close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Патент BY17580

код для вставкиСкачать
ОПИСАНИЕ
ИЗОБРЕТЕНИЯ
К ПАТЕНТУ
РЕСПУБЛИКА БЕЛАРУСЬ
(46) 2013.10.30
(12)
(51) МПК
НАЦИОНАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ
СОБСТВЕННОСТИ
(54)
G 01N 33/50 (2006.01)
СПОСОБ ОЦЕНКИ БИОЛОГИЧЕСКОЙ АКТИВНОСТИ ОПУХОЛИ
(21) Номер заявки: a 20101591
(22) 2010.11.05
(43) 2012.06.30
(71) Заявитель: Государственное учреждение "Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова" (BY)
(72) Авторы: Прохорова Виолетта Игоревна; Цырусь Тамара Прохоровна; Державец Лилия Александровна; Лаппо
Светлана Владимировна; Шишло Людмила Михайловна; Колядко Наталья
Николаевна; Готько Оксана Владимировна (BY)
(73) Патентообладатель: Государственное
учреждение "Республиканский научнопрактический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н.Н.Александрова" (BY)
BY 17580 C1 2013.10.30
BY (11) 17580
(13) C1
(19)
(56) DALAVERIS E. et al. Lung Cancer. 2009. - V. 64. - No. 2. - P. 219-225.
ЗАВАЛИШИНА Л.Э. Молекулярнобиологические факторы инвазивного
роста и метастазирования рака при
морфологическом исследовании: Автореф. дис. - М., 2006. - С. 1-5, 10, 13.
АЛЕКСЕЕВА М.Л. и др. Проблемы
репродукции. - 2005. - № 3. - С. 65-79.
ГЛЫБОЧКО П.В. и др. Онкоурология. 2009. - № 2. - С. 56-60.
АЛЬ-ШУКРИ А.С. и др. Онкоурология. - 2009. - № 2. - С. 78-84.
RU 2366951 C1, 2009.
UA 63732 A, 2004.
(57)
1. Способ оценки биологической активности опухоли, представляющей собой рак легкого, заключающийся в том, что определяют в крови больного показатели: содержание
опухолевых маркеров NSE и ICAM, факторов TNF-α и VEGF, а также время задержки агрегации тромбоцитов, определяют по таблице описания коэффициент активности опухоли
К для каждого показателя, суммируют полученные значения К и оценивают биологическую активность опухоли у больного как низкую при сумме К выше 13 или как высокую
при сумме К ниже минус 20.
2. Способ оценки биологической активности опухоли, представляющей собой рак мочевого пузыря, заключающийся в том, что определяют у больного показатели: содержание
в моче опухолевого маркера UBC, в крови - опухолевого маркера ICAM, факторов TNF-α
и VEGF, а также время задержки агрегации тромбоцитов, определяют по таблице описания коэффициент активности опухоли К для каждого показателя, суммируют полученные
значения К и оценивают биологическую активность опухоли у больного как низкую при
сумме К выше 13 или как высокую при сумме К ниже минус 20.
3. Способ оценки биологической активности опухоли, представляющей собой рак прямой кишки, заключающийся в том, что определяют в крови больного показатели: содержание опухолевых маркеров: CEA и ICAM, факторов TNF-α и VEGF, а также время
задержки агрегации тромбоцитов, определяют по таблице описания коэффициент актив-
BY 17580 C1 2013.10.30
ности опухоли К для каждого показателя, суммируют полученные значения К и оценивают биологическую активность опухоли у больного как низкую при сумме К выше 13 или
как высокую при сумме К ниже минус 20.
Изобретение относится к области медицины, а именно к биохимическим исследованиям в онкологии, и предназначено для оценки биологической активности опухоли у онкологического пациента.
Результаты противоопухолевого лечения в значительной степени зависят от биологических особенностей опухоли. В этой связи поиск показателей, характеризующих биологическую активность опухоли и определяемых малоинвазивными лабораторными
способами на дооперационном этапе, когда еще нет морфологической верификации опухоли, является актуальным [1-4].
Особый интерес исследователей сконцентрирован на ангиогенезе в злокачественных
опухолях, поскольку в настоящее время нет сомнений в том, что рост опухолей невозможен без образования разветвленной сети сосудов, обеспечивающих снабжение клеток кислородом и питательными веществами [5-8]. В регуляции ангиогенеза тем или иным
образом участвуют многие известные цитокины: фактор роста эндотелия сосудов, фактор
роста фибробластов, эпидермальный фактор роста, интерлейкин-8 и др. [9-12]. Важнейшим положительным регулятором ангиогенеза бесспорно является сосудистоэндотелиальный фактор (VEGF), который играет заметную роль в регуляции роста и выживаемости опухолевых клеток, способствует побуждению их к инвазии, является мощным проангиогенным фактором [13, 14]. Ангиогенный цитокин TNF-α (фактор некроза
опухоли) не только стимулирует кровоснабжение опухоли, но и усиливает пролиферацию
опухолевых клеток и синтез ростовых факторов [15]. Факторы межклеточной адгезии
(ICAM, PECAM) являются сильными митогенами, ингибиторами апоптоза, ранними и
чувствительными маркерами опухолеассоциированного ангиогенеза. Существует прямая
корреляция между уровнем экспрессии ICAM и степенью злокачественности опухоли,
стадией процесса [16, 17]. Особое внимание в онкологической практике уделяется и исследованию функциональной активности тромбоцитов. В некоторых работах показано,
что опухолевые клетки способны активировать тромбоциты и образовывать гетероагрегаты "тромбоцит-опухолевая клетка", что является одной из причин метастазирования у онкологических больных. Кроме того, тромбоциты содействуют опухоль-индуцированному
ангиогенезу, высвобождая ангиогенные факторы [18, 19]. Исследование вышеуказанных
факторов, а также опухолевых маркеров: раково-эмбрионального антигена CEA (для рака
толстой и прямой кишок), нейрон-специфической енолазы NSE (для рака легкого), растворимого фрагмента цитокератинов 8/18 UBC (для рака мочевого пузыря) в крови пациентов с подозрением на злокачественное новообразование играет важную роль в
обеспечении новых возможностей для улучшения диагностики, прогноза и оценки эффективности противоопухолевого лечения [20-24].
Учитывая, что в настоящее время нет четких методологических подходов, основанных
на комплексном изучении информативных лабораторных признаков, не разработаны клинически значимые алгоритмы оценки опухолевой активности на дооперационном этапе,
актуальным остается поиск высокочувствительных малоинвазивных способов, основанных на современных технологиях, которые позволят оценить биологическую активность
опухоли у конкретного онкологического больного.
Известен способ диагностики ранней и инвазивной онкопатологии у конкретного онкологического больного, предполагающий определение в периферической крови содержания
тромбоцитов, эозинофилов, сегментоядерных, палочкоядерных и юных лейкоцитов, гемоглобина, общего белка, глюкозы, общего билирубина, скорости оседания эритроцитов, цветного показателя, протромбинового индекса крови и расчет диагностических индексов [25].
2
BY 17580 C1 2013.10.30
При отсутствии или наличии одного положительного диагностического индекса или значений показателей содержания гемоглобина, тромбоцитов и скорости оседания эритроцитов относительно порогового уровня диагностируют инвазивный рак, а при наличии двух
и более положительных показателей дополнительно определяют средний диаметр опухоли,
вес больного, содержание моноцитов в крови, тимоловую пробу, и вновь рассчитывают
диагностические индексы, и при отсутствии положительных значений диагностических
индексов и показателя среднего диаметра опухоли относительно порогового уровня диагностируют инвазивный рак, а при наличии одного и более положительного теста опять
проводят дополнительное определение. Определяют вес больного, средний диаметр опухоли, общую численность популяции всех лейкоцитов в крови, эритроцитов, тромбоцитов, сегментоядерных, лейкоцитов, лимфоцитов, моноцитов, объем циркулирующей
крови, рассчитывают общую популяцию для данных клеток крови, после чего рассчитывают показатели соотношения всех вышеперечисленных параметров на средний диаметр
опухоли и при отсутствии положительных показателей относительно порогового уровня
диагностируют инвазивный рак, а при наличии одного и более положительных показателей - раннюю онкопатологию.
Однако данный способ, включающий расчеты диагностических индексов по сумме
показателей, имеет следующие недостатки:
1. Способ имеет низкую диагностическую чувствительность при идентифицировании
перехода ранней онкопатологии в инвазивный рак.
2. Расчет диагностических индексов осуществляют по неспецифическим клиникобиохимическим показателям, не включены в исследование патогномоничные для рака
различных локализаций параметры.
3. Способ требует выполнения многочисленных гематологических, биохимических и
антропометрических параметров, что является довольно трудоемким.
Известен способ прогнозирования и предсказания рака и мониторинг терапии раковых
заболеваний, включающий определение у пациентов фактора роста эндотелия сосудов
[26]. Содержание фактора роста эндотелия сосудов (VEGF) оценивается иммунологическим методом. У пациентов определение VEGF проводится до и после проведения терапии. Высокий уровень VEGF после проведения противоопухолевой терапии указывает на
дальнейшее развитие болезни или отрицательную реакцию на указанную терапию. Снижение уровня VEGF указывает на ремиссию или положительную реакцию на терапию.
Недостатки способа: способ не позволяет только по определению VEGF идентифицировать рак, не дает возможности в дотерапевтическом периоде оценить биологическую
активность имеющейся опухоли, что в свою очередь не позволяет до сеансов терапии прогнозировать реакцию опухоли на проводимое противоопухолевое лечение.
Известен способ выявления нарушений агрегации тромбоцитов [27]. Для осуществления способа берут кровь, стабилизируют ее, выделяют богатую тромбоцитами плазму и
наносят на предметное стекло, где проводят тест на агрегацию тромбоцитов с несколькими индукторами. Агрегационную способность тромбоцитов оценивают по среднему значению индукции агрегации коллагена.
Недостатком способа является низкая диагностическая чувствительность определяемого теста. Визуальная оценка агрегации тромбоцитов не способна с высокой степенью
точности диагностировать гипо- и гиперагрегацию тромбоцитов при патологических состояниях. Способ рекомендуется использовать в дополнение к другим способам выявления нарушений агрегационной способности тромбоцитов.
Наиболее близким к предлагаемому изобретению по техническому исполнению и принятым за прототип является способ определения уровней VEGF, TNF-α и 8-изопростана в
выдыхаемом конденсате и в сыворотке крови пациентов с раком легкого [28]. Суть способа
состоит в определении содержания VEGF, TNF-α, 8-изопростана у больных раком легкого
с различными стадиями заболевания. Установлено, что у больных с распространенным
3
BY 17580 C1 2013.10.30
опухолевым процессом (III-IV стадией) уровень VEGF в сыворотке крови выше, чем при
начальных формах рака (I-II стадия). Статистически значимые различия наблюдались относительно уровня 8-изопростана в выдыхаемом конденсате. Недостатком способа является низкая информативность тестов и неудобство сбора определяемого материала
(выдыхаемый конденсат).
Задача: оценить биологическую активность опухоли по лабораторным показателям,
обладающим высокой диагностической чувствительностью и доступностью в выполнении.
Решение поставленной задачи достигают путем поэтапного определения у пациента с
подозрением на злокачественное новообразование (рак легкого, мочевого пузыря, прямой
кишки) опухолевых маркеров - NSE, UBC, CEA (определяют тот маркер, который специфичен для подозреваемой нозологической формы рака), факторов ангиогенеза и межклеточной адгезии (VEGF, TNF-α, ICAM), времени задержки агрегации тромбоцитов
(индуктор АДФ) в биологических жидкостях, начиная с наиболее информативного (по своей
информативности исследуемые показатели распределяют по баллам следующим образом:
NSE - 7,0, ICAM - 2,19, UBC - 1,94, время задержки тромбоцитов - 1,66, TNF-α - 0,82,
VEGF - 0,64, CEA - 0,59). При достижении суммы коэффициентов активности опухоли,
равной минус 20 баллов и ниже, оценивают высокую биологическую активность опухоли,
а при достижении значений 13 баллов и выше - низкую биологическую активность опухоли. Если не удалось достигнуть ни одной из пороговых величин (13 баллов и выше или
ниже минус 20 баллов), пациента направляют на дополнительное инструментальное обследование.
Предложенный способ осуществляется следующим образом. У пациента утром натощак до начала всех видов обследования проводят забор крови из вены в две пробирки
(одна - с 3,8 % раствором цитрата натрия для определения агрегационной активности
тромбоцитов в цельной крови, вторая - без антикоагулянта). У пациентов с подозрением
на рак мочевого пузыря дополнительно берут в чистый сосуд одноразовую порцию мочи.
Пробу крови без цитрата натрия центрифугируют при 2500 об/мин в течение 15 мин и отбирают сыворотку крови (не должна быть гемолизированной). Сыворотку можно хранить
до исследования в морозильной камере при температуре от -20 до -10 °С. После размораживания сыворотку следует тщательно перемешать. Повторное замораживание и оттаивание
не допускаются. Мочу (для определения UBC) центрифугируют 10 мин при 3000 об/мин.
Образцы мочи можно хранить в морозильнике при -20 °С в течение длительного времени.
Размороженная моча годна к исследованию в течение 5 дней при хранении в холодильнике (2-8 °С).
Оценку биологической активности опухоли проводят путем поэтапного определения в
биологических жидкостях уровня лабораторных показателей: NSE, UBC, CEA (определяют
тот маркер, который специфичен для подозреваемой нозологической формы рака), TNF-α,
ICAM, VEGF, времени задержки агрегации тромбоцитов (индуктор АДФ,10 мкмоль/л) и
расчета суммы коэффициентов (К) по таблице. Определение содержания NSE, ICAM,
UBC, TNF-α, VEGF, CEA в биологических жидкостях проводят иммуноферментным способом. Время задержки агрегации тромбоцитов, индуцированной АДФ (10 мкмоль/л), определяют в цельной цитратной крови способом импедансной люми-агрегометрии.
В таблицу включены 7 показателей (NSE, ICAM, UBC, время задержки агрегации тромбоцитов, TNF-α, VEGF, CEA), ранжированных по убывающей их информативности. Значения каждого показателя разбиты на диапазоны, и вычислены коэффициенты активности
опухоли каждого диапазона. Исходя из значений ошибки первого рода (ложноположительный результат), равной 0,01, и ошибки второго рода (ложноотрицательный результат),
равной 0,05, рассчитаны пороговые уровни суммы коэффициентов, равные минимальным
значениям: 13 баллов и минус 20 баллов. При достижении суммы значений, равной минус
20 баллов и ниже, оценивают высокую биологическую активность опухоли, а при достижении суммы значений 13 баллов и выше - низкую биологическую активность опухоли.
4
BY 17580 C1 2013.10.30
Коэффициенты лабораторных показателей
Показатель
Диапазон
NSE, нг/мл (для рака легкого)
0-25
>25
0-200
200-250
>250
0-35
35-100
>100
0-20
20-35
>35
0-15
15-100
>100
0-100
100-200
>200
0-20
20-40
>40
ICAM, нг/мл
UBC, мкг/л (для рака
мочевого пузыря)
Время задержки
агрегации тромбоцитов, с
TNF-α, пг/мл
VEGF, пг/мл
CEA, нг/мл (для рака
прямой кишки, легкого)
Коэффициент активности
опухоли (К)
7,80
-9,00
4,74
2,80
-4,80
4,15
-1,50
-5,80
-9,00
1,00
3,10
3,00
2,40
-8,00
3,10
-2,30
-6,00
3,39
1,81
-3,89
Основные отличительные признаки предлагаемого изобретения:
1. Дооперационную оценку биологической активности опухоли осуществляют по комплексу лабораторных тестов, определяемых современными нетрудоемкими способами, иммуноферментным и импедансной люми-агрегометрии. В биологических жидкостях
(моча, кровь) пациента определяют следующие показатели: опухолевые маркеры, ангиогенные факторы, агрегационную активность тромбоцитов, не являющиеся альтернативными,
а дополняющими друг друга и в комплексе обладающими высокой эффективностью.
2. Способ является малоинвазивным, дает возможность на первом этапе обследования
пациента биопсию не использовать, что позволяет предупредить возникновение негативных побочных реакций.
3. Способ позволяет еще на дооперационном этапе разработать адекватную тактику
лечения онкологического больного.
Способ иллюстрируется следующими примерами:
Пример 1. Пациентка Б.Н.М., 44 года, а/к 1965/09, ист. болезни № 4808/09. Поступила
в онкологическое проктологическое отделение РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова
25.03.2009. Клинический диагноз - рак прямой кишки. Сопутствующее заболевание: дисметаболическая миокардиодистрофия. 02.04.2009 пациентке проведено определение в
крови содержания ICAM - 385,6 нг/мл, коэффициент активности опухоли (К), полученный
по таблице, равен минус 4,8, что недостаточно для оценки биологической активности опухоли. У пациентки дополнительно определяют в цельной цитратной крови время задержки
агрегации тромбоцитов - 22 секунды (К равен минус 9,0), в сыворотке крови содержание
TNF-α -102,0 пг/мл (К равен минус 8), VEGF - 96,54 пг/мл (К равен 3,1), CEA - 47,3 нг/мл
(К равен минус 3,89). Суммируя К, получаем величину, равную минус 22,69, которая свидетельствует о высокой биологической активности опухоли у данной пациентки. Пациентке
проводят радикальную брюшно-промежностную экстирпацию прямой кишки с резекцией
задней стенки влагалища. Гистологическое заключение № 80130-51 от 14.04.2009 - адено5
BY 17580 C1 2013.10.30
карцинома G2-3 прорастает все слои стенки кишки, распространяется на стенку влагалища, метастазы множественные, регионарные.
Пример 2. Пациент С.В.И., 55 лет, а/к 2809/09, ист. болезни № 5362/09. Поступил в
онкологическое проктологическое отделение РНПЦ ОМР им. Н.Н.Александрова 03.04.2009.
Клинический диагноз - рак прямой кишки. Сопутствующее заболевание: ишемическая болезнь сердца, атеросклеротический кардиосклероз. 07.04.2009 пациенту проведено определение в крови содержания ICAM - 432,0 нг/мл (К равен минус 4,8), время задержки
агрегации тромбоцитов - 15 секунд (К равен минус 9,0), содержание TNF-α - 9,03 пг/мл (К
равен 3), VEGF - 154,74 пг/мл (К равен минус 2,3), CEA - 58,6 нг/мл (К равен минус 3,89).
Сумма К пяти определяемых параметров равна минус 16,99, по данному исследованию
невозможно оценить биологическую активность опухоли, пациенту показано дополнительное исследование. 16.04.2009 проводят радикальную экстирпацию прямой кишки с
резекцией добавочной доли простаты. Гистологическое заключение № 84796-823 свидетельствует о том, что у больного низкодифференцированная (G3) аденокарцинома с врастанием в добавочную долю простаты, метастазы в 14 лимфатических узлах.
Пример 3. Пациент Л.И.А.,79 лет, а/к 1750/10, ист. болезни № 4612/10. Поступил в
онкологическое торакальное отделение № 2 РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова 29.03.2010.
При обследовании больного установлен клинический диагноз - периферический рак верхней доли правого легкого. Сопутствующие заболевания: ишемическая болезнь сердца,
блокада передней ветви левой ножки п. Гиса, артериальная гипертензия II стадии, риск 4,
кардиосклероз, атеросклероз аорты, коронарных сосудов. 08.04.2010 больному проведено
определение в крови NSE - 24,8 нг/мл (К равен 7,8), ICAM - 220,8 нг/мл (К равен 2,8),
время задержки агрегации тромбоцитов - 21 секунда (К равен 1,0), TNF-α - 16,2 пг/мл (К
равен 2,4). Сумма К четырех определяемых биохимических показателей равна 14, что
свидетельствует о низкой биологической активности опухоли. 09.04.2010 пациенту проводят атипичную резекцию верхней доли правого легкого. Гистологическое заключение
№ 82930-933 от 16.04.2010 - аденома со слизеобразованием.
Пример 4. Пациент А.Н.Ф., 73 года, а/к 458/10, ист. болезни № 1408/10. 27.01.2010
поступил в онкологическое урологическое отделение РНПЦ ОМР им. Н.Н. Александрова
с подозрением на рак мочевого пузыря. Сопутствующие заболевания: гастрит культи желудка со стенозированием. Дефицит массы тела. Ишемическая болезнь сердца, кардиосклероз, атеросклероз аорты коронарных, церебральных сосудов. 28.01.20010 проведено
определение ICAM - 171,0 нг/мл (К равен 4,74), UBC - 34,6 мкг/л (К равен 4,15), времени
задержки агрегации тромбоцитов - 22 секунды (К равен 1,0), TNF-α - 42,8 пг/мл (К равен
2,4), VEGF - 98,0 пг/мл (К равен 3,1). Сумма К пяти определяемых параметров равна
15,39, что говорит об отсутствии высокой биологической активности опухоли, опухоль
имеет низкую биологическую активность. 02.02.2010. пациенту проводят трансуретральную
резекцию мочевого пузыря. Гистологическое заключение № 55861-917 от 08.02.2010 - переходноклеточный рак G 1 . Данных за инвазию в мышечный слой нет. Диагноз - рак мочевого пузыря T1mN0M0, I стадия.
Таким образом, использование предлагаемого способа оценки биологической активности опухоли помогает рационально планировать объем лечебных мероприятий.
Источники информации:
1. Сергеева Н.С. Серологические опухолеассоциированные маркеры в мониторинге
онкологических больных // V съезд онкологов и радиологов СНГ. Материалы съезда
14-16 мая 2008. - Ташкент, 2008. - С. 136.
2. Давыдов М.И., Кушлинский Н.Е. Молекулярные маркеры опухоли: стратегия лабораторных и клинических исследований // Лабораторная медицина в свете концепции раз6
BY 17580 C1 2013.10.30
вития здравоохранения России до 2020 года. Труды научно-практической конференции. М.: Лабора, 2009. - С. 6-22.
3. Кушлинский Н.Е., Герштейн Е.С., Овчинникова Л.К. и др. Биологические маркеры
опухолей в клинике - достижения, проблемы, перспективы // Российский биотерапевтический журнал. - 2009. - Т. 8. - № 3. - С. 95-102.
4. Герштейн Е.С., Тулеуова А.А., Овчинникова Л.К. и др. Лабораторные и клинические перспективы исследования молекулярных маркеров опухолей // Вопросы биологической, медицинской и фармацевтической химии. - 2010. - № 4. - С. 3-10.
5. Фридман М.В., Демидчик Ю.Е. Ангиогенез и рак - медико-биологическое значение,
методы оценки, перспективы дальнейшего изучения // Онкологический журнал. - 2009. Т. 3. - № 2 (10). - С. 82-906.
6. Шаназаров Н.А., Сабиров А.Х., Сироткина С.М. Роль эпидермального фактора роста и его рецептора в канцерогенезе: молекулярные механизмы их действия // Российский
биотерапевтический журнал. - 2009. - Т. 8. - № 4. - С. 85-90.
7. Ганусевич И.И. Роль матриксных металлопротеиназ (ММП) при злокачественных
новообразованиях. Участие ММП в ангиогенезе, инвазии и метастазировании опухолей //
Онкология. - 2010. - Т. 12. - № 2. - С. 108-117.
8. Vecchiarelli-Federico L.M., Cervi D., Haeri M. et al. Vascular endothelial growth factor a positive and negative regulator of tumor growth // Cancer Res. - 2010. - Vol. 70. - No. 3. P. 863-867.
9. Rubie C., Frick V.O.,. Pfeil S et al. Correlation of IL-8 with induction, progression and
matastatic potential of colorectal cancer // World J Gastroenterol. - 2007. - Vol. 37. - No. 13. P. 4996-5002.
10. Roskoski R. Vascular endothelial growth factor signaling in tumor progression // Jr.
Critical Reviews in Oncology Hematology. - 2007. - Vol. 62. - No. 3. - P. 179-213.
11. Kornacker M., Roth A., Christensen O.et al. Quantification of vascular endothelial
growth factor, interleukin-8, and basic fibroblast growth factor in plasma of cancer patients and
healthy volunteers - comparison of ELISA and microsphere-based multiplexed immunoassay //
Clin. Chem. Lab. Med. - 2008. - Vol. 46. - No. 9. - P. 1256-1264.
12. Witsch E., Sela M., Yarden Y. Roles for growth factors in cancer progression // Physiol. 2010. - Vol. 25. - No. 2. - P. 85-101.
13. Galazios G. et al. Vascular endothelial growth factor gene polymorphisms // J. Matern.
Fetal. Neonatal. Med. - 2009. - Vol. 22. - No. 5. - P. 371-378.
14. Kim Y.S. et al. Vascular endothelial growth factor is a key mediator in the development
of T-cell priming and its polarization to type 1 and type 17 T helper cells in the airways // J. Immunol. - 2009. - Vol. 183. - No. 8. - P. 5113-5120.
15. Balkwill F. Tumour necrosis factor and cancer // Nature Rev. - 2009. - Vol. 9 . - No. 5 . P . 361-371.
16. Kamezaki S., Kurozawa Y., Iwai N.et al. Serum levels of soluble ICAM-1 and VCAM-1
predict pre-clinical cancer // Eur. J. Cancer. - 2005. - Vol. 41. - No. 1 5 . - P . 2355-2359.
17. Nair K.S., Naidoo R., Chetty R. Expression of cell adhesion molecules in oesophageal
carcinoma and its prognostic value // J. Clin. Pathol. - 2005. - Vol. 58. - No. 4. -P. 343-351.
18. Klement G., Yip T., Cassiola L. Platelets actively sequester angiogenesis regulation //
Platelets actively sequester angiogenesis regulators. - 2009. - Vol. 113. - No. 12. - P. 2835-2842.
19. Ho-Tin-Noe B., Goerge T., Wagner D. Platelets: guardians of tumor vasculature // Cancer res. - 2009. - Vol. 69. - No. 14. - P. 5623-5626.
20. Паршина В.Н., Серегин И.В., Самойленко В.М. Роль опухолевого маркера UBC в
диагностике рака мочевого пузыря // Онкоурология. Материалы II конгресса Российского
общества онкоурологов. 4-5 октября 2007. - М., 2007. - С. 103.
21. Глыбочко П.В., Шахназян Н.К., Понукалин А.Н. и др. Информативность исследования содержания цитокератинов 8 и 18 при поверхностном раке мочевого пузыря // Он7
BY 17580 C1 2013.10.30
коурология. Материалы IV конгресса Российского общества онкоурологов. - 1-2 октября
2009. - М., 2009. - С. 85-86.
22. Лазарев С.М., Решетов А.В., Нохрин А.В. и др. Роль онкомаркеров: CEA, Cyfra-21,
NSE, Tu M2-PK в диагностике и лечении рака легкого // Вестник хирургии им. И.И.Грекова. - 2010. - № 1. - С. 39-43.
23. Сергеева Н.С., Трахтенберг А.Х., Маршутина Н.В. и др. Сравнительная клиникодиагностическая значимость некоторых серологических опухолеассоциированных маркеров для различных гистологических типов рака легкого // Российский онкологический
журнал. - 2010. - № 3. - С. 13-16.
24. Hanrahan E.O., Ryan A.J., Mann H. et al. Baseline vascular endothelial growth factor
concentration as a potential predictive marker of benefit from vandetanib in non-small cell lung
cancer // Clin. Cancer Res. - 2009. - Vol. 15. - No. 5. -P. 3600-3609.
25. Патент РФ 2133466, МПК6 G 01N 33/48.
26. Заявка на изобретение РФ а2008121751/15, МПК8 G 01N 33/574.
27. Патент РФ 2393485, МПК8 G 01N 33/86.
28. Dalaveris E., Kerenidi T., Katsabeki-Katsafli A. et al. VEGF,TNF-alpha and 8isoprostane levels in exhaled breath condensate and serum of patients with lung cancer // Lung
Cancer. - 2009. - Vol. 64. - I 2. - P. 219-225 (прототип).
Национальный центр интеллектуальной собственности.
220034, г. Минск, ул. Козлова, 20.
8
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
0
Размер файла
128 Кб
Теги
by17580, патент
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа