close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Наследование и роль дозы активных рибосомных генов в постнатальном развитии детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Ратникова Светлана Юрьевна Шифр научной специальности: 03.02.07 - генетика Шифр диссертационного совета: Д 212.203.05 Название организации: Российский университет дружбы народов Адрес организации: 117198, г.Москва, ул. Миклухо-Маклая
На правах рукописи
РАТНИКОВА СВЕТЛАНА ЮРЬЕВНА
НАСЛЕДОВАНИЕ И РОЛЬ ДОЗЫ АКТИВНЫХ РИБОСОМНЫХ ГЕНОВ
В ПОСТНАТАЛЬНОМ РАЗВИТИИ ДЕТЕЙ, РОДИВШИХСЯ
С ЗАДЕРЖКОЙ ВНУТРИУТРОБНОГО РАЗВИТИЯ
03.02.07 – генетика
Автореферат
Диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук
Москва 2012
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном учреждении «Ивановский научно-исследовательский институт материнства и детства им. В.Н. Городкова» Министерства здравоохранения Российской Федерации
Научный руководитель:
Жукова Татьяна Павловна
Официальные оппоненты:
Филиппова Тамара Владимировна
Кузнецова Татьяна Владимировна
доктор медицинских наук,
ФГБУ «Ивановский научно-исследовательский
институт материнства и детства им. В.Н.Городкова»
Министерства здравоохранения Российской
Федерации,
заведующая медико-генетическим консультативнодиагностическим отделением, главный внештатный
специалист по медицинской генетике Департамента
здравоохранения Ивановской области
доктор медицинских наук,
ГБОУ ВПО «Первый Московский государственный
медицинский университет им. И.М.Сеченова»
Министерства здравоохранения и социального
развития Российской Федерации, д.м.н., профессор
кафедры медицинской генетики, заведующая
УКБ№2
доктор биологических наук,
ФГБУ «Научно-исследовательский институт
акушерства и гинекологии им.Д.О.Отта»
Северно-Западного отделения Российской
академии медицинских наук,
ведущий научный сотрудник Федерального
медико-генетического центра
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное учреждение «Московский научно-исследовательский
институт педиатрии и детской хирургии» Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации
Защита диссертации состоится «28» 11 2012 г. в 14.00 часов на заседании диссертационного
совета Д 212.203.05 при Российском университете дружбы народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 8.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке Российского университете дружбы
народов по адресу: 117198, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6.
Автореферат разослан «____» ________________ 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат биологических наук, доцент
Гигани Ольга Борисовна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования
Рибосомные гены (РГ) представлены в геноме человека множеством копий,
локализованных в ядрышкообразующих районах (ЯОР) 10 акроцентрических
хромосом в виде кластеров тандемных повторов [Ляпунова Н.А., Вейко Н.Н.,
1996]. Специальная окраска метафазных хромосом нитратом серебра (Ag-окраска)
позволяет выявлять кластеры активных (транскрибируемых) рибосомных генов
(АкРГ) [Howell W. M, Black D. A.,1980]. Доказано, что размер преципитата серебра, выраженный в условных единицах, отражает число активных копий РГ в данном ЯОР (АgЯОР), а сумма 10AgЯОР служит оценкой геномной дозы АкРГ индивидов [Вейко Н.Н. 1998; Ляпунова Н.А. 2001, 2006].
Предполагается, что доза активных рибосомных генов является стабильной
характеристикой хромосом [Mikelsaar A.V., 1979, Taylor E.F., 1981]. Но эта проблема не изучалась на достаточно большой выборке.
Экспрессия рибосомных генов вносит существенный вклад в поддержание
оптимального для организма уровня белковых синтезов, энергетического обмена,
так как на этих генах транскрибируется рибосомная РНК (рРНК) и образуются
предшественники рибосом. А рибосомы - это место синтеза белковых молекул, от
их количества и качества зависит интенсивность этого процесса. Таким образом,
можно предположить, что, оказывая влияние на белковый и энергетический обмен, рибосомные гены влияют на процесс роста и развития плода.
В настоящее время задержка внутриутробного развития (ЗВР) рассматривается как мультифакториальная патология, обусловленная совместным действием
средовых и генетических факторов. Предполагается, что генетические факторы в
большей степени определяют симметричную форму ЗВР [Вельтищев Ю.И., Бочков Н.П., 1992; Барашнев Ю.И.,2004].
Наблюдения показывают, что развитие детей, родившихся с ЗВР, в дальнейшем может идти в разных направлениях: одни дети в течение первого года
жизни компенсируют ЗВР и достигают физического развития, соответствующего
возрасту, другие не компенсируют задержку внутриутробного развития [Дементь3
ева Г.М.,2003; Володин Н.И.,2004; Шабалов Н.П.,2004]. Так, каждый третий ребёнок с ЗВР на протяжении первого года жизни отстаёт в физическом развитии
[Рябчикова Т.В., 1996]. Таким образом, дети с изначально одинаковой степенью
зрелости при рождении к году достигают разной степени физического, психомоторного развития, и постнатальная адаптация у них протекает различно. Очевидно, это во многом определяется биологическим потенциалом, с которым рождается ребенок. Учитывая роль рибосомных генов в обеспечении белковых синтезов,
энергетического обмена, метаболических процессов, есть все основания предполагать, что гены рРНК могут влиять на компенсацию ЗВР после рождения ребенка, когда происходит переход к развитию «под руководством» своего генома, не
зависящего от организма матери. Изучение связи между геномной дозой активных рибосомных генов и состоянием здоровья детей с ЗВР на первом году жизни,
не только расширит знания о патогенезе этой патологии, но и позволит прогнозировать компенсацию внутриутробной задержки к возрасту одного года.
Цель исследования
Установить связь между дозой активных рибосомных генов и особенностями развития детей первого года жизни, имевших при рождении задержку внутриутробного развития, разработать новый метод прогнозирования нарушений их состояния здоровья, а также изучить наследование дозы активных рибосомных генов.
Задачи исследования
1. Провести сравнительный анализ геномной дозы активных рибосомных генов у
новорожденных с задержкой внутриутробного развития и у доношенных новорождённых без задержки (условно здоровых).
2. Проанализировать дозу активных рибосомных генов в динамике в течение
первого года жизни у детей с задержкой внутриутробного развития и без задержки и установить характер наследования данного показателя путем исследования в
2-х поколениях их семей.
3. Установить связь между геномной дозой активных рибосомных генов у доношенных новорождённых, имеющих задержку внутриутробного развития, и со-
4
стоянием их здоровья, физического развития в раннем неонатальном периоде и в
течение первого года жизни.
4. Разработать новые цитогенетические критерии для прогнозирования нарушений здоровья детей, имевших при рождении задержку внутриутробного развития.
Научная новизна исследования
Впервые получены новые данные о дозе активных рибосомных генов у детей,
имевших при рождении ЗВР. Показано, что низкая доза активных рибосомных генов ассоциируется с возникновением симметричной формы ЗВР. Выявлена связь
между дозой активных рибосомных генов и особенностями физического развития
детей с ЗВР в течение первого года жизни. Показано, что на протяжении первого
года жизни доза активных рибосомных генов в большей степени влияет на длину
тела детей с ЗВР и в меньшей степени на их массу. Установлено, что низкокопийность по дозе активных рибосомных генов у детей с ЗВР является фактором риска
сохранения у них задержки физического развития к возрасту 1 года и возникновения на первом году жизни инфекционно-воспалительных заболеваний.
Практическая значимость работы
Полученные результаты указывают на целесообразность исследования дозы
активных рибосомных генов у детей, имевших при рождении задержку внутриутробного развития. В связи с этим для педиатрической практики предложен новый
способ прогнозирования нарушений здоровья детей первого года жизни, родившихся с задержкой внутриутробного развития.
Основные положения, выносимые на защиту
1. Доза активных рибосомных генов не влияет на степень задержки внутриутробного развития новорожденных. У детей с симметричной ЗВР низкая доза активных рибосомных генов встречается достоверно чаще; среднее значение дозы активных рибосомных генов ниже, чем у детей с асимметричной ЗВР и детей без
ЗВР.
2. Геномная доза активных рибосомных генов является постоянной характеристикой хромосом и наследуется как менделирующий признак. Частота мутационных изменений составляет 3,5х10-2.
5
3. Средне- и высококопийные дети вне зависимости от формы задержки (асимметричная или симметричная) успешно компенсировали задержку внутриутробного развития к возрасту 1 года.
4. Дефицит дозы активных рибосомных генов способствует сохранению задержки внутриутробного развития к возрасту 1 года и является фактором риска возникновения инфекционно-воспалительных заболеваний на первом году жизни.
Внедрение результатов исследования
На основании результатов исследования получен патент РФ на изобретение:
«Способ прогнозирования нарушений здоровья у детей первого года жизни, родившихся с задержкой внутриутробного развития» (№2223039). Разработанный
способ прогнозирования здоровья детей с ЗВР на первом году жизни внедрён в
практику работы детских отделений и консультативно-диагностической поликлинике ФГБУ«Ивановский НИИ МиД им.В.Н. Городкова» МЗ РФ.
Апробация работы
Материалы диссертации доложены на итоговых научных сессиях «Ивановского НИИ МиД им.В.Н.Городкова» (Иваново, 2005-2011 гг.); на научнопрактической конференции студентов и молодых учёных Ивановской государственной медицинской академии «Неделя науки» (2006-2011 гг.); на конференции с
международным участием «Новейшие технологические решения и оборудования»
(г.Москва, 2006 г.); на V Российском съезде медицинских генетиков (Уфа, 2005);
на VII научной конференции с международным участием «Генетика человека и
патология» (Томск, 2007); на научно-практической конференции педиатров России «Фармакотерапия и диетология в педиатрии» (Иваново, 2008 г.); на VI Российском съезде медицинских генетиков (Ростов на Дону, 2010); на научнопрактической конференции с международным участием «Медико-биологические
аспекты мультифакториальной патологии» (Курск, 2011), на V Российской конференции по иммунологии репродукции (Иваново, 2012).
Публикации результатов исследования
По теме диссертации опубликовано 16 печатных работ, из них 3 в журнале,
включенном в перечень изданий, рекомендованных ВАК РФ.
6
Личное участие автора
Диссертационная работа представляет собой самостоятельный труд автора.
Автором лично выполнялись все исследования, заполнялись индивидуальные
карты наблюдений, производилась статистико-математическая обработка полученных данных, анализ и описание полученных результатов, формулировка выводов.
Объём и структура диссертации
Диссертация изложена на 144 страницах машинописного текста, состоит из
введения, обзора литературы, 3 глав собственных исследований, обсуждения результатов, выводов и практических рекомендаций. Библиографический список
использованной литературы включает 207 источника (134 отечественных и 73
иностранных). Текст иллюстрирован 29 таблицами и 13 рисунками.
СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материалы и методы исследования
Работа
выполнена
диагностической
на
базе
поликлиники
детских
отделений
и
ФГБУ
«Ивановского
консультативноНИИ
МиД
им.В.Н.Городкова». Все пациенты постоянно проживали в Ивановской области.
Под наблюдением находилось 199 детей, родившихся доношенными: 102
ребенка имели при рождении ЗВР I и II степени (ЗВР выборка) и 97 детей, не
имевших при рождении ЗВР (контрольная выборка - К). У всех детей с ЗВР диагноз ЗВР был подтвержден в антенатальном периоде, а при рождении ставился
на основании антропометрических данных, результатов комплексного клинического обследования. Все дети обеих выборок были разделены на три группы, в
зависимости от дозы активных рибосомных генов: I группа (I-ЗВР; II-К) (низкокопийные дети) – дети с низкой дозой АкРГ (АкРГ в пределах 15,80 -17,99
усл.ед.); II группа (II-ЗВР;II-К) (среднекопийные дети) – дети со средней дозой
АкРГ (доза АкРГ в пределах 18,00 - 20,99 усл.ед.); III группа (III-ЗВР;III-К) (высококопийные дети) – дети с высокой дозой АкРГ (АкРГ – 21,00- 23,25 усл.ед.).
Состояние здоровья детей оценивалось в раннем неонатальном периоде в отделениях новорожденных, ежемесячно на первом году жизни и в возрасте 1 года (в
7
консультативно-диагностической поликлинике института) на основании выкопировки медицинской документации. Критерии исключения: хромосомные болезни;
врожденные пороки развития; наследственные болезни обмена веществ; III степень ЗВР; дети от многоплодной беременности. Материалом исследования являлись лимфоциты периферической крови. Забор крови проводился на 5- ые сутки
жизни, в 6 месяцев и в 1 год.
Выкопировка медицинской документации. При выкопировке медицинской документации анализировали: анамнестические данные матери (возраст,
данные акушерско-гинекологического анамнеза, сведения об экстрагенитальной
патологии, протекании настоящей беременности, родов, результаты ультразвукового обследования, кардиотокографии плода); генеалогический анамнез; степень
и форму тяжести ЗВР у новорожденных; состояние здоровья детей на первом году
жизни. Показатели длины и массы тела детей сопоставлялись с данными региональных таблиц центильного типа г.Иванова, представленных в информационнометодических материалах «Комплексная оценка здоровья детей Ивановской области» [Рывкин А.И., 2001].
Цитогенетические методы включали анализ кариотипа (G–окраска), который был проведен у всех детей контрольной и ЗВР выборок с целью исключения
хромосомной патологии. Препараты метафазных хромосом получали из лимфоцитов периферической крови, культивируемых в условиях in vitro, по стандартной
методике [Кулешев Н.П.,1991].
Для анализа дозы активных рибосомных генов (АкРГ) использовали стандартно приготовленные препараты лимфоцитов периферической крови. Изучение
количества АкРГ проводили с помощью метода специфической окраски азотнокислым серебром (Ag-окраска) по Howell [Howell W. M.,1980] в модификации
Еголиной [Еголина Н.А., 1998]. Предобработку препаратов перед Ag-окраской
(варианты дифференциальной окраски и др.) не проводили, т.к. она ухудшает качество препаратов. Для исключения из анализа клеток с неполноценной Agокраской пользовались критериями, предложенными Созанским [Созанский О.
А.,1983]. При этом использовали пятибальную оценку интенсивности окрашива8
ния ядрышкообразующих районов (ЯОР) 10 акроцентрических хромосом
(13,14,15,21,22) и определяли суммарный показатель 10AgЯОР в условных единицах (баллах). Для каждого ребенка анализировали 10AgЯОР в 20 клетках. Показатель 10 AgЯОР варьировал в пределах от 15,80 до 23,25 усл.ед., что соответствует интервалу изменения данного показателя по литературным данным [Ляпунова Н.А.,2010].
Статистическая обработка полученных результатов проводилась с использованием
прикладных
программ
математико-статистического
анализа
Microsoft Office Excel 2003, SP2 на персональном компьютере. Статистические
методы включали определение среднего значения выборки (M), стандартной
ошибки среднего (m), среднего квадратического отклонения (σ). Достоверность
различий статистических совокупностей оценивалась параметрическими методами для различных дисперсий по критерию Стьюдента (t). Для выявления взаимоотношений между изучаемыми показателями использовался линейный корреляционный анализ Пирсона (r). Для эмпирической доли мутировавших хромосом
использовали нормальную аппроксимацию для биноминального распределения.
Общий объем проведенных исследований 802.
Результаты исследования и их обсуждение
В связи с тем, что ЗВР является одной из реакций плода в ответ на неблагополучное течение внутриутробного периода, заболевания матери [М. В. Медведев
М.В., Юдина Е.В.,1998; Шехтман, М. М., 1999], мы проанализировали течение
антенатального периода обследованных детей. Было установлено, что достоверно
чаще (р<0,05) у матерей, родивших детей с ЗВР, по сравнению с контролем, наблюдались: нарушения репродуктивного здоровья (привычное невынашивание
беременности, перинатальные потери, поздние выкидыши, нарушение менструальной функции, первичное и вторичное бесплодие); наличие экстрагенитальной
патологии (артериальная гипертензия, хронический пиелонефрит, диффузное увеличение щитовидной железы); осложненное течение беременности (анемия, ОРВИ, маловодие, многоводие, гестоз II-ой половины беременности в виде нефропатии I и II степени, ХВУГП, плацентарная недостаточность). Нами были проанали9
зированы частоты исследуемых факторов между матерями детей I-ЗВР, II-ЗВР и
III-ЗВР групп. Статистически значимых различий не было выявлено. Данный
факт относится и к матерям контрольной выборки, родивших детей I-К, II-К и IIIК групп. Таким образом, условия антенатального периода у детей с ЗВР, а также
детей контрольной выборки, имевших низкую, среднюю и высокую дозу АкРГ,
были относительно одинаковыми, что позволило провести корректное сравнение
детей этих групп.
Новорожденных I–ЗВР группы было в 1,8 раза больше (р<0,01), а детей IIЗВР группы в 1,4 раза меньше (р<0,05), чем в контроле. Группы III-ЗВР и III-К
статистически не различались между собой. Для выяснения причин данного факта
мы проанализировали копийность новорожденных в зависимости от степени (I и
II) и формы ЗВР (асимметричная - А-ЗВР и симметричная - С-ЗВР). Статистические различия между детьми с ЗВР I и II степени не были установлены. Следовательно, степень ЗВР не зависит от дозы активных рибосомных генов (табл.1).
Таблица 1
Распределение детей с ЗВР по дозе АкРГ в зависимости от степени и формы ЗВР
Дети с ЗВР
Всего
абс
I группа
II группа
III группа
абс
%
абс
%
абс
%
ЗВР I степени
49
100,0
22
44,90
17
34,69
10
20,41
ЗВР II степени
Дети с А-ЗВР
53
60
100,0
100,0
23
Дети с С-ЗВР
42
100,0
%
43,39
I-А группа
16
26,66
I-С группа
29
69,05***vvv
20
37,74
II-А группа
29
48,33
II-С группа
8
19,05*** vvv
10
18,86
III-А группа
15
25,00
III-С группа
5
11,90*
* - различия достоверны между С-ЗВР и контролем (*-p<0,05,***-p<0,001), v - различия достоверны между А-ЗВР и С-ЗВР ( vvv- p <0,001)
При анализе распределения детей в зависимости от формы ЗВР картина
оказалась иная. Число детей с А-ЗВР I-A, II-А, III-А групп достоверно не отличалось от контрольной выборки (I-К, II-К, III-К групп).
В I-С группу попало достоверно больше детей, по сравнению с А-ЗВР и с
контролем, во II-С группу и III-С группу достоверно меньше, чем в контроле и в
А-ЗВР. Полученные результаты согласуются с данными литературы, свидетельствующими о существенном вкладе генетической детерминанты в симметричную
форму ЗВР [Вельтищев Ю.И., Бочков Н.П., 1992, Шабалов Н.П., 2004], и послу10
жили обоснованием более детального изучения детей с А-ЗВР и С-ЗВР, в сравнении с контролем.
При сравнении суммарного количества 10AgЯОР у детей с А-ЗВР и детей
контроля, достоверной разницы не выявлено, а у новорожденных с С-ЗВР оно было достоверно меньше, чем в контроле и у детей с А-ЗВР (табл.2).
Таблица 2
Суммарное количество 10AgЯОР у детей с А-ЗВР и С-ЗВР и контроля (М±m,усл.ед.)
Группы
I группа
II группа
ЗВР n=102
16,80±0,09*
19,27±0,14
А-ЗВР n=60
17,11±0,14
19,34±0,15
С-ЗВР n=42
16,62±0,1***vv
21,62±0,3
Контроль n=97
17,15±0,10
19,40±0,12
III группа
Всего
21,95±0,16
22,06±0,19
19,43±0,25
19,00±0,3
17,67±0,3*** vv
22,18±0,14
19,56±0,20
18,70±0,21**
*-различия достоверны по отношению к контролю (***-p<0,001), v-различия достоверны между А-ЗВР и
С-ЗВР(vv- р<0,01)
Таким образом, наше исследование показало, что среди детей с ЗВР достоверно чаще встречались дети с низкой дозой АкРГ, и у большинства из них наблюдалась симметричная форма ЗВР. Снижение средней дозы активных рибосомных генов у детей с ЗВР, по сравнению с контролем, происходило за счет
группы детей с симметричной ЗВР. Следовательно, наши данные свидетельствуют о влиянии такого генетического фактора, как доза АкРГ, в возникновении
симметричной формы ЗВР.
Мы проанализировали суммарное количество 10AgЯОР у 18 детей с ЗВР и
16 детей контрольной выборки на 5-ые сутки жизни, в возрасте 6 месяцев и в 1
год. Этот показатель оставался у всех пациентов постоянным в течение первого
года жизни ребенка. Таким образом, результаты наших исследований свидетельствуют в пользу того, что характер серебрения является стабильным признаком
данного ЯОР и не изменяется в течение первого года жизни. Наши данные согласуются с точкой зрения Н.А.Ляпуновой [2001]. С целью изучения типа наследования дозы АкРГ у детей мы проанализировали характер передачи среднего размера
AgЯОР для каждого гомолога, в двух поколениях 17 семей (мать, отец, ребенок):
9 семей, имевших ребенка с ЗВР, и 8 семей, в которых родились дети без задержки. У 164 из 170 акроцентриков средний размер AgЯОР достоверно не различался
у ребенка и родителя, от которого эта хромосома была унаследована, а у 6 – ста11
тистически различался у ребенка и родителя, от которого эта хромосома была получена, т.е. отсутствовало наследование родительских вариантов, что могло быть
объяснено вновь возникшей мутацией в области РГ. Мы полагаем, что это может
быть следствием неравного кроссинговера, который, очевидно, судя по небольшому проценту выявленного различия, является редким явлением применительно
к рибосомным генам. Установленная нами частота мутирования (3,5х10-2,
SE=0,014, n=170) совпадает с предсказанной моделью диапазона [Пороховник
Л.Н., 2010]. Полученные данные свидетельствуют о том, что варианты AgЯОР
наследуются как менделирующий признак. Ребенок получает от каждого из родителей по одному гомологу из каждой пары акроцентриков и вместе с ним – определенное количество активных рибосомных генов, экспрессивный эффект которых суммируется. В результате случайного расхождения хромосом в гаметогенезе
ребенок отличается от родителей по показателю геномной дозы АкРГ(10AgЯОР).
Одним из важных интегральных показателей здоровья ребёнка является его
физическое развитие. Уровень физического развития тесно связан с целым комплексом факторов: генетических, биологических, социально- экономических, бытовых. Фенотипическое проявление дозы АкРГ связано с антропометрическими
показателями (прежде всего с массой и длиной тела), которые в значительной мере определяются интенсивностью белкового синтеза [Назаренко, С. А.,1990]. Как
следует из таблицы 3, новорожденные с А-ЗВР и С-ЗВР имели при рождении достоверно более низкие показатели массы, длины тела, по сравнению с контролем,
что подтверждало наличие ЗВР. При рождении низко-, средне- и высококопийные
дети с С-ЗВР имели достоверно более низкую длину тела, по сравнению с соответствующими группами детей с А-ЗВР.
12
Таблица3
Средние значения массы и длины тела при рождении у детей в зависимости от дозы АкРГ
Некоторые показатеДети с асимметричной ЗВР (А-ЗВР)
ли физич. развития
А-ЗВР n=60
I-А n=16
II-А n=29
III-А n=15
2581,67±16,9***
Масса тела, г.
2558,13±26,8***
2591,72±26,4*** 2587,33±35,7***
50,61±0,3***
50,67±0,5 ***
Длина тела, см.
50,56±0,5 ***
50,60±0,4 ***
Дети с симметричной ЗВР(С-ЗВР)
С-ЗВР n=42
I-С n=29
II-С n=8
III-С n=5
Масса тела, г
2564,76±15,9*** 2568,97±18,8***
2556,25±48,6*** 2554,00±31,9***
Длина тела, см.
46,58±0,2*** vvv 46,59±0,13***vvv 46,56±0,3***vvv 46,40±0,2***vvv
Контрольная выборка (К)
К n=97
I-К n=24
II-К n=48
III-К n=25
Масса тела, г.
3627,73±42,6
3616,25±68,5
3626,04±70,2
3642,00±72,7
Длина тела, см.
53,32±0,2
53,19±0,40
53,18±0,3
53,74±0,4
* - различия достоверны по отношению к контролю (***- р<0,001),v - различия достоверны между
А-ЗВР и С-ЗВР ( vvv - р<0,001)
При оценке параметров физического развития детей при рождении в зависимости от дозы АкРГ было установлено, что дети групп I-А, II-А, III-А с А-ЗВР
статистически не различались между собой по средним показателям массы и длины тела. Точно такая закономерность наблюдалась в выборке С-ЗВР и контрольной выборке (табл.3).
Мы провели корреляционный анализ между массой (длиной) тела детей при
рождении и дозой АкРГ. Зависимость установить не удалось (r=0,01). Данный результат согласуется с исследованиями Н.А. Ляпуновой [2001] и может быть объяснён преимущественным влиянием на формирование ЗВР у ребенка комплекса
условий внутриутробного развития.
C целью исследования зависимости массы, длины тела при рождении от дозы АкРГ выборки детей были нанесены на корреляционную решетку, которая была разбита на три зоны: зона I (правый нижний угол) – дети с низкой массой и
(или) низкой длиной тела при рождении, имевшие относительно высокую дозу
АкРГ; зона II (середина решетки) - дети, у которых масса и длина тела при рождении соответствовала дозе АкРГ; зона III (левый верхний угол) – высоковесные
дети, имевшие и (или) высокую длину с относительно низкой дозой АкРГ. При
анализе корреляционных решеток «доза АкРГ – масса», «доза АкРГ – длина» в
контроле мы установили, что в зону I не попал ни один ребенок. Полученные ре13
зультаты согласуются с литературными данными [Ляпунова Н.А., 2001] и, повидимому, объясняются тем, что с увеличением дозы АкРГ увеличивается и масса, длина тела при рождении. В выборке детей с ЗВР данной закономерности проследить не удалось. При анализе решетки «доза АкРГ – масса» в зону I попало 12
новорожденных из А-ЗВР выборки и 4 новорожденных из С-ЗВР. При анализе
решетки «доза АкРГ – длина» в зону I попало 5 новорожденных с А-ЗВР (эти 5
детей попали и в зону I «доза АкРГ – масса») и 8 детей с С-ЗВР (в том числе и 4
детей, попавших в зону I «доза АкРГ – масса»). С целью установления причин
выявленного несоответствия мы провели детальную оценку течения антенатального периода этих новорожденных. Установлено, что оно было осложненным
(гестоз II половины беременности, многоводие, маловодие, плацентарная недостаточность, острая гипоксия плода, кровотечения, аномалии родовой деятельности) как и у матерей детей из II и III зон (р>0,05), но имелась тенденция к увеличению по частоте всех осложнений. Кроме того, у матерей детей из I зоны поздний гестоз отличался большей тяжестью: преэкламсия (1 случай), гепатоз (1 случай) наблюдались только у них, а по данным допплерографического исследования
во всех случаях выявились выраженные нарушения маточно-плацентарного и
плодово-плацентарного кровотока. Таким образом, есть все основания полагать,
что именно тяжёлое течение беременности у матерей привело к рождению детей с
низкой массой и длиной тела, не соответствующей дозе АкРГ.
Следовательно, наше исследование показало, что несмотря на то, что на показатели физического развития (массу и длину тела) детей при рождении, прежде
всего, влияли условия внутриутробного развития, низко-, средне- и высококопийные дети с С-ЗВР имели достоверно более низкую длину тела, по сравнению с
низко-, средне- и высококопийными детьми с А-ЗВР, что подтверждает роль генетических факторов (дозы АкРГ) в формировании симметричной формы ЗВР.
Известно, что вклад генетических факторов возрастает в так называемые
сенситивные возрастные периоды (в грудном и подростковом возрасте), когда
наиболее интенсивно протекают процессы роста и развития [Вельтищев Ю.
Е.,2000]. Изучение показателей физического развития детей всех выборок в груд14
ном возрасте показало, что к концу первого года жизни низкокопийные дети как с
А-ЗВР так и с С-ЗВР, имели достоверно более низкие значения массы и длины тела (р<0,05), по сравнению со средне- и высококопийными детьми, а последние,
наоборот, характеризовались достоверно более высокими показателями (р<0,05),
что указывает на связь физического развития детей с геномной дозой АкРГ. Низко- и среднекопийные дети с А-ЗВР имели достоверно более низкие значения
массы тела, по сравнению с контролем (р<0,05), а высококопийные дети были сопоставимы с ним. По средним показателям длины тела только средне- и высококопийные дети, имевшие при рождении А-ЗВР, догнали своих сверстников из
контрольной выборки, а низкокопийные не смогли этого сделать (р<0,05). Такая
же тенденция наблюдалась и при сравнении детей с С-ЗВР и контролем (исключение составили высококопийные дети, которые по средним значениям массы тела не догнали сверстников из контроля). Мы провели ежемесячный корреляционный анализ между массой, длиной тела и дозой АкРГ. Исследование показало, что
во всех трёх выборках характер связи имел положительную направленность. Между дозой АкРГ и массой тела корреляционная связь во всех группах в течение
первых трёх месяцев жизни практически отсутствовали, в последующем происходило небольшое усиление корреляционной связи, но она была слабой силы. Корреляционная связь между дозой АкРГ и длиной тела оценивалась как средняя и
проявлялась на протяжении всего первого года жизни. Таким образом, было установлено доза АкРГ в большей степени влияет на длину тела, чем на массу. Повидимому, это связано с тем, что она в значительной мере связана с интенсивностью белкового и энергетического обмена, которые зависят от количества АкРГ, а
на массу тела влияет значительно большее количество как экзогенных, так и эндогенных факторов.
С целью изучения влияния дозы АкРГ на физическое развитие детей в целом, мы проанализировали индивидуальные показатели физического развития
каждого ребенка с ЗВР в возрасте 1 года. Анализ показал, что большинство среднекопийных пациентов с А-ЗВР и С-ЗВР (II-А группа–75,9%, II-С группа–75%) и
все высококопийные дети успешно компенсировали ЗВР и имели нормальное фи15
зическое развитие, либо повышенную и высокую массу тела, повышенную длину.
Большинство низкокопийных детей с А-ЗВР (93,7%) компенсировали ЗВР частично и отставали либо по массе (имели пониженную массу при нормальной длине), либо по длине тела (имели сниженную длину при нормальной массе). Практически все дети с С-ЗВР I-С группы (93,1%) не смогли компенсировать ЗВР полностью и отставали и по массе, и по длине, только 6,9% детей I-С группы имели
пониженную массу при нормальной длине. В связи с тем, что только дети с С-ЗВР
имели сниженную длину тела при пониженной массе или низкую длину, можно
предположить, что низкая доза АкРГ способна выступать как сдерживающий
фактор для процессов роста и развития у детей с ЗВР. Результаты нашего исследования служат подтверждением того, что фенотипическое разнообразие вариантов физического развития тесно связано с генетическими факторами, которые заложены ещё внутриутробно. Детский организм развивается по четкой генетической программе, которая проявляется в индивидуальных морфофункциональных
особенностях организма.
В связи с тем, что геномная доза активных рибосомных генов, определяя
потенциальные возможности общей интенсивности синтеза белков и энергетического обмена в клетке, может отражаться в адаптационных возможностях организма [Вейко Н.Н., 2005; Ляпунова Н.А.,2006], мы проанализировали состояние
здоровья детей с ЗВР и детей контрольной выборки в раннем неонатальном периоде (обратив особое внимание на течение неонатальной адаптации) и на первом
году жизни. Нами была проведена оценка состояния новорожденных с А-ЗВР, с
С-ЗВР и контрольной выборки при рождении по шкале Апгар в зависимости от
дозы АкРГ. Анализ показал, что дети I-А, II-А и III-А групп, I-C, II-С, III-С групп
достоверно не отличались между собой по этому показателю. При сравнении данного показателя у детей с А-ЗВР и контролем статистически значимых различий
не найдено. Сравнение детей с C-ЗВР и контролем показало, что на первой и пятой минутах у детей I-С группы достоверно чаще встречалась оценка 6 и 7 баллов
(р<0,05) и достоверно реже ― 8 и 9 баллов (р<0,05); по остальным группам достоверных различий не найдено. Таким образом, у низкокопийных новорожденных
16
с С-ЗВР, по сравнению с контролем, на первой и пятых минутах общее состояние
было более тяжелым.
Анализ частоты перинатальной патологии в ранний неонатальный период у
детей с А-ЗВР и С-ЗВР, а также контрольной выборки показал, что она встречалась с одинаковой частотой как у низко-, так и у средне- и высококопийных новорожденных во всех выборках. Мы связываем данный факт с преимущественным
влиянием неблагоприятных факторов антенатального периода на её формирование. Однако, у детей I-C группы, по сравнению с I-К группой, встречалась достоверно реже церебральная ишемия I степени (р<0,05), и достоверно чаще церебральная ишемия II, III степени (р<0,01), анемия (р<0,05).
Установлено, что низкокопийные новорожденные (I-А группа) с А-ЗВР, по
сравнению со средне- и высококопийными (II-А и III-А группы), достоверно чаще
(р<0,05) имели нарушения ранней постнатальной адаптации в виде коньюгационной желтухи (соответственно 31,3%; 3,5%; 6,7%,), отечного синдрома (31,3%;
3,5%; 0%), патологической убыли массы тела (31,3%; 3,5%;0%). Дети II-А и III-А
групп статистически не различались по этим показателям. Такая же закономерность наблюдалась у детей с С-ЗВР. Частота между аналогичными группами детей с А-ЗВР и контролем была приблизительно одинаковой, а у детей I-C группы
с С-ЗВР, по сравнению с I-К группой, достоверно чаще выявлялась коньюгационная желтуха (р<0,05), отечный синдром (р<0,05), патологическая убыль массы
тела (р<0,05), а по сравнению с I-А группой, она в 1,7 раза достоверно чаще выявлялись у детей I-С группы (р<0,05). Одним из видов нарушений неонатальной
адаптации является замедление восстановления первоначальной массы тела. Исследование показало, что максимальная потеря первоначальной массы тела у новорожденных II-К, II-А, II-С, III-К, III-А, III-С групп происходила в первые три
дня жизни, что соответствовало физиологической норме, а к 7-ым суткам жизни
масса тела достигала исходного уровня. У новорожденных I-К, I-А групп снижение массы тела было более длительным, только к 10 суткам жизни она достигала
исходного уровня. А дети с I-С группы вообще не смогли восстановить к 10-му
дню жизни массу тела, которая была при рождении. Таким образом, у низкоко17
пийных новорожденных с С-ЗВР нарушения ранней постнатальной адаптации выявлялись чаще и были более выраженными, по сравнению с низкокопийными
детьми с А-ЗВР и контролем. Полученные результаты указывают на роль геномной дозы АкРГ в обеспечении ранней неонатальной адаптации детей.
Анализ состояния здоровья детей к возрасту 1 года показал, что у детей II-А
и III-А, II-С и III-С групп неврологические отклонения, являющиеся следствием
перинатальных поражений центральной нервной системы, носили негрубый
функциональный характер. Таких тяжёлых форм, как гидроцефалия, детский церебральный паралич, эпилептический синдром раннего возраста, которые имели
место у низкокопийных детей (I-А, I-С, I-К группы), у детей II-А, II-С, II-К, III-А,
III-С, III-К групп не отмечались или они встречались в единичных случаях. Достоверных различий по исходам перинатальных поражений ЦНС к возрасту 1 года
между группами не было выявлено. При сравнении частоты неврологических отклонений к возрасту 1 года в зависимости от дозы АкРГ у детей А-ЗВР и С-ЗВР
выборок с контролем, достоверных различий не найдено, исключение составили
дети I-С группы, у которых они выявлялись достоверно чаще (р<0,05), по сравнению с I-К группой.
В связи с тем, что геномная доза активных рибосомных генов, определяя
интенсивность белковых синтезов и образования ферментов, может влиять на
иммунное звено организма, мы сочли целесообразным проанализировать частоту
инфекционно-воспалительных заболеваний у детей с ЗВР и детей контрольной
выборки в зависимости от дозы активных рибосомных генов. Анализ показал, что
достоверных различий по частоте инфекционно-воспалительных заболеваний в
ранний неонатальный период в зависимости от дозы АкРГ между низко-, среднеи высококопийными группами детей в пределах каждой из исследуемых выборок
(А-ЗВР, С-ЗВР и К) не наблюдалось, но у детей I-С и I-A групп регистрировались
такие заболевания, как пневмония, острый пиелонефрит, везикулопустулез, которых не было в других группах, однако эти различия были недостоверными
(р>0,05).
18
Сравнительный анализ частоты инфекционно-воспалительной заболеваемости в позднем неонатальном периоде в зависимости от дозы АкРГ показал, что
дети II-А и III-А групп с А-ЗВР болели в 3,6 раза достоверно реже, чем дети I-А
группы (р<0,05). А у детей I-А группы, по сравнению со II-А и III-А группами,
чаще (р<0,05) встречались такие заболевания, как острый отит (соответственно
18,8%; 0%; 0%), ОРВИ (31,3%, 0%, 0%), пневмония (18,8%; 0%; 0%). Такая же закономерность наблюдалась и у детей с С-ЗВР, и в контроле.
Установлено, что число ни разу не болевших к возрасту 1 года детей с АЗВР в I-А группе было достоверно меньше (р<0,05), а длительно и часто болеющих – достоверно больше, по сравнению со II-А и с III-А группами (р<0,01). Кроме того, у детей I-A группы достоверно чаще диагностировались отит (р<0,05),
пиелонефрит (р<0,05), пневмония и острый бронхит (р<0,05). Между группами
детей (I-III) с С-ЗВР и в контроле прослеживалась такая же закономерность.
Сравнение частоты и тяжести инфекционно-воспалительной заболеваний на
первом году жизни у детей с С-ЗВР и контрольной группами показало, что дети II
и III групп по этому показателю достоверно не различались (р>0,05), а дети I-С
группы с С-ЗВР достоверно чаще болели пневмонией и острым бронхитом
(р<0,05). При сравнение этого показателя у детей с А-ЗВР и с С-ЗВР, а также контрольной выборкой достоверных различий не выявлено.
В связи с тем, что, низкокопийные дети с ЗВР имели более низкие показатели физического развития, по сравнению со средне- и высококопийными детьми, а
также чаще болели инфекционно-воспалительными заболеваниями, мы разработали способ прогнозирования этих нарушений здоровья у детей с ЗВР на первом
году жизни, который основан на определении дозы активных рибосомных генов
(10AgЯОР, выраженный в условных единицах). Показатель 10AgЯОР ниже 18
баллов может использоваться для прогнозирования таких нарушений здоровья детей с ЗВР, как: сохранение задержки физического развития к возрасту 1 года и наличие инфекционно-воспалительных заболеваний на первом году жизни. А при
значениях параметра 10AgЯОР 18 баллов и выше прогнозируется восстановление показателей физического развития к возрасту 1 года и отсутствие инфекцион19
но-воспалительных заболеваний в грудном возрасте. Точность заявляемого способа составила 83,3%, чувствительность 88,2%, специфичность 76,9%.
Таким образом, результаты нашего исследования показали, что дети с ЗВР
(с асимметричной и симметричной), имеющих низкую дозу активных рибосомных генов, характеризовались более низкими показателями здоровья как в неонатальном периоде, так и в течение первого года жизни, по сравнению со средне- и
высококопийными детьми с ЗВР, а также детьми без ЗВР. Эти дети реже рождались в удовлетворительном состоянии, течение периода ранней неонатальной
адаптации было осложненным (отмечалась коньюгационная желтуха, патологическая убыль массы тела, отечный синдром), у них чаще диагностировались и имели
большую выраженность перинатальные поражения центральной нервной системы, и эти различия, несмотря на положительную динамику, продолжали сохраняться и в годовалом возрасте. В течение первого года жизни эти дети чаще болели инфекционно-воспалительными заболеваниями, среди них было меньше ни разу не болевших детей и больше длительно и часто болеющих, у них регистрировались такие тяжелые заболевания, как пневмония, бронхит, пиелонефрит. К возрасту 1 года жизни низкокопийные дети (как с асимметричной, так и с симметричной ЗВР) чаще имели отклонения в физическом развитии в виде сниженной
длины тела (или сниженной массе) (выборка А-ЗВР) и сниженную длину тела при
пониженной массе тела либо низкую длину тела (выборка С-ЗВР), т.е не компенсировали задержку внутриутробного развития. Принимая во внимание, что группы
матерей детей с ЗВР (низко-, средне- и высококпийные) были однородны и сопоставимы по возрасту, отягощенности гинекологических и экстрагенитальных заболеваний, наличию осложнений беременности и родов, мы связываем данный факт с дефицитом дозы активных рибосомных генов, который внёс свой вклад в усугубление течения патологического процесса, ограничивая и снижая диапазон компенсаторно-приспособительных и адаптационных возможностей организма. У детей же,
имевших среднюю и высокую дозу активных рибосомных генов, легче обеспечивался синтез белков и энергии, а чем выше компенсаторные возможности индивида, тем легче компенсируется задержка внутриутробного развития. Это позво20
лило нам отнести низкую дозу активных рибосомных генов к факторам риска нарушения здоровья детей.
ВЫВОДЫ
1. Среднее значение дозы активных рибосомных генов у новорожденных с задержкой внутриутробного развития ниже, чем у детей без ЗВР; низкая доза активных рибосомных генов чаще ассоциируется с симметричной формой задержки
внутриутробного развития, чем с асимметричной.
2. Доза активных рибосомных генов является постоянной характеристикой хромосом на первом году жизни и наследуется как менделирующий признак. Частота мутационных изменений размера кластеров АкРГ в ЯОР составляет 3,5х10-2.
3. Физическое развитие детей с ЗВР (как с асимметричной, так и симметричной)
первого года жизни зависит от дозы активных рибосомных генов: низкая доза ассоциируется со сниженной, низкой массой, сниженной длиной тела; средняя доза
– с нормальным физическим развитием; высокая доза – с повышенной, высокой
массой тела, повышенным ростом.
4. У детей с симметричной задержкой внутриутробного развития наблюдаются
отклонения физического развития к возрасту одного года в виде сниженной длины при пониженной массе, низкой длины тела, которые ассоциируются с низкой
дозой активных рибосомных генов.
5. Показатель дозы активных рибосомных генов ниже 18 баллов у детей с задержкой внутриутробного развития может быть использован в качестве прогностического критерия сохранения задержки к возрасту 1 года и возникновения на
первом году жизни инфекционно-воспалительных заболеваний.
Практические рекомендации. Детям с ЗВР после исключения аномалий
кариотипа рекомендуется определение в ранний неонатальный период геномной
дозы активных рибосомных генов. Показатель 10AgЯОР ниже 18 баллов может
использоваться для прогнозирования таких нарушений здоровья детей с ЗВР, как
сохранение задержки физического развития к возрасту 1 года и возникновение
инфекционно-воспалительных заболеваний на первом году жизни.
21
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Публикации в журналах рекомендованных ВАК РФ:
1. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П. Особенности адаптации в ранний неонатальный период новорожденных с задержкой внутриутробного развития в зависимости от дозы активных рибосомных генов// Вопросы гинекологии, акушерства и
перинатологии. – 2008. – Т.7. – №5.– С.19-21.
2. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Чаша Т.В. Способ прогнозирования нарушений здоровья у детей первого года жизни, родившихся с задержкой внутриутробного развития // Изобретения, полезная модель. – 2004. – №4. – С.447.
3. Ратникова С.Ю. Особенности иммунного статуса новорожденных в неонатальном периоде в зависимости от дозы активных рибосомных генов // Медицинская иммунология. – 2012. – Т.6(14).– № 2(1). – С.145-146.
Публикации в журналах, сборниках, материалах конференций:
1. Ратникова С.Ю. Доза активных рибосомных генов и состояние здоровья детей с задержкой внутриутробного развития в периоде новорожденности // Материалы научно-практической конференции студентов и молодых ученых ИвГМА
«Неделя науки-2006». – Иваново, 2006. – С.26.
2. Ратникова С.Ю. Материнские факторы риска в формировании задержки
внутриутробного развития у доношенных новорожденных // Академический журнал Западной Сибири. – 2006. – №1. – С.18-19.
3. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П. Доза активных рибосомных генов и физическое
развитие детей с задержкой внутриутробного развития в периоде новорожденности и на первом году жизни // Фундаментальные исследования. – 2006. –№5. –
С.88.
4. Ратникова С.Ю. Оценка активности рибосомных генов у здоровых новорожденных Ивановской популяции // Материалы научно-практической конференции
студентов и молодых ученых ИвГМА «Неделя науки-2007». – Иваново, 2007. –
С.23.
5. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Ляпунова Н.А. Доза активных рибосомных генов у новорожденных с клиническим диагнозом задержка внутриутробного раз22
вития // Сборник научных работ «Генетика человека и патология». – Томск, 2007.
– С. 246 - 247.
6. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Конева Т.Г., Гришина Т.Г., Федорова Л.Г. Геномная доза активных рибосомных генов и масса тела при рождении у детей, родившихся с задержкой внутриутробного роста и развития // Медицинская генетика. Материалы VI Съезда Российского общества медицинских генетиков. – Ростов н/Д, 2010. – С. 151.
7. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Зайцева Е.С. Инфекционно-воспалительная
патология и доза активных рибосомных генов у детей с задержкой внутриутробного развития на первом году жизни // Сборник научных трудов «Актуальные
проблемы акушерства, гинекологии и перинатологии». – Иваново, 2007. – С. 124 125.
8. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Зайцева Е.С. Доза активных рибосомных генов
и оценка вариантов физического развития детей на втором году жизни, имевших
при рождении задержку внутриутробного развития // Сборник научных трудов
«Актуальные проблемы акушерства, гинекологии и перинатологии». – Иваново,
2007. – С. 126 - 127.
9. Ратникова С.Ю. Низкие значения дозы активных рибосомных генов как фактор риска снижения адаптивного резервного генотипа при постнатальном развитии детей // Материалы научно-практической конференции студентов и молодых
ученых ИвГМА «Неделя науки-2008». – Иваново, 2008. – С.32.
10. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Федорова Л.Г.Оценка физического развития
детей с задержкой внутриутробного развития в зависимости от дозы активных
рибосомных генов// Материалы Республиканской научно-практической конференции «Актуальные проблемы профилактики социального сиротства в Российской Федерации». – Иваново, 2008. – С.71-72.
11. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Федорова Л.Г. Геномная доза активных рибосомных генов и инфекционно-воспалительная заболеваемость у детей с задержкой внутриутробного развития на третьем году жизни // Материалы Республикан-
23
ской научно-практической конференции «Актуальные проблемы профилактика
социального сиротства в Российской Федерации». – Иваново, 2008.– С.73-75.
12. Ратникова С.Ю., Жукова Т.П., Конева Т.Г., Чаша Т.В., Харламова Н.В. Фенотипическое проявление дозы активных рибосомных генов у детей грудного
возраста, родившихся с задержкой внутриутробного роста и развития // Актуальнi
питання педиатрiї, акушерства та гiнекологiї. – 2010. – №1. – С.25-28.
13. Ратникова С.Ю., Конева Т.Г. Геномная доза активных рибосомных генов и
инфекционно-воспалительная заболеваемость у новорожденных с задержкой
внутриутробного развития в неонатальном периоде // Материалы научнопрактической конференции с международным участием «Медико-биологические
аспекты мультифакториальной патологии». – Курск, 2011. – С.66.
АкРГ
Список условных сокращений
– активные рибосомные гены
ЗВР
– задержка внутриутробного развития
А-ЗВР
– дети с асиметричной ЗВР
С-ЗВР
– дети с симметричной ЗВР
РГ
– рибосомные гены
рРНК
– рибонуклииновая кислота рибосом
ЯОР
– ядрышкообразующие районы хромосом
AgЯОР – ЯОР после селективной окраски нитратом серебра
24
Ратникова Светлана Юрьевна (Россия)
Наследование и роль дозы активных рибосомных генов в постнатальном
развитии детей, родившихся с задержкой внутриутробного развития
В работе представлены результаты исследования 199 детей (102 ребенка,
родившихся с задержкой внутриутробного развития (ЗВР) и 97 детей без ЗВР). В
работе впервые показано, что низкая доза активных рибосомных генов ассоциируется с возникновением симметричной формой ЗВР. Доза активных рибосомных
генов является постоянной характеристикой хромосом на первом году жизни и
наследуется как менделирующий признак. Показано, что на протяжении первого
года жизни доза активных рибосомных генов в большей степени влияет на длину
тела детей с ЗВР и в меньшей степени на их массу. Установлено, что низкокопийность по дозе активных рибосомных генов у детей с ЗВР является фактором риска
сохранения у них задержки физического развития к возрасту 1 года и возникновения на первом году жизни инфекционно-воспалительных заболеваний.
Ratnikova Svetlana Yurievna (Russia)
Inheritance and Role of Active Ribosomal Genes’ Dose in Postnatal Development
of Children Born with Intrauterine Growth Restriction (IUGR)
The study included 199 children (102 children with IUGR and 97 controls). The study
revealed that low dose of active ribosomal genes is associated with symmetric form of
IUGR. The dose of active ribosomal genes is constant characteristic of chromosomes in
the first year of life and is inherited as Mendelian character. It was shown that low dose
of active ribosomal genes in the first year predominantly affects body length of children
with IUGR rather then weight. The low copy number of active ribosomal genes in children with IUGR is the risk factor of growth retardation on the first year of life and predisposition to infectious diseases.
25
Документ
Категория
Биологические науки
Просмотров
48
Размер файла
245 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа