close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

kursach(15)

код для вставкиСкачать
Министерство внутренних дел Российской Федерации
Нижегородская академия
Кафедра уголовного и уголовно-исполнительного права
Дисциплина "Уголовное право"
Дата регистрации "__" ____________ 20__ г.
КУРСОВАЯ РАБОТА
Тема: "Бандитизм: понятие, состав и виды. Сходства и отличия между бандитизмом, вооруженным разбойным нападением, совершенным организованной группой, и организацией преступного сообщества (преступной организации)".
Выполнил: рядовой полиции Прибыткина О.Ю., факультет подготовки специалистов по расследованию экономических преступлений, 3 курс, 303 учебная группа
Научный руководитель: к.ю.н. майор полиции Ершов М.А.
Дата защиты _________________________________
Оценка ______________________________________
(подпись научного руководителя)
Нижний Новгород - 2013
Содержание
Введение3
1 Общие положения о бандитизме4
1.1 Понятие и развитие законодательства об уголовной ответственности за бандитизм4
1.2 Состав и виды бандитизма4
2 Сравнительно-правовой анализ бандитизма, вооруженного разбойного нападения, совершенного организованной группой и организации преступного сообщества4
2.1 Разграничения между бандитизмом и вооруженным разбойным нападением, совершенного организованной группой4
2.2 Сходство и отличие бандитизма и организации преступного сообщества4
Заключение4
Список литературы4
Введение
Всеобщая декларация прав человека" провозглашает, что каждый человек имеет право на жизнь, свободу и личную неприкосновенность. Эти положения также устанавливаются Конституцией Российской Федерации. Ответственность за преступления против жизни и здоровья предусматривается Уголовным кодексом Российской Федерации. Защита жизненно важных интересов личности, общества, государства от внутренних угроз предполагает создание системы правовых норм, обеспечивающих нормальное существование личности, общества, и безопасные условия для трудовой деятельности и отдыха граждан, их жизнедеятельности, а также нормальное функционирование общественных и государственных учреждений и организаций. Основными объектами обеспечения безопасности являются: личность, ее права и свободы, общество, его материальные и духовные ценности, государство, его конституционный строй, обороноспособность, и территориальная целостность. Наиболее опасные случаи нарушения, выражающиеся в преступном посягательстве на общественную безопасность и общественный порядок, пресекаются с помощью уголовно - правовых норм.
Бандитизм, т.е. создание устойчивой вооруженной группы (банды) в целях нападения на граждан или организации (ст. 209 УК РФ) относится к категории особо тяжких преступлений. Бандитизм по своему содержанию представляет корыстно-насильственное преступление. Его преимущественными целями служат завладение чужим имуществом, ценностями, деньгами путем насилия или реальной угрозы его немедленного применения. Однако бандитские нападения могут преследовать и цели неимущественного характера, связанные с интересами членов банды. Проблема противодействия созданию бандитских формирований и бандитизма остается актуальной и требует тщательного изучения, объяснения и решения. Отсюда вытекает констатация актуальности и практической значимости темы данной работы.
Вышеизложенные обстоятельства и определяют актуальность темы данной работы.
Цель исследования заключается в комплексном изучении и анализе бандитизма, его понятия, состава и видов данного преступления, а также в исследовании сходств и отличий между бандитизмом вооруженным разбойным нападением, совершенным организованной группой и организации преступного сообщества. Для достижения указанной цели были поставлены следующие задачи:
- изучить понятие и развитие законодательства об уголовной ответственности за бандитизм;
- определить состав и виды бандитизма;
- проанализировать разграничения между бандитизмом и вооруженным разбойным нападением, совершенного организованной группой;
- определить сходство и отличие бандитизма и организации преступного сообщества.
Объектом исследования являются правоотношения, возникающие вследствие функционирования бандитизма.
Предметом исследования являются нормы права, определяющие понятие, состав и виды бандитизма, а также сходство и отличие между бандитизмом вооруженным разбойным нападением, совершенным организованной группой и организации преступного сообщества.
Методологической основой работы использование общих и частных методов научного познания сравнительно-правового, формально-юридического, исторического и др. методов.
Теоретическую основу работы составляет уголовное законодательство о бандитизме, а также труды ученых-юристов по данному вопросу.
1 Общие положения о бандитизме
1.1 Понятие и развитие законодательства об уголовной ответственности за бандитизм
Прежде чем перейти к рассмотрению понятия "бандитизм" изучим исторический аспект развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм.
Борьба с бандитизмом претерпела многоэтапную эволюцию в России начиная с 1918г. Впервые такое деяние было расценено как особо опасное преступление в Декрете СНК РСФСР от 20 июля 1918г. "О суде", в котором, упомянут бандитизм, однако его понятие в Декрете не раскрывалось.
В период после революции 1917г. и Гражданской войны ситуация в России характеризовалась стремительным ростом числа преступлений, увеличением их общественной опасности. Бандитизм рассматривался как государственное преступление, посягающее на основы государственного управления в сфере охраны общественной безопасности и общественного порядка. Законодательство первых лет советской власти не проводило точного разграничения между контрреволюционным восстанием, массовыми беспорядками и бандитизмом. Декрет ВЦИК значительно позже, 6 февраля 1922г., говоря о задачах НКВД в области борьбы с контрреволюцией, не отделяет эти задачи от задач борьбы с бандитизмом: "Подавление открытых контрреволюционных выступлений, в том числе бандитизма..."1. Отнесение бандитизма к преступлениям против порядка управления для данного периода является весьма условным, так как в годы Гражданской войны уголовный и политический бандитизм настолько тесно переплетались между собой, что представляется, по сути дела, невозможным их отграничение друг от друга.
Первое определение бандитизма имело некоторые недостатки, из-за которых практически не отличалось от состава разбоя, сформулированного в дореволюционном праве. В частности:
- Декрет не назвал определяющих признаков банды, отождествив ее с шайкой, независимо от того, вооружена она или нет;
- цель бандитизма, указанная в Декрете, ограничивалась совершением убийства, разбоя и грабежа, хотя на практике имели место случаи, когда бандитские нападения сопровождались и другими преступлениями: уничтожением имущества (государственного, общественного, личного), изнасилованием, хулиганством и т.д.;
- декрет не предусматривал уголовную ответственность за организацию банд, рассматривая эту форму бандитизма как приготовление к преступлению.
Говоря о признаках состава бандитизма по УК РСФСР 1922г., отдельные авторы высказывают мнение о нецелесообразности использования законодателем для его определения сразу двух терминов: "нападение" и "налет". Отмечается, что разграничение этих двух понятий лишено всякого смысла, так как налет - это и есть нападение. Действительно, в словаре С.И. Ожегова налет толкуется как "стремительное нападение, атака", "нападение с целью грабежа, бандитский налет"
Важным шагом, направленным на совершенствование уголовного законодательства, стало включение 1 июля 1994г. в УК РСФСР 1960г. ст. 17.1 "Совершение преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой".
Значение этой новеллы заключалось, во-первых, в том, что на законодательном уровне закреплялось понятие соответствующих форм соучастия и критерии их разграничения и, во-вторых, формулировалось основание и пределы ответственности организатора (руководителя) организованной группы. Совершение преступления организованной группой - устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений - предусматривалось в ряде статей УК РСФСР в качестве квалифицирующего признака ряда преступлений (кражи, грабежа, разбоя, мошенничества и др.).
Подводя итог изложенному историческому опыту применения уголовной ответственности за бандитизм в период с 1918г. до 1990-х гг. прошлого столетия, следует подчеркнуть следующее.
1. Отечественное законодательство до принятия УК РФ 1996г. использовало различные термины для определения вооруженной преступной группы и указывало:
- шайку (Декрет ВЦИК от 20 июня 1919г. "Об изъятиях из общей подсудности в местностях, объявленных на военном положении");
- вооруженную шайку (ст. 76 УК РСФСР 1922г.);
- вооруженную банду (ст. 59.1 УК РСФСР 1926 г., ст. 77 УК РСФСР 1960г.), не раскрывая их признаки.
2. С историко-правовой точки зрения в советский период считалось, что все преступные действия, совершенные в процессе нападения, образовывали состав бандитизма и не требовали дополнительной квалификации как самостоятельные преступления.
3. Можно выделить следующие основные этапы генезиса уголовного законодательства об ответственности за бандитизм:
- 1-й этап (1918 - 1957 гг.) - криминализация бандитизма. В советском обществе того времени господствовала политизированность в отношении к преступлениям, совершаемым бандами. Считалось, что бандитизм совершался по идеологическим мотивам в целях противодействия существующему государственному и общественному строю. Ключевым документом является Декрет СНК РСФСР от 20 июля 1918 г. "О суде", который ввел понятие "бандитизм";
- 2-й этап (1958 - 1996 гг.) - деидеологизация бандитизма. Несмотря на включение в главу "Государственные преступления" УК РСФСР 1960 г., бандитизм оценивался как обще уголовное преступление. Из диспозиции нормы об уголовной ответственности за бандитизм были исключены такие действия, как остановка поездов, разрушение железнодорожных путей и иных средств сообщения и связи. Ключевым документом является Закон СССР от 25 декабря 1958г. "Об уголовной ответственности за государственные преступления", впервые определившим цель, с которой создается вооруженная банда, - для совершения нападений;
- 3-й этап (1997г. - по настоящее время) - модернизация бандитизма. Начало данного этапа связано с вступлением УК РФ в законную силу. На легальное закрепление бандитизма как усеченного состава в значительной мере повлияла судебная практика 1990-х гг., которая шла по пути квалификации действий участников банды по совокупности преступлений.
Представляется, что проведенный ретроспективный анализ отечественного законодательства об ответственности за бандитизм позволит глубже понять его правовую природу.
Борьба с преступностью и причинами, ее порождающими, по-прежнему остается важной задачей государства в современных условиях. Изменения в характере общественных отношений, происходящие в современных условиях, способствовали активизации деятельности лиц, склонных к деструктивным формам поведения. Исторический опыт нашего государства свидетельствует о том, что подобные процессы не могут не сказываться на состоянии организованной преступности, в том числе и бандитизма. При этом правоохранительным органам необходимо единообразие в применении норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства. Как нам видится, такое единообразие должно основываться на исследовании причин преступности, механизма воздействия этих причин на личность человека и способов их нейтрализации, в том числе средствами уголовного права2.
Бандитизм - в уголовном праве одно из наиболее опас-ных преступлений против основ государственного управления и общества.
Бандитизм, имеющий определенную специфику (совершение преступления в соучастии, использование особых предметов материального мира - оружия либо предметов, используемых в качестве оружия), является составной частью преступности в целом. Поэтому значительный блок причин и условий бандитизма является элементом системы криминогенных детерминант всей преступности. Любое преступление, в том числе и бандитизм, вызвано не одной причиной, а комплексом внешних и внутренних обстоятельств. Причины и условия бандитизма сходны на общем уровне с причинами и условиями значительного круга преступлений, например вооруженных, организованных.
Исследование основных аспектов бандитизма предопределило необходимость выделить причины и условия, характерные именно для этого вида преступлений. Бандитизм обусловлен многими факторами, поскольку имеет в своей основе целый комплекс причин, который необходимо рассмотреть только в контексте конкретных социальных условий, так как уровень и характер преступной деятельности тесно связаны с ними, их взаимодействием и взаимовлиянием.
Исходя из социально-правовой природы преступности, все факторы, влияющие на нее, можно разделить на четыре конкретные группы: социально-демографического характера; экономического характера; социального и социально-психологического характера; организационно-правового характера. Рассмотрим содержание данных групп причин применительно к бандитизму.
Социально-демографические причины бандитизма. Будучи опосредованным социальными факторами, определенное значение при выборе варианта поведения имеет пол преступника, оказывая влияние на характер формирования умысла и на избрание способа совершения преступления. Данные, полученные нами, свидетельствуют, что среди лиц, выявленных за совершение бандитизма, большинство составляют мужчины (99%). Представляется, что причины высокой криминогенности мужчин при совершении преступлений в составе банд следует искать в характере преступной деятельности, связанной с вооруженностью, физическим или психическим насилием, которое способно подавить волю потерпевшего.
Экономические причины бандитизма. В причинном комплексе бандитизма как преступления с ярко выраженной корыстной мотивацией доминирующее положение принадлежит экономическим факторам. В специальной литературе отмечается, что корыстные преступления производны от:
а) общей деморализации личности - алкоголизма, наркомании, токсикомании, паразитического существования людей, в результате чего, с одной стороны, возникают искаженные потребности, с другой - трудности в их удовлетворении, в том числе вследствие дисквалификации, отсутствия легальных источников доходов и т.п.;
б) погони за сверхдоходами, что чаще всего определяет совершение наиболее опасных форм хищений, хозяйственных, должностных преступлений, бандитизм и ряд иных деяний;
в) абсолютной нужды в условиях невозможности обеспечить приемлемый уровень жизни;
г) теневых экономических и других отношений, предполагающих решение иногда вполне легальных задач на основе внеправового вознаграждения контрагентов и использования не основанного на законе порядка передачи и получения денег, материальных ценностей, неуплаты налогов и иных платежей;
д) бесхозяйственности, недостатков учета и контроля, охраны имущества, просчетов в правоохранительной деятельности, в результате чего формируется убеждение в безнаказанности и допустимости совершения новых имущественных преступлений;
е) бюрократизма, ведомственности, местничества, что приводит к стремлению любой ценой обеспечить видимое благополучие и скрыть факты разбазаривания государственных, муниципальных, иных средств, корыстные злоупотребления по службе, взяточничество и т.п.;
ж) просчетов в управлении экономикой, что приводит к инфляционным процессам, снижению жизненного уровня населения, бывает связано с корыстными преступлениями в сфере приватизации, иными деяниями;
з) нарушений демократических принципов управления обществом, отсутствия гласности, механизмов действенного контроля народа за различными ветвями власти, результатом чего бывает корыстное использование государственного аппарата в личных либо клановых интересах.
Надо отметить, что социально-экономическое положение граждан заметно ухудшилось в последние годы в результате воздействия такого фактора, как безработица. Данное явление имеет серьезное криминогенное значение, о чем свидетельствуют высокий удельный вес лиц, не имеющих источника дохода на момент совершения второго и последующих преступлений (58% в 2012г.)3.
На сегодняшний день проблема трудоустройства особо остро стоит перед лицами, отбывшими наказание, по причине их низкой квалификации. Так, более 80% осужденных при поступлении в учреждения уголовно-исполнительной системы не имели профессиональных и трудовых навыков либо утратили их. Около 50 тыс. осужденных нуждаются в получении обязательного основного общего образования.
В причинный комплекс бандитизма можно включить такой фактор, как отсутствие постоянного места жительства у лиц, освобожденных из мест лишения свободы. В результате этого ухудшаются условия постпенитенциарной адаптации, пополняются ряды лиц, не имеющих определенного места жительства и постоянного источника дохода.
В целом, как показывает проведенное исследование, в качестве основных экономических детерминант бандитизма выступают: низкий материальный уровень жизни преступника (его семьи), отсутствие необходимого для содержания семьи заработка и трудовой занятости участника банды.
Рассмотрим социальные и социально-психологические причины бандитизма. На сегодняшний день профессиональная преступность сформировала собственную субкультуру, которая усиленно насаждается рецидивистами среди молодых людей в качестве примера для подражания. Говоря о роли криминальных традиций и обычаев в преступности, необходимо подчеркнуть, что они являются продуктом именно группового поведения, а их функционирование - одно из условий сохранения групповой сплоченности и регулирования групповой преступной деятельности.
Следует отметить, что факт формирования преступной группы обусловлен в основном необходимостью достижения преступных целей объединенными усилиями нескольких человек. Цель же эта предопределена множеством факторов, составляющих мотивацию преступного поведения. Для преступной группы это общность потребностей, чувств, ценностных ориентаций, привычек, которые лежат в основе мотивации группового преступного поведения. На базе этой общности зарождается стремление к совершению совместных противоправных действий, что и определяет образование преступной группы.
В целом следует констатировать, что решение проблемы предупреждения бандитизма зависит не только от того, насколько всесторонне будут проанализированы действия участников банды, факторы совершения ими нападений на граждан и организации, но и от того, насколько широко и глубоко будут изучены личность и поведение потерпевших от преступлений, совершаемых бандой.
Как свидетельствует практика, сама жертва в некоторых случаях способствует возникновению и реализации преступного замысла. Например, частые случаи нападений участников банды на водителей личного автотранспорта, занимающихся частным извозом, водителей грузовых автомашин, перевозящих различные товары народного потребления, водителей инкассаторских машин и сопровождающих их лиц свидетельствуют о высокой степени виктимности данной категории граждан и позволяют выделить их среди жертв бандитских нападений на основании профессиональной принадлежности4.
В заключение хотелось бы отметить, что наряду с выявлением общего в причинах преступлений, типах преступного поведения и видах преступности необходимо анализировать и индивидуальное, неповторимое. Оно может служить следствием просто своеобразного сочетания распространенных обстоятельств и носить случайный характер. Но индивидуальное, неповторимое может также отражать еще только нарождающиеся тенденции, за которыми просматриваются новые причинные комплексы. Важно вовремя пресечь их отрицательное влияние на рост преступности.
1.2 Состав и виды бандитизма
Бандитизм - одно из опаснейших преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом.
Уголовный кодекс РФ под бандой понимает организованную устойчивую вооруженную группу из двух или более лиц, заранее объединившихся для совершения нападений на граждан и организации. Однако стоит отметить, что банда может быть создана и для совершения одного, но требующего тщательной подготовки нападения.
При принятии нового УК РФ законодатель поместил ст. 209 в гл. 24 "Преступления против общественной безопасности". Общественная безопасность как объект посягательства включает в себя совокупность общественных отношений, обеспечивающих неприкосновенность личности, собственности, нормальное функционирование государственных, общественных учреждений и институтов, частных структур, поддержание общественного порядка5.
Родовым объектом бандитизма являются основы общественной безопасности. К числу объективных признаков бандитизма относятся: создание банды, руководство бандой, участие в банде, участие в совершаемых ею нападениях. Бандитизм представляет собой классический образец составного преступления, который образуется законодателем из менее значимых, но самостоятельных преступлений. Для бандитизма характерно наличие банды и ее деятельности (нападения). Банда характеризуется следующими признаками: наличием двух или более лиц, устойчивостью, вооруженностью, специальной целью создания - для совершения нападений.
Признак наличия двух или более лиц неизбежен, поскольку банда представляет собой форму соучастия.
Включение признака устойчивости в диспозицию ст. 209 УК РФ обозначило его серьезное значение для признания вооруженной группы бандой. Изучение смыслового содержания слова "устойчивость" показывает, что и в прямом, и в переносном значении оно одинаково - "крепкий, стойкий, не шаткий, способный выдержать воздействие со стороны, оказать сопротивление, противодействие", синонимом "устойчивости" является слово "постоянный".
Банду следует рассматривать как единое целое, проявляющееся вовне определенными действиями, стабильно и постоянно выполняющее поставленные перед собой задачи, сопротивляющееся и внешним воздействиям (как со стороны конкурирующих банд, так и со стороны правоохранительных органов), и внутренним воздействиям (при смене лидера или других конфликтах).
Ранее в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 21 декабря 1993 г. одним из признаков устойчивости называлась сплоченность. Смысл слова "сплоченность" заключается в объединении в одно неразрывное целое, достижение согласованности в действиях, поступках, синоним - единство, поэтому представляется, что применительно к исследуемым вопросам, понятие "сплоченность" будет более характеризовать внутреннее состояние изучаемого объекта (организованной группы, банды, преступного сообщества и др.), а устойчивость - это отражение внешней стороны деятельности этого объекта как единого целого.
Таким образом, устойчивость и сплоченность как проявления разных сторон единого целого (например, банды) не могут характеризоваться друг через друга, а различия между ними должны быть учтены при выборе средств и методов доказывания.
Признак вооруженности содержится в диспозиции ст. 209 УК РФ и является обязательным элементом состава преступления - бандитизма. От доказанности этого признака зависит: будет ли признана бандой организованная устойчивая преступная группа, созданная для совершения нападения, или нет. Вооруженность в банде представляет собой сочетание двух аспектов: наличие оружия (огнестрельного, холодного, метательного оружия, как заводского изготовления, так и самодельного, газового, пневматического оружия, различных взрывных устройств) хотя бы у одного из ее членов и осведомленности об этом других членов банды.
Самый сложный момент в признаке вооруженности - это установление осведомленности членов банды об оружии.
Создание банды не самоцель, а организационное средство для совершения других преступлений путем нападения на предприятия, учреждения и граждан.
Исследование содержания нападения очень важно для определения границ бандитизма. Главной составной частью нападения является применение или возможность применения насилия.
Для соотношения насилия и нападения характерно то, что нападение, не соединенное с насилием, невозможно, но не всякое насилие имеет форму нападения. В уголовно-правовом смысле нападение стоит понимать как "агрессивное противоправное действие, совершенное с какой-либо преступной целью и создающее реальную и непосредственную опасность немедленного применения насилия, как средства достижения этой цели".
Формы совершения нападения различаются по форме воздействия на потерпевшего, т.е. либо применение насилия (физического или психического), либо создание реальной угрозы его немедленного применения6.
Реальное применение насилия при нападении - это совершение активных действий, направленных на нарушение целостности, как самого объекта, так и окружающей его среды. Насилие проявляется:
- в причинении физическому лицу смерти или телесных повреждений;
- в повреждении (уничтожении) одежды, другого личного имущества;
- в повреждении (уничтожении) транспортных средств, транспортных сооружений, зданий и т.п.;
- в создании беспорядка и др.
По ранее действовавшему законодательству к формам бандитизма относили организацию вооруженных банд, участие в бандах, участие в нападениях, совершаемых бандой. Изменение законодательства повлекло и изменение содержания этого объективного признака бандитизма. В действующем составе бандитизма, предусмотренном ст. 209 УК РФ, выделяются следующие формы бандитизма: создание банды; руководство бандой; участие в банде; участие в нападениях, совершаемых бандой; совершение создания банды, руководства бандой, участия в банде и в совершаемых ею нападениях с использованием своего служебного положения. Состав этого преступления является усеченным, поскольку считается оконченным с момента создания банды. Для состава бандитизма достаточно совершения хотя бы одного из этих деяний.
Вооруженная банда - один из видов преступного сообщества. Понятие вооруженной банды предполагает четыре обязательных признака.
Первый признак относится к числу лиц, образующих банду. Какое число людей, объединившихся между собой для совершения преступлений, дает основание говорить о банде? Согласно сложившейся практике банда состоит из двух или более лиц, объединившихся для нападений на граждан, общественные или государственные объединения и организации. Совершенно очевидно, что, будучи одним из видов преступного сообщества, банда может состоять и из двух лиц.
Второй признак вооруженной банды относится к цели объединения между собой лиц, входящих в банду. Банда - это группа лиц, объединившихся для совершения нападений на государственные и общественные учреждения или предприятия либо на отдельных граждан. Нет бандитизма там, где группа лиц объединилась для совершения каких-либо иных общественно опасных деяний, например для изготовления поддельных денег или для занятия контрабандой.
Третий признак вооруженной банды касается характера связи, объединения между лицами, входящими в банду. Банда - это не просто группа, состоящая из двух и более лиц, договорившихся между собой о совершении нападений.
Четвертый необходимый признак банды - наличие оружия. Вооруженной банда считается, если оружие имеется хотя бы у одного из лиц, входящих в банду. Однако при этом необходимо, чтобы другие члены банды были осведомлены об имеющемся оружии и его назначении. Преступное сообщество, не обладающее оружием, не представляет собой вооруженной банды, в чем бы ни заключалась преступная деятельность такого сообщества. Для того чтобы считать банду вооруженной, не имеет значения, было ли использовано имевшееся у нее оружие при нападении. При этом не имеет значения также и характер оружия: оно может быть и огнестрельным, и холодным. К огнестрельному оружию относятся не только винтовки, карабины, пистолеты, револьверы, охотничьи ружья, мелкокалиберные ружья и т.п., но и предметы, специально изготовленные или приспособленные для поражения живой цели7.
Судебная практика при анализе состава бандитизма иногда относила к оружию и такие предметы хозяйственного обихода, как кухонный нож, долото, топор, лом и другие, что, думается, можно считать правильным, так как эти предметы могут представлять существенную опасность здоровью и жизни потерпевших.
Если имеющееся у банды оружие не было применено при нападении, это обстоятельство не имеет значения для квалификации.
Как следует из действующего закона (ст. 209 УК РФ), один факт организации вооруженной банды с целью нападения на государственные и общественные учреждения, предприятия или на отдельных лиц уже образует оконченный состав бандитизма, хотя бы эта банда и не совершила ни одного нападения.
Организация банды может выражаться в подыскании людей, которые вошли бы в банду, в склонении их к вступлению в банду, приобретении оружия для банды, в разработке планов преступных действий банды, в распределении ролей между вступившими в банду лицами и во всякого рода иных действиях, направленных на создание устойчивой вооруженной группы людей для последующих нападений.
Для состава бандитизма достаточно также и одного факта участия в вооруженной банде, т.е. факта вступления в банду и выполнения в интересах банды тех или иных действий, хотя бы вступивший в банду и не принимал участия в совершаемых бандой нападениях. Участие в вооруженной банде может выражаться в снабжении банды оружием, подыскании подходящих для нападения объектов, в сокрытии членов банды и оружия, в хранении и сбыте приобретенного бандой преступным путем имущества, предоставлении помещения для встреч членов банды, привлечения новых членов в нее и т.п.
Объектом совершаемых вооруженной бандой нападений могут быть государственные учреждения (банки, сберегательные кассы, почтово-телеграфные отделения, магазины, склады, рестораны, столовые, палатки и т.п.), общественные учреждения и организации (кооперативные магазины и т.п.) либо отдельные граждане.
Обычно совершаемые бандой нападения бывают связаны с применением насилия в отношении работников государственных и общественных учреждений и предприятий или частных лиц и представителей власти. При этом применяемое бандитами насилие может быть как физическим (причинение смерти, нанесение телесных повреждений, удары и побои, лишение и ограничение свободы и т.п.), так и психическим (угроза причинения смерти, нанесения телесных повреждений и совершения иных насильственных действий).
Нападения вооруженной банды на государственные, общественные учреждения и предприятия и на отдельных граждан обычно сопряжены с хищением государственного и общественного имущества или похищением личного имущества граждан. Такие нападения могут сопровождаться и уничтожением и повреждением государственного, общественного или личного имущества граждан. При нападениях банды нередки случаи и оказания вооруженного сопротивления представителям власти, а также насильственного освобождения арестованных из-под стражи. Бандитские нападения могут сопровождаться и групповым изнасилованием8.
Все это говорит о том, что бандитизм - весьма сложное преступление.
Состав бандитизма будет и в том случае, когда лицо, не являющееся членом банды, принимало участие в нападении, совершенном вооруженной бандой, если, конечно, данное лицо сознавало, что принимает участие в нападении, совершаемом вооруженной бандой.
Так как сам факт организации вооруженной банды и участия в ней дает оконченный состав бандитизма, нельзя говорить о покушении на бандитизм в обычном смысле: если сделана только попытка совершить нападение, действия членов банды тем не менее должны квалифицироваться по ст. 209 УК.
С субъективной стороны состав бандитизма предполагает вину в форме прямого умысла. В содержание прямого умысла при организации вооруженной банды входит сознание лица, что оно организует вооруженную банду для совершения нападений на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц, и желание организовать такую банду. Прямой умысел при участии в вооруженной банде предполагает осознание лицом факта своей принадлежности к вооруженной банде и желание состоять ее членом. Содержанием прямого умысла при участии в нападениях, совершаемых вооруженной бандой, будет осознание факта своего участия в нападениях, совершаемых вооруженной бандой, и желание участвовать в них. Если виновный, участвуя в нападении, организованном вооруженной бандой, не сознавал, что нападение осуществляется вооруженной бандой, то ответственность в этом случае должна наступать за то преступление, которое фактически было совершено им, например за разбой, убийство из корысти и др.
Нападения вооруженной банды на государственные, общественные учреждения или предприятия либо на отдельных лиц обычно совершаются с целью преступного завладения государственным или общественным имуществом либо личным имуществом граждан. Однако нападения вооруженной банды могут совершаться и в иных целях. В самой ст. 209 УК РФ при описании состава бандитизма нет указания на цель нападений. И это понятно, так как возможны случаи нападения вооруженной банды с целью, например, изнасилования, освобождения конвоируемых арестованных из-под стражи, из хулиганских побуждений и др.
Субъектом рассматриваемого преступления может быть лицо, которому до совершения преступления исполнилось 16 лет (ст. 20 УК РФ). Если среди лиц, участвовавших в вооруженных нападениях банды, окажутся несовершеннолетние в возрасте от 14 до 16 лет, виновные в тех или иных насильственных действиях или хищениях государственного, общественного и личного имущества граждан, то уголовная ответственность этих лиц должна наступать по соответствующим статьям об умышленном убийстве или умышленном телесном повреждении или за кражу, грабеж и разбой.
2 Сравнительно-правовой анализ бандитизма, вооруженного разбойного нападения, совершенного организованной группой и организации преступного сообщества
2.1 Разграничения между бандитизмом и вооруженным разбойным нападением, совершенного организованной группой
Разграничение бандитизма и вооруженного разбоя, совершенного организованной группой, - довольно старая проблема в теории уголовного права. С принятием нового УК РФ она также не получала ясного и убедительного разрешения, так как конкуренция норм в Кодексе сохранилась: в ст. 162 УК предусматривается два таких квалифицирующих признака, как разбой, совершенный с применением оружия (п. "г" ч. 2), и разбой, совершенный организованной группой (п. "а" ч. 3). При совпадении указанных квалифицирующих признаков при совершении разбоя неизбежно в следственной и судебной практике возникает конкуренция норм - квалифицировать совершенное преступление как разбой, совершенный вооруженной организованной группой, или как бандитизм, поскольку ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную группу. Не разрешает эту проблему и Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм"9.
В настоящее время и среди ученых нет единства во взглядах на этот вопрос. В учебнике уголовного права, изданном Саратовским юридическим институтом МВД России совместно с Саратовской государственной академией права, авторы разных глав решают его неодинаково.
Так, автор главы о преступлениях против собственности Г. Верина считает, что грань между разбоем и бандитизмом практически стирается, если разбой совершает организованная группа (особо квалифицирующий признак), оснащенная оружием. Таким образом, автор признает, что разграничить бандитизм и разбой в этих случаях практически невозможно.
В главе этого же учебника о преступлениях против общественной безопасности и общественного порядка, написанной А. Красиковым, делается попытка разграничить рассматриваемые составы. Автор считает, что по действующему УК названные преступления все же возможно различить по ряду признаков: бандитизм - это всегда применение оружия, а разбой может быть совершен и без оружия; разбой может быть совершен одним лицом, а бандитизм - только вооруженной группой; при разбое, в отличии от бандитизма, может применяться не только оружие, но и другие предметы, используемые в качестве такового; специальным признаком банды является создание вооруженной группы для совершения нападений; и в отличие от группы разбойников банда - это устойчивая группа10.
На наш взгляд, предпринятая А. Красиковым попытка разграничить бандитизм и разбой, совершенный организованной вооруженной группой, представляется не вполне удачной. Дело в том, что, обозначив вначале одну проблему, в ходе аргументации он произвел подмену тезиса: первоначально проблема была обозначена как необходимость отличать бандитизм от вооруженного группового разбоя, а доказывание идет другого тезиса - отличие бандитизма от разбоя вообще. Кроме того, в рассуждениях содержится принципиальная ошибка, заключающаяся в том, что А. Красиков считает, что в отличие от группы разбойников банда - устойчивая группа, а группа разбойников, продолжая мысль автора, устойчивой быть не может. Эта позиция нуждается в дополнительных разъяснениях.
Поскольку в п. "а" ч. 3 ст. 162 УК законодатель указал такой квалифицирующий признак, как совершение разбоя организованной группой, то при его анализе следует обратиться к содержанию ч. 3 ст. 35 УК, которая как раз и определяет, что такое организованная преступная группа. В уголовном законе указывается достаточно четко и определенно, что преступление признается совершенным организованной группой, если оно совершено устойчивой группой лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений. Следовательно, разбойная группа, как и банда, может обладать признаком устойчивости, и в этом случае она признается уголовным законом организованной. Банда же является разновидностью организованной группы и в этом смысле ничем не отличается от организованной группы, совершающей разбой.
Сложность в отграничении бандитизма от разбойного нападения, совершаемого организованной группой с применением оружия, также состоит в том, что и бандитизм, и указанный вид разбоя обладают некоторыми сходными признаками. Это нападение на граждан или организации, связанное с применением насилия или угрозой его применения. Банда и вооруженная организованная группа, совершающая разбой, обладают устойчивостью и предварительной объединенностью для совершения преступлений. Сходство еще и в вооруженности как банды, так и организованной группы, совершающей разбой11.
Итак, можно сказать, что разновидностью организованной группы является банда, для которой помимо признаков организованной группы характерны еще два: вооруженность; специальная цель, отражающая специфический способ осуществления преступной деятельности - путем нападения на предприятия, учреждения, организации или на граждан. Именно вооруженность организованной группы нередко рассматривается судами в качестве определяющего критерия отграничения банды от других форм соучастия в преступлении. Однако в связи с этим нередко возникает вопрос об отграничении вооруженного разбоя от бандитизма.
Совершая разбойные нападения на квартиры, Б. и братья А. применяли насилие (связывали руки и ноги потерпевших, душили, угрожали убийством). По одному из эпизодов разбойного нападения потерпевшая показала, что, требуя у нее деньги и ценности, обвиняемые приставили ей к горлу предмет, который она приняла за нож. Сторона обвинения вменяла Б. и братьям А. совершение преступлений в составе банды. Суд признал обвиняемых виновными в совершении разбоя и краж в составе организованной группы, а за бандитизм оправдал за отсутствием состава преступления. При этом суд указал, что ни в ходе предварительного расследования, ни в судебном заседании не добыто достоверных доказательств наличия в группе оружия.
В уголовно-правовой литературе по этому поводу можно встретить мнение, что грань между разбоем и бандитизмом стирается, если разбой совершает организованная группа, оснащенная оружием. В такой ситуации разграничить банду и вооруженную организованную группу, совершающие разбойные нападения, как полагают В. Быков, С. Кочои и др., совершенно невозможно. Поэтому если вооруженная устойчивая группа лиц совершает нападение в целях хищения чужого имущества с применением насилия, опасного для жизни и здоровья, либо с угрозой его применения, то такие действия виновных необходимо квалифицировать по совокупности преступлений (разбой и бандитизм)12.
Некоторые украинские криминалисты также считают, что нападение с целью завладения имуществом, совершенное бандой, должно квалифицироваться исключительно как бандитизм. Дополнительную правовую оценку разбой должен получать лишь в тех случаях, когда он был совершен членами банды вне осуществляемых ею нападений и когда банда совершала такой вид разбоя, за который законом установлена более суровая ответственность, чем за бандитизм (например, указанные преступления образуют совокупность в случае совершения бандой квалифицированных видов разбоя).
В противовес этим постулатам Р. Галиакбаров отмечает, что разбой отличается от бандитизма по таким признакам, как объект преступного посягательства, использование оружия при разбое по назначению, его применение в ходе нападения, наличие корыстной цели (в то время как при бандитизме лица преследуют цель нападения на граждан или организации), банда относится к разновидности преступного сообщества и т.д13. Вместе с тем приведенные признаки несущественны (нет определяющего элемента) и, полагаем, на основании их невозможно достоверно четко отграничить разбой от бандитизма.
Поэтому, если в теории еще можно провести такое условное разграничение, на практике это сделать при одинаковых объективных и субъективных характеристиках практически невозможно. Например, несколько человек, сорганизовавшись в вооруженную преступную группу, неоднократно совершали разбойные нападения на граждан. В такой ситуации возникает вопрос: на что в первую очередь посягали преступники - на собственность или общественную безопасность? Если судить по действиям при нападении, то они были направлены на причинение вреда чужой собственности и можно говорить о совершении разбоя. В то же время до этого указанная группа вооружилась для совершения именно этих (разбойных) нападений и тем самым уже представляла опасность для общества, и потому все содеянное подпадает под признаки бандитизма.
Считаем, что как разбой, совершенный организованной группой, вооруженное нападение должно квалифицироваться лишь тогда, когда установлено, что организованная группа была создана и действовала не с целью совершения нападений на предприятия, учреждения, организации или на граждан, а для совершения иных преступлений (контрабанды, похищения транспорта, подделки денег и т.п.), т.е. когда организованная группа не была бандой и разбой был лишь одним из эпизодов в ее деятельности. Например, такая рекомендация содержится в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 25 сентября 2003 г. № 9 "О судебной практике по делам о преступлениях, связанных с созданием и деятельностью организованных групп, банд и преступных организаций".
Таким образом, оружием могут обладать члены организованной группы, деятельность которой далека от насильственных преступлений (незаконная предпринимательская деятельность, контрабанда). Если такая группа или отдельные ее члены ситуационно совершают вооруженный разбой, то это само по себе не свидетельствует о ее перерождении в банду.
С этим положением следует согласиться. Однако правила квалификации в подобных случаях не всегда соответствуют реальному положению дел, потому как если банда совершает разбойные нападения, то такие деяния должны оцениваться самостоятельно и влечь ответственность по совокупности преступлений.
Это объясняется тем, что уголовно-правовая норма о бандитизме предусматривает ответственность за сам факт создания преступной организации, руководство ею или участие в ней, но не предусматривает ответственность за совершение иных преступлений (т.е. бандитизм не предполагает наступления определенных последствий), поэтому совершение участником преступной организации конкретных преступлений квалифицируется по совокупности преступлений, предусмотренных составом бандитизма и соответствующей статьей Особенной части УК. Однако есть ли такие основания для квалификации по совокупности бандитизма и разбоя, если все обязательные признаки бандитизма, закрепленные в УК, полностью совпадают с такими признаками разбоя, как организованная группа, вооруженность, нападение? В этом контексте все приземленней выглядит вопрос об исключении состава бандитизма из уголовного закона.
Таким образом, выделим следующие сходства и отличия между бандитизмом и вооруженным разбойным нападением, совершенным организованной группой: первое из них основано на значительном совпадении объективной стороны обоих преступлений. Как разбой, так и бандитизм - это нападение на граждан или организации, связанное с применением насилия или угрозой его применения. Второе сходство заключается в том, что группа разбойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК) представляет собой организованную группу. Банда и вооруженная организованная группа, совершающая разбой, как организованные группы обладают устойчивостью личного состава и заранее объединились для совершения преступлений. Третье сходство банды и организованной вооруженной группы, совершающей разбой, связано с их вооруженностью. Пункт "г" ч. 2 ст. 162 УК указывает такой квалифицирующий признак разбоя, как совершение его с применением оружия, а ч. 1 ст. 209 УК определяет банду как устойчивую вооруженную групп14у. Далее укажем различия банды и вооруженной организованной группы, совершающих разбой. Одна из таких попыток сделана в п. 3 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г., в котором указывается, что от иных организованных групп банда отличается своей вооруженностью и преступными целями - совершение нападений на граждан и организации.
Можно сказать, что разъяснение мало чем помогает отличить банду от вооруженной организованной разбойной группы. Ранее уже показано, что такие признаки, как вооруженность и цели создания - совершение нападений на граждан и организации, в этом случае как у банды, так и у вооруженной организованной группы, совершающей разбой, практически совпадают.
Анализируя сложившуюся ситуацию, следует прийти к выводу, что разграничить банду и вооруженную организованную группу, совершающие разбойные нападения, совершенно невозможно. Да в этом, на наш взгляд, и нет необходимости. Просто следует признать, что разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, - это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК. Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих признаков, как применение оружия (п. "г" ч. 2 ст. 162 УК) и совершение организованной группой (п. "а" ч. 3 ст. 162 УК), то его следует квалифицировать как бандитизм. Предлагаемый подход позволит прекратить длительные дискуссии по этому вопросу и облегчит квалификацию указанных преступлений в следственной и судебной практике.
2.2 Сходство и отличие бандитизма и организации преступного сообщества
Близко к бандитизму примыкает преступление, предусмотренное ст. 210 УК.
Следуя за изменениями структуры преступности, уголовное законодательство должно оперативно реагировать на возникновение новых методов, приемов и форм ее деятельности. Наиболее важными изменениями в структуре криминала является стремительное приобретение ею организованных форм. Индивидуальная преступность давно уже уступила место групповой, а групповая, в свою очередь, быстро превращается в организованную.
Объектом этого преступления является общественная, а равно и государственная безопасность, ибо организованная преступность представляет собой реальную угрозу именно для государства, поскольку нарушает и парализует его усилия по организации и функционированию самых различных структур15.
С объективной стороны преступление, предусмотренное ст. 210 УК, представляет собой:
а) создание преступного сообщества (преступной организации) для совершения тяжких или особо тяжких преступлений;
б) руководство таким сообществом (организацией) или входящими в него структурными подразделениями;
в) создание объединения организаторов, руководителей организованных групп;
г) участие в преступном сообществе (ч. 2 ст. 210 УК);
д) участие в объединении организаторов, руководителей или иных представителей организованных групп (ч. 2 ст. 210 УК);
е) те же действия, но совершенные лицами с использованием своего служебного положения (ч. 3 ст. 210 УК).
Создание преступного сообщества. Как и при создании банды, организация преступного общества предполагает действия, направленные на вербовку участников сообщества, создание ее структурных подразделений, выработку организационных форм, системы подчиненности и распределение обязанностей.
Преступное сообщество представляет собой группу из двух и более лиц, структурно организованных для занятий преступной деятельностью (совершением тяжких и наиболее тяжких преступлений). Отличительным признаком сообщества является сплоченность, т. е- высокая степень организованности, единство целей и задач, их приоритет над интересами отдельных членов сообщества, а также наличие тесных связей между ними. Единой целью всего сообщества является совершение тяжких и наиболее тяжких преступлений.
От банды преступное сообщество отличается тем, что создается для занятия иной запрещенной законом преступной деятельностью: производством, распространением, перевозкой наркотиков, фальшивомонетничеством, подпольным производством суррогатов алкогольных напитков, лекарств, ядов, оружия, ядовитых веществ, торговлей женщинами и т. п.
Статья 209 УК РФ не предусматривает в качестве обязательного элемента состава бандитизма каких-либо конкретных целей осуществляемых вооруженной бандой нападений. Это может быть не только непосредственное завладение имуществом, деньгами или иными ценностями гражданина либо организации, но и убийство, изнасилование, вымогательство, уничтожение либо повреждение чужого имущества и т.д.
Поэтому судам следует иметь в виду, что ст. 209 УК РФ, устанавливающая ответственность за создание банды, руководство и участие в ней или в совершаемых ею нападениях, не предусматривает ответственность за совершение членами банды в процессе нападения преступных действий, образующих самостоятельные составы преступлений, в связи с чем в этих случаях следует руководствоваться положениями ст. 17 УК РФ, согласно которым при совокупности преступлений лицо несет ответственность за каждое преступление по соответствующей статье или части статьи УК РФ.
Отметим, что суды разделяют позицию квалификации бандитизма по совокупности с другими тяжкими преступлениями и в случаях, когда к ним поступают дела, в которых все преступления, совершенные бандой, квалифицированы как бандитизм, возвращают их на дополнительное расследование16.
Рассматривая случаи из практики, в которых члены преступных сообществ вооружены и используют оружие в своей преступной деятельности, неминуемо приходишь к мысли, что закон в настоящее время не разграничивает ответственность невооруженных сообществ и тех наиболее опасных, которые имеют на вооружении самое различное оружие.
К чему приводят такие упущения, видно на примере одного из дел, рассмотренных Верховным Судом РФ, который указал в определении, что по приговору Иркутского областного суда с участием присяжных заседателей от 1 декабря 2009 г. Л. осужден по ч. 2 ст. 210, ч. 5 ст. 33, п. п. "ж", "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ (в ред. Федерального закона от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ) и ч. 3 ст. 222 УК.
Согласно приговору по ч. 3 ст. 222 УК Л. осужден за незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов, совершенное организованной группой.
Однако, признавая Л., участвовавшего в преступном сообществе, виновным в совершении указанных преступлений, суд не указал в приговоре, в чем заключалась именно его роль в этих преступлениях, а сослался лишь на то, что он, "являясь членом группы лиц, знал, что по указанию руководителей группы весной 2002 г. и в сентябре 2003 г. членами группы и для группы было приобретено вооружение", перечисленное в приговоре, которое "одним из членов группы было перевезено в гаражные боксы № 164 гаражного кооператива № 40 и № 125 гаражного кооператива № 90, где хранилось до октября 2003 г. и июня 2004 г.".
Таким образом, суд установил, что незаконное хранение огнестрельного оружия и боеприпасов было совершено иным лицом.
При таких обстоятельствах Л., участвовавший в преступном сообществе, которое он не организовывал и которым не руководил, не может нести ответственность за совершение другими участниками преступного сообщества преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 222 УК, о которых он был лишь осведомлен, но сам в подготовке или совершении их согласно установленным судом фактическим обстоятельствам дела не участвовал.
Судебная коллегия отменила приговор в части осуждения Л. по ч. 3 ст. 222 УК на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК за отсутствием в деянии состава преступления и снизила срок наказания, назначенный Л. по совокупности других совершенных им преступлений (Определение № 66-О10-27СП).
Очевидно, что ни отмены приговора (в части) за отсутствием состава преступления, ни снижения наказания не было бы при условии существования в законе ответственности за участие в вооруженном преступном сообществе, поскольку в приведенном примере участник сообщества был осведомлен, что другие члены сообщества приобрели и хранят оружие в общих преступных интересах.
О необходимости введения повышенной ответственности организаторов, руководителей и членов преступных сообществ, которые используют оружие для совершения преступлений, высказаны различные мнения в отечественной научной литературе. Так, Ю. Цветков предложил ввести в ст. 210 УК часть третью, в которой установить ответственность за деяния, предусмотренные частями первой и второй этой статьи, если они сопряжены с наличием на вооружении участников преступной организации огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств17.
Ермакова считает, что "для разрешения ситуаций, связанных с проблемой квалификации вооруженных преступных сообществ (преступных организаций), в части отграничения их от банды по признаку вооруженности, следует статью 210 УК дополнить квалифицированным признаком, предусматривающим в качестве отягчающего обстоятельства вооруженность преступного сообщества, при условии что наказание за этот состав будет превышать размеры, установленные в ст. 209 УК РФ".
Соглашаясь с приведенными мнениями, считаем необходимым отметить, что если при бандитизме вооруженность представляет собой обязательный признак состава преступления, то в случае, если оружием владеют члены преступного сообщества, они будут нести за это повышенную уголовную ответственность и наказание, так как вооруженность предстанет в виде квалифицирующего обстоятельства. Уголовно-правовая сущность вооруженности в обоих случаях будет разной, что повлечет различное толкование понятия вооруженности в банде, с одной стороны, и в преступном сообществе, с другой стороны. Если в банде вооруженность неразрывно связана с применением или угрозой применения оружия при нападении, то в случаях обнаружения оружия у членов преступного сообщества понимание признака вооруженности может быть расширено в связи с повышенной общественной опасностью самой формы соучастия - преступного сообщества, которое не ограничивается обычным нападением, а применяет насилие при совершении самых различных преступлений, и это насилие может быть "мягким".
Цель такого насилия заключается не в достижении сиюминутного результата, а в создании обстановки страха, подавленности не у одного или нескольких пострадавших, а у значительного их количества, что облегчает совершение преступлений на территории отдельного предприятия, города или района.
Ведь зачастую, даже если преступное сообщество занимается только экономическими преступлениями, его участники опираются на насилие или угрозу его применения. А если речь идет о преступных сообществах, основная деятельность которых - незаконный оборот наркотиков, контрабанда, интимные услуги, похищение людей с целью получения выкупа, предоставление "крыши" (охрана), вымогательство, то применение оружия становится неотъемлемым признаком деятельности таких сообществ.
В настоящее время не закрепление в ст. 210 УК такого квалифицирующего признака, как вооруженность, приводит к необходимости наряду со ст. 210 УК применять ст. 209 (бандитизм) в случаях совершения членами преступного сообщества вооруженных нападений. Однако при этом возникают сложности, которые попытались разрешить авторы Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12. В п. 21 Постановления указано следующее: "Если участники преступного сообщества (преступной организации), наряду с участием в таком сообществе (организации), создали устойчивую вооруженную группу (банду) в целях нападения на граждан или организации, а равно руководили такой группой (бандой), содеянное образует реальную совокупность преступлений и подлежит квалификации по ст. ст. 209 и 210 УК РФ, а при наличии к тому оснований также по соответствующим статьям Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающим ответственность за участие в другом конкретном преступлении"18.
Но возможны случаи, когда участники организованной группы, первоначально объединившиеся для совершения преступлений небольшой или средней тяжести, вооружившись, стали совершать тяжкие и особо тяжкие преступления.
Именно по такому сценарию проходило становление преступного сообщества, занимавшегося подделкой денег и обезвреженного на Северном Кавказе в 2010 г. Организованная группа, созданная на территории Дагестана для совершения краж и вымогательств, постепенно разрослась, вооружилась и стала заниматься изготовлением и сбытом поддельных денег едва ли не в промышленных масштабах, превратившись в объединение организованных групп, т.е. в крупное преступное сообщество. Отдельные группы, территориально расположенные в отдаленных горных селах, в подпольных цехах занимались изготовлением денег. Группы перевозчиков доставляли фальшивки в различные города России. Другие группы сбытчиков денег распространяли их, пользуясь прикрытием собственных силовых структур, имеющих разведку и контрразведку. Вооруженные различными видами современного оружия, члены сообщества оказали отчаянное сопротивление при задержании их двумя сотнями спецназовцев ФСБ и МВД.
В приведенном примере в соответствии с разъяснениями, содержащимися в п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 10 июня 2010 г. № 12, необходима квалификация по совокупности ст. 210, а также статей Особенной части УК, предусматривающих ответственность за конкретные преступления, без ссылки на ст. 209 УК, так как члены сообщества вооружились не с целью нападения на граждан или организации, а с целью защиты от действий правоохранительных органов.
А это означает, что вооруженность фактически не учитывается при подобной квалификации, что ведет к ослаблению борьбы с организованными преступлениями, совершенными в составе сообщества.
В Постановлении Пленума приведен и другой случай, когда руководители и участники структурного подразделения преступного сообщества заранее создали или стали участниками созданной банды, но действовали в ее составе не в связи с планами преступного сообщества. Содеянное ими должно квалифицироваться только по ч. 1 или 2 ст. 209 УК (и по статье Особенной части УК за совершенное конкретное преступление), а квалификация по ст. 210 УК в таком случае является излишней (п. 21 Постановления).
Очевидно, что рассматриваемый случай не имеет отношения к деятельности преступного сообщества, так как не связан с его планами. Такие действия, как отдельных членов сообщества, так и его структурных подразделений, определяются абз. 1 п. 20 Постановления Пленума как эксцесс исполнителя.
В Постановлении № 12 разрешен вопрос о квалификации действий в случаях совокупности с незаконным хранением или ношением огнестрельного оружия. В п. 19 указано: "Если организатор, руководитель (лидер) или иной участник преступного сообщества (преступной организации) незаконно владеет огнестрельным оружием, его действия в этой части надлежит квалифицировать по статье 222 УК РФ, а также по соответствующей части ст. 210 УК РФ".
В этом случае нет указания на цель хранения или ношения огнестрельного оружия, что приводит к уравниванию ответственности "обычного" лица, незаконно владеющего оружием, и таких опасных субъектов, как организаторы (руководители) и участники преступных сообществ, которые зачастую используют оружие с целью совершения преступлений, не связанных с нападением на граждан или организации (при осуществлении так называемых "мягких" нападений).
Таким образом, попытка Пленума Верховного Суда РФ разъяснить правила квалификации действий участников преступных сообществ в рамках существующих видов ответственности за совершение вооруженных преступлений не может охватывать разнообразия преступной деятельности современных сообществ, поскольку связывает их ответственность с понятием нападения, применяемого при бандитизме.
Это приводит к мысли о необходимости введения ответственности за вооруженность членов преступных сообществ, которая должна отличаться от ответственности членов бандитских групп. На наш взгляд, вооруженность членов преступного сообщества должна влечь повышенную ответственность как в случаях применения или угрозы применения оружия при совершении нападений, так и в случаях, пока не предусмотренных законом, когда оружие применяется или есть угроза его применения при совершении преступлений, не связанных с молниеносным нападением на граждан или организации. Такое понимание вооруженности применительно к преступным сообществам несколько уже, чем предложенное Ю. Цветковым, который считает необходимым введение повышенной ответственности за одно лишь "наличие на вооружении участников преступной организации огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств".
Думаем, что такое слишком широкое толкование вооруженности недопустимо, поскольку может привести к репрессиям за сам факт ношения оружия членами преступных сообществ безотносительно к целям деятельности таких сообществ и к планируемым или совершаемым ими преступлениям.
Повышенную ответственность за вооруженность должны нести все члены сообщества при условии осведомленности, что хотя бы у одного из них есть оружие, которое может быть использовано в целях осуществления преступной деятельности сообщества. При этом наказание за организацию (руководство), участие в вооруженном преступном сообществе должно быть выше, чем за те же действия, совершенные в составе организованной группы (банды). Это связано с повышенной общественной опасностью преступного сообщества, представляющего собой не одну группу, а их объединение.
При решении вопроса о наличии признака вооруженности преступного сообщества можно пользоваться разъяснениями, которые содержатся в п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 января 1997 г. № 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм", в соответствии с которым вооруженность предполагает наличие у участников банды огнестрельного или холодного, в том числе метательного, оружия как заводского изготовления, так и самодельного, различных взрывных устройств, а также газового, пневматического и иного оружия. Предложение Ю. Цветкова о включении в понятие "вооруженность преступного сообщества" только огнестрельного оружия, боеприпасов к нему, а также взрывчатых веществ и взрывных устройств не может быть принято. При вхождении в состав сообщества банды, вооруженной не огнестрельным, а холодным, газовым или пневматическим оружием, по логике Ю. Цветкова, ответственность за вооруженность преступного сообщества не должна наступать. Вряд ли такую постановку вопроса можно считать правильной, ведь банда в составе сообщества подчиняется его целям и достигает их единственным способом - насилием, устрашением жертвы, для чего может быть использовано не только огнестрельное, но и холодное и иное оружие19.
Другие члены сообщества, его организаторы и руководители, если они осведомлены о наличии оружия, приобретенного и хранящегося в целях осуществления преступной деятельности сообщества, должны отвечать за вооруженность сообщества и нести значительно более строгое наказание, нежели члены невооруженных сообществ. Кроме того, наказание должно дифференцироваться в зависимости от роли отдельных членов вооруженного преступного сообщества в его создании и функционировании, т.е. ответственность организаторов (руководителей) преступного сообщества, а также специальных субъектов должна быть намного строже, чем ответственность и наказание рядовых участников сообщества.
Исходя из этих соображений, предлагаем дополнить ст. 210 УК квалифицированными составами, изложив их в следующей редакции:
Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи, в случае вооруженности преступного сообщества, если они совершены:
а) участником преступного сообщества - наказываются лишением свободы на срок от десяти до пятнадцати лет со штрафом в размере от одного до пяти миллионов рублей;
б) организатором (руководителем) преступного сообщества либо входящего в него структурного подразделения - наказываются лишением свободы на срок от пятнадцати до двадцати лет со штрафом в размере от пяти до десяти миллионов рублей;
в) лицом с использованием своего служебного положения либо лицом, занимающим высшее положение в преступной иерархии, - наказываются лишением свободы на срок от восемнадцати до двадцати лет со штрафом в размере от десяти до пятнадцати миллионов рублей или пожизненным лишением свободы.
Подобный подход позволит избежать проблем с квалификацией деяний по ст. 210 УК по совокупности с такими составами, как бандитизм (ст. 209 УК) и незаконные приобретение, хранение, перевозка или ношение оружия (ст. 222 УК). Но самое главное - усилит ответственность вооруженных преступных сообществ по сравнению с менее опасными формами организованной преступности.
Заключение
По результатам работы можно сделать следующие выводы:
Бандитизм как преступление известно с незапамятных времен и во всех государствах оно рассматривалось как одно из самых опасных. Количество преступлений, совершенных вооруженными бандитскими формированиями, всегда напрямую зависело от экономического благополучия и политической стабильности государственной власти. Достаточно вспомнить историю: гражданская война, разруха, вторая мировая война и первые послевоенные годы. Особая общественная опасность бандитизма состоит в том, что банды, являясь устойчивыми преступными формированиями, совершают такие особо тяжкие преступления, как убийства, изнасилования, различные виды посягательства на собственность.
Вследствие этого непосредственный объект бандитизма - основы государственное управления в области обеспечения общественной безопасности. К числу дополнительных объектов следует отнести жизнь людей, государственную, общественную и личную собственность, здоровье и другие ценности и интересы личности.
С объективной стороны бандитизм состоит из ряда действий, которые образуют состав преступления: а) создание устойчивой вооруженной группы в целях нападения на граждан или организации (ч. 1 ст. 209 УК); б) руководство такой группой (бандой) (ч. 2); в) участие в группе (банде); г) действия, предусмотренные ч. 1 или 2, совершенные лицом с использованием своего служебного положения (ч. 3).
Создание (организация) вооруженной группы (банды) заключается в формировании банды, снабжении ее оружием, в вербовке ее участников и т. п. Создатель банды является, как правило, и ее руководителем.
Банда представляет собой преступное формирование, которой имеет следующие качественные признаки: устойчивость, вооруженность, наличие нескольких лиц (минимум двух), специально организовавшихся для нападений на государственные, общественные или частные предприятия или учреждения или на отдельных лиц.
Устойчивость можно определить как результат соглашения между участниками вооруженной группы на осуществление преступной деятельности. Преступная же деятельность предполагает совершение ряда преступлений, причем, как правило, неопределенного количества.
Вооруженность означает, что хотя бы у одного члена банды имеется оружие, т. е. предмет, предназначенный исключительно для поражения живой цели. К оружию следует отнести также и различные взрывные устройства. Иные предметы, которые могут быть использованы и для поражения людей, - столовые ножи, топоры, лопаты, металлические предметы, кроме тех, которые переделаны из предметов хозяйственного назначения в холодное оружие, пики, заточки и т. п.
Как разбой, так и бандитизм - это нападение на граждан или организации, связанное с применением насилия или угрозой его применения. Второе сходство заключается в том, что группа разбойников и банда с точки зрения действующего уголовного закона (ч. 3 ст. 35 УК) представляет собой организованную группу.
Разбой, совершенный организованной и вооруженной группой, - это и есть бандитизм, что полностью соответствует ст. 209 УК. Если разбой совершен при наличии таких квалифицирующих признаков, как применение оружия (п. "г" ч. 2 ст. 162 УК) и совершение организованной группой (п. "а" ч. 3 ст. 162 УК), то его следует квалифицировать как бандитизм.
От банды преступное сообщество отличается тем, что создается для занятия иной запрещенной законом преступной деятельностью: производством, распространением, перевозкой наркотиков, фальшивомонетничеством, подпольным производством суррогатов алкогольных напитков, лекарств, ядов, оружия, ядовитых веществ, торговлей женщинами и т. п.
Список литературы
I. Нормативно-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 № 6-ФКЗ, от 30.12.2008 № 7-ФКЗ) // "Российская газета", № 7, 21.01.2009.
2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 30.12.2012) // Собрание законодательства РФ, 17.06.1996, № 25, ст. 2954
II. Судебная практика
3. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 № 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 1997
4. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 24.10.2012 N 213-П12пр
5. Судебные акты по уголовному делу изменены: действия осужденного в части бандитизма квалифицированы по ч. 2 ст. 209 УК РФ, в части разбойных нападений квалифицированы по п. п. "а", "в" ч. 3 ст. 162 УК РФ (в редакции Федерального закона от 13.06.1996 № 63-ФЗ), в части убийств квалифицированы по п. "з" ч. 2 ст. 105 УК РФ.
6. Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 19.09.2012 № 134-П12 Судебные акты по уголовному делу о бандитизме, незаконном приобретении и хранении оружия и боеприпасов, убийстве, краже, приготовлении к разбойному нападению изменены: исключено осуждение виновного за совершение кражи, смягчено назначенное наказание, действия переквалифицированы с ч. 2 ст. 222 УК РФ (в ред. ФЗ от 08.12.2003) на ч. 2 ст. 222 УК РФ III. Учебная литература
7. Андреева А. Квалификация бандитизма // Законность. 2010. № 4.
8. Безлепкин Б. Т. Возмещение ущерба, причиненного гражданину незаконными действиями органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Академия МВД СССР. - М., 2011.
9. Быков В. Виды преступных групп // Российская юстиция. 2011. № 2.
10. Быков В. Как разграничить бандитизм и разбой // Российская юстиция. 2011. № 3. 11. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 8. 12. Бюллетень Верховного Суда РФ. 2011. № 1. 13. Вощинский М. Шайка, банда, группа. Научимся ли их различать? // Юридический вестник. 2012. № 23.
14. Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма // Российская юстиция. 2011. № 7. 15. Гамзиков А.Г. Состав и признаки бандитизма // Российский следователь. 2009. №14. 16. Гришаев П.И., Кригер Г.А. Соучастие по уголовному праву. М., 2009.
17. Гукасян А.А. К вопросу о квалификации убийства, связанного (сопряженного) с разбоем, вымогательством или бандитизмом // Российский следователь. 2012. № 15. 18. Ермакова Т.Н. Банда и преступное сообщество (преступная организация) как формы соучастия: сравнительно-правовой анализ: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2009. 19. История советского уголовного права. А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. Изд. 2009. 20. Кобец П.Н., Краснова К.А. Основные причины и условия, детерминирующие бандитизм // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 4. 21. Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 2011.
22. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012. 23. Корецкий Д.А., Пособина Т.А. Современный бандитизм. СПб., 2010. 24. Кочои С.М. Ответственность за корыстные преступления против собственности. М., 2010. 25. Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 2010.
26. Краснова К.А., Волкова М.А. Исторический аспект развития отечественного законодательства об уголовной ответственности за бандитизм // История государства и права. 2011. № 20. 27. Кубасов А.Л. Термин "бандитизм" в советской политико-правовой лексике 1918 - 1924 гг. // История государства и права. 2012. № 14. 28. Курс уголовного права. Особенная часть / Под ред. Г.Н. Борзенкова, В.С. Комиссарова. М., 2012. Т. 3.
29. Мальцев В.В. Бандитизм: особо опасное социальное явление или юридическая фикция? // Законность. 2012. № 10. 30. Маторина Ю.Н. Уголовная ответственность за бандитизм: Учеб. пособие / Ю.Н. Маторина, А.А. Мордовец, В.А. Осипов. М., 2009. 31. Научно-практический комментарий Уголовного кодекса Украины от 5 апреля 2001 года / Под ред. Н.И. Мельника, Н.И. Хавронюка. Киев, 2012. 32. Овчинский В.С. Основы борьбы с организованной преступностью: Монография. М.: Инфра-М, 2010.
33. Тенденции преступности, ее организованности, закон и опыт борьбы с терроризмом / Под ред. А.И. Долговой. М., 2011.
34. Титов Ю.П. Хрестоматия по истории государства и права России. М.: Проспект, 2008.
35. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2010.
36. Устинова Т.Д. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 2010.
37. Хилюта В. Как разграничить разбой и бандитизм? // Законность. 2012. № 3.
38. Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой и криминологический анализ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. 39. Шугемова Т.В. К вопросу о доказывании устойчивости банды // Следователь. 2009. № 5.
1 История советского уголовного права. А.А. Герцензон, Ш.С. Грингауз, Н.Д. Дурманов, М.М. Исаев, Б.С. Утевский. Изд. 2009. С. 87.
2 Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть / Под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. М., 2010. С. 45.
3 Маторина Ю.Н. Уголовная ответственность за бандитизм: Учеб. пособие / Ю.Н. Маторина, А.А. Мордовец, В.А. Осипов. М., 2009. С. 11.
4 Комиссаров В.С. Уголовная ответственность за бандитизм. М., 2011. С. 45.
5 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Ю.В. Грачева, Г.А. Есаков, А.К. Князькина и др.; под ред. Г.А. Есакова. 4-е изд. М.: Проспект, 2012. С. 118.
6 Гамзиков А.Г. Состав и признаки бандитизма // Российский следователь. 2009. №14. С. 9.
7 Корецкий Д.А., Пособина Т.А. Современный бандитизм. СПб., 2010. С. 56.
8 Кобец П.Н., Краснова К.А. Основные причины и условия, детерминирующие бандитизм // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. 2011. № 4. С. 12.
9 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 17.01.1997 № 1 "О практике применения судами законодательства об ответственности за бандитизм" // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 3, 1997
10 Красиков А. Н. Уголовно-правовая охрана прав и свобод человека в России. Саратов, 2010. С. 67.
11 Вощинский М. Шайка, банда, группа. Научимся ли их различать? // Юридический вестник. 2012. № 23. С. 12.
12 Быков В. Виды преступных групп // Российская юстиция. 2011. № 2. С. 8.
13 Галиакбаров Р. Разграничение разбоя и бандитизма // Российская юстиция. 2011. № 7. С. 14.
14 Мальцев В.В. Бандитизм: особо опасное социальное явление или юридическая фикция? // Законность. 2012. № 10. С. 15.
15 Хилюта В. Как разграничить разбой и бандитизм? // Законность. 2012. № 3. С. 9.
16 Шугемова Т.В. К вопросу о доказывании устойчивости банды // Следователь. 2009. № 5. С. 29.
17 Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой и криминологический анализ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 27.
18 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. № 8. С. 26.
19 Цветков Ю.А. Преступное сообщество (преступная организация): уголовно-правовой и криминологический анализ: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 187.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
2
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
1 075
Размер файла
286 Кб
Теги
kursach
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа