close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Исконная и заимствованная лексика ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Гаджиева Нармина Гюльагаевна Шифр научной специальности: 10.02.02 - языки народов Российской Федерации Шифр диссертационного совета: Д 212.051.03 Название организации: Дагестанский государственный педагогический университет Адрес орг

На правах рукописи
ГАДЖИЕВА
Нармина Гюльагаевна
ИСКОННАЯ И ЗАИМСТВОВАННАЯ ЛЕКСИКА ЕРСИНСКОГО ГОВОРА ДЕБЕНТСКОГО ДИАЛЕКТА
АЗЕРБАЙДЖАНСКОГО ЯЗЫКА
10.02.02 - Языки народов Российской Федерации
(тюркские языки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Махачкала - 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении высшего профессионального образования "Дагестанский государственный педагогический университет"
Научный руководитель - доктор филологических наук, профессор
Баширова Маида Алимирзаевна Официальные оппоненты: доктор филологических наук, профессор
Абдурахманова Пасихат Джалиловна (ФГБОУ ВПО "Дагестанский государственный педагогический университет");
кандидат филологических наук, доцент
Гаджиахмедов Тагир Исмуллаевич
(ФГБОУ ВПО "Дагестанский государственный университет") Ведущая организация - ФГБУН "Институт языка, литературы и искусства им. Г. Цадасы ДНЦ РАН" Защита диссертации состоится " 5 " ноября 2012 г., в 14 часов, на заседании диссертационного совета Д 212.051.03 по защите диссертаций на соискание ученой степени доктора и кандидата филологических наук в ФГБОУ ВПО "Дагестанский государственный педагогический университет" по адресу: 367003, Республика Дагестан, г. Махачкала, ул. М. Ярагского, 57, ауд. № 78 (2 этаж).
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВПО "Дагестанский государственный педагогический университет". Автореферат разослан и размещен на сайте ВАК РФ " 5 " октября 2012 г. Адрес: www.vak.ed.gov.ru Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук Э.Н. Гаджиев
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Исследование лексики ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка в описательно-типологическом освещении является одной из наиболее важных и актуальных задач современной тюркской лексикологии. В сравнительном и описательном плане вопросы ерсинской лексики азербайджанского языка остаются неисследованными. Хотя в типологическом освещении лексика других азербайджанских говоров и диалектов изучена довольно хорошо. В работе комплексно и системно рассматриваются важные аспекты азербайджанской диалектной лексики. Одновременно с этим огузская лексика ерсинского говора исследуется в сравнении с лексикой кыпчакских языков. К анализу привлекаются данные диалектов различных тюркских языков, что позволяет всесторонне осветить структуру лексических диалектизмов азербайджанского языка. Выбор темы обусловлен тем, что лексика огузских языков содержит в своем составе архаизмы и историзмы, имеющие определенные параллели в древнетюркском языке. Описательное, сравнительное и сравнительно-историческое изучение древней лексики ерсинского говора азербайджанского языка способствует выявлению лексико-тематических разрядов, установлению закономерностей семантического развития ерсинской лексики. Выбор подобных лексико-тематических разрядов древнейшей лексики ерсинского говора, как термины родства, флоры и фауны, а также соматонимов не случаен, так как именно данные лексико-семантические разряды относятся большинством лексикологов к древнейшей исторической лексикологии каждого языка. Сложившаяся общность этих терминов и составляет сущность родственных отношений. Диалектная лексика ерсинского говора азербайджанского языка включает в свой состав и такие лексико-семантические разряды, как названия явлений природы, местоимения, глаголы движения, показатели цвета, объёма и т.д. Однако к сожалению в пределах данной диссертационной работы невозможно охватить все эти термины, и мы вынуждены остановиться на отмеченных выше лексико-семантических разрядах лексики. Степень изученности темы. Различные аспекты тюркской диалектной системы были исследованы в трудах отечественных тюркологов, таких как Н.К. Дмитриев, Б.А. Серебренников, Д.М. Насилов, А.А. Юлдашев, а также в работах дагестанских тюркологов: И.А. Керимов, Н.Э. Гаджиахмедов, Н.Х. Ольмесов, Р.С. Кадыров, М.А. Гаджиева, З.И. Койчакаева, З.Г. Яхъяева и др. Однако, несмотря на определенную исследованность в тюркском языкознании диалектной лексикологии, монографическое исследование лексико-тематических и лексико-семантических особенностей ерсинского говора азербайджанского языка в сравнительно-типологическом освещении проводится нами впервые. Ранее имевшиеся лексикологические работы касались литературного азербайджанского языка и только некоторых крупных его диалектов. В диссертации использован фактический лексический материал ерсинского говора азербайджанского языка, а также материал остальных говоров и диалектов современного азербайджанского языка, взятый из лингвистических словарей литературного азербайджанского языка и его диалектов. Объектом исследования является диалектная лексика одного из говоров, а именно ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка. Предмет исследования - исконные элементы и заимствования в лексической системе ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка. Цель и задачи исследования. Основная цель исследования заключается в описании, типологическом и сравнительном анализе исконной и заимствованной терминологии ерсинского говора азербайджанского языка в пределах указанных лексико-семантических разрядов. Исследуемая проблема предусматривает разработку и решение следующих задач:
1) дать лексико-тематическую характеристику исконной и заимствованной лексики ерсинского говора азербайджанского языка;
2) установить лексико-семантические взаимосвязи на уровне лексико-тематических разрядов в лексике ерсинского говора азербайджанского языка;
3) провести семантическую характеристику исконной и заимствованной лексики ерсинского говора азербайджанского языка;
4) сравнить лексику ерсинского говора с данными литературного азербайджанского языка и его диалектов (говоров);
5) привлечь типологический материал по родственным тюркским языкам в плане их сравнительно-исторического изучения. Научная новизна. В данной работе впервые проведено системно-комплексное исследование особенностей ерсинской лексики, связанной с наиболее яркими и заметными периодами в становлении и развитии диалектов и говоров азербайджанского языка. В работе проанализирован богатый фактический материал по исконной и заимствованной лексике ерсинского говора дербентского диалекта, определены многообразные лексико-семантические системы, такие как метафоризация, субстантивация и метонимия, дана оценка языковых процессов, связанных с заимствованием, выявлены лексические пласты исконного слоя, а также анализируются семантические группы слов. Данная работа представляет собой первое монографическое исследование, посвященное исконной и заимствованной лексике ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка в описательно-типологическом аспекте. В работе подробно рассматриваются конкретные вопросы происхождения терминов указанного говора, их семантическая и лексическая структура. Проблема описания, анализа и сравнения указанных терминов в сравнительном и историческом планах представляет собой сложную лингвистическую задачу. В этом направлении в работе дается широкое освещение конкретного термина с привлечением материала близкородственных тюркских языков. В научный оборот вводятся новые данные по структуре, морфемике, семантике исконных и заимствованных пластов лексики ерсинского говора азербайджанского языка. Методологической и теоретической основой исследования послужили труды отечественных и зарубежных тюркологов, имеющих принципиальное значение для понимания сущности рассматриваемой проблемы и соответствующих ее интерпретации: Н.А. Баскакова, М.Ш. Ширалиева, А.А. Асланова, Н.К. Дмитриева, А.А. Ахундова, А.М. Щербака, Э.Р. Тенишева, К.М. Мусаева, В.И. Кормушина, И.А. Керимова, Н.Э. Гаджиахмедова, Н.Х. Ольмесова, Р.С. Кадырова и др.
Методы исследования. В данной диссертационной работе применяются описательный, сравнительный, сравнительно-исторический и типологический методы исследования, позволяющие глубоко изучить поставленную проблему и дать целостную картину развития и функционирования диалектной лексики азербайджанского языка. Теоретическая значимость работы заключается в том, что исследование диалектной лексики азербайджанского языка на лексико-семантическом и лексико-тематическом уровнях имеет первостепенное значение для разработки вопросов описательной, сравнительной и сравнительно-исторической лексикологии азербайджанского языка, так как оно позволяет раскрыть спорные вопросы лексико-семантической и исторической структуры диалектной терминологии азербайджанского языка, а также выявить историю развития его многих структурных закономерностей. Теоретическая значимость данной работы заключается и в том, что в научный оборот вводится абсолютно новый лингвистический материал по диалектологии азербайджанского языка.
Практическая ценность работы. Материалы и результаты исследования диалектной лексики азербайджанского языка могут быть использованы при решении различных вопросов азербайджанской лексикологии и диалектологии, при разработке актуальных проблем азербайджанского языкознания, в спецкурсах и спецсеминарах по диалектной лексикологии азербайджанского языка, написании учебников и учебно-методических пособий по азербайджанскому языку, составлении различных диалектологических и этимологических словарей, а также в практике преподавания азербайджанского языка в школах и вузах. Основные положения диссертации, выносимые на защиту:
1. Лингвистический анализ современного состояния тюркологических работ по проблеме диалектной лексикологии азербайджанского языка дает четкое и ясное представление о степени изученности диалектологии в тюркском языкознании. 2. Выявление роли и определение места диалектной терминологии в системе азербайджанской лексикологии создает целостную картину состояния лексики азербайджанского литературного языка и его диалектов. 3. Лексико-семантическая и типологическая характеристики исконной и заимствованной лексики ерсинского говора отражает общие и различительные признаки азербайджанской диалектной лексики. 4. Лексико-тематические закономерности и особенности ерсинского говора обусловливают совокупность внутренних и внешних связей, а также тенденций в семантическом развитии терминологических разрядов, их исторической структуры; 5. Установление универсальных моделей в семантическом развитии терминов исконного происхождения предоставляет возможность их использования при составлении сравнительно-исторических грамматик и этимологических словарей азербайджанского языка. Апробация результатов исследования. Основные положения и выводы диссертационного исследования обсуждались на заседаниях кафедры дагестанских языков Дагестанского государственного педагогического университета, на различных межрегиональных и межвузовских конференциях. По теме диссертации опубликованы статьи, в которых отражены основные положения и результаты исследования. Структура диссертации. В структурном плане диссертация состоит из введения, трех глав, заключения, списков использованной литературы, условных сокращений и приложения. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы исследования, анализируется степень изученности проблемы, формулируются цель и задачи, определяются теоретическая значимость и практическая ценность работы, характеризуется научная новизна работы и основные положения, выносимые на защиту. В первой главе - "Проблема изучения диалектной лексики азербайджанского языка" рассматриваются вопросы диалектных лексем в тюркском языкознании, анализируются пути становления и развития диалектизмов в азербайджанском языке. Системное изучение лексики диалектов азербайджанского языка в описательном, сравнительном и историческом освещении является актуальной задачей современного азербайджанского языкознания. Описательно-сравнительное исследование лексики основных диалектов азербайджанского языка позволяет уточнить характеристику многих древних лексем, классифицировать лексику огузских языков, выявить их общие закономерности и особенности. Немаловажной представляется возможность установления общих огузских праформ. Вместе с тем необходимо иметь в виду, что огузские языки включают в свой состав значительный кыпчакский компонент, изучение которого также актуально для тюркологии. В нашем исследовании рассматриваются и вопросы происхождения генонимов. Представляются интересными наблюдения относительно огузских терминов. Так, например, происхождение азербайджанского слова bаğır "печень" связывается не только с кыпчакскими вариантами типа бавур, но и с чувашским певер, праформа которого восстанавливается в этом случае в виде павар для средне-булгарского периода. В развитии этого термина можно предложить и промежуточную форму типа пувер, откуда и возникло современное чувашское певер. Азербайджанские диалектные термины родства milƏt "род, родич", оqul "сын" имеют определенные связи со многими остальными тюркскими параллелями. В тюркологии дискутируется вопрос о происхождении корневого компонента oг, который содержится в составе тюркского огул. В азербайджанском языке представлена довольно интересная основа yumruğ "кулак", имеющая многочисленные параллели в других тюркских языках [Алиев 1978]. По мнению А.М. Щербака, данная основа, возможно, содержит в своем составе два самостоятельных слога [ИРЛТЯ, 85]. Важно обратить внимание на то, что в составе ряда тюркских названий ряда птиц и животных содержится компонент с аффрикатами -ч-, -дж-, ср. ерсинск. bildirçin "перепел", inƏg "телка" и т.д. В азербайджанской диалектной лексике можно отметить довольно древние лексемы, отсутствующие в других тюркских языках или распространенные в одном или нескольких языках. К таковым можно отнести парное слово soy-sop "происхождение, род, племя", относящееся к парагенонимам. За пределами азербайджанского языка эта основа представлена в караимском языке в той же форме сой-соп "семья, род" [Мусаев 1975, 268]. Сравнительный материал других тюркских языков и диалектов оказывает существенную помощь в исследовании диалектной лексики азербайджанского языка в пределах указанных лексико-семантических разрядов [Бехбудов 1968]. Большого внимания требует выяснение на материале тюркских языков природы слова как основной единицы лексики языка. Одной из специфических черт тюркских языков является незавершенность процесса окончательного формирования категорий слов, относящихся к промежуточному этапу между знаменательными и незнаменательными классами слов - служебных имен, которые остаются именами, несмотря на их служебные функции, и послелогов, которые ещё не оторвались от полнозначных слов, легших в их основу.
Предстоит провести немало теоретических исследований вопросов пополнения лексического состава тюркских языков. Известно, что пополнение лексики турецкого и других тюркских языков происходит как за счёт словообразования с использованием внутренних ресурсов (материалов, средств и способов) языка, так и путем внешнего заимствования из разных языков мира. Выяснение сущности словообразования и его различных (синтетических, аналитических, фонетических, лексических) способов, теоретическая и практическая оценка характера заимствований слов также дает возможность для дальнейшего теоретического обобщения.
Начальные исследования и классификация тематических, лексикологических и семантических групп слов конкретных языков послужат основой для дальнейших типологических, сравнительно-исторических исследований при условии, что они будут проведены по единой программе и методике. При последующих историко-сравнительном и типологическом изучении лексических групп выбор "поля" или группы зависит от цели, поставленной перед исследователем. Например, если поставлена задача - выяснить исторические взаимоотношения носителей данного языка с соседними народами в обозримом историческом прошлом, выбор падёт на подвижные "поля" лексики - группы слов, относящихся к миграционным терминам (названия домашней утвари, одежды, принадлежности быта, научные и культурные термины). Более древние контакты языков могут быть засвидетельствованы в названиях частей тела животных и человека.
Исконная лексика современного азербайджанского языка изучалась в различных исследованиях лингвистов. Наиболее актуальными явились исследования российских тюркологов. Так, например, в этимологических словарях по тюркским языкам значительное место уделяется данным азербайджанского литературного языка и его диалектов.
В отличие от многих других тюркских языков, в составе лексики современного азербайджанского языка и его диалектов сохранилось значительное количество архаических элементов, раскрывающих происхождение того или иного элемента. Так, например, для решения проблемы происхождения общетюркской основы bala "дитя" важное значение имеет то обстоятельство, что в диалектах азербайджанского языка сохраняется корневой архаизм bal "дитя, девочка, мальчик". Лексика азербайджанского языка состоит из ряда лексико-семантических разрядов, из которых наиболее интересным в историко-культурном аспекте являются: а) генонимические названия; б) фитонимы; в) зоотонимы; г) названия пищи; д) названия утвари и одежды; е) названия предметов вооружения; ж) соматонимы; з) названия явлений и объектов природы; и) имена прилагательные и глагольные лексемы.
Исследование подобных лексико-семантических разрядов лексики азербайджанского языка представляет интерес для всей тюркской компаративистики и в первую очередь для собственно тюркской лексикологии. Во второй главе "Лексико-таматическая характеристика исконной и заимствованной лексики ерсинского говора азербайджанского языка" исследуется пласт исконной лексики ерсинского говора относительно литературного азербайджанского языка, а также лексика, заимствованная из других родственных и неродственных языков в ходе историко-культурных контактов. В данной главе мы детально останавливаемся на четырех основных лексико-тематических разрядах лексики: 1) термины родства, 2) флоры, 3) фауны и 4) соматонимы (названия частей тела человека). Подобный подход обусловлен тем, что именно в указанных лексико-тематических разрядах лексики сохраняются наиболее архаичные элементы языка [Мотузенко 1985]. Сравнительно-типологическое изучение лексики ерсинского говора азербайджанского языка показывает, что она содержит в своем составе несколько пластов различного хронологического уровня. При этом значительная часть лексики огузских языков включает в себя слова, общие для всех или большинства тюркских языков; она содержит в своем составе несколько разделов: а) огузско-полирегиональная лексика, т.е. слова характерные не только для тюркских, но и для некоторых алтайских языков. Большая часть данной лексики представлена в виде связанных корней, т.е. в составе основ, содержащих общие корни, но различное морфологическое оформление, например, ерсинск. qаqаş, qаrдаş "старший брат" = монг. ах, тунг.-маньчж. акин. Ерсинская параллель тюркская содержит аффиксы - а, - аş, а в алтайских представлены: - ун, -ин; б) огузско-общетюркская лексика, т.е. слова, известные в пределах огузских и других тюркских языков, но не распространенные в алтайских языках, к этой категории можно отнести ерсинское слово ulduz "звезда" (с вариантами yildiz, yilduz), известное по всем тюркским языкам, но не имеющееся в алтайских языках;
в) огузско-межтюркская лексика, т.е. слова, распространенные в основном в огузских языках, но имеющиеся также и в некоторых остальных группах тюркских языков, так, например, сюда можно отнести слово toşan// dovşan "заяц", являющееся общеогузским, но имеющееся и в некоторых других тюркских языках, ср. кум. тавшан; г) собственно огузская лексика, т.е. слова, характерные только для огузских языков и отсутствующие в других тюркских языках. К этой части лексики относятся слова типа ерсинского ingiz "слабый" или азербайджанского qohum "родственник", отсутствующие в других неогузских тюркских языках; д) ерсинско-межрегиональная лексика, т.е. слова, характерные для ерсинского говора и некоторых других огузских диалектов и языков. В системе ерсинской лексики сюда относятся слова типа millƏt "род, племя; родственница, родственник" и т.д. В состав этого разряда входят также общеогузские или межтюркские слова, сохранившие морфологическую структуру, но изменившиеся семантически. Так, например, к межтюркской лексике относится слово küdri "холм, возвышенность", которое в ерсинском диалекте азербайджанского языка имеет значение "поле" (küdüri). Данное слово в этом значении следует считать семантическим азербайджанизмом;
е) ерсинско-региональная лексика, т.е. характерная в основном для данного говора, но в то же время имеющаяся и в некоторых контактных языках:
1. Названия продуктов питания и блюд: şirin quqаl "булка"; lavaş "круглый и тонкий хлеб"; кукурузный хлеб"; даhnи "каша из кукурузной муки"; aş "каша"; rаkа "домашняя колбаса"; bozbaş "буза"; kukа "домашняя колбаса";
2. Сельскохозяйственные, бытовые и строительные термины: каzа "мотыга"; ruhun "лопата"; dazu "граница"; dаq "гора"; şirэ "жидкая глина для обмазывания земляного пола"; tаhtа "плетень"; yаrdivan "лестница"; tax "грядка"; şаrbаt "фундамент дома"; divаr "стена"; çеrmе "бочка"; çelek "ведро"; çапçаk "кадушка"; tаkа "род сосуда"; sах "мерка"; çаlu "лента"; sumax "безворсовый ковер"; kamas "сосуд"; аmsa "щипцы"; labizi "раствор для строительных работ"; dalhar "центральная балка сельского дома"; хisа "мелкая земля, используемая для раствора", lakaç "очажная цепь"; irxay "плетневые ворота"; zux "полка для посуды"; kajin "гончарный кувшин без носика для воды" и т.д.;
3. Названия одежды, обуви и украшений: uşaq partalI "детская одежда"; rada "мотня"; arsar "нарядное женское платье"; şal "женский головной платок"; kurti "бешмет"; çutgu "женская головная повязка"; mэslэr "чувяки"; капа "шапочка"; kiç "петля"; qabaça "полушубок"; qabalay "нарядное женское платье"; аkа "шуба"; çоха "черкеска" и т.д.; 4. Названия предметов вооружения: gazarxa "разновидность старинного лука"; çor "лук"; adirna "старинный богатырский лук" и т.д.
5. Разные обиходные слова: axşam "сумерки"; эmi qardaş "двоюродный брат"; dai эmi "дядя"; gül "сажа"; səms "ил"; qara saqqIz "смола"; mэltэ "трут"; qIsqa "короткий"; turş "кислый"; yumru "круглый"; ürümcek "паук"; aygax "шут"; simic "жадный"; maya "закваска"; mэşэ "дерево, лес"; mix "гвоздь"; yügürmэk "бежать"; эпех "метка на ушах животных"; zIxzIx "сорока"; sifat "вид, внешность, лицо", кеl "виноградный побег"; pişik "котенок"; baş "голова"; mişmişi "абрикос"; kamança "гармошка"; utelgi "коршун"; bala "дитя"; maya "закваска"; bэli "черешня"; basma "ворота из камыша"; dinge "холмик"; qadIn tüklэri "женские волосы"; düz daş "плоский камень" и т.д. Таким образом, выделение в ерсинской диалектной лексике четырех основных лексико-тематических пластов: терминов родства, терминов флоры, терминов фауны и соматонимов дает достаточное представление о характере огузской диалектной лексики, ее отличительных и общих с остальными тюркскими диалектами признаках.
В подговорах и фольклоре ерсинцев сохранилось значительное количество архаичных терминов родства, представляющих значительный интерес для исторической лексикологии тюркских языков: millƏt "род, потомство, племя, народ"; jom// çom// djom "племя, часть рода, люди, народ"; ulqax-çulqax "род, племя", tabun "род, село", bƏsmƏх, bzƏl, bƏsƏlƏх "родство, потомки, родственники"; çоqа "род"; аymах// оymах "племя", ata"отец", qаqа "отец", qэdэş // qadaş, qaqaş "брат", bаbа "дедушка", nƏnƏ// dƏdƏ "бабушка" nƏticƏ "правнук", dayi dostu "жена дяди", Əбечи "бабка" и т.д. Ерсинская основа аvа (=аmа, аbа, аbай, аbаш, аbаv) имеет следующие значения: 1) старшая сестра; 2) вежливое обращение младших к старшим - девушкам или женщинам; 3) употребляется также с именем собственным - Аyi-Аvа. Ерсинский термин родства аğа (аğаm, аğау, аğаv, аğаş) полисемантичен: 1) компонент, который прибавляется после имени собственного со значением "господин"; 2) хозяин, господин; 3) зажиточный крестьянин; 4) старший брат; 5) обращение "брат"; 6) исторический титул некоторых лиц. Данный термин лег в основу ряда производных: Аğаbаbа 1) обращение к отцу, носящему титул аğа; 2) "дедушка"; 3) и.с.м. Аkаbаbа. Ерсинский термин родства аtа (аtаy, аtаv, аtаş, аtаm) имеет два основных значения: 1) отец; 2) дед, дедушка. Данная основа образует в ерсинском говоре ряд производных, ср. аtаlаr sözü "пословица", аtа yurtu "отечество, родной очаг"; atalar sэnэdi uşaglara miras qalIr "отцовское мастерство наследуется детьми". Основа эта входит в состав ряда других терминов типа atabeg "ист. воспитатель наследника престола, аtаdjilix "атавизм", ataliх "наследственный от отца".
Ерсинская основа baсanaх "свояк" имеет в тюркских и алтайских языках следующие соответствия: кум. бажа, горноалт. баджа // бадйа; ст. калм. база "свояк"; халх. баз "мужья родных сестёр, свояки"; бур. база "свояк"; пмонг. база "свояки", "мужья сестёр"; каз. кирг. бажа, узб. божа, тат. бажа; уйг, туркм. бажа, азерб. baсanaх, хак. пача, чув. пусана "свояк, свояки, женившиеся на сестрах", якут. бажа "жена младшего деверя". Ерсинская фольклорная основа bibi "тётя" имеет генетическую связь с межалтайским термином родства бёле: ст. калм. боле "двоюродный брат по матери"; халх. бÿл. "двоюродный брат", "двоюродная сестра по матери; дети сестёр"; бур. бÿле; пмонг. бёле "двоюродный брат", "двоюродная сестра по матери"; каз. к.-калп. бöлö, кирг. г.-алт. бёле, якут. биллэх "двоюродный брат или сестра по матери", "дети двух сестёр по отношению друг к другу"; хак. пёле "двоюродный брат", "двоюродная сестра по женской линии"; осм. бола "тётка", "жена дяди со стороны отца", тур. була "тетя". Ерсинская основа öyƏ "родич" сопоставима с турецкой üyƏ "член общества" и имеет в алтайских и тюркских языках следующие параллели: ст. калм. ÿйе "поколение"; "двоюродный"; ÿйе эгечи "двоюродная сестра по отцу"; "сустав", "член", халх. ÿйе. "сустав"; "звено"; "поколение"; бур. ÿй. "поколение", "колено рода"; пмонг. ÿйе "род", "роковая линия от деда до внуков"; башк. тÿйе "племя"; якут. ÿйе "поколение", "род". В целом структура многих терминов родства определяется особенностями не только семантических процессов, но и фонетических. Периферийные фонетические особенности тюркских терминов родства оказывают значительное влияние на раскрытие этимологической структуры тюркских генонимов: долгота в туркменском и якутском обозначении девушки - гыыз, кыыс позволяет предположить об утрате одного из древнейших согласных в составе этого слова.
Ерсинские названия растительного мира представляют собой переходное явление от огузской лексики к кыпчакской: зарга//зерге "калина"; zugal "кизил"; gоgаmаn "граб"; şövüd "укроп"; gоtа "кустарник"; хаrkа "горох"; kапи "лист дерева"; sуvsуl "рожь"; курага "абрикос"; тум "косточка плода"; мурихар "кустарник с ягодами"; чадура "ежевиа"; хивиш "ядро ореха"; чакка "зеленый орех"; кокан "слива"; жита "морковь"; чакултан "свекла"; чаккулай "сладкая свекла"; ака "морковь" ; халияр "дикий лук"; сума "стебель кукурузы"; хытал "ботва дыни арбуза"; набадур "морковь"; ерпеnkек "огурец"; kаха "редька"; tum "косточка плода"; yarpIk"мята"; хамхарти "лопух"; гижав "ботва огурца"; марга "бобовые", урбеч "лён-кудряш", ниха "овес", гида "корень кустарника"; жала "ивовый прут"; галг "ветвь ключего растения"; кахна "калина" танта "калина", чирха "молодой лес", барт "молодой граб"; канканти "мак"; гужара "растение против зубной воли"; акула "лопух"; апира "первоцвет", халта "съедобная трава"; карзава "щирица"; гуту "щавель до цветения"; хархар "марена"; машавур "подснежник"; анку "черемша"; хадун "тыква"; багала "ежевика"; залгар "скумпия"; зымых "дикая алыча"; гимира " род съедобной травы"; урга "переспелая ягода кизила", гали "ветка" и т.д. В целом многие огузские названия флоры, или фитонимы, представляют собой дальнейшее морфологическое развитие тюркских основ; например, азербайджанская основа иlаs является развитием общетюркского глагола улгай- "расти".
Наличие в азербайджанском языке значительного количества разнообразных фитонимов и в особенности названий культурных растений указывает на знакомство тюркоязычных народов с культурой растениеводства. Ряд фитонимов азербайджанского языка восходят в истоках к обобщенной семеме "семя, плод": ерсинс. арпа "ячмень" - буqда "пшеница" - "зерно".
Семантическое содержание фитонимов указывает на их тесную связь с зоотонимами и генонимами. Так некоторые азербайджанские фитонимы имеют параллели и в алтайских языках, ср. ерсинс. arpa = монг. арва "ячмень", агадж "дерево, лес" = монг. агц "клен".
В ерсинском говоре представлены следующие зоотонимы (названия животных), которые сохранились как в разговорной речи, так и в фольклоре: хеlха "ящерица"; mаşах "леопард"; induk "лань"; gud-gud "детск. змея"; еrпеlеk "скорпион"; таrха "ласка"; kамkа "куропатка"; jаqа "сорока, галка"; хиrха "галка, ворона"; qаrqа "ворон"; bayguş "сова"; кикима "филин"; vахvахи "сорока"; nеşеr "валух"; bаtаqа "утка"; qаzа "кобыла"; keçi "коза"; keçi balasI "козленок"; şаm "овца до двух лет"; уçу "детск. корова"; qülük "жеребенок"; mаzа "овца"; аmа "осел"; qöдеk "овца"; mаrkа "ягненок"; jаkа "свинья"; qуjа "собака"; qеzи " стадо"; дуzаn "стадо"; çüç∂ "цыпленок"; köçük "щенок"; şаmintа "овца до окота"; kуsmаn "овца-курдючка"; аrzikоjуn "овца с отметиной на ухе"; çаkи "козленок"; аrkа "тёлка"; jыqан "яловая корова"; аrvас "порода коров"; mаrqа "осел-самец"; kаlliqаn "большой орел"; çаtа "ласточка"; çаrtik "птичка"; даvа "комолое животное"; jаrаvmаs "худая овца"; qуlqа "жертвенное животное"; qаri "ослица"; аnsеn "тёлка"; ваlkаn "кляча"; ваti "ягненок"; даqа "петух"; jаriрада "летучая мышь", kаntа "перепелка", kаs "крупная рыба"; qарşi "рыба (фольк.)"; milçеk "муха"; диşli ваlиыгы "судак"; урдек балIqI "кутум"; баlах "буйволенок"; kelç∂ "буйволенок"; qаrа qоşа "порода баранов". Ерсинские зоотонимы обладают в ряде случаев развитой полисемией, ср. ерсинс. аи щенок, собачка, львенок, тигренок, слоненок, котенок" и т.д.
Для обозначения биологического рода животных употребляются слова ∂rk∂k аtа "самец животных", дIşI ана "самка животных"; ваlа, ∂nIk, çüç∂ "детеныш, звереныш, птенец". В составе ерсинской зоотонимии встречается значительное количество слов, образованных путем словосложения и т.д.
Соматическая терминология ерсинского говора в основном отражает общеогузскую лексику. Но в ее составе встречаются и кыпчакские элементы, ср.: киллив// килдив "макушка, верхушка, темя"; бука "горсть; перен. ладонь"; хайхай "щека", дувки "макушка головы", чучука "фурункул", манча "гной из глаза"; куц "облик, лицо; морда"; чакултан "голова, темя"; акув "ножка детск.", какич " колено", сус-кака "горло", сус "пиевод"; кама "висок", гюкюрюк "хохолок птицы"; кент "губа", гожа "клык", шемшемек "нижняя челюсть"; хамха "тело", гиз "длинные волосы"; куркур "грыжа, опухоль"; бургъун "ребро"; хамхарт "хрящи гортани" и т.д. В целом многие соматонимы являются результатом семантического развития исходных семем "вверх", "перед", "низ", "сторона" и т.д. Некоторые огузские соматонимы перешли в разряд архаизмов, ср. ерсинск. кюфэн // кювэн "верблюжий горб"; чолгала "мизинец". В плане исторической морфологии следует отметить, что многие соматонимы - результат морфологического развития исходных корневых слов, ср. ерсинск. аrkа "спина" - ar "спина, задняя сторона" + афф. - ka.
В ерсинском говоре особое место уделяется заимствованной лексике, так как ее проникновение и укрепление в данном говоре происходило так же как и в других говорах и диалектах азербайджанского языка. В основном это слова русского, арабского и персидского происхождения. Но в то же время не исключено, что в ерсинском говоре отложились заимствованные слова из татского или же древнескифского языка, т.к. пребывание носителей этого древнеиранского языка на территории Дагестана, именно в ареале распространения носителей дербентского диалекта известно. Тематическая классификация заимствований показывает их значительное проникновение в структуру ерсинской лексики:
1) Названия предметов: həvəng "ступа", kefkir "шумовка", ləgən "таз", axur "кормушка", güllə "пуля", xəkəndəz "совок", hamar "склад", zəmbil "корзины" zər "золото", zindan "темница", zumrut "изумруд", zurna "свирель", kaqaz "бумага", kəhraba "янтарь", kəmər "женский пояс, пояс", kemança "кеманча", kərxanə "предприятие", kəbətin "клещи", kerivan "караван", kisə "карман", kifnə "тефтели", gürzə "пельмени", mala "шпатель", mərcan "коралл", maşa "щипцы", maya "дрожжи", mix "гвоздь", nəzbalIş "подушка", firuzə "бирюза", parçə "парча", pərdə "занавеска", pialə "чашка", pul "деньги", saz "музыкальный инструмент", sirkə "уксус", tava "сковорода", taxta "доска", dəstəmal "посудное полотенце", tel "проволока", dəftər "тетрадь", xoli "ковер", xanə "помещение", xaç "крест";
2) Наименования отвлеченных понятий: avara "забота", azar "страдание", ərz "жалоба", bahə "цена", bəhanə "причина", günah "вина", gümən "догадка", hünər "талант", tamah "аппетит", dərd "горе", страдание", can "душа", cigər "печень", curə "сорт", zar "скорбь", ziyan "вред", kər "воздействие", vərdi "привычка", pəşkəş "подарок", firman "приказ", rast "встреча";
3) Социально-общественные понятия: aşnə "друг", dərzi "портной", du şman "враг", qəhraman "герой", mirza "писец", pəhlivan "герой, богатырь", sərdər "наместник", çoban "пастух";
4) Религиозно-мифологические понятия: dərviş "дервиш",kəşiş "священник", namaz "молитва", neyxammar "пророк", fərişdə "ангел", xuday "божество";
5) Названия растительного мира: badam "миндаль", badamcan "баклажан", bəli "черешня", istiot "перец", gül "роза", armud "груша", darçin "корица", kərənfil "гвоздика", beləvşə "фиалка", mixəg "гвоздика", nar "гранат", noxud "горох", qarpuz "арбуз", xurma "хурма", xiyar "огурец", şatalu "персики", şəşər "бук"...
Таким образом, в ерсинском говоре азербайджанского языка гармонично сочетается исконная и заимствованная лексика, которая со временем сглаживает остроту восприятия и контрастность ее написания и произношения. Тем самым заимствованная лексика, ассимилируя, плавно вливается в состав исконной лексики ерсинского говора азербайджанского языка. Глава третья "Семантическая характеристика лексики ерсинского говора азербайджанского языка" посвящена лингвистическому анализу семантических разрядов лексики ерсинского говора: антонимам, синонимам, омонимам, многозначным словам и т.д., которые содержат в своем составе значительное количество конкретных единиц, изучение которых только начинается в азербайджанской диалектологии. В особенности перспективно изучение многозначности и омонимии в диалектах азербайджанского языка, а именно в ерсинском говоре, почти не изученном на сегодняшний день.
Так, например, азербайджанский диалектный глагол zoddamag "точить, натачивать" является многозначным. Главное значение этого архаичного глагола "точить" обусловлено семантикой исходного имени зод, имеющего семемы "лемех, железный и острый предмет". Остальные значения глагола образовались в результате различных метафорических переносных оттенков семантики "отточить, заточить, переточить, натравливать, науськивать" и т.д. В ерсинском говоре встречаются такие слова как çikişdalaşma "1) раздор; 2) ссора; 3) спор", являющиеся производными от синонимичных глаголов çƏkişmƏk, dalaşax "ссориться", tarma-daqIn "1) разгром; 2) погром" (лит. darmadaqIn). Многозначные слова являются основой для развития в языке идиом, пословиц и переносных значений. Так, например, ерсинское прилагательное ağIntur "беловатый, белесый" имеет несколько взаимосвязанных значений.
Появление нового терминологического значения, разумеется, значительно обогащает лексику современного азербайджанского литературного языка. Так, например, в составе ерсинского глагола basmax "давить" имеется около десятка переносных значений, которые являются относительно самостоятельными, ср. 1) "давить"; аяхы иле басмах "давить ногой"; 2) "печатать": kitab basmax "печатать книгу"; 3) "ходить, наступать (ногой)": аyaх basmax "ходить" и т.д. В ерсинском говоре конверсивы характерны в основном для имен существительных и прилагательных, и возможно, в какой - мере и для наречий. В качестве конверсивов могут рассматриваться имена существительные или прилагательные, от которых могут быть образованы послелоги, т. е. Послелог и его производное имя являются конверсивами. Кстати, ерсин. узах в значении имени существительного - даль (uzağa kаrаmах - смотреть вдаль) также является конверсивом относительно прилагательного uzağ "дальний".
В говоре широко представлено явление омонимии, т.е. звуковое совпадение двух или нескольких единиц, различных по значению. Различается омонимия грамматическая (омоформы), лексическая (омонимы), графическая (омографы) и фонетическая (омофоны).
Омонимы - одинаково звучащие и имеющие одинаковое написание слова, значения которых осознаются как совершенно не связанные между собой и одно из другого не выводимое: Əl "рука" = Əl "страна, народ"; bilmax "знать" = bilmax "думать"; budaq "ветка" = budaqх "род"; bastumaq "хоронить" = bastumaq "придавить"; bağ "сад" = bağ "связка";
Омоформы - омонимы, совпадающие только в отдельных формах: кüçüк "маленький" = кüçüк "щенок"; nini "маленький" = nini "дитя, ребенок, младенец"; yimƏk "пища" = yimƏk "есть"; beş "пять" = beş "хворост"; üzüm "сам" = üzüm "виноград"; yaz "лето" = yaz "пиши", at "лошадь" = at "бросай".
Омографы - слова и формы разные по значению, но одинаково пишущиеся: аlmа "яблоко" = аlmа "не бери"; canIm "тело" = canIm "дорогой"; ƏdƏ "отец" = ƏdƏ "обращение";
Паронимы - слова с разным написанием и близким произношением (но не тождественным): ilan "змея" = Əlan "объявление"; gƏl- "приходи" = кeçƏl "лысый"; inek "корова" = imƏк "есть", yƏr "место" = Əl "ветер"; аlmа "яблоко" = аnmа "вспоминание" и т.д. Синонимы называют один и тот же предмет, явление или состояние по-разному, выделяя в называемой вещи различные ее стороны, или характеризуя ее с различных точек зрения. Поэтому синонимы, обозначая одно и то же, как правило, не являются словами абсолютно идентичными друг другу как в отношении семантики, так и в своих стилистических свойств. Синонимы почти всегда отличаются друг от друга или 1) некоторыми оттенками в лексическом значении, или 2) своей эмоционально-экспрессивной окраской, или 3) принадлежностью к определенному стилю речи, или 4) своей употребляемостью, или 5) способностью выступать в связь с другими словами.
Обычно различие между синонимами идет сразу по нескольким линиям: Böyük "великий" = iri "большой, огромный"; uzax = irax "далекий", Əl =diyar " страна", şalvar = tuman " штаны"; genc= cavan "молодой"; GüzƏl = ispayi "красивый", tülki = bic "хитрый"; Аdam = insan= kişi "человек"; mƏktub=kaqaz "письмо"; zirƏк = diribaş "шустрый"; pis = yaman"плохой"; Ən=çox=lap "очень, самый". Как видно из этих примеров, синонимы принадлежат к одной и той же части речи и выступают как взаимозаменяемые элементы высказывания. В ерсинском говоре азербайджанского языка промежуточные синонимы - слова, относящиеся к глаголам и прилагательным, изредка имена существительные: gapalI - закрытый (прилагательное с неограниченной сочетаемостью): gapalI - закрытый дом, gapalI gözlƏr - закрытые глаза. GapalI - закрытое собрание и т.д. - закрытый (прилагательное с ограниченной сочетаемостью): гыйылмыш кёзлер - закрытые глаза // qayIlan gözlƏr - закрытые глаза (только о глазах), прилагательное не вступает в другие сочетания, лопата, лопатка (вообще) - bel- железная лопатка - qa-laq - деревянная лопатка. Выражая общее значение - лопата эти основы дифференцируются по своим признакам. Антонимия широко представлена в ерсинском говоре. Антонимия - это семантическая противопоставленность, противоположность. Антонимы - это слова с противоположными значениями, но имеющие соотносительные друг с другом понятия. Антонимы в говоре могут быть разнокорневыми и однокорневыми, включая и такие пары как: приход - уход, юг - север, любовь - ненависть [Баранникова 1973, 130].
В однокоренных антонимах их противоположные значения выражаются прибавлением к одному из них отрицательных аффиксов: -sIz, -siz, -süz. -suz; -mа, mе: duzlu "соленый" = duzsuz "пресный"; qulplu "с ручкой!" = qulpsuz "без ручки"; gƏlmƏk "приходить" = gƏlmƏmƏk "не приходить", gülƏmƏk "смеяться" gülmƏmƏk "не смеяться" и т.д. Сюда могут быть отнесены пары типа: faydalI - faydasIz = полезный - бесполезный, yaxşI - yaxşI deyil = хороший - нехороший и т.д.
В разнокоренных антонимах противоположные значения являются принадлежностью этих слов в целом: gece "ночь" = gün "день", içeri "внутрь" = qiraq "снаружи", bƏrk "твердый" = boş "мягкий", güclü "сильный" = zayif "слабый", baxalu "богатый" = ucuz "дешевый", gen "широкий" = dar "узкий", mƏrd "смелый" = qorxaq "трусливый"; qulay "легкий" = çƏtin "трудный"; hƏmsi "все" = hiçkim - "никто". Во фразеологизмах больше всего представлено антонимов, образованных от разных основ, структурно отличающихся друг от друга. Дербентский фразеологизм dilbar olmaq- быть красноречивым имеет антоним dili büdrƏmƏk - заговариваться, говорить бессвязно, говорить невпопад, путаться, сбиваться в речи; dili büdrƏyir - у него язык заплетается. В составе первого фразеологизма мы имеем персидское слово dilbar-красивый, красноречивый, в составе второго фразеологизма употребляется архаичный глагол büdrƏmƏk- спотыкаться, ошибаться.
Фразеологизмы-антонимы могут иметь в именной части аффиксы принадлежности, ср. ganI gaynamag - питать симпатию, почувствовать симпатию, расположение к кому-либо; ganI gaynayIr - кровь его кипит. Отрицательная антонимичная форма ganI gaynamamag имеет значение чувствовать неприязнь, чувствовать антипатию. Таким образом, проведенная нами семантическая характеристика ерсинского говора азербайджанского языка выявила весьма интересные в научном плане и ценные элементы лексики и фразеологии, в которых ярко представлены особенности ерсинского говора по сравнению с другими говорами и диалектами азербайджанского языка. В заключении подводятся основные итоги проведенного исследования, которое показывает, что лексика ерсинского говора содержит несколько пластов различного хронологического уровня. Значительная часть лексики ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка включает в себя слова, общие для всех или большинства тюркских языков; она содержит несколько разделов: а) огузско-полирегиональная лексика, т.е. слова, характерные не только для тюркских языков, но и для некоторых алтайских языков. Большая часть данной лексики представлена в виде связанных корней, т.е. в составе основ, содержащих общие корни, но имеющих различное морфологическое оформление, например, ерсин. аqа "старший брат" = монг. ах, тунг.-маньчж. акин. Турецкая параллель содержит аффикс -а, а в алтайских представлены: монг. -ун, тунг.-маньчж. -ин; б) огузско-общетюркская лексика, т.е. слова, известные в пределах огузских и других тюркских языков, но не распространенные в других алтайских языках. К этой категории можно отнести ерсинское слово yilduz "звезда", известное по всем тюркским языкам, но имеющееся в алтайских языках; в) огузско-межтюркская лексика, т.е. слова распространенные в основном в огузских языках, но имеющиеся также и в некоторых остальных группах тюркских языков. Сюда можно отнести слово dovşan "заяц", являющееся общеогузским, но имеющееся и в некоторых других тюркских языках, ср. кум. тавшан; г) собственно огузская лексика, т.е. слова, характерные только для огузских языков и отсутствующие в других тюркских языках. К этой части лексики относятся слова типа ерсинского Əniz "слабый" или азербайджанского диалектного simsar "родственник", отсутствующие в других неогузских тюркских языках; д) огузско-региональная лексика, т.е. слова, характерные только для одного конкретного огузского языка. В системе ерсинской лексики сюда относятся слова типа çom "родственница", bezelli "род" и т.д. В состав этого разряда входят также общеогузские или межтюркские слова, сохранившие морфологическую структуру, но изменившиеся семантически. Так, например, к межтюркской лексике относится слово küdür "холм, возвышенность", которое в ерсинском говоре азербайджанского языка имеет значение "поле" (küdri). Данное слово в этом значении следует считать семантическим азербайджанизмом.
Выделение в азербайджанской лексике четырех основных лексико-тематических пластов: терминов родства, терминов флоры, терминов фауны и соматонимов - дает достаточное представление о характере огузской лексики, ее отличительных и общих с остальными тюркскими языками признаках.
Семантическая структура огузской лексики характеризуется значительной разветвленностью семем, связанных друг с другом различными смысловыми отношениями. Все четыре лексико-тематических разряда, анализируемых в данной работе, связаны между собой самым тесным образом. Термины родства и свойства имеют конкретные семантические связи с терминологией фауны, а соматонимы - со всеми остальными тремя лексическими разрядами. Семантическая взаимосвязь указанных терминов обусловлена наличием общих признаков у тех реалий, которых они обозначают. Семантические процессы в системе указанных лексико-тематических разрядов подчиняются в целом существующим типологиям.
Сравнительно-историческое изучение огузской лексики, являющееся первым опытом в этой области по ерсинскому говору, позволяет утверждать, что лексика азербайджанского языка представляет огромный интерес не только для огузских языков, но и для всей тюркологии.
В работе дается этимологическая характеристика нескольких десятков ерсинских терминов. В некоторых случаях наше мнение совпадает с предположениями предыдущих исследователей, во всех остальных случаях дается новое этимологическое толкование. Касаясь проблемы исконной и заимствованной лексики, следует отметить, что среди исследованных нами терминов некоторые могут быть отнесены к заимствованиям, но в подавляющем большинстве случаев указанные термины являются исконно тюркскими.
Результаты лексико-тематического и лексико-семантического исследования исконной и заимствованной лексики ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка позволяют утверждать, что ерсинский говор сформировался в Х-ХII веках н.э.
Таковы основные итоги сравнительно-типологического изучения лексики ерсинского говора дербентского диалекта азербайджанского языка, дальнейшее изучение которого является актуальной задачей современной диалектологии тюркских языков. Основное содержание диссертации отражено в следующих публикациях:
Статья, опубликованная в журнале, рекомендованном ВАК РФ:
1. Гаджиева Н.Г. О проблеме лексико-семантических разрядов диалектной лексики азербайджанского языка // Вестник Университета российской Академии наук. Выпуск № 1 (54). М., 2011. С.56-58. Статьи, опубликованные в других изданиях:
2. Гаджиева Н.Г. О проблеме полисемии, омонимии, синонимии и проблеме заимствованной лексики азербайджанского языка // Аспирант: сборник статей молодых ученых Дагестана, Выпуск № 4. Махачкала, 2008. С.70-73.
3. Гаджиева Н.Г. К проблеме полисемии, омонимии, синонимии и автономии в азербайджанском языке // Аспирант: сборник статей молодых ученых Дагестана, Выпуск № 4. Махачкала, 2008. С. 100-104.
4. Гаджиева Н.Г. К проблеме изучения лексики в тюркских языках // Актуальные вопросы науки и образования. Выпуск № 5. Махачкала, 2009. С. 72-73.
5. Гаджиева Н.Г. Степень изученности азербайджанской лексикологии // Модернизация системы непрерывного образования. II Международная научно-практическая конференция. Дербент, 2010. С.440-441.
6. Гаджиева Н.Г. Исконная лексика ерсинского говора азербайджанского языка. Термины родства и родственных отношений // Региональный вестник молодых ученых. М.: ИЦ СМУР "Асаdеmу", 2010. С.440-441.
7. Гаджиева Н.Г. Многозначность и омонимия азербайджанского языка (на примере ерсинского говора) // Языки Дагестана: проблемы и перспективы развития. Материалы II Республиканской научно-практической конференции. Выпуск № 2. Махачкала, 2010. С.47-50. 2
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
156
Размер файла
188 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа