close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Трансформация фразеологизмов: общее и национально-характерное в русских и немецких публицистических текстах

код для вставкиСкачать
ФИО соискателя: Саютина Наталья Викторовна Шифр научной специальности: 10.02.19 - теория языка Шифр диссертационного совета: Д 212.243.02 Название организации: Саратовский государственный университет им.Н.Г.Чернышевского Адрес организации: 410012, г
На правах рукописи
САЮТИНА Наталья Викторовна
ТРАНСФОРМАЦИЯ ФРАЗЕОЛОГИЗМОВ:
ОБЩЕЕ И НАЦИОНАЛЬНО-ХАРАКТЕРНОЕ В РУССКИХ И
НЕМЕЦКИХ ПУБЛИЦИСТИЧЕСКИХ ТЕКСТАХ
10.02.19. – Теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Саратов – 2012
Работа выполнена на кафедре
теории, истории языка и прикладной лингвистики
ФГБОУ ВПО Саратовский государственный университет
им. Н.Г. Чернышевского
доктор филологических наук, профессор,
профессор кафедры теории, истории языка
и прикладной лингвистики Саратовского
государственного университета им. Н. Г.
Чернышевского
Борисова Мара Борисовна
Научный руководитель:
Официальные оппоненты:
доктор филологических наук, профессор,
профессор кафедры английского языка,
теоретической и прикладной лингвистики
Саратовской государственной
юридической академии
Хижняк Сергей Петрович
кандидат филологических наук, доцент,
доцент кафедры немецкого языка и
межкультурной коммуникации
Саратовского государственного
университета им. Н. Г. Чернышевского
Шидо Татьяна Анатольевна
Ведущая организация: Волгоградский государственный университет
Защита состоится «28» ноября 2012 г. в _________час. на заседании
диссертационного совета Д 212.243.02 при Саратовском государственном
университете им. Н.Г. Чернышевского (410012, г. Саратов, ул. Астраханская,
83) в XI корпусе.
С диссертацией можно ознакомиться в Зональной научной библиотеке
Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского.
Автореферат разослан «
» октября 2012 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Ю.Н. Борисов
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Возникновение и расширение антропологической парадигмы в
лингвистике обусловливает обращение к лингвокультурологическим
исследованиям, что продиктовано стремлением познать язык во всех сферах
человеческой деятельности и, в особенности, в его отношении к культуре. В
настоящее время для решения лингвокультурологических проблем активно
привлекаются достижения когнитивной лингвистики, изучающей язык как
когнитивный механизм, играющий роль в кодировании и трансформации
языка.
В анализе отражения в языке проявлений культуры отдельного
внимания заслуживает изучение фразеологического фонда языка, поскольку
фразеологизмы являются ценнейшим источником сведений о культуре и
менталитете народа.
Характерная для последних десятилетий карнавализация языка, т.е.
образование новых устойчивых сочетаний слов и активная реанимация
старых [Бурвикова 2008: 3], делает актуальными исследования
окказионального фразеотворчества с точки зрения взаимосвязи языка и
национального менталитета, а также когнитивного процесса.
Одной из сложных и неоднозначно трактуемых проблем в современном
языкознании
остается
индивидуально-авторское
употребление
фразеологических единиц (ФЕ) в публицистической речи и способы их
преобразования.
Внимание современных исследователей к сложным процессам,
происходящим в газетно-журнальной фразеологии,
недостаточная
изученность соотношения трансформации ФЕ в неблизкородственных
языках, а также значимость для теории и практики публичной коммуникации
изучения многоплановости факторов, влияющих на функционирование
преобразованных
ФЕ
в
публицистических
текстах,
определяют
актуальность настоящей работы.
Объектом
исследования
служат
типы
трансформации
фразеологических единиц в русских и немецких публицистических текстах.
Предметом анализа выступают механизмы различных типов
трансформаций ФЕ, многоплановая зависимость процессов трансформации
ФЕ от когнитивных, ментальных факторов, а также функции
трансформированных фразеологизмов в разных языках.
Цель работы заключается в выявлении общих и национальноспецифических черт в трансформации фразеологических единиц русских и
немецких публицистических текстов на основе зависимости данного
процесса от лингвистических и экстралингвистических факторов,
функционирования фразеологических единиц в связи со спецификой
национальных языковых систем.
Для достижения поставленной цели решаются следующие задачи:
3
1. определить содержательные и структурно-семантические способы
трансформации
фразеологических
единиц
и
функции
трансформированных фразеологизмов в русских и немецких
публицистических текстах;
2. выявить специфику модификации фразеологических единиц в
публицистических текстах в связи со своеобразием языковых
систем каждого из языков;
3. раскрыть зависимость функционирования фразеологических
единиц в газетно-журнальных публикациях на русском и немецком
языках от экстралингвистических факторов (жанровой специфики
текстов, типа печатного издания, стилевой манеры журналиста,
менталитета русского и немецкого народа);
4. установить общее и национально-характерное в трансформации
фразеологических единиц, обусловленное своеобразием как
культурологических, так и собственно языковых причин.
В работе используются следующие методы: когнитивной и
коммуникативной лингвистики, компонентного анализа, описательный,
сравнительный,
семантико-стилистический,
контекстуальный,
интертекстуальный, количественный.
Материал исследования в объеме около 1500 трансформированных
ФЕ (при относительно равном количестве русских и немецких ФЕ) отобран
методом сплошной выборки из российских газет («Известия», «Аргументы и
факты», «Литературная газета», «Комсомольская правда», «Новая газета») и
немецких газет и журналов («Die Zeit», «Frankfurter Allgemeine Zeitung»,
«Bild», «Art:das Kunstmagazin», «Eulenspiegel») за 2005-2011 гг. Указанное
количество ФЕ было извлечено из текстов общим объемом более 2 000 000
словоупотреблений.
Научная новизна исследования состоит в том, что принятое в работе
комплексное рассмотрение разных аспектов трансформации фразеологизмов
в зависимости от лингвистических и экстралингвистических факторов
(семантической природы и синтаксической структуры ФЕ, жанра
публикации, типа издания, менталитета народа, стилистических тенденций
языка
журналистики,
идиостиля
автора)
позволило
определить
универсальность
и
специфичность
способов
трансформации
и
функционирования ФЕ в неблизкородственных языках. Представлен
широкий спектр культурологических, социальных, исторических причин,
которые вызывают соответствующие изменения в процессе трансформации
ФЕ. Установлено, что в преобразовании фразеологизмов – наиболее
своеобразных, идиоматических единиц – в русском и немецком языках,
несмотря на то, что языки эти неблизкородственны, процессы
трансформации ФЕ и их функционирование обнаруживают значительно
больше общих, чем национально-характерных черт.
Теоретическая значимость работы определяется тем, что в ней
получает дальнейшее развитие анализ универсального и национально4
характерного во фразеологии неблизкородственных языков, подвергающейся
преобразованиям как важнейшему способу экспрессивизации текста,
особенно характерной для публицистического стиля. При этом исследование
широкого спектра трансформаций ФЕ в русских и немецких жанрах
публицистики ведется методом многоаспектного анализа изучаемого объекта
как в лингвистическом, так и в экстралингвистическом плане. Полученные
результаты важны для теории языка.
Практическая ценность работы заключается в возможности
использования теоретических положений и материала диссертации в
процессе преподавания русского и немецкого языков, их фразеологии и
стилистики, лингвокультурологии, на занятиях по журналистике, в
творческой практике журналистской работы. Результаты работы
представляют интерес для дальнейшего изучения функционирования
трансформированных ФЕ в газетно-публицистическом стиле на материале
других языков.
Теоретическую
основу
исследования
составляют
работы,
затрагивающие
выявление
национально-культурной
специфики
фразеологизмов (В.Н. Телия, В.А. Маслова, Е.М. Верещагин, В.Г.
Костомаров, В.В. Воробьев, Д.О. Добровольский, Е.Ф. Арсентьева, Д.Г.
Мальцева, М.Л. Ковшова и др.), трансформирование фразеологизмов (А.М.
Мелерович, В.М. Мокиенко, И.В. Дубинский, И.М. Абрамович, В.П.
Ковалев, А.Г. Лыков, К.Л. Шадрин, Н.Г. Гольцова и др.), специфику
публицистических текстов (М.С. Харлицкий, В.Н. Вакуров, В.В. Гольцов,
Б.В. Кривенко и др.), а также работы по лексикологии и фразеологии
русского и немецкого языков (В. Фляйшер, А. Арутюнов, И.И. Чернышева,
И.Г. Ольшанский, Н.М. Шанский, В.П. Жуков, А.М. Бабкин и др.).
На защиту выносятся следующие положения:
1.Сопоставление трансформации ФЕ
русских и
немецких
публицистических текстов выявляет в этом процессе общее и национальнохарактерное, зависящее как от структуры языков, так и от
экстралингвистических и идиостилевых факторов.
2. Наиболее частотными способами трансформации ФЕ в русских и
немецких публицистических текстах являются расширение компонентного
состава ФЕ, замена компонента (-ов) ФЕ, эллипсис ФЕ. Специфика этих и
других способов (синтаксическая инверсия, преобразование категориального
значения, образование окказиональных слов и др.) обусловлена различиями
грамматического строя языков.
3. Влияние на функционирование трансформированных ФЕ в
публицистическом
тексте
оказывают
стилистические
тенденции
национальной журналистики. Сдержанность, точность и лаконизм стиля
немецких журналистов обусловливают значимость трансформации ФЕ как
способа экономии языковых средств и конкретизации контекстного значения
ФЕ. Модификации ФЕ в русской журналистике в большей степени
свойственна экспрессивность, оценочность и интеллектуализация текста.
5
4. Функционирование трансформированных ФЕ как в русских, так и
немецких текстах связано с назначением того или иного жанра публикаций, а
также особенностями его стилистики. Для немецкой журналистики
характерно более строгое, чем для русской, следование языковым нормам
жанра (например, преобладание способов преобразования, не влияющих на
тождество ФЕ, а также меньшая частотность семантической трансформации
ФЕ в новостных жанрах).
5. Преобразованные ФЕ отражают как традиционные языковые
особенности типа изданий, так и особенности, сформировавшиеся под
влиянием современных тенденций в типологической системе российских и
германских СМИ (общей тенденции к массовости качественных изданий,
высокой степени экспрессивности бульварной прессы). Различия связаны с
интенсивностью проявления стилевых особенностей того или иного типа
издания (в немецких бульварных изданиях в большей степени выражается
тенденция к экспрессивизации, а специальные издания, наоборот,
демонстрируют меньшую степень экспрессивности; качественные издания
Германии проявляют высокую степень эмоциональной сдержанности).
6. Трансформированные ФЕ играют важную роль в реализации
стилевой манеры журналиста как в русской, так и немецкой публицистике.
Своеобразие проявляется в частотности употребления преобразованных
фразеологизмов, использовании разных семантических типов ФЕ и
стилистически маркированных ФЕ, а также в степени интенсивности в тексте
той или иной функции преобразованных фразеологических единиц.
Апробация работы. Основные положения исследования в виде
докладов и выступлений излагались на Всероссийских конференциях
молодых ученых в Саратовском государственном университете (2008–2011
гг.), на II Международной заочной научно-практической конференции
«Актуальные проблемы германистики и методики преподавания
иностранных языков» (Саранск, 2011 г.), на IV всероссийской научнопрактической конференции «Личность-язык-культура» (Саратов, 2011 г.), на
III Международной научно-практической конференции «Филология и
лингвистика: Современные тренды и перспективы исследования»
(Краснодар, 2012). Работа обсуждалась на кафедре теории, истории языка и
прикладной лингвистики Саратовского государственного университета. По
теме исследования опубликовано 9 статей, в том числе 2 в журналах из
списка ВАК.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, пяти глав,
заключения, списка использованной литературы, словарей и энциклопедий,
списка условных сокращений, приложения.
6
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность выбранной проблемы,
обозначены объект, предмет и материал исследования, определены цели и
задачи, методы анализа, научная новизна, теоретическая и практическая
значимость работы, а также положения, выносимые на защиту.
В главе 1 «Теория трансформации фразеологизмов в современной
филологической науке и проблемы ее общей и национальнохарактерной реализации» представлена общетеоретическая база работы. В
ней содержится краткая история разработки проблемы трансформации ФЕ в
отечественной и зарубежной лингвистике, дается обзор основных
классификаций способов преобразования ФЕ, рассматривается роль
трансформированной фразеологии в усилении языкового воздействия
газетно-публицистических текстов, приводятся основные подходы к
выявлению национально-культурной специфики ФЕ, даются теоретические
предпосылки анализа комплекса экстралингвистических факторов,
влияющих на трансформацию ФЕ (жанр публикации, тип печатного издания,
стилевая манера журналиста).
В настоящей работе для обозначения фразеологизмов с измененной
семантикой и/или структурой мы используем термин «трансформированные
ФЕ» (и его аналог «модифицированные ФЕ»), понимая под ними ФЕ с
любым отклонением в семантике или структуре от нормы, зафиксированной
словарями. При этом в анализе структурно-семантических способов
преобразования ФЕ мы используем термин «окказионализм» в значении
«индивидуально-авторское новообразование, для которого характерно
достаточно сильное нарушение деривационной модели, в результате чего
образуется новая единица, не тождественная первой» [Мелерович 2005: 23].
Данная группа трансформированных ФЕ, вслед за А.М. Мелерович и В.М.
Мокиенко, противопоставляется фразеологизмам, структурно-семантические
преобразования которых не нарушают тождества ФЕ.
В настоящее время нет единой классификации способов
преобразования ФЕ. В нашем исследовании мы опирались на принципы
классификации преобразований ФЕ, предложенной А.М. Мелерович, В.М.
Мокиенко [Мелерович 2005: 3]. Преимущество данной классификации
заключается, на наш взгляд, в подробном рассмотрении каждого из способов
трансформации ФЕ, выделении многочисленных подвидов, объединенных
четкой системной связью. При классификации ФЕ нами учитываются также
следующие параметры оценки преобразования ФЕ: квантитативный
критерий (одиночные приемы преобразования ФЕ, комбинации приемов
преобразования ФЕ), частотность употребления трансформированных ФЕ,
зависимость трансформации ФЕ от положения в тексте, в частности, от
позиции в заголовках, подзаголовках и промежуточных заголовках.
Используется также анализ степени семантической слитности компонентов
ФЕ (по классификации В.В. Виноградова).
7
Понимание фразеологии в широком смысле (к фразеологизмам мы
относим также пословицы, поговорки, крылатые выражения, афоризмы)
позволяет затронуть вопрос интертекстуальности, являющийся еще одним
актуальным
вопросом
современной
лингвистики.
Рассмотрение
трансформированных крылатых выражений и афоризмов, содержащихся в
публицистических текстах, с позиции теории интертекстуальности позволило
выявить особенности их структурно-семантических изменений и функций в
газетно-журнальных текстах, а также своеобразие ментального восприятия
данных единиц носителями разных языков.
Активное
использование
трансформированных
ФЕ
в
публицистическом стиле отражает тенденции, отмечаемые в языке прессы в
последние десятилетия (субъективизация текста, выражающаяся в усилении
личностного начала, эмоциональности, экспрессивности, стремление
завуалировать чрезмерную субъективизацию и как следствие – увеличение
доли
чужого
текста,
интертекстуальности).
Проявляются
два
противоположных направления: демократизация текста, реализующая
стратегию близости к читателю, и интеллектуализация газетного текста,
приводящая к усложнению его содержания и трудностям в понимании
читателем (Кормилицына 2008). В то же время, трансформация ФЕ реализует
тенденцию к экономии языковых усилий (Шестак 2008), распространению
иронии и сарказма (Санников 1999, Кройчик 2000, Лысакова 2007).
В
работе
представлен
обзор
функций,
свойственных
трансформированным ФЕ как единицам языка и речи, а также выделены
основные функции, характерные в большей степени для преобразованных
ФЕ (экспрессивная, эмоционально-оценочная, аттрактивная, уточнение
значения ФЕ, экономия языковых средств, игровая, создание комического
эффекта,
декоративная,
интеллектуализирующая,
имплицитноинтригующая; интертекстуальная и др.).
В главе 2 «Трансформация фразеологических единиц в русских
публицистических текстах» проводится анализ частотности, механизмов
семантических и структурно-семантических преобразований ФЕ, а также
функций преобразованных ФЕ в русских газетных текстах. При этом
рассматривается влияние на функционирование преобразованных ФЕ
менталитета русских журналистов.
Анализ трансформированных ФЕ показал высокую активность данных
единиц и разнообразие способов их преобразования. Наиболее частотным
способом семантической трансформации является двойная актуализация
значения ФЕ, которая может затрагивать как значение всей ФЕ (полная)
(55,9%), так и отдельных ее компонентов (частичная) (44,1%):
С кашей в голове можно выиграть Олимпиаду и удивить королевский
двор (заголовок)
Утром перед олимпийским стартом – каша, обязательно посыпанная
кедровыми орешками (АиФ 09.06.2010). Ср.: каша в голове чьей, у кого –
8
‘кто-либо путано мыслит, у кого нет ясности в понимании чего-либо’
(ФСРЯ:Мол).
Преобладание полной двойной актуализации говорит об усложнении
трансформации ФЕ русскими журналистами. Вторым по частотности
способом преобразования является изменение фразеологизма по цели
высказывания: Призрак «геноцида» бродит по СНГ? (заголовок) (АиФ
30.06.2010). Ср.: призрак бродит по Европе, призрак коммунизма (БСКС).
Наиболее частое использование вопросительных ФЕ или их вовлечение в
состав вопросительного предложения связано с таким инновационным
процессом, как активное проникновение в публицистический текст
конструкций
диалогической
речи
[Кормилицына,
Сиротинина
http://uapryal.com.ua/nauchnyiy-razdel/]. Подобного рода изменения ФЕ
позволяют авторам устанавливать близкий контакт с читателем, вести с ним
беседу, а также четче проявлять личную позицию.
Несколько реже встречается экспликация внутренней формы
(образной основы) ФЕ, под которой понимается раскрытие в контексте
исходного образного представления, ситуации, явившихся базой
фразообразования: Мы [Россия – Н.С.] – самостоятельная культурная
единица. Причем большая, значимая и очень сложная. Потому что смешение
восточной и западной культур, произошедшее здесь, дает нам своеобразное
ощущение бытия. Это как два стула – если поставить их рядом, то
получается небольшой диванчик. Но если стулья растащить в разные
стороны (а ты привык уже к этому импровизированному диванчику), то
можно оказаться между ними (ЛГ 11.11.2009). Ср.: сидеть между двух
стульев (двумя стульями) – ‘придерживаться одновременно различных точек
зрения’ (ФСРЯ:Мол). Кроме этих способов имеет место переосмысление
ФЕ, буквализация значения ФЕ, приобретение фразеологизмом
дополнительного семантического оттенка, авторская этимология.
Анализ семантических разновидностей ФЕ показал, что семантическая
трансформация затрагивает, в первую очередь, фразеологические единства и
фразеологические выражения, а наиболее продуктивным способом
трансформации является двойная актуализация значения ФЕ или ее
компонента. Крылатые выражения с преобразованием семантики
употребляются в публикациях чаще, чем пословицы и поговорки.
Преобладающими способами их преобразования являются (в порядке
уменьшения частотности): 1) двойная актуализация значения выражения или
его компонента, 2) экспликация внутренней формы (образной основы)
выражения, 3) изменение по цели высказывания. В заголовках также
преобладает трансформация крылатых выражений, преобразованных
преимущественно путем изменения по цели высказывания.
Среди структурно-семантических трансформаций ФЕ в русских
публикациях наиболее частотными оказались замена компонента (-ов) ФЕ,
расширение компонентного состава ФЕ, эллипсис ФЕ, а также внешние
морфологические и синтаксические трансформации. Преобладает замена
9
одного существительного другим (49%), что связано с доминированием
группы имени (сочетаний типа «существительное + прилагательное») над
группой глагола в русском языке (Райхштейн 1980). Реже происходит замена
глагола глаголом (30,4%). Расширение чаще всего осуществляется
посредством ввода в структуру фразеологизма прилагательного (33,8%): На
большом О поставили большой крест (заголовок) Похоже, на чемпионских
амбициях Олега Маскаева по прозвищу Большой О можно ставить крест
(КП 14.12.2009). Ср.: поставить крест – ‘окончательно разуверившись в
чем-либо, отказаться от чего-либо, перестать думать о чем-либо, надеяться на
что-либо’ (ФСРЯ:Мол). Журналисты обращаются также к синтаксической
инверсии, переходу утвердительной формы ФЕ в отрицательную и
наоборот,
внутренним
морфологическим
и
синтаксическим
преобразованиям, полной деформации ФЕ, использованию отдельных
компонентов, выражающих элементы фразеологического значения,
дистантному расположению компонентов ФЕ и др. Среди окказиональных
фразеологизмов в российских газетах наиболее частотны окказиональные
ФЕ, вычлененные из состава устойчивых сочетаний, окказиональные ФЕ,
основывающиеся на преобразовании категориального значения ФЕ, и
контаминированные ФЕ: Поткинцы и касьяновцы: перетекание из пустого
в порожнее (Известия 14.07.2008). Ср.: переливать [пересыпать] из пустого
в порожнее – ‘заниматься бесполезным делом’ (ФСРЯ:Мол); Призрак
бродячего латиноамериканского социализма давно интригует меня своим
«человеческим лицом» (КП 08.11.2007). Ср.: призрак бродит по Европе,
призрак коммунизма (БСКС), социализм с человеческим лицом (БСКС). Реже
используются окказиональные ФЕ, образованные по фразеологическим
моделям языка, основывающиеся на конверсии ситуации, возникшие на
основе определенных литературных сюжетов, основывающиеся на
структурно-семантической
(ролевой)
инверсии,
образные
сравнительные обороты, образованные по структурно-семантическим
моделям синонимичных ФЕ, окказиональные слова.
Структурно-семантические
трансформации
затрагивают
преимущественно фразеологические выражения (46,6%) и фразеологические
единства (45%). Наиболее частотные способы преобразования - замена
компонента (-ов) ФЕ (24,2%) и эллипсис ФЕ (16,2%): Молока дешевле 30
рублей нет, самое дорогое – 43 рубля, цена кефира – 33 рубля. Вот вам,
бабушка, и заморозка цен (КП 17.01.2008). Ср.: вот тебе, бабушка, и Юрьев
день (СРПП:Жук); Фильм посвящен куда как седой старине, он переносит
нас во времена правления Иоанна Васильевича Грозного. Казалось бы, что
нам Гекуба? (ЛГ 11.11.2009). Ср.: Что он Гекубе? Что ему Гекуба? (БСКС).
Преобладание замены компонента (-ов) и эллипсиса может быть связано с
тем, что фразеологические выражения чаще всего содержат большее число
компонентов по сравнению с другими типами ФЕ, а это позволяет заменять
один или несколько компонентов, а также сокращать компонентный состав в
случае, когда выражение семантически избыточно. По причине
10
избыточности значения фразеологизмы реже трансформируются путем
расширения компонентного состава. Наиболее частотные способы
трансформации крылатых выражений и афоризмов, составляющих больше
половины всех трансформированных фразеологических выражений,
аналогичны способам преобразования фразеологических выражений в целом.
Обращение к интертекстуальным единицам подчеркивает стремление
журналистов к интеллектуализации текстов. Для заголовочных позиций
текста
наиболее
характерными
являются
трансформированные
фразеологические выражения, а именно крылатые выражения. Преобладание
в заголовках фразеологических выражений связано с наиболее
продуктивными способами их трансформации – заменой компонента (-ов),
позволяющей связать заголовок с контекстом, и эллипсисом, делающим
заголовок кратким, а также помогающим заинтриговать читателя
отгадыванием опущенной части ФЕ.
Материал российских газет показал высокую степень экспрессивности,
оценочности, стремление журналистов удержать внимание читателя, желание
усложнить трансформацию ФЕ и тем самым активизировать мыслительную
деятельность читателя. Часто происходит неуместная трансформация
фразеологизмов, приводящая к коммуникативной неудаче. Причиной этому
может быть как неузнаваемость преобразованной ФЕ в тексте читателями с
низкой языковой компетенцией, так и нарушение журналистами этических и
эстетических норм.
В главе 3 «Трансформация фразеологических единиц в немецких
публицистических текстах» раскрываются как общие с русскими, так и
национально-специфические черты в механизмах семантических и
структурно-семантических преобразований ФЕ, а также в функционировании
преобразованных ФЕ в немецких публицистических текстах, связанные как с
грамматическим строем языка, так и со стилистическими особенностями
национальной журналистики.
В трансформации ФЕ в русских и немецких публикациях проявляются
в большей степени общие закономерности. Это относится к высокой
частотности данных единиц, одинаковым способам трансформации
фразеологизмов и их схожим функциям в публицистических текстах.
Среди
способов
семантической
трансформации
наиболее
востребованным, как и в русских текстах, является двойная актуализация
значения ФЕ или ее компонентов. Однако в немецких текстах преобладает
частичная двойная актуализация (29,4% (полная):70,6% (частичная)), что
требует меньших творческих усилий журналиста: Pasta: Gleichzeitig (ja,
immer mehrere Sachen auf einmal machen, das ist sehr förderlich), 330.000
Spaghetti, alle Bachelor-Studenten Deutschlands, in einen großen Topf werfen,
ordentlich Salz in die Wunde streuen und sechs bis acht Semester kochen lassen
(Zeit 01.09.2009). Ср.: Salz auf jmds./auf die/in jmds./in die Wunde streuen ‘сделать для кого-либо неприятную ситуацию еще болезненней’ (Dud) (букв.
сыпать соль на чью-л./в чью-л. рану).
11
В немецких публикациях сравнительно реже, чем в русских,
происходит преобразование фразеологизмов по цели высказывания, что
может говорить о некоторой сдержанности немецких журналистов в
проявлении близости к читателю: Packen Sie die sich bietenden Gelegenheiten
beherzt beim Schopf, dann wird das Jhr Jahr! (Bild 26.12.2010). Ср.: die
Gelegenheit beim Schopf[e] fassen/nehmen/packen – ‘решительно использовать
возможность’ (Dud). Экспликация внутренней формы (образной основы)
ФЕ используется реже, чем в русских текстах, и свидетельствует о меньшей
степени затруднения текста: Der Phönix ist gemäß der griechischen Mythologie
ein Vogel, der sich bei Bedarf verbrennt und aus seiner Asche mit neuer Kraft
wiederaufersteht (FAZ 11.2010). Ср.: wie (ein) Phönix aus der Asche erstehen
(или steigen) – ‘возродиться как феникс из пепла’ (НРФС:Бин).
Семантической трансформации, как в тексте, так и в заголовках,
подвергаются преимущественно фразеологические единства и выражения,
обладающие прозрачной семантикой и не затрудняющие восприятие
исходной формы фразеологизма. Доминирующие способы – двойная
актуализация значения ФЕ и буквализация значения ФЕ. В немецких
публикациях чаще, чем в русских, семантической трансформации
подвергаются крылатые выражения (в немецких – 66,7%, в русских –
56,4%). Они трансформированы преимущественно с помощью двойной
актуализации значения ФЕ или ее компонента.
Большая, по сравнению с русской фразеологией, регулярность
внутренней организации немецкой фразеологической системы, меньшая
склонность ее к разнообразию, более частое использование комбинаторики
одних и тех же компонентов [Райхштейн 1980: 129] в структурносемантической трансформации ФЕ отражается посредством использования
для преобразования большего количества способов, заложенных в системе
языка (расширение компонентного состава, замена компонента,
эллипсис, внешние морфологические и синтаксические преобразования),
т.е. способов, затрагивающих не расположение, а компонентный состав ФЕ,
что связано с фиксированным порядком слов в немецком предложении: Oder
handelt es sich nur um einen kalkulierten Sturm im akademischen Wasserglas?
(Art №1.2009). Ср.: Sturm im Wasserglas – ‘буря в стакане воды’ (РНС:Аф).
По этой же причине реже, чем в русских текстах, используется
синтаксическая инверсия как средство смыслового выделения
компонентов: Spekulationen. Aus der Luft gegriffen sind sie nicht (Zeit
10.07.2008). Ср.: etw. ist aus der Luft gegriffen – ‘что-л. взято с потолка,
высосано из пальца, лишено всякого основания’ (НРФС:Бин) (букв. что-л.
взято из воздуха). Такая особенность немецкого языка, как продуктивность
словосложения, приводит к преобладанию в немецких текстах расширения
состава ФЕ путем образования именных композитов: Dass Gymnasiallehrer
sich gegen diesen Schritt wehren, gleicht einer Kurzsichtigkeit, einer
Elfenbeinturm-Mentalität (Zeit 31.03.2009). Ср.: Elfenbeinturm – ‘башня из
слоновой кости’ (РНС:Аф).
12
Тенденция к глагольности в немецком языке ведет к увеличению доли
фразеологических единств с глагольным компонентом, который, в свою
очередь, чаще заменяется другим глаголом или опускается. С этой
особенностью языка связано и преобладание в немецких публикациях
расширения компонентного состава фразеологизма наречием.
Наличие
в
составе
немецких
фразеологизмов
артиклей
существительных,
выражающих
категорию
определенностинеопределенности, приводит к их варьированию при морфологических
трансформациях. Возможность немецкого языка с помощью различных
средств передавать отрицание также влияет на преобразование
фразеологизмов.
Стилистические особенности публицистических текстов накладывают
довольно существенный отпечаток на трансформацию фразеологизмов, в
связи с чем меньшая «уникальность» [там же] немецкой фразеологии не
находит выражение в процессе преобразования ФЕ. Как в русских, так и
немецких
публикациях,
содержится
почти
равное
количество
окказионализмов. Немецкие публикации так же демонстрируют активное
использование журналистами игры слов, высокое творческое мастерство
обработки фразеологизмов в сильных позициях текста.
Среди окказиональных ФЕ в немецких текстах продуктивными, по
сравнению с русскими текстами, являются окказиональные слова, что
связано с активностью процесса словосложения в немецком языке: Mit einer
reinen Finger-in-den-Wind-Politik hätte es weder eine Nato mit Deutschland als
Mitglied noch die Westbindung der Bundesrepublik oder eine schnelle
Wiedervereinigung und erst recht nicht den Euro gegeben (Bild 10.03.2007). Ср.:
den Finger in den Wind halten - ‘держать нос по ветру’ (НРС: Мал) (букв.
держать палец на ветру). Спецификой обладает также такой способ, как
изменение категориального значения ФЕ (чаще всего субстантивация). В
немецком языке переход разных частей речи в разряд существительного
является активным процессом, в связи с чем подобного рода трансформации
ФЕ в тексте опираются на прозрачную языковую модель, и степень
окказиональности преобразованных единиц гораздо меньше, чем у
аналогичных новообразований в русских текстах: Es war einmal das
Hauptmerkmal der Wissenschaft, das Kurze und Bündige eines ideologischen
Fanatismus am langen Arm der Differenzierung auszuhungern und gegen das
vorschnelle Urteilen den Prozess präzisen Denkens zu setzen (Art №1.2009). Ср.:
kurz und bündig – ‘коротко, в двух словах’ (НРФС:Бин).
Среди
семантических
разновидностей
путем
структурносемантических изменений активнее преобразуются фразеологические
единства. Наиболее частотные способы – расширение состава ФЕ и замена
компонента (-ов). Крылатые выражения составляют около половины всех
фразеологических выражений. Для них характерна трансформация с
помощью расширения состава ФЕ и внешних морфологических и
синтаксических изменений. В заголовках преобладают фразеологические
13
единства, преобразованные преимущественно с помощью эллипсиса и
замены компонентов. Для крылатых выражений в сильных позициях текста
характерна большая употребительность, чем в русских текстах, меньшая
частотность эллипсиса, более частое создание на их основе окказионализмов.
В целом, для трансформированных ФЕ в немецких публикациях
характерна меньшая степень экспрессивности и оценочности, но большая
степень конкретизации значения и более выраженное стремление к языковой
экономии. Проявление таких черт менталитета, как сдержанность, краткость,
точность, подтверждается результатами проведенного анализа. Немецкие
журналисты чаще, чем русские, используют одиночные способы структурносемантической трансформации ФЕ, что говорит об их стремлении не
усложнять
восприятие
фразеологизма
(одиночные
–
74,2%,
комбинированные – 25,8%). Для немецких текстов характерно менее
частотное использование фразеологизмов, трансформированных с помощью
паронимических замен, приводящих к игре слов (нем.- 3,4%, рус.- 6,4%),
реже встречается сокращение начальной части ФЕ, что требует от читателя
меньших усилий в узнавании исходной формы фразеологизма (нем.- 1,4%,
рус.- 22,4%). Трансформация ФЕ в немецких публикациях чаще, чем в
русских, осуществляется с помощью внешних морфологических и
синтаксических преобразований, что не ведет к усилению экспрессивности
текста (нем.- 11%, рус.- 9,6%). О меньшей степени усложнения
трансформации ФЕ немецкими журналистами говорит и более редкое, по
сравнению с русскими текстами, употребление таких способов, как полная
деформация ФЕ (нем.- 0,1%, рус.- 2,7%), внутренние морфологические и
синтаксические преобразования ФЕ (нем.- 2,4%, рус.- 4,6%).
Данные особенности использования преобразованных ФЕ в немецких
публицистических текстах свидетельствуют о том, что немецкие журналисты
не стремятся декорировать текст ради его внешней привлекательности, а
уделяют основное внимание смыслу, заложенному в трансформированной
ФЕ. Это подтверждает превалирование игры слов на основе семантических
преобразований без изменения структуры фразеологизма. Тщательность
немецких журналистов в выборе языковых средств, в частности способов
трансформации ФЕ, и соответствие жанровым требованиям публикации
редко приводят к коммуникативным неудачам.
В главе 4 «Экстралингвистические и идиостилевые факторы,
влияющие на процессы трансформации ФЕ в жанрах русской
публицистики»
рассматриваются
особенности
функционирования
преобразованной
фразеологии,
обусловленные
комплексом
экстралингвистических (жанр публикации, тип печатного издания) и
идиостилевых причин.
Трансформированная фразеология в текстах различных жанров
употребляется в соответствии с их стилистическими особенностями. В
ситуативно-аналитических жанрах преобразованные фразеологизмы
используются с целью усиления оценочности, экспрессивности, помогают
14
выражению авторского мнения. ФЕ трансформированы разнообразными
семантическими (двойная актуализация значения ФЕ, буквализация,
переосмысление значения ФЕ, экспликация внутренней формы ФЕ) и
структурно-семантическими способами. Среди последних отмечается
наибольшая частотность и особое разнообразие способов окказиональной
трансформации (конверсия ситуации, ролевая инверсия, контаминация ФЕ,
образование ФЕ по модели и др.). Активна трансформация путем изменения
категориального значения ФЕ и вычленения из состава устойчивых
сочетаний: Если бы смысл речи заключался в полном отрясании праха, вряд
ли нужно было вставлять в нее прочувствованный пассаж про трудные 90-е
(Известия 23.09.2008). Ср.: отрясти [отряхнуть] от <своих> ног прах
(ФСРЯ:Мол).
В жанрах новостной информации данные единицы не только служат
задаче кратко передать емкую информацию, но также отражают
современную тенденцию к экспрессивизации, проникновению в них
аналитического начала. Активно используется семантическая трансформация
ФЕ, особенно двойная актуализация ФЕ: Госдума побегала на всякий
пожарный (заголовок) Поводом для бегства стала учебная тревога – с
сиреной и обнажением штатных пожарных шлангов на этажах <…> (КП
28.12.2009). Ср.: на всякий пожарный случай (ФСРЯ:Мол). В заметке и
информационной корреспонденции представлены окказиональные ФЕ:
Редкая американская курица «долетит» до России (заголовок)
Знаменитые «ножки Буша», ставшие одним из символов лихих 90-х,
постепенно уходят в историю (Известия 01.09.2008). Ср.: редкая птица
долетит до середины Днепра - ‘достичь очень сложно, почти невозможно’
(цитата из лирического отступления, посвященного Днепру, в «Тарасе
Бульбе» Н.В. Гоголя) (БСКС). При возрастающей экспрессивности жанров
новостной информации сохраняются их основные языковые характеристики,
что проявляется в преобладании стандартных способов трансформации ФЕ,
таких, как внешние морфологические и синтаксические трансформации,
синтаксическая инверсия, эллипсис, расширение состава фразеологизма и
замена его компонентов.
Диалогическим
жанрам
свойственно
употребление
трансформированных фразеологизмов как одного из экспрессивных
элементов разговорной речи. Основную часть преобразований ФЕ
составляют расширение компонентного состава, замена компонентов,
эллипсис фразеологизма. Однако используются способы трансформации ФЕ,
приводящие к возникновению окказиональных фразеологизмов, среди
которых преобладают вычленение ключевого компонента ФЕ и
контаминация ФЕ:
КП: - Бывший глава Росстата, уходя, намекнул, что иногда от них
хотели каких-то цифр.
Алексей Улюкаев: Конечно хотели. И я бы хотел от них других цифр.
Но одно дело – желание, а другое – реальное отношение. Это же не
15
бирюльки (КП 28.12.2009). Ср.: играть в бирюльки – ‘заниматься пустяками’
(ФСРЯ:Мол).
Художественно-публицистические жанры опираются, в том числе, на
их потенциал в создании комического и сатирического эффекта.
Трансформация ФЕ в эпистолярных жанрах представлена
преимущественно структурно-семантическими трансформациями, не
приводящими к нарушению тождества ФЕ. Несмотря на это, трансформация
фразеологизмов помогает ярко выразить субъективное мнение читателя и,
как правило, служит усилению оценочности: Поразительная статья.
Последние волосы встали на голове. Вот бы ее почитать нашим «мудрым»
правителям (Известия 16.07.2008). Ср.: волосы становятся [встают,
поднимаются] дыбом - ‘кого-либо охватывает ужас’ (ФСРЯ:Мол).
Среди других жанров публикаций (литературно-художественные,
документальные
и
официальные,
научно-технические
материалы,
развлекательные публикации) стоит отметить стихотворные художественные
жанры и жанр «фразы». Для первых характерно преобладание такого способа
преобразования ФЕ, как эллипсис, а в жанре «фразы», который представляет
собой пародический афоризм, широко используются замена компонентов ФЕ
и двойная актуализация значения ФЕ, что создает эффект неожиданности,
обманутого ожидания:
Сделал дело – гуляй с телохранителем (ЛГ 21.01.2009). Ср.: кончил
дело, гуляй смело (СРПП:Жук).
В зависимости от принадлежности публикации к тому или иному
жанру, который реализует публицистическую функцию, функции
трансформированных фразеологизмов могут усиливаться или ослабевать,
одна или несколько из них могут становиться главными по отношению к
другим.
Анализ зависимости трансформации ФЕ от типа печатного издания
позволил дать следующие характеристики российским газетам:
В «Известиях» (качественная пресса) трансформирование фразеологии
в целом не столь частотно и разнообразно, как в других анализируемых
газетах. Отмечается преобладание стандартных преобразований ФЕ,
наименее частотное использование семантической трансформации ФЕ. Все
это соответствует нормам качественного издания, опирающегося, в первую
очередь, на сообщение фактов. Однако наблюдается тенденция к внесению в
стиль газеты некоторых черт «массовой прессы», что отражается на языке
публикаций.
Например,
такой
способ
структурно-семантической
модификации ФЕ, как полная деформация, является ярким стилистическим
приемом, и его преобладание в газете «Известия» говорит о желании
журналистов повысить экспрессивность текста. С этой целью так же часто
используются отдельные компоненты, выражающие смысловые элементы
ФЕ. Активно преобразование ФЕ в заголовках, подзаголовках и
промежуточных заголовках.
16
«Аргументы и факты» (массовая пресса) в полной мере используют
возможности трансформированной фразеологии. Заголовки с эллиптически
преобразованными фразеологизмами, а также преобладание двойной
актуализации значения ФЕ говорят о стремлении журналистов привлечь
внимание читателей, заинтриговать, сделать язык публикаций наиболее
экспрессивным.
При
этом
газета
не
перегружена
сложными
трансформациями ФЕ, окказионализмами, что соответствует требованиям
массового издания к доступности получения информации.
Расширение тематики «Литературной газеты» (специальное издание)
приближает ее содержание к массовой прессе, что, в свою очередь,
отражается и на языке газеты, подчиненном общему принципу – повышению
эмоциональности и экспрессивности. Своеобразие трансформации ФЕ в
«Литературной газете» заключается в большом влиянии на нее жанровых
особенностей текста. Преобладание семантической трансформации ФЕ,
окказионализмов и наименьшее количество внешних морфологических и
синтаксических преобразований свидетельствуют о тщательности творческой
обработки фразеологизмов.
«Комсомольская правда» (бульварная пресса) – лидер по
разнообразию способов трансформации ФЕ. Язык публикаций соответствует
направленности газеты, стремящейся заинтересовать читателя информацией,
а часто и вызвать шок неожиданностью, парадоксальностью или
оппозиционностью публикаций. Стиль газеты в наибольшей степени
приближен к разговорному, что подтверждается преобладанием ФЕ с
сокращенным компонентным составом, преобразованных по цели
высказывания, с внешними морфологическими и синтаксическими
трансформациями. Преобладание контаминации ФЕ свидетельствует об
использовании окказионализмов с целью повышения экспрессивности
текста. Таким образом, для «Комсомольской правды» характерно скорее
разнообразие способов трансформации ФЕ, чем количественное
преобладание наиболее экспрессивных ФЕ.
Влияние идиостилевого фактора на преобразование ФЕ было
рассмотрено на примере публикаций В. Костикова («АиФ»), М. Соколова
(«Известия») и И. Петровской («Известия»), которых объединяет работа в
аналитических жанрах, активно использующих трансформированную
фразеологию. Характеризуя стилевую манеру В. Костикова,
можно
отметить, что трансформация фразеологизмов является для журналиста
важным средством усиления экспрессии текста. Наиболее частотны в
публикациях окказиональные слова, ФЕ и авторские афоризмы: К
разбежавшимся по всему миру русским мозгам взывает страна,
напуганная деградацией интеллектуального и культурного уровня (АиФ
20.10.2009). Ср.: утечка мозгов <умов> (БСКС). Однако не только
окказионализмы, но и ФЕ, трансформированные без нарушения тождества
фразеологизмов, в равной степени служат стилистической цели: Когда свет
демократии в конце стабилизационного тоннеля становится похожим на
17
мерцание церковной свечи, несколько отчаянных ребят выходят с
ритуальной молитвой о свободе на Триумфальную площадь (АиФ
30.06.2010). Ср.: свет в конце тоннеля (БСКС). Анализ стилистических
оттенков говорит о целенаправленном отборе для трансформации особо
экспрессивных фразеологизмов. Трансформированные ФЕ в публикациях В.
Костикова используются, в первую очередь, с целью усиления негативной
оценки политических и иных событий российской жизни, а также
представителей власти. При этом проявляется стремление автора острее
выразить мысли о наболевшем, отразить свою точку зрения.
На фоне ярких метафор, устаревшей и разговорной лексики,
заимствований и многочисленных цитат, трансформированная фразеология
в публикациях М. Соколова выглядит, на первый взгляд, не такой заметной,
как в публикациях В. Костикова, однако в полной мере помогает
воздействовать на формирование общественного мнения. Журналисту
свойственна частая трансформация крылатых выражений, пословиц и
поговорок, что дает возможность обратиться к культурному наследию
народа. Возможно, автор пытается таким образом завуалировать прямую
оценку и более осторожно выражать свое отношение по поводу
политических явлений. Окказиональные слова и ФЕ, авторские афоризмы,
составляют менее половины преобразованных ФЕ. В отличие от В.
Костикова, М. Соколов активно использует изменение категориального
значения ФЕ: Ничего подобного про И.В. Зюзина даже в рамках самого
страстного преувеличения сказать невозможно. Отчего поговорка о
стрельбе из пушки по воробьям сама напрашивается (Известия 31.07.2008).
Ср.: стрелять из пушки по воробьям (Вик). Основная нагрузка по усилению
экспрессии ложится, тем не менее, на фразеологизмы, трансформации
которых не приводят к нарушению тождества фразеологизмов (замена
компонента, расширение компонентного состава, использование отдельных
компонентов, выражающих элементы фразеологического значения и др.).
Автор часто прибегает к эллипсису ФЕ: После чего возобладает
охлажденный принцип «что с воза упало» (Известия 28.08.2008). Ср.: что с
воза упало, то пропало (СРПП:Жук). Характерный для М. Соколова стиль
изложения информации (насыщение небольшого текста большим
количеством экспрессивных средств языка) распространяется и на
трансформированную фразеологию. Можно наблюдать усложнение текста
путем использования одновременно нескольких типов трансформации ФЕ.
Многие трансформированные ФЕ употребляются в развернутой метафоре;
узуальные или окказиональные слова-актуализаторы пронизывают довольно
большие отрывки текста. Стилистические оттенки исходных форм
трансформированных ФЕ в публикациях М. Соколова свидетельствует о
меньшей степени их экспрессивности, чем в публикациях В. Костикова.
Однако
наблюдается
преобладание
фразеологизмов
с
книжной
стилистической окраской, что говорит об отличной от В. Костикова манере
письма, направленной в большей степени на интеллектуализацию текста.
18
Трансформация ФЕ в публикациях М. Соколова, как и в публикациях В.
Костикова, выполняет функцию критической оценки и создания
сатирического эффекта. Повышенная интеллектуализация текстов, при
которой от читателей требуются определенные умственные усилия для
правильного понимания трансформации ФЕ, является одной из главных
функций.
Доля окказионализмов в публикациях И. Петровской гораздо меньше,
чем у двух других журналистов, однако все они отличаются высокой
степенью экспрессивности: Для тех же, кому надо все разжевывать и
вкладывать в заранее открытый рот, подойдет «Поединок» на канале
«Россия» (Известия 08.10.2010). Ср.: разжевывать и [да] в рот класть
(ФСРЯ:Мол). Для автора характерно использование в качестве
экспрессивных единиц трансформированных фразеологических выражений
(крылатых выражений, пословиц, поговорок), которые составляют 74,2% от
общего количества трансформированных ФЕ. Из трех журналистов у И.
Петровской отмечается наиболее частое использование преобразованных ФЕ
в заголовках.
В главе 5 «Функционирование трансформированной фразеологии в
немецких публицистических текстах» выявляются общие и национальнохарактерные черты в функционировании преобразованных ФЕ,
обусловленные комплексом экстралингвистических факторов.
В проявлении зависимости трансформации ФЕ от жанра публикации в
немецких и русских изданиях обнаруживаются общие закономерности, а
именно: тенденция к доминированию на страницах газет новостных и
ситуативно-аналитических жанров, схожие механизмы трансформации ФЕ в
диалогических и эпистолярных жанрах, одинаковые основные функции
преобразованных ФЕ в тексте. Вместе с тем, наблюдаются и национальноспецифические черты, например, преобладание способов преобразования, не
влияющих на тождество ФЕ, в немецких новостных жанрах, меньшая
частотность семантической трансформации ФЕ, что ярче подчеркивает
ориентацию данных жанров на фактологическое изложение материала,
меньшую степень экспрессивности публикаций по сравнению с ситуативноаналитическими жанрами. В русских публикациях отчетливее проявляется
тенденция к экспрессивизации жанров новостной информации (большее
количество семантических трансформаций и способов окказионального
преобразования фразеологизмов). В немецких публикациях особенности
данного жанра более традиционны и в большей степени ограничивают
возможности трансформирования ФЕ.
По сравнению с русскими текстами, в немецких текстах ситуативноаналитических жанров активнее используется семантическая трансформация
ФЕ (рус. – 7,6%; нем. – 11,2%): Dirk Nowitzki, in Deutschland als «unser Mann
in der US-Profiliga NBA» jahrelang eine respektierte, aber eher abstrakte Große,
stellt in der großen, weiten Welt da draußen unsere vertrauten Lichtgestalten
längst in seinen langen Schatten – nicht erst seit der Nacht zum Montag, als er
19
mit seiner Mannschaft, den Dallas Mavericks, zum ersten Mal die lang ersehnte,
hart umkampfte US-Meisterschaft gewann (Zeit 16.06.2011). Ср.: in den Schatten
stellen – ‘затмевать (собой)‘ (НРФС:Бин) (букв. ставить в тень).
Среди художественно-публицистических жанров немецких и русских
изданий наблюдаются различия в способах преобразования ФЕ, а именно: в
немецких текстах содержится гораздо меньше окказиональных ФЕ, но
большее, чем в русских текстах количество ФЕ с преобразованной
семантикой. Это связано с особой активностью семантической
трансформации ФЕ в немецких текстах в целях достижения сатирического
эффекта, повышения оценочности и экспрессивности: Beziehungsweise: Und
das ist auch gut so!, um einen Klassiker der Branche aus Berlin zu zitieren. Von
dem nennen wir natürlich keinen Namen (er heißt übrigens Klaus und steht dem
Senat vor), denn politisch korrekt ist es nicht nur, einen schwarzen Balken über die
Augenpartie des Betroffenen zu decken, sondern auch den Mantel des Schweigens
über seine eventuelle Unfähigkeit. Und dafür braucht man im konkreten Fall nun
wahrlich einen Mantel von der Größe mehrerer Zirkuszelte (Eulenspiegel № 11.
2009). Ср.: etw. mit dem Mantel der (christlichen) Liebe (или der Nächstenliebe)
bedecken (или zudecken) - ‘набрасывать покров на что-л.; завуалировать чтол.’ (НРФС:Бин) (букв. укрывать (покрывать) покровом (христианской)
любви (любви к ближнему)).
В немецких новостных и ситуативно-аналитических жанрах в большей
степени, чем в русских жанрах, выражена функция уточнения значения ФЕ.
Сравнение типов печатных изданий в Германии и России с точки
зрения трансформации фразеологизмов показало преимущественно схожие
черты (например, тенденцию к массовости качественных изданий, высокую
степень экспрессивности бульварной прессы). Различия связаны с
интенсивностью проявления стилевых особенностей того или иного типа
издания (большая степень экспрессивности текстов немецких бульварных
изданий и, наоборот, меньшая степень экспрессивности специальных
изданий; качественные газеты Германии проявляют большую степень
эмоциональной сдержанности, что подтверждается частотностью и
способами преобразования ФЕ).
Для анализа стилевой манеры немецких журналистов были отобраны
публикации П. Кёлера («Eulenspiegel»), Г. Мартенштейна («Zeit») и Т.
Вагнера («Art: das Kunstmagazin»). На фоне текстов других журналистов
публикации П. Кёлера богаты трансформированной фразеологией. Замена
компонентов ФЕ и расширение компонентного состава ФЕ используются
автором с особым мастерством, на данные способы приходится основная
нагрузка по созданию сатирического эффекта: Zuvor schon hatten seine
intelligent zugeschnittenen Konkurrenten in der Union, Ernst Albrecht und vor
allem Franz Josef Strauß, mit all ihrem scharfkantigen Verstand vor dem
unverrückbaren Fleischberg aus der Pfalz ins bittere Gras beißen und abschieben
müssen (Eulenspiegel 08. 2011). Ср.: ins Gras beißen – ‘протянуть ноги,
откинуть копыта’ (НРФС:Бин) (букв. вгрызаться в траву). Сатирическая
20
направленность журнала требует от П. Кёлера использования особо
экспрессивных ФЕ. По этой причине количество окказионализмов в его
публикациях превышает их количество в текстах двух других журналистов.
Раскрепощенность, свобода в выборе лексики позволяют автору расширять
границы трансформирования ФЕ и создавать яркие и меткие
окказионализмы: Würde die Mark dann so hart wie die Mark, könnte kein Land
der Welt die deutschen Exporte in aller Welt finanzieren, und Deutschland würde
unter die Radieschen kommen (Eulenspiegel 02.2011). Ср.: sich die Radieschen
von unten ansehen/bekucken – ‘быть мертвым’ (Dud) (букв. видеть редис с
низу). В публикациях журналиста можно встретить довольно грубое
описание политиков, в частности А. Меркель. Автор не ставит для себя
жестких этических рамок (…weiß längst nicht mehr, wo die Bürgerin der
Busen drückt; …mit Angela Merkel in einem Bett sitzen). П. Кёлер активно
использует стилистически маркированные фразеологизмы, которые
помогают выразить отрицательную оценку и высмеять то или иное лицо.
Юмор и сатира в публикациях Г. Мартенштейна реализуются, скорее, в
интерпретирующем плане текстов, нежели в их языковом оформлении.
Наиболее частотными способами, как и у П. Кёлера, являются расширение
компонентного состава ФЕ и замена компонентов ФЕ. Преобразование ФЕ
чаще выполняет функцию уточнения и усиления значения ФЕ: …und dass sich
die Hotelleute die kulturelle Mühe gegeben hatten, „Hardcore“ ins Deutsche zu
übertragen (Zeit 04.04.2007). Ср.: sich Mühe geben – ‘прилагать усилия’
(НРФС:Бин). Г. Мартенштейн реже использует фразеологизмы, которые
имеют в словарях стилистические пометы. Данные результаты
подтверждают, что журналист не возлагает большой стилевой нагрузки на
трансформированные фразеологизмы и использует их в соответствии с
жанровыми потребностями своих публикаций.
Тексты Т. Вагнера содержат наименьшее число окказиональных ФЕ,
что связано со спецификой языка специального издания, ориентированного
на узкий круг читателей. В большинстве случаев экспрессия усиливается за
счет трансформации ФЕ с помощью способов, не влияющих на тождество
фразеологизмов: Endlich etwas Positives in diesen krisengrauen Zeiten: Wir sind
Kulturhauptstadt! Vor allem aber: Wir sehen Licht am Ende des selbst
gegrabenen Tunnels (Art 02.2010). Ср.: Licht am Ende des Tunnels sehen (Wik).
Стилистические оттенки ФЕ не отличаются разнообразием, что
свидетельствует об эмоциональной сдержанности повествования.
Анализ стилевой манеры немецких журналистов показал, что авторы
опираются на наиболее распространенные, заложенные в системе языка
способы трансформации ФЕ (расширение компонентного состава ФЕ, замена
компонента ФЕ), реже трансформируют фразеологические выражения. Для
немецких журналистов свойственно более строгое следование рамкам жанра
и типу печатного издания. Для русских журналистов характерно
использование
большего
количества
окказиональных
ФЕ,
трансформированных пословиц, поговорок и крылатых выражений. В целом,
21
они больше склонны к языковой игре, активнее апеллируют к интеллекту
читателя. Своеобразие стилевой манеры русских и немецких журналистов
проявляется в первостепенности той или иной функции преобразованных
ФЕ: создание сатирического эффекта (В. Костиков, И. Петровская, П. Кёлер),
усиление экспрессивности (Т. Вагнер), интеллектуализация текста (М.
Соколов), усиление и уточнение значения фразеологизма (Г. Мартенштейн,
Т.
Вагнер).
Результаты
анализа
частотности
преобразованных
фразеологизмов, их семантических разновидностей, стилистических
оттенков позволяют также говорить об особенностях их использования
каждым из журналистов.
В Заключении обобщаются основные результаты анализа, делаются
выводы, намечаются перспективы исследования: принципы анализа,
используемые в данной работе, могут применяться при сравнении
преобразованных ФЕ в устной и письменной речи, в публицистике и
художественной литературе, а также при диахроническом подходе в
изучении фразеологии.
Отмечается, что в качестве основной тенденции были выявлены общие
закономерности в процессах трансформации ФЕ в русских и немецких
публицистических текстах. Это относится к высокой частотности
преобразованных ФЕ, схожим способам их трансформации, одинаковым
функциям данных единиц в тексте. Однако отмечаются национальноспецифические черты, связанные с грамматическим строем двух
неблизкородственных языков, менталитетом народов, стилистическими
тенденциями национальной журналистики, экстралингвистическими и
идиостилевыми причинами.
Приложение содержит списки трансформированных ФЕ в русских и
немецких публицистических текстах.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях:
1. Саютина Н. В. Трансформация фразеологических единиц как
проявление стилевой манеры журналиста / Н. В. Саютина //
Известия Саратовского университета. Новая серия. 2011. Т. 11.
Серия Филология. Журналистика, вып. 3. С. 44-48.
2. Саютина Н. В. Трансформация фразеологических единиц в
газетной публицистике: жанровая специфика / Н. В. Саютина //
Известия Саратовского университета. Новая серия. 2011. Т. 11.
Серия Филология. Журналистика, вып. 4. С. 29-33.
3. Саютина Н. В. Динамика модифицированных фразеологических единиц
как средства комического в газетных публикациях (на материале
«Литературной газеты» 1980 г. и 2002/03 гг.) / Н. В. Саютина //
Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов :
Изд. центр «Наука», 2009. Вып. 12, ч. III. С. 301-306.
22
4. Саютина Н. В. Влияние лингвистических и экстралингвистических
факторов на модификацию фразеологических единиц (на материале
русских и немецких газетных публикаций) / Н. В. Саютина //
Филологические этюды : сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов :
Изд. центр «Наука», 2010. Вып. 13, ч. I-III. С. 501-508.
5. Саютина Н. В. Влияние типа газеты на трансформации
фразеологических единиц / Н. В. Саютина // Филологические этюды :
сб. науч. ст. молодых ученых : в 3 ч. Саратов, 2011. Вып. 14, ч. III. С.
254-259.
6. Саютина Н. В. Экспрессия трансформированных фразеологических
единиц в публикациях российских журналистов / Н. В. Саютина //
Основные вопросы лингвистики, лингводидактики и межкультурной
коммуникации : сб. науч. тр. по филологии № 7. 10 июня 2011 г., г.
Астрахань / сост. О. Б. Багринцева. Астрахань: Изд. дом: «Астраханский
университет», 2011. С. 62-67.
7. Саютина Н. В. Своеобразие трансформации фразеологических единиц
в публицистических текстах немецкого и русского языков / Н. В.
Саютина // Актуальные проблемы германистики и методики
преподавания иностранных языков : материалы междунар. заочн. науч.практ. конф. (2011, Саранск) / редкол.: Л. А. Лазутова (отв. ред.) [и др.].
Саранск, 2011. С. 159-164.
8. Саютина Н. В. Функции трансформированных фразеологических
единиц в немецких и русских публицистических текстах / Н. В.
Саютина // Личность – Язык – Культура : материалы IV Всерос. научнопрактич. конф. 23-24 ноября 2011 г. Саратов : ООО Изд. центр «Наука»,
2011. С. 73-83.
9. Саютина Н. В. Влияние социально-политической и экономической
ситуации в России и Германии на языковую экспрессию в газетных
текстах (на материале трансформированных фразеологизмов) / Н. В.
Саютина // III Международная заочная научно-практическая
конференция «Филология и лингвистика: современные тренды и
перспективы исследования» : сб. материалов конф. (1 февраля 2012 г.).
Краснодар, 2012. С. 128-133.
23
Документ
Категория
Филологические науки
Просмотров
661
Размер файла
719 Кб
Теги
кандидатская
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа