close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Патент BY16256

код для вставкиСкачать
ОПИСАНИЕ
ИЗОБРЕТЕНИЯ
К ПАТЕНТУ
РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ
(46) 2012.08.30
(12)
(51) МПК
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ
(54)
BY (11) 16256
(13) C1
(19)
A 61K 33/06 (2006.01)
СПОСОБ КОРРЕКЦИИ ОКСИДАНТНОГО СТРЕССА В ОСТРОМ
ПЕРИОДЕ ИШЕМИЧЕСКОГО ИНСУЛЬТА
(21) Номер заявки: a 20091570
(22) 2009.11.05
(43) 2011.06.30
(71) Заявитель: Государственное учреждение "Республиканский научно-практический центр неврологии и нейрохирургии" Министерства здравоохранения Республики Беларусь (BY)
(72) Авторы: Нечипуренко Наталия Ивановна; Щербина Наталья Юрьевна;
Сидорович Эмилия Константиновна;
Хомиченко Татьяна Васильевна (BY)
(73) Патентообладатель: Государственное
учреждение "Республиканский научнопрактический центр неврологии и
нейрохирургии" Министерства здравоохранения Республики Беларусь (BY)
(56) МЕЗЕН Н.И. // Медицинский журнал. 2006. - № 3. - С. 63-65.
СУСЛИНА З.А. и др. // Неврологический
журнал. - 2007. - Т. 12. - № 4. - С. 4-8.
ЩЕРБИНА Н.Ю. // Известия Национальной академии наук Беларуси. Серия медицинских наук. - 2008. - № 3. - С. 85-90.
BY 16256 C1 2012.08.30
(57)
Способ коррекции оксидантного стресса в остром периоде ишемического инсульта,
включающий введение пациенту антиоксидантного препарата, отличающийся тем, что в
качестве антиоксидантного препарата используют 20-25 %-ный раствор сульфата магния,
10 мл которого разводят физиологическим раствором и вводят внутривенно капельно
ежедневно в течение 10-12 дней.
Изобретение относится к медицине, а именно к неврологии, и может найти применение при лечении больных в остром периоде ишемического инсульта (ИИ).
Ишемический инсульт является гетерогенным заболеванием с комплексной патофизиологией. Основными этапами ишемического патобиохимического каскада являются:
истощение внутриклеточных депо АТФ, глутаматная эксайтотоксичность, активация NMDA
рецепторов, приводящая к увеличению внутриклеточной концентрации ионов кальция,
гиперпродукция свободных радикалов, приводящая к развитию оксидантного стресса [1].
Под "оксидантным стрессом" понимается нарушение равновесия между образованием
свободных радикалов и активностью антиоксидантных систем организма, которое выражается в увеличении уровня прооксидантных маркеров и/или снижении факторов антиоксидантной защиты [2, 3, 4]. Поскольку при восстановлении кровотока в ишемизированных
тканях мозга образуется значительно большее количество свободных радикалов, чем при
ишемии, антиоксидантная защита всегда будет важной составляющей терапии инсульта [5].
Антиоксидантные стратегии лечения заключаются в:
1) ингибировании гиперпродукции свободных радикалов,
2) уборке свободных радикалов,
3) увеличении разрушения свободных радикалов и их токсичных продуктов посредством активации антиоксидантных механизмов, в частности, с использованием веществмиметиков эндогенных антиоксидантных ферментов [5].
BY 16256 C1 2012.08.30
Соответственно, антиоксидантным эффектом при оценке действия лекарства будут
являться следующие критерии: увеличение факторов антиоксидантной защиты и/или
снижение уровня повышенных прооксидантных маркеров, отражающих содержание свободных радикалов, либо ингибирование роста прооксидантных маркеров.
Особо следует указать на значимость активации антиоксидантного фермента глутатионпероксидазы (ГП) при инсульте. В экспериментальных исследованиях на модели фокальной ишемии головного мозга у крыс было показано, что ГП защищала головной мозг
в значительно большей степени, нежели другие основные ферменты антиоксидантной системы - супероксиддисмутаза и каталаза или их комбинация [6]. У мышей с повышенной
экспрессией ГП существенно уменьшались размеры очага инфаркта и отек мозга после
моделирования фокальной ишемии/реперфузии по сравнению с диким типом животных
[2, 7, 8]. И наоборот, у мышей, лишенных гена ГП, наблюдалось увеличение размера очага
инфаркта головного мозга [6, 9]. При моделировании in vitro ишемии на срезах гиппокампа
крыс увеличение уровня свободных радикалов происходило только при ингибировании ГП
[10]. У больных острым инсультом увеличение активности ГП коррелировало с оценкой
неврологического статуса по шкале NIHSS (National Institutes of Health Stroke Scale) при
поступлении и через 7 дней после инсульта (чем выше активность ГП, тем меньше неврологический дефицит) [11, 12]. О значимости этого фермента при инсульте свидетельствуют
продолжающиеся клинические испытания III фазы эбселена (Ebselen Trial), синтетического миметика ГП, улучшающего клинический исход при инсульте [http://www. strokecenter.org/trials].
Несмотря на достаточно широкое применение антиоксидантов, эффект их воздействия
зависит от обширности и тяжести поражения мозга, состояния мозговой гемодинамики,
наличия сопутствующих заболеваний, кроме того, различные антиоксиданты действуют
на различные звенья про-антиоксидантной системы организма, поэтому применение антиоксидантов и их сочетания требует уточнения и детализации [13].
Известен способ коррекции оксидантного стресса у больных в остром периоде ИИ при
помощи антиоксиданта эмоксипина [14]. Однако, по данным литературы, действие
эмоксипина на про-антиоксидантную систему неоднозначно, в частности, при черепномозговой травме в эксперименте он вызывал увеличение уровня диеновых конъюгатов одного из показателей прооксидантных процессов в организме [15].
Задачей изобретения является разработка более эффективного способа коррекции оксидантного стресса у больных с инфарктом мозга в остром периоде заболевания. С этой
целью мы исследовали влияние введения сульфата магния на про-антиоксидантный баланс крови. На сегодняшний день сульфат магния может использоваться у пациентов с
ишемическим инсультом как средство первичной нейропротекции, являющееся неконкурентным ингибитором NMDA рецепторов, в качестве антиоксиданта его действие не исследовано [16, 14].
Сущность изобретения заключается в том, что в способе коррекции оксидантного
стресса в остром периоде ишемического инсульта, включающем введение пациенту антиоксидантного препарата, отличием является то, что в качестве антиоксиданта используют
20-25 %-ный раствор сульфата магния, 10 мл которого вводят на физиологическом растворе внутривенно капельно ежедневно в течение 10-12 дней.
Технический результат - повышение эффективности коррекции оксидантного стресса
с ингибированием роста уровня прооксидантных маркеров и увеличением активности антиоксидантной системы в результате замены эмоксипина на сульфат магния.
Изобретение используют следующим образом.
Пациентам на фоне базисной терапии (БТ) инсульта, включающей мероприятия, направленные на поддержание жизненно важных функций организма: нормализация кислотноосновного баланса, дыхания, сердечной деятельности, предотвращение отека головного
мозга, антиагрегантную, антикоагулянтную терапию, ноотропы (пирацетам) и др., вводят
2
BY 16256 C1 2012.08.30
10 мл 20-25 %-ного раствора сульфата магния внутривенно капельно на физиологическом
растворе в течение 10-12 дней ежедневно.
Эффективность использования изобретения подтверждается следующими исследованиями.
На базе 3-го неврологического отделения 5 ГКБ нами было проведена оценка оксидантного стресса у 46 пациентов в остром периоде инфаркта мозга в системе каротидных
артерий при лечении сульфатом магния и эмоксипином. Все больные получали базисную
терапию (БТ) инсульта. Начиная с первого дня после дебюта инсульта и в течение последующих 10-12 дней 17 пациентов дополнительно к БТ ежедневно получали по 10 мл 25 %ного либо 20 %-ного раствора сульфата магния внутривенно капельно на физиологическом
растворе, остальным 29 больным дополнительно к БТ ежедневно внутривенно вводили по
10 мл 1 %-ного раствора эмоксипина. Кровь для исследования брали утром натощак из
кубитальной вены в начале и конце лечения (1-2-е и 12-15-е сутки). В качестве маркеров
оксидантного стресса в крови исследовали показатели перекисного окисления липидов
(ПОЛ) - диеновые конъюгаты (ДК), малоновый диальдегид (МДА), о работе антиоксидантной системы судили по активности антиоксидантного фермента глутатионпероксидазы (ГП), прооксидантный сдвиг оценивали по прооксидантному индексу (ДК/ГП).
Содержание ДК измеряли в плазме крови по поглощению в области 232-234 нм после разделения в гептан-изопропанольной смеси [17], уровень МДА определяли в сыворотке по
реакции с тиобарбитуровой кислотой методом [18]. Активность ГП измеряли в эритроцитах методом [19]. Индекс ДК/ГП рассчитывали: (концентрация ДК/активность ГП)⋅100.
Полученные данные обработаны с помощью статистической программы Statistica 6.0.
Для оценки результатов лечения проводили анализ внутри каждой группы с помощью
критерия Вилкоксона [20]. Различия считали статистически значимыми при p<0,05.
Нами было оценено влияние различных способов лечения на динамику изменения
про-антиоксидантных показателей в ходе этого лечения (в начале и конце терапии).
Данные исследования состояния процессов ПОЛ и АОС крови у больных представлены в таблице.
Показатели перекисного окисления липидов и антиоксидантной системы крови
у больных с инфарктом мозга
Критерий
Показатель
1-2-е сутки
12-15-е сутки Вилкоксона
Базисная терапия + эмоксипин (n = 29)
1,43
1,90*
ДК, опт. ед/ мл
p = 0,000
(1,17-1,82)
(1,50-2,39)
6,91
5,39*
МДА, нмоль/мл
p = 0,032
(4,84-8,30)
(4,29-6,78)
107
105
ГП, мкмоль GSH·мин-1·мл-1
p = 0,96
(102-120)
(95-127)
1,24
1,76*
p = 0,04
Прооксидантный индекс (ДК/ГТР⋅100)
(1,09-1,79)
(1,31-2,43)
Базисная терапия + MgSO4 (n = 17)
1,91
2,02
ДК, опт. ед/ мл
p = 0,83
(1,52-2,07)
(1,49-2,30)
4,84
4,98
МДА, нмоль/мл
p = 0,24
(4,15-5,81)
(3,73-5,39)
96
108*
ГП, мкмоль GSH·мин-1·мл-1
p = 0,003
(85-102)
(105-123)
1,84
1,72
p = 0,11
Прооксидантный индекс (ДК/ГП⋅100)
(1,56-2,44)
(1,29-2,12)
Примечание. Данные представлены в виде медианы (интервал между 25-75 процентилями), * - различия статистически значимы у больных между 1-2-ми и 12-15-ми сутками
по критерию Вилкоксона.
3
BY 16256 C1 2012.08.30
У пациентов группы, получавшей на фоне БТ эмоксипин, к 12-15-м суткам статистически значимо повышалось количество ДК и снижалось содержание МДА в крови
(p = 0,000; p = 0,032 соответственно). Уровень активности ГП эритроцитов у этих больных
на протяжении курса лечения не изменялся. Прооксидантный индекс, отражающий про- и
антиоксидантный баланс, статистически значимо возрастал (p = 0,04), демонстрируя превалирование прооксидантных процессов над антиоксидантными.
В группе, получавшей дополнительно к БТ сульфат магния, уровни ДК и МДА не изменялись к 12-15-м суткам после инсульта, а активность ГП увеличивалась (p = 0,003).
Отсутствие роста ДК, сопровождаемое повышением активности ГП, поддерживало про- и
антиоксидантный баланс с тенденцией к преобладанию антиоксидантных процессов (некоторое снижение индекса ДК/ГП, p = 0,11).
Результаты исследования показали, что прием сульфата магния приводил к торможению роста ДК, индекса ДК/ГП, увеличивал активность ГП, что является признаком антиоксидантных сдвигов, по сравнению с группой пациентов, получавших базисную терапию
плюс эмоксипин. Полученные данные позволяют предположить, что увеличение активности ГП препятствовало росту уровня ДК и тем самым не позволяло сдвигать про-антиоксидантный баланс в сторону превалирования прооксидантных процессов, что выражалось в
отсутствии роста прооксидантного индекса ДК/ГП в данной группе.
Таким образом, использование сульфата магния приводит к существенным антиоксидантным сдвигам в крови, выражавшимся в усилении активности ГП эритроцитов и ингибировании роста уровня ДК крови, индекса ДК/ГП, в отличие от пациентов, получавших
эмоксипин. Это позволяет заключить, что коррекция оксидантного стресса сульфатом
магния является более эффективной, нежели эмоксипином.
Применение изобретения поясняется конкретными клиническими примерами.
Клинический пример 1
Больная Н. 1949 г.р. (история болезни № 3290/747) находилась в 3 неврологическом
отделении 5-й клинической больницы с 22.05. по 12.06.02 г. с диагнозом: инфаркт мозга в
правом каротидном бассейне артерий, левосторонняя гемиплегия, острый период, атеросклероз сосудов головного мозга, артериальная гипертензия 3, риск 4, ИБС - атеросклеротический кардиосклероз Н-0, хр. пиелонефрит, обострение, ожирение 3 ст.
Заболела остро, 22.05.02, когда на фоне повышения АД до кризовых цифр развился
левосторонний гемипарез, отмечалась рвота.
При поступлении жалобы не формулирует в связи с тяжестью состояния. Общее состояние тяжелое. В сознании, вяла, адинамична, заторможена. За молотком не следит,
птоз ОД. Левосторонняя гемиплегия. Тонус в левых конечностях снижен. СПР С<Д. Патологических стопных рефлексов нет.
МРТ головного мозга: срединные структуры мозга не смещены, в проекции зрительного бугра справа в медиобазальных отделах височной области и ножки мозга справа
определяется зона, гиперинтенсивная на Т2 взвешенных изображениях. Заключение: МРпризнаки ишемического инсульта в правом полушарии головного мозга.
ЭКГ: ритм синусовый 72 в мин, горизонтальное положение ЭОС.
Показатели про- и антиоксидантной систем на 1-е сутки: ДК - 1,62 опт.ед, МДА 5,67 нмоль/мл, ГП - 93,7 мкмоль GSH·мин-1⋅мл-1, ДК/ГП - 1,73 ед.
Объективизация динамики неврологического статуса проведена по балльной шкале
(Скандинавская) и составила до лечения 26 баллов.
Лечение: пирацетам, авамин, магнезия, оксамп, фуросемид, сармантол, гепарин, пентоксифеллин, эналоприл, ЛФК.
За время лечения состояние с положительной динамикой: наросла сила и объем движений в левых конечностях до 3 баллов. С поддержкой двигается в пределах палаты.
Неврологический статус по Скандинавской шкале после лечения оценивается в 42 балла.
Показатели про- и антиоксидантной систем на 13-е сутки: ДК - 1,46 опт.ед, МДА 5,39 нмоль/мл, ГП - 110,0 мкмоль GSH·мин-1⋅мл-1, ДК/ГП - 1,33 ед.
4
BY 16256 C1 2012.08.30
Клинический пример 2
Больная Н. 1934 г.р. (история болезни № 1143/239) находилась в 3 неврологическом
отделении 5-й клинической больницы с 23.02. по 22.03.00 г. с диагнозом: ишемический
инсульт в правом каротидном бассейне артерий, при атеросклерозе сосудов головного
мозга, гипертонической болезни, мерцательной аритмии, острый период. Левосторонняя
гемиплегия, глазодвигательные нарушения. Гипертоническая болезнь-2, ИБС - атеросклеротический кардиосклероз, пароксизмальная мерцательная аритмия, Н-1, нефроангиосклероз в стадии ХПН, хр. бронхит.
Заболела остро вечером 23.02.00, когда на фоне интенсивной головной боли упала из-за
развившегося левостороннего гемипареза. Потери сознания не было, отмечалась рвота.
Состояние ближе к средней тяжести. Р - 82, ритмичный, АД - 180/120.
Неврологический статус: в сознании, адекватна. Зрачки Д = С, реакции на свет ослаблены. Частичный парез взора влево. Сглажена левая носогубная складка. Девиация языка
влево. Умеренно выражены рефлексы орального автоматизма. В левой ноге плегия, глубокий парез левой руки. Минимальные движения в левом предплечье (до 1,5 балла). Мышечный тонус слева повышен по пирамидному типу. СПР Д>С. Рефлекс Бабинского
слева. Левосторонняя гемигипестезия с утратой суставно-мышечного чувства. Менингеальных четких знаков нет.
КТ головного мозга: в правой височно-теменной области зона пониженной плотности
с неровным, нечетким контуром. Срединные структуры не смещены. Базальные цистерны,
желудочки мозга расширены. Перивентрикулярное снижение плотности белого вещества
головного мозга за счет явления ликараиозиса. Заключение: ишемический инсульт в бассейне средней мозговой артерии справа.
ЭКГ: ритм синусовый. Неполная блокада правой ножки пучка Гиса.
Показатели про- и антиоксидантной систем на 2-е сутки: ДК - 2,09 опт.ед, МДА 8,16 нмоль/мл, ГП - 114 мкмоль GSH·мин-1⋅мл-1, ДК/ГП - 1,83 ед.
Объективизация динамики неврологического статуса проведена по балльной шкале
(Скандинавская) и составила до лечения 18 баллов.
Лечение: аспирин, сустонит, кристепин, энам, дигоксин, эуфиллин, пирацетам,
эмоксипин, нимотоп, пенициллин, массаж левых конечностей.
В результате лечения состояние со значительной положительной динамикой. При выписке: сохраняется частичный парез взора влево. Наросла сила в левых конечностях: в руке до 3,5 балла), минимальные движения в левой ноге (1-1,5 балла). Мышечный тонус
слева повышен по пирамидному типу. СПР С>Д. Легкая левосторонняя гемигипестезия.
Суставно-мышечное чувство в левых конечностях не утрачено. Неврологический статус
по Скандинавской шкале после лечения оценивается в 35 баллов.
Показатели про- и антиоксидантной систем после лечения: ДК - 2,31 опт.ед, МДА 6,78 нмоль/мл, ГП - 94,6 мкмоль GSH·мин-1⋅мл-1, ДК/ГП - 2,43 ед.
Таким образом, проведенные заявителем научные исследования по сравнению действия сульфата магния и антиоксиданта эмоксипина, в настоящее время широко применяющегося при лечении инсульта, показали преимущества и большую антиоксидантную
эффективность сульфата магния, что дает возможность врачу воспользоваться более эффективной тактикой лечения больных в остром периоде ишемического инсульта и является существенным моментом в применении данного изобретения.
Источники информации:
1. Гусев Е.И., Скворцова В.И. Ишемия головного мозга. - М., 2001.
2. Crack P.J. Reactive oxygen species and the modulation of stroke / P.J. Crack, J.M. Taylor //
Free Radical Biol. Med. - 2005. - Vol. 38. - P. 1433-1444.
5
BY 16256 C1 2012.08.30
3. Cherubim A. Potential markers of oxidative stress in stroke / A. Cherubim [et al.] // Free
Rad. Biol. & Med. - 2005. - Vol. 39. - P. 841-852.
4. Buonocore G. Anti-oxidant strategies / G. Buonocore, F. Groenendaal // Sem. in Fetal &
Neonat. Med. - 2007. - Vol. 12. - P. 287-295.
5. Margaill L., Plotkine M., Lerouet D. // Free Radical Biology & Medicine. - 2005. - Vol. 39. P. 429-443.
6. Hoehn B. Glutathione peroxidase overexpression inhibits cytochrome c release and
proapoptotic mediators to protect neurons from experimental stroke / B. Hoehn [et al.] // Stroke. 2003. - Vol. 34. - P. 2489-2494.
7. Overexpression of human glutathione peroxidase protects transgenic mice against focal
cerebral ischemia/reperfusion damage / M. Weisbrot-Lefkowitz [et al.] // Brain Res. Mol. Brain
Res. - 1998. - Vol. 53, N 1-2. - P. 333-338.
8. Sugawara T. Reactive oxygen radicals and pathogenesis of neuronal death after cerebral
ischemia / T. Sugawara, P.H. Chan // Antioxid. Redox. Signal. - 2003. - Vol. 5. - P. 597- 607.
9. An imbalance in antioxidant defense affects cellular function: the pathophysiological consequences of a reduction in antioxidant defense in the glutathione peroxidase-1 (Gpx1) knockout
mouse / J. B. De Haan [et al.] // Redox Rep. - 2003. - Vol. 8. - No. 2. - P. 69-79.
10. Fekete A. Layer-specific differences in reactive oxygen species levels after oxygen-glucose
deprivation in acute hippocampal slices / A. Fekete [et al.] // Free Radic. Biol. Med. - 2008. Vol. 44. - P. 1010-1022.
11. Antioxidant status in acute stroke patients and patients at stroke risk / C.Zimmermann [et
al.] // Eur. Neurol. - 2004. - Vol. 51. - No. 3. - P. 157-161.
12. Dynamics of free radical processes in acute ischemic stroke: influence on neurological
status and outcome / M.L. Alexandrova [et al.] // J. Clin. Neurosci. - 2004. - Vol. 11. - No. 5. P. 501-506.
13. Суслина З.А., Максимова М.Ю., Федорова Т.Н. // Неврологический журнал. - 2007. № 4. - С.4-9.
14. Лихачев С.А., Астапенко А.В., Сидорович Э.К. и др. Диагностика и лечение инсульта: Рекомендации МЗ РБ. - 2008.
15. Мезен Н.И. // Белорус. мед. журн. - 2006. - Т. 3. - № 17. - С. 63-65.
16. Saris N., Mervaala E., Karppanen H. et al. // Clin. Chim. Acta. - 2000. - Vol. 294. - P. 1-26.
17. Гаврилов В.Б., Мишкорудная М.И. // Лаб. дело. - 1983. - № 3. - С. 33-36.
18. Гаврилов В.Б., Гаврилова А.Р., Мажуль Л.М. // Вопр. мед. хим. - 1987. - Т. 33. С. 118- 122.
19. Гаврилова А.Р., Хмара Н.Ф. // Лабор. дело. - 1986. - № 12. - С. 721-724.
20. Гланц С. Медико-биологическая статистика. Пер с англ. / С. Гланц. - Москва:
Практика, 1999. - 459 с.
Национальный центр интеллектуальной собственности.
220034, г. Минск, ул. Козлова, 20.
6
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
117 Кб
Теги
by16256, патент
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа