close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Патент BY12823

код для вставкиСкачать
ОПИСАНИЕ
ИЗОБРЕТЕНИЯ
К ПАТЕНТУ
РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ
(46) 2010.02.28
(12)
(51) МПК (2009)
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ
(54)
BY (11) 12823
(13) C1
(19)
A 61K 31/185
СПОСОБ ВОССТАНОВЛЕНИЯ МОТОРНО-ЭВАКУАТОРНОЙ
ФУНКЦИИ ТОНКОЙ КИШКИ В ПОСЛЕОПЕРАЦИОННОМ
ПЕРИОДЕ ПРИ РАСПРОСТРАНЕННОМ ГНОЙНОМ ПЕРИТОНИТЕ
(21) Номер заявки: a 20080679
(22) 2008.05.28
(43) 2009.12.30
(71) Заявитель: Учреждение образования
"Белорусский государственный медицинский университет" (BY)
(72) Авторы: Косинец Владимир Александрович; Кондратенко Геннадий
Георгиевич; Сачек Михаил Григорьевич (BY)
(73) Патентообладатель: Учреждение образования "Белорусский государственный медицинский университет" (BY)
(56) ЯКОВЛЕВ А.Ю. Вестник интенсивной
терапии. - 2004. - № 5. - С. 191-192.
BY 6803 C1, 2005.
UA 19299 U, 2006.
UA 15720 U, 2006.
UA 25923 U, 2007.
BY 12823 C1 2010.02.28
(57)
Способ восстановления моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки в послеоперационном периоде при распространенном гнойном перитоните, отличающийся тем, что в
течение пяти суток послеоперационного периода вводят реамберин в дозе 400-800 мл в
сутки.
Изобретение относится к области медицины, в частности к хирургии, а именно к способу восстановления моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки в послеоперационном
периоде при распространенном гнойном перитоните.
Желудочно-кишечный тракт является одной из наиболее сложных полифункциональных систем организма. Нарушение двигательной функции кишечника, а также расстройство ее координации и функциональной активности лежат в основе или являются
следствием многих патологических процессов кишечника.
Известны способы восстановления моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки в
послеоперационном периоде при распространенном гнойном перитоните, основным мероприятием которых является интубация тонкой кишки, выполняемая с целью декомпрессии, удаления токсичного кишечного содержимого, одного из основных источников
эндогенной интоксикации, и восстановления функциональной активности кишечника [1,
2, 3]. Однако результат такого лечения во многом зависит от его оперативности, что зачастую определяет исход заболевания, предупреждение пареза кишечника.
Известен способ восстановления моторно-эвакуаторной функции путем стимуляции
моторики кишечника медикаментозными средствами, такими как антихолинэстеразные
препараты, ганглиоблокаторы, нейролептики, действие которых направлено на блокирование патологических нервных импульсов и снижение симпатического гипертонуса [4, 5].
Недостатками антихолинэстеразных препаратов являются кратковременность их действия, нарушение электролитного равновесия, гиперкалиемия.
BY 12823 C1 2010.02.28
Задачей предполагаемого изобретения является восстановление перистальтики функции тонкой кишки в послеоперационном периоде, устранение энтеральной недостаточности при распространенном гнойном перитоните.
Поставленная задача решается предлагаемым способом восстановления моторноэвакуаторной функции тонкой кишки в послеоперационном периоде путем введения реамберина в течение пяти суток послеоперационного периода в дозе 400-800 мл в сутки.
Применение реамберина, препарата, содержащего янтарную кислоту, стимулирует биоэнергетические процессы в мышечном слое тонкой кишки, что обеспечивает восстановление
перистальтики тонкой кишки уже к 3-м суткам послеоперационного периода и способствует восстановлению моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки.
Янтарная кислота, входящая в состав препарата реамберин, является одним из промежуточных метаболитов, образующихся при биохимических превращениях углеводов, белков
и жиров. Ее превращение в цикле Кребса в митохондриях связано с продукцией энергии,
обеспечивающей жизнедеятельность организма. При возрастании нагрузки на любую из
систем организма поддержание ее работы обеспечивается преимущественно за счет окисления янтарной кислоты.
В условиях гипоксии и нарушения метаболизма происходит ингибирование чувствительного к действию различных метаболитов первого комплекса дыхательной цепи митохондрий. Нарушение функции НАДН+ - дегидрогеназы приводит к накоплению НАДН+ и
блокированию цикла Кребса. В результате превращение янтарной в фумаровую кислоту во
втором комплексе дыхательной цепи (сукцинат хинон оксидоредуктаза) становится основным источником электронов для формирования разности трансмембранного потенциала и
последующего синтеза АТФ. Этот процесс не зависит от НАД/НАДН+, так как сукцинатдегидрогеназа локализована на внутренней мембране митохондрий клетки, что позволяет сохранить их функцию в условиях гипоксии и при нарушении НАД-зависимого дыхания.
Один литр раствора реамберина для инфузий (производство научно-технологической
фармацевтической фирмы "Полисан", Россия) содержит натрия хлорида 6,0 г, калия хлорида 0,3 г, магния хлорида 0,12 г, N-(1-дезокси-D-глюцитол-1ил)-]1N-метиламмония натрия сукцината - 15,0 г.
Реамберин обладает антигипоксическим и антиоксидантным действием, оказывая положительный эффект на аэробные процессы в клетке, уменьшая продукцию свободных
радикалов и восстанавливая энергетический потенциал клеток.
Препарат активирует ферментативные процессы цикла Кребса и способствует утилизации жирных кислот и глюкозы клетками, нормализует кислотно-щелочной баланс и газовый состав крови.
Известно применение препарата реамберин при распространенном гнойном перитоните с целью дезинтоксикационного воздействия и влияния на гемодинамику и биохимические показатели крови.
Однако с целью восстановления моторной функции кишечника при распространенном
гнойном перитоните препараты, содержащие янтарную кислоту, не применялись.
Для оценки эффективности влияния лекарственного средства реамберин на моторноэвакуаторную функцию тонкой кишки при распространенном гнойном перитоните был
выполнен эксперимент на 6 кроликах-самцах породы шиншилла, массой 2,5-3 кг.
Животные были разделены на следующие группы: I группа - с 6-часовым распространенным гнойным перитонитом (n = 10); II - с 6-часовым распространенным гнойным перитонитом через 1, 3, 5 суток после операции без применения препарата реамберин
(n = 25); III - с 6-часовым распространенным гнойным перитонитом через 1, 3, 5 суток после операции с применением препарата реамберин (n = 25). За норму были приняты показатели 7 здоровых животных.
2
BY 12823 C1 2010.02.28
Для моделирования перитонита использовали микробную смесь, состоящую из равных количеств аэробов (E.coli штамм 0111 К58 НИ С 130-53) и анаэробов (B.Fragilis
штамм 323), полученных из Института стандартизации и контроля медицинских биологических препаратов имени Л.А.Тарасевича (Россия, г. Москва).
Микробную смесь вводили в брюшную полость животных стерильным шприцем с иглой диаметром 2,5 мм, которая была затуплена, чтобы предупредить перфорацию просвета полых органов. Шерсть в месте введения (средняя треть правой половины брюшной
стенки) выбривали, кожу обрабатывали 1 % раствором йодоната, после чего вводили полимикробную взвесь на физиологическом растворе из расчета 6 млрд. микробных тел на
1 кг массы кролика. Количество микробных тел рассчитывали по стандарту мутности
McFarland.
Во II и III группах животных после 6-часового перитонита под внутривенным нембуталовым наркозом (30 мг/кг) плюс местная анестезия 50 мл 0,25 % новокаина выполняли
лапаротомию, удаляли гнойно-геморрагический выпот, брюшную полость промывали
0,02 % раствором хлоргексидина биглюконата и 3 % раствором H2O2 в соотношении 10:1.
Выполняли цекотомию, в тонкую кишку проводили на расстояние 30-40 см перфорированную полихлорвиниловую трубку диаметром 3 мм, удаляли кишечное содержимое,
проводили декомпрессию и промывание кишечника физиологическим раствором до светлых вод. Кисетный шов плотно затягивали вокруг трубки и завязывали.
Через прокол в передней брюшной стенке в 4-5 см справа от лапаротомной раны трубку выводили наружу. Кишку герметично подшивали вокруг трубки П-образными швами к
париетальной брюшине. Лапаротомную рану послойно ушивали и фиксировали дренажную трубку к коже узловым капроновым швом-держалкой. Непосредственно после операции и через каждые 8 часов в течение первых суток проводили промывание тонкой кишки
физиологическим раствором в объеме 40-60 мл на одну процедуру. Дренажную трубку
удаляли из просвета тонкой кишки на 2-сутки после операции.
Животным III группы внутривенно 3 раза в сутки вводили препарат реамберин в количестве 1,9 мл на 1 кг массы животного соответственно (у человека препараты применяются в такой же дозировке), животным II группы - физиологический раствор соответственно.
Животных I группы (n = 5) с распространенным гнойным перитонитом выводили из
эксперимента через 6 часов после заражения, II и III - через 24 часа (1-е сутки), 72 часа
(3-и сутки), 120 часов (5-е сутки) после операции (по 5 животных в каждой группе в соответствующий период исследования).
Под нембуталовым наркозом (30 мг/кг) из брюшной полости животных извлекали
тонкую кишку, которую немедленно промывали и очищали от содержимого ледяным физиологическим раствором, затем помещали в охлажденную до 0 °С среду выделения, содержащую 120 мМ маннитол, 70 мМ сахарозу, 50 мМ трис-HCl, 5 мМ ЭДТА, 2 %
лиофилизированный сывороточный альбумин быка (фирма "Sigma"), pH = 7,4.
Все последующие манипуляции выполнялись при температуре 0-2 °С с использованием предварительно охлажденных посуды и инструментов.
Участок тонкой кишки продольно вскрывали, острым краем предметного стекла удаляли слизистый и серозный слои, после чего материал промывали средой выделения. Измельченную ткань гомогенизировали при добавлении 1 мл среды выделения на 1 г ткани в
стеклянном гомогенизаторе Поттера-Эльвегейма с тефлоновым пестиком с 4-5 вертикальными ходами пестика. Гомогенат центрифугировали при 600 g и 4 °С 10 мин с целью осаждения ядер и клеточных обломков. Полученный супернатант центрифугировали при
12 000 g и 4 °С в течение 10 мин. Надосадочную жидкость удаляли, осадок ресуспендировали в 30 мл среды выделения и суспензию центрифугировали при 12 000 g и 4 °С в течение 10 мин. Супернатант удаляли, осадок суспендировали в среде выделения до
концентрации 30-40 мг белка на 1 мл.
3
BY 12823 C1 2010.02.28
Измерение поглощения кислорода митохондриями проводили полярографическим методом в герметичной термостатируемой ячейке объемом 2 мл с постоянным перемешиванием магнитной мешалкой. Количество кислорода, растворенного в 1 мл среды при 25 °С,
принималось равным 500 нг⋅атом O2. Уровень кислорода измерялся электродом Кларка,
подключенным к программно-аппаратному комплексу "Record-4". Среда инкубации содержала 125 мМ KCl, 2 мМ трис-HCl, 5 мМ ЭДТА, 5 мМ KH2PO4, pH = 7,4. В ячейку вносили суспензию митохондрий в расчете 3-5 мг белка на 1 мл. В качестве субстрата
окисления использовали янтарную кислоту (сукцинат) в количестве 4 мМ на пробу. Для
ингибирования первого комплекса дыхательной цепи митохондрий использовали ротенон
в количестве 5 мМ на пробу.
По данным полярограммы рассчитывали скорость дыхания митохондрий в различных
метаболических состояниях (V2 - скорость окисления субстрата; V3 - скорость фосфорилирующего окисления, V4 - скорость окисления после фосфорилирования), скорость разобщенного дыхания (VДНФ). Рассчитывали следующие показатели, характеризующие сопряжение
процессов окисления и фосфорилирования в митохондриях: дыхательный контроль по
Ларди-Уэллману (ДКЛУ = V3/V2), дыхательный контроль по Чансу-Уильямсу (ДКЧУ = V3/V4),
коэффициент АДФ/О, стимуляцию дыхания 2,4-динитрофенолом (ДНФ = УДНФ/V4), скорость
фосфорилирования добавки АДФ (АДФ/∆t). Скорость потребления рассчитывали в нг⋅атом
O2/мин/мг [Виноградов А.Д. др., 1977]. Коэффициент АДФ/∆t выражали в нмоль АДФ/мин/мг
белка. Белок определяли биуретовым методом.
Для определения концентрации АТФ в мышечном слое тонкой кишки использовали
набор "Микролюм" фирмы "Люмтек" (Россия). Измерения проводили на биохемилюминометре БХЛ-06. Выделенный мышечный слой тонкой кишки помещали в буферный раствор (трис-ацетат, pH 7,8, 10 мМ сульфат магния), гомогенизировали в гомогенизаторе
стекло-стекло и центрифугировали при 12 000 об/мин 10 минут. В измерительную кювету
вносили 0,02 мл супернатанта и 0,2 мл АТФ-реагента. Задавали время измерения 30 секунд. Регистрировали светосумму (S, мВ·сек) свечения.
Расчет концентрации АТФ (моль/л) проводили с помощью параметров коэффициента
линейной регрессии. Калибровочную кривую строили по 5 точкам светосумм стандартных разведений АТФ-реагента.
Расчет концентрации АТФ (моль/л) проводили по формуле:
АТФ (моль/г ткани) = (АТФ1×Vc)/m,
где АТФ1 - концентрация АТФ, моль/л; Vc - объем супернатанта, л; m - масса навески, г.
Моторно-эвакуаторную функцию тонкой кишки исследовали методом периферической электрогастроэнтерографии с помощью гастроэнтеромонитора "Гастроскан-ГЭМ"
(НПО "Исток", Россия).
Электроды располагали на обезжиренных и покрытых электропроводной пастой (ПЭ-2)
участках кожи: нейтральный электрод - на латеральной поверхности левой задней конечности, положительный - на латеральной поверхности правой передней конечности, отрицательный - на латеральной поверхности правой задней конечности. Данные обрабатывали
прилагаемым пакетом программ с использованием алгоритма быстрого преобразования
Фурье и оценкой следующих показателей: суммарная электрическая активность (Ps), коэффициент ритмичности (Kritm).
Статистическую обработку данных проводили с помощью электронных пакетов анализа "STATISTICA 6.0" и "Excel" с применением t-критерия Стьюдента (уровень достоверности отличий средних значений p < 0,05) и корреляционного анализа (при n = 5, с
надежностью 0,9 зависимость значима при r > 0,687).
Проведенные исследования показали, что уже через 6 ч после интраабдоминального
введения животным полимикробной взвеси E.coli и B.fragilis возникали значительные нарушения процессов дыхания и окислительного фосфорилирования митохондрий мышечного слоя тонкой кишки - табл. 1.
4
Таблица 1
Группа
ДНФ
V2
V3
V4
VДНФ
ДКЛУ
ДКЧУ
АДФ/O
АДФ/∆t
12,73±0,35
54,31±1,4
14,44±0,65
63,34±0,50
4,26±0,18
3,65±0,15
1,71±0,02
45,78±2,03
4,26±0,11
27,46±1,491
12,44±0,421
38,37±0,921
2,61±0,201
2,22±0,081
1,37±0,021
25,66±1,051
3,09±0,151
23,57±3,911
11,23±0,971,2
33,37±4,161,2
2,58±0,161
2,08±0,211
1,33±0,091
22,83±4,671
2,98±0,391
33,74±2,831,2,3
12,73±0,641
41,82±3,871
3,03±0,211,2,3
2,65±0,171,2,3
1,46±0,041,2,3
30,16±1,641,2,3
3,28±0,211
47,71+3,211,2,4
15,41±1,272,4
57,71±2,831,2,4
3,61±0,151,2,4
3,10±0,171,2,4
1,58±0,081,2,4
39,68±2,951,2,4
3,77±0,431,2
41,28±1,291,2,3
14,19±0,411,2,3
50,44±2,451,2,3
3,32±0,091,2,3
2,90±0,111,2,3
1,45±0,041,2,3
30,61±1,181,2,3
3,55±0,191,2,3
47,79±1,111,2,4,6 15,43±0,371,2,4,6 57,47±2,071,2,4,6 3,59±0,061,2,4,6
3,09±0,031,2,4,6
1,58±0,091,2,4,6 36,52±3,861,2,4,6
3,72±0,121,2,4
59,09±1,561,2,5,7
3,71±0,172,5,7
1,76±0,042,5,7
4,46±0,402,5,7
через 6 ч
после нача10,59±0,931
ла эксперимента
через 1 сут
после опера- 9.15±1,511
ции (n = 5)
через 3 сут
после опера- 11,10±0,511
ции (n = 5)
через 5 сут
после опера- 13,19±0,572,4
ции (n = 5)
через 1 сут
после опера- 12,42±0,302,3
ции (n = 5)
III
(с приме- через 3 сут
нением после опера- 13,30±0,321,2,4,6
реамбери- ции (n = 5)
на, n = 15) через 5 сут
после опера- 13,72±0,861,2
ции (n = 5)
15,79±1,082
70,17±3,771,2,5,7
4,31±0,172,5,7
50,75±3,111,2,5,7
Примечание. Статистическая достоверность (p < 0,05) по сравнению: 1 - с нормой; 2 - с I группой; 3 - со II группой через 1 сут после операции;
4 - со II группой через 3 сут. после операции; 5 - со II группой через 5 сут после операции; 6 - с III группой через 1 сут после операции с применением
реамберина; 7 - с III группой через 3 сут после операции с применением реамберина.
BY 12823 C1 2010.02.28
5
Норма,
n=5
I
(6-часовой
перитонит,
n = 5)
II
(без применения
реамберина, n = 15)
Время исследования
BY 12823 C1 2010.02.28
Статистически достоверно (p < 0,05) были снижены все показатели функциональной
активности митохондрий. Наблюдалось выраженное угнетение скоростей дыхания в результате повреждения второго комплекса дыхательной цепи. Низкие показатели скорости
разобщенного окисления VДНФ и коэффициента ДНФ также указывали на сокращение
резервных возможностей дыхательной цепи митохондрий. Снижение значений коэффициентов ДК по Ларди и по Чансу свидетельствовало об уменьшении сродства дыхательной
цепи к АДФ и нарушении интактности митохондрий соответственно. Резкое падение значений коэффициентов АДФ/О и АДФ/∆t характеризовало значительное снижение количества образования АТФ в единицу времени.
Несмотря на санацию брюшной полости и декомпрессию тонкой кишки, через сутки
после операции во II группе животных, по сравнению с показателями при 6-часовом перитоните, недостоверно (p > 0,05) снизились скорости окисления V2, V3, V4, коэффициенты
ДК по Чансу, АДФ/O, АДФ/∆t и ДНФ. Статистически достоверно (p < 0,05) отмечалось
снижение скоростей V4 и VДНФ. На 3-и и 5-е сутки после операции в данной группе прослеживалась тенденция к восстановлению функциональной активности митохондрий. Однако и на 5-е сутки послеоперационного периода митохондрии мышечного слоя тонкой
кишки II группы животных не достигли показателей дыхательной и фосфорилирующей
способности митохондрий интактных животных. Начальная скорость окисления V2 и скорость окисления после фосфорилирования V4 недостоверно (p > 0,05) увеличились и составили 13,19 ± 0,57 и 15,41 ± 1,27 нг⋅атом O2/мин/мг белка соответственно, в то время как
скорость фосфорилирующего окисления V3 была достоверно (p < 0,05) снижена до
47,71 ± 3,21 нг⋅атом O2/мин/мг белка. Это свидетельствует о сохраняющемся явлении разобщения процесса окислительного фосфорилирования. Скорость разобщенного окисления VДНФ
и коэффициент ДНФ были достоверно (p < 0,05) снижены и составили 57,71 ± 2,83 нг⋅атом
O2/мин/мг белка и 3,77 ± 0,43 соответственно, что указывает на ограничение резервных
возможностей дыхательной цепи.
Коэффициенты ДК по Чансу и ДК по Ларди были ниже аналогичных показателей
здоровых животных на 3,10 ± 0,17 и 3,61 ± 0,15 соответственно (p < 0,05). Скорость фосфорилирования АДФ/∆t и коэффициент АДФ/O были достоверно (p < 0,05) снижены до
39,68 ± 2,95 нмоль АДФ/мин/мг белка и 1,58 ± 0,08 соответственно.
Как видно из таблицы, в группе животных, получавших препарат реамберин (III группа),
в послеоперационном периоде с первых суток отмечалось более интенсивное восстановление
всех показателей функциональной активности митохондрий по сравнению со II группой.
Под влиянием препарата реамберин через сутки после операции начальная скорость окисления V2 достоверно (p < 0,05) увеличилась с 10,59 ± 0,93 до 12,42 ± 0,30 нг⋅атом O2/мин/мг
белка, скорость фосфорилирующего окисления V3 - с 27,46 ± 1,49 до 41,28 ± 1,29 нг⋅атом
O2/мин/мг белка (p < 0,05). Скорость окисления после фосфорилирования V4 и скорость разобщенного окисления VДНФ достоверно (p < 0,05) возросли с 12,44 ± 0,42 и 38,37 ± 0,92 нг⋅атом
O2/мин/мг белка до 14,19 ± 0,41 и 50,44 ± 2,45 нг⋅атом O2/мин/мг белка соответственно.
Коэффициент ДКЛУ составил 3,32 ± 0,09 (p < 0,05), а коэффициент ДК по Чансу - 2,90 ± 0,11
(p < 0,05). Скорость фосфорилирования АДФ/∆t достоверно (p < 0,05) увеличилась с
25,66 ± 1,05 до 30,61 ± 1,18 нмоль АДФ/мин/мг белка, а коэффициенты АДФ/O и ДНФ - с
1,37 ± 0,02 и 3,09 ± 0,15 до 1,45 ± 0,04 и 3,55 ± 0,19 соответственно (p < 0,05).
На 5-е сутки послеоперационного периода показатели функциональной активности
митохондрий III группы животных, получавших реамберин, превосходили аналогичные
показатели здоровых животных.
Начальная скорость окисления V2 достоверно (p > 0,05) увеличилась до 13,72 ±
± 0,86 нг⋅атом O2/мин/мг белка, скорость фосфорилирующего окисления V3 - 59,09 ±
± 1,56 нг⋅атом O2/мин/мг белка (p < 0,05). Скорость окисления после фосфорилирования
V4 и скорость разобщенного окисления VДНФ возросли до 15,79 ± 1,08 (p > 0,05) и
70,17 ± 3,77 нг⋅атом O2/мин/мг белка (p < 0,05) соответственно. Коэффициент ДК по Ларди
6
BY 12823 C1 2010.02.28
составил 4,31 ± 0,17 (p > 0,05), а коэффициент ДК по Чансу - 3,71 ± 0,17 (p > 0,05). Скорость
фосфорилирования АДФ/∆t достоверно (p < 0,05) увеличилась до 50,75 ± 3,11 нмоль
АДФ/мин/м белка, а коэффициенты АДФ/O и ДНФ недостоверно - до 1,76 ± 0,04 и
4,46 ± 0,40 соответственно (p > 0,05).
Динамика концентрации АТФ представлена в табл. 2.
Таблица 2
Группа
Норма, n = 5
I (6-часовой перитонит, n = 5)
Время исследования
АТФ, моль/г ткани
2,68×10-9 ± 4,45×10-10
6,37×10-10 ± 1,95×10-10
Через 6 часов после заражения
p1 < 0,0001
1 сутки после операции (n = 5)
4,09×10-10 ± 1,39×10-10
8,58×10-10 ± 1,14×10-10
3 суток после операции (n = 5)
II (без применения
p3 = 0,0005
реамберина, n = 15)
1,72×10-9 ± 67×10-10
5 суток после операции (n = 5)
p1 = 0,018
p4 = 0,01
1,0×10-9 ± l,93×10-10
1 сутки после операции (n = 5)
p2 = 0,018
p3 = 0,0005
2,22×10-9 ± 7,15×10-11
p1 = 0,018
III (с применением
3 суток после операции (n = 5)
p4 < 0,0001
реамберина, n = 15)
p6 < 0,0001
3,25×10-9 ± 1,06×10-10
p1 = 0,022
5 суток после операции (n = 5)
р5 = 0,003
p7<0,0001
Примечание: p1 - статистически достоверно по сравнению с нормой;
p2 - статистически достоверно по сравнению с I группой;
p3 - статистически достоверно по сравнению со II группой через сутки после операции;
р4 - статистически достоверно по сравнению со II группой через 3 суток после операции;
р5 - статистически достоверно по сравнению со II группой через 5 суток после операции;
р6 - статистически достоверно по сравнению с III группой через сутки после операции;
р7 - статистически достоверно по сравнению с III группой через 3 суток после операции.
Полученные данные свидетельствуют о значительном снижении содержания АТФ в
мышечном слое стенки тонкой кишки при распространенном перитоните.
Как видно из таблицы, концентрация АТФ у животных I группы была статистически достоверно (p < 0,0001) в 4,2 раза ниже показателя нормы и составила
6,37×10-10 ± 1,95×10-10 моль/г ткани. На 1-е сутки после операции у животных II группы
отмечалось недостоверное (p > 0,05) снижение концентрации АТФ по сравнению с I группой. Несмотря на последующую положительную динамику, на 5-е сутки после операции
уровень АТФ у животных II группы был достоверно (p = 0,018) ниже показателя нормы и
составил 1,72×10-9 ± 5,67×10-10 моль/г ткани.
У животных III группы на фоне применения препарата реамберин во все сроки послеоперационного периода концентрация АТФ в мышечном слое стенки тонкой кишки была
достоверно выше, чем у животных II группы, где препарат не применялся. На 5-е сутки
послеоперационного периода уровень АТФ у животных III группы был достоверно
(p = 0,022) выше показателя нормы и составил 3,25×10-9 ± 1,06×10-10 моль/г ткани.
Динамика показателей электрической активности отделов тонкой кишки представлена
в табл. 3.
7
Таблица 3
Показатель
8
Коэффициент ритмичности Kritm
Отдел ЖКТ
6-часовой
перитонит
ДПК
0,60±0,09
0,33±0,09
p1<0,0001
0,10±0,02
р2 = 0,0003
0,28±0,09
p3 = 0,001
0,31±0,11
p1 = 0,0006
Тощая
кишка
1,64±0,44
1,14±0,34
p1 = 0,022
0,31±0,12
р2 = 0,0002
0,76±0,39
p3 = 0,025
0,92±0,36
p1 = 0,014
Под1,80±0,41
вздошная 4,01±0,96
p2 = 0,0001
кишка
0,89±0,27
р2 = 0, 001
1,41±0,51
1,77±0,32
p1 = 0,0006
ДПК
1,67±0,15
1,22±0,15
p1 < 0,0001
0,70±0,07
р2 < 0,0001
1,16±0,21
p3 = 0,001
1,20±0,20
p1 = 0,001
Тощая
кишка
3,06±0,51
2,48±0,33
p1 = 0,015
1,43±0,26
р2 < 0,0001
2,11±0,55
p3 = 0,026
2,30±0,38
p1 = 0,019
Подвздошная
3,07±0,36
4,41±0,46
кишка
p1 < 0,0001
2,17±0,36
р2 = 0,0009
2,73±0,54
3,09±0, 28
p1 = 0,0002
Примечание: p1 - статистически достоверно по сравнению с нормой;
р2 - статистически достоверно по сравнению с I группой;
p3 - статистически достоверно по сравнению со II группой через сутки после операции;
р4 - статистически достоверно по сравнению со II группой через 3 суток после операции;
р5 - статистически достоверно по сравнению со II группой через 5 суток после операции;
p6 - статистически достоверно по сравнению с III группой через сутки после операции;
р7 - Статистически достоверно по сравнению с III группой через 3 суток после операции.
С применением реамберина
1-е сутки
3-и сутки
5-е сутки
(n = 5)
(n = 5)
(n = 5)
0,80±0,20
0,55±0,12
0,33±0,12
p1 = 0,048
р4 = 0,004
p3 = 0,002
р5 = 0,001
р6 = 0,012
р7 = 0,046
1,49±0,40
0,81±0,31
1,99±0,37
р4 = 0,02
p3 = 0,006
р5 = 0,002
p6 = 0,008
3,90±1,04
2,15±0,79
5,39±1,27
р4 = 0,001
p3 = 0,005
р5 = 0,0003
p6 = 0,027
1,89±0,17
1,57±0,23
1,19±0,26
p1 = 0,047
р4 = 0,02
p3 = 0,002
р5 = 0,0005
р6 = 0,022
р7 = 0,043
3,08±0,56
2,16±0,56
3,36±0,43
р4 = 0,024
p3 = 0,02
р5 = 0,0064
р6 = 0,015
5,44±0,79
4,33 + 0,23
3,15±0,46
p1 = 0,018
р4 = 0,0003
p3 = 0,004
р5 = 0,003
р6 = 0,011
р7 = 0,017
BY 12823 C1 2010.02.28
Абсолютная
мощность
отдела ЖКТ
Pi
Без применения реамберина
1-е сутки
3-и сутки
5-е сутки
(n = 5)
(n = 5)
(n = 5)
Норма
(n = 7)
BY 12823 C1 2010.02.28
В результате развития 6-часового распространенного гнойного перитонита достоверно
были снижены показатели абсолютной мощности (Pi) и коэффициента ритмичности
(Kritm) всех отделов тонкой кишки. Pi двенадцатиперстной, тощей и подвздошной кишок
был ниже нормы в 1,82, 1,44 и 2,23 раза соответственно. Kritm аналогичных отделов тонкой кишки снизился в 1,37, 1,23 и 1,44 раза соответственно.
На 1-е сутки после операции у животных II группы отмечалось: дальнейшее достоверное снижение показателей электрической активности отделов тонкой кишки по сравнению
с животными I группы. На 3-и и 5-е сутки после операции в данной группе прослеживалась тенденция к восстановлению электрической активности тонкой кишки. Однако и на
5-е сутки послеоперационного периода во II группе животных эти показатели не достигли
нормы. Pi двенадцатиперстной кишки был равен 0,31 ± 0,11 (p = 0,0006), тощей и подвздошной кишок - 0,92 ± 0,36 (p = 0,014) и 1,77 ± 0,32 (p = 0,0006) соответственно. Kritm
аналогичных отделов тонкой кишки составил 1,20 ± 0,20 (p = 0,001), 2,30 ± 0,38 (p = 0,019)
и 3,09 ± 0,28 (p = 0,0002) соответственно.
Как видно из таблицы, в III группе животных, получавших препарат реамберин, в динамике послеоперационного периода с первых суток отмечалось достоверное интенсивное
восстановление электрической активности всех отделов тонкой кишки, по сравнению со
II группой. На 5-е сутки послеоперационного периода показатели электрической активности тонкой кишки III группы животных превосходили аналогичные показатели интактных
животных. Pi двенадцатиперстной кишки был равен 0,80 ± 0,20 (p = 0,048), тощей и
подвздошной кишок - недостоверно 1,99 ± 0,37 и 5,39±1,27 соответственно. Kritm аналогичных отделов тонкой кишки составил 1,89 ± 0,17 (p = 0,047), 3,36 ± 0,43 и 5,44 ± 0,79
(p = 0,018) соответственно.
Учитывая возможное влияние биоэнергетических процессов в мышечном слое тонкой
кишки на ее двигательную функцию, нами изучена зависимость между концентрацией
АТФ в мышечном слое тонкой кишки и электрической активностью последней при экспериментальном распространенном гнойном перитоните.
Корреляционный анализ между уровнем АТФ и показателями электрической активности отделов тонкой кишки представлен в табл. 4.
Таблица 4
Исследуемая пара
Коэффициент корреляции (r)
АТФ (моль/г ткани) Без применения
С применением
показатели электри- 6-часовой
реамберина
реамберина
ческой активности
перитонит
1-е
3-и
5-е
1-е
3-и
5-е
отделов тонкой кишки (n = 5)
сутки
сутки
сутки
сутки
сутки
сутки
(n = 5) (n = 5) (n = 5) (n = 5) (n = 5) (n = 5)
Абсолют- ДПК
0,664
0,71*
0,23
0,52
0,90*
0,15
0,87*
ная мощ- Тощая
0,87*
0,42
-0,19
0,82*
0,71*
0,75*
0,84*
ность от- кишка
дела ЖКТ Подвздош0,21
0,26
0,28
0,79*
0,56
-0,44
0,85*
Pi
ная кишка
Коэффи- ДПК
0,12
0,64
0,18
0,63
0,67
0,40
0,86*
циент
Тощая
0,76*
0,43
0,81*
0,75*
0,76*
0,76*
0,6
ритмич- кишка
ности
Подвздош0,71*
0,31
0,26
-0,18
0,45
0,85*
0,74*
Kritm
ная кишка
Примечание: * при n = 5, с надежностью 0,9 зависимость значима при r > 0,687.
Как видно из табл. при 6-ти часовом распространенном гнойном перитоните низкая концентрация АТФ в мышечном слое тонкой кишки коррелировала с низкими показателями Pi
тощей кишки (r = 0,87) и Kritm тощей и подвздошной кишок (r = 0,76, r = 0,71 соответственно).
9
BY 12823 C1 2010.02.28
На 1-е сутки послеоперационного периода дальнейшее снижение концентрации АТФ
во II группе животных коррелировало с низким уровнем Pi двенадцатиперстной кишки
(r = 0,71). На 3-и сутки отмечалась корреляционная связь АТФ с Kritm тощей кишки
(r = 0,81). Увеличение концентрации АТФ к 5-м суткам послеоперационного периода коррелировало с Pi тощей и подвздошной кишок (r = 0,82, r = 0,79 соответственно), а также
Kritm тощей кишки (r = 0,75).
На 1-е сутки послеоперационного периода в III группе животных установлена коррелятивная связь между увеличением уровней АТФ и Pi двенадцатиперстной, тощей кишок
(r = 0,90, r = 0,71 соответственно), Kritm тощей кишки (r = 0,76). На 3-и сутки отмечалась
корреляционная связь АТФ с Pi тощей кишки (r = 0,75) и Kritm тощей и подвздошной кишок (r = 0,76, r = 0,85 соответственно). На 5-е сутки послеоперационного периода высокий
уровень АТФ коррелировал с высокими показателями Pi двенадцатиперстной, тощей и
подвздошной кишок (r = 0,87, r = 0,84, r = 0,85 соответственно) и Kritm двенадцатиперстной и подвздошной кишок (r = 0,86, r = 0,74 соответственно).
На фоне применения препарата отмечалась положительная динамика клинического
течения заболевания. Животные были более активными по сравнению со II группой, где
препарат не применялся. Со вторых суток принимали пищу. На 5-е сутки послеоперационного периода их состояние ничем не отличалось от интактных животных. Во II группе
погибло 7 животных: на 1-е сутки - 4, на 3-и сутки - 2, на 5-е сутки - 1, в III группе погибло 4 животных: на 1-е сутки - 3, на 3-и сутки - 1.
На основании данных экспериментального исследования и в соответствии с программой
и методикой пострегистрационных клинических испытаний по новому показанию лекарственного средства реамберин производства научно-технологической фармацевтической фирмы "Полисан" (Россия) оно рекомендовано для лечения больных с распространенным
гнойным перитонитом с целью устранения энтеральной недостаточности в послеоперационном периоде путем восстановления моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки.
Показанием к применению препарата реамберин явилось наличие распространенного
гнойного перитонита, токсическая стадия (классификация К.С. Симоняна в модификации
Б.Д.Савчука, 1979). Эффективность лечения определялась в слепом рандомизированном
исследовании по мере поступления больных. Формирование контрольной группы также
проводилось методом слепой рандомизации. Каждому пациенту присваивался рандомизационный номер, который оставался неизменным до конца лечения. Контролем эффективности лечения служили показатели практически здоровых добровольцев-доноров (n = 12).
Противопоказаниями к применению препарата реамберин служили индивидуальная
непереносимость, состояние после черепно-мозговой травмы, сопровождающееся отеком
головного мозга, выраженные нарушения функции почек.
Среди 34 больных, получавших комплексное лечение с применением препарата реамберин (основная группа), мужчин было 16 (47,06 %), женщин - 18 (52,94 %). В контрольной группе было 34 больных, из них мужчин - 15 (44,12 %), женщин - 19 (55,88 %).
Основная и контрольная группы были сопоставимы по возрастному составу, полу, нозологическим формам заболевания.
На фоне однотипного комплексного лечения в основной группе с целью стимуляции
перистальтики желудочно-кишечного тракта применялся Реамберин, в контрольной группе больных - метоклопрамид и прозерин.
Препарат реамберин вводился внутривенно капельно, 400-800 мл в сутки в зависимости от степени тяжести заболевания. Скорость введения - не более 90 кап./мин. Инфузионную терапию начинали сразу после завершения оперативного вмешательства в условиях
реанимации. Курс лечения составлял 5 дней.
Лечебную эффективность оценивали по динамике показателей периферической электроэнтерографии, индуцированной биохемилюминесценции сыворотки крови.
Моторно-эвакуаторную функцию тонкой кишки исследовали с помощью гастроэнтеромонитора "Гастроскан-ГЭМ" (НПО "Исток", Россия). Сигнал регистрировали в 3 диапа10
BY 12823 C1 2010.02.28
зонах частот, соответствующих отделам тонкой кишки: двенадцатиперстная кишка 0,180,25 Гц, тощая кишка 0,13-0,18 Гц, подвздошная кишка - 0,07-0,13 Гц. Исследование выполняли на 1-е, 3-и и 5-е сутки послеоперационного периода с 600 до 800 утра.
Электроды располагали на обезжиренных и покрытых электропроводной пастой (ПЭ-2)
участках кожи: нейтральный электрод - на медиальной поверхности левой голени, положительный - на разгибательной поверхности правого предплечья, ближе к лучезапястному
суставу, отрицательный - на медиальной поверхности левой голени.
Данные обрабатывали прилагаемым пакетом программ с использованием алгоритмов
быстрого преобразования Фурье и Вейвлет и оценкой следующих показателей: абсолютная электрическая активность (Ps), коэффициент ритмичности (Kritm).
Статистическая обработка данных проведена в соответствии с требованиями, предъявляемыми к исследованиям в области медицины, с использованием электронных пакетов анализа "STATISTICA 6.0" и "Excel". Использованы методы описательной статистики. На
основании нормального распределения показателей в выборке для сравнения 2 групп использовали t-критерий Стьюдента (уровень достоверности отличий средних значений p < 0,05).
В табл. 5 представлена в динамике электрическая активность тонкой кишки у больных
с распространенным гнойным перитонитом в токсической стадии заболевания, получавших и не получавших препарат реамберин.
Таблица 5
Показатель
Норма
Отдел (n = 12)
ЖКТ
Без применения реамберина
1-е сутки 3-е сутки 5-е сутки
(n = 14) (n = 10) (n = 12)
0,08±0,03
АбсоДПК 0,17±0,04
p1 < 0,0001
лютная
мощТощая
0,20±0,09
ность
0,67±0,30
кишка
p1<0,0001
отдела
ПодЖКТ
0,25±0,11
1,19±0,41
вздошная
P(i)
p1<0,0001
кишка
0,59±0,16
ДПК 0,82±0,09
Коэфp1 = 0,0002
фициТощая
1,23±0,37
ент
1,68±0,29
кишка
p1 = 0,002
ритмичПодности
1,24±0,35
вздошная 2,33±0,43
Кritm
p1<0,0001
кишка
0,09±0,03
0,11±0,02
p1 < 0,0002
0,30±0,16
0,33±0,16
p1 = 0,002
0,33±0,12
0,58±0,23
p1 = 0,0002
0,64±0,09
pl<0,0001
1,27±0,28
1,29±0,24
p1 = 0,002
0,66±0,11
1,28±0,31
С применением реамберина
1-е сутки
(n = 11)
0,13±0,02
p1 = 0,026
р2 = 0,019
0,42±0,15
р2 = 0,0009
0,77±0,31
p1 = 0,042
р2<0,0001
0,71±0,11
p1 = 0,031
1,43±0,35
3-е сутки
(n = 11)
5-е сутки
(n = 11)
0,16±0,05 0,17±0,02
р2 = 0,008 р2 = 0,004
0,51±0,17 1,03±0,24
р2 = 0,038 р2 = 0,0001
0,79±0,28
p2 = 0,006
1,19±0,47
р2 = 0,01
0,8±0,13 0,82±0,08
р2 = 0,027 р2 = 0,03
1,64±0,31 2,01±0,26
р2 = 0,027 p2 = 0,004
1,78±0,49
1,54±024
1,98±0,57 2,03±0,32
p1 = 0,024
p1 < 0,0001
р2 = 0,003 р2 = 0,023
р2 = 0,01
Примечание:
p1 - статистически достоверно по сравнению с нормой;
р2 - статистически достоверно по сравнению с предыдущими сутками I группы.
Как видно из табл. 5, в группе больных, получавших реамберин, отмечалось более интенсивное восстановление электрической активности тонкой кишки по сравнению с контрольной группой. Уже на 1-е сутки послеоперационного периода в основной группе
статистически достоверно (p < 0,05) были выше показатели Pi двенадцатиперстной, тонкой и подвздошной кишок, Kritm подвздошной кишки. На 3-и сутки послеоперационного
периода показатели основной группы не отличались от нормы, а на 5-е сутки Pi и Kritm
тощей кишки недостоверно превосходили ее.
В контрольной группе больных наблюдалась положительная динамика восстановления показателей электрической активности тонкой кишки, однако на 5-е сутки все показатели данной группы статистически достоверно (p < 0,05) были ниже нормы.
11
BY 12823 C1 2010.02.28
Побочных и нежелательных явлений при применении нового способа лечения выявлено не было.
На фоне применения препарата реамберин, по сравнению с контрольной группой, на
3-и сутки восстанавливалась функция желудочно-кишечного тракта, был стул, во все сроки наблюдения существенно снижались признаки эндогенной интоксикации, отмечалось
улучшение общего состояния пациентов.
В I (контрольной) группе из 34 больных умерло 6 (17,65 %), во II (основной) группе,
где в комплексном лечении использован препарат реамберин, из 34 больных умерло 3
(8,82 %). Таким образом, полученные в эксперименте и клинике результаты свидетельствуют о том, что препарат реамберин, содержащий янтарную кислоту, является мощным
стимулятором биоэнергетических процессов в мышечном слое тонкой кишки, что способствует восстановлению моторно-эвакуаторной функции тонкой кишки в послеоперационном периоде при распространенном гнойном перитоните.
Применение предлагаемого способа в клинике способствует улучшению результатов
лечения больных с распространенным гнойным перитонитом.
Данный способ может быть применен в комплексном лечении распространенного
гнойного перитонита в течение пяти суток послеоперационного периода с целью нормализации окислительного фосфорилирования и восстановления перистальтики тонкой
кишки.
Источники информации:
1. Яковлев А.Б. Вестник интенсивной терапии. - 2004. - № 5. - С. 191-192.
2. Петров В.П., Кузнецов И.В., Домникова А.А. Интубация тонкой кишки при лечении
больных с перитонитом и кишечной непроходимостью // Хирургия. - 1999. - № 5. - С. 41-44.
3. Савельев B.C. и др. Хирургия, 1993. - № 10. - С. 25-29.
4. Гостищев В.К., Сажин В.П., Авдовенко А.Л. Перитонит. - М.: Гэотар - мед, 2002. - С. 240.
5. Косинец А.Н. Стручков Ю.В. Инфекция в хирургии: руководство. - Витебск, 2004. - С. 510.
Национальный центр интеллектуальной собственности.
220034, г. Минск, ул. Козлова, 20.
12
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
180 Кб
Теги
by12823, патент
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа