close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

diplom(60)

код для вставкиСкачать
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ "ТАМБОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИМЕНИ Г.Р. ДЕРЖАВИНА"
ИНСТИТУТ ПРАВА
Кафедра гражданского права
РУБЛЕВА МАРИЯ СЕРГЕЕВНА
Уступка права требования в гражданском праве.
Дипломная работа
"Допущена к защите" Студентка 5 курса (54 группы)
Заведующий кафедрой, очного отделения
профессор Научный руководитель
________ Назаров В. В.Сатина Э. А., к.ю.н., доцент
Тамбов 2013 СОДЕРЖАНИЕ
Реферат........................................................................................3
Обозначения и сокращения...............................................................4
Введение.......................................................................................5
1 Уступка права требования как способ перемены лиц в обязательстве...8
1.1 История развития института уступки права требования..............8
1.2 Понятие и правовая природа уступки права требования..............14
1.3 Уступка права требования и другие способы перемены лиц в обязательстве....................................................................22
2 Элементы и содержание договора уступки права требования............29
2.1 Элементы договора уступки права требования..........................29
2.2 Содержание договора уступки прав требования................... ....40
3 Условия, основания и порядок совершения уступки права требования..........................................................................51
3.1 Условия уступки права требования.......................................51
3.2 Порядок и форма уступки права требования............................62
Заключение..................................................................................78
Список использованных источников..................................................81
РЕФЕРАТ
Рублева М.С. Уступка права требования в гражданском праве; Тамбовский государственный университет им. Г. Р. Державина; кафедра гражданского права. Тамбов, 2013. 90 с. Ключевые слова: перемена лиц в обязательстве, перевод долга, уступка права требования (цессия), регрессное требование, суброгация, цедент, цессионарий, цессионар. Предметом данной работы является уступка права требование в гражданском праве. Также, в предмет входят иные формы перемены лиц в обязательствах в соотношении с уступкой права требования и договор цессии. Целью исследования является комплексное изучение института уступки права требования. Основные задачи - изучить историю развития уступки права требования; рассмотреть правовую природу уступки права требования; сравнить уступку права требования и другие способы перемены лиц в обязательстве; рассмотреть элементы договора уступки права требования; изучить содержание договора уступки права требования; проанализировать условия заключения уступки права требования; рассмотреть порядок и форму уступки права требования.
Рассмотрены понятие и правовая характеристика уступки права требования, элементы и содержание договора цессии, порядок и форма ее совершения. Изучен процесс зарождения цессии в гражданском праве. Выявлены отличия между цессией и другими способами перемены лиц в обязательстве.
ОБОЗНАЧЕНИЯ И СОКРАЩЕНИЯ
ГК РФ - Гражданский кодекс Российской Федерации
гл. - глава доп. - дополнения
изм. - изменения
ООО - Общество с ограниченной ответственностью
п. - пункт
ред. - редакция
ст. - статья ч. - часть ВВЕДЕНИЕ.
Актуальность темы дипломной работы. В настоящее время тенденция к повышению значения перемены лиц в обязательстве в гражданском обороте отмечается во всех экономически развитых странах, что обусловлено объективными хозяйственными потребностями. Вследствие этого на протяжении последних лет в большинстве правовых систем наблюдаются существенные изменения в подходе к регулированию сделок, опосредующих перемену лиц в обязательстве Эволюция экономических отношений, изменение позиций судов в правоприменительной практике привели к формированию новой правовой среды, способствующей устранению препятствий для совершения сделок, связанных с переменой лиц в обязательстве, созданию четких и понятных правил, регламентирующих права и обязанности сторон и третьих лиц (например, кредиторов цедента). Институт перемены лиц в обязательстве в настоящее время является весьма востребованным и в гражданском обороте России. Вместе с тем, необходимо отметить, что, несмотря на прослеживающуюся экономическую эволюцию данного института, процесс совершенствования законодательства в этой сфере пока серьезно отстает. В судебной практике также до сих пор отсутствует единый подход к проблемам, связанным с определением природы сделок уступки права требования и их последствий для сторон этих сделок (цедента и цессионария), должника и третьих лиц, что приводит к возникновению серьезных противоречий. Такие правовые противоречия, в свою очередь, препятствуют нормальному развитию хозяйственных отношений. Именно в данное время уступка права требования становится для нашей страны закономерным результатом эволюции предпринимательских отношений.
При том, что актуальность института уступки права требования за последние два-три года значительно возросла, некоторые правовые механизмы, регулирующие отношения в этой области, до сих пор недостаточно разработаны. Как следствие - в процессе практических отношений зачастую возникают разнообразные гражданско-правовые споры. Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с переменой лиц в обязательстве.
Предметом данной работы являются положения современной и дореволюционной доктрины, законодательства и судебной практики, посвященные правовому регулированию сделки уступки права требования. Целью дипломной работы является комплексное исследование основных проблем уступки права требования как разновидности перемены лиц в обязательстве, выявление основных проблем и недостатков правового регулирования. Для достижение указанной цели мною были поставлены следующие задачи:
- изучить историю развития уступки права требования;
- рассмотреть правовую природу уступки права требования;
- сравнить уступку права требования и другие способы перемены лиц в обязательстве;
- рассмотреть элементы договора уступки права требования"
- изучить содержание договора уступки права требования;
- проанализировать условия заключения уступки права требования;
- исследовать основания совершения уступки права требования"
- рассмотреть порядок и форму уступки права требования.
Теоретическая основа дипломной работы представлена трудами таких авторов, как: Авилов Г. Е., Агарков М. М., Анохин В. С., Бакшинскас В. Ю., Белов В. А., Брагинский М. И., Витрянский В. В., Воронин Ю. М., Габов А.В., Годэмэ Е., Екимов С. А., Елисеев С. В., Илюшина М. Н., Калпин А. Г., Каганцов Я.М., Кётц X., Королев А. Г., Крашенинников Е. А., Кулаков В. В., Лапач Л. В., Ломидзе О. Г., Лившиц Р. З., Малеина М.Н., Масляев А.И., Нариманов Э.Н., Новицкий И.Б., Новоселова Л. А., Покровский И.А., Почуйкин В. В., Рахмилович В. А., Сарбаш С. В., Свириденко О. М., Суханов Е.А., Тряпицын И.Н., Шершеневич Г.Ф., Цвайгерт К. и др. Нормативную основу составили: Гражданский кодекс РФ, Федеральный закон Российской Федерации от 30.12.2012 г. " О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", Федеральный закон Российской Федерации от 30.11.1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации", Федеральный закон Российской Федерации от 30.04.1999 г. "Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации" № 81-ФЗ, Федеральный закон Российской Федерации от 08.11.2007 г. "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" № 259-ФЗ, Федеральный закон Российской Федерации от 19.03.1997 г. "Воздушный кодекс Российской Федерации" № 60-ФЗ и др.
Методологическая основа исследования. В дипломной работе использо-вались как общенаучные методы (наблюдение, сравнение, обобщение, анализ, синтез), так и специальные методы, которые присущи правовым наукам, в частности гражданскому праву (метод сравнительного правоведения, метод системного анализа, комплексный анализ, функциональный метод, метод моделирования, метод толкования правовых норм).
Апробация дипломной работы. Положения и выводы настоящего исследования обсуждались на ежегодной Студенческой научно-практической конференции Тамбовского государственного университета имени Г.Р.Державина (апрель 2013 года).
Структура дипломной работы обусловлена целью, задачами и логикой исследования. Работа состоит из: введения, реферата, трех глав, подразделенных на семь параграфов, заключения и списка использованных источников. 1.УСТУПКА ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ КАК СПОСОБ ПЕРЕМЕНЫ ЛИЦ В ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕ
1.1 История развития института уступки права требования Институт уступки требования давно известен науке гражданского права. Его корни покоятся еще в римском праве1. Поначалу римское право в регулировании обязательственных правоотношений исходило из принципа непередаваемости обязательственного права. Римские юристы, считавшие именно личную связь сторон существом обязательства, придерживались мнения, что поскольку в гражданско-правовом обязательстве как относительном правоотношении права и обязанности возникают между четко определенными субъектами, то оно носит сугубо личный характер. Договор представлялся как союз, связывающий его участников воедино, как "юридическая связь". И потому становится трудно представить, что третье лицо, находящееся вне договора, могло бы определенным образом в нем участвовать, каким-либо образом приобретать права кредитора либо заменять последнего полностью. Отсюда и вытекали общие правила: непередаваемость прав, невозможность исполнения обязательства третьим лицом с одновременным переходом к последнему всех прав кредитора, невозможность заключения договора в пользу третьего лица.
Соответственно римское обязательство было на ранних стадиях строго личным взаимоотношением кредитора и должника.2 Поэтому изменение его субъектного состава с необходимостью влекло прекращение одного обязательства и возникновение другого (новацию).
Чисто личный характер римского обязательства, его неподвижность вызывали большие практические неудобства, поскольку субъект уступки требования мог иметь надобность воспользоваться стоимостью этого права. Такая необходимость стала более ощутимой по мере развития торговли и кредита3 и привела к тому, что обязательство "вступило" на путь циркуляции и само сделалось объектом оборота. Этот процесс начал постепенно проникать в римское обязательственное и - в первую очередь - в наследственное право, что не случайно, ибо подвижность права требования зародилась именно в наследственных правоотношениях.4
Возникновение самого термина "цессия" в римском праве тесно связано с применением данного способа перемены лиц в обязательстве при продаже наследственной массы. Вначале продажа наследственной массы оформлялась по способу in iure cessio (уступка на суде) - этот способ перенесения права собственности представлял собой мнимый судебный процесс (судебный процесс о собственности был приспособлен для цели перенесения права собственности: приобретатель требовал вещь, которую он приобретал, утверждая, что она принадлежит ему, отчуждатель не защищался или признавал право истца; претор, перед которым осуществлялась эта процедура, в производстве констатировал право истца и выдавал акт, подтверждающий волю сторон). Имеются веские основания считать, что самая идея о переносе права, в особенности в отношении долговых требований, зародилась именно при продаже наследства как экономически наиболее яркого случая мобилизации обязательственного требования, и лишь впоследствии термин был распространен на все остальные случаи перемены кредитора по сделке.
Таким образом, история развития римского обязательственного права неразрывно связана с облегчением, упрощением уступки права. Как указывает И.А. Покровский, право допускает переуступку требований и направляет свое внимание на то, чтобы создать более легкие формы для их циркуляции. "Постепенно работая в этом направлении, оно в конце концов дошло до признания обязательств на предъявителя. Отвлечение от личного элемента достигает в этих обязательствах своего кульминационного пункта: должник не знает своего кредитора и не интересуется его узнать. Обязательство стало просто ценной бумагой, воплощением некоторой денежной ценности, гарантированной определенным имуществом"5.
Таким образом, с развитием экономических отношений права и обязaнности уже не связывaлись так прочно с личностью участников обязательства. Право требования, в частности, стало считаться одним из элементов имущества, которое может перейти к другому лицу.
С современной точки зрения, сущность обязательства заключается не в личной связи, а в имущественном интересе его участников, поэтому изменение субъектного состава - не только допустимое, но и весьма распространенное явление (правда, в англо-американской системе права до сих пор замена должника возможна только путем новации). Передаваемость прав и обязанностей стала характерной чертой обязательств в современном праве6.
В Германии уступка требования признавалась еще со времен средневекового общегерманского права. Соответственно положения о цессии можно обнаружить не только в Германском гражданском уложении, но и в Австрийском гражданском уложении, швейцарском Законе об обязательственном праве, гражданских кодексах Греции и Турции.
Во Франции цессия прочно закрепилась в торговом праве в XVIII в. и законодательно установлена во Французском гражданском кодексе 1804 г. При этом вопросы перехода прав требования отражены в разделе, регулирующем куплю-продажу (ст. 1689). В Итальянском гражданском кодексе 1942 г., наоборот, уступка помещена в разделе, озаглавленном "Общие положения об обязательствах" (ст. 1260 )7.
В англо-американском праве развитие института цессии в основном связано с правом справедливости. Согласно нормам общего права, допускалась только передача оборотных документов, цессия же не признавалась вообще. Суды общего права допускали лишь осуществление третьим лицом, имеющим полномочия от кредитора, права требования от имени кредитора, включая предъявление иска в суде. В судах канцлера защиту получала только цессия требований, охраняемых на основе права справедливости (например, связанных с доверительной собственностью).8 Что же касается российского дореволюционного законодательства, то уступку прав требования в виде общего положения мы не обнаружим. Но это не означает, что российское гражданское право вообще не признавало цессию. Дело в том, что законодательство того времени устанавливало отдельные случаи возможного перехода прав кредитора к другому лицу. Например, в ст. 2058 ч. 1 т. X Свода законов Российской империи говорится:
"Крепостные и долговые заемные письма без залога волен заимодавец до срока и после срока передать другому, кто похочет заплатить ему деньги вои за заемщика и принять все право его ко взысканию без оборота на заимодавца".9 Торговый устав допускал возможность передачи грузовых росписей или коносаментов, маклерских торговых записок на продажу товаров, полисов морского страхования; Устав Государственного банка - вкладных расписок Государственного Банка о принятии - на хранение денежных сумм и других ценностей; Общий устав российских железных дорог - накладных при железнодорожной перевозке.10
Итак, цессия в российский дореволюционный период признавалась и юристами, и законодателем, и это подтверждает тот факт, что положения об уступке права требования нашли свое место в Проекте Гражданского уложения. При этом перемене лиц в обязательстве были посвящены уже не отдельные статьи, а целая глава - "Уступка требований и перевод обязательств" (ст. 1679-1692).11 В Проекте Гражданского уложения была закреплена общая норма об уступке прав. Так, согласно ст. 1679, веритель имеет право, без согласия должника, уступить принадлежащее ему требование другому лицу, хотя бы требование не подлежало еще исполнению или было поставлено в зависимость от условия. Статьи 1680 и 1681 Проекта Гражданского уложения устанавливали случаи ограничения уступки прав, ст. 1683 посвящена форме уступки, а ст. 1686 и 1687 решали вопросы ответственности первоначального кредитора перед новым кредитором за действительность требования и состоятельность должника. В проекте Гражданского уложения были отражены и иные вопросы цессии.
Таким образом, в российском дореволюционном праве институт уступки прав требования сложился практически в том виде, в котором он представлен в современной кодификации.
Плановая социалистическая экономика коренным образом изменила весь гражданский оборот, существовавший в дореволюционный период. Ревизии подверглись многие институты гражданского права. Переход прав кредитора также не был обойден вниманием. Гражданский кодекс 1922 г. содержал три статьи (ст.ст.124, 125 и 128), посвященные уступке требования. Несмотря на то, что легальное определение уступки в кодексе отсутствовало, Гражданский кодекс 1922 г. допускал широкое применение этого института. В соответствии со ст.124 уступка требования кредитором другому лицу не допускалась только в случае, если противоречила закону или поскольку требование было связано с личностью кредитора.
Гражданский кодекс 1964 г. еще более детально подошел к регулированию уступки требования. В нем перемене лиц в обязательстве была посвящена уже отдельная 19-я глава "Уступка требования и перевод долга". В период его действия господствующая точка зрения12 признавала правовым основанием уступки требования особую (специальную) сделку: "соглашение об уступке требования". Поскольку развернутый гражданский оборот предполагает более широкое использование института перехода прав кредитора в обязательстве, то, Отвечая этим потребностям, современный Гражданский кодекс, в главе 24 "Перемена лиц в обязательстве" (ст.ст.382-390), значительно развил регулирование этого института. Таким образом, можно сделать вывод о том, что зарождение такого понятия, как цессия произошло в римском праве. Возникновение самого термина "цессия" в римском праве тесно связано с применением данного способа перемены лиц в обязательстве при продаже наследственной массы, и лишь впоследствии термин был распространен на все остальные случаи перемены кредитора по сделке.13 В разные периоды развития права в России напряженность, интенсивность правового регулирования отношений, связанных с уступкой права требования была неодинаковой. До 1917 г. влияние классического римского права на российское законодательство было настолько сильным, что последнее не признавало в виде общего положения передаваемости обязательств, а указывало только на отдельные случаи. Советское гражданское право в данном вопросе сделало значительный шаг вперед, более детально подойдя к регулированию уступки права требования.
1.2 Понятие и правовая природа уступки права требования.
Гражданский кодекс РФ устанавливает основные принципы перемены лиц в обязательстве, регламентирует случаи недопустимости перемены лиц, судебная практика уточняет и применяет нормы закрепленные в ГК РФ в процессе разрешения конкретных дел.
Перемене лиц в обязательстве посвящена Глава 24 ГК РФ "Перемена лиц в обязательстве" содержащая два параграфа: "Переход прав кредитора к другому лицу" и "Перевод долга", состоящих из 10 статей. Вместе с тем взаимосвязанность норм гражданско-правового характера отражает комплексную картину правового регулирования и нормы имеющие отношение к перемене лиц в обязательстве сосредоточены не только в главе 24, но и в других статьях ГК РФ. Они находятся, также в иных гражданско-правовых нормах, регулирующих уступку определенных прав или уступку права по определенному договору, можно определить следующим образом. Если иное не предусмотрено нормами, регулирующими конкретный случай уступки, необходимо руководствоваться нормами главы 24 ГК РФ, а также правилом, следующим из содержания данной главы, - уступка требования должна быть сопряжена с переменой лиц в обязательстве.14
Перемена лица в обязательстве означает передачу прав или обязанностей одной из сторон обязательства третьему лицу, с прекращением прав или обязанностей для передающей стороны. Закон разделяет случаи перемены лица в обязательстве в зависимости от существа передаваемого - право требования или обязанность (цессия): Уполномоченное лицо (кредитор) вправе передать право требования вытекающее из обязательства другому лицу на основании сделки или на основании закона. Уступка права осуществляется на основании договора (цессии) в котором одна из сторон (Цедент) передает другой стороне (Цессионарию) право требования к третьему лицу. Следует отметить, что перемена лица в обязательстве не означает перемену лица в договоре из которого оно возникло. Уступка права требования (перемена активного субъекта в обязательстве на основании договора) - соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.15
Соответственно стороны именуются следующим образом:
- первоначальный кредитор - цедент;
- новый кредитор - цессионарий;
- должник - цессионар. Правовое регулирование договора цессии осуществляется на основании параграфа 1 гл. 24 ч. 1 Гражданского кодекса РФ. Согласно ст. 382 ГК РФ, Право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.
Таким образом, требование может перейти к цессионарию на основании договора, т.е. в добровольном порядке по соглашению сторон, а также на основании закона, т.е. в принудительном порядке. По закону переход прав (требований) возникает, например, в результате универсального правопреемства в правах кредитора, по договорам поручительства, по договорам страхования, в процессе реорганизации предприятия. Согласно п. п. 2, 3 ст. 382 ГК РФ, для перехода к другому лицу прав кредитора не требуется согласия должника, если иное не предусмотрено законом или договором. Рассмотрим случаи, при которых требуется согласие должника на передачу долга, а именно:
- когда личность кредитора имеет существенное значение для должника (п. 2 ст. 382, п. 2 ст. 388 ГК РФ);
- когда необходимость получения согласия продиктована условиями договора между первоначальным кредитором и должником;
- когда необходимость получения согласия предусмотрена в законе. Статьей 383 ГК РФ установлен запрет на переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора. Это касается, например, требований об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и других подобных требований. Запрет на передачу прав может вытекать из договора между кредитором и должником, в котором может быть прямо указано запрещение передачи прав по данному договору третьим лицам. Право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. В частности, к новому кредитору переходят права, обеспечивающие исполнение обязательства, а также другие связанные с требованием права, в том числе право на неуплаченные проценты. Новому кредитору переходят права требовать штрафы, санкции, предусмотренные основным договором, без изменения условий основного договора. Следует отметить, что важное значение для сторон соглашения о переуступке имеет вопрос уведомления должника. Согласно ст. 385 ГК РФ, Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. При этом, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Цедент отвечает перед цессионарием за недействительность переданного требования, гарантирует достоверность переданных документов согласно ст. 390 ГК РФ, но не отвечает за неисполнение этого требования должником. Исключением является случай, когда первоначальный кредитор принял на себя поручительство за должника перед новым кредитором. Уведомление должнику о совершенной цессии обязательно следует осуществлять в письменной форме, а вот какой стороной - законодательно не установлено, следовательно, этот вопрос должен быть разрешен в соглашении об уступке. Цессионарий после получения права (требования) должен предоставить доказательства перехода прав должнику. Такими доказательствами являются заверенные копии договоров уступки, уведомление или третий вариант соглашения об уступке. Соглашение может быть также составлено тремя сторонами с участием должника.16
Согласно, ст. 386 ГК РФ, должник вправе выдвигать против требования цессионария возражения, которые он имел против цедента к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к цессионарию. Уступка требования совершается в той же форме, в которой совершается сделка. Если сделка совершается в простой письменной форме, то для совершения уступки достаточно простой письменной формы. Если сделка совершается в нотариальной форме или договор подлежит государственной
регистрации, то уступка совершается также в нотариальной форме или регистрируется в органах, в которых регистрировалась сделка.17 В зависимости от наличия у сторон взаимных прав и обязанностей цессия может быть взаимной или односторонней. Соглашение об уступке права требования может быть возмездным и безвозмездным. В случай возмездности договора к нему будут применяться правила о купле-продаже, мене и т. д. Относительно безвозмездности соглашения по уступке права в юридической литературе высказывались различные мнения. М.Н. Малеина замечает: "В отношениях между коммерческими организациями дарение не допускается (кроме обычных подарков), но не запрещены сделки об уступке требования, переводе долга, прощении долга"18. Она видит в этом возможность обойти запрет дарения, установленный ст. 575 Гражданского кодекса РФ М.И. Брагинский, В.В. Витрянский высказываются за отрицание самостоятельности договоров цессии и в подтверждение этого выдвигают веский аргумент: "Если договор цессии - самостоятельный договор, отличный от договора дарения, это дает возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, в частности между коммерческими организациями".19
Цессия прав по современному гражданскому законодательству должна приниматься как сделка, которая может быть заключена как с указанием ее основания, так и без такового, что позволяет рассматривать ее как сделку абстрактную. Повторим, что цель (основание) сделки имеется всегда, но в некоторых случаях она может не обозначаться. Сделки, основание которых выражено в самой сделке, называются каузальными. Так, в договоре займа основанием обязательства заемщика погасить долг является имевшая место передача ему займодавцем денег. Покупатель обязуется заплатить, поскольку продавец обязуется перенести на него право собственности на товар.
В целом ряде сделок основание не указывается. Абстрактная сделка - сделка, оторванная от своего основания в том смысле, что в ней самой основание не указано.20
М.И. Брагинский полагает, что договор об уступке требования может быть как абстрактным, так и казуальным, т.к. в договоре сингулярной сукцессии можно указать на наличие и содержание обязанности по передаче эквивалента уступленного права.21
Цессия признавалась в римском праве абстрактной сделкой. "Цессия может быть произведена по самым различным основаниям, и ее действительность не зависит от осуществления основания, по которому цессия совершена (в этом смысле цессия абстрактна)". При совершении цессии право переходит к новому кредитору, даже если не достигнута та цель, которую имели в виду стороны.
Цессия может быть совершена с различными целями и на основании различных сделок. Отсутствие в соглашении (или одностороннем акте) о цессии указаний на цели (основания) ее совершения не свидетельствует о ее недействительности. Исключение может составлять лишь цель прикрыть другую сделку. В данном случае сделка уступки права требования может быть признана ничтожной. Так, между предпринимателем и ООО "Ареал-Курск" был заключен договор уступки требования от 15.01.98 No. 1, в соответствии с которым предприниматель передал ООО "Ареал-Курск" право на получение от биофабрики ликероводочных изделий на сумму 68629 рублей 86 копеек. По условиям договора расчет с предпринимателем ООО "Ареал-Курск" производит в течение одного месяца с даты получения продукции.
Из материалов дела усматривается, что предприниматель письмом от 15.01.98 просил биофабрику в счет взаиморасчетов за стеклопосуду отпустить ООО "Ареал-Курск" ликероводочную продукцию на сумму 68629 рублей 86 копеек.
Указанная продукция обществом "Ареал-Курск" была получена, и общество перечислило предпринимателю ее стоимость.
Биофабрика по договору от 15.01.98 No. 12/97 стеклопродукции не получила, что послужило основанием для обращения в арбитражный суд.
Рассматривая спор, суд указал на то, что договор уступки требования является ничтожным как притворная сделка.
В соответствии с пунктом 2 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации притворной сделкой является сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку.
Фактически действительная воля сторон в договоре уступки требования от 15.01.98 No. 1 была направлена на заключение договора купли - продажи ликероводочной продукции. ООО "Ареал-Курск" получило продукцию, деньги за нее перечислило предпринимателю.
Таким образом, вывод суда о притворности этого договора является обоснованным.22
Действующее гражданское законодательство не содержит требования о включении в сделку цессии информации об основании ее осуществления. В этих нормах невозможно усмотреть ни обязанности кредиторов информировать должника об основаниях совершенной уступки, ни права должника требовать предоставления информации об этом. Достаточным представляется уведомление должника о переходе права требования и предоставление доказательств самого перехода (передачи) права - акта, в котором выражены: воля прежнего кредитора уступить права; воля передать их конкретному лицу; четкое указание на то право (права), которые передаются.
В.М. Хвостов указывал, что "по отношению к абстрактным сделкам значение основания сказывается в следующем. Хотя эффект абстрактных сделок наступает независимо от осуществления главной цели этих сделок, но предоставителю даются средства на случай недостижения главной цели предоставления, чтобы уничтожить хозяйственный результат этого эффекта для получателя: а) возражение против иска получателя из предоставленного ему путем абстрактной сделки права требования или б) особый обязательственный иск против получателя о возврате того, что он получил по сделанному ему предоставлении.23 Уступка требования может быть совершена под отлагательным или отменительным условием (ст. 157 ГК РФ). В частности, первоначальный кредитор может обусловить переход права новому кредитору уплатой последним денег, либо совершением им каких-либо действий. С этой точки зрения представляется не имеющей правового обоснования точка зрения об уступке как "безусловной" сделке.
От уступки права требования следует отличать случаи, когда кредитор не имеет намерения передать свои права по обязательству третьему лицу, а лишь указывает третье лицо в качестве субъекта, которому должно быть произведено исполнение.
Итак, уступка права требования - соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника. Требование может перейти к цессионарию на основании договора, т.е. в добровольном порядке по соглашению сторон, а также на основании закона, т.е. в принудительном порядке. Цессия может быть совершена с различными целями и на основании различных сделок.
1.3 Уступка права требования и другие способы перемены лиц в обязательстве.
Для уяснения сущности уступки требования важное значение имеет определение ее соотношения с регрессом. Абз.2 п.1 ст.382 ГК РФ содержит специальную оговорку о том, что правила о переходе прав кредитора к другому лицу не применяются к регрессным требованиям.
Регрессное требование возникает из регрессных обязательств, т.е. таких обязательств в силу которых кредитор вправе требовать от должника передачи денежной суммы (или иного имущества), уплаченной (переданного) кредитором третьему лицу за (или по вине) должника.24 Легальное определение регресса закреплено в п.1ст.147 и п.1 ст.1081 ГК РФ, которые говорят о регрессе как о праве обратного требования. Смысл регрессного требования заключается в том, что оно предполагает наличие трех сторон и не менее двух правоотношений: Одна сторона, в силу обязательства другой стороны перед третьей, выплачивает третьей стороне деньги или передает другое имущество вследствие этого вправе требовать от второй стороны возмещения уплаченного.
Проблемы использования в праве регрессных обязательств были исследованы в ряде монографических работ. Автор одной из них, И.Б. Новицкий, пришел к следующему выводу: "Регрессным обязательством называется обязательство: а) являющееся следствием платежа одним лицом (кредитором по регрессному обязательству) другому лицу, хотя последовавшего юридически обоснованно, однако вызванного виной третьего лица (должника по регрессному обязательству) без вины со стороны первого;
б) направленное к переложению уплаченной суммы на это третье лицо, по вине которого последовал платеж со стороны первого лица второму.25
Возможна и другая, редко встречающаяся разновидность регрессного обязательства, когда регрессное требование возникает на почве получения известной суммы одним лицом от другого, за счет третьего лица".
Необходимо отметить, что ни один из гражданских кодексов (это относится и к действующему Гражданскому кодексу) не содержит норм, посвященных регрессу как таковому. Вместе с тем в каждом из них о регрессе шла речь в специальных статьях, использовавших для этой цели термин "регресс" либо "обратное требование". Так, в п.2 ст. 325 ГК РФ регрессным именуется требование должника, исполнившего солидарную обязанность, к остальным должникам. Об обратном требовании поручителя, исполнившего основное должника, речь идет в п.1 ст.365 ГК РФ, однако сам термин не употребляется "регресс".
Прямо названы регрессными требования к принципалу о возмещении уплаченных бенефициару сумм (ст.379 ГК РФ), арендодателя к арендатору - о возмещении средств, выплаченных по его вине третьим лицам (ст.640 ГК РФ), обязанного по чеку лица, погасившего долг чекодержателю, к остальным обязанным лицам (п.3 ст.885 ГК РФ) и др.
Принципиальное различие регресса и уступки требования состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается уже существующее право. Кроме того, от уступки требования регрессное требование отличается тем, что происходит не только замена кредитора, но и возникает новое обязательство с самостоятельными требованиями.
Рассмотрим соотношение уступки права требования и перевода долга.
Принципиальная особенность второго способа изменения договоров - перевода долга - вытекает из его названия. Если при цессии происходит замена кредитора в обязательстве, то при переводе долга заменяется фигура должника. Отсюда - предусмотренная законодателем особенность перевода долга, состоящая в необходимости получить во всех случаях согласие кредитора (п.1 ст.391 ГК РФ). Подобное ограничение сделано с учетом неоспоримой презумпции: от личности должника зависит возможность реального и надлежащего осуществления прав кредитора, входящих в состав договора обязательства. По указанной причине следует отметить сомнительность решения, содержащегося в п.3 ст.565 ГК РФ. Эта статья допускает применительно к продаже предприятия ситуацию, при которой возможен переход к покупателю долгов продавца перед третьими лицами без согласия покупателя, только в силу того, что покупатель знал о таких долгах во время заключения договора и передачи предприятия. Тем самым возникает коллизия как с п.1 ст.391 ГК РФ, так и со специальной нормой, которая устанавливает дополнительную гарантию кредитору на случай передачи долга должником при продаже принадлежащего последнему права.26
Некоторые авторы считают, что характерной особенностью перевода долга является то, что в данном случае не требуется согласия первоначального должника, а значит, передача может совершаться и помимо его воли. Так, И.Б.Новицкий обратил внимание на необходимость разграничивать случаи, когда имущество одного лица принимается другим лицом (примером служит наследование), в связи с чем и долги, которые находились в составе этого имущества, переходят на новое лицо, а также ситуацию, при которой по договору о принятии на себя данным лицом долга другого лица происходит постановка на место одного должника другого. Суть различия состоит в том, что "при переходе имущества от одного лица к другому тот фонд, если можно так выразиться, из которого кредитору, на случай неисполнения обязательства, придется искать удовлетворения, не изменяется, вследствие чего можно признать, что действительно произошла смена должника, не влияющая на осуществление прав кредитора. Во втором случае возможность практического осуществления права кредитора изменяется, ибо за долг, который соответствует его праву, начинает отвечать уже не то имущество, которое отвечало до замены должника, а другое - имущество нового должника". В этой связи автором предлагалось заменить понятие "перевод долга" другим, более точным: "принятие на себя долга другого лица".27
Думается, что данное предложение не совсем удачно. "Принятие..." - односторонний акт, в то время "перевод долга" имеет своим основанием двустороннюю сделку-договор, в силу которого одна сторона "передает", а другая "принимает". Не случайно ГК РФ сохранил конструкцию перевода долга.
На практике может возникнуть потребность в одновременном переводе долга и переходе прав по одному и тому же договору. С наиболее простым вариантом такой ситуации приходится сталкиваться при комиссии. В соответствии со ст. 986 ГК РФ комиссионер, действующий в интересах комитента (в чужом интересе), заключив договор с третьим лицом, переводит на комитента обязанности по этому договору, и одновременно с обязанностями к комитенту переходят также права по заключенному договору.
Более сложный, как правило, вариант связан с продажей предприятия, когда к покупателю переходит имущественный комплекс, который может включать наряду с вещами также права и обязанности.
К складывающимся в подобных случаях отношениям применяются в одно и то же время нормы о переходе прав и о переводе долга. Это означает, в частности, необходимость получения согласия кредитора (в части перевода долга) и уведомления должника (в части уступки прав). Исключения из этих положений должны быть установлены в законе.
Так, при продаже предприятия в соответствии с п.1 ст.562 ГК РФ необходимо письменно поставить в известность тех, кто являются кредиторами в передаваемых обязательствах. В число предоставленных им гарантий входит, в частности, возможность требовать признания продажи предприятия полностью или в соответствующей части недействительной. При этом молчание кредитора, уведомленного о предстоящей продаже предприятия, на протяжении трех месяцев рассматривается как согласие на такой переход. Аналогичная норма, направленная на защиту прав кредитора, содержится в главе об аренде предприятия.
Кроме комиссии и продажи предприятия возможна уступка прав и по любому другому договору, если иное не предусмотрено законом. Например, поставщик по договорам поставки с несколькими покупателями уступает свое место третьему лицу. В этом случае он должен не просто уведомить каждого из покупателей о перемене поставщика и переходе к новому поставщику права требовать оплаты поставленного товара, но и заручиться согласием покупателей на такую уступку, поскольку к новому поставщику переходят одновременно и обязанности, например, по замене некачественных товаров или по восполнению недопоставки.28
ГК РФ облегчает возможность одновременной уступки прав и перевода долга тем, что целый ряд вопросов, в частности, о форме уступки прав и перевода долга, решается в нем одинаково. Проанализируем соотношение уступки права требования и "суброгация".
Термин "суброгация" использован в двух статьях ГК РФ, при этом в обеих (ст.ст.387 и 956 ГК РФ) он связан со страхованием и означает переход прав страхователя к страховщику после выплаты страхового возмещения. В указанных статьях имеется в виду суброгация страховщику прав кредитора к должнику, который отвечает за наступление страхового случая. Однако в действительности суброгация имеет место и в некоторых других ситуациях. Самое широкое ее применение, хотя и без использования соответствующего термина, возможно в силу п.2 ст. 313 ГК РФ: третье лицо, которое подвергается опасности утратить право на имущество должника (в качестве примера названы права аренды и залога) вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество, может удовлетворить требования кредитора без согласия должника. Последствием этой ситуации и служит суброгация: к третьему лицу переходят права кредитора по обязательству.
В ГК РФ суброгация рассматривается как разновидность перехода прав кредитора к другому лицу на основании закона. Это выражается в том, что в ст.387 ГК РФ указана "суброгация страховщику прав кредитора к должнику, ответственному за наступление страхового случая". Пункт 2 ст.313 ГК РФ, не давая квалификации ситуации, складывающейся при исполнении обязательства третьим лицом, называет в числе применяемых норм те, которые посвящены переходу прав (но не все: исключаются нормы, которые относятся к уступке требования).
Суброгация действительно совпадает во многом с переходом прав, поскольку при этом, как подчеркивал Р.Саватье, "сохраняются тот же должник, те же обеспечения, тот же характер обязательств, те же проценты".29И все же представляется целесообразным разграничить указанные две конструкции. Анализ, проведенный Е.Годэмэ, привел его к выводу, что при всем сходстве цессии и суброгации есть основания для того, чтобы отделить одно от другого.30 Представляется, что высказанные последним автором соображения укладываются в рамки ГК РФ.
Отличительной чертой суброгации является характер интересов вступающего в обязательство лица: при цессии цессионарий стремится приобрести право, принадлежащее цеденту, а при суброгации - вывести должников из обязательства, при этом приобретение права представляет собой способ, к которому прибег его приобретатель. Нормы о переходе прав кредитора применяются в данном случае в порядке аналогии закона, а значит, при условии, если иное не предусмотрено в положениях, посвященных самой суброгации. В частности. речь идет о переходе всей полноты прав, кроме случаев, когда иное не предусмотрено в указанных нормах. Так, п.1 ст.956 ГК РФ допускает возможность указания в договоре между старым и новым кредитором на то, что соответствующие права вообще не переходят, а значит, допустимо включение в такой договор и условия о неполном переходе (см. о случаях, когда такой переход прав не может исключаться, п.1 ст.965 ГК РФ).
Итак, принципиальное различие регресса и уступки требования состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается уже существующее право. Уступка права требования и перевод долга, противоположные понятия, если при цессии происходит замена кредитора в обязательстве, то при переводе долга заменяется фигура должника. Основное различие между уступкой требования (цессией) и суброгацией заключается в основании: уступка требования основана на сделке, в то время как основанием суброгации являются закон и наступление указанных в нем обстоятельств.
2. ЭЛЕМЕНТЫ И СОДЕРЖАНИЕ ДОГОВОРА УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ.
2.1 Элементы договора уступки права требования.
Российским законодательством не установлено, какие именно условия являются существенными для договора уступки права требования. Из этого обстоятельства нужно сделать вывод о том, что для данного договора единственным существенным (с точки зрения закона) является условие о его предмете (как и для всех договоров, о чем сказано в части 2 п. 1 ст. 432 Гражданского Кодекса РФ).
Как уже отмечалось необходимо различать предмет договора уступки права требования и предмет непосредственно требования. Последнее имеет более узкое значение и соотносится с предметом договора уступки права требования как часть.
Единственное существенное условие уступки требования - условие о его предмете. Предметом договора цессии может быть субъективное обязательственное право или право требования. Он должен быть индивидуально определен. Индивидуализация предмета договора активной цессии составляет непосредственный интерес цессионария, а не цедента. Цедент расстается с требованием, поэтому ему безразлично его точное и полное описание. Цессионарий же приобретает требование, которое ему в дальнейшем придется осуществлять. Этого он сделать не сможет, если не объяснит должнику и суду, что же за требование он приобрел. Коль скоро цессионарий по беспечности, неграмотности или каким-то иным причинам не настоял на индивидуализации требования, являющегося предметом договора, нет никаких оснований заставлять других лиц (в частности - цедента) заботиться об охране приобретенного цессионарием требования. Значит, в случае возникновения спора между цедентом и цессионарием по вопросу о том, какое именно требование или в какой части было предметом уступки, достоверными должны предполагаться сведения, представленные цедентом. На цессионария же вполне логично возложить бремя опровержения этой презумпции. Индивидуализация предмета договора цессии может иметь различную степень точности.
Рассмотрим вопрос, допустима ли уступка права требования, которое на момент совершения договора еще не возникло, но неизбежно должно возникнуть в будущем?
В современной российской цивилистике данный вопрос является предметом дискуссии.
Основываясь на положении п. 1 ст. 382 ГК РФ, который в качестве предмета уступки указывает на право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, а также на нормах ст. 384 ГК РФ, М. И. Брагинский делает вывод о невозможности передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи.31 В качестве препятствия для уступки будущего права М. И. Брагинский указывает на его неопределенность на момент совершения соглашения об уступке: "Если право не является ни определенным, ни определимым, очевидно, есть основания считать договор, на основе которого должна происходить цессия, лишенным условия о предмете, признаваемого для всех договоров существенным".32 Отрицательно отвечает на вопрос о допустимости цессии требования, которое на момент совершения договора не возникло, неизбежно должно возникнуть в будущем, В.А. Белов. Он исходит из того, что при отсутствии требования отсутствует и обязательственное правоотношение, значит, отсутствуют и должник и кредитор, то есть двое из трех участников операции уступки. Отсутствие же кредитора (потенциального цедента) делает невозможным заключение договора цессии, ибо "нет правоотношения, в котором могла бы произойти замена кредитора, и нет кредитора, который мог бы быть заменен".33
По мнению Е.А. Крашенинникова, опирающегося на работы германских авторов, уступка будущего требования, то есть требования, не существующего на момент уступки, допустима, Но такая уступка проявляет свое действие в момент возникновения требования у цедента.34 Как отмечает Л.А. Новоселова, возможность уступки "несозревших прав" по соглашению об уступке права "в российской и советской цивилистике практически не подвергались сомнению, отсутствие в главе 24 ГК РФ общих правил, регулирующих отношения по уступке будущих требований, не может выступать непреодолимым препятствием для совершения сделок в отношении "будущих" активов". 35
Рассмотрим пример из судебной практики. Предприятие "Югтрансгаз" имело задолженность перед закрытым акционерным обществом "Промстрой-С" на 20000000 рублей.
Согласно договору об уступке требования от 03.06.96 No. 153 предприятие "Югтрансгаз", являясь стороной по договору на поставку газа и кредитором ОАО "Саратовгаз", уступило закрытому акционерному обществу "Промстрой-С" право требования с ответчика части задолженности, составляющей 20000000 рублей.
Признание рассматриваемого договора цессии ничтожной сделкой суд кассационной инстанции мотивировал тем, что на момент совершения цессии основное обязательство не прекратилось, за цедентом сохранилось обязательство по поставке газа до конца срока действия договора.
Как видно из материалов дела, предметом цессии является не весь комплекс двусторонних обязательств по газоснабжению (длящееся обязательство), а конкретное требование поставщика оплаты поставленного газа за определенный расчетный период.
Уступка требования, возникшего в рамках длящегося договорного обязательства, возможна при условии, если уступаемое требование является бесспорным, возникло до его уступки и не обусловлено встречным исполнением.
Предприятие "Югтрансгаз", поставив обществу "Саратовгаз" газ на конкретную сумму, в принципе вправе, не выходя из договора газоснабжения, уступить данное денежное требование третьему лицу с соблюдением условий, установленных статьей 388 Гражданского кодекса Российской Федерации.
Суд кассационной инстанции указал, что платежные требования на оплату поставленного газа датированы позже даты заключения договора цессии. Это обстоятельство не было предметом исследования суда, в связи с чем дело подлежит направлению на новое рассмотрение.
При новом рассмотрении дела суду необходимо выяснить, имелась ли указанная задолженность у ОАО "Саратовгаз" перед предприятием "Югтрансгаз" к моменту заключения договора цессии от 03.06.96 № 153.
Учитывая изложенное и руководствуясь статьями 187 - 189 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации постановил решение от 23.09.99, постановление апелляционной инстанции от 16.11.99 Арбитражного суда Саратовской области по делу №. 7074/99-16 и постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 11.01.2000 по тому же делу отменить.
Дело направить на новое рассмотрение в первую инстанцию Арбитражного суда Саратовской области.36
Вступая в договор, влекущий возникновение какого-либо требования, цессионарий не может позволить себе оставить открытым вопросе о том, что это за требование. Индивидуализация предмета достигается при условии индивидуализации пяти его составляющих: предмета требования, активной стороны (кредитора), пассивной стороны (должника), содержания требования (какие действия должник должен произвести с предметом обязательства), основания возникновения требования.
Отсутствие в договоре уступки права требования предмета, неопределенность конкретного требования могут повлечь отказ в удовлетворении иска.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ рассмотрел протест заместителя Председателя ВАС РФ на решение от 21 октября 1997 года и постановление апелляционной инстанции от 4 декабря 1997 года Арбитражного суда Челябинской области по делу № А76-4029/97-21-187.
Индивидуальный предприниматель С.М. Веретенников обратился в Арбитражный суд Челябинской области с иском к товариществу с ограниченной ответственностью "Магазин № 4 "Кристалл" о взыскании 768 305 руб. штрафа за несвоевременную оплату товара на основании п. 4.1 договора от 6 мая 1996 года № 24 и процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 72 368 руб. в соответствии со ст. 395 ГК РФ. Право требования основано на договоре уступки требования (цессии) от 15 сентября 1997года. Решением от 21 октября 1997 года в иске отказано.
Постановлением апелляционной инстанции от 4 декабря 1997 года решение оставлено без изменений. Кроме того, в постановлении указано на отсутствие в договоре цессии предмета договора как его существенного условия.
Президиум считает: суд апелляционной инстанции правильно указал, что в спорном договоре отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору. При таких обстоятельствах оснований для удовлетворения иска не имеется.37
Стороны договора цессии - кредитор (цедент, прежний или старый кредитор), который распоряжается принадлежащим ему требованием в том смысле, что прекращает его под условием возникновения требования идентичного содержания у контрагента, и лицо, которое приобретает требование, становится новым кредитором и именуется цессионарием.38Российское гражданское законодательство не содержит исчерпывающего перечня прав и обязанностей, в отношении которых допускается их уступка. Имея в виду, что одним из элементов правоспособности всех субъектов российского гражданского права является правомочие на совершение любых не противоречащих закону сделок, следует заключить, что по общему правилу должна считаться допустимой сингулярная перемена всякого лица во всяком обязательстве. Это правомочие закреплено в ГК РФ: для физических лиц - в ст. 18, для юридических -- в п. 1 ст. 48 (указание на возможность от своего имени приобретать и осуществлять права, а также создавать и нести обязанности) и в п. 1 ст. 49 (обязанность учета в процессе совершения сделок юридическим лицом цели его деятельности). И в первом, и во втором случае участие субъектов в договоре уступки не должно нарушать требования законодательства. Несколько сложнее обстоит дело с государственными и муниципальными образованиями. Однако и для них возможность совершения уступки может быть усмотрена в действующем ГК РФ в виде положения п. 1 ст. 124 о том, что указанные субъекты участвуют в гражданском обороте на равных началах с физическими и юридическими лицами.
Некоторые авторы ставят возможность участия того или иного субъекта предпринимательской деятельности в договоре цессии в зависимость от того, имеется ли лицензия цессионария. Договор цессии может быть признан ничтожным по мотиву уступки требования лицу, не обладающему лицензией на осуществление соответствующего вида деятельности, если требования возникли из договора, заключенного в ходе осуществления деятельности, подлежащей лицензированию.39 Рассмотреть данную проблему возможно на примере уступки права требования задолженности по кредитному договору банком другому лицу, не являющемуся банком или иной кредитной организацией.
В решении этого вопроса современные цивилисты разделились на две группы. Первые придерживаются мнения, что в силу ст. 819 ГК РФ кредитором по обязательству, возникшему из кредитного договора, может выступать только банк или иная кредитная организация. В связи с тем, что к субъектному составу кредитного договора законами установлены специальные требования, уступка прав в отношении должника по такому договору может быть произведена только в пользу соответствующих специализированных юридических лиц (банков, иных кредитных организаций). Представители второй группы считают, что после выполнения банком своих обязанностей по выдаче кредита правовой режим выданных заемщику денежных сумм определяется правилами о займе, которые не запрещают заимодавцу распоряжаться правом требования к заемщику по своему усмотрению.40
Согласно ст. 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону. В соответствии со ст. 384 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права. Стороны могут включить в договор условие о моменте перехода права, однако если такое условие не будет включено, моментом заключения (вступления в силу) договора уступки права требования следует считать момент его совершения (в частности, подписание). И хотя нормы ГК не содержат на этот счет, сформулированный нами вывод, имеет свое нормативное обоснование в виде п. 1 ст. 432 и п. 1 433 ГК РФ. Согласно первой из них, договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в соответствующих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора. Внешние выражение такого соглашения выражается в получении оферентом акцепта своей оферты, а на практике - в подписании договора обеими сторонами.
Следовательно, никаких препятствий для того, чтобы в самом договоре был бы установлен иной специальный срок его вступления в силу, отличный от времени подписания, в законодательстве не существует.
Таким образом, стороны вправе (ст. 1 ГК РФ принцип свободы договора) по своему усмотрению включать условия о распределении прав и обязанностей, условие о сроке, а так же ответственности сторон за недействительность переданного права. Главное, что должно соблюдаться при заключении договора уступки права требования: воля сторон должна быть направлена на совершение именно цессии, а не другого вида договора, с соблюдением правил главы 24 ГК РФ, что приводит к безусловной замене стороны в обязательственном правоотношении.
Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, признавая недействительным договор цессии, по которому было передано право требования с должника задолженности за оказанные первоначальному кредитору услуги, и при этом сумма взысканного долга подлежала возврату первоначальному кредитору, уступившему право требования, за вычетом определенного вознаграждения, пришел к выводу, что в данном случае первоначальный кредитор, переуступивший право требования, из обязательства не выбывает, а изменяет лишь фактический источник получения долга, и указал следующее: "из материалов дела усматривается, что предметом настоящего спора является требование о признании недействительным договора цессии от 27.02.95 N 677, по которому МП "Горводоканал" уступило ИЧП "Финансово-промышленный концерн "Столица" право требования с истца задолженности за оказанные ему услуги. Размер задолженности подтвержден актами сверки.41
Впоследствии к договору от 27.02.95 сторонами подписано дополнительное соглашение с двумя приложениями, из содержания которых видно, что через 60 дней после поступления на расчетный счет нового кредитора сумма долга за вычетом 10-процентного вознаграждения подлежит возврату кредитору, уступившему право требования.
Таким образом, переуступивший право требования кредитор из обязательства не выбывает. Оставаясь правообладающим лицом, он изменяет лишь фактический источник получения долга".
На основании ст. 819 ГК РФ по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуется предоставить заемщику кредит, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму. В отношениях по банковскому кредитованию должен быть специальный субъектный состав (то есть в качестве кредитора всегда выступает кредитная организация). При уступке требования изменяется не существо кредитного обязательства, а обязательство, право требования возврата кредитной суммы.42
Таким образом, банк (иная кредитная организация) может уступить право требования к заемщику по кредитному договору другому лицу, не обладающему статусом кредитной организации, лишь на получение денежных средств, но не на осуществление банковских операций. Ст. 389 ГК РФ регулируется вопрос о форме, в которой должна быть заключена сделка уступки права требования. По общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме. Несоблюдение простой письменной формы при совершении сделки уступки требования не влечет ее недействительности.
В соответствии, с п. 1, 2 ст. 389 ГК РФ, уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.
Не существует каких-либо специальных предписаний о форме цессии требований, возникающих из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (из событий, юридических поступков, административных актов и т. д.). В силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК РФ следует заключить: поскольку для сделок уступки перечисленных требований не устанавливается, что они должны быть заключены письменно, постольку они могут быть совершены и устно.
Условие о сроке в договоре цессии не является существенным условием. Стороны могут предусмотреть в соглашении, что передача будет осуществлена в определенный срок. При отсутствии специального условия о таком моменте право требования следует считать переданным с момента совершения договора цессии. Рассмотрим, какое внешнее проявление можно принимать за передачу. Передачей следует считать соглашение сторон, в какой бы форме оно ни было достигнуто - в форме ли самого договора сингулярной сукцессии или в форме прилагаемого к нему "приемо-сдаточного" акта.43
Условие о встречном удовлетворении, эквиваленте, составляющем ближайшую причину уступки требования, для договора сингулярной сукцессии коммерческих организаций обязательно, так как безвозмездность договора влечет признание его противоречащим закону.
Таким образом, единственным существенным условием договора уступки права требования, является условие о его предмете. Стороны вправе по своему усмотрению включать условия о распределении прав и обязанностей, условие о сроке, а так же ответственности сторон за недействительность переданного права. Главное, что должно соблюдаться при заключении договора уступки права требования: воля сторон должна быть направлена на совершение именно цессии, а не другого вида договора, с соблюдением правил главы 24 ГК РФ, что приводит к безусловной замене стороны в обязательственном правоотношении.
2.2 Содержание договора уступки права требования
Договор цессии, как и любой другой гражданско-правовой договор должен содержать положения, касающиеся прав и обязанностей сторон договора. Сторонами договора уступки права требования являются: цедент (кредитор, уступивший право требования), цессионарий (новый кредитор) и должник. В соответствии со ст. 385, 390 ГК РФ у цедента возникают следующие обязанности: передать документы, удостоверяющие уступленное право требования; сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования; возместить убытки цессионарию, если уступленное им требование окажется по каким-то причинам недействительным; отвечать за неисполнимость обязанности, корреспондирующей цедированному требованию в силу принятого им поручительства за цессионара.44
Перечисленным обязательствам корреспондируют соответствующие права нового кредитора (цессионария), а именно права требования: передачи документов, удостоверяющих приобретенное право; сообщения сведений, имеющих значение для осуществления этого требования; возмещения убытков при признании приобретенного требования недействительным; возмещения убытков, причиненных неосуществимостью приобретенного требования.
ГК РФ содержит несколько положений, относительно правового положения должника. Так, согласно ст. 382 ГК РФ, должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора другому лицу, однако его согласие на уступку права не требуется. Ст. 385 ГК РФ гласит, что должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Эти доказательства ему вправе предоставить любая из сторон сделки по уступке требования. Однако заинтересован в предоставлении таких доказательств цессионарий, так как должник вправе не исполнять обязательство, пока не получит запрошенные доказательства. Поэтому большинство цивилистов полагают, что представление доказательств состоявшейся цессии, как и уведомление о ней, является обязанностью цессионария. Нет единого мнения и по поводу того, какие документы должны предоставляться в качестве доказательства перехода права требования. Из анализа дополнений в ст. 385 ГК, предлагаемых проектом изменений в ГК РФ следует, что надлежащим доказательством уступки является письменный документ, исходящий от первоначального кредитора и содержащий указание на то, что уступка имела место. Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Ст. 388 ГК РФ содержит положение о том, что без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное для него значение, не допускается.
Передача документов, удостоверяющих право требования, сопровождается передачей права. Право первоначального кредитора переходит в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, закрепленному в договоре цессии.
Объем переходящих прав ставят в зависимость от делимости предмета обязательства. Вопрос относительно делимости предмета цессии порождает неоднозначное отношение к этой проблеме.45
Ряд авторов полагают, что в зависимости от предмета передаваться может как часть, так и вся совокупность прав первоначального кредитора. По мнению высших судебных инстанций, соответствуют закону только те соглашения об уступке права (требования), в которых полностью изменяется субъектный состав правоотношения (уступка права требования предполагает безусловную замену лица в обязательстве).
Старый кредитор полностью выбывает из правоотношения и все права (требования) переходят к новому кредитору. Некоторые авторы формулируют это как недопустимость "уступки права помимо перемены лиц в обязательстве".
Указанный вывод суды делают, как правило, на том основании, что уступка требования - одна из форм перемены лиц в обязательстве (что закреплено в названии главы 24.1 ГК РФ). Суды не признают возможности возникновения множественности лиц ("расщепления прав") в обязательстве, возникающем на основании соглашения об уступке права.
При цессии предполагается (если иное не предусмотрено законом или договором) переход всех тех же (по условиям и по объему) прав, которые принадлежали первоначальному кредитору. Соответственно в состав передаваемых прав входят дополнительно существовавшие к моменту передачи, выражающие определенные способы обеспечения обязательств. Такой позиции придерживаются почти все цивилисты. Однако они умалчивают о возможности раздельной передачи права требования по основному и дополнительному обязательствам. Такая передача возможна, поскольку основное и дополнительное обязательства - это два различных правоотношения и в данном случае не происходит расщепления обязательства.
Необходимо отметить, что ст. 382, 384 ГК РФ не содержат ограничений возможности передачи прав по дополнительному обязательству, не обеспечивающему основное, при уступке требований по нему. Такая передача может быть произведена как отдельно по каждому из них, так и по обоим одновременно.46
Арбитражный суд принял по одному из дел решение, в соответствии с которым истцу - ЗАО "Инфраструктура ЛТД" было отказано в иске о взыскании 1 911 600 руб. неустойки. Данное исковое требование было основано на уступке права по дополнительному обязательству, составляющему сумму указанной неустойки.
Отказывая в иске, суд первой инстанции сослался на ст. 384 ГК РФ, с учетом которой уступка требования влечет перемену лиц в обязательстве в том объеме и на тех условиях, которые существуют к моменту перехода прав. В связи с этим суд отметил, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, в результате чего не может ее быть и в дополнительном. Поэтому требование о взыскании неустойки было признано неправомерным.
Суд апелляционной инстанции, отменяя решение, установил следующее. Между ТОО "Инфраструктура" и ТОО "Алькор" был заключен договор поставки, в соответствии с которым были поставлены продовольственные товары на 23 630 000 руб. В нарушение договора покупатель оплатил полученный товар с просрочкой на 54 дня. В договоре была предусмотрена пеня в размере 15 процентов от общей суммы за каждый день просрочки. По договору уступки ТОО "Инфраструктура" передало ТОО "Инфраструктура ЛТД" право требования штрафных санкций по договору в объеме и на условиях, которые существовали к моменту передачи,
Апелляционная инстанция, анализируя условия ст. 382, 384, 401, 408 ГК РФ и учитывая права на неуплаченные штрафные санкции, сделала вывод о том, что обеспечивающие исполнение обязательства права могли быть переданы другому лицу без передачи основного обязательства.47
Однако в другом случае позиция высшей судебной инстанции оказалась иной. В постановлении Президиума ВАС РФ от 29 октября 1996 года № 3172/96 Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. 1997. № 4. рассмотрена ситуация, когда исковое требование было подано на основании договора об уступке требования штрафа по конкретному платежному поручению, которое не было исполнено в срок. Отказывая в иске, Президиум указал, что, поскольку первоначальный кредитор не передал прав, возникающих из договора банковского счета, следовательно, перемены лиц в обязательстве не произошло. Суд констатировал, что уступка права требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст. 384 ГК РФ. И хотя приведенный пример представляется неординарным, Президиум и в этой ситуации придерживается мнения о недопустимости расщепления обязательства.
Большой интерес представляет вопрос о правопреемстве во взаимном договоре, где каждая из сторон является одновременно кредитором и должником, поскольку на каждой стороне лежат права и обязанности, а также в так называемых длящихся договорах.
Закон не содержит правила, ставящего уступку кредитором своих прав по обязательству, возникающему из двустороннего договора, в зависимость от обязательного перевода долга на это третье лицо. Напротив, из целого ряда норм можно сделать вывод об обратном. Так, из содержания п. 2 ст. 615 ГК РФ усматривается возможность передачи арендатором прав, вытекающих из договора аренды, третьим лицам при сохранении ответственности перед арендодателем по договору аренды.
Рассмотреть данный вопрос можно на примере длящегося договора, так как и в том и в другом случае договор не исполнен и стороны обременены взаимными правами и обязанностями.
Мнения цивилистов и арбитражно-судебная практика расходятся. Первые утверждают: "если по договору энергоснабжения у потребителя существует обязанность уплатить деньги энергоснабжающей организации за конкретный расчетный период, уступка кредитором права требования к должнику предполагает замену лица (кредитора) по данному обязательству"48 Позиция Президиума ВАС РФ противоположна. Та же позиция была высказана Президиумом ВАС РФ при рассмотрении иных подобных случаев.49 На основании вышесказанного можно предположить, что уступка права из двустороннего договора не допускается. Однако перемена лица в таком обязательстве может произойти при одновременной уступке права требования и переводе долга. Однако в связи с этим имеет право на существование и другая точка зрения. Уступку права требования нельзя связывать полным объемом договорных обязательств. По договору цессии происходит не перемена лиц в договоре, а перемена лиц в конкретном обязательстве, части обязательства. И в этом обязательстве, в том числе и его части, происходит полная замена лиц. Такое понимание перемены лиц в обязательстве представляется соответствующим нормам Гражданского кодекса РФ.
Говоря об обязанности по передаче документов, удостоверяющих цедированное право, стоит отметить, что для исполнения данной обязанности в договоре необходимо закреплять конкретный срок, ибо законодательство такого срока не устанавливает. Нужно, чтобы в числе этих документов был и документ, удостоверяющий заключение договора цессии, то есть документ, свидетельствующий не только о действительности, но и о принадлежности требования (экземпляр договора, подписанный цедентом).
В число сведений, влияющих на осуществление уступленного требования и подлежащих сообщению цессионарию цедентом, входят сведения об: условиях осуществления цедированного требования (времени, месте и т. д.); имеющемся обеспечении исполнения обязательства, в содержание которого входит уступленное право; действительных и вероятных возражениях, которые должник мог бы противопоставить; обстоятельствах, опровергающих указанные возражения (в форме документов).
Возникновение у цессионария права требования возмещения убытков, причиненных недействительностью уступленного требования, должно быть тесно связано с ненадлежащим исполнением цедентом какой-либо из двух предшествующих обязанностей. Если цедент до подписания договора цессии знал, что сделка, являющаяся основанием возникновения уступленного требования, совершена со стороны цессионария лицом, вероятно не имевшим для этого необходимых полномочий, но не предупредил об этом цессионария или, имея возможность, не помог в - опровержении выдвинутых возражений должника, он должен возместить убытки цессионарию. 50
В отличие от недействительности уступленного требования его неосуществимость означает ответственность для цедента всегда, когда его связывает условие о поручительстве за цессионара. Существует еще одна обязанность, которая может быть возложена как на первоначального кредитора, так и на нового. Это обязанность по уведомлению должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу. Форма уведомления должна быть письменной. Если этого не произошло, исполнение первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору. Под неблагоприятными последствиями, упомянутыми в п. 3 ст. 382 ГК РФ, подразумевается возлагаемое на цессионария бремя регрессного иска к цеденту, получившему исполнение после передачи им прав.
Во взаимных обязательствах перемена лиц означает и уступку права требования, и перевод долга одновременно. Поскольку субъект во взаимном обязательстве выступает как кредитором, так и должником, то для его замены необходимо соблюсти условия, относящиеся как к уступке права требования, так и к переводу долга. Положения закона, касающиеся формы одновременной уступки права требования и перевода долга, едины, поскольку п. 2 ст. 391 ГК, предусматривающий форму перевода долга, содержит прямую отсылку к п. 1 и 2 ст. 389 ГК, содержащему указания о форме уступки права требования. Таким образом, кредитор, уступая право требования по взаимному обязательству, должен лишь получить согласие должника для того, чтобы состоялся одновременный перевод долга. Может ли быть действительной уступка требования по взаимному обязательству, если не было получено согласие должника на перевод кредитором долга? Разумеется, нет. Невозможно разделить обязательство и уступить только права, сохранив за собой обязанности, равно как невозможно совершить уступку права требования, получив отрицательный ответ должника или не поставив его в известность. Нормы закона содержат правила, относящиеся к совершению, как правило, какого-то одного действия, однако такие обязательства встречаются довольно редко. Обычно обязательства имеют сложное содержание, предполагающее их исполнение путем совершения нескольких действий.
В таких обязательствах имеет значение вопрос о том, погашается ли исполнением отдельной части соответствующая обязанность должника и корреспондирующее ей право кредитора. Представляется, что возможность погашения части обязательства вполне допустима. Например, при совершении покупателем действия по уплате продавцу покупной цены эта его обязанность прекращается. На стороне покупателя остается только право требовать передачи ему вещи и его обязанность принять вещь. Все права и обязанности, относящиеся к уплате цены, исчерпаны. Следовательно, в том случае, когда лежащая на кредиторе обязанность погашена надлежащим исполнением и все иные обязанности прекратились, взаимное обязательство фактически становится односторонним. Тогда возможна уступка права требования без ее осложнения переводом долга. При рассмотрении вопроса о перемене лиц во взаимных обязательствах особую остроту приобретает проблема так называемых кредиторских обязанностей. Одной из основных кредиторских обязанностей является принятие исполнения, предложенного должником. Суть проблемы заключается в том, возможна ли уступка права требования, если оно включает в себя обязанность принять исполнение. Перевод этой обязанности не является переводом долга по смыслу ст. 391-392 ГК, ибо в противном случае стала бы невозможной цессия как таковая: она всегда сопровождалась бы переводом долга.51 Действительно, обязанность кредитора принять исполнение неотделима от его права требовать передачи вещи, однако нет оснований отрицать, что в ряде случаев данная обязанность представляет интерес не только для кредитора, но и для должника. Можно указать на обязанность доверителя принять исполненное от поверенного, комиссионера, право подрядчика требовать принятия выполненной работы и т.п., когда должник заинтересован в освобождении от бремени расходов по содержанию вещи, переносе риска случайной гибели имущества, компенсации собственных затрат. В таких случаях кредиторской обязанности принять исполнение корреспондирует право должника требовать такого принятия. Несвоевременность принятия исполнения влечет ответственность кредитора. Следовательно, если становиться на точку зрения сторонников отрицания самостоятельной роли обязанности кредитора принять исполнение, возникает необходимость разграничивать обязательственные отношения в зависимости от того, имеет ли эта обязанность самостоятельное значение или нет. Дальнейший анализ должен будет привести к выделению основных обязанностей, перевод которых требует согласия кредитора, и не основных (факультативных), которые могут (и должны) передаваться только в силу уступки права требования. Так, М.М. Агарков пришел к выводу, что обязанность кредитора принять исполнение (и соответствующее этому право должника) является не только отношением, дополнительным к основному отношению в обязательстве, но и неотделимым от него. Оно является чисто вспомогательным отношением, так как единственная его цель направлена на исполнение должником его основной обязанности.52 Впрочем, действующее законодательство не дает никаких оснований для подобных утверждений. Так, ст. 328 ГК, устанавливая правила исполнения во встречных обязательствах, не разграничивает "кредиторские" и остальные обязанности. Кроме того, гарантийные обязательства, дополнительный характер которых не вызывает сомнений, в таком случае также должны переходить на любое лицо, получившее от продавца право требовать уплаты денежной суммы по договору купли-продажи. Единственным исключением из общего правила может считаться такое право требования, в котором закон допускает замену обязанности принять исполнение другим действием. Речь идет об исполнении денежных обязательств. Положения ст. 327 ГК предусматривают такой вариант развития событий, когда на кредитора, имеющего право требовать исполнения денежного обязательства, не возлагается обязанность принять исполнение. Внесение денежных сумм в депозит нотариуса или суда не требует совершения кредитором каких-либо действий по принятию исполнения, следовательно, кредиторская обязанность отсутствует. Отказ кредитора в дальнейшем от принятия указанной суммы никоим образом не влияет на исполнение должником своей обязанности по оплате товара, работ или услуг, поскольку внесение денежной суммы в депозит считается исполнением обязательства, добавим лишь - надлежащим исполнением. Итак, у цедента возникают следующие обязанности: передать документы, удостоверяющие уступленное право требования; сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования; возместить убытки цессионарию, если уступленное им требование окажется по каким-то причинам недействительным; отвечать за неисполнимость обязанности, корреспондирующей цедированному требованию в силу принятого им поручительства за цессионара.
Перечисленным обязательствам корреспондируют соответствующие права нового кредитора (цессионария), а именно права требования: передачи документов, удостоверяющих приобретенное право; сообщения сведений, имеющих значение для осуществления этого требования; возмещения убытков при признании приобретенного требования недействительным; возмещения убытков, причиненных неосуществимостью приобретенного требования.
Что касается должника, то должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора другому лицу, однако его согласие на уступку права не требуется. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное для него значение, не допускается.
3. УСЛОВИЯ, ПОРЯДОК И ФОРМА СОВЕРШЕНИЯ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
3.1 Условия совершения уступки права требования
Как пишет М.И.Брагинский, при перемене лиц в обязательстве возникают три основных вопроса: "всегда ли она возможна, в каком порядке происходит и к каким последствиям приводит".53
П.1 ст.388 ГК РФ гласит, что уступка требования кредитором другому лицу допускается, поскольку она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. Это означает, что любое право (требование) может быть передано без каких-либо ограничений, а исключение из этого правила может быть установлено законом или договором. Таким образом, можно сделать вывод, что пределы свободного усмотрения сторон в случае заключения ими соглашения об уступке требования могут быть установлены только договором, ГК РФ и принятыми в соответствии с ним и во исполнение его нормативными правовыми актами при условии соблюдения требований абз.2 п.2 ст.1 ГК РФ, в соответствии с которым гражданские права могут быть ограничены на основании федерального закона и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Прямые запреты перехода прав в общем виде предусмотрены в ст.383 ГК РФ. В этой статье в качестве неотчуждаемых указаны все права, неразрывно связанные с личностью кредитора.
Ст. 383 ГК РФ не определяет исчерпывающим образом круг прав, которые не могут переуступаться, приводя лишь их примерный перечень (требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью). Нормы, конкретизирующие ст.383 ГК РФ, содержатся в некоторых других статьях ГК РФ, а также в ряде законов. Так, не могут передаваться личные неимущественные права и нематериальные блага, права, основанные на членстве в организациях (в соответствии со ст.150 ГК РФ жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна, право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства, право на имя, право авторства, иные личные неимущественные права и другие нематериальные блага, принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона, неотчуждаемы и непередаваемы иным способом).54
В соответствии с абз.2 п.1 ст.382 ГК РФ, не допускается переход прав кредитора к другому лицу по регрессным требованиям.
Согласно ст.161 ФЗ от 8 ноября 2007 г. N 259-ФЗ "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта", ст.404 "Кодекса торгового мореплавания", передача права на предъявление претензий и исков к транспортной организации возможна только во взаимоотношениях между грузоотправителем и грузополучателем и в некоторых других случаях (имеется переход прав кредитора к экспедитору и страховщику). Необходимо отметить, что традиционные ограничения передачи другим организациям и гражданам прав на предъявление исков к транспортным организациям, установленные в транспортных уставах и кодексах, вступивших в действие до принятия ГК РФ, с вступлением в силу ГК РФ должны считаться продолжающими действие только в рамках, установленных ст.4 Вводного закона, т.е. до принятия новых транспортных уставов и кодексов. Так, в принятом уже после принятия ГК РФ Воздушном кодексе ранее содержавшаяся в нем ст.109, запрещавшая передачу прав на предъявление претензии и иска, отсутствует, а значит, такая передача стала возможной.
Аналогичные запреты помещены в отдельных главах, посвященных общей собственности. Например, п.4 ст.250 ГК РФ запрещает передачу другому лицу права преимущественной покупки доли в общей собственности. В соответствии со ст.829 ГК РФ, последующая уступка денежного требования финансовым агентом допускается только при наличии специальных указаний в договоре финансирования под уступку денежных требований. Такой же порядок установлен ст. 372 ГК РФ, в отношении передачу принадлежащего бенефициару по банковской гарантии права требования к гаранту.
В п.3 ст.559 и п.2 ст.656 ГК РФ поименованы права, которые при отсутствии закона или иного правового акта не могут быть переданы вместе с остальным имуществом предприятия соответственно при продаже или сдаче в аренду предприятия: имеются в виду права, полученные на основании лицензии. Думается, что данное правило распространяется не только на случай отчуждения предприятия как имущественного комплекса, но и любой другой случай уступки требований лицу, не обладающему лицензией на осуществление соответствующего вида деятельности, если эти требования возникли их договора, заключенного в ходе осуществления деятельности, подлежащей лицензированию. Такая уступка может быть признана недействительной на основании несоответствия ее требованиям закона.55
В силу п.2 ст.388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Эта статья дополняет условия для запрета уступки требования, установленные в ст.383 ГК РФ. Однако, если в случаях, установленных ст.383 ГК РФ, уступка требования вообще не допускается, то здесь на нее нужно предварительно получить согласие должника. Вопрос о существенном значении личности кредитора для должника определяется в зависимости от конкретных взаимоотношений сторон в обязательстве (например, художник, которому заказан портрет ребенка, может не соглашаться рисовать другое лицо).56 Поэтому закон требует предварительно согласовать замену объекта с должником.
В специальных нормах нередко уточняется круг случаев, при которых может быть произведена уступка прав. Так, в ст.353 ГК РФ установлены ограничения уступки по договорам залога (в случае перехода права собственности на заложенное имущество или права хозяйственного ведения им от залогодателя к другому лицу в результате возмездного или безвозмездного отчуждения этого имущества право залога сохраняет силу). Кроме того, в абз.2 ст.355 ГК РФ содержится правило, согласно которому уступка залогодержателем своих прав по договору о залоге другому лицу действительна только в том случае, если тому же лицу уступлены права требования к должнику по основному обязательству, обеспеченному залогом.
Другое ограничение уступки содержится в п.2 ст.589 ГК РФ: право по договору постоянной ренты может быть переуступлено ее получателем только гражданам и некоммерческим организациям (применительно к последним - если это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности).
В силу п.2 ст.631 ГК РФ исключается передача арендатором своих прав (а равно и обязанностей) субарендатору по договору проката имущества.
Ограничения уступки могут быть установлены не только правовым актом, но и договором. Так, согласно п.2 ст.382 ГК РФ для перехода прав кредитора к другому лицу согласия должника не требуется, если иное не оговорено в соглашении сторон. Таким образом, если иное не предусмотрено в законе, никто не может запретить сторонам включить в связывающий их договор условие, по которому кредитор будет лишен возможности уступить права требования третьему лицу. В случаях, когда такого условия в договоре нет, контрагент, который выступает в роли кредитора, может передать свои права, не спрашивая согласия должника.
Наряду с указанными запретами и ограничениями уступки прав закон в ряде случаев содержит прямо противоположные нормы, которые исключают возможность включения в договор условий, не допускающих передачи прав другим лицам.57 Так, согласно п.1 ст.828 ГК РФ, признается действительной уступка финансовому агенту денежного требования, несмотря на то, что между сторонами существует соглашение, которое запрещает или ограничивает такую уступку. Этот последний "запрет запрета" относится только к денежным обязательствам. Аналогичным образом, при неисполнении третьим лицом обязательства перед комиссионером уступка прав по такому договору комитенту допускается даже и тогда, когда в самом договоре соответствующая уступка ограничена или запрещена, что сказано в п.3 ст.993 ГК РФ.
Как уже отмечалось, в силу п.2 ст.382 ГК РФ, если иное не оговорено в соглашении сторон, для перехода прав кредитора к другому лицу согласия должника не требуется. Предполагается, что должнику безразлично, кому произвести исполнение. Однако ничего не подозревающий добросовестный должник скорее всего исполнит обязательство прежнему кредитору.58 Для того, чтобы не лишать цессию практического значения, в п.3 ст.382 ГК РФ поставлено условие об обязательном уведомлении должника о происшедшем изменении кредитора, причем в письменной форме. Правда, не называется, на кого именно из кредиторов возлагается эта обязанность. Думается, сообщение может быть сделано как новым, так и прежним кредитором (в соответствии с соглашением, достигнутым между ними).
Если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, должник вправе исполнить обязательство прежнему кредитору и не отвечает за неисполнение обязательства цессионарием, в то время как последний несет риск вызванных этим неблагоприятных последствий. Следовательно, поскольку в уведомлении должника заинтересован именно новый кредитор, то письменно уведомить должника, по всей видимости, должен именно он.
В соответствии со ст.385 ГК РФ должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы (доказательства), удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования. В противном случае должник вправе ссылаться на просрочку нового кредитора или исполнить обязательство прежнему.
В статье не определен круг доказательств уступки требованиям. Ими может быть договор, отгрузочные документы, платежные документы, решение суда, передаточный акт, разделительный баланс при реорганизации юридического лица, свидетельство о наследовании и др. документы. Передаваться должны именно оригиналы правоустанавливающих документов, поскольку обладание только копиями документов лишает нового кредитора возможности защитить свои права. Во-первых, отсутствие оригиналов документов не позволит требовать исполнения обязательства и взыскания убытков в судебном порядке (через арбитражный суд), а во-вторых, первоначальный кредитор может злоупотребить своим правом, заключив второй договор уступки требования и передав оригиналы документов другому лицу. В случае сомнений должник вправе потребовать проверки их достоверности.59 Передача документов означает переход прав к другому лицу, при этом никакие исправления и изменения, связанные с заменой стороны в обязательстве, в договор между должником и первоначальным кредитором не вносятся, поскольку уступка требования оформляет замену стороны в обязательстве, но не стороны в договоре.
Согласно ст. 385 ГК РФ, при цессии прав, возникающих из договора, контрагент (должник), в свою очередь, может требовать предоставления новой стороной-кредитором доказательств перехода к ней прав. До представления таких данных должник может не исполнять обязательства, не рискуя при этом впасть в просрочку. Более того, соответствующая ситуация должна рассматриваться как просрочка кредитора, влекущая последствия по ст.406 ГК РФ (возмещение причиненных убытков).
По словам М.И.Брагинского, "согласно общепринятому взгляду, уступка права требования означает только замену кредитора в обязательстве, никаких изменений в объеме прав и обязанностей сторон при уступке права не происходит".60 Таким образом, изменяется только субъектный состав обязательства, а его содержание остается прежним.
Этот принцип был, собственно, закреплен еще римским правом. Согласно его положениям "покупатель должен иметь не больше и не меньше прав, чем имел бы наследник", т.е. цедируемое право переходило со всеми обеспечениями и преимуществами, с возражениями, которые можно было бы противопоставить цеденту. Согласно 46-й книге комментария римского юриста Ульпиана, "никто не может перенести больше прав на другого, чем он имел бы сам".61 Такой принцип уступки права можно найти и в правопорядках других государств.
Согласно ст.384 ГК РФ, право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав, если иное не предусмотрено законом или договором. Соответственно, в состав передаваемых прав входят дополнительно существовавшие к моменту передачи субсидиарные права, выражающие определенные способы обеспечения обязательств, а также и права на неуплаченные проценты (этот принцип вполне распространим и на плоды, доходы, возмещение издержек ).
На практике нередко возникает вопрос о возможности раздельной передачи основных и обеспечительных прав. По мнению Президиума ВАС РФ, субсидиарный характер последних означает, что обеспечительные права не могут быть переданы в отрыве от основных.
Эта точка зрения Президиума ВАС РФ получила следующее свое развитие в судебной практике. Как указывает Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 2 декабря 1997 г. №3798/97, "исходя из смысла статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации долг переходит к новому должнику в полном объеме, включая обеспечивающую его исполнение неустойку, а также неуплаченные проценты. В то же время указанная норма не допускает возможности перевода на другое лицо только акцессорного обязательства и процентов, без перевода основного долга".62
В своем Постановлении №2759/96 от 26 декабря 1996 года, отменяя постановление нижестоящей инстанции, Президиум ВАС РФ указал: "учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации".63
По аналогичному делу суд указал: "Администрация сельсовета как владелец счета в АКБ "Комплексбанк" не передавала ЗАО ПМК №19 прав, возникающих из договора банковского счета. Учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст.384 ГК РФ. При таких условиях в иске следует отказать"64
Для уступки права требования кредитор должен этим требованием обладать. Одним из вопросов, возникающих при детальном рассмотрении 24 главы ГК РФ, является возможность перехода к другому лицу прав: во-первых, недостаточно определенных и, во-вторых, несозревших, в частности таких, по которым не наступил срок требования.
В свое время И.Б.Новицкий давал для обеих ситуаций одинаково положительный ответ: "Право требования, поставленное в зависимость от срока, условия и вообще неокончательно выяснившееся, передать можно: положение нового субъекта права в этих случаях будет такое же неопределенное, как было и у первоначального кредитора; право нового кредитора получит полную определенность только тогда, когда вопрос об условии и прочем разрешится".65
Другой точки зрения придерживается М.И.Брагинский, по мнению которого ст.384 ГК РФ позволяет сделать вывод о следующем ограничении передаваемых прав: "нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи".66 Из сказанного, например, вытекает то, что нельзя передать право, которое уже не принадлежит кредитору. В частности, это было признано арбитражным судом в деле, в котором установлено, что соответствующее право к моменту, когда его следовало передать, перешло к третьему лицу.
Однако более обоснованной представляется следующая позиция. Следует различить две ситуации. Одна из них относится к "созреванию права". Несозревшее право действительно можно передать, и тот, кто его получит, будет обладать правом в том же объеме, в каком его имел прежний носитель. Об одном из таких случаев идет речь в п.2 ст.826 ГК РФ, который признает будущее денежное требование перешедшим к финансовому агенту после того, как возникло соответствующее право, а если денежное требование обусловлено наступлением определенного события, то и право возникает у цессионария в момент, когда указанное событие в действительности наступит.
Иное дело - неопределенность права. Если право не является ни определенным, ни определимым, очевидно, есть основания считать договор, на основе которого должна происходить цессия, лишенным условия о предмете, признаваемом для всех договоров существенным, а потому недействительным. Так, Президиум ВАС РФ в своем Постановлении от 29 декабря 1998 г. №1676/98 сославшись на то, что "в спорном договоре отсутствует предмет договора (как его существенное условие), не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору", признал уступку права недействительной.67
Как уже отмечалось выше, большинство исследователей, работавших над данной проблемой, указывают на то, что передача требования не может производиться под условиями, предусматривающими какую-либо возможность сохранения любых правомочий прежнего кредитора в отношении переданных прав. Но это означает, что прежний кредитор полностью и навсегда утрачивает переданное право. Следовательно, передача права может сопровождаться компенсацией прежнему кредитору утраченного права в той или иной форме - прямой выплатой, зачетом имеющихся требований и т.д. Физические и юридические лица могут получать долги третьих лиц на возмездной основе или получать их безвозмездно. В некоторых случаях это будут конкретные виды сделок, не только не запрещенных законом, но даже им и предусмотренных. При данном подходе ограничения, предусмотренные ГК РФ (например, содержащийся в ст.575 ГК РФ запрет дарения в отношениях между коммерческими организациями), действуют в полном объеме.68
Перемена кредитора в обязательстве не должна ухудшать положение должника. В силу этого ст.386 ГК РФ установила правило, в соответствии с которым должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.
Возражения должника могут относиться к недействительности самого требования или его дополнительных условий, пропуску срока исковой давности, отсутствию вины и другим основаниям ответственности, предусмотренных законом. В качестве возражений должник может сослаться на прекращение обязательства зачетом. Согласно ст. 412 ГК РФ он вправе зачесть против требования кредитора свои встречные требования к первоначальному кредитору, если условия для зачета существовали до момента получения должником уведомления об уступке требования. Он вправе требовать зачета своих требований против требований нового кредитора.
Таким образом, при совершении уступки права требования необходимо соблюдать, предусмотренные законом или договором условия. Пределы свободного усмотрения сторон в случае заключения ими соглашения об уступке требования могут быть установлены только договором, ГК РФ и принятыми в соответствии с ним и во исполнение его нормативными правовыми актами.
3.2 Порядок и форма уступки права требования.
Требование может перейти к цессионарию на основании договора, т.е. в добровольном порядке по соглашению сторон, а также на основании закона, т.е. в принудительном порядке. По закону переход прав (требований) возникает, например, в результате универсального правопреемства в правах кредитора, по договорам поручительства, по договорам страхования, в процессе реорганизации предприятия.69 Приведем примеры перехода прав по закону согласно ст. 387 ГК РФ. Согласно п. 1 ст. 129 ГК РФ, Под универсальным правопреемством, в порядке которого объекты гражданских прав могут свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому, понимаются, в частности, наследование и реорганизация юридического лица. При реорганизации юридического лица в форме присоединения к нему другого юридического лица первое из них считается реорганизованным с момента внесения в Единый государственный реестр юридических лиц записи о прекращении деятельности присоединенного юридического лица.
Согласно, п. 2 ст. 58 ГК РФ, при присоединении юридического лица к другому юридическому лицу к последнему переходят права и обязанности присоединенного юридического лица в соответствии с передаточным актом. Согласно п. 1 ст. 1110 ГК РФ, при наследовании имущество умершего (наследство, наследственное имущество) переходит к другим лицам в порядке универсального правопреемства. В состав наследства входят принадлежащие наследодателю на день открытия наследства имущественные права и обязанности. При этом не могут перейти в порядке наследования обязанности, неразрывно связанные с личностью наследодателя (например, обязанности поручителя), а также иные обязанности, переход которых в порядке наследования не допускается ГК РФ или иными законами. 70
К поручителю, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по этому обязательству в том объеме, в котором поручитель удовлетворил требование кредитора. Поручитель вправе также потребовать уплаты процентов и возмещения иных убытков, понесенных в связи с исполнением обязательства должника. В соответствии со ст. 350 ГК РФ залогодатель, не являющийся должником, вправе выполнить обязательство последнего перед кредитором. В этом случае все права кредитора по обязательству переходят к залогодателю. Согласно, ст. 965 ГК РФ, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.
Уступка права требования может осуществляться посредством заключения договора.
Вопрос о форме договора уступки требования регламентируется, главным образом, нормами статьи 389 Гражданского кодекса РФ.
По общему правилу уступка требования, основанного на сделке, совершенной в простой письменной или нотариальной форме, должна быть совершена в соответствующей письменной форме, т.е. простой письменной или нотариальной. Уступка требования по сделке, требующей государственной регистрации, должна быть зарегистрирована в порядке, установленном для регистрации этой сделки, если иное не установлено законом.71 Каких-либо специальных предписаний о форме договора цессии требований, возникших из устных сделок, а также юридических фактов, не являющихся сделками (например, из событий, юридических поступков, административных актов, судебных решений, причинения вреда, неосновательного обогащения), не установлено. Следовательно, должны применяться общие предписания, суть которых сводится к следующему.
В силу общего правила п. 1 ст. 159 ГК РФ следует заключить, что сделки уступки перечисленных требований могут быть совершены и устно, если иного не будет установлено законом или соглашением сторон. Ст. 161 ГК РФ установлено "иное" в отношении сделок юридических лиц между собой и с гражданами и сделок граждан между собой на сумму, превышающую не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда - таковые должны совершаться в простой письменной форме. Не требуется письменной формы для сделок (даже двух указанных выше категорий), если эти сделки исполняются при самом их совершении, а также, если они совершаются во исполнение письменного договора.
Следуя содержанию рассмотренных норм ГК РФ, можно заключить, что современный российский законодатель придерживается взгляда, согласно которому форма договора уступки требования зависит от формы сделки, из которой возникло уступаемое требование. Такой взгляд можно обозначить термином "теория зависимости" (формы одной сделки от формы другой). Теория зависимости имеет распространение не только как самостоятельное научное направление, но и входит составной частью в иную теорию формы уступки требования - теорию общего правила. В противовес теории зависимости ее сторонники утверждают, что цессия подчиняется общим правилам о форме сделок вообще и о форме договоров в частности. Большинство сторонников этого взгляда олицетворяли собою время действия статьи 128 ГК РСФСР 1922 года, которая и в самом деле устанавливала, что "уступка требования и перевод долга должны быть совершены, поскольку в законе нет специальных указаний, в форме, установленной для договоров вообще". Но поскольку буквально тут же следовало "специальное указание" закона ("уступка требования или перевод долга, вытекающих из договора, совершенного в письменной форме, во всяком случае, должны быть облечены в такую же форму"), теория общего правила оказывалась органически соединенной с теорией зависимости: общие правила работали только тогда, когда речь не шла о требовании, возникшем из письменного договора. Получился своеобразный гибрид двух теорий - общего правила и зависимости. П. 3 ст. 146 и п. 3 ст. 389 ГК РФ установлено, что "уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге". Буквальное толкование этих предписаний позволило ряду ученых прийти к совершенно ложному выводу о том, что индоссамент - это не более как особенная форма договора уступки требования.
В действительности термином "индоссамент" обозначается не только надпись о сделке, но и прежде всего сама сделка, приводящая к сингулярному обязательственному правопреемству. К сожалению, большинство современных авторов, не специализирующихся на вопросах теории ценных бумаг, ошибочно полагают, что индоссамент представляет из себя особую разновидность договора уступки требования. Представляется, что наиболее удачной и отвечающей потребностям прочности гражданского оборота должна быть признана теория письменности формы договора уступки права требования.
При выработке общего правила о форме договора уступки требования нужно исходить из следующих соображений.
Условиями допущения устных сделок являются не только незначительность их суммы, но и наличие возможности доказать факт их совершения, не прибегая к письменным доказательствам. Последнее соображение должно быть признано решающим, ибо значительность или незначительность суммы сделки - критерий весьма зыбкий и неопределенный (для кого-то 10 минимальных размеров оплаты труда - сумма значительная, а для кого-то и нет). Следовательно, должны считаться дозволенными лишь такие устные сделки, которые в обычной обстановке совершаются так, что их совершение становится очевидным для любых третьих лиц. Как известно, в Древнем Риме даже существовал особый торжественный обряд, совершавшийся в присутствии свидетелей и свидетельствовавший о совершении сделки (манципация).72 На Руси аналогичные "обряды" были менее торжественными, но все-таки тоже существовали; примерами таких обрядов были рукобитие, угощение спиртными напитками (магарыч, литки, давасы, покопытное), дача и принятие задатка, молитва, обращенная к церкви или иконам, наименование друг друга определенными словами и т.п.73
Кроме того, совершение сделки может быть доказуемо ссылкой на определенные фактические обстоятельства, доступные для единообразного восприятия любых лиц, которые прямо или косвенно свидетельствуют о совершении сделки (например, у одного лица находится вещь, до недавнего времени принадлежавшая другому; лицо отправляет деньги почтовым переводом; у лица имеется письмо должника с просьбой подождать до возврата долга и т.п.). И в этом случае устные сделки могут считаться допустимыми.
Сделки по уступке требований - как письменных, так и устных - практически не имеют никаких внешних проявлений. Если передача вещи может быть доступна восприятию свидетелей, то передача прав, не обставленная торжественным символическим обрядом - никогда. Передача вещи влечет внешне видимое уменьшение имущества передавшего и увеличение имущества получившего вещь, а передача права - нет. Наконец, заключение в устной форме, скажем, договора купли-продажи, если и создаст в будущем неопределенность отношений, то только между сторонами, в то время как совершение в устной форме договора сингулярной сукцессии может вылиться в будущем в неопределенность правового положения третьего лица - должника, не участвующего в этой сделке. А то, что в доказывании факта и условий уступки требования могут быть заинтересованы не только стороны данного договора, но и третье лицо - должник, сомнению не подлежит.
Так, должник, произведший исполнение новому кредитору, заинтересован в том, чтобы иметь возможность доказать, что исполнение это было надлежащим, т.е. в том, чтобы иметь возможность доказать наличие договора уступки требования. В соответствии с п. 1 ст. 385 ГК РФ, без представления доказательств совершения уступки требования должник вправе не исполнять обязательства новому кредитору. Поскольку интересы должника и интересы кредиторов прямо противоположны друг другу, следует признать, что требование должником письменных доказательств совершенной уступки не только не лишено оснований, но и заслуживает уважения со стороны закона. 74Действительно, недобросовестные кредиторы вполне могут вступить в сговор и отказаться от своих прежних утверждений о якобы состоявшейся уступке после того, как новый кредитор получит исполнение. При наличии же письменного подтверждения уступки кредиторы такой возможности практически лишаются.
Единственное внешнее проявление, которое может иметь совершившаяся уступка требования - это факт передачи кредитором третьему лицу документов об уступаемом требовании. Но проблема заключается в том, что когда само требование не оформлено письменно, то таких документов нет, а значит, и такое единственное возможное внешнее проявление цессии пропадает. Если же документы, подлежащие передаче, есть, то это означает, что речь идет об уступке требования, удостоверенного в письменной форме, т.е. для доказательства наличности сделки и ее условий ссылаться на факт передачи документов уже не нужно.
Вышесказанное позволяет заключить, что общим правилом о форме договора уступки требования (и всякой иной сделки, которая служит основанием уступки требования) должна быть простая письменная форма. Исключения из этого правила должны быть установлены законом. Предвидимым нами возражением против принятия теории письменности в качестве общего правила о форме договора уступки права требования является соображение о том, что требование письменности формы может стеснить гражданский оборот. Но при ближайшем его рассмотрении это соображение оказывается лишенным оснований. Договоры об уступке требований между гражданами из сделок на сумму менее 10 минимальных размеров месячной оплаты труда практически не встречаются. Что же касается договоров уступки требований между юридическими лицами, то таковые, как правило, облекаются в письменную форму по принципу зависимости от формы основной сделки, ибо уступка требований, возникших из иных оснований, чем сделки, также встречается крайне редко. Иными словами, получается, что фактически договоры сингулярной сукцессии и без того почти не заключаются в устной форме; основной их формой является форма письменная. Встав на позиции теории письменности, законодатель тем самым только подтвердит фактически и без того сложившееся общее правило.75
Сделка по уступке требования имеет своим результатом замену кредитора в обязательстве. Эта сделка представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своих прав в отношении должника и передаче их новому кредитору.
Сделку по передаче владения вещью нельзя рассматривать в отрыве от основания передачи, т.е. ближайшей цели, ради которой она произведена. Передача владения может быть совершена с целью одарить приобретателя, либо для исполнения ранее существовавшего обязательства, например, купли-продажи, либо чтобы создать обязательства по займу. Определить цель передачи невозможно, не зная природы сделки (как правило, договора), на основании которой и была совершена передача вещи.
Точно так же в отношениях, связанных с передачей права, сделка цессии не определяет основания передачи. На практике сделка уступки права нередко рассматривается и участниками оборота, и судебными органами как сделка, не имеющая основания, существующая сама по себе. Это заблуждение, к сожалению, порождает множество грубых ошибок в правоприменительной практике.
Уступка требования никогда не совершается "сама по себе" и только ради того, чтобы передать право прежнего кредитора новому. Стороны при ее совершении преследуют какую-либо цель (исполнить обязательство, вытекающее из договора купли-продажи имущества в виде прав требования, подарить право, погасить посредством передачи права долг и т.д.). "Акт передачи права, называемый цессией, отличен от сделки, служащей ему основанием, от дарственного или возмездного отчуждения, хотя чаще всего оба акта сливаются, по-видимому, в одно".76
Таким образом, рассматривая отношения, складывающиеся при уступке прав требования, можно, как правило, указать на существование:
а) обязательства, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки;
б) сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому кредитору имущество в виде права требования (основание передачи);
в) сделки цессии (акта передачи права), совершаемой во исполнение обязательства по отчуждению права.
На практике, как правило, документ, оформляющий обязательство об отчуждении права, одновременно служит и для оформления самого акта передачи права, поэтому их часто смешивают.
Повторим, что цель (основание) сделки имеется всегда, но в некоторых случаях она может не обозначаться. Сделки, основание которых выражено в самой сделке, называются каузальными. Так, в договоре займа основанием обязательства заемщика погасить долг является имевшая место передача ему займодавцем денег. Покупатель обязуется заплатить, поскольку продавец обязуется перенести на него право собственности на товар.
При совершении цессии право переходит к новому кредитору, даже если не достигнута та цель, которую имели в виду стороны. Например, А. передал свое право в отношении С. своему кредитору В. с целью погасить долг перед ним. Позже выяснилось, что долг ранее был погашен. Однако, несмотря на отсутствие оснований для передачи имущества В. права в силу цессии перешли к нему от А.
Цессия может быть совершена с различными целями и на основании различных сделок. Отсутствие в соглашении (или одностороннем акте) о цессии указаний на цели (основания) ее совершения не свидетельствует о ее недействительности. Действующее гражданское законодательство не содержит требования о включении в сделку цессии информации об основании ее осуществления.
Из содержания п. 3 ст. 382 ГК РФ следует необходимость письменного уведомления должника о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу; в п. 1 ст. 385 ГК РФ закреплено право должника не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу.
В этих нормах невозможно усмотреть ни обязанности кредиторов информировать должника об основаниях совершенной уступки, ни права должника требовать предоставления информации об этом. Достаточным представляется уведомление должника о переходе права требования и предоставление доказательств самого перехода (передачи) права - акта, в котором выражены: воля прежнего кредитора уступить права; воля передать их конкретному лицу; четкое указание на то право (права), которые передаются.
Наиболее распространенным из заблуждений является мнение о том, что для абстрактных сделок наличие и действительность их основания никогда и ни при каких условиях не должны приниматься во внимание.
Хотя эффект абстрактных сделок наступает независимо от осуществления главной цели этих сделок, но предоставителю даются средства на случай недостижения главной цели предоставления, чтобы уничтожить хозяйственный результат этого эффекта для получателя: а) возражение против иска получателя из предоставленного ему путем абстрактной сделки права требования или б) особый обязательственный иск против получателя о возврате того, что он получил по сделанному ему предоставлению.77
Таким образом, в нашем примере А. вправе потребовать от В. возврата стоимости имущества (в виде права требования), если цель передачи не была достигнута.
Если первоначальный и новый кредитор не достигли соглашения об основаниях уступки, но сам акт передачи права совершили, то в этом случае право переходит к новому кредитору, а первоначальный кредитор вправе требовать от него возврата неосновательно переданного имущества либо его денежного возмещения (стоимости).
Уступка требования может быть совершена под отлагательным или отменительным условием. В частности, первоначальный кредитор может обусловить переход права новому кредитору уплатой последним денег, либо совершением им каких-либо действий. С этой точки зрения представляется не имеющей правового обоснования точка зрения об уступке как "безусловной" сделке.
От уступки права требования следует отличать случаи, когда кредитор не имеет намерения передать свои права по обязательству третьему лицу, а лишь указывает третье лицо в качестве субъекта, которому должно быть произведено исполнение.78
В тех случаях, когда договор, являющийся основанием для совершения цессии, составляется как отдельный документ, права к новому кредитору переходят не в момент заключения этого договора, а в момент передачи права посредством совершения отдельного акта. При оформлении самой уступки и лежащего в ее основании договора единым актом права переходят к новому кредитору в момент заключения этого договора, если только соглашением сторон не определен иной момент перехода права.
Переход права от первоначального к новому кредитору, как правило, не связан с моментом, когда о совершенной ими сделке информируется должник. Его оповещение производится на основании уже состоявшейся уступки, оно не рассматривается как условие, необходимое для перехода права.
Перемещение такого особого объекта, как право требования, от одного субъекта к другому не может производиться по правилам, сложившимся в отношении материальных вещей. Физическая передача прав невозможна, возможна их юридическая передача. Положения гражданского законодательства о сделках уступки права требования призваны определить специальные правила, определяющие порядок и последствия совершения акта цессии, согласно условиям которого, одна сторона (цедент) передает (уступает) другой стороне (цессионарию) обязательственное право, принадлежащее цеденту.
Исследование договора уступки права требования, как и любого другого гражданско-правового отношения следует начать с определения его правовой характеристики. Однако специфика данного договора заключается в том, что договор цессии представляет собой гражданско-правовое отношение, связанное с уже имеющимся в наличии отношением, поэтому и правовая характеристика договора напрямую будет зависеть от договора, по которому происходит передача права.79 В пользу подтверждения такого вывода можно привести ряд соображений. Во-первых, в пользу отрицания самостоятельности договор цессии, договоры о которых идет речь, не индивидуализированы и не занимают отдельного места в системе договоров. Они могут быть иногда односторонними, иногда двусторонними, иногда возмездными, иногда безвозмездными, иногда реальными, иногда консенсуальными, притом в различных комбинациях. Такое аморфное состояние исключает возможность выделения соответствующей договорной конструкции. Во-вторых, глава о перемене лиц в обязательстве регулирует в основном отношения между должником и старым, так же новым кредитором и в значительной меньшей степени отношения между сторонами в договоре, применительно к которому происходит переход прав. Поэтому такие правовые характеристики, как момент заключения договора, возмездность, либо безвозмездность, установление ответственности за различные нарушения, порядок выполнения отдельных прав и обязанностей сторон, регулируются нормами тех правовых конструкций договоров, послуживших основанием уступки права требования.80 В литературе сделки уступки права справедливо характеризуются как "транспортные", "распорядительные". Основания передачи права могут быть различными (купля-продажа, дарение и т.п.), но эти основания, как правило, лежат за рамками сделки уступки.
Однако есть и более веский аргумент, имеющий практическое значение. Предположим, договор цессии - самостоятельный договор, отличный, в частности, от договора дарения, это дает возможность обойти запрет безвозмездной передачи права, между коммерческими организациями, например. Стоит лишь назвать договор, по которому безвозмездно переходит право, "цессией", как отпадают основания для применения ст. 575 и 576 ГК РФ. Поэтому признание сделки цессия зависимой от обязательства, послужившего основанием передачи права, открывает решения и на другие не менее важные и спорные вопросы.
Одним из таких вопросов служит вопрос о том, не является ли законодательным упущением отсутствия в какой-либо статье гл. 24 ГК РФ прямого указания на наличие признака возмездности и запрета безвозмездности цессии. Представляется, что законодатель специально не указал на признаки возмездности либо безвозмездности цессии, так как в силу п. 3 с. 423 ГК РФ договор предполагается возмездным, если из закона, иных правовых актов, содержания и существа договора не вытекает иное. Следует также выяснить, как стороны предполагают рассчитываться за переданное право требования, чем подтверждаются их приготовления, как они договорились о цене передаваемого права и чем эта договоренность подтверждается. Данное обстоятельство имеет значение потому, что хотя право требования как имущественное право и отнесено законодателем к разряду имущества, однако оно имеет свою специфику, как уже ранее отмечалось, отличие от традиционных видов имущества. В том числе представляется проблемным применение к договору цессии положений п. 3 ст. 424 ГК РФ относительно цены уступаемого права требования, если она не определена сторонами. Рассмотрим пример из судебно-арбитражной практики. Президиум Высшего Арбитражного Суда РФ, рассматривая протест заместителя Председателя Высшего Арбитражного Суда РФ на решение Арбитражного суда Приморского края от 20.07.00г. по делу № А51-49990/00/15-87, в котором уступка права требования по договору признавалась недействительной в силу ее возмездности (как условие договора), указал: "Условие о возмездности договора цессии не противоречит требованиям главы 24 ГК РФ и не является основанием для признания его недействительным, поэтому суд неправомерно признал ничтожным договор от 18.02.99. № 01/99. В то же время условия, содержащиеся в договоре и дополнительном соглашении, не были полностью исследованы и оценены судом, в связи, с чем дело следует передать на новое рассмотрение, поскольку без оценки всех условий невозможно определить вид договора и проверить его соответствие нормам гражданского законодательства".81
Таким образом, подчеркивается вывод о возможности в соответствии с гл. 24 ГК РФ существования как возмездной, так и безвозмездной цессии, а также акцентируется внимание на необходимость рассмотрения условия договора цессии только в совокупности с другими условиями договора, непосредственно сделки, в рамках и условиях которой происходит уступка права требования.
На основании вышеизложенного подведем итог. Так как цессия по своей правой природе есть только специализированный в законе механизм передачи объекта гражданских прав - права требования по сделке между кредитором и новым кредитором, в силу которой новому кредитору передаются права требования к должнику, но вместе в переданными правами новый кредитор приобретет права и становится обязанным перед кредитом, предавшим право требования, по условиям совершенной сделки, поэтому и вопрос о признаке возмездности - безвозмездности необходимо рассматривать в рамках сделки, в которой происходит цессия. Если же невозможно установить к какой категории относится договор, послужившим основанием цессии, а так же при отсутствии признака возмездности, договор квалифицируется как дарение, а если еще и сторонами выступают коммерческие организации, то сделка признается недействительной, как противоречащая закону. Здесь же необходимо отметить, что при наличии в договоре цессии условия об оплате преданного права требования, но при отсутствии в течение длительного времени реальных действий хотя бы одной из сторон по оплате (истребованию оплаты) суду следует выяснить, не является ли данное условие договора мнимым и не является ли цессия ничтожной в силу безвозмездности, то есть не свидетельствуют ли эти обстоятельства о направленности воли сторон на дарение. На практике в связи с этим встречаются следующие упущения. Практические выводы относительно возмездности договора уступки права (требования), сделанные судом, позволяют обратить внимание предпринимателей на обязательность элемента возмездности в договоре цессии, чтобы избежать возможных неблагоприятных последствий в случае признания сделки ничтожной, в силу установления запрета на дарение между коммерческими организациями. В связи с тем, что в гражданском обороте участвуют не только коммерческие организации и граждане, представляется, что признак возмездности является необходимым элементом только при совершении цессии между коммерческими организациями. При совершении сделки, когда одной из сторон выступает субъект не являющийся коммерческой организацией присутствие признака возмездности, для действительности сделки не требуется.
Уступка требования (цессия) совершается в той же форме, что и сделка, из которой вытекает уступаемое требование, т.е. в письменной или нотариальной. При уступке права в отношении недвижимого имущества договор цессии для вступления его в силу должен пройти государственную регистрацию. Упрощенный порядок установлен для передачи ордерных ценных бумаг, когда перемена кредитора - держателя бумаги осуществляется посредством совершения на ней передаточной надписи - индоссамента.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Данное исследование позволило нам сделать следующие выводы.
Так, уступка права требования - соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положение должника.
Зарождение понятия цессии произошло в римском праве. Оно тесно связано с применением данного способа перемены лиц в обязательстве при продаже наследственной массы, и лишь впоследствии термин был распространен на все остальные случаи перемены кредитора по сделке.
В разные периоды развития права в России напряженность, интенсивность правового регулирования отношений, связанных с уступкой требования была неодинаковой.
Для уяснения сущности уступки требования важное значение имеет определение ее соотношения с другими способами перемены лиц в обязательствах.
Различие регресса и уступки требования состоит уже в самом значении их для соответствующего права: регресс порождает право, а при цессии передается уже существующее право. Уступка права требования и перевод долга, противоположные понятия, если при цессии происходит замена кредитора в обязательстве, то при переводе долга заменяется фигура должника.
Основное различие между уступкой требования (цессией) и суброгацией заключается в основании: уступка требования основана на сделке, в то время как основанием суброгации являются закон и наступление указанных в нем обстоятельств.
Единственным существенным условием договора уступки права требования, является условие о его предмете. Стороны вправе по своему усмотрению включать условия о распределении прав и обязанностей, условие о сроке, а так же ответственности сторон за недействительность переданного права. Главное, что должно соблюдаться при заключении договора уступки права требования: воля сторон должна быть направлена на совершение именно цессии, а не другого вида договора, с соблюдением правил главы 24 ГК РФ, что приводит к безусловной замене стороны в обязательственном правоотношении.
Стороны договора цессии имеют свои права и обязанности. Так, у цедента возникают следующие обязанности: передать документы, удостоверяющие уступленное право требования; сообщить сведения, имеющие значение для осуществления этого требования; возместить убытки цессионарию, если уступленное им требование окажется по каким-то причинам недействительным; отвечать за неисполнимость обязанности, корреспондирующей цедированному требованию в силу принятого им поручительства за цессионара.
Перечисленным обязательствам корреспондируют соответствующие права нового кредитора (цессионария), а именно права требования: передачи документов, удостоверяющих приобретенное право; сообщения сведений, имеющих значение для осуществления этого требования; возмещения убытков при признании приобретенного требования недействительным; возмещения убытков, причиненных неосуществимостью приобретенного требования.
Что касается должника, то должник должен быть письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора другому лицу, однако его согласие на уступку права не требуется. Должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода требования к этому лицу. Должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное для него значение, не допускается.
При совершении уступки права требования необходимо соблюдать, предусмотренные законом или договором условия. Пределы свободного усмотрения сторон в случае заключения ими соглашения об уступке требования могут быть установлены только договором, ГК РФ и принятыми в соответствии с ним и во исполнение его нормативными правовыми актами.
Участникам договора, чтобы при оформлении этих отношений не допустить ошибок, следует внимательнее отнестись к существу данных сделок, предмету, объему передаваемых прав.
Уступка права требования в ближайшее время, вероятнее всего, будет находить все большее применение на практике. Развитие правового института перемены лиц в обязательстве ставит вопрос как о необходимости более четкого законодательного регулирования, так и о совершенствовании правоприменительной практики.
Развитие института уступки права требования, как нам представляется, в дальнейшем будет охватывать все большие сферы российской экономики, ведь это один из самых цивилизованных способов решения коммерческих споров.
Однако при этом отметим, что развитие отношений в этой области невозможно без создания действенной нормативной базы. В настоящее время законодательное регулирование рассматриваемого института проходит через множество как теоретических, так и практических проблем, которые мы по возможности постарались рассмотреть в данной дипломной работе.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
Нормативные правовые акты
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 г.) (с изм. и доп. от 01.01.2009 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 1. Ст. 1.
2. Федеральный закон Российской Федерации от 30.11.1994 г. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) № 51-ФЗ (с изм. и доп. от 11. 02.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.
3.Федеральный закон Российской Федерации от 26.01.1996 г. "Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) № 51-ФЗ (с изм. и доп. от 11.02.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1996. № 5. Ст. 410.
4. Федеральный закон Российской Федерации от 30.12.2012 г. " О внесении изменений в главы 1, 2, 3 и 4 части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" №302-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2012. № 53 (часть 1). Ст. 7627.
5. Федеральный закон Российской Федерации от 08.11.2007 г. "Устав автомобильного транспорта и городского наземного электрического транспорта" № 259-ФЗ (с изм. и доп. от 01.01.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 2007. № 46. Ст. 5555.
6. Федеральный закон Российской Федерации от 30.04.1999 г. "Кодекс торгового мореплавания Российской Федерации" № 81-ФЗ (с изм. и доп. от 28.07.2012 г.) // Российская газета. 1999. № 85-86. 7. Федеральный закон Российской Федерации от 19.03.1997 г. "Воздушный кодекс Российской Федерации" № 60-ФЗ (с изм. и доп. от 25.12.2012 г.) // Собрание законодательства РФ. 1997. № 12. 8. Федеральный закон Российской Федерации от 30.11.1994 г. "О введении в действие части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" № 52-ФЗ (с изм. и доп. от 05.04.2013 г.) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3302.
Научная и учебная литература
9. Авилов Г.Е., Варнавский Б.П., Глянцев В.В., Ефимова Л.Г., и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред.: О.Н. Садиков. М.: Норма, Инфра-М, Контракт, 1996. 780 c.
10. Агарков М. М. Обязательство по советскому гражданскому праву. Избранные труды по гражданскому праву. Т. I. М.: Статут, 2002. С. 225-229.
11. Анохин В., Керимова М. Уступка права требования на основании договора // Хозяйство и право. 2002. № 4. С. 51.
12. Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования // Хозяйство и право. 1998. № 5. С. 137-138. 13. Ахмедшина А. Переход прав кредитора на основании договора: правовые нормы и практика их применения // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 4. С. 19.
14. Белов В.А. Предмет договора сингулярной сукцессии (уступки требования) // Правоведение. 2000. № 2. С. 151-162.
15. Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования // Законодательство. 2001. №2. С. 35.
16. Белов В.А. Уведомление должника об уступке права требования // Законодательство. 2001. № 7. С. 30-36. 17. Белов В.А. Форма договора уступки требования и последствия ее несоблюдения // Законодательство. 2001. № 4. С. 31.
18. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право (общие положения). М.: Статут, 2002. 643 с.
19. Габов А.В. Некоторые проблемные вопросы уступки права. О проблемных вопросах цессии // Хозяйство и право. 1999. № 4. С .15 .
20. Горбатов К. А. Абстрактность и каузальность цессии // Вестник гражданского права. 2012. № 3. С. 155-173.
21. Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1948. 511с.
22. Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник. М.: Междунар. отношения, 1993. 309 с.
23. Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии). Кн. 2 / Под ред. И. М. Тютрюмова. М.: Волтерс Клувер, 2008. 664 c.
24. Гражданское право: Учебник. Ч.1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юрист, 2002. 324 c.
25. Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. Часть 2. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 1998. 848 с. 26. Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О.Н.Садикова. М.: Юрид. Лит. 2007. 226 с.
27. Гражданское право: Учебник для вузов. Ч. 1 / Под общей редакцией Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М.: Норма, 2008. 464 с.
28. Гражданское право. Часть первая: Учебник / Отв. ред. В. П. Мозолин, А. И. Масляев. М.: Юристъ, 2005. 698 с.
29. Договор цессии: особенности учета и налогообложения // Финансовая газета. №20. 1999.
30. Дмитриев А. С. Когда уступка требования незаконна // Главбух. 2000. № 24. С. 53.
31.Драбанич А. В. Правовое значение процессуального оформления сингулярного материального правопреемства: краткий комментарий к судебной практике //Арбитражный и гражданский процесс. 2013. № 3. С. 16 - 21.
32. Екимов С.А. Договор как основа регулирования отношений в сфере деятельности субъектов малого бизнеса // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 72.
33. Елисеев С.В. Институт перевода долга в российском гражданском праве // Журнал российского права. 2008. № 3. С. 20.
34. Илюшина М.Н. Проблемы правопреемства при реорганизации юридических лиц // Закон. 2008. № 2. С. 11.
35. История Римского права: Учебник / Под ред. И. А. Покровского. СПб.: Издательеко-торговый дом "Летний Сад", 1998. 382 с.
36. Каганцов Я.М. Права поручителя, исполнившего обязательство // Законодательство. 2002. № 8. С. 17-18.
37. Колесников, М. Верховный суд РФ выступил с законодательной инициативой по наведению порядка на рынке цессий // Жилищное право. 2012. № 8. С. 85-87.
38. Комментарий к ГК РФ части второй (постатейный) / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юридическая фирма "Контракт", Издательская группа ИНФРА-М -НОРМА, 1996. 800 с.
39. Коробкова К. Е. Цессия на стадии исполнительного производства :что стоит учесть, чтобы уступка прошла успешно //Арбитражная практика. 2013. № 4. С. 32-37.
40. Королев А.Г. О судебно-арбитражной практике по спорам, возникающим при уступке права требования // Юридический мир. 1998. №№ 6, 7.
41. Краснов А. Б., Попов Р. М. Правовой анализ возможности применения договора цессии в правоотношениях с публичным субъектом // Гражданин и право. 2012. № 3. С. 62- 69.
42. Крашенинников Е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право. 2001. № 11. С. 7-8.
43. Кулаков В. В. К концепции совершенствования общих положений обязательственного права России // Законодательство. 2009. № 6. С. 9-11.
44. Лапач Л.В., Шепелева Л.Ю., Шимбарева Н.В. Судебно-арбитражная практика: споры, связанные с переменой лиц в обязательстве. М.: Экспертное бюро - М, 2007. С. 71-79.
45. Лившиц Р.З. Судебная практика как источник права // Журнал российского права. 2007. № 6. С. 49.
46. Липовенко С. Как правильно заключить договор цессии? // Бизнес-адвокат. 2008. № 1. С. 26.
47. Ломидзе О. Г. Переход прав кредитора к другому лицу на основании закона // Российская юстиция. 2006. № 12. С. 8.
48. Ломидзе О. Г. Уступка права (цессия) // Российская юстиция. 2008. № 5. С. 14-16.
49. Лукьянцев А. А. К вопросу о действительности сделок цессии с отложенным исполнением на стороне цессионария // Законодательство и экономика. 2012. № 2. С. 56 - 58.
50. Малеина М.Н. О договоре дарения // Правоведение. 1998. № 4. С. 131.
51. Михалев А. Налогообложение уступки требования // Хозяйство и право. 2008. № 11. С. 35.
52. Морозов А., Камфер Ю., Клочихина С. О передаче части прав требования по кредитным договорам третьим лицам // Экономика и жизнь. 2007. № 14. С. 20.
53. Морозов А., Клочихина С. О переходе прав кредитора к другому лицу // Экономика и жизнь. 2007. № 10. С. 19-23.
54. Нариманов Э.Н. Предмет как существенное условие договора уступки требования // Юрист. 2008. № 2. С. 23.
55. Новицкий И.Б. Очерки гражданского права. М.: Статут, 2003. 692 с.
56. Новицкий И.Б. Регрессные обязательства между социалистическими хозяйственными организациями. М.: Госюриздат, 1952. 94 c.
57. Новоселова Л. А. Перемена лица в обязательстве // Гражданин и право. 2001. № 12. С. 15-17.
58. Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2001. № 4. С. 107.
59. Новоселова Л. А. Залог прав требования // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2012. № 1. С. 60-73.
60. Общее учение об обязательстве: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого, Л.А. Лунц. М.: Юр. лит., 1950. 222 с.
61. Обязательства по договорам: Общая часть. Опыт практического комментария русских гражданских законов: Комментарий на 4 книгу 1 ч. 10 т. Св. зак. Т. 1 / Сост.: В.Л. Исаченко, В.В. Исаченко. СПб.: Тип. М. Меркушева, 1914. 582 c.
62. Обязательство по советскому гражданскому праву: Учебник / Под ред. М. М. Агаркова. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. 61 с.
63. Пахман С.В. История кодификации гражданского права. Т. 2. М.: Статут, 2001. 560 с.
64. Перемена лиц в обязательстве. Постатейный комментарий главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации / Под редакцией П. В. Крашенинникова - Москва, Статут, 2010 г. 128 с.
65. Платонова М. Консультация по вопросам применения главы 24 ГК РФ // Хозяйство и право. 1998. № 5. С. 137-138.
66. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права: Учебник. М.: Статут, 1998. 353 с.
67. Почуйкин В. В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. № 1. С. 44.
68. Пушкина А. В. Сделки, направленные на изменение сторон в обязательствах // Государство и право. 2012. № 6. С. 51-61.
69. Римское частное право: Учебник / Под ред. И. Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М.: Юриспруденция, 2005. 330 с.
70. Раздобудько А. Е. Существенные условия договора обеспечительной
уступки денежного требования // Актуальные проблемы российского права. 2011. № 3. С. 99-109.
71. Сарбаш С.В. Некоторые тенденции развития института толкования договора в гражданском праве // Государство и право. 2004. № 2. С. 39-44.
72. Сергеев А.П., Толстой Ю.К., Елисеев И. В. Комментарий к ГК РФ, части третьей (постатейный). М.: Норма, 2002. 678 с.
73. Скловский С. Договоры об уступке требования и судебная практика // Закон. 2007. № 5. С. 36.
74. Смольков Н.С. Принцип универсальности наследственного правопреемства // Наследственное право. 2007. № 1. С. 19.
75. Степанов Д. И. Правопреемство при реорганизации в форме выделения // Вестник ВАС РФ. 2002. №7. С. 13.
76. Суханов Е. А. Актуальные вопросы гражданского права // Юрист (приложение к журналу "Экономика и жизнь"). 2008. № 40 (88). С. 11-12.
77. Советское гражданское право: Учебник Т. 1 / Под ред. Н. И. Коваленко. М.: Юрид. лит. , 1979. 451 с.
78. Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. проф. Д. М. Генкина. М.: Госюриздат,1950. 217 с.
79. Система римского права: Учебник / Под ред. В. М. Хвостова. М.: Спарк, 1996. 174 с.
80. Сингулярное правопреемство в обязательстве. Опыт исторического исследования, теоретической и догматической конструкции и обобщения российской судебной практики / Под ред. В. А. Белова. М.: ЮрИнфоР, 2000. 151 c.
81. Свириденко О. М. Перемена лиц в обязательстве. Судебная практика // Российская юстиция. 1999. № 9. С. 22.
82. Тарасенко Ю.А. О некоторых проблемах гражданского законодательства // Журнал российского права. 2009. № 1. С. 136.
83. Теория права: Учебник / Под ред. С. С. Алексеева. М.: Издательство БЕК, 1995. 320 с.
84. Теория обязательств: Учебник / Под ред. Р. Саватье. М.: Прогресс, 1972. 377 с.
85. Тордия И.В. Уступка права требования в гражданском праве // Налоги (газета). 2006. № 17. С.11.
86. Тряпицын И.Н. Гражданское право губерний Царства Польского и русское в связи с Проектом гражданского уложения: Общая часть обязательственного права. Варшава, 1914. 203 с.
87. Филатов А.А. Договор об уступке требования // Налоговый вестник. 2007. № 10. С. 17.
88. Чеговадзе Л. А. Уступка права требования. Закон и правоприменительная практика // Хозяйство и право. 2001. № 9. С . 97-109.
89. Черепахин Б.Б. Избранные труды по гражданскому праву. М.: Статус, 2002. 762 с.
90. Черняков В. Уступка прав: проблемы остаются // Юрист (приложение к газете Экономика и жизнь). 1999. №34(82). С. 12.
91. Чиркова М. Страхование и цессия как способы кредитного обеспечения в России // Хозяйство и право. 1999. №7.
92. Чубаров С.А. Правопреемство при реорганизации юридических лиц // Законодательство. 1998. № 7. С. 12.
93. Шершеневич Г.Ф. Учебник римского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Статут, 2005. 678 с.
94. Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: учебник. Том 1 Основы: Пер. с нем. М.: Междунар. отношения, 2000. 480 с.
95. Югай О.Д. Некоторые проблемы уступки права требования (цессии) // Гражданское право. 2006. № 1. С. 17.
96. Эбзеев Б.Б. Гражданский оборот: понятие и юридическая природа // Государство и право. 2009. № 2. С. 32-38.
Материалы судебной и юридической практики
97. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда "Если в договоре цессии отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору, то такой договор считается заключенным с нарушением законодательства и является ничтожным" от 29 декабря 1998 г. № 1676/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". 1999. №2
98. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "При разрешении спора суд сделал вывод о притворности сделки цессии, однако им не были исследованы последствия совершения этой сделки, что привело к повторному взысканию с ответчика стоимости поставленной продукции" от 6 марта 2001 года №1325/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации". 2001. №7.
99. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "При рассмотрении первоначального иска о взыскании задолженности по договору уступки требования и встречного - о признании договора недействительным, необходимо установить, имелась ли задолженность у ответчика перед цедентом на момент заключения спорного договора, и определить, вправе ли был цедент уступать требования по обязательству, которое на момент совершения цессии не было прекращено" от 9 октября 2001 года №4215/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2002. №1.
100. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Факт несоответствия оспариваемой сделки требованиям законодательства, регулирующего договор цессии, следует считать доказанным; основное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка права требования по нему; вывод суда о недействительности этой сделки является правильным" от 10 сентября 1996 года №1617/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. №11.
101. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Исходя из смысла статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, долг переходит к новому должнику в полном объеме, включая обеспечивающую его исполнение неустойку, а также неуплаченные проценты" от 02 декабря 1997 года №3798/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. №3.
102. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации" от 26 декабря 1996 года №2759/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. №5.
103. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст.384 ГК РФ. При таких условиях в иске следует отказать" от 26 октября 1996 года №3172/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. №4.
1 Римское частное право: учебник / Под ред. Новицкого И.Б., Перетерского И.С. М.: Юриспруденция, 2005. С. 330.
2 Там же.
3 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1948. С. 511.
4История Римского права: учебник / Под ред. Покровского И. А СПб.: Издательско-торговый дом "Летний Сад", 1998. С. 382. 5 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права: Учебник. М.: Статут, 1998. С. 353.
6 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1948. С. 511.
7 Цвайгерт К., Кётц X. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права: Учебник. Том 1 Основы: Пер. с нем. М.: Междунар. отношения, 2000. С. 480.
8 Гражданское и торговое право капиталистических государств: Учебник. М.: Междунар. отношения, 1993. С. 309.
9 Обязательства по договорам: Общая часть. Опыт практического комментария русских гражданских законов: Комментарий на 4 книгу 1 ч. 10 т. Св. зак. Т. 1 / Сост. В.Л. Исаченко, В.В. Исаченко. М.: Меркушева, 1914. С. 482.
10 Тряпицын И.Н. Гражданское право губерний Царства Польского и русское в связи с Проектом гражданского уложения: Общая часть обязательственного права. Варшава, 1914. С. 203.
11 Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии). Кн. 2 / Под ред. И.М. Тютрюмова. М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 364 .
12 Советское гражданское право: Учебник Т.1 / Под ред. Н.И. Коваленко. Юрид. лит. М., 1979. С. 351.
13 Теория права: учебник / Под ред. С. С. Алексеева. М.: Издательство БЕК, 1995. С. 220 .
14 Ломидзе О. Г. Уступка права (цессия) // Российская юстиция. 1998. № 4. С. 46-52.
15 Скловский С. Договоры об уступке требования и судебная практика // Закон. 2007. № 5. С. 36.
16 Белов В.А. Уведомление должника об уступке права требования // Законодательство. 2001. № 7. С. 34.
17 Белов В.А. Форма договора уступки требования и последствия ее несоблюдения // Законодательство. 2001. № 4. С. 31.
18 Малеина М.Н. О договоре дарения // Правоведение, 1998. № 4. С. 131
19 Брагинский, М. И., Витрянский В. В. Договорное право (общие положения). М.: Статут, 1997. С. 181.
20 Советское гражданское право. Т. 1 / Под ред. проф. Д.М. Генкина. М., 1950. С. 217.
21 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право (общие положения). М.: Статут, 1997. С. 183.
22 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 6 марта 2001 года "При разрешении спора суд сделал вывод о притворности сделки цессии, однако им не были исследованы последствия совершения этой сделки, что привело к повторному взысканию с ответчика стоимости поставленной продукции" №1325/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда". 2001. №7.
23 Система римского права: Учебник / Под ред. В.М. Хвостова. М.: Спарк, 1996. С. 174 .
24 Гражданское право. Учебник. Ч.1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М.: Юрист, 2002. С. 324.
25 Новицкий И.Б. Регрессные обязательства между социалистическими хозяйственными организациями. М.: Госюриздат, 1952. С.94.
26 Авилов Г.Е., Варнавский Б.П., Глянцев В.В., Ефимова Л.Г., и др. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй (постатейный) / Отв. ред.: О.Н. Садиков. М.: Норма, Инфра-М, Контракт, 1996. С. 480.
27 Новицкий И.Б. Очерки гражданского права. М.: Статут, 2003. С. 392.
28 Екимов С.А. Договор как основа регулирования отношений в сфере деятельности субъектов малого бизнеса // Журнал российского права. 2002. № 9. С. 72.
29 Теория обязательств: Учебник / Под ред. Р. Саватье. М.: Прогресс, 1972. С. 377.
30 Годэмэ Е. Общая теория обязательств. М.: Юрид. изд-во Минюста СССР, 1948. С. 521.
31 Брагинский, М. И., Витрянский В. В. Договорное право (общие положения). М.: Статут, 1997. С. 183.
32 Там же.
33 Белов В. А. Содержание и действие договора уступки требования // Законодательство. 2001. №2 С. 14.
34 Крашенинников Е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право. 2001. № 11. С. 7-8.
35 Новоселова Л.А. Финансирование под уступку денежного требования // Вестник Высшего Арбитражного суда РФ. 2001. № 4. С. 107.
36 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "При рассмотрении первоначального иска о взыскании задолженности по договору уступки требования и встречного - о признании договора недействительным, необходимо установить, имелась ли задолженность у ответчика перед цедентом на момент заключения спорного договора, и определить, вправе ли был цедент уступать требования по обязательству, которое на момент совершения цессии не было прекращено" от 9 октября 2001 года №4215/00 // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 2002. №1.
37 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда "Если в договоре цессии отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору, то такой договор считается заключенным с нарушением законодательства и является ничтожным" от 29 декабря 1998 г. № 1676/98 // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 1999. №2
38 Белов В.А. Предмет договора сингулярной сукцессии (уступки требования) // Правоведение. 2000. № 2. С. 151.
39 Габов А. Некоторые проблемные вопросы уступки права // Хозяйство и право. 1999. № 4. С. 56.
40 Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. № 1. С. 44.
41 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Факт несоответствия оспариваемой сделки требованиям законодательства, регулирующего договор цессии, следует считать доказанным; основное обязательство не прекратилось, не может быть произведена уступка права требования по нему; вывод суда о недействительности этой сделки является правильным" от 10 сентября 1996 года №1617/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1996. №11.
42 Морозов А., Камфер Ю., Клочихина С. О передаче части прав требования по кредитным договорам третьим лицам // Экономика и жизнь. 2007. № 14. С. 20.
43 Сингулярное правопреемство в обязательстве. Опыт исторического исследования, теоретической и догматической конструкции и обобщения российской судебной практики / Под ред. В. А. Белова. М.: ЮрИнфоР, 2000. С. 151.
44 Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юрид. Лит., 2007. С. 126. 45 Нариманов Э.Н. Предмет как существенное условие договора уступки требования // Юрист. 2008. № 2. С. 23.
46 Свириденко О. Перемена лиц в обязательстве. Судебная практика // Российская юстиция. 1999. № 9. С. 22.
47 Там же.
48 Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования // Хозяйство и право. 1998. № 5. С. 137-138.
49 Дмитриев А.С. Когда уступка требования незаконна // Главбух. 2000. № 24. С. 53.
50 Гражданское право: Учебник для вузов. Ч. 1 / Под общей редакцией Т. И. Илларионовой, Б. М. Гонгало, В. А. Плетнева. М.: Норма, 2008. С. 364. 51 Гражданское право: Учебник / Под ред. А. П. Сергеева, Ю. К. Толстого. Часть 2. М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 1998. С. 12. 52Обязательство по советскому гражданскому праву: Учебник / Под ред. М. М. Агаркова. М.: Юрид. изд-во НКЮ СССР, 1940. С. 61.
53 Гражданское право России: Курс лекций. Часть первая / Под ред. О. Н. Садикова. М.: Юрид. лит. 2007. С. 126.
54 Гражданское право: Учебник. Ч.1 / Под ред. А. Г. Калпина, А. И. Масляева. М.: Юрист, 2002. С. 224.
55 Липовенко С. Как правильно заключить договор цессии? // Бизнес-адвокат. 2008. № 1. С. 26.
56 Новоселова Л. А. Перемена лица в обязательстве // Гражданин и право. 2001. № 12. С. 16.
57 Почуйкин В. Некоторые вопросы уступки права требования в современном гражданском праве // Хозяйство и право. 2000. № 1. С. 44.
58 Югай О.Д. Некоторые проблемы уступки права требования (цессии) // Гражданское право. 2006. № 1. С. 17.
59 Платонова М. Консультация по вопросам применения главы 24 ГК РФ // Хозяйство и право. 1998. № 5. С. 137.
60 Гражданское право: Учебник. Ч.2 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 2003. С. 415. 61 Римское частное право учебник / Под ред. И. Б. Новицкого, И.С. Перетерского. М. : Юриспруденция, 2005. С. 330.
62 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Исходя из смысла статьи 391 Гражданского кодекса Российской Федерации, долг переходит к новому должнику в полном объеме, включая обеспечивающую его исполнение неустойку, а также неуплаченные проценты" от 02 декабря 1997 года №3798/97 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1998. №3.
63 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит статье 384 Гражданского кодекса Российской Федерации" от 26 декабря 1996 года №2759/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. №5.
64 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ "Учитывая, что перемены лиц в основном обязательстве не произошло, уступка требования о штрафе по конкретной расчетной операции противоречит ст.384 ГК РФ. При таких условиях в иске следует отказать" от 26 октября 1996 года №3172/96 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 1997. №4.
65 Чеговадзе Л. А. Уступка права требования. Закон и правоприменительная практика // Хозяйство и право. 2001. № 9. С. 103.
66 Брагинский, М. И., Витрянский В. В. Договорное право (общие положения). М.: Статут, 1997. С. 374.
67 Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда от 29 декабря 1998 г. № 1676/98. Если в договоре цессии отсутствует предмет договора, не определено конкретное требование, передающееся новому кредитору, то такой договор считается заключенным с нарушением законодательства и является ничтожным. // Вестник Высшего Арбитражного Суда. 1999. №2
68 Малеина М.Н. О договоре дарения // Правоведение. 1998. № 4. С. 131
69 Морозов А., Клочихина С. О переходе прав кредитора к другому лицу // Экономика и жизнь. 2007. № 10. С. 20.
70 Смольков Н.С. Принцип универсальности наследственного правопреемства // Наследственное право. 2007. № 1. С. 19.
71 Филатов А. А. Договор об уступке требования // Налоговый вестник. 2007. № 10. С. 17.
72 Шершеневич Г.Ф. Учебник римского гражданского права (по изданию 1907 г.). М.: Статут, 2005. С. 678.
73 Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения (с объяснениями, извлеченными из трудов Редакционной комиссии). Кн. 2. Сост.: А.Л. Саатчиан; Под ред.: И. М. Тютрюмова М.: Волтерс Клувер, 2008. С. 364.
74 Ахмедшина А. Переход прав кредитора на основании договора: правовые нормы и практика их применения // Арбитражный и гражданский процесс. 2007. № 4. С. 19.
75 Липовенко С. Как правильно заключить договор цессии? // Бизнес-адвокат. 2008. № 1. С. 26.
76 Габов А.В. Некоторые проблемные вопросы уступки права. О проблемных вопросах цессии // Хозяйство и право. 1999. № 4. С. 15.
77 Гражданское право: Учебник для вузов. Ч. 1 / Под общей редакцией Т.И. Илларионовой, Б.М. Гонгало, В.А. Плетнева. М.: Норма, 2008. С. 124.
78 Морозов А., Камфер Ю., Клочихина С. О передаче части прав требования по кредитным договорам третьим лицам // Экономика и жизнь. 2007. № 14. С. 20.
79 Филатов А.А. Договор об уступке требования // Налоговый вестник. 2007. № 10. С. 17.
80 Крашенинников Е. Правовые последствия уступки требования // Хозяйство и право. 2001. № 11. С. 8.
81 Лапач Л.В., Шепелева Л.Ю., Шимбарева Н.В. Судебно-арбитражная практика: споры, связанные с переменой лиц в обязательстве. М.: Экспертное бюро М, 2007. С. 78.
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
1
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
530
Размер файла
190 Кб
Теги
diplom, диплом
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа