close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

diplom(54)

код для вставкиСкачать
 Филиал негосударственного образовательного учреждения
высшего профессионального образования
"Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей,
экономики и права"
в г. Новосибирске
Кафедра Гражданско-правовых дисциплин
ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА
Тема: ЗАЩИТА ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ: ПОНЯТИЕ И СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ
Специальность: 030501.65 - Юриспруденция
Студент: Швецова М.А.
Зачетная книжка студента № 2403-2010"___" ___________ 201 г.Научный руководитель:К.Ю.Н., Доцент Даниленко В.Н.
ученая степень, ученое звание инициалы, фамилияДопускается к защите:Заведующий кафедрой Гражданско-правоаыхдисциплин:К.Ю.Н.__ __Григорьев О.В._
ученая степень, ученое звание инициалы, фамилия
Новосибирск,2014г.
ОГЛАВЛЕНИЕ
ВВЕДЕНИЕ.............................................................................................4
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА
ЗАЩИТУ...............................................................................................8
1.1. Понятие и классификация права на защиту гражданских прав.........................8
1.2. Способы защиты гражданских прав и их классификация.............................15
1.3. Пределы осуществления требований защиты гражданских прав....................23
ГЛАВА 2. ФОРМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ..................................29
2.1. Юрисдикционная форма защиты гражданских прав как гарантия их осуществления.......................................................................................29
2.2. Неюрисдикционная форма защиты гражданских прав................................32
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ...........................................46
3.1. Проблема признания права как способа защиты гражданских прав................46
3.2. Проблемы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав.....................................................................................................49
ЗАКЛЮЧЕНИЕ......................................................................................55
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ............................................59
ПРИЛОЖЕНИЯ 1...................................................................................67
ПРИЛОЖЕНИЕ 2...................................................................................68
ПРИЛОЖЕНИЕ 3....................................................................................69
ВВЕДЕНИЕ
Защита гражданских, социально-экономических, культурных, личных прав и свобод человека, создание надежных и эффективных средств, способов и форм обеспечения этих прав имеют не только международно-правовое, конституционное, межотраслевое, но и отраслевое, гражданско-правовое значение.
Великий российский цивилист И.А. Покровский отмечал, что на более высоких ступенях развития общества более ярко проявляются самобытность и особенности личности, приходит осознание права на индивидуальность, прослеживаются тенденции охраны человеческой личности как таковой во всей совокупности ее индивидуальных интересов и особенностей1.
Конституция РФ подчеркивает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а признание, соблюдение и защита этих прав и свобод - обязанностью государства (ст. 2). Российская Федерация должна отвечать конституционным требованиям демократического, правового и социального государства. Существенными признаками действительно правового государства являются верховенство закона, гарантированность, незыблемость и реальное обеспечение прав и свобод граждан, взаимная ответственность государства и гражданина. Социальное государство призвано осуществлять политику, направленную на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (ч. 1 ст. 7 Конституции РФ). Права и свободы человека и гражданина должны являться непосредственно действующими, определять смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваться правосудием (ст. 18 Конституции РФ). Государственная защита прав и свобод человека и гражданина нашей страны гарантируется. Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом (ст. 45 Конституции РФ), каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод (ч. 1 ст. 46 Конституции РФ)2.
Даже краткое перечисление вышеназванных конституционных норм подчеркивает грандиозность задач, стоящих перед наукой гражданского права и ее представителями. Недостаточно объявить о правах человека и их защите на конституционном уровне. Необходимо разработать эффективную систему реально работающих правовых средств, способов и процедур для защиты гражданских прав, для возможно принудительного осуществления (реализации) субъективных гражданских прав в случае противодействия со стороны обязанных лиц и государства. Следует создать стройную теоретическую концепцию реально действующего и эффективного гражданско-правового механизма защиты прав человека, исследовать его генезис. Именно гражданское право в силу особенностей предмета и метода отраслевого (гражданско-правового) регулирования обладает необходимым набором инструментов, материальных (гражданско-правовых) способов и средств по воплощению в жизнь конституционных требований защиты социально-экономических, личных прав и свобод.
В последние годы в нашей стране проделана большая законотворческая работа, направленная на создание эффективных правовых средств по восстановлению нарушенных прав физических и юридических лиц. Возрос интерес к этой проблематике в юридической литературе.
Проблеме защиты гражданских прав посвятили свои труды такие ученые, как Н.Г. Александров, С.С. Алексеев, А.Л. Анисимов, А.Б. Бабаев, Ю.Г. Басин, В.А. Белов, Е.Е. Богданова, М.И. Брагинский, С.Н. Братусь, В.В. Бутнев, Е.В. Вавилин, А.П. Вершинин, Н.В. Витрук, Ю.С. Гамбаров, В.П. Грибанов, Р.Е. Гукасян, М.А. Гурвич, В.В. Долинская, В.С. Ем, В.М. Жуйков, О.С. Иоффе, Б.Д. Завидов, Ю.Х. Калмыков, М.С. Карпов, А.Г. Карапетов, А.Н. Кожухарь, О.А. Красавчиков, Л.О. Красавчикова, Е.А. Крашенинников, М.Н. Малеина, А.В. Малько, Н.И. Матузов, Г.Б. Мирзоев, С.В. Моргунов, И.Б. Новицкий, А.А. Павлов, О.А. Пешкова, И.А. Покровский, В.В. Ровный, М.А. Рожкова, С.В. Сарбаш, М.К. Сулейменов, Е.А. Суханов, В.А. Тархов, Ю.К. Толстой, В.Н. Ткачев, Д.М. Чечот, Я.Н. Шевченко, Г.Ф. Шершеневич, А.М. Эрделевский, Т.А. Фадеева, В.Ф. Яковлев, К.Б. Ярошенко и др.
Реалии сегодняшней жизни требуют адекватного подхода к защите прав человека, комплексного исследования механизма обеспечения гражданских прав, использования международно-правовых стандартов защиты, конституционных правозащитных норм и отраслевых (гражданско-правовых) достижений.
Действующий Гражданский кодекс РФ содержит положения, необходимые для успешного функционирования механизма защиты прав человека, особенно гражданских. Это в полной мере относится к принципам, регулятивным и охранительным субъективным правам, охранительным правоотношениям, мерам защиты и ответственности, правовым формам, средствам и приемам защиты гражданских прав и законных интересов. При содействии представителей науки, законодателя и правоприменительных органов указанные правовые рычаги способны обеспечить должную восстановительную, компенсационную, охранительную, превентивную, информационную и воспитательную функции гражданского права3.
Актуальность данной работы обусловлена тем обстоятельством, что в условиях быстро меняющейся социокультурной обстановки России, динамично развивающейся экономики проблема осуществления и защиты гражданских прав и исполнения обязанностей в целом стоит особенно остро. В законодательстве, регламентирующем данный процесс, на сегодняшний день существует множество неточностей и недоработок, которые дают о себе знать в процессе применения, регулирования гражданско-правовых отношений4.
Цель выполнения дипломной работы заключается в обобщении теоретико-правовых аспектов защиты гражданских прав, выяснение их юридической природы.
Для достижения цели исследования в работе были поставлены следующие задачи:
* определить понятие и изложить содержание права на защиту, изучить способы защиты гражданских прав;
* рассмотреть формы защиты гражданских прав, указать на особенности самозащиты;
* рассмотреть, проблемы применения отдельных способов защиты гражданских прав.
Предмет исследования - защита гражданских прав, как одно из правомочий субъективного гражданского права.
Объект исследования - общественные отношения, складывающиеся между лицами, защищающими свои гражданские права, и нарушителями этих прав, в ходе защиты указанных прав.
Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы познания: анализ и синтез, дедукции и индукции, системный подход и другие, а также ряд частно-научных методов: методы сравнительного анализа, систематизации и классификации и др.
Значимость данной работы обусловлена возможностью использования ее результатов в процессе правоприменительной деятельности.
ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ И СОДЕРЖАНИЕ ПРАВА НА ЗАЩИТУ
1.1 Понятие и классификация права на защиту гражданских прав
Признавая за тем или иным юридическим или физическим лицом определенные права и обязанности, гражданское законодательство предоставляет управомоченному лицу и право на их защиту. Что же следует понимать под правом на защиту?
В цивилистической литературе точного ответа на этот вопрос не содержится. Не прижился в цивилистической науке и практике и сам термин "право на защиту". В связи с этим, естественно, возникает вопрос о правомерности с точки зрения гражданского законодательства и с точки зрения цивилистической науки самого термина "право на защиту".
Право на защиту, в его материально-правовом значении, представляет собой возможность применения в отношении правонарушителя мер принудительного воздействия. При этом возможность применения в отношении нарушителя мер принудительного воздействия неправильно понимать только как приведение в действие аппарата государственного принуждения. Анализ действующего законодательства свидетельствует о том, что право на защиту по своему материальному содержанию включает в себя:
- возможность управомоченного лица использовать дозволенные законом средства собственного принудительного воздействия на правонарушителя;
- возможность применения непосредственно самим управомоченным лицом юридических мер оперативного воздействия на правонарушителя;
- возможность управомоченного лица обратиться к компетентным государственным или общественным органам с требованием понуждения обязанного лица к определенному поведению.
Анализируя действующее законодательство, можно прийти к выводу, что категорию защиты законодатель связывает, как правило, с нарушением права. Так, согласно п. 2 ст. 150 ГК РФ нематериальные блага защищаются в соответствии с настоящим Кодексом и другими законами в случаях и в порядке, ими предусмотренных, а также в тех случаях и тех пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения. В соответствии со ст. 304 ГК РФ собственник может требовать устранения всяких нарушений его права, хотя бы эти нарушения и не были соединены с лишением владения.
В то же время закон допускает возможность применения защиты, когда нарушение права еще не произошло. Так, часть 1 ст. 11 ГК РФ предусматривает судебную защиту не только нарушенных, но и оспоренных гражданских прав. В частности, среди способов защиты гражданских прав в ст. 12 ГК РФ упоминается и такой способ, как признание права. Управомоченный участник гражданского оборота прибегает к нему, как правило, тогда, когда данное право не признается другим (другими) участником (участниками) гражданского оборота. В этой связи на основании ст. 11, 12 ГК РФ можно утверждать, что защита гражданских прав возможна как при нарушении гражданского права, так и в случаях его непризнания или оспаривания. Нельзя полагать, что основанием для применения защиты гражданских прав является только нарушение субъективного права, поскольку это приведет к ограничению возможности применения адекватных способов защиты гражданских прав.
Факт нарушения права в большинстве случаев является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности. В вопросе о соотношении категорий "защита" и "ответственность" следует согласиться с высказанной в литературе позицией, разделяемой многими учеными, что категория "защита" поглощает категорию "ответственность". Защита по объему содержания является более широким понятием. Отсюда совершенно справедливо утверждение, что меры защиты включают в себя и меры ответственности. Спорной представляется позиция С.Н. Братуся, полагающего, что "...то, что для потерпевшего, осуществляющего свое право при помощи государственного принуждения, является мерой его защиты, то для обязанного лица, нарушившего чужое право и принуждаемого к его восстановлению, - юридической ответственностью. Это две взаимосвязанные стороны одного явления". На наш взгляд, он уравнивает категории "защита" и "ответственность". Однако между ними не следует ставить знак равенства, так как "защита" является родовым понятием по отношению к "ответственности".
Суждение о том, что основанием для применения способов защиты является только сам факт нарушения права, ограничивает само понимание защиты. В этой связи есть необходимость предложить такое основание применения способов защиты субъективных гражданских прав, которое бы охватывало собой как нарушение субъективного права, так и иные формы воздействия на него. Представляется, что таким основанием следует считать посягательство на субъективное гражданское право. Под посягательством же необходимо понимать не предусмотренное законом воздействие на субъективное право участника гражданского оборота, заключающееся в отрицании субъективного права управомоченного лица и проявляющееся в формах непризнания права, оспаривания права, нарушения права.
Нарушение права может быть следствием совершения как противоправного, так и правомерного действия. Нарушение права путем совершения противоправного действия является основанием для применения мер гражданско-правовой ответственности со всеми присущими ей особенностями. Нарушение права путем правомерного действия является основанием для применения иных способов защиты гражданских прав, направленных на восстановление нарушенного права5.
Субъективные гражданские права, которые принадлежат участникам имущественного оборота, должны быть не только реально осуществимыми. Субъекты этих прав должны быть наделены возможностями по пресечению нарушения прав, их восстановлению, компенсации всех потерь, вызванных нарушением субъективных прав. Как правильно отмечал В. П. Грибанов: "Субъективное право, предоставленное лицу, но не обеспеченное от его нарушения необходимыми средствами защиты, является лишь декларативным правом". Правильным также представляется вывод В. П. Грибанова о том, что "возможность правоохранительного характера включается в само содержание субъективного материального требования как одно из его правомочий" 6.
Всякое субъективное гражданское право подлежит защите, а носитель этого права обладает соответствующим правомочием на его защиту с помощью средств, предусмотренных законодательством. Это правомочие является одним из элементов субъективного гражданского права (включая обязательственное право, возникшее из договора), который проявляет себя лишь в ситуациях, когда кто-либо оспаривает, посягает или нарушает это субъективное гражданское право.
Содержание права на защиту, т.е. возможности управомоченного субъекта в процессе его осуществления, определяется комплексом норм гражданского материального и процессуального права, устанавливающих:
а) само содержание правоохранительной меры;
б) основания ее применения;
в) круг субъектов, уполномоченных на ее применение;
г) процессуальный и процедурный порядок ее применения;
д) материально-правовые и процессуальные права субъектов,
по отношению к которым применяется данная мера.
Предметом защиты являются не только субъективные гражданские права, но и охраняемые законом интересы; так, в ст. 3 ГПК РФ говорится: "заинтересованное лицо вправе в порядке, установленном законодательством о гражданском судопроизводстве, обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов".
Субъективное гражданское право и охраняемый законом интерес являются очень близкими и зачастую совпадающими правовыми категориями, в связи с чем, они не всегда разграничиваются в литературе7. В самом деле, в основе всякого субъективного права лежит тот или иной интерес, для удовлетворения которого субъективное право и предоставляется управомоченному лицу. Одновременно охраняемые интересы в большинстве случаев опосредуются конкретными субъективными правами, в связи с чем защита субъективного права представляет собой и защиту охраняемого законом интереса. Так, например, интерес арендатора в пользовании имуществом выступает в форме субъективного права владения и пользования имуществом, защитой которого обеспечивается и защита соответствующего интереса.
Однако субъекты гражданского права могут обладать и такими интересами, которые не опосредуются субъективными правами, а существуют самостоятельно в форме охраняемых законом интересов и, как таковые, подлежат защите в случае их нарушения. Примерами могут служить требования о защите чести и достоинства, об охране жилищных интересов членов семьи нанимателя при принудительном обмене, о признании сделки недействительной и т.д. Защита охраняемого законом интереса, а не собственно субъективного права, имеет место и в тех случаях, когда в результате правонарушения само субъективное право прекращается. Например, при уничтожении вещи право собственности на нее не может быть защищено, так как его уже не существует. Следовательно, речь может идти лишь о защите охраняемого законом интереса бывшего собственника вещи в восстановлении своего имущественного положения, который обеспечивается с помощью иска из причинения вреда или иного адекватного взаимоотношениям сторон способа зашиты. Охраняемый законом интерес нередко выступает в гражданском праве в качестве самостоятельного предмета защиты.
Правовую защиту гражданских прав, как всякое системное образование со сложным набором элементов, задач и целеполагания, можно классифицировать исходя из самых различных оснований.
Например, защищать субъективные гражданские права можно в целях:
1) признания оспариваемых субъективных прав;
2) устранения препятствий в осуществлении субъективных прав;
3) пресечения нарушения субъективных прав;
4) восстановления нарушенных субъективных прав;
5) компенсации (индексации) потерь;
6) достижения двух из вышеперечисленных целей или более. Иными словами, правозащиту можно дифференцировать на признательную, пресекательную, восстановительную и штрафную.
Исходя из иерархии прав человека и гражданина, объектности защищаемого права возможно говорить о защите прав:
1) содержащихся в международно-правовых документах;
2) конституционных (основных) прав и свобод (социально-экономических, культурных, личных);
3) относящихся к третьему поколению (право на здоровую окружающую среду, социальное и экономическое развитие, саморазвитие);
4) субъективных гражданских;
5) связанных с частными и публичными интересами (с охраной государственного правопорядка).
Учитывая юридическую природу, содержание и характер защищаемых прав, допустимо различать защиту:
1) вещных прав (права собственности, ограниченных вещных прав) с помощью вещно-правовых исков;
2) личных неимущественных прав;
3) обязательственных (договорных, деликтных, кондикционных) прав;
4) наследственных прав;
5) исключительных (авторских) прав;
6) корпоративных прав;
7) прав инвесторов на рынке ценных бумаг;
8) прав кредиторов при банкротстве физических и юридических лиц;
9) от недобросовестной конкуренции;
10) семейных прав;
11) жилищных прав;
12) трудовых прав;
13) земельных прав и т.д.
Исходя из статуса защищаемого лица следует различать защиту прав:
1) гражданина, иностранного лица, лица без гражданства, с двойным гражданством; индивидуального предпринимателя;
2) юридических лиц (включая коммерческие, некоммерческие организации);
3) публично-правовых образований;
4) потребителей;
5) реабилитированных лиц;
6) собственников и субъектов ограниченных вещных прав;
7) участников договорных, внедоговорных и кондикционных обязательственных правоотношений;
8) участников корпоративных организаций и т.д.
Учитывая временную характеристику осуществляемой защиты, необходимо различать защиту прав:
1) уже нарушенных или оспоренных в результате свершившихся или продолжаемых неправомерных действий (бездействия);
2) на будущее (под угрозой нарушения права или в целях признания права на будущее);
3) не сопровождаемую временными ограничениями (постоянная защита) (например, удержание);
4) временную (например, связанную с залогом имущества, банковской гарантией, задатком и иными срочными (временными) обеспечительными мерами).
В заключение следует заметить, что возможности защиты зависят от ряда объективных факторов: предписания закона, природы самого охраняемого субъективного права и интереса, характера правонарушения, волеизъявления носителя нарушенного субъективного права, усмотрения правоприменительных органов и т.д8.
1.2 Способы защиты гражданских прав и их классификация
Российское законодательство не содержит легального определения понятия "способы защиты субъективных гражданских прав", и в юридической литературе его рассматривают с разных точек зрения.
Так, авторы учебника под редакцией А.П. Сергеева характеризуют эти способы как закрепленные законом материально-правовые меры принудительного характера, посредством которых производится восстановление (признание) нарушенных (оспариваемых) прав и воздействие на правонарушителя9.
Предложенное определение обсуждаемого понятия является несколько расплывчатым, аморфным и не охватывает в полной мере сущность, правовую природу и основные особенности гражданско-правовых способов защиты. Указание на такой сущностный признак способа, как способность воздействовать на правонарушителя, нисколько не отличает обсуждаемый термин от понятий "гражданско-правовое регулирование", "гражданско-правовая ответственность", "меры защиты", "меры ответственности", "гражданско-правовые санкции", ибо они также призваны оказывать должное влияние на правонарушителя. Из содержания предложенного определения вытекает вывод о доминирующей роли неблагоприятных последствий (санкций) для лица, нарушающего (нарушившего) субъективные права других лиц, в то время как основной задачей (целью) защиты является восстановление нарушенных, признание оспариваемых прав.
Более предпочтительное определение предложено М.И. Брагинским и В.В. Витрянским: "Под способами защиты гражданских прав обычно понимаются предусмотренные законодательством средства, с помощью которых могут быть достигнуты пресечение, предотвращение, устранение нарушений права, его восстановление и (или) компенсация потерь, вызванных нарушением права"10.
Однако и в указанном определении отсутствует возможность установления способа защиты договорным путем, смешиваются понятия способа и средства защиты.
По нашему мнению, способ защиты гражданских прав - это совокупность приемов (подходов, технологий) для достижения поставленной цели гражданско-правовой защиты (правопризнание, предупреждение, пресечение, устранение отрицательных последствий правонарушения, восстановление нарушенных прав, первоначального положения, двусторонняя или односторонняя реституция, компенсация понесенных потерь и т.д.). В то время как средство правовой защиты указывает на то, каким образом обладатель субъективного права добивается результата защиты, способ защиты указывает на то, что субъект защиты предпринимает для достижения целей защиты.
В гражданском законодательстве можно выделить два уровня регулирования способов защиты гражданских прав. Первый уровень регулирования заключается в определении таких способов защиты, которые носят универсальный характер и могут быть применены для защиты, как правило, любого субъективного гражданского права. Такие способы защиты установлены ст. 12 ГК (см. схема 2. Приложение 2).
Среди названных в ст. 12 ГК способов защиты гражданских прав можно выделить11:
во-первых, способы, применение которых возможно только судом (признание права, признание оспоримой сделки недействительной, признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления и др.);
во-вторых, способы, которые применимы не только судом, но и государственными органами, наделенными полномочиями по защите гражданских прав в административном порядке (пресечение действий, нарушающих право, восстановление положения, существовавшего до нарушения, и др.);
в-третьих, способы, применяемые стороной правоотношения для защиты своих прав как с помощью суда, так и самостоятельно (возмещение убытков, взыскание неустойки и др.);
в-четвертых, способы, используемые стороной самостоятельно без участия суда путем дозволенного физического воздействия на правонарушителя (самозащита) или использования правовых мер воздействия (прекращение правоотношения путем одностороннего отказа от исполнения в случаях, предусмотренных законом или договором, приостановление исполнения обязательства и др.).
Второй уровень гражданско-правового регулирования способов защиты гражданских прав представляет собой установление законом способов защиты, применяемых для защиты только определенных видов гражданских прав или для защиты от определенных нарушений. Именно такие способы защиты отнесены ст. 12 ГК к иным способам, предусмотренным законом. В этом смысле можно говорить о самостоятельных способах защиты прав учредителей (участников) юридических лиц, собственника имущества (титульного владельца), кредитора в обязательстве и т.д.
Представляется, что наиболее практическим значимым критерием для классификации способов защиты гражданских прав является результат, на который рассчитано их применение, характер последствий их применения для нарушенного права. Указанный критерий одновременно может служить одним из основных критериев для выбора субъектом нарушенного права оптимального способа его защиты. Именно в этом заключается его практическое значение. Итак, если в основу классификации способов защиты гражданских прав положить результат, на который рассчитано их применение, то все универсальные способы защиты, названные в ст. 12 ГК могут быть распределены на три группы.
Первая группа включает в себя способы защиты, применение которых позволяет подтвердить (удостоверить) защищаемое право либо прекратить (изменить) обязанность. К такому результату приводит применение следующих способов защиты: признание права; присуждение к исполнению обязанности в натуре; неприменение судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону; прекращение или изменение правоотношения.12
Управомоченное лицо вправе выбрать способ защиты нарушенного права. Однако выбор в ряде случаев ограничен правовыми нормами, предусматривающими для тех или иных субъективных прав определенные средства правовой защиты, а также характером нарушения права. Например, для защиты права собственности (иного вещного права) можно воспользоваться иском о признании права собственности, виндикационным или негаторным иском. Наряду с этими традиционными способами защиты права собственности возможно также обращение в суд с требованием о признании недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления, если такой акт служит основанием возникновения права собственности. В зависимости от конкретных обстоятельств управомоченное лицо выбирает адекватный им способ защиты.
Может быть применено несколько способов защиты в определенной последовательности. Например, при рассмотрении спора об арендной плате арендатор предъявляет встречный иск с требованием о признании договора аренды недействительным, так как арендодатель не является собственником нежилого помещения, сданного в аренду. В этом случае рассмотрение спора о праве собственности и его признании либо непризнании должно предшествовать рассмотрению требования об уплате арендной платы и встречного требования о признании договора недействительным.
Способы защиты нарушенного права и порядок защиты предусмотрены также нормами ГК об отдельных видах договоров. Так, в силу ст. 523 ГК поставщик вправе односторонне отказаться от исполнения обязательства (расторгнуть договор) при неоднократной неоплате стоимости поставленного товара либо на основании ст. 486 ГК приостановить исполнение. Отсутствие правовых норм, закрепляющих конкретный способ защиты гражданских прав, либо наличие возможности применить разные способы означает, что выбор оставлен на усмотрение сторон. При этом возможно сочетание (одновременное использование) нескольких способов защиты.
Среди названных в ГК можно выделить способ защиты, являющийся для гражданского права наиболее значимым или универсальным, - возмещение убытков. Он применим при любых нарушениях субъективных прав независимо от того, предусмотрено ли законом или договором возмещение убытков, причиненных тем или иным нарушением гражданских прав.13
Все названные на первый взгляд совершенно различные способы защиты объединяют последствия их применения для защищаемого права. Что может означать решение суда о присуждении к исполнению обязанности в натуре? В первую очередь, это подтверждение наличия у лица, обратившегося в суд с соответствующим иском, права требовать от ответчика исполнения этой обязанности. Обращаясь к суду с ходатайством о неприменении акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону, субъект гражданского права также просит подтвердить это право, удостоверить, что это право не могло быть затронуто незаконным актом.
Анализ арбитражно-судебной практики свидетельствует о том, что все названные способы защиты используются субъектами в основном на первом предварительном этапе в целях создания благоприятных условий для применения иных способов защиты. Необходимость в подобных действиях возникает, как правило, в ситуациях, когда имеется иное лицо, претендующее на защищаемое право либо его оспаривающее. К примеру, требование о признании права собственности зачастую предшествует иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения или об устранении препятствий в реализации права собственности либо иску о выселении или об освобождении занимаемого помещения. После удовлетворения судом иска о присуждении к исполнению обязанности в натуре нередко следует иск о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением соответствующей обязанности.
Ко второй группе способов защиты гражданских прав можно отнести такие способы, применение которых позволяет предупредить или пресечь нарушение права. К их числу относятся: пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признание недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащита права; взыскание неустойки. Цель применения указанных способов защиты заключается в том, чтобы заставить или побудить нарушителя прекратить действия, нарушающие субъективное гражданское право, либо предупредить такие действия. Именно этой целью продиктованы, например, массовые обращения в арбитражный суд организаций, выступающих в роли налогоплательщиков, с исками о признании недействительными актов налоговых органов о применении к ним финансовой ответственности за различные нарушения налогового законодательства. Такие иски предъявляются и в случаях, когда в соответствии с актом налогового органа уже произведено частичное списание денежных средств со счетов организаций.
Третья группа объединяет способы защиты гражданских прав, применение которых преследует цель восстановить нарушенное право и (или) компенсировать потери, понесенные в связи с нарушением права. Такой результат может быть достигнут путем: восстановления положения, существовавшего до нарушения права; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; возмещения убытков; компенсации морального вреда.14
Тем самым, способы защиты гражданских прав составляют систему мер, направленных на защиту и обеспечение неприкосновенности собственности и свободное осуществление субъективных гражданских прав.
Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение. Так, например, собственник, который незаконно лишен владения вещью, в соответствии со ст. 301 ГК, вправе истребовать ее из чужого незаконного владения, т.е. восстановить положение, существовавшее до нарушения права. Чаще, однако, обладателю субъективного права предоставляется возможность определенного выбора способа защиты своего нарушенного права. Например, в договоре подряда, если подрядчик допустил отступления от условий договора, ухудшившие работу, или допустил иные недостатки в работе, заказчик вправе по своему выбору потребовать безвозмездного исправления указанных недостатков в разумный срок, или уменьшения установленной за работу цены, или возмещения своих расходов на устранение недостатков, когда право заказчика устранять их предусмотрено в договоре подряда (ст. 723 ГК).
Закрепление в специальных нормах тех или иных способов защиты, равно как и выбор способа защиты из числа предусмотренных ст. 12 ГК в тех случаях, когда в специальных нормах нет указаний на конкретные способы защиты, в свою очередь, определяются спецификой защищаемого права и характером нарушения. Например, такие способы защиты, как возмещения убытков и взыскание неустойки, применяются чаще всего при нарушении имущественных прав. Напротив, пресечение действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, является типичным способом защиты личных неимущественных прав. Достаточно очевидно влияние на выбор конкретных способов защиты и характера правонарушения. Так, если в результате правонарушения субъективное право полностью уничтожается, восстановить положение, существовавшее до нарушения права, практически невозможно, и потому подлежат применению те способы защиты, которые направлены на заглаживание причиненного вреда, - взыскание убытков и недоимки, возмещение вреда в натуре и т.п. таким образом, хотя обладатель нарушенного субъективного права в очерченных законом рамках самостоятельно выбирает конкретный способ его защиты, сам этот выбор обычно определяется отмеченными выше обстоятельствами.
Защита субъективных гражданских прав может осуществляться не только в гражданско-правовом, но также в административно-правовом и уголовно-правовом порядке. Считается, что это обусловлено двумя причинами15.
Во-первых, диалектическим соотношением правовых статусов лица. Общеправовой (конституционный) статус является базой для отраслевого статуса, а отраслевой (в нашем случае гражданско-правовой) служит основой индивидуального или конкретного статуса. Так как общеправовой статус служит базовым для нескольких отраслей, то отраслевые статусы оказываются генетически взаимосвязанными, что предопределяет в ряде случаев единства охраняемых благ (например, право собственности).
Во-вторых, в зависимости от характера правонарушения и типа органа, осуществляющего защиту права, можно условно выделить несколько "степеней" защиты прав. В отношении одного и того же субъективного права могут быть задействованы различные меры защиты.
Так, в соответствии с актами международного права, международными договорами и Конституцией РФ в Декларации о правах и свободах человека и гражданина Российской Федерации дан исчерпывающий перечень тайн: личные, семейные (в известной мере совпадающие), профессиональные, коммерческие, государственные.
Кроме того, в УК предусмотрены составы преступлений, связанные с нарушением личных прав граждан (ст. 137, 139, 183). Налицо не только гражданско-правовая терминология, но и общая для всех отраслей права функция - охранительная.
Таким образом, право на защиту включает в себя, как возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий, так и возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Порядок и пределы применения конкретного способа защиты гражданского права зависят от содержания защищаемого субъективного права и характера его нарушения; нередко выбор способа защиты оставляется на усмотрение стороны правоотношения; возможно и одновременное использование нескольких способов защиты16.
1.3 Пределы осуществления требований защиты гражданских прав
Возможность обратиться к компетентным государственным органам за защитой материального субъективного права является важнейшей в содержании принадлежащего управомоченному лицу права на защиту. И хотя обеспечительную сторону права нельзя сводить только к применению мер государственного принуждения, следует признать, что подключение управомоченным лицом к реализации своего права аппарата государственного принуждения является важнейшим условием реальности и гарантированности прав граждан и юридических лиц.
Чем же определяются пределы осуществления требования о защите права? Следует прежде всего иметь в виду, что требование защиты права имеет две стороны: процессуально-правовую, связанную с порядком заявления и рассмотрения требования, и материально-правовую, связанную с его удовлетворением. Поэтому вопрос о пределах осуществления названного требования следует рассматривать с позиций как материально-правовых, так и процессуально-правовых. В связи с этим особенно важное значение приобретают три проблемы: во-первых, вопрос о пределах осуществления управомоченным лицом требования защиты права в связи с установлением определенной подведомственности гражданско-правовых споров; во-вторых, вопрос о пределах осуществления названного права во времени; в-третьих, вопрос об осуществлении требования защиты права в соответствии с его назначением.
1. Пределы осуществления требования защиты права и рассмотрение гражданских дел в административном порядке. Вопрос о подведомственности - это прежде всего вопрос о том, какой государственный орган правомочен рассматривать тот или иной гражданско-правовой спор, на ком именно лежит обязанность защитить нарушенное субъективное гражданское право заявителя. От правильного решения о подведомственности споров зависит обеспечение реальности и гарантированности прав граждан и организаций.
Особенно важное значение проблема подведомственности гражданско-правовых споров приобретает в связи с рассмотрением гражданских дел в административном порядке. Это объясняется прежде всего тем, что административный порядок рассмотрения споров, обладая некоторыми достоинствами, в частности возможностью значительно сократить сроки рассмотрения споров, тем не менее не обладает необходимым количеством правовых средств, обеспечивающих максимальную гарантию правильного разрешения дела. Административное разрешение гражданских дел имеет исключительный характер, т.е. применяется лишь в случаях, предусмотренных законом. Это не случайно, так как закономерностью развития права является соответствие материальному праву процессуальных форм его защиты. Практически это означает, что как материальное право, так и процессуальная форма его защиты должны базироваться на одних и тех же основополагающих принципах. Особенность гражданских правоотношений заключается прежде всего в равном положении их участников, в их независимом (в административном или имущественном отношении) положении по отношению друг к другу. Из этого следует, что процессуальная форма защиты гражданских прав должна отвечать по крайней мере следующим требованиям:
1. Ее применение должно быть рассчитано на возникновение спора между сторонами;
2. Она должна использоваться при возбуждении дела самими сторонами (или лицами, призванными действовать таким образом в интересах одной из сторон);
3. Она должна обеспечить равное положение сторон при рассмотрении спора;
4. Орган, рассматривающий спор, не должен быть заинтересован в разрешении дела в пользу одной из сторон;
5. Форма защиты должна обеспечить максимум гарантий правильного разрешения спора.
Всем этим требованиям в полной мере отвечает лишь исковая форма защиты гражданских прав, которая поэтому и является основной формой их защиты.
Административный порядок этим требованиям в значительной мере не отвечает. По своему характеру он соответствует таким отношениям, которые основаны на подчинении одного субъекта другому. Поэтому основная сфера его применения - это рассмотрение споров, возникающих из административно-правовых отношений.17
2. Пределы осуществления требования защиты права во времени. Основной процессуальной формой защиты гражданских прав является исковая форма их защиты. Однако требование защиты права в исковой форме, обращенное к суду или арбитражу, не может быть безграничным во времени. Это обусловлено, во-первых, установлением в законе или договоре сроков существования самого субъективного права, с прекращением которого естественно отпадает и надобность в его защите; во-вторых, недопустимостью продолжительной неопределенности в существовании самой возможности применения мер принудительного воздействия к правонарушителю, действия которого, совершенные в прошлом, по истечении значительного времени могут утратить свой общественно опасный характер, и применение к нему мер принудительного воздействия может оказаться не только не нужным, но и противоречащим целям правового принуждения в обществе; в-третьих, необходимостью выяснения объективной истины при рассмотрении каждого гражданского дела, так как со временем могут быть утрачены или обесценены доказательства, без которых правильное решение дела станет невозможным; в-четвертых, необходимостью устранения медлительности и волокиты при защите прав граждан и юридических лиц.
Осуществление управомоченным лицом требования защиты права, обращенного к суду, ограничено сроками исковой давности. Ст. 195 ГК
_____________________________________
17. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2000 -270с.
РФ определяет исковую давность как срок для защиты права по иску лица, право которого нарушено.18
Это значит, что правовым последствием истечения срока исковой давности является утрата управомоченным лицом возможности осуществить принадлежащее ему материальное право в принудительном порядке.
3. Осуществление требования защиты права в соответствии с его назначением. Требование защиты права, т.е. обращение граждан и организаций к компетентным государственным или общественным органам за защитой нарушенного права, представляет собой, если так можно сказать, последний этап реализации субъективного гражданского права. Особенностью этого этапа реализации материально-правовых требований является то, что в данном случае управомоченный субъект прибегает к помощи государства, требует обеспечения осуществления или защиты его права посредством подключения к этому аппарата государственного принуждения.
Обязанность лица осуществлять право в соответствии с его назначением действует на всех стадиях осуществления субъективного гражданского права. Управомоченный субъект обязан надлежащим образом осуществлять принадлежащее ему право как при реализации его своими собственными действиями, например, при осуществлении владения, пользования и распоряжения своим имуществом, так и при заявлении тех или иных требований к обязанному субъекту гражданского правоотношения. Лицо обязано соблюдать это правило также и при осуществлении права на защиту, в том числе и при заявлении требования о защите права компетентным государственным органом. Более того, именно в этом последнем случае обязанность осуществления субъективного права в соответствии с его назначением действует с особой силой, так как в данном случае речь идет не об обычном, а о принудительном осуществлении права с использованием в отношении правонарушителя мер государственно-принудительного характера. Злоупотребление правом в этом случае может не только привести к нарушению законности и ущемлению прав и интересов других граждан и организаций, но в известной мере может также нанести ущерб авторитету органа, рассматривающего спор19.
Установление факта злоупотребления требованием защиты права, как и всякое иное осуществление права в противоречии с его назначением, должно иметь своим последствием отказ в защите права, а в ряде случаев и иные предусмотренные законом последствия. Однако не всякий отказ в защите права, например, не всякий отказ в иске, свидетельствует о злоупотреблении правом на защиту. В связи с этим прежде всего необходимо выяснить, в чем состоит назначение требования защиты права должно быть признано осуществленным в противоречии с его назначением в обществе.
Назначение требования защиты права состоит, прежде всего, в том, что оно имеет своей целью обеспечить принудительную реализацию нарушенного субъективного гражданского права. Это означает, что требование защиты права имеет достаточные основания материально-правового характера для применения мер принудительного порядка лишь при наличии нарушения права. В тех же случаях, когда требование защиты права заявлено при отсутствии самого факта нарушения права, таких оснований, как правило, нет. Исключение в этом отношении составляют лишь такие случаи, как, например, иски о признании права, об установлении факта, имеющего юридическое значение, где такого нарушения может и не быть и само требование заявлено в значительной мере в целях избежания такого нарушения в будущем.
_______________________
18Гражданский Кодекс Российской Федерации //СЗ РФ. 2003. №32. Ст.3302
19Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // В кн.: Актуальные проблемы гражданского прав / Под ред. М.И. Брагинского. - М.: 2000 - 318с. Из сказанного выше, конечно, не вытекает, что нарушение права является единственным материально-правовым основанием для применения заявленного требования. Для удовлетворения заявленного требования защиты права необходимы и иные условия, в частности противоправное поведение правонарушителя, наличие вреда или убытков, вина, и т.п., наличие которых в разных сочетаниях необходимо в зависимости от характера того или иного конкретного случая. Однако нарушение субъективного гражданского права является обязательным условием удовлетворения заявленного требования во всех без исключения случаях.
ГЛАВА 2. ФОРМЫ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
2.1. Юрисдикционная форма защиты гражданских прав как гарантия их осуществления
Юрисдикционная форма защиты имеет место при осуществлении правовой защиты государственными судами (Конституционным Судом РФ, судами общей юрисдикции и арбитражными судами), а также уполномоченными государством органами и должностными лицами по принятию мер административного воздействия и рассмотрению жалоб на административные постановления в рамках КоАП РФ. Представляется, что составными частями юрисдикции являются гражданское и административное судопроизводство (наряду с конституционным и уголовным). В переводе с латинского языка "юрисдикция" означает судопроизводство, ведение суда. В настоящее время этот термин означает подсудность, право производить суд, решать правовые вопросы, правовую сферу, на которую распространяются17полномочия данного18государственного19органа20, деятельность компетентных (уполномоченных на основании федеральных законов) органов по рассмотрению в установленном законом порядке правовых вопросов и вынесению по ним юридически обязательных решений. Юрисдикция означает установленную законом совокупность правомочий соответствующих государственных органов разрешать правовые споры и дела о правонарушениях, оценивать действия лица или иного субъекта права с точки зрения их правомерности либо неправомерности, применять юридические санкции к правонарушителям, а также иную деятельность государственных органов по рассмотрению споров, дел о правонарушениях и применению санкций.
Судебная защита гражданских прав и свобод трактуется ст. 46 Конституции Российской Федерации как гарантия их осуществления. Гражданский кодекс развивает и детализирует эту норму применительно к осуществлению гражданских прав.
Ст. 11 ГК закрепляет два важных положения:
а) гражданские права подлежат судебной защите независимо от того, имеется ли соответствующее указание в ГК и иных законах. Исключения из этого правила - защита гражданских прав в административном порядке - могут устанавливаться только законом.
б) суд защищает как нарушенное, так и оспариваемое право. Например, одна из сторон гражданского правоотношения считает, что договор заключен, а вторая оспаривает заключение договора или считает сделку ничтожной.
В рамках юрисдикционной формы защиты, в свою очередь, выделяются общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу защита гражданских прав и охраняемых законом интересов осуществляется в судебном порядке. Основная масса гражданско-правовых споров рассматривается районными, городскими, областными и иными судами общей компетенции. Наряду с ними судебную власть осуществляют арбитражные суды, которые разрешают споры, возникающие в процессе предпринимательской деятельности. По соглашению участников гражданского правоотношения спор между ними может быть передан на разрешение третейского суда. В случаях, когда конституционные права и свободы граждан нарушены или могут быть нарушены законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином органе, граждане обладают правом на обращение в Конституционный Суд РФ.
В качестве средства судебной защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов выступает, по общему правилу, иск, т.е. обращенное к суду требование об отправлении правосудия, с одной стороны, и обращенное к ответчику материально-правовое требование о выполнении лежащей на нем обязанности или о признании наличия или отсутствия правоотношения, с другой стороны. В отдельных случаях средством судебной защиты являются заявление, в частности по делам особого производства, или жалоба, в частности при обращении в Конституционный Суд РФ судебный или, как его нередко называют, исковой порядок защиты применяется во всех случаях, кроме тех, которые особо указаны в законе.21
Специальным порядком защиты гражданских прав и охраняемых законом интересов в соответствии со ст. 11 ГК следует признать административный порядок их защиты. Защита прав граждан в административном порядке означает защиту прав при рассмотрении жалоб, заявлений и предложений граждан, при осуществлении иных мер правозащитного характера исполнительными органами власти и их должностными лицами в сфере управления. В систему федеральных органов исполнительной власти страны входят федеральные министерства, федеральные службы и федеральные агентства22.
Защита прав граждан реализуется в ходе осуществления уполномоченными органами исполнительной власти надзорных, контрольных, исполнительных и иных функций в отношении конкретных физических и юридических лиц, при проведении следственно-дознавательских действий, привлечении виновных к административно-правовой ответственности, рассмотрении жалоб на административные постановления о привлечении к административной ответственности (путем обращения к вышестоящему административному органу, должностному лицу). Процедурными нормами, правилами при этом служат нормы административных регламентов, положений, КоАП РФ, Федерального закона "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации", иных нормативных правовых актов.
Решения, принимаемые органами государственной власти и управления, административными (правоохранительными) органами и их должностными лицами, зачастую касаются имущественных и личных неимущественных прав наших граждан. Положительными качествами административной формы защиты являются оперативность и профессионализм. Однако, в любом случае решение, принятое уполномоченным органом в административном порядке, может быть оспорено в суде (п. 2 ст. 11 ГК РФ).
В некоторых случаях в соответствии с законом применяется смешанный, т.е. административно-судебный порядок защиты нарушенных гражданских прав. В этом случае потерпевший, прежде чем предъявить иск в суд, должен обратиться с жалобой в государственный орган управления. В таком порядке разрешаются, например, отдельные споры патентного характера, некоторые дела, возникающие из правоотношений в сфере управления, и прочие23.
2.2. Неюрисдикционная форма защиты гражданских прав
Неюрисдикционная форма защиты гражданского права - это защита гражданского права самостоятельными действиями управомоченного лица без обращения к государственным и иным уполномоченным государством органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия к правонарушителю24.
Категория самозащиты понимается специалистами неоднозначно. Законодатель (ст.12 ГК РФ) относит самозащиту к способам защиты гражданских прав. При этом, многие авторы в литературе чаще всего относят категорию самозащиты не к способам, а к формам защиты гражданских прав. К такой позиции близка точка зрения А.П. Сергеева, который высказывался против квалификации самозащиты как одного из способов защиты гражданских прав. По его мнению, самозащита гражданских прав - это форма, а не способ защиты. Г.А. Свердлык и Э.Л. Страунинг так же доказывали, что самозащита действительно должна быть признана в качестве формы защиты гражданских прав и интересов. На наш взгляд стоит согласиться с подобной позицией.
В широком понимании самозащита представляет собой спектр всех допускаемых законом или договором самостоятельных действий управомоченного лица, позволяющих обеспечить неприкосновенность права, пресечь правонарушение и восстановить право. То есть данные действия направлены не только на пресечение нарушения, но и обеспечение их неприкосновенности (обеспечение исполнения обязательств). В более узком смысле самозащита воспринимается как меры фактического порядка, направленные на защиту прав во внедоговорных отношениях, фактические действия, имеющие целью пресечь правонарушение, а не восстановить право25.
При самозащите гражданских прав речь в первую очередь идет о фактических действиях, выражающихся в воздействии лица на свое собственное или находящееся в его титульном (законном) владении имущество. Они могут быть весьма разнообразными: устройство различных охранных приспособлений для защиты дома от нежелательного проникновения в него третьих лиц; клеймение домашних животных; проставление факсимиле на книгах из собственной библиотеки и т.п. Главное, чтобы эти действия соответствовали закону, или, иначе говоря, не были прямо запрещены им.
Другую группу фактических действий по самозащите гражданских прав составляют действия, непосредственно воздействующие на личность правонарушителя или его имущество. Такие действия могут использоваться лицом как для защиты от посягательств на свое или находящееся в его законом владении имущество, так и для защиты нематериальных благ: жизни, здоровья, личной неприкосновенности, свободы передвижения.
В иных случаях самозащита в форме непосредственного воздействия на личность правонарушителя или его имущество применяться не может. В частности, она не может использоваться при нарушении авторских прав; исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности; чести, деловой репутации, а также для защиты права требования к должнику по обязательству. Подобные действия с учетом конкретных фактических обстоятельств могут рассматриваться как преступное самоуправство (ст. 330 УК РФ).
Фактические действия по самозащите гражданских прав, непосредственно воздействующие на личность правонарушителя или его имущество, должны обладать признаками необходимой обороны или крайней необходимости26.
Одними из труднореализуемых на практике являются нормы о необходимой обороне. Самооборона представляет собой естественное неотчуждаемое право человека, она применяется при посягательстве (нападении) на материальные либо нематериальные права и связана с причинением вреда посягавшему. Наука и практика определяют, по крайней мере, две острейшие проблемы, связанные с реализацией права на самооборону.
Во-первых, правоприменительная практика, комментарии к закону дают основание полагать, что категория необходимой обороны не отвечает в полной мере задачам гарантирования естественных неотчуждаемых прав человека и должна быть переосмыслена. Специалисты отмечают, что условия и основания применения мер самозащиты требуют большей определенности, поскольку недостаточно оправданное использование самостоятельной защиты квалифицируется как неправомерное действие.
Вторая проблема напрямую связана с первой, поскольку правовым последствием превышения пределов необходимой обороны является возникновение обязанности возместить причиненный вред (ст. 1066 ГК РФ). Необходимо подвергнуть пересмотру принцип гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в состоянии самообороны. Это продиктовано насущной необходимостью в условиях распространившейся в обществе ситуации безнаказанности, злоупотребления правами. В сознании определенного круга граждан существует мнение о возможности "обойти" закон, не подвергаясь никакому возмездию. Результатом подобного представления о действии закона, так называемой лояльности к правонарушению, становится ситуация неуважения закона.
Обратимся к правовой сути понятия необходимой обороны. Существуют очевидные сложности практического определения "необходимости" самообороны и, соответственно, границ ее реализации, то есть тех условий, при которых данные действия будут квалифицированы как правомерные.
Традиционно границы самообороны не считаются превышенными при соблюдении следующих условий: наличие факта нападения, которое носит противоправный характер. Не все противоправные действия требуют применения оборонительных мер, гражданское право в понимании противоправности нападения ориентировано на уголовное законодательство. Самооборона не может быть применена против действий, которые носят противоправный характер, но не являются уголовно наказуемыми деяниями. Противоправные действия лица в указанных обстоятельствах влекут за собой возмещение вреда, поэтому применение самообороны в данном случае будет неоправданной мерой.
Во-вторых, необходимая оборона может быть направлена не только на защиту интересов обороняющегося. Граждане имеют право защищать от посягательства интересы государства, общественные интересы, а также личность и права другого лица, подвергающегося преступному посягательству.
В-третьих, оборона признается необходимой, если она применяется своевременно, адекватна интенсивности нападения, направлена непосредственно на нападающего, совершается также в интересах государства и общества, прав и интересов других лиц.
Проблема неопределенности пределов самообороны порождает и вопрос о размере возмещения вреда, причиненного лицу при отражении его общественно опасного посягательства. В соответствии со ст. 1066 ГК РФ вред, причиненный в состоянии необходимой обороны, если при этом не были нарушены ее пределы, не подлежит возмещению.
Согласно Постановлениям Пленума Верховного Суда СССР 1969 г., 1984 г., 2010 г. при определении суммы возмещаемого вреда суд должен учитывать степень вины оборонявшегося и посягавшего.
В настоящее время действует положение об учете вины потерпевшего и имущественного положения лица, причинившего вред, в соответствии с которым вред, возникший вследствие умысла потерпевшего, возмещению не подлежит (п. 1 ст. 1083 ГК).
Согласно п. 2 ст. 1083 ГК РФ размер возмещения должен быть уменьшен, если грубая неосторожность самого потерпевшего содействовала возникновению или увеличению вреда, в зависимости от степени вины потерпевшего и причинителя вреда. При грубой неосторожности потерпевшего и отсутствии вины причинителя вреда в случаях, когда его ответственность наступает независимо от вины, размер возмещения должен быть уменьшен или в возмещении вреда может быть отказано, если законом не предусмотрено иное. При причинении вреда жизни или здоровью гражданина отказ в возмещении вреда не допускается.
В научной литературе отсутствует общепринятое единое мнение по этому вопросу. Специалисты очевидным образом расходятся во мнениях. Так, Н.С. Малеин отстаивал принцип "смешанной ответственности", в соответствии с которым вред возмещается с учетом вины как обороняющегося, так и потерпевшего27. В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 7 февраля 1967 г. представлена та же позиция.
О.С. Иоффе при решении данного вопроса предложил подходить дифференцированно: если оборона применялась после нападения, то вред потерпевшему (т.е. нападавшему) должен быть возмещен полностью, если пределы обороны превышены в результате несоответствия средств защиты характеру нападения, то с учетом вины потерпевшего суд может вынести решение о частичном возмещении вреда28.
В.П. Грибанов высказал справедливые замечания в адрес последней позиции, указав на то, что даже если пределы самообороны были превышены, основаниями этих действий послужило преступное поведение нападающей стороны29. Отвергнув принцип полного возмещения вреда, ученый настаивал на принципе смешанной ответственности за вред, причиненный необходимой самообороной. Эта позиция представляется наиболее оправданной, поскольку в любом случае возмещение вреда является правовым последствием действий, направленных против нападения. То есть факт противоправного поведения пострадавшего (нападающего) является в данном случае отправным.
Пункт 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 26 января 2010 г. N 1 "О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина"30 гласит, что при причинении вреда в состоянии необходимой обороны вред возмещается на общих основаниях только в случае превышения ее пределов. Размер возмещения определяется судом в зависимости от степени вины как причинителя вреда, так и потерпевшего, действиями которого было вызвано причинение вреда. Таким образом, ключевой вопрос о степени вины причинителя вреда и потерпевшего остается открытым. На наш взгляд, необходимо переосмыслить принцип гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный в условиях необходимой обороны.
Вред, причиненный действиями при самообороне, должен возмещаться с учетом презумпции виновности потерпевшего, поскольку причиной самообороны явилось его противоправное поведение. Юридически данная презумпция должна быть выражена в императивной норме о том, что размер возмещаемого вреда, причиненного при правомерной самообороне, не должен превышать 25 процентов от нанесенного ущерба, вне зависимости от степени вины обороняющегося. Не степень вины обороняющегося должна стать определяющим критерием для суда в решении вопроса о возмещении вреда, а презумпция вины нападающего. В противном случае определение степени вины создает ситуацию невозможности объективно решить дело, поскольку требует проведения сложных и долговременных мероприятий. Например, для установления характера опасности, угрожавшей оборонявшемуся, оценки его сил и возможностей по отражению нападения, а также иных обстоятельств, которые могли повлиять на реальное соотношение сил посягавшего и защищавшегося, необходима медико-психологическая экспертиза.
Эта мера имеет существенную превентивную функцию, сама угроза нападения должна быть в том числе и материальна наказуема. Предложенная мера оправданна не только с точки зрения общечеловеческого принципа справедливости, но и имеет превентивный характер, поскольку предполагает безусловную наказуемость нападающего31.
Еще одним способом самозащиты гражданских прав являются действия управомоченного лица в условиях крайней необходимости. Ст. 1067 ГК трактует крайнюю необходимость как опасность, угрожающую самому обладателю прав или другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена иными средствами. Такие действия, как и действия в состоянии необходимой обороны, ГК не признает противоправными. Однако если в состоянии крайней необходимости причинен вред, то он, как правило, подлежит возмещению.32
В отличие от необходимой обороны, которая является единственным в своем роде явлением, свойственным в гражданском праве лишь обязательствам из причинения вреда, крайняя необходимость имеет в гражданском законодательстве целый ряд сходных с ней правовых явлений. Так, например, ст. 179 ГК предусматривает признание недействительной сделки, совершенной "вследствие стечения тяжелых обстоятельств", ст. 187 ГК допускает передоверие представителем своих действий другому лицу, когда он "вынужден к этому силою обстоятельств" и др. В указанных случаях управомоченное лицо также действует при обстоятельствах, которые вынуждают его действовать определенным образом. Однако, как видно из приведенных примеров, закон употребляет здесь иные формулировки и не говорит о крайней необходимости.
Особенность обстоятельств, которые закон относит к крайней необходимости, в сравнении с приведенными случаями с точки зрения гражданского права состоит в том, что устранение опасности при этих обстоятельствах не может быть осуществлено обычными способами и лицо, действующее в состоянии крайней необходимости, вынуждено использовать средства, связанные с причинением вреда.
При этом в одних случаях причинение вреда может быть необходимой мерой предотвращения опасности, тогда как в других случаях вред может выступать лишь как сопутствующее явление, которое могло наступить, но могло и не наступить. Однако возможность причинения вреда при предотвращении опасности в состоянии крайней необходимости всегда осознается лицом, предпринимающим те или иные меры. Иначе говоря, с субъективной стороны причинение вреда в состоянии крайней необходимости может быть как умышленным, так и неосторожным. Но при любом положении обязательным является одно условие: вред причиненный должен быть менее значительным, чем вред предотвращенный. При применении мер самозащиты в условиях крайней необходимости лицо не должно превышать пределы крайней необходимости.
Еще одной неюрисдикционной формой защиты гражданских прав является применении управомоченным лицом мер оперативного воздействия к правонарушителю.
Под мерами оперативного воздействия понимаются такие юридические средства правоохранительного характера, которые применяются к нарушителю гражданских прав и обязанностей непосредственно управомоченным лицом как стороной в гражданском относительном правоотношении, без обращения за защитой права к компетентным государственным органам.
Выделение мер оперативного воздействия в качестве самостоятельной классификационной группы мер защиты гражданских прав опирается на особые юридические свойства и признаки, присущие им. Меры оперативного воздействия, как и меры самозащиты, реализуются односторонними действиями самих управомоченных лиц. Однако они существенно различаются. Во-первых, меры самозащиты направлены на защиту определенной группы абсолютных имущественных прав и на защиту таких нематериальных благ, как жизнь, здоровье, личная неприкосновенность и свобода передвижения. Меры оперативного воздействия используются только для защиты относительных имущественных гражданских прав. Во-вторых, фактические действия по самозащите гражданских прав не преследуют юридических целей, то есть не являются сделками. В отличие от них действия по применению мер оперативного воздействия всегда являются односторонними сделками. Их применение в обязательном порядке влечет соответствующее изменение прав и обязанностей участников относительного гражданского правоотношения.
Основные особенности мер оперативного воздействия следующие. Во-первых, названные меры являются мерами правоохранительными. Правоохранительный характер этих мер находит свое выражение в том, что они применяются управомоченным лицом лишь тогда, когда обязанная сторона допустила те или иные нарушения, например, не выполнила обязательства в установленный срок, уклоняется от выполнения тех или иных действий, систематически задерживает платежи и т.п. Поэтому односторонние действия управомоченных субъектов, не связанные с нарушением обязанностей его контрагентов по относительному правоотношению, нельзя относить к мерам оперативного воздействия, несмотря на их большое внешнее сходство. Таково, например, предусмотренное ст. 717 ГК право заказчика отказаться в любое время без объяснения причин от исполнения договора до сдачи ему результата работы с уплатой подрядчику части установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.
Меры оперативного воздействия призваны осуществлять пресекательные и превентивные функции. Применение их управомоченным субъектом устраняет возможность возникновения у него убытков в будущем. Так, например, отказ от договора поставки товара в случае систематической просрочки поставки предотвращает убытки, которые могли бы возникнуть у покупателя в связи с утратой рынком интереса к этому товару.
Во-вторых, особенность мер оперативного воздействия состоит в том, что их применение носит односторонний характер. Они применяются к правонарушителю непосредственно самим управомоченным субъектом без обращения к государственным юрисдикционным органам. Поэтому они именуются мерами оперативного характера. Во всех случаях меры оперативного воздействия применяются управомоченным субъектом в качестве стороны относительного правоотношения.
В-третьих, односторонний характер мер оперативного воздействия определяет и особый характер гарантий их правильного применения. Это предполагает в первую очередь точное описание в законе или в договоре содержания каждой меры оперативного воздействия и условий их применения. Также требуется точное описание прав субъектов, по отношению к которым применяются меры оперативного характера.
В-четвертых, главная функция рассматриваемых мер состоит в обеспечении, стимулировании надлежащего исполнения обязанностей участниками гражданского оборота. Любая мера оперативного воздействия, оставаясь средством защиты интересов управомоченного субъекта, по своей сути выступает в качестве иного способа обеспечения надлежащего исполнения обязательств, помимо тех, которые указаны в ст. 329 ГК.
В-пятых, применение мер оперативного воздействия не может вызвать возникновение на стороне правонарушителя юридически обязательных обременительных имущественных последствий. Вместе с тем, применение мер оперативного воздействия может вызвать юридически необязательные имущественные потери. Так, в результате отказа покупателя от договора поставки по причине недоброкачественности купленного товара у поставщика могут возникнуть большие убытки, связанные с возвратом оплаты за товар, с необходимостью дополнительных складских и транспортных расходов и т.п. Но эти убытки не носят для правонарушителя характера юридически обязательных и не вытекают из содержания такой меры оперативного воздействия как отказ от договора.
Меры оперативного воздействия многочисленны и разнообразны. Они могут быть подразделены на следующие виды. Первый вид - это меры оперативного воздействия, связанные с исполнением обязательств за счет должника. Общая норма, касающаяся данного вида мер оперативного воздействия, установлена ст. 397 ГК.
Согласно ей, если должник не исполняет обязательства по изготовлению и передаче вещи в собственность (в хозяйственное ведение или оперативное управление), либо по передаче вещи в пользование кредитору, либо выполнению для него определенной работы или оказания ему услуги, то кредитор вправе в разумный срок поручить выполнение обязательства третьим лицам за разумную цену либо выполнить его своими силами (если иное не вытекает из закона, иных правовых актов, договора или существа обязательства) и потребовать от должника возмещения понесенных им необходимых расходов и других убытков.
В нормах, касающихся отдельных видов обязательств, содержание и условия применения указанных мер оперативного воздействия конкретизируются. Так, если во время выполнения работы станет очевидным, что она будет выполнена ненадлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков. При неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования заказчик вправе поручить исправление работ другому лицу за счет подрядчика (п. 3 ст. 715 ГК).
Второй вид - это меры оперативного воздействия, связанные с обеспечением встречного удовлетворения. Целью данных мер является либо понуждение неисправного контрагента к предоставлению встречного удовлетворения, либо обеспечение возможности кредитора получить удовлетворение за счет имущества должника, находящегося во владении кредитора. Функционирование указанной группы мер оперативного воздействия опирается на два принципиальных предписания действующего законодательства.
Первое из них гласит, что в случае непредставления обязанной стороной обусловленного договором исполнения либо наличия обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что такое исполнение не будет произведено в установленный срок, сторона, на которой лежит встречное исполнение, вправе приостановить исполнение своего обязательства. Если обусловленное договором исполнение обязательства произведено не в полном объеме, сторона, на которой лежит встречное исполнение, также вправе приостановить исполнение своего обязательства (п. 2 ст. 328 ГК).
Данное общее положение конкретизируется в многочисленных нормах, регламентирующих отдельные виды обязательства. Так, в случаях, когда продавец по договору купли-продажи обязан передать покупателю не только товары, которые покупателем не оплачены, но и другие товары, продавец вправе приостановить передачу этих товаров до полной оплаты всех ранее переданных товаров, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором (п. 5 ст. 486 ГК). В случаях, когда нарушение заказчиком обязанностей по договору подряда (в частности, непредоставление материала, оборудования, технической документации, вещи, подлежащей переработке или обработке) препятствует исполнению договора подрядчиком, а также при наличии обстоятельств, очевидно свидетельствующих о том, что исполнение указанных обязанностей не будет произведено в установленный срок, подрядчик вправе не приступать к работе, а начатую работу приостановить (ст. 719 ГК).
Второе принципиальное нормативное положение сформулировано в ст. 359 ГК. В соответствии с ним кредитор, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику либо лицу, указанному должником, вправе в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещения кредитору связанных с нею издержек и других убытков удерживать ее до тех пор, пока соответствующее обязательство не будет исполнено. Это положение тоже конкретизируется в многочисленных нормах. Так, заказчику предоставляется право на удержание результата работ (ст. 712 ГК); комиссионер вправе удерживать находящиеся у него вещи, подлежащие передаче комитенту. Данные права направлены на обеспечение прав подрядчика и комиссионера по их денежным требованиям к контрагентам по обязательствам.
Весьма интересная мера обеспечения подобного рода предусмотрена ст. 30 УЖД РФ от 10 января 2003*(452). Согласно этому правилу до внесения грузополучателем всех причитающихся перевозчику платежей вагоны и контейнеры, не выданные грузополучателю, находятся на его ответственном простое на железнодорожной станции назначения и с него взимается плата за пользование этими вагонами и (или) контейнерами.
Третий вид - это меры оперативного воздействия, связанные с отказом от совершения определенных действий в интересах неисправного контрагента (меры отказного характера). К ним относятся:
а) отказ от договора;
б) отказ от принятия ненадлежащего исполнения;
в) отказ во встречном удовлетворении.
Отказ от договора как мера оперативного воздействия направлен на прекращение обязательства между управомоченным субъектом и его неисправным контрагентом. Отказ от договора приравнивается законом к одностороннему отказу от исполнения договора. Согласно п. 3 ст. 450 ГК в случае одностороннего отказа от исполнения договора полностью или частично, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается соответственно расторгнутым или измененным. Следовательно, при отказе от договора должны учитываться правила ст. 310 ГК о том, что односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, и одностороннее изменение условий такого обязательства допускаются также в случаях, предусмотренных договором, если иное не вытекает из закона или существа обязательства.
Примером отказа от договора могут служить следующие нормативные ситуации. Если продавец отказывается передать покупателю проданный товар, покупатель вправе отказаться от исполнения договора купли-продажи (п. 1 ст. 463 ГК). Если во время выполнения работы станет очевидным, что она не будет выполнена надлежащим образом, заказчик вправе назначить подрядчику разумный срок для устранения недостатков и при неисполнении подрядчиком в назначенный срок этого требования отказаться от договора подряда (п. 3 ст. 715 ГК).
Отказ от принятия ненадлежащего исполнения и отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства существенно отличаются от отказа от договора. Их применение не влечет прекращения относительного правоотношения между управомоченным субъектом и лицом, по отношению к которому они применяются, в то время, как отказ от договора влечет прекращение договорных правоотношений.
Отказ от принятия ненадлежащего исполнения и отказ во встречном удовлетворении по причине ненадлежащего исполнения обязательства возможны, например, в случае передачи продавцом предусмотренных договором купли-продажи товаров в ассортименте, несоответствующем договору. Если это произойдет, покупатель вправе отказаться от их принятия и оплаты (п. 1 ст. 468 ГК).
Меры отказного характера весьма многочисленны в нашем гражданском законодательстве. Субъекты предпринимательской деятельности могут определять в договорах иные случаи, служащие основанием для применения мер отказного характера (ст. 310 ГК)33.
ГЛАВА 3. ПРОБЛЕМЫ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ ОТДЕЛЬНЫХ СПОСОБОВ ЗАЩИТЫ ГРАЖДАНСКИХ ПРАВ
3.1. Проблема признания права как способа защиты гражданских прав
Статья 12 Гражданского кодекса РФ, устанавливая способы защиты гражданских прав, среди последних называет признание права, отводя ему в ряду перечислений первое место и уже одним этим обстоятельством подчеркивая значимость рассматриваемого способа защиты, его приоритетность по отношению к остальным.
В самом общем смысле признание права является одним из предусмотренных действующим гражданским законодательством случаев признания (установления), т.е. правовой квалификации того или иного явления в рамках существующего публичного правопорядка. Так, именно путем признания производятся установление порочности сделки (признание сделки недействительной), констатация несоответствия закону актов государственных органов и органов местного самоуправления, неплатежеспособности должника-банкрота, установление недееспособности (дееспособности) субъекта права и т.д. Вместе с тем признание права стоит особняком по отношению к другим, однопорядковым явлениям и, в частности, к иным способам защиты гражданских прав.
Прежде всего, признание права прямо обозначено ст. 12 ГК РФ в качестве одного из способов защиты гражданских прав, перечень которых открыт, допустив тем самым возможность нормативного установления иных способов защиты гражданских прав. Однако представляется, что, в отличие от носящих специальный характер способов защиты, основополагающие и универсальные способы перечислены все же непосредственно в ст. 12 ГК РФ. Именно в таком качестве выступает и признание права.
Опираясь на сложившуюся судебную практику, можно с уверенностью утверждать, что как способ защиты гражданских прав признание права применяется и к вещным, и к обязательственным правам. Так, из смысла п. 5 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" прямо следует, что признание права возможно в отношении права собственности, права хозяйственного ведения, а также обязательственных прав, например, права из договора. Именно в этом смысле можно говорить об универсальном характере признания права как способа защиты.34
Наконец, применительно к другим способам защиты гражданских прав признание права имеет исключительный, можно сказать, краеугольный характер: возможность применения того или иного средства защиты существует лишь для управомоченного лица, т.е. того, за кем существующим публичным порядком признается наличие нарушенного права. В этом смысле верным представляется вывод о предпосылочном характере признания права по отношению к другим способам защиты гражданских прав.
Институт признания права является одновременно и материальным (гражданско-правовым), и процессуальным. Обусловлено это, главным образом, тем обстоятельством, что признание права по форме - исключительно юрисдикционный (судебный) способ защиты гражданских прав, и отчасти тем, что оно обладает большой спецификой и давней историей, позволяющей ему выделиться в самостоятельное явление процессуального права.
Интересна оценка использования института признания права в равной мере как в отношении прав вещных, так и прав обязательственных. Возможность защиты гражданских прав в форме признания права из обязательства без каких-либо оговорок признается нашей судебной практикой и допускается наряду с признанием прав вещных35. В данном случае исходят, вероятно, из того известного принципа, что прямой запрет на обращение за защитой обязательственного права в форме его признания не установлен, а потому суды не вправе отказывать в ее применении. При этом, однако, не учитывается чуждость и неэффективность использования рассматриваемого способа защиты в отношении обязательственных прав.
Обращение за защитой права в данном случае - это, по существу, не требование о признании субъективного обязательственного права, а требование об установлении наличия обязательственного правоотношения (п. 5 указанного информационного письма), поскольку первое вне последнего невозможно. Однако признание обязательственного правоотношения существующим само по себе не обеспечит эффективной защиты обязательственного права.
Как известно, содержание любого обязательственного права сводится к двум правомочиям - правомочию требовать от обязанного лица совершения определенных действий и правомочию на защиту нарушенного права. Поэтому признание в судебном порядке субъективного гражданского права из обязательства по сути означает установление наличия у лица именно этих двух правомочий. Однако нарушение правомочия требовать совершения определенных действий (воздержания от их совершения) не устраняется одним фактом его признания и требует применения иных способов защиты, таких, например, как присуждение к исполнению обязанности в натуре, прекращение или изменение правоотношения, возмещение убытков, взыскание неустойки и т.д. (ст. 12 ГК РФ). Вместе с тем при обращении лица, считающего себя управомоченным в рамках обязательственного правоотношения, за непосредственной защитой своего права одним из указанных способов суд должен будет установить наличие или отсутствие между сторонами обязательства и, соответственно, выяснить принадлежность обратившемуся за защитой лицу субъективного гражданского права из обязательства, а следовательно, и правомочия требования.
Во всех случаях обращения за судебной защитой нарушенного субъективного права суд проверяет существование к тому правовых оснований, прежде всего, с точки зрения наличия у притязающего лица самого права, т.е. прямо или косвенно делает вывод об обладании истцом тем субъективным правом, которое давало бы ему основание к требованию о его защите.
Другими словами, установление факта существования обязательственного правоотношения (признание субъективного права из обязательства) представляет собой только одно из обстоятельств, подлежащих доказыванию (оспариванию) по делу, но не может рассматриваться как самостоятельный способ защиты, поскольку применение его в данном случае противоречит существу обязательственных правоотношений и не способствует достижению основной цели защиты гражданских прав: восстановлению положения, существовавшего до нарушения права (восстановлению нарушенного права) и возможности его беспрепятственного осуществления.
Изложенное позволяет сделать однозначный вывод об отсутствии и всякой практической значимости в применении такого способа защиты, как признание права, к обязательственным правоотношениям. Само по себе судебное решение о признании права из обязательства не создает для управомоченного лица никаких положительных последствий, поскольку обязательственное субъективное право не предполагает совершения лицом собственных действий, а потому в дальнейшем требует от управомоченного лица применения иных способов защиты его нарушенного обязательственного права (правомочия требования). По большому счету, подача исков о признании права из обязательства также бессмысленна, как и предъявление требования о признании договора заключенным.
Поэтому такой способ защиты, как признание права, должен быть применим исключительно к тем субъективным гражданским правам, содержание которых включает полномочие субъекта права на совершение собственных (положительных) действий, т.е. ко всем тем правам, которые не относятся к числу обязательственных.
Анализ судебной практики позволяет отметить неразработанность такого способа защиты гражданских прав, как признание права, требующего не только тщательного теоретического анализа, но и существенных законодательных нововведений.
3.2. Проблемы компенсации морального вреда как способа защиты гражданских прав
Такой способ защиты гражданских прав, как компенсация морального вреда, зафиксирован в ГК РФ и состоит в возложении на нарушителя обязанности по выплате потерпевшему денежной компенсации за физические или нравственные страдания, которые тот испытывает в связи с нарушением его прав.
Впервые право гражданина на возмещение морального вреда было установлено в 1990 г. в Законе СССР от 12 июня 1990 г. "О печати и других средствах массовой информации".
В качестве общеправовой нормы возмещение в материальной форме за причиненный гражданину моральный вред (физические или нравственные страдания) появилось в российском законодательстве с 3 августа 1992 г. - даты введения в действие на территории России Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г. Возмещение морального вреда предусматривалось ст. 131 указанных Основ.
Эти правила действовали до 1 января 1995 г. Тогда им на смену пришли нормы о моральном вреде и его возмещении, зафиксированные в ГК РФ. Статья 151 ГК РФ определяет моральный вред по существу так, как и Основы гражданского законодательства Союза СССР и республик 1991 г., а именно как причинение гражданину физических или нравственных страданий. Наряду с этим законодатель по-разному подходит к случаям причинения морального вреда. Если моральный вред причинен гражданину посягательством на принадлежащее ему нематериальное благо, то он, при наличии предусмотренных законом условий, возмещается независимо от того, предусмотрено ли такое возмещение специальным законом или нет. В указанных случаях достаточным основанием для возмещения вреда служит ст. 151 ГК РФ. А вот если моральный вред причинен посягательством на какое-либо материальное благо, которое находит свое выражение в имущественном праве, то он подлежит возмещению лишь тогда, когда существует специальный закон, предусматривающий такое возмещение.
Развернутое определение понятия "моральный вред" дал Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 20 декабря 1994 г. N 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда". Под моральным вредом понимаются нравственные или физические страдания, причиненные действиями (бездействием), посягающими на принадлежащие гражданину от рождения или в силу закона нематериальные блага (жизнь, здоровье, достоинство личности, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна и т.д.) или нарушающими его личные неимущественные права (право на пользование своим именем, право авторства и другие неимущественные права в соответствии с законами об охране прав на результаты интеллектуальной деятельности), либо нарушающими имущественные права гражданина36.
Вопрос о компенсации морального вреда имеет свои особенности. Суть в том, что определение размера компенсации - это дело непростое. В каждом конкретном случае необходимы индивидуальный подход, подробный анализ ситуации. Самые большие трудности возникают при определении степени страданий человека, а следовательно, и соответствующей суммы. Конечно, оценка страданий в деньгах или иной материальной форме невозможна. И, так как ответственность за причинение морального вреда имеет компенсационный характер, то, несомненно, компенсация морального вреда в денежной форме - это унифицированный способ, и изобретать другой способ нет необходимости.
Необходимо констатировать отсутствие детального законодательного регулирования института компенсации морального вреда. Такая ситуация складывается в отношении определения размера компенсации морального вреда в российской правоприменительной практике.
Предлагается в законодательном порядке закрепить презумпцию морального вреда. Это особенно важно при причинении физических и нравственных страданий совершенным преступлением. По нашему мнению, совершение практически любого преступления сопровождается причинением морального вреда. В этом случае, при наличии соответствующих изменений в законодательстве, потерпевшие по всем уголовным делам могли бы претендовать на денежную компенсацию перенесенных ими физических и нравственных страданий.
Наличие причинной связи между моральным вредом и совершенным правонарушением, как одного из условий наступления ответственности за причинение морального вреда, не всегда представляется очевидной. К примеру, моральный вред причинен повреждением здоровья в виде заболевания, вызванного неблагоприятным воздействием окружающей среды, необходимо, прежде всего, установить наличие причинной связи между заболеванием и неблагоприятным воздействием. На требования о компенсации морального вреда должна распространяться исковая давность, применение которой должно осуществляться по общим правилам. На наш взгляд, это соответствовало бы и смыслу гражданского законодательства, и нуждам правоприменительной практики. Более того, трудно представить справедливым положение причинителя вреда, согласно которому он может без ограничения срока подвергнуться ответственности, размер которой он не мог, да и не должен был предвидеть.
Проблема компенсации морального вреда, в особенности определения размера возмещения в денежной форме, вызывает большие затруднения в судах. Статья 195 ГПК РФ, обязывающая суд к вынесению законных и обоснованных решений, не содержит каких-либо изъятий. Отсюда следует, что и в части размера возмещения морального вреда в денежной форме решение также должно быть законным и обоснованным. Для того чтобы обеспечить выполнение этого требования, ст. 198 ГПК РФ устанавливает, что в мотивировочной части решения суда должны быть указаны обстоятельства дела, установленные судом, доказательства, на которых основаны выводы суда, и доводы, по которым он отвергает те или иные обстоятельства. Ответственность за причинение морального вреда имеет явно выраженный компенсационный характер.
При возмещении имущественного вреда гражданское законодательство применяет принцип эквивалентности размера возмещения размеру причиненного вреда. В случае компенсации морального вреда принцип эквивалентности неприменим в силу особой специфики. Но, поскольку вред причинен и должен быть компенсирован, из смысла гражданского законодательства вытекает, что к компенсации морального вреда может и должен применяться принцип более "низкого" уровня - принцип адекватности (соответствия).
Судебная практика выявила определенные проблемы при принятии решения судами о размере компенсации морального вреда. Суды, как правило, ориентируются при определении сумм, подлежащих возмещению в качестве компенсации морального вреда, на суммы требований граждан о возмещении материальных убытков, неустойки и др. В отдельных случаях суды без мотивации снижают размер сумм, взыскиваемых в возмещение морального вреда, несоразмерно характеру причиненного вреда. В целом подходы к определению компенсации морального вреда не отработаны. В результате имеется значительный разброс и необоснованная произвольность в оценке судами размеров компенсации морального вреда.
Проблема отсутствия точно сформулированных критериев оценки размера компенсации морального вреда и четкой методологии количественной оценки размера компенсации всегда порождала сложности. В наиболее общем виде критерии, которые должны приниматься во внимание судом при определении размера компенсации морального вреда, могли бы быть представлены следующим образом:
- степень вины причинителя вреда;
- степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
- требования разумности и справедливости;
- иные, заслуживающие внимания обстоятельства.
Наиболее привлекательной представляется методика определения размера компенсации морального вреда, предложенная A.M. Эрделевским, в основу которой включается соотношение размеров санкций различных статей Уголовного кодекса, как наиболее объективно отражающих значимость охраняемых этими статьями благ.
И, наконец, судебное решение нельзя ставить в жесткие рамки формул, так как в каждом конкретном случае размеры сумм компенсации морального вреда обусловлены многими заслуживающими внимания обстоятельствами. К тому же, крайне сложно предположить заранее, какой размер денежной компенсации может являться эквивалентом перенесенных страданий. Следовательно, необходимо признать, что в судебной практике решающее значение в определении размера компенсации морального вреда по-прежнему имеет судебное усмотрение.
Компенсация страданий, вызванных нарушением имущественной сферы потерпевшего, была бы вполне оправдана. По нашему мнению, устранение существующих ограничений в отношении имущественных прав способствовало бы расширению восстановительной функции института компенсации морального вреда. Для этого из ст. 1099 ГК РФ необходимо исключить ч.2. устанавливающую ограничение в части имущественных прав, а пункт 1 ст. 151 ГК РФ изложить в такой редакции: "Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие ему иные нематериальные блага, либо нарушающими имущественные права граждан, суд вправе возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда".
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В результате проведенной работы мы выяснили, что в современном российском обществе, которое активно создает систему рыночной экономики, проблема защиты гражданских прав стоит достаточно остро. От эффективности действий по защите своих субъективных прав, в конечном счете, зависит успех коммерческой деятельности как физических, так и юридических лиц, что является важным показателем для всей экономики государства.
Право на защиту можно определить как предоставленную управомоченному лицу возможность применения мер правоохранительного характера для восстановления его нарушенного или оспариваемого права. Содержание права на защиту определяется комплексом норм гражданского материального и процессуального права, устанавливающих: само содержание правоохранительной меры; основания ее применения; круг субъектов, уполномоченных на ее применение; процессуальный и процедурный порядок ее применения; материально-правовые и процессуальные права субъектов, по отношению к которым применяется данная мера.
Способом защиты гражданского права называется сама закрепленная или санкционированная законом правоохранительная мера, посредством которой производится устранение нарушения права и воздействие на правонарушителя. Перечень способов защиты гражданских прав содержится в ст. 12 ГК. Содержание каждого из способов защиты и порядок его применения конкретизируются в нормах общей части гражданского законодательства.
Защита субъективных гражданских прав осуществляется посредством применения надлежащей формы, средств и способов защиты. В науке гражданского права различают две основные формы защиты - юрисдикционную и неюрисдикционную.
Юрисдикционная форма защиты - деятельность уполномоченных государственных органов по защите нарушенных или оспариваемых субъективных прав. Суть ее выражается в том, что лицо, права которого нарушены, обращается за защитой к государственным или иным компетентным органам (в суд, арбитражный, третейский суд, вышестоящую инстанцию), которые уполномочены принять необходимые меры для восстановления нарушенного права и пресечения правонарушения. Юрисдикционная форма защиты означает возможность защиты гражданских прав в судебном или административном порядке, так называемый общий и специальный порядок защиты нарушенных прав. По общему правилу защита осуществляется в судебном порядке, т. к. данная форма наиболее соответствует принципу равенства участников гражданских правоотношений.
Неюридискционная форма защиты охватывает действия граждан и организаций, которые совершаются ими самостоятельно, без обращения к государственным и иным уполномоченным органам. Такая форма защиты имеет место при самозащите гражданских прав и при применении управомоченным лицом мер оперативного характера.
Таким образом, право на защиту включает в себя, как возможность совершения управомоченным лицом собственных положительных действий, так и возможность требования определенного поведения от обязанного лица. Один из вариантов способов защиты гражданских прав:
а) фактические действия управомоченных субъектов, носящие признаки самозащиты гражданских прав;
б) меры оперативного воздействия на нарушителя гражданских прав;
в) меры правоохранительного характера, применяемые к нарушителям гражданских прав компетентными государственными или иными органами.
Порядок и пределы применения конкретного способа защиты гражданского права зависят от содержания защищаемого субъективного права и характера его нарушения; нередко выбор способа защиты оставляется на усмотрение стороны правоотношения; возможно и одновременное использование нескольких способов защиты.
К сожалению, законодатель недостаточно подробно регламентирует осуществление конкретных способов защиты права (в частности, Гражданский кодекс не регламентирует порядок осуществления и пределы самозащиты, а лишь указывает, что такой способ защиты права допускается). Нередки и расхождения норм законодательства с мнением авторитетных ученых-теоретиков (например, законодатель относит самозащиту права к способам защиты гражданских прав, в то время как отдельные цивилисты считают ее не способом, а формой защиты).
Достаточно актуален для нашего общества и вопрос о пределах защиты гражданских прав. Необходимо четко представлять себе (особенно при осуществлении неюрисдикционных способов защиты) ту грань, которая отделяет защиту субъективного права от самоуправства. В обратном случае лицо, чье право было нарушено, рискует тем, что его действия могут быть расценены как злоупотребление правом. Пределы защиты гражданских прав должны быть четко обозначены, защита лицом своего субъективного права не должна нарушать субъективных прав и интересов других лиц.
Как правило, обладатель нарушенного права может воспользоваться не любым, а вполне конкретным способом защиты своего права. Зачастую способ защиты нарушенного права прямо определен специальным законом, регламентирующим конкретное гражданское правоотношение.
Анализ судебной практики позволил отметить неразработанность такого способа защиты гражданских прав, как признание права, требующего не только тщательного теоретического анализа, но и существенных законодательных нововведений.
В связи с чем, видится целесообразным более подробное рассмотрение данного вопроса в рамках ГК РФ.
Проблема отсутствия точно сформулированных критериев оценки размера компенсации морального вреда и четкой методологии количественной оценки размера компенсации всегда порождала сложности. В наиболее общем виде критерии, которые должны приниматься во внимание судом при определении размера компенсации морального вреда, могли бы быть представлены следующим образом:
- степень вины причинителя вреда;
- степень и характер физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинен вред;
- требования разумности и справедливости;
- иные, заслуживающие внимания обстоятельства.
Судебное решение нельзя ставить в жесткие рамки формул, так как в каждом конкретном случае размеры сумм компенсации морального вреда обусловлены многими заслуживающими внимания обстоятельствами. К тому же, крайне сложно предположить заранее, какой размер денежной компенсации может являться эквивалентом перенесенных страданий. Следовательно, необходимо признать, что в судебной практике решающее значение в определении размера компенсации морального вреда по-прежнему имеет судебное усмотрение.
Компенсация страданий, вызванных нарушением имущественной сферы потерпевшего, была бы вполне оправдана. По нашему мнению, устранение существующих ограничений в отношении имущественных прав способствовало бы расширению восстановительной функции института компенсации морального вреда. Для этого из ст. 1099 ГК РФ необходимо исключить ч.2. устанавливающую ограничение в части имущественных прав, а пункт 1 ст. 151 ГК РФ изложить в такой редакции: "Если гражданину причинен моральный вред (физические или нравственные страдания) действиями, нарушающими его личные неимущественные права или посягающими на принадлежащие ему иные нематериальные блага, либо нарушающими имущественные права граждан, суд вправе возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации указанного вреда".
Необходимо уделять большее внимание способам защиты гражданских прав как на законодательном, так и на доктринальном уровне. Особое значение при этом имеет регламентация неюрисдикционных способов защиты (в первую очередь, самозащиты гражданских прав и мер оперативного воздействия), как наиболее доступных для участников гражданского оборота способов защиты их субъективных прав.
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
Нормативные-правовые акты
1. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // "Парламентская газета", N 4, 23-29.01.2009.
2. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации от 8 января 1996 года № 1-ФЗ (принят ГД ФС РФ 18.12.1996) (ред. от 23.07.2013) // "Российская газета", N 9, 16.01.1997.
3. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (принят ГД ФС РФ 24.05.1996) (ред. от 23.07.2013) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.
4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года № 174-ФЗ от 18.12.2001 N 174-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.11.2001) (ред. от 23.07.2013) // "Ведомости Федерального Собрания РФ", 01.01.2002, N 1, ст. 1.
5. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации" от 24.07.2002 N 95-ФЗ (принят ГД ФС РФ 14.06.2002) (ред. от 02.07.2013) // "Собрание законодательства РФ", 29.07.2002, N 30, ст. 3012.
6. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (принят ГД ФС РФ 21.10.1994) (ред. от 23.07.2013) // "Собрание законодательства РФ", 05.12.1994, N 32, ст. 3301.
7. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (принят ГД ФС РФ 22.12.1995) (ред. от 23.07.2013) // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.
8. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 N 138-ФЗ (принят ГД ФС РФ 23.10.2002) (ред. от 02.07.2013) // "Собрание законодательства РФ", 18.11.2002, N 46, ст. 4532.
9. Федеральный закон от 21.07.1997 N 122-ФЗ (ред. от 23.07.2013) "О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним" (принят ГД ФС РФ 17.06.1997) // "Собрание законодательства РФ", 28.07.1997, N 30, ст. 3594.
10. Закон РФ от 26 июля 2006 года №135-ФЗ ( ред. от 02.11.2013г. №294-ФЗ) "О защите конкуренции" // "Собрание законодательства РФ", 31 июля 2006 года, №31 (1 ч.), ст. 3434.
11. Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 02.07.2013) "О защите прав потребителей" // "Собрание законодательства РФ", 15.01.1996, N 3, ст. 140.
12. Постановление Правительства РФ от 10.11.2011 N 924 "Об утверждении перечня технически сложных товаров"/ СПС "КонсультантПлюс"
13. Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" // СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.
Материалы судебной практики и сборники нормативных актов
14. Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда: Постановление Пленума Верховного суда РФ № 10, от 20.12.1994 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. - 1995. - № 4. - С. 36.
15. Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение: Информационное письмо Президиума ВАС РФ № 76, от 17.02.2004 г. // Вестник ВАС РФ. - 2004. - № 4. - С. 19.
16. Постановление Президиума ВАС РФ от 15.10.2006 г. № 1225/06.// Вестник ВАС РФ. - 2007. - № 2. - С. 32.
17. Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2000 -270с.
18. Гражданский Кодекс Российской Федерации //СЗ РФ. 2003. №32. Ст.3302
19. Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты // В кн.: Актуальные проблемы гражданского прав / Под ред. М.И. Брагинского. - М.: 2000 - 318с.
20. Постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 16 ноября 2010 г. N 8263/10 //СПС "КонсультантПлюс"
21. Постановление Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 1 июля 1996 г. N 6/8 "О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации" // Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ. - 1996. - № 4.
22. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" // Бюллетень Верховного Суда. - 2005. - № 4.
23. Письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" // Вестник ВАС РФ.- 2004.- №. 3.
24. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 г. N 17 г. Москва "О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей"
25. Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 апреля 2007 г. по делу N КГ-А40/691-07 / СПС Гарант.
26. Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 8 июля 2008 г. по делу N А21-392/08-С2 СПС Гарант.
27. Постановление ФАС Московского округа от 11 июля 2001 г. по делу №КГ-А40/3445-01.
28. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 4 апреля 2000 г. по делу № А-56-27790/99.
29. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 28.12.2010 по делу № А33-21976/2009//СПС "КонсультантПлюс"
30. Постановление Президиума ВАС РФ от 3 февраля 1998 г. №5731/97.
31. Постановление Президиума ВАС РФ от 17 декабря 2002 г. N 4744/02.
32. Постановление Президиума ВАС РФ от 22.05.2008 г. № 7598/07 // Вестник ВАС РФ. - 2013. - № 9. - С. 48-49.
Учебная и научная литература
33. Абова Т.Е., Кабалкин А.Ю. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ. Часть первая - М.: Юрайт-Издат, 2004. - 407с.
34. Агафонова Н.Н. Артеменков С.В. Безбах В.В. Гражданское право. Учебное пособие. - М: Юристъ, 2006. - 192с.
35. Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. - М.: "Норма: ИНФРА-М", 2010.
36. Алексеев С.С., Гонгало Б.М. Гражданское право: Учебник. Т.К. Велби., - М: 2006. - 407с.
37. Артемов В.В. Недействительность сделок и их последствия: некоторые аспекты // Юрист. - 2008. - № 6. - С. 13.
38. Артюшин Д.В. Проблемы самозащиты в гражданском праве России // Вестник ВАС РФ. - 2004. - № 5. - С. 20.
39. Беленков Р.В. Гражданское право. Общая часть. Приор-издат., М:- 2007. - 320с.
40. Богданова Е.Е. Формы и способы защиты гражданских прав и интересов // Журнал российского права. - 2008. - № 6. - С. 23.
41. Борисов В.Ю. Гетман Е.С. Гражданское право: Учебник для вузов: Ч. Инфра-М 2006. - 362с.
42. Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие положения.- М.: Статут, 1997. - 630 с.
43. Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. - М., 1996. - 287с.
44. Бутнев В.В. К понятию механизма защиты субъективных прав // Субъективное право: Проблемы осуществления и защиты. - Владивосток, 1989. - С.10.
45. Вавилин Е.В. Проблемы защиты гражданских прав // Бюллетень нотариальной практики. - 2008. - № 2. - С. 37-38.
46. Вавилин Е.В. Самозащита гражданских прав // Российская юстиция. 2012. N 1. С. 5 - 7.
47. Власова А.В. Структура субъективного гражданского права. - Ярославль, 1998.
48. Гатин А.М. Гражданское право: Учебное пособие. Дашков и К., М: 2007. - 169с.
49. Гражданское право. Учебник. Часть 1 / Под ред. Сергеева А.П., Толстого Ю.К. - М., Проспект. 2008. - 834 с.
50. Гражданское право / Под ред. А И. Калпина, А И. Масляева. - М.: Проспект, 2011. - 618 с.
51. Гражданское право. Часть первая: учебник / Отв. ред. Мозолин В.П., Масляев А.И. - М., Юристъ. 2007. - 768 с.
52. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав/В кн.: Осуществление и защита гражданских прав. - М., 2000. - 104с.
53. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты, гражданских прав // Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2000. - 270с.
54. Грибанов В.П. Пределы осуществления и защиты гражданских прав. - М., Статут. 2004. - 632 с.
55. Гривков О.Д. Соглашение об удержании как способ обеспечения гражданско-правовых обязательств// Адвокат, №11, ноябрь 2002. - С.57
56. Гришаева С.П. Гражданское право: Учебник - М.: Юрист, 2000. - 507с.
57. Гришмановский Д.Ю. Проблемы защиты гражданских прав государственных и муниципальных организаций // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2011. N 3. С. 4 - 5.
58. Гущин Д.И. Юридическая ответственность за моральный вред. - СПб., Юридический центр пресс. 2007. - 482 с.
59. Добровольский А.А. Исковая форма защиты права. - М., Статут. 2003. - 1102 с.
60. Жуйков В.М. Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 6
61. Забарчук Е.Л. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая - третья. М.: Изд-во "Экзамен", изд-во "Право и закон", 2003. - 960с.
62. Калпина А.Г., Масляева А.И. Гражданское право. Часть первая: Учебник. -2-е изд., перераб. И доп. - М.: Юристъ, 2002. - 536 с.
63. Кархалев Д.Н. Самозащита гражданских прав // Российский судья. - 2008. - № 2. - С. 21.
64. Кашанина Т.В., Кашанин А.В. Основы российского права: Учебник для вузов. 2-е изд., изм. и доп. - М.: Издательство НОРМА 2000. - 800с.
65. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Садикова О.Н. - М., Инфра-М. 2008. - 864 с.
66. Кораблева М.С. Гражданско-правовые способы защиты прав предпринимателей - М., Волтерс Клувер. 2006. - 476 с.
67. Кораблева М. С. Защита гражданских прав: новые аспекты: - М., Статут, 1999. - 289с.
68. Кораблева М.С. Защита гражданских прав: новые аспекты. - М., Юнити. 2008. - 572 с.
69. Красавчиков О.А. Ответственность, меры зашиты и санкции в гражданском праве//Сборник ученых трудов. Вып. №39. Свердловск, 1993. - С. 11.
70. Кудрявцев Ю.В. Комментарий к Конституции РФ - М.:, 1996. - 205с.
71. Кузнецова Л.Е. Некоторые вопросы признания права как способа защиты гражданских прав // Право и экономика, №11, ноябрь 2004. - С.47.
72. Кузнецова Н.В. Гражданское право (Общая часть): Учебное пособие в схемах.  М.: ИМПЭ им. А.С. Грибоедова, 2001.  76 с.
73. Лихачев Г.Д. Гражданское право. Общая часть: Курс лекций. - Юстицинформ, 2005. - 296с.
74. Мозолин В.П., Малеина М.Н. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой- М.: Норма, 2004. - 527с.
75. Мозолин В.П., Масляев А.И. Гражданское право. Часть первая: Учебник- М.: Юристъ, 2005. - 468с.
76. Новак Д. Самозащите права не место в статье 12 ГК РФ? // "эж-ЮРИСТ", №30, июль 2003. - С.18
77. Обушенко Л.А., Самозащита как форма защиты права частной собственности//Законодательство, N 2, февраль 2002. - С.30.
78. Пешкова О.А. Компенсация морального вреда. Защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. М., 2006. - 139 с.
79. Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 121.
80. Прокошкина Н.И. О соотношении юрисдикционной и неюрисдикционной форм защиты прав и законных интересов членов семьи // Семейное и жилищное право. 2011.№ 1
81. Права потребителей: инструкция по применению от Объединения потребителей России" (выпуск 2) (Корягин А.Е., Соколова И.Е.) ("Библиотечка "Российской газеты", 2013)
82. Решетникова И.В., Ярков В.В. Гражданское право и гражданский процесс в современной России. - М., Норма. 2008. - 674 с.
83. Рожкова М.А. Основные понятия арбитражного процессуального права.- М.: Юристъ, 2003. - 63с.
84. Российское гражданское право: Учебник / Под ред. Крыловой З.Г., Гаврилова Э.П. - М., Инфра-М. 2007. - 786 с.
85. Рузакова О.А. Гражданское право: Курс лекций. Московский международный институт эконометрики,информатики, финансов и права. - М: Юристъ, 2005. - 405с.
86. Садиков О.Н. Гражданское право: Учебник. Том I. Юридическая фирма "Контракт": "ИНФРА-М", 2006. - 417с.
87. Свердлык Г.А., Страунинг Э.Л. Защита и самозащита гражданских прав: Учебное пособие. - М., Юнити. 2008. - 586 с.
88. Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. - 6-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006. - 339с.
89. Сергеев А.П. Защита гражданских прав. - М., Юристъ. 2006. - 578с.
90. Селезнев М. Самозащита гражданских прав // Российская юстиция. - 2005. - № 11. - С. 24.
91. Семенов В.В. Защита имущественных прав в обязательственных правоотношениях: основные положения // Адвокатская практика. - 2008. - № 4. - С. 17.
92. Смоленский М.Б. Гражданское право: Учебное пособие для студентов ВУЗов ч.2, М:- изд. Феникс, 2007. - 392с.
93. Стоякин Г.Я. Меры защиты в российском гражданском праве - М., Юрайт. 2007. - 534 с.
94. Суханов Е.А. Гражданское право: В 2 т. Том I.: Учебник- 2-е изд., перераб. и доп. - М.: Издательство БЕК, 2003. - 471с.
95. Чутов С.А. Проблемы компенсации морального вреда//Законы России: опыт, анализ, практика. 2008, №1
96. Эрделевский А.М. Самозащита гражданских прав // Юридический мир. 1998. №8. - С54.
97. Эрделевский А.М. Компенсация морального вреда (анализ законодательства и судебной практики). - М., Волтерс Клувер. 2007. - 476 с.
98. Эрделевский А.М. Самозащита гражданских прав // Юридический мир. - 1998. - № 8. - С. 45.
ПРИЛОЖЕНИЕ 1
Схема 1. Защита гражданских прав
ПРИЛОЖЕНИЕ 2
Схема 2. Формы защиты гражданских прав
ПРИЛОЖЕНИЕ 3
Схема 3. Способы защиты гражданских прав
1 Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. М., 2001. С. 121.
2 Жуйков В.М. Теоретические и практические проблемы конституционного права на судебную защиту: автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1997. С. 6
3 Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты. - М.: "Норма: ИНФРА-М", 2010.
4 Гришмановский Д.Ю. Проблемы защиты гражданских прав государственных и муниципальных организаций // Муниципальная служба: правовые вопросы. 2011. N 3. С. 4 - 5.
5 Борисов В.Ю. Гетман Е.С. Гражданское право: Учебник для вузов: Ч. Инфра-М 2006- С162.
6 Грибанов В. П. Осуществление и защита гражданских прав.-М.: Статут, 2000 -С.34.
7 Сергеев А.П., Толстой Ю.К. Гражданское право: учеб.: в 3 т. Т. 1. - 6-е изд., перераб. и доп. - М.: ТК Велби, Изд-во Проспект, 2006- С139. 8 Андреев Ю.Н. Механизм гражданско-правовой защиты . - М.: "Норма: ИНФРА-М", 2010.
9 Гражданское право: учебник: в 3 т. / под ред. А.П. Сергеева. М., 2008. Т. 1. С. 545; Гражданское право: учебник: в 3 т. / под ред. Ю.К. Толстого, А.П. Сергеева. СПб., 1996. Т. 1. С. 244.
10 Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга первая: Общие положения. С. 788.
11 Садиков О.Н. Комментарий к Гражданскому кодексу РФ части первой (постатейный). Изд. 2-е, испр. и доп.- М.: Юридическая фирма КОНТРАКТ; ИНФРА- М, 2003- С.163. 12 Мозолин В.П. Малеина М.Н. Научно-практический комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой- М.: Норма, 2004 - С.327. 13 Кузнецова Л.Е. Некоторые вопросы признания права как способа защиты гражданских прав // Право и экономика, №11, ноябрь 2004 - С.47
14 Брагинский М. И., Витрянский В. В. Договорное право: общие положения.- М.: Статут, 1997 - С.430.
15 Мозолин В.П., Масляев А.И. Гражданское право. Часть первая: Учебник- М.: Юристъ, 2005- С268.
16 Гатин А.М. Гражданское право: Учебное пособие. Дашков и К., М: 2007 - С.89.
20 Словарь иностранных слов / отв. ред. В.В. Бурцева, Н.М. Семенова. М., 2003. С. 807.
17 18 19
21 Рузакова О.А. Гражданское право: Курс лекций. Московский международный институт эконометрики,информатики, финансов и права. - М. 2005 - С.185.
22 Указ Президента РФ от 9 марта 2004 г. N 314 "О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти" // СЗ РФ. 2004. N 11. Ст. 945.
23 Беленков Р.В. Гражданское право. Общая часть. Приор-издат., М:- 2007- 320с.
24Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть (отв. ред. - Е.А. Суханов). - М.: "Волтерс Клувер", 2008.
25 Вавилин Е.В. Самозащита гражданских прав // Российская юстиция. 2012. N 1. С. 5 - 7.
26 Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть (отв. ред. - Е.А. Суханов). - М.: "Волтерс Клувер", 2008.
27 Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости // Советская юстиция. 1964. N 20. С. 24.
28 Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Новый гражданский кодекс РСФСР. Л., 1965. С. 368.
29 Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М, 2000. С. 126.
30 Бюллетень Верховного Суда РФ. 2010. N 3.
31 Вавилин Е.В. Самозащита гражданских прав // Российская юстиция. 2012. N 1. С. 5 - 7.
32 Забарчук Е.Л. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Части первая - третья. М.: Изд-во "Экзамен", изд-во "Право и закон", 2003. - С.174.
33 Гражданское право. В 4 т. Т. 1: Общая часть (отв. ред. - Е.А. Суханов). - М.: "Волтерс Клувер", 2008.
34 Письмо Президиума Высшего Арбитражного Суда от 17 февраля 2004 г. "Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел об установлении фактов, имеющих юридическое значение" // Вестник ВАС РФ.- 2004.- №. 3.
35 Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10 апреля 2007 г. по делу N КГ-А40/691-07 / СПС Гарант.
36С.А. Чутов Проблемы компенсации морального вреда//Законы России: опыт, анализ, практика. 2008, №1
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
3
Документ
Категория
Рефераты
Просмотров
761
Размер файла
129 Кб
Теги
diplom, диплом
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа