты в исполнительской практике не фигурируют.
В среднем регионе Гуанси функционирует около 200 напевов шаньгэ. Большинство из них представлено песнями типа хуань и би, исполняемых на диалектах северной диалектной группы, а также си и цзя, - на диалектах южной. Поскольку в данном регионе сосуществуют и взаимодействуют два диалекта северной и южной групп, то и шаньгэ данного региона обладает уникальным стилем, совмещая признаки песенной традиции северного и южного районов. В ладовой структуре песен происходит смешение звукорядов: чжи и гун, характерных в большей степени для северной традиции, и юй, шан - для южной, что придает песням особый ладовый колорит. Отмечается переменность размеров (4/4, 3/4, 2/4 или 3/8, 4/8) с чрезвычайно разнообразной ритмикой в процессе развития напева. В двухголосных песнях нижний голос выполняет роль аскетичного, устойчивого баса, а верхний - мелодический, достаточно развит в интонационном и ритмическом отношении; типичными являются различная манера исполнения и разнообразные исполнительские составы. В трехголосных песнях, распространенных в местностях Шанлинь и Машань, главная роль принадлежит верхнему голосу; второй и третий голоса варьируют основной напев. В результате - возникает гетерофонная фактура. Носителями трёхголосной песни являются опытные певцы, обладающие сильными голосами: верхний голос нередко исполняется певцом (фальцетом) или певицей (фистульное пение). Функция среднего голоса заключается в дополнении верхнего: исполнитель повторяет и варьирует лишь отдельные слова или фразы текста. Нижний басовый голос достаточно часто исполняется закрытым ртом. Пятая глава - Чжуанская сяодяо и фэнсуге: жанрово-стилевые особенности - посвящена исследованию основных пластов чжуанской народной песни сяодяо и фунсугэ.
В § 1. Чжуанская сяодяо и ее разновидности рассматриваются жанрово-стилевые особенности сяодяо - одной из жанровых разновидностей чжуанской народной песни, сохраняющей ряд общих стилевых признаков с китайской народной песней, но имеющей ряд отличий. Стилевые особенности сяодяо заключаются в достаточно простом напеве неширокого диапазона, в устойчивом соотношении поэтического текста и мелодии, где текст характеризуется определенной синтаксической структурой (пятисловным или семисловным четверостишием). Сяодяо чжуанской традиции, также как и китайской, исполняется в сопровождении музыкальных инструментов, но используется наиболее распространенный в Гуанси инструментарий баинь. В зависимости от содержательного аспекта песен и практики их исполнения сяодяо делятся на следующие подвиды: сюйши сяодяо (повествовательные, героические и эпические песни), саньцюй цзядяо (песни, исполнявшиеся во время различных праздников), гэу сяодяо (песни, сопровождавшие танцы), детские (яргэ), колыбельные (яоэргэ), шуточные, застольные песни. Наиболее подробно в разделе анализируются жанрово-стилевые признаки чжуанской яргэ и яоэргэ.
В § 2. Фэнсуге и ее ситуативные функции - рассматриваются жанрово-стилевые признаки чжуанских вариантов обрядовых песен фэнсуге в социокультурном контексте, их роль в том или ином ритуале. Представлена классификация, основанная на принципе анализа ситуативной функции и условий исполнения фэнсугэ: фэнсугэ трудовые, фэнсугэ магических ритуалов, фэнсугэ свадебных и похоронных обрядов и др. Особый акцент сделан на анализе ритуала магуай (в переводе - лягушка) как одного из наиболее значимых в социально-культурной жизни чжуанов обряда, сохранившегося в традиционной форме до сегодняшнего дня.
В системе верований чжуанов Лягушка - это дитя богини Грома, распоряжавшейся "жизнью" облаков, ветров, дождей, молний и грома. Крик Лягушки воспринимался чжуанами как призыв к богине Грома, как мольба о долгожданном дожде во время засухи, обильном урожае, о даровании людям спокойной и безмятежной жизни, земном и небесном счастье. Обряд жертвоприношения Лягушке состоит из четырёх частей: "приглашение вапо" (ва - лягушка, по - бабушка), "пение вапо", "траур по вапо", "погребение вапо". Первая часть обряда представляет собой поиски Лягушки жителями деревень в поле и в горах. Первая найденная Лягушка по преданию наделяется статусом богини. Именно она может пожаловать людям вечное блаженство и обладает магической силой вызывать грозовые бури и ливни. Человек, нашедший первую лягушку, пользуется особым уважением всех участников обряда. Ему присваивается имя валан, что означает "муж Лягушки". Затем Лягушку кладут в бамбуковый гроб, и далее начинается вторая часть обряда - "пение вапо". Валан ведёт деревенских детей от дома к дому с гробом Лягушки. Подходя к дому и при входе в дом, дети поют от имени Лягушки песню-поздравление. Прослушав песню, хозяин дома одаривает детей рисом, вином, деньгами или лепешками, тем самым, выражая особую благодарность Лягушке за оказанную ему честь посещения дома.
Следующая часть обряда "траур по вапо" переносится к беседке, построенной на въезде в деревню, где устанавливается гроб Лягушки и в память о ней возжигается ладан. Под звуки барабанов молодые люди исполняют танец вапо, а пожилые в песнях воспевают благодеяния Лягушки. Каждая семья приносит к гробу Лягушки дары (вино, мясо, рис, курительные свечи и др.) для того, чтобы торжественно почтить её память.
Ритуал "погребение вапо" является финальной частью праздника и его кульминацией. Он проводится в конце января (по лунному календарю) или в начале февраля. В соответствии с традицией люди хоронят Лягушку. Обряд поклонения Лягушке сопровождается песнями двух типов: "песнями о магуай" ("песни о Лягушке") и "песнями магуай" ("песни Лягушки"). "Песни о магуай" исполняются в первой и третьей частях обряда. Их содержание отражает основной смысл легенд о богине Грома и Лягушке, повествуется о заслугах и благодеяниях Лягушки. "Песни о магуай" - многострофные одноголосные песни, как правило, славильного характера, исполняющиеся в умеренном темпе в среднем регистре соло или хором. Специфической стилистической особенностью песен является использование орнаментики (форшлагов) в каждой фразе, основанной на интонации большой секунды и малой терции. Напевы и тексты песен передаются от поколения к поколению, в целом сохраняясь без изменений или с незначительными вариантами.
"Песни магуай", где главная героиня обещает благоденствие семье, предсказывает дождь и большие урожаи, исполняются во второй части обряда. Чаще всего, подобные одноголосные песни основаны на варьировании одной трехзвучной попевки квартового диапазона, исполняемой как будто "говорком" в очень быстром темпе одним певцом (соло) или несколькими певцами (в унисон). Динамика, основной мотив, темп на протяжении всей песни не меняются. В результате создается ощущение, что поющие произносят от имени Лягушки некие магические заклинания на приход долгожданного дождя и урожаев, на добрые дела, долгую жизнь стариков, красоту девушек. В отличие от "песен о магуай" напевы песен фиксированы, а тексты варьируются, импровизируются певцами в рамках содержательной и структурной схемы.
Ритуал погребения Лягушки в настоящее время заканчивается всеобщим праздником магуай, на котором исполняются песни на самые разные темы: об истории народа, о его традициях, о любви. Для большинства чжуанов сегодня, особенно для молодого поколения, ритуальная, магическая функция обряда Лягушки уже не осознается как реальность. Смысл проведения обряда и исполнения песен магуай на празднике магуай заключается в его просветительской и воспитательной направленности. Становясь участниками праздника, молодые люди узнают о происхождении своего народа, его истории, о традициях и обрядах, начинают глубже понимать национальную культуру. Песни магуай сегодня - цель и средство укрепления достоинства, чувства гордости чжуанов, а также продолжение жизни национальной культуры.
В Заключение работы обобщены положения и выводы, изложенные в соответствующих главах и параграфах. Анализ жанрово-стилевой специфики чжуанской народной песни как важнейшей составляющей китайской национальной культуры позволяет сделать следующие выводы:
1. Чжуанская народная песня теснейшим образом связана как с китайской фольклорной традицией, так и с особенностями истории, традиций и культуры своего региона.
2. Анализ чжуанской народной песни в аспекте диалектной природы языка дает возможность выявить ее специфические жанровые и структурные особенности. 3. Формы функционирования чжуанской народной песни в рамках региональной культуры определяют ее жанрово-стилевую специфику (ладовые и метроритмические особенности, формы интонирования, композиционные принципы, особенности вокальной техники исполнителей).
4. Основные жанры чжуанской народной песни шаньгэ, сяодяо, фэнсугэ обладают индивидуальными содержательными и композиционными параметрами.
Полученные в ходе диссертационного труда результаты могут стать основанием для дальнейших исследований в области чжуанской народной песни.
Основное содержание диссертационного исследования отражено в следующих публикациях автора:
1. Лю Ли. Чжуанская народная песня: к проблеме стилевого анализа // Музыкальная культура глазами молодых ученых: Сборник научных трудов. Вып. 4. СПб.: Астерион, 2009. С. 116-124. (0, 25 п.л.).
2. Лю Ли. Обряд поклонения Лягушке и песни "магуай" как феномен культуры чжуанского народа // Музыкальная культура глазами молодых ученых: Сборник научных трудов. Вып. 6. СПб.: Астерион, 2011. С. 122-124. (0, 125 п.л.).
3. Лю Ли. Чжуанская народная песня: содержательный аспект // Музыкальная культура глазами молодых ученых: Сборник научных трудов. Вып. 7. СПб.: Астерион, 2012 (май). С. 136-139. (0, 255 п.л.).
4. Лю Ли. Жанрово-стилевые особенности одноголосной шаньгэ северо-западного района Гуанси // Научный журнал "Известия Российского государственного педагогического университета им. А.И. Герцена". Серия "Общественные и гуманитарные науки". 2011, № 131. СПб.: Издательство РГПУ им. А. И. Герцена, 2011. С. 289-295. (0, 2 п.л.).
1 Чэньси - это звукоподражательные слова или междометия (например, ай, я, цо, лэй, ва, хэ, ло, на), лишенные какой-либо смысловой нагрузки, но подчеркивающие красоту ритма текста и повышающие эмоциональный фон песни. 2 Чэньцзюй - литературная фраза, состоящая из чэньси.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Искусствоведение
Просмотров
123
Размер файла
156 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа