close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Патент BY17396

код для вставкиСкачать
ОПИСАНИЕ
ИЗОБРЕТЕНИЯ
К ПАТЕНТУ
РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ
(46) 2013.08.30
(12)
(51) МПК
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ
(54)
BY (11) 17396
(13) C1
(19)
G 01N 33/50
(2006.01)
СПОСОБ ВЫЯВЛЕНИЯ У БОЛЬНОГО ХРОНИЧЕСКОЙ
СЕРДЕЧНОЙ НЕДОСТАТОЧНОСТЬЮ ВЫСОКОГО РИСКА
РАЗВИТИЯ ПАРОКСИЗМАЛЬНОЙ ЖЕЛУДОЧКОВОЙ
ТАХИКАРДИИ
(21) Номер заявки: a 20100168
(22) 2010.02.08
(43) 2011.10.30
(71) Заявитель: Учреждение образования
"Гродненский государственный медицинский университет" (BY)
(72) Авторы: Снежицкий Виктор Александрович; Зуховицкая Елена Владимировна; Пырочкин Владимир Михайлович; Дешко Михаил Сергеевич
(BY)
(73) Патентообладатель: Учреждение образования "Гродненский государственный
медицинский университет" (BY)
(56) ЗУХОВИЦКАЯ Е.В. // Журнал Гродненского государственного медицинского
университета. - 2007. - № 2. - С. 3-8.
ОЛЕСИН А.И. и др. // Российский
кардиологический журнал. - 2009. № 1. - С. 24-30.
Richard D.M. et al. // International Journal
of tryptophan Research. - 2009. - V. 2. P. 45-60.
BY 17396 C1 2013.08.30
(57)
Способ выявления у больного хронической сердечной недостаточностью высокого
риска развития пароксизмальной желудочковой тахикардии, заключающийся в том, что в
плазме крови больного определяют концентрацию триптофана и высокий риск развития пароксизмальной желудочковой тахикардии устанавливают при ее значении ниже
9,26 мкмоль/л.
Изобретение относится к области медицины, а именно кардиологии и клинической
биохимии, и может применяться для оценки риска развития пароксизмальной желудочковой тахикардии у больных с хронической сердечной недостаточностью (ХСН).
Проблема хронической сердечной недостаточности является одной из наиболее исследуемых в кардиологии. Это связано с неуклонным увеличением числа больных ХСН, неблагоприятным прогнозом заболевания, высоким уровнем госпитализаций в связи с явлениями декомпенсации, высокой смертностью, несмотря на успехи в лечении.
Исследование ATLAS показало, что смертность больных от ХСН в течение трех лет
составила 25 % для больных с фракцией выброса 30-35 % и 50 % для больных с фракцией
выброса менее 20 %.
Framingham Study: медиана выживаемости больных с ХСН составила 1,7 года для
мужчин и 3,2 года для женщин, при этом только 25 % мужчин и 38 % женщин превысили
рубеж пятилетней выживаемости после диагностики сердечной недостаточности. Ежегодная смертность составила 5-10 % для I-II классов, 20 % для III и более 50 % для IV (по
классификации NYHA). Такой уровень смертности в 4-8 раз превышал таковую у лиц
аналогичного возраста и пола без диагностированной ХСН.
BY 17396 C1 2013.08.30
По данным анализа результатов MERIT - HF среди пациентов с менее тяжелой ХСН
(ФК I-II) доля внезапно умерших больных была выше, чем среди пациентов с тяжелой
сердечной недостаточностью. Сходные данные были получены при мета-анализе большого числа исследований.
Подавляющее число больных с ХСН имеют опасные для жизни желудочковые нарушения ритма (ЖНР), включая пароксизмальную желудочковую тахикардию (ПЖТ). Из
клинической практики известна провоцирующая роль ПЖТ в развитии и особенно прогрессировании ХСН, а также они являются значимой причиной смертности больных с
ХСН, поэтому анализ факторов, способных влиять на выживаемость больных с ХСН, является актуальным, поскольку необходимо совершенствование методов стратификации
риска на базе определения прогностических параметров [1].
До настоящего времени проблема эффективного выявления больных с высоким
риском неблагопрятного исхода не решена, несмотря на большое количество способов
оценки риска, предсказывающая ценность их положительного результата остается недостаточно высокой и редко достигает 40 % [2].
Наиболее близким к предлагаемому является способ диагностики и оценки прогноза
ХСН путем определения мозгового натрийуретического пептида (МНП), который вырабатывается в желудочках сердца и находится в прямой зависимости от состояния миокарда [3].
В Национальных рекомендациях ВНОК и ОССН по диагностике и лечению ХСН определение МНП предложено преимущественно для исключения ХСН. Тест обладает исключительно высокой отрицательной прогностической ценностью.
Недостатком является то, что до настоящего времени отсутствуют единые критерии
уровня пептида и стандартизация используемых лабораторных методик, а также высокая
стоимость методики.
Задачей изобретения является разработка более доступного способа биохимической
оценки риска развития пароксизмальных желудочковых тахиаритмий, которые являются
причиной внезапной смерти у больных ХСН.
Поставленная задача решается путем определения у больного ХСН в плазме крови
концентрации триптофана (Тrp), и, если значение Тrp ниже 9,26 мкмоль/л, устанавливают
высокий риск развития пароксизмальной желудочковой тахикардии.
Способ осуществляют следующим образом. В плазме крови больного ХСН определяют
уровень триптофана (Тrp). Если уровень Тrp в плазме крови ниже 9,26 мкмоль/л, то риск
развития одного из видов ЖНР в 2,0 раза выше: (ОШ 2,0 (95 % ДИ от 1,0 до 4,1), p < 0,05);
Хи-квадрат = 3,6, (p = 0,02), риск развития ЖЭС > 30 ч в 3,0 раза выше: (ОШ 3,0 (95 % ДИ
от 1,3 до 7,0), p<0,05); Хи-квадрат = 7,21, (p = 0,007), парных и групповых ЖЭС в 2,6 раза
выше: (ОШ 2,6 (95 % ДИ от 1,1 до 5,8), p<0,05); Хи-квадрат = 5,5, (p = 0,02), полиморфных
ЖЭС были в 2,2 раза выше: (ОШ 2,2 (95 % ДИ от 1,1 до 4,3), р < 0,05); Хи-квадрат = 4,7,
(р = 0,03) и риск развития ПЖТ у пациентов со значениями Тrp < 9,26 мкмоль/л был в 4 раза
выше, чем у больных, у которых уровнь Тrp выше этого значения (ОШ 4,0 (95 % ДИ от 1,5
до 11,2), p < 0,05); Хи-квадрат = 8,0, (p = 0,004).
Определение Тrp проводили с помощью ион-парной ВЭЖХ с детектированием по
флуоресценции. Колонка 3 × 250 мм Separon SGX C18, 8 мкм ("Элсико", Россия) термостатировалась при 27 °С. Подвижная фаза: 0,1 M KH2PO4, 0,017 M CH3COOH, pH 3,65; 180 мг/л
гептилсульфоната натрия, 180 мг/л октилсульфоната натрия, 50 мг/л ЭДТА, 10 об.% метанола. Скорость потока 0,5 мл/мин. Детектирование: длина волны возбуждения 280 нм, излучения - 320 и 340 нм. Идентификация определяемых соединений и количественная
обработка хроматограмм проводились с использованием метода внутреннего стандарта
(ванилиновой кислоты). Для определения уровня Тrp и внутреннего стандарта использовался сигнал с длиной волны излучения 340 нм. Идентификация веществ в пробах проводилась по совпадению времен удерживания, а также спектров флуоресценции на вершине
пика при длине волны возбуждения 280 нм с временами удерживания и спектрами флуоресценции соответствующих стандартов.
2
BY 17396 C1 2013.08.30
Приводим доказательства возможности осуществления способа. Под наблюдением
находилось 125 больных ХСН с ишемической болезнью сердца (ИБС), ишемической кардиомиопатией (ИКМП), дилатационной кардиомиопатией (ДКМП) с различной степенью
недостаточности кровообращения и контрольная группа, которую составляли больные
ИБС с отсуствием признаков ХСН (n = 18). У всех пациентов в плазме крови определяли
концентрацию Тrp. Кроме того, у всех пациентов проводилось суточное мониторирование
ЭКГ (ХМ-ЭКГ) на предмет наличия у них ЖНР, включая ПЖТ, с использованием системы "Кардиотехника 04АД".
Полученные данные были обработаны статистически с использованием пакета программ Statistica 6.0.
По результатам значения Тrp больных распределили в соответствии со значением Тrp,
соответствующим нижнему квартилю, определенному для всей выборки (9,26 мкмоль/л),
в зависимости от наличия или отсутствия у них при проведении суточного мониторирования ПЖТ.
В таблице отражено распределение больных по уровню Тrp выше или ниже 9,26 мкмоль/л
в зависимости от наличия или отсутствие ЖНР.
Распределение больных по уровню Тrp (мкмоль/л) в зависимости от наличия или
отсутствия ЖНР (по нижнему квартилю для всей выборки)
Уровень Тrp
Ниже нижней
квартили
Выше нижней
квартили
Одно из ЖНР
Парные и
группов.
ЖЭС
+
-
ЖЭС>30 ч
+
-
+
-
31
14
13
26
14
65
58
18
109
18
Полиморф.
ЖЭС
ПЖТ
+
-
+
-
31
26
19
10
15
103
47
74
12
73
Как видно из таблицы, у больных со значениями Тrp ниже значения, соответствующего
нижней квартили, риск развития одного из ЖНР был в 2,0 раза выше, чем у пациентов со значениями Тrp выше нижней квартили: (ОШ 2,0 (95 % ДИ от 1,0 до 4,1), p < 0,05); Хи-квадрат = 3,6, (p = 0,02), точный односторонний Фишера (p = 0,004).
В отношении отдельных видов желудочковых аритмий риск развития ЖЭС > 30 ч был
в 3,0 раза выше у больных со значениями Тrp ниже значения нижней квартили (ОШ 3,0
(95 % ДИ от 1,3 до 7,0), p<0,05); Хи-квадрат = 7,21, (p = 0,007), точный двухсторонний
Фишера (p = 0,01). В то же время риск развития парных и групповых ЖЭС был в 2,6 раза
выше у больных со значением Тrp ниже значения нижней квартили (ОШ 2,6 (95 % ДИ от 1,1
до 5,8), p < 0,05); Хи-квадрат = 5,5, (p = 0,02), точный двухсторонний Фишера (р = 0,02).
Кроме того, риск развития полиморфных ЖЭС был в 2,2 раза выше у больных со значением Тrp, ниже 9,26 мкмоль/л (ОШ 2,2 (95 % ДИ от 1,1 до 4,3), p <0,05); Хи-квадрат = 4,7,
(p = 0,03), точный двухсторонний Фишера (p = 0,03). Риск развития ПЖТ у пациентов со
значениями Тrp ниже 9,26 мкмоль/л был в 4 раза выше, чем у больных, у которых уровень
Тrp выше этого значения (ОШ 4,0 (95 % ДИ от 1,5 до 11,2), p < 0,05); Хи-квадрат = 8,0,
(p = 0,004), точный двухсторонний Фишера (p = 0,008).
После проведения корреляционного анализа между частотой ЖНР и уровнем Тrp выявлены отрицательные корреляции между содержанием Тrp в плазме крови и парными и групповыми ЖЭС (r = -0,20 и r = -0,26, p < 0,02), а также ЖЭС > 30 ч (r = -0,20, p = 0,0001).
На основании приведенных данных риск возникновения полиморфных ЖЭС в 2,2 раза
выше, а пароксизмальных желудочковых тахикардий в 4 раза выше при уровне
Тrp < 9,26 мкмоль/л по сравнению с пациентами с уровнем Тrp> 9,26 мкмоль/л.
Приводим примеры, подтверждающие возможность осуществления способа.
3
BY 17396 C1 2013.08.30
Пример 1.
Пациент Ш., мужчина, 47 лет, госпитализирован в кардиологическое отделение № 3
УЗ "Гродненский областной кардиологический диспансер" с жалобами на выраженную
одышку в покое и при минимальной физической нагрузке, отеки нижних конечностей,
ощущение сердцебиения и перебоев в работе сердца.
При объективном исследовании состояние тяжелое, ортопноэ, отеки нижних конечностей до уровня верхней трети бедра, центральный цианоз и акроцианоз, симметричные
крепитирующие хрипы в нижних отделах обоих легких, гепатомегалия (8 см ниже реберной дуги), асцит, частота сердечных сокращений 106 уд/мин, АД 110/70 мм рт. ст., аритмичные, приглушенные тоны сердца, расширение границ относительной тупости сердца
вправо (2 см от правого края грудины в IV межреберье) и влево (передняя подмышечная
линия в VI межреберье).
При эхокардиографическом исследовании фракция выброса левого желудочка 19 %,
конечно-диастолический и конечно-систолический диаметры левого желудочка 73 и 66 мм
соответственно, конечно-диастолический и конечно-систолический объем левого желудочка 230 и 187 мл соответственно, размер левого предсердия 61 мм, правого желудочка
29 мм, умеренная легочная гипертензия, митральная и трикуспидальная регургитация II ст.,
гидроперикард 90 мл.
При Холтеровском мониторировании электрокардиограммы на фоне постоянной формы
фибрилляции предсердий зарегистрировано 509 одиночных мономорфных желудочковых
экстрасистол, 9 парных мономорфных желудочковых экстрасистол. Пароксизмы желудочковой тахикардии выявлены не были.
Уровень мозгового натрийуретического пептида составил 453 пг/мл, Д-димеров - 459 нг/мл,
триптофана - 2,65 мкмоль/л (меньше 9,26 мкмоль/л, что соответствует высокому риску
развития пароксизмальной желудочковой тахикардии).
Назначено лечение исходя из состояния больного (рамиприл 5 мг, торасемид 20 мг,
верошпирон 50 мг, карведилол 12,5 мг, варфарин 7,5 мг). Больной выписан с положительной динамикой.
Выставлен диагноз: Дилатационная кардиомиопатия. Постоянная фибрилляция предсердий. Желудочковая экстрасистолия. Легочная гипертензия II ст. Н2Б. NYHA IV ФК
при поступлении, II ФК при выписке.
Через 4 месяца динамического наблюдения у пациента отмечена декомпенсация сердечной недостаточности. Присоединились жалобы на синкопальные состояния. При повторной госпитализации по результатам суточного мониторирования электрокардиограммы
зарегистрированы 4 эпизода пароксизмальной неустойчивой желудочковой мономорфной
тахикардии длительностью от 3 до 15 с.
Пример 2.
Пациент Л., мужчина, 56 лет, госпитализирован в кардиологическое отделение № 3 УЗ
"Гродненский областной кардиологический диспансер" с жалобами на выраженную
одышку при минимальной физической нагрузке, приступы удушья в горизонтальном положении, отеки нижних конечностей, ощущение сердцебиения и перебоев в работе сердца, резкую общую слабость.
При объективном исследовании состояние средней степени тяжести, ортопноэ, отеки
голеней и стоп, акроцианоз, симметричные крепитирующие хрипы в нижних отделах обоих
легких, гепатомегалия (5 см ниже реберной дуги), частота сердечных сокращений 115 уд/мин,
АД 100/70 мм рт. ст., аритмичные, приглушенные тоны сердца, расширение границ относительной тупости сердца влево (3 см кнаружи от левой среднеключичной линии в V межреберье).
При эхокардиографическом исследовании фракция выброса левого желудочка 40 %,
конечно-диастолический и конечно-систолический диаметры левого желудочка 59 и 47 мм
соответственно, конечно-диастолический и конечно-систолический объемы левого желудочка 172 и 100 мл соответственно, размер левого предсердия 48 мм, правого желудочка
4
BY 17396 C1 2013.08.30
23 мм, легочная гипертензия I ст., митральная регургитация II ст., трикуспидальная регургитация I ст., гидроперикард 60 мл, признаки атеросклеротического поражения аорты.
При Холтеровском мониторировании электрокардиограммы на фоне постоянной формы фибрилляции предсердий зарегистрировано 246 одиночных мономорфных желудочковых экстрасистол, 3 парные мономорфные желудочковые экстрасистолы. Пароксизмы
желудочковой тахикардии выявлены не были.
Уровень мозгового натрийуретического пептида составил 494 пг/мл, Д-димеров - 280 нг/мл,
триптофана - 60,87 мкмоль/л (больше 9,26 мкмоль/л, что соответствует низкому риску
развития пароксизмальной желудочковой тахикардии).
Назначено лечение исходя из состояния больного (рамиприл 2,5 мг, торасемид 10 мг,
верошпирон 50 мг, карведилол 12,5 мг, варфарин 5 мг). Больной выписан с положительной динамикой.
Выставлен диагноз: Дилатационная кардиомиопатия. Постоянная фибрилляция предсердий. Легочная гипертензия I ст. Атеросклероз аорты. Н2Б. NYHA III ФК при поступлении,
II ФК при выписке. Хронический пиелонефрит в состоянии ремиссии. Язва двенадцатиперстной кишки в состоянии ремиссии. Хронический бронхит курильщика. ДН1.
В течение 2 лет и 1 месяца динамического наблюдения пациент был госпитализирован
повторно дважды в связи с декомпенсацией сердечной недостаточности. Однако по результатам суточного мониторирования электрокардиограммы эпизоды пароксизмальной
желудочковой тахикардии зарегистрированы не были. Клинико-анамнестические данные,
свидетельствующие в пользу пароксизмов желудочковой тахикардии, также отсутствовали.
Таким образом, предлагаемый способ является высокоинформативным, объективным
и может найти широкое применение в клинической практике.
Источники информации:
1. Henningsen К., Christensen A.H., Svend-sen J.H. Ventricular ta-chyarrhythmias in patients with cardiomyopathy. // Ugeskr. Laeger. - 2008. - V. 170. - No. 25. - P. 2238-2242.
2. Bozkurt В., Mann D. Use of biomarkers in the management of heart failure. // Circulation. - 2003. - V. 107. - P. 1231-1233.
3. Bigger J.T. Identification of patients at high risk for sudden cardiac death. //
Am.J.Cardiol. - 1984. - 54:14:3D-8D.
Национальный центр интеллектуальной собственности.
220034, г. Минск, ул. Козлова, 20.
5
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
109 Кб
Теги
by17396, патент
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа