close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Ковалёва Яна

код для вставкиСкачать
 Департамент внутренней и кадровой политики Белгородской области
ОГАОУ СПО "Белгородский правоохранительный колледж
им. Героя России В.В. Бурцева"
ТВОРЧЕСКАЯ РАБОТА
"Боюсь не смерти я. О нет! Боюсь исчезнуть совершенно..."
Выполнила студентка группы С111, 1 курс,
Ковалёва Яна Владимировна
Преподаватель Н.С. Ларченко
Белгород, 2014г.
Уважаемый Михаил Юрьевич!
Разрешите поздравить Вас с 200-летием со дня рождения!
В последнее время мы все чаще обращаемся к забытому нами духовному наследию. К нам возвращаются имена, преданные незаслуженному забвению. Мы, кажется, только сейчас начинаем понимать, что создать новую культуру невозможно без знания прошлой, и возвращаем свои духовные ценности, учимся уважать человека, мыслящего нестандартно, не так, как все, не так, как мы, пытаемся найти что-то полезное для себя в его образе мыслей. И открываем новое, заставляющее нас совершенно иначе посмотреть на мир, на те или иные явления. Ваш юбилей позволит открыть нам истины поэзии, обогатить наш ум новыми фактами и мыслями, побудит думать о сути личности гения, о том, что сближает нас с поэтом. Вы-очень сложная фигура, о Вас много говорят в современном литературоведении, пытаются объяснить особенности Вашего творчества с материалистических позиций. Ваши произведения, так тесно связанные с личной судьбой, кажутся мне особенно замечательными в одном отношении. Я вижу в Вас прямого родоначальника того духовного настроения и того направления чувств и мыслей, а отчасти и действий, которое для краткости можно назвать " ницшеанством". Человек - единственное из земных существ, которое может относиться к самому себе критически, подвергать внутренней оценке не отдельные свои положения и действия, а самый способ свое бытия в целом. Он себя судит и осуждает. Первая и основная особенность Вашего гения - страшная напряжённость и сосредоточенность мысли на себе, на своем Я, страшная сила личного чувства. Я не ищу у Вас той прямой открытости всему задушевному, которая так чарует в поэзии Пушкина. Пушкин, когда и о себе говорит, то, как будто о другом; Вы, когда и о другом говорите, то чувствуется Ваша мысль, обращенная на себя. Нет надобности приводить примеры из Ваших произведений, потому что из них немного можно было бы найти таких, где бы этого не было. Ни у одного из русских поэтов нет такой силы личного самочувствия, как у Вас. На Западе это не было бы отличительной чертой. Там не меньшую силу субъективности можно найти у Байрона, пожалуй, у Гейне, у Мюссе. У наших же поэтов, где эта черта особенно ярко выражена, она есть подражание. Отличие же Вас здесь в том, что Вы не были подражателем Байрона. Всё Вами переживаемое превращалось в создание поэзии, давая новую пищу Вам. А самым главным в этом жизненном материале Вашей поэзии, без сомнения, была Ваша личная любовь. Но любовные мотивы, решительно преобладавшие в Ваших произведениях, как видно лишь отчасти занимали Ваше личное самочувствие. Во всех любовных темах главный интерес принадлежит не любви, и не любимому, а любящему Я,- во всех Ваших любовных произведениях остается нерастворенный осадок бессознательного эгоизма. В таких произведениях, как" Демон" и " Герой нашего времени", окончательное торжество эгоизма над неудачною попыткой любви есть намеренная тема. Вы любили главным образом лишь собственное любовное состояние, и понятно, что такая формальная любовь могла быть лишь рамкой, а не содержанием Я, которое оставалось одиноким и пустым. Вы были призваны сообщить нам, своим потомкам, могучее движение вперед и вверх к истинному сверхчеловечеству
. Почему Вы приблизились к нам? Почему вдруг захотелось о Вас говорить? Рассказывают, будто бы у Вас был такой " тяжелый взгляд", что, на кого Вы смотрели пристально, тот невольно оборачивался. Не так ли мы сейчас к Вам обернулись невольно? Не потому ли уже и теперь таинственно мерцаете Вы, как первая звезда. Вы - ночное светило русской поэзии. У Пушкина жизнь стремиться к поэзии, действие к созерцанию; у Вас поэзия стремиться к жизни, созерцание к действию. На первый взгляд может казаться, что русская литература пошла не за Пушкиным, а за Вами, захотела быть не только эстетическим созерцанием, но и пророческим действием - " глаголом жечь сердца людей". Стоит, однако, вглядеться пристальнее, чтобы увидеть, как пушкинская чара усыпляет Вашу буйную стихию.
И на бунтующие волны
Льёт усмирительный елей.
В начале - буря, а в конце - тишь да гладь. Ваша действенность вечно борется с пушкинской созерцательностью, вечно ею побеждается и сейчас побеждена как будто окончательно. Вы слишком ясно видели прошлую и недостаточно ясно будущую вечность: вот почему так трудно, почти невозможно Вам было преодолеть ложь раздвоения... "Зачем я жил?- спрашивает себя Печорин.- Для какой цели я родился?" У Вас так поразительно сильно чувство вечной необходимости, чувство рока. Отсюда Ваше бесстрашие. " Смирись, гордый человек!"- воскликнул Достоевский в своей пушкинской речи. Где же, где, наконец, в России тот " гордый человек", которому надо смириться? И вот один-единственный человек в русской литературе, до конца не смирившийся,- это Вы. Спасибо, что Вы есть!
С уважением
Ковалёва Яна
Автор
profobrazovanie
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
66
Размер файла
18 Кб
Теги
ковалева, яна
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа