close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Diplom 1

код для вставкиСкачать
План
Введение
Актуальность темы дипломного исследования. В системе государственного управления Российской Федерации для обеспечения законности и правопорядка используются различные правовые и организационные средства, которые по-разному воздействуют на участников соответствующих отношений. Выбор методов регулирования деятельности участников публично-правовых отношений зависит от их места и роли в организации управления, целей и задач, которые перед ними стоят, а также от правомерности или противоправности их поведения. Традиционно в управленческих отношениях используются методы убеждения и принуждения. Каждый из этих методов применяется исходя из складывающейся обстановки, а также той цели, которую ставит перед собой соответствующий правоприменитель. Важное место в деятельности органов внутренних дел по обеспечению прав и свобод человека занимают организация и осуществление предупредительной, профилактической работы как наиболее эффективного и гуманного способа борьбы с преступлениями и иными правонарушениями. Профилактические мероприятия, осуществляемые в процессе управления внутренними делами, состоят из мер общей и индивидуальной профилактики. Общая профилактика направлена на выявление и устранение причин и условий, способствующих совершению правонарушений. Индивидуальные профилактические меры применяются непосредственно к личности с антиобщественными установками и ориентациями с целью убедить ее в необходимости законопослушного поведения. В процессе профилактики органами внутренних дел предупреждаются также несчастные случаи, вредные и общественно опасные последствия, возникающие при эпидемиях, пожарах, наводнениях, землетрясениях и других стихийных бедствиях1.
Полиция как самый универсальный правоохранительный орган реализует комплекс стимулирующих методов, а также целую систему методов принуждения, которые при наличии воли государства заставляют физических и юридических лиц соблюдать установленные законом запреты и ограничения. Таким образом, государственное принуждение занимает центральное место в деятельности полиции. Именно посредством принуждения в большинстве случаев осуще-твляется противодействие преступлениям и административным правонарушениям. Государственное принуждение весьма неоднородно. Оно дифференцируется на ряд групп. Центральное место в системе государственного принуждения занимают меры административного пресечения2. Административное принуждение реализуется большинством служб и подразделений полиции. В этой связи в настоящее время, как никогда, актуальна проблема совершенствования правового регулирования реализации мер административного пресечения, а также создание эффективного механизма их применения в полицейской деятельности. Меры административного пресечения, реализуемые в деятельности полиции, носят разнообразный характер. Большое значение применению мер административного пресечения в комплексе добавляет и тот факт, что в настоящее время имеется достаточно много правовых и организационных проблем, связанных с применением сотрудниками полиции огнестрельного оружия на основании Федерального закона "О полиции"3 и др. Выполняя конституционную обязанность по защите прав человека и интересов общества, государство наделяет сотрудников ряда правоохранительных органов правом применения огнестрельного оружия как составной частью их полномочий по противодействию совершению общественно опасных деяний. Особенность данной меры пресечения заключается в том, что при пресечении противоправного деяния допускается причинение вреда здоровью посягающего, а в некоторых случаях и лишение его жизни4. Применение оружия затрагивает настолько ценные блага, что диктует необходимость особо тщательной правовой регламентации данной меры, безусловного соотнесения ее с конституционными положениями, во-первых, о гарантиях человека на всестороннюю защиту его прав и свобод со стороны государства, во-вторых, о пределах вторжения органов государства в эти права и свободы. Условно можно говорить о дуализме исследуемой меры принуждения: с одной стороны применение огнестрельного оружия объективно ставит под угрозу здоровье и нередко - жизнь правонарушителя, с другой - является, как правило, единственным способом защиты таких же ценностей лиц, подвергшихся преступному посягательству, а также важнейших интересов общества и государства. В связи с этим проблема законодательного регулирования применения огнестрельного оружия сотрудниками полиции приобретает весьма важное значение5. Анализ нескольких десятилетий применения огнестрельного оружия свидетельствует о том, что все случаи типичны и повторяются из года в год, хотя нормативная база уже претерпела ряд существенных изменений и позволяет сотрудникам решительнее применять оружие. По-прежнему основными причинами необоснованного применения оружия являются: незнание оснований, условий и порядка применения огнестрельного оружия; нерешительность; неумелое обращение с оружием; пренебрежение мерами безопасности, правилами хранения, ношения оружия и ряд других6. Перечисленные, а также ряд других обстоятельств обусловливают актуальность заявленной в названии работы проблемы.
Степень разработанности темы дипломного исследования. Проблемам права применения огнестрельного оружия были посвящены диссертационные исследования Г.И. Калмыкова, А.И. Каплунова, В. С. Новикова, В. А. Бикмашева, А. С. Князькова, К.А. Кареевой-Попелковской. Авторами были даны действенные рекомендации по совершенствованию российского законодательства к сожалению, не все они были "услышаны" законодателем. В связи с чем ряд проблем остаются нерешенными, а некоторые и не изученными. Объектом дипломного исследования стали нормативные основы, правоприменительная практика и фактические отношения в сфере применения и использования огнестрельного оружия сотрудниками полиции под углом зрения существующих возможностей и перспектив усиления охраны прав и свобод граждан, важнейших интересов общества и государства. Предметом исследования являются правовые нормы, регулирующие применение огнестрельного оружия, и практика органов внутренних дел по их реализации. Основная цель дипломного исследования заключается в комплексном исследовании эффективности законодательства о применении и использовании огнестрельного оружия сотрудниками полиции и разработке рекомендаций по его совершенствованию. Для достижения этой цели в работе представлялось необходимым решить следующие задачи: сформулировать определение понятия "правовые основы применения и использования огнестрельного оружия"; уточнить содержание отдельных правомочий сотрудников милиции по применению оружия в свете нового российского уголовного законодательства; дать характеристику видам огнестрельного оружия, состоящего на вооружении полиции; выявить особенности правового регулирования условий и пределов применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия; охарактеризовать порядок применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия; рассмотреть положения законодательства, предусматривающие сотрудников полиции за неправомерное применение табельного оружия.
Методологическую и теоретическую основу исследования составили диалектико-материалистическая теория познания как фундаментальный метод научного познания социально-правовой действительности. При формировании теоретических положений и практических рекомендаций автор опирался на труды ведущих ученых в области теории права, государственного управления, конституционного, административного, уголовного и уголовно-процессуального права, а также криминалистики. В работе анализируются действующие и ранее действовавшие законы и подзаконные нормативные акты.
Для реализации целей дипломного исследования использовались общенаучные методы познания: формально-логический, сравнительно-правовой, исторический, статистический, конкретно-социологический, анализа и синтеза и другие. Выводы дипломного исследования основываются на анализе положений международно-правовых актов, регламентирующих права человека и право на применение огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка, положений Конституции Российской Федерации7, федеральных нормативных актов, а также обобщении и анализе правоприменительной практики. Структура дипломного исследования. Работа состоит из введения, двух глав, включающих шесть параграфов, заключения, библиографии.
ГЛАВА 1. НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИМЕНЕНИЯ ОГНЕСТРЕЛЬНОГО ОРУЖИЯ
1.1 Правовая основа применения огнестрельного оружия в полиции
Для пресечения преступлений и правонарушений государство наделило представителей правоохранительных органов правом использования огнестрельного оружия. Законами практически всех государств установлен общий принцип применения оружия правоохранительными органами8. Применение огнестрельного оружия рассматривается как исключительная мера, предназначенная только для самообороны или защиты других лиц от причинения телесного повреждения или угрозы смерти9.
Во всех случаях применения оружия должностные лица обязаны сделать ясное предупреждение - словесное или выстрелом в воздух - и стараться сводить к минимуму причинение ущерба или телесных повреждений участникам инцидента. В числе гарантий, обеспечивающих предупреждение незаконного использования мер принуждения, являются законодательные нормы, предоставляющие лицам, в отношении которых применялись сила или огнестрельное оружие, право требовать независимую административную или судебную проверку законности этого применения10.
В юридической литературе применение огнестрельного оружия сотрудниками органов внутренних дел рассматривается как мера административного принуждения11, в частности к мерам административного пресечения, которых характеризует то, что их применение вызывается реально возникшей противоправной ситуацией и имеет смысл лишь тогда, когда нарушение правопорядка еще длится. Определяющая цель применения этих мер состоит в обеспечении прекращения нарушения, устранения противоправной ситуации. Данные меры используются в процессе исполнительно-распорядительной деятельности лишь уполномоченными на то субъектами административной власти (в том числе полицией), что является результатом проявления их государственно-властных полномочий12.
Однако некоторые авторы13 считают, что применение огнестрельного оружия является мерой уголовно-правовой, поскольку оно направлено на пресечение преступления, а не административного правонарушения. Другие утверждают, что применение оружия является мерой уголовного, а не административного принуждения, поскольку огнестрельное оружие может применяться только к лицам, совершившим преступление, и причем, тяжкое преступление. Ряд авторов14, исходя из того, что применение оружия в качестве меры пресечения допустимо лишь в отношении особо опасных преступников, делают вывод о том, что применение оружия не может быть признано мерой административного пресечения, а должно быть отнесено к мерам уголовно-процессуального характера.
Считаю, что для того, чтобы правильно определить отраслевую принадлежность рассматриваемой меры воздействия, необходимо более четко уяснить характер тех общественных отношений, которые складываются в момент применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия, то есть правовую природу данной меры.
Специфика применения огнестрельного оружия сотрудниками полиции, как и других мер административного пресечения, состоит в том, что его применение происходит в рамках особых охранительных (административно-правовых) отношений, складывающихся в сфере государственного управления, которые имеют своей целью, прежде всего, устранение самого факта правонарушения на месте и во время его совершения. Специфика этих управленческих отношений объективно определяет необходимость самостоятельной и быстрой реакции соответствующих должностных лиц на правонарушения, оперативного использования предоставленных им государственно-властных полномочий15.
Современные процессы развития нашего общества и государства требуют осмысления и должного правового обеспечения. Имеющаяся нормативная база должна не столько фиксировать существующее положение дел, сколько открывать перспективу на будущее. Разработкой юридических аспектов рассматриваемой проблемы занимаются в течение последних лет многие специалисты, обосновывая принципы применения силы и огнестрельного оружия решениями 8-го Конгресса ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями, а также Конституцией и Федеральным законом РФ "О полиции". В частности, при разработке новых правил за основу целесообразно взять документы Организации Объединенных Наций. Наиболее значимым является Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка16 (далее - Кодекс), одобренный резолюцией 34/169 Генеральной Ассамблеи ООН от 17 декабря 1979 г. Принятием в ходе 8-го конгресса ООН (Гавана, 1990 г.) "Основных принципов применения силы и огнестрельного оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка" (далее - Основные принципы) было продолжено направление, обозначенное при разработке в 1979 г. Кодекса, - создание гуманных и эффективных правил применения силы и оружия должностными лицами по поддержанию правопорядка.
Должностные лица по поддержанию правопорядка - это, прежде всего, сотрудники правоохранительных органов, которые играют исключительно важную роль в защите права человека на жизнь, свободу и безопасность, их работа имеет большую социальную важность, поэтому принципы применения огнестрельного оружия против людей стали отдельной темой в нормативно-правовой регламентации деятельности правоохранительных органов.
В соответствии с Основными принципами национальные правительства и правоохранительные органы принимают и применяют нормы и нормативные положения о применении должностными лицами по поддержанию правопорядка силы и огнестрельного оружия против людей. При разработке таких норм и положений правительства и правоохранительные органы обязаны: определять обстоятельства, при которых должностные лица по поддержанию правопорядка уполномочены носить огнестрельное оружие; обеспечивать, чтобы огнестрельное оружие применялось лишь при надлежащих обстоятельствах; запрещать применение таких видов огнестрельного оружия и боеприпасов, которые наносят чрезвычайно тяжелые ранения или служат источником неоправданного риска; регулировать контроль, хранение и выдачу огнестрельного оружия, обеспечивать отчетность должностных лиц по поддержанию правопорядка за выданные им огнестрельное оружие и боеприпасы; определять процедуры отбора сотрудников и устанавливать перечень моральных, психологических и физических качеств, которыми они должны обладать, порядок прохождения профессиональной подготовки; периодически осуществлять проверку их пригодности и выдавать разрешение для применения оружия; формировать готовность сотрудников к поиску альтернативы применению силы и огнестрельного оружия, включая мирное урегулирование конфликтов, пониманию поведения больших масс людей и методов убеждения, ведению переговоров и посредничества, а также использованию технических средств в целях ограничения применения силы или огнестрельного оружия; постоянно учитывать этические вопросы, связанные с применением силы и огнестрельного оружия; разрабатывать как можно более широкий арсенал средств и обеспечивать должностных лиц по поддержанию правопорядка различными видами оружия и боеприпасов, позволяющими дифференцированно применять силу и огнестрельное оружие. В их число входит разработка не приводящих к смерти, но нейтрализующих видов оружия, применяемого в надлежащих ситуациях, в целях все большего ограничения сферы использования средств, способных убить или ранить; принимать необходимые меры по оснащению должностных лиц по поддержанию правопорядка для их самозащиты таким снаряжением, как щиты, каски, пуленепробиваемые транспортные средства для уменьшения необходимости использования любого рода оружия.
С учетом требований Основных принципов должностные лица при этом: а) проявляют сдержанность в таком применении силы и действуют, исходя из серьезности правонарушения и той законной цели, которая должна быть достигнута; b) сводят к минимуму возможность причинения ущерба и нанесения ранений и охраняют человеческую жизнь; с) обеспечивают предоставление медицинской и другой помощи любым раненым или пострадавшим лицам в самые кратчайшие сроки; d) обеспечивают, чтобы родственники или близкие друзья раненых или пострадавших лиц уведомлялись в как можно более короткий срок.
Основные принципы определяют базовые основания применения оружия. Должностные лица по поддержанию правопорядка не применяют оружия против людей, за исключением: случаев самообороны или защиты других лиц от неминуемой угрозы смерти или серьезного ранения; предотвращения совершения особо серьезного преступления, влекущего за собой большую угрозу для жизни; ареста лица, представляющего такую опасность, сопротивляющегося их власти; предотвращения его побега; случаев, когда менее решительные меры недостаточны для достижения этих целей.
Отмечая гуманный характер Основных принципов, можно заметить, что они не являются "революционными", в том числе и в российском правотворчестве. П. Шеймин указывает: "Идея мягкого и гуманного обращения полиции с гражданами, высказанная уже в законах Петра Великого ("полиция призирает нищих, защищает старых, по заповедям божьим воспитывает юных"), была одним из исходных пунктов полицейского законодательства Екатерины II. При поимке разбойников полиция "избегает напрасного битья и увечья"; даже при беспорядках и неповиновении законной власти полиция действует сначала "мерами кроткого вразумления"; исправник отправляет свою должность "с изъявлением во всяком случае человеколюбия и доброжелательства к народу, обходясь со всеми осторожно, кротко, даже снисходительно" "17. Конечно, при этом следует учитывать, что пожелания императрицы, отраженные в Наказе18, не всегда воплощались в практической деятельности. Допуская применение полицией огнестрельного оружия, государство обязано, во-первых, ограничить его объем необходимым минимумом, а во-вторых, полно и четко урегулировать основные вопросы применения огнестрельного оружия в законодательном акте, известном населению19. В соответствии с установленными законом случаями, огнестрельное оружие сотрудники полиции имеют право применять лишь тогда, когда необходимо обеспечить немедленную реакцию на совершаемые общественно опасные и, как правило, противоправные действия. Однако подобные действия не всегда являются уголовно наказуемыми (например, действия водителя транспортного средства, создающего опасность для жизни и здоровья людей и отказывающегося остановиться на неоднократные законные требования сотрудника полиции).
Особенность складывающихся на основе данных юридических фактов правоотношений заключается в том, что они возникают в связи с необходимостью прекращения только наличного20 и действительного общественно опасного посягательства либо события. Содержание данных правоотношений состоит в совершении должностным лицом защитных действий в момент, когда возникает реальная угроза либо происходит вредоносное вторжение в сферу охраняемых законом общественных отношений. Защитные действия могут совершаться не только сотрудниками полиции, но и самими гражданами, которые подвергаются нападению либо оказались на месте совершения противоправных действий. Правовой основой таких действий для граждан является законодательство о необходимой обороне, крайней необходимости и задержании преступника.
В отличие от граждан, действия сотрудников полиции, для которых пресечение различных по характеру противоправных действий входит в число их профессиональных обязанностей, получили в законе более подробную регламентацию. Полномочия по использованию имеющегося на вооружении полиции огнестрельного оружия изложены ст. 23 Закона РФ "О полиции", а в ст. 18 этого закона закреплены меры принуждения, применяемые сотрудниками полиции в качестве средств и способов необходимой обороны, задержания правонарушителей, защиты правопорядка в условиях крайней необходимости. Правовые основания применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия - это фактические обстоятельства, с наличием которых закон связывает возможность использования ими огнестрельного оружия по прямому назначению.
Правовой основой применения сотрудниками органов внутренних дел огнестрельного оружия являются нормы гл. 5 Федерального закона от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ "О полиции", Федерального конституционного закона от 30 мая 2001 г. № 3-ФКЗ "О чрезвычайном положении"21, Федерального закона от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ "О внутренних войсках МВД Российской Федерации"22, Федерального закона от 13 декабря 1996 г. № 150-ФЗ "Об оружии"23 и пр.
Особую роль в перечне законодательных актов, составляющих правовую основу применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия, играет уголовный закон. Отражая и пресекая преступления и иные общественно опасные деяния, сотрудники полиции действуют в обстоятельствах, исключающих преступность деяния24. Очевидно, что только строгое соблюдение закрепленных в уголовном законе условий (правил) правомерности необходимой обороны и уголовно-правового задержания способно сократить возможные неблагоприятные последствия и факты превышения должностных полномочий сотрудников полиции.
По мнению Э.Ф. Побегайло и В.П. Ревина, важная социальная роль института необходимой обороны и уголовно-правового задержания, возможности их эффективного использования в предупреждении и пресечении преступных посягательств и обеспечении неотвратимости ответственности за совершение последних обусловливают необходимость для сотрудников органов внутренних дел уделять серьезное внимание данному вопросу25.
Сотрудник полиции имеет право на применение огнестрельного оружия лично или в составе подразделения (группы) в случаях и порядке, предусмотренных законодательством Российской Федерации.
Право на применение сотрудником полиции огнестрельного оружия закрепляется в ст. 18 Закона о полиции. Настоящая норма позволяет сотруднику полиции в случае необходимой обороны, крайней необходимости или при задержании лица, совершившего преступление, при отсутствии у него огнестрельного оружия, использовать любые подручные средства, а также по основаниям и в порядке, которые установлены Законом о полиции, применять иное не состоящее на вооружении полиции оружие. Превышение сотрудником полиции полномочий при применении огнестрельного оружия влечет ответственность, установленную ст. 108 УК РФ26 (Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление), ст. 114 УК РФ (Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление) и ст. 286 УК РФ (Превышение должностных полномочий) УК РФ. Сотрудник полиции не несёт ответственность за вред, причинённый гражданам и организациям при применении огнестрельного оружия, если его применение осуществлялось в порядке и по основаниям, соответствующим законодательству Российской Федерации27.
Таким образом, УК РФ и закон "Об оружии" определили тенденцию расширения прав применения оружия сотрудниками ОВД, определенных в ФЗ "О полиции". Права расширились за счет введения в УК РФ новых норм, исключающих преступность деяния, а именно, причинение вреда при задержании лица, совершившего преступление (ст. 38 УК РФ) 28.
В состоянии необходимой обороны источником опасности всегда являются активные противоправные насильственные действия посягающих. В состоянии крайней необходимости сотрудник полиции использует огнестрельное оружие, как правило, только в целях поражения источников опасности. Применение огнестрельного оружия в состоянии необходимой обороны правомерно даже в тех конфликтах, когда имелась потенциальная возможность для сотрудника милиции избежать реальной угрозы посягательства бегством. Крайняя необходимость предполагает, что вынужденное причинение вреда путем использования огнестрельного оружия с целью поражения транспортных средств или опасных животных является единственным способом. Если эти источники опасности возможно устранить иным способом, то огнестрельное оружие запрещено использовать сотрудникам милиции.
В заключение рассматриваемого вопроса необходимо сделать следующие выводы:
Применение оружия, как, впрочем, любое другое социальное явление, имеет две стороны: 1) повышается эффективность властных действий сотрудников - оружие является серьезным "аргументом" для пресечения действий правонарушителя и обеспечения законности; 2) непродуманное применение оружия подрывает авторитет государства и веру в законность. М. Савелий полагает, что "негативное отношение населения к правоохранительным органам исторически сложилось вследствие применения последними силовых воздействий. Причем с ростом уровня применения силы снижается уровень доверия населения к правоохранительным органам"29. Анализируя Федеральный закон о полиции, определяющий правила применения оружия, представляется необходимым обратить внимание на следующие его положения:
1. Прежде всего, право сотрудника применять оружия, с точки зрения его авторов, видимо, имеет особый статус. По неустановленной причине это право не включено в общий перечень прав полиции (ст. 13), а закреплено в других статьях: п. 6 ст. 25 - право на ношение и хранение огнестрельного оружия; подп. 5 п. 3 ст. 28 - право применять физическую силу, специальные средства и огнестрельное оружие. Детализация правил применения оружия произведена в гл. 5 "Применение физической силы, специальных средств и огнестрельного оружия" (ст.ст. 18-24). Может быть, причиной является встречающееся в научных публикациях утверждение о том, что право применения оружия принадлежит не полиции, а конкретному сотруднику. Но ведь и другие права, определенные в ст. 13 закона как права полиции, также может осуществлять только конкретный сотрудник: например, требовать от граждан и должностных лиц прекращения противоправных действий и др.
2. Представляется необходимым конкретизировать основания применения оружия, установленные п. 1 ст. 23 закона и предусматривающие возможность посредством использования поражающих свойств оружия причинение физическому лицу ранения либо смерти. Поскольку на сотрудников правоохранительных органов распространяются требования российского уголовного законодательства о необходимой обороне, то применение оружия "защиты другого лица либо себя от посягательства, если это посягательство сопряжено с насилием, опасным для жизни или здоровья" в случае смерти нападающего может быть квалифицировано как превышение пределов необходимой обороны. Для того чтобы не дезориентировать сотрудников, необходимо уточнить, что в случае угрозы для здоровья оружие необходимо применять так, чтобы не причинить смерти нападающему.
3. Необходимо уточнить редакцию п. 6 ст. 23 Закона, которая содержит внутреннее противоречие: "Сотрудник полиции не имеет права применять огнестрельное оружие при значительном скоплении граждан, если в результате его применения могут пострадать случайные лица". Противоречивость заключается в том, что запрещение "не имеет права" исключается посылкой, допускающей альтернативу "если в результате его применения могут пострадать случайные лица". Но возможны обстоятельства, при которых пострадавших может не быть, либо самонадеянно так может полагать сам сотрудник, что допускает конструкция нормы.
1.2 Виды огнестрельного оружия, состоящего на вооружении полиции
1.3 Особенности правового регулирования условий и пределов применения сотрудниками полиции огнестрельного оружия
Особую актуальность в обозначенном аспекте приобретает исследование норм Федерального закона "О полиции", конкретизирующих условия и пределы правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, при применении сотрудниками полиции огнестрельного оружия. Разъяснение содержания данных норм является необходимым условием правильного применения положений ст. 38 УК РФ, а также соответствующих статей, предусматривающих ответственность за превышение мер, необходимых для задержания30.
Эффективность применения рассматриваемых уголовно-правовых норм снижается и существенными просчетами, допущенными при их конструировании, что нередко становится причиной грубых квалификационных ошибок, когда человек, действовавший во благо общества, подвергается уголовному преследованию, а задерживаемый преступник становится "потерпевшим". Результаты проведенного исследования показывают, что активность граждан в деле противодействия преступности с каждым годом падает. Особо негативно это обстоятельство проявляется на фоне роста напряженности криминогенной обстановки в стране и сохраняющегося невысокого уровня раскрываемости преступлений. Если в 1988 г. было зарегистрировано 1 млн 220 тыс. преступлений, то уже через 10 лет, в 1998 г. их зарегистрируют в
2 раза больше - 2 млн 582 тыс. преступлений. Еще через 10 лет, к 2008 г. количество зарегистрированных преступлений возросло до 3 млн 209 тыс. преступлений. При этом раскрывается лишь каждое третье: двое из троих преступников остаются безнаказанными. В январе - октябре 2013 года зарегистрировано 1867,4 тыс. преступлений31, а число выявленных лиц, совершивших преступление, не достигает и половины от указанного количества.
Значительные затруднения вызывают и вопросы отграничения деяния, предусмотренного ст. 38 УК РФ, от иных обстоятельств, исключающих преступность деяния; разноречивы подходы в установлении пределов допустимого вреда, определении содержания условий правомерности уголовно-правового задержания.
В целом указанные доводы определяют актуальность комплексного исследования института причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Выраженное в научно обоснованном комментарии, проведенное исследование позволило систематизировать представления об условиях применения рассматриваемых норм и их толковании, условиях и пределах правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление; определить наиболее эффективные пути преодоления проблем правоприменения данных норм на практике; осуществить анализ действующего законодательства, регламентирующего данный уголовно-правовой институт, и внести предложения по его совершенствованию.
Право применять оружие у сотрудников УИС возникает в следующих случаях: необходи-
мость защиты граждан от нападения, угрожаю-
щего жизни и здоровью, для отражения нападе-
ния, угрожающего жизни и здоровью работников УИС, осужденных, заключенных и иных лиц, а также для отражения нападения с целью завладе-
ния оружием, для освобождения заложников, захваченных зданий, сооружений, помещений и транспортных средств, для отражения группово-
го или вооруженного нападения на охраняемые объекты, помещения и сооружения учреждений, исполняющих наказания, а также на транспорт-
ные средства. Кроме того, сотрудники УИС име-
ют право применять оружие для задержания ли-
ца, оказывающего вооруженное сопротивление, застигнутого при совершении тяжкого преступ-
ления против жизни, здоровья граждан, собст-
венности и пытающегося скрыться, лица, совер-
шающего побег, либо для пресечения попыток насильственного освобождения осужденных и заключенных, а также для задержания вооружен-
ного лица, отказывающегося выполнить закон-
ное требование сотрудника уголовно-
исполнительной системы о сдаче оружия. Таким образом, мы видим, что понятие "использование оружия" по целевому назначе-
нию существенно отличается от понятия "применение оружия". Исследования по данному вопросу проводи-
лись многими правоведами. Некоторые из них считают, что в случае использования оружия со-
трудниками подразделений охраны и конвоиро-
вания объектом воздействия является транспорт-
ное средство, а также психика человека. Данная точка зрения принадлежит в том числе и А.И. Каплунову, который полагает, что "применение" и "использование", как действия с оружием, различаются в зависимости от того, на какой объект направлено воздействие. "При при-
менении оружия объектом воздействия является непосредственно само лицо, совершающее обще-
ственно-опасное действие, а при использовании объектом воздействия является автотранспорт-
ное средство, психика человека"
1
. Кроме того, необходимо разграничивать дан-
ные понятия исходя из целей. Применение ору-
жия должностными лицами, как правило, осуще-
ствляется в рамках служебных отношений. Сле-
довательно, применение оружия есть одна из форм пользования в условиях, когда другие спо-
собы, за исключением крайних, неэффективны. Непосредственная цель применения оружия - оказание физического воздействия на человека (осужденного, подозреваемого, обвиняемого в совершении преступлений), защита общества либо отдельной личности. Целью же использова-
ния оружия является поражение (остановка) транспортного или технического средства для пресечения общественно опасных, "вредных" действий со стороны спецконтингента. Другие исследователи полагают, что огне-
стрельное оружие считается примененным толь-
ко в том случае, если произведен выстрел с це-
лью использования поражающих свойств ору-
жия, а также без таковой цели, если оружие умышленно приводилось в боевую готовность и его поражающие свойства фактически были использованы2
. Данные точки зрения дополняют друг друга, так как разграничивают рассматри-
ваемые понятия по абсолютно разным основани-
ям. Применение оружия сотрудниками правоох-
ранительных органов рассматривал в своем ис-
следовании В.С. Новиков. По мнению правоведа, "применение огнестрельного оружия должност-
ными лицами правоохранительных органов - это предусмотренная действующим законодательст-
вом Российской Федерации и конкретизирован-
ная, детализированная, развитая и закрепленная в подзаконных актах, регламентирующих право-
вой режим своевременного и правомерного при-
менения оружия с учетом особенностей и специ-
фики их социально-полезной (служебной) дея-
тельности, последовательность юридически обя-
зательных действий должностных лиц, которые они обязаны выполнить перед применением, в 22 Вестник Пермского института ФСИН России УГОЛОВНОЕ ПРАВО И КРИМИНОЛОГИЯ, УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОЕ ПРАВО № 2(9)/2013 момент производства прицельного выстрела из оружия по нейтрализации физических лиц и по-
сле применения оружия"
3
. Из смысла данного определения следует, что применение есть одномоментный акт, кульмина-
ция рационально-возможных действий с оружи-
ем в условиях возникновения обстоятельств, пре-
дусмотренных нормами права, регламентирую-
щими данное действие. Другие действия с ору-
жием, совершаемые как до применения, так и после, создают условия, при которых примене-
ние оружия будет признано правомерным. М.Н. Артамошкин и некоторые другие уче-
ные считают, что совершаемые для производства выстрела действия - обнажение оружия, приве-
дение его в боевое состояние - следует расцени-
вать как подготовительные действия к примене-
нию или использованию оружия. Можно согла-
ситься с данной точкой зрения, но только в отно-
шении понятия "применение оружия"
4
. Таким образом, мы установили, что одно-
значного ответа на вопрос о содержании термина "использование" ни в правовых актах, ни в науч-
ной литературе нет, а его соотношение с терми-
ном "применение" не установлено. Правоведами рассматривались только отдельные аспекты этой проблемы, но системный подход к этому вопро-
су не выработан. В основном авторы ограничива-
лись своей трактовкой соотношения терминов в конкретных нормативных правовых актах. Сле-
довательно, четкое разграничение понятий "применение оружия" и "использование ору-
жия" является перспективным и актуальным на-
правлением дальнейших исследований32. 1. Каплунов А.И. О понятиях "использование" и "применение" как элементах оборота оружия // Государство и право. 2003. № 7. С. 51-58; Князьков А.С. Применение и использование огнестрельно-
го оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения: дис. ... канд. юрид. наук. М., 1998. 260 с.; Щербак С.И. К вопросу о понятиях "использование" и "применение" оружия в правоохранительной деятельности // Право и государство. 2005. № 5. С. 57-62. 2. Куц Н.Т. Основания и порядок применения огнестрельного оружия работниками органов внут-
ренних дел: учебное пособие. Киев: ВШ МВД СССР, 1976. С. 51. 3. Новиков B.C. Применение и использование огнестрельного оружия судебными приставами // Российский судья. 2001. № 3. С. 10. 4. Артамошкин М.Н., Сонжаревский А.Д., Динеко В.И. Правомерность применения оружия // На-
учный сборник МВД СССР. 1991. № 4. С. 21.
Применение физической силы, специальных средств и
огнестрельного оружия, представляет собой крайнюю меру,
ограничивающую право на жизнь и физическую целостность, а
ограничение данного права является законным, если сотрудник
полиции использует её, строго соблюдая требования законодательства.
Специальные средства применяются против лиц с учетом
характера правонарушения, личности правонарушителя и конкретных
обстоятельств. Если применение специальных может причинить
здоровью людей и объектам, против которых они применяются,
больше ущерба, чем требуется в конкретной ситуации, сотрудникам
полиции и военнослужащим войск карабинеров следует воздержаться
от их применения.
Условия и пределы применения физической силы и
специальных средств
Применению силы, специальных средств или огнестрельного
оружия должны предшествовать предупреждение о намерении
их использовать с предоставлением достаточного времени для
ответной реакции, за исключением тех случаев, когда промедление в
применении физической силы, специальных средств и оружия создает
непосредственную угрозу жизни и здоровью граждан, сотрудников
внутренних дел, военнослужащих войск карабинеров или может
повлечь иные тяжкие последствия.
Во всех случаях, когда нельзя избежать применения силы,
сотрудники органов внутренних дел, военнослужащие войск
карабинеров обязаны стремиться причинить наименьший вред
здоровью, чести, достоинству и имуществу граждан, а также обеспечить
предоставление пострадавшим медицинской помощи.
При ранении или смерти граждан в результате применения
физической силы, специальных средств или огнестрельного
оружия сотрудник органов внутренних дел, военнослужащий войск
карабинеров обязан сообщить об этом непосредственному
начальнику для уведомления прокурора.
Превышение сотрудниками органов внутренних дел,
военнослужащими войск карабинеров полномочий по применению
силы, специальных средств и огнестрельного оружия влечет за
собой установленную законом ответственность.
Сотрудники органов внутренних дел, военнослужащие войск
карабинеров применяют физическую силу, в том числе специальные
приемы борьбы, для пресечения правонарушений, преодоления
противодействия законным требованиям, если ненасильственные
способы не обеспечивают выполнения возложенных на них
обязанностей.
Специальные средства подразделяются на средства пассивной
и активной защиты и вспомогательные средства обеспечения
специальных операций.
a. Средства пассивной защиты:
1) Шлемы
2) Бронежилеты, пулезащитные куртки
3) Бронещиты и противоударные щиты
4) Иные защитные средства, не применяемые для активной
защиты, в том числе огнеупорная спецодежда.
b Средства активной защиты;
1) Специальные резиновые и пластиковые палки
2) Наручники
3) Ручные газовые гранаты
4) Патроны с газовыми гранатами
5) Газовые пистолеты
6) Аэрозольные упаковки
7) Патроны с резиновыми или пластиковыми пулями
8) Смирительные рубашки
9) Спецсетки
10) Электрошоковое оружие
11) Служебные собаки
12) Применение физической силы
Специальные средства можно применять только в следующих
ситуациях:
1) при отражаении нападения на граждан, сотрудников органов
внутренних дел, военослужащих войск карабинеров и иных лиц
10 11
выполняющих служебные обязанности или общественный долг по
охране общественного порядка и борьбе с преступностью;
2) при освобождении заложников;
3) при пресечении массовых беспорядков и групповых
нарушениях общественного порядка, действий, нарушающих
работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций,
дезорганизующих работу пенитенциарных учреждений;
4) при отражения нападения на здания, помещения, сооружения
и транспортные средства независимо от их пренадлежности либо при
освобождении уже захваченных объектов;
5) при задержании и доставке в полицию или иное служебное
помещение лиц, совершивших правонарушения, а также при
конвоирование и содержании задержанных и подвергнутых аресту,
заключенных под стражу лиц, если они оказывают неповиновение или
сопротивление сотрудникам органов внутренних дел, военнослужащим
войск карабинеров, а равно имеются основания полагать, что они
могут совершить побег или причинить вред окружающим или себе;
6) при пресечении злостного невыполнения законных требований
сотрудников органов внутренних дел, военнослужащих войск
карабинеров и иных лиц, выполняющих служебные обязанности или
общественный долг по охране общественного порядка и борьбе с
преступностью;
7) при отражении нападения на военные городки, воинские
эшалоны и колонны, охранаемые объекты и грузы;
8) в условиях правового режима чрезвычайного положения для
остановки транспортных средств, а также при задержании осужденных
или лиц, заключенных под стражу, совершивших побег на транспортном
средстве;
9) для розыска и задержания осужденных и лиц, заключенных
под стражу бежавших из-под охраны.
Особенности применения специальных средств:
1) Специальные резиновые и пластиковые палки - запрещается
нанесение ударов по голове, шее и ключичной области, животу, половым
органам.
2) Наручники - требуется периодически проверка фиксации
замков.
Запрет на использование специальных средств
Запрещается применять вспомогательные средства обеспечения
специальных операций и средства активной защиты:
- против детей, лиц престарелого возраста и женщин, за
исключением случаев отражения или пресечения вооруженного или
группового нападения с их стороны или их обезоруживания;
- если от этого могут пострадать посторонние лица.
Сотрудники полиции и военнослужащие войск карабинеров
имеют право на использование огнестрельного оружия, как крайней
меры:
a) для защиты граждан и самозащиты от нападения, реально
угрожающего жизни или здоровью, а также для освобождения
заложников;
b) для отражения группового или вооруженного нападения на
важные и охраняемые объекты, жилые и хозяйственные помещения
граждан, помещения органов публичной власти и общественных
организаций, предприятий, учреждений и организаций;
c) для отражения нападения на войсковой или служебный наряд
органов Министерства Внутренних Дел, работников пенитенциарных
учреждений;
d) для задержания лица, оказывающего вооруженное
сопротивление либо застигнутого при совершении тяжкого
преступления, или преступника, совершающего побег из-под стражи,
а также вооруженного лица, отказывающегося выполнить законное
требование о сдаче оружия.
Применению огнестрельного оружия должно предшествовать
предупреждение о намерении его использовать.
Без предупреждения оружие может применяться:
- при внезапном нападении;
- оказании вооруженного сопротивления;
- нападении с использованием боевой техники, транспортных
средств, летательных аппаратов, речных судов;
- побеге из-под стражи с оружием, а также в условиях плохой
видимости;
- освобождении заложников.
Запрещается использовать огнестрельное оружие против
женщин и несовершеннолетних, за исключением случаев совершения
ими вооруженного нападения, оказания сопротивления с применением
оружия или группового нападения, угрожающих жизни и здоровью
военнослужащих войск карабинеров.
Сотрудники МВД могут использовать оружие для подачи сигнала
тревоги или вызова помощи, обезвреживания животного, угрожающего
12 13
жизни и здоровью граждан.
Во всех случаях применения огнестрельного оружия сотрудник
полиции и военнослужащий войск карабинеров обязан сообщить об
этом непосредственному начальнику для уведомления прокурора
и предпринять все меры по обеспечению безопасности граждан и
оказанию помощи жертвам.__
В частности, согласно ч. 3 ст. 19 Феде-
рального закона "О полиции", применяя фи-
зическую силу, специальные средства или
огнестрельное оружие, сотрудник полиции
действует с учетом создавшейся обстановки,
характера и степени опасности действий лиц, в
отношении которых применяются физическая
сила, специальные средства или огнестрельное
оружие, характера и силы оказываемого ими со-
противления. При этом сотрудник полиции дол-
жен стремиться к причинению минимального
ущерба. Однако в нормах уголовного права не
содержится указание на необходимость "мини-
мизации" причиняемого вреда посягающему
лицу в состоянии необходимой обороны. Более
того, при условиях неожиданности посягатель-
ства либо отражения насилия, опасного для
жизни, границ причиняемого ущерба вообще не
обозначено, т.е. допустимо причинение смерти
нападающему лицу. Кроме этого, сотрудник по-
лиции обязан сообщить лицам, в отношении ко-
торых предполагается применение физической
силы, специальных средств или огнестрельно-
го оружия, о том, что он является сотрудником
полиции, предупредить их о своем намерении
и предоставить им возможность и время для
выполнения законных требований (ч. 1 ст. 19
Закона о полиции), а также руководствоваться
запретами и ограничениями, связанными с при-
менением специальных средств и огнестрель-
ного оружия (ст. 22 и 23 Закона о полиции). При
этом, согласно п. 20 Постановления Пленума
Верховного Суда РФ от 16 октября 2009 г. № 19
"О судебной практике по делам о злоупотребле-
нии должностными полномочиями и о превы-
шении должностных полномочий", "отграни-
чивая превышение должностных полномочий,
совершенное с применением оружия или спе-
циальных средств, от правомерных действий
должностных лиц, судам следует учитывать,
что основания, условия и пределы применения
оружия или специальных средств определены
в соответствующих нормативных правовых
актах РФ (например, в Федеральном законе
от 3 апреля 1995 г. № 40-ФЗ "О Федеральной
службе безопасности", Федеральном законе
от 6 февраля 1997 г. № 27-ФЗ "О внутренних
84
УГОЛОВНО-ПРАВОВЫЕ МЕРЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ
Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 2
войсках Министерства внутренних дел РФ",
Федеральном законе от 27 мая 1996 г. № 57-ФЗ
"О государственной охране", Законе РФ от
18 апреля 1991 г. № 1026-1 "О милиции")" [5].
Исходя из сопоставления условий право-
мерности необходимой обороны и уголовно-
правового задержания, установленных в ст. 37 и
38 УК РФ и гл. 5 Федерального закона "О поли-
ции", можно заключить, что сегодня "простые
граждане" имеют гораздо больше прав при за-
щите своих интересов, а также прав других лиц,
нежели сотрудники органов внутренних дел.
Сотрудник полиции, в отличие от гражданина,
применяя физическую силу, огнестрельное ору-
жие и специальные средства, должен действо-
вать строго в рамках Закона о полиции, а пото-
му придерживаться более жестких требований
порядка и размера причиняемого вреда пося-
гающему лицу при необходимой обороне или
преступнику при его задержании.
Так, 14 июля 2012 г. в вечернее время в по-
селке Шерегеш между двумя группами моло-
дых людей произошел конфликт, в результате
которого пострадали четыре человека. Моло-
дые люди получили ножевые ранения. На ме-
сто происшествия прибыли сотрудники поли-
ции. Однако данный конфликт остановить не
удалось, один из полицейских предупредил о
возможном применении табельного оружия,
затем произвел четыре предупредительных
выстрела в воздух. Один из участников кон-
фликта стал угрожать сотруднику убийством,
а затем попытался скрыться. Полицейский
применил табельное оружие, в результате чего
22-летний мужчина получил смертельное ог-
нестрельное ранение [1].
К слову сказать, в юридической литерату-
ре уже обращали внимание на установление
дополнительных более конкретных и жестких
требований по отношению к специально упол-
номоченным на задержание сотрудникам пра-
воохранительных органов. Оценивая сложив-
шуюся правовую ситуацию как "парадокс",
С.В. Пархоменко отмечает: "У данной пробле-
мы есть другая сторона -когда действия, свя-
занные с причинением вреда при задержании,
оцениваются на основании только названных
актов, игнорируя ст. 38 УК РФ, логика в нор-
мативном регулировании причинения такого
вреда отсутствует. Подготовленные специ-
ально, обязанные проходить периодическую
подготовку на пригодность к действиям, со-
трудники правоохранительных органов огра-
ничены (и обоснованно) в реализации права на
причинение вреда по сравнению с обычными
гражданами" [7, с. 226].
Мы же заметим, что, несмотря на всю
странность сложившегося правового регулиро-
вания необходимой обороны и уголовно-пра-
вового задержания в деятельности полиции,
остается открытым вопрос: какими нормами
следует руководствоваться при оценке право-
мерности действий сотрудника полиции? При
анализе данного вопроса вызывает интерес
мнение самих сотрудников органов внутрен-
них дел на этот счет. Так, на вопрос: "Что, на
Ваш взгляд, составляет правовую основу при-
менения необходимой обороны в деятельности
ОВД?" три четверти респондентов (72 %) ука-
зали, что таковой выступает исключительно
Закон о полиции. Только каждый четвертый
сотрудник полиции (28 %) полагает, что в каче-
стве правовой основы применения физической
силы, специальных средств и огнестрельного
оружия в состоянии необходимой обороны со-
трудникам полиции следует руководствоваться
нормами уголовного закона (табл. 4).
Таблица 4
И ст оч ни ки к от ор ым и р ук ов од ст ву ют ся с от ру дн ик и п ол иц иип рин ео бх од им ойо бо ро не иу го ло вн о-п ра во во м з ад ер жа ни и
Источник Доля ответивших, %
Конституция РФ 7
Уголовный кодекс РФ 28
Закон о полиции 72
Закон об оружии 7
В этой связи можно предположить, что,
применяя необходимую оборону в своей про-
фессиональной деятельности, сотрудники по-
лиции будут ориентироваться исключительно
на нормы Закона о полиции. Более того, боль-
шинство сотрудников органов внутренних дел
(86 %) высказываются за идею дальнейшей кон-
кретизации оснований и порядка применения
физической силы, специальных средств и огне-
стрельного оружия в ведомственной инструк-
ции Министерства внутренних дел РФ, противо-
положного мнения придерживаются 14 %.
Противоречия правового регулирования
по вопросу применения сотрудниками органов
внутренних дел необходимой обороны и уго-
ловно-правового задержания свидетельствуют
о наличии между нормами ст. 37 и 38 УК РФ
и гл. 5 Федерального закона "О полиции"
межотраслевой коллизии, при которой одно и
то же правоотношение регламентируется по-
разному в нормах разных отраслей права.
При преодолении коллизии в юридической
доктрине предложено руководствоваться прави-
лами с учетом специфики варианта коллизион-
ных противоречий. Исходя из свойств и особен-
ностей коллидирующих норм коллизии делят
на темпоральные, пространственные, иерар-
хические и содержательные. Для разрешения
темпоральной (временной) коллизии применя-
ется известный древнеримскому праву прин-
цип "Последующий закон отменяет действие
предыдущего" (Lex posteriori derogat lex priori).
Однако это правило вряд ли можно применить
к рассматриваемой нами ситуации, поскольку
коллизия по вопросу о необходимой обороне и
уголовно-правовом задержании существовала и
в период действия Закона РСФСР от 18 апреля
1991 г. № 1026-1 "О милиции". Следуя прави-
лам темпоральной коллизии, мы придем к не
менее противоречивому заключению, что на-
чиная с 1990 г. правовая оценка применения
необходимой обороны и уголовно-правового
задержания сотрудниками органов внутренних
должна изменяться несколько раз.
Поскольку пространственная коллизия ха-
рактеризует противоречие между нормами, дей-
ствующими в разных пространственных преде-
лах, данный вид коллизии не имеет отношения
к рассматриваемой нами ситуации. Иерархи-
ческие (субординационные) коллизии пред-
ставляют собой несогласованность нижесто-
ящих норм с вышестоящими, что происходит
по самым разным критериям (по содержанию,
форме, порядку принятия акта, введения в дей-
ствие и т.п.). При столкновении с этим видом
противоречий применяется широко известное
правило "Вышестоящий закон отменяет дей-
ствие нижестоящего". В этой связи возникает
вопрос: какой из законов является вышестоя-
щим при сопоставлении Уголовного кодекса РФ
и Федерального закона "О полиции"? В теории
права высказано мнение, что противоречие ко-
дифицированных и некодифицированных актов
(так называемых текущих законов) разрешается
по принципу приоритета кодифицированного
акта. Вместе с тем отдельные авторы высказы-
вают обоснованное мнение, что иерархические
коллизии можно разрешать только в отношении
норм одной отраслевой принадлежности, не на-
ходящихся в отношениях конкуренции [2].
Что же касается содержательного вида кол-
лизии, то данная коллизия представляет собой
конкуренцию норм права. При конкуренции
норм наряду с общим правовым положением
действует специальное правило, регулирующее
разные стороны одного и того же общественного
отношения. По сложившемуся общему правилу
наличие конфликта между общей и специаль-
ной нормами разрешается в пользу последней.
Из анализа исследуемой правовой ситуации
легко усматривается, что институт примене-
ния физической силы, специальных средств и
огнестрельного оружия (гл. 5 Федерального
закона "О полиции") является по отношению
к институту обстоятельств, исключающих пре-
ступность деяния, специальным правовым по-
ложением, так как касается случаев применения
необходимой обороны и уголовно-правового за-
держания сотрудниками полиции в своей про-
фессиональной деятельности.
В силу сказанного может показаться, что
ответ лежал на поверхности, раз имеет место
конкуренция общей и специальной норм, и при-
менительно к обстоятельствам, исключающим
преступность деяния, в деятельности полиции
необходимо руководствоваться специальными
нормами, которые содержатся в Федеральном
законе "О полиции". Однако не все так про-
сто. Дело в том, что вопрос о конкуренции норм
права возникает в рамках одного нормативного
акта или нормативных актов одной отраслевой
принадлежности. Например, между нормами
Общей и Особенной частей уголовного закона
либо между нормами Особенной части УК РФ,
из которых одна носит общий, а другая -специ-
альный характер. Так, в силу особого объекта
уголовно-правовой охраны во многих случаях
в уголовном законе устанавливается самосто-
ятельная ответственность за квалифицирован-
ный состав преступления, который при этом
содержится в отдельной статье уголовного за-
кона (например, ст. 317 УК РФ по отношению
к п. "б" ч. 2 ст. 105 УК РФ является специаль-
ной нормой). "Всякий квалифицированный со-
став, -писал В.Н. Кудрявцев, -имеет "приори-
тет" перед основным видом" [3, с. 221].
Когда же речь идет о разных нормативных
актах разной юридической силы, то применять
данную схему некорректно, поскольку в этом
случае возникает противоречие между прави-
лами содержательной коллизии и иных колли-
зий (например, иерархической). В этой связи
верно замечание М.А. Заниной о том, что со-
держательная коллизия вообще не представля-
ет собой конфликтного отношения норм права,
поскольку речь идет не о коллизии, а о конку-
ренции норм права, при которых общие и спе-
циальные нормы регулируют разные стороны
(грани) одного и того же общественного отно-
86
У ГО ЛО ВН О-П РА ВО ВЫ Е М ЕР Ы П РО ТИ ВО ДЕ ЙС ТВ ИЯП РЕ СТ УП НО СТ И
Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 2
шения [2]. Исходя из этого специальные нор-
мы права детализируют предписания общих
норм, т.е. развивают положение общих норм,
вытекают из них, но никак при этом не могут
им противоречить.
В нашем же случае специальные нормы
гл. 5 Закона о полиции, развивая и детализируя
порядок применения необходимой обороны и
уголовно-правового задержания для сотрудни-
ков органов внутренних дел, содержат допол-
нительные требования в отношении условий
правомерности данных обстоятельств, что,
безусловно, сужает варианты рамок правомер-
ности действий сотрудников полиции, и про-
тиворечат положениям, содержащимся в ст. 37
и 38 УК РФ.
Не помогает решить коллизионную про-
блему правового регулирования необходимой
обороны и уголовно-правового задержания в
деятельности полиции обращение к судебной
практике Конституционного Суда РФ и Вер-
ховного Суда РФ. По вопросу о преодолении
коллизий норм уголовного и административ-
ного законодательства Конституционный Суд
РФ выразил свое мнение в определении от
10 июля 2003 г. № 270-О: "Уголовный закон,
будучи в силу своей правовой природы край-
ним средством, с помощью которого государ-
ство осуществляет реагирование на факты
правонарушающего поведения, распростра-
няет свое действие лишь на те сферы обще-
ственных отношений, регулирование которых
с помощью правовых норм иной отраслевой
принадлежности, в том числе норм, устанавли-
вающих административную ответственность,
оказывается недостаточным" [6]. Следует от-
метить, что аналогичные варианты преодоле-
ния коллизии неоднократно предлагал в своей
судебной практике Верховный Суд РФ.
Таким образом, Конституционный Суд РФ
сформулировал правило о разрешении колли-
зий норм уголовного и административного за-
конодательства в пользу норм административ-
ного права. Однако названное правило касается
оценки преступности и непреступности дей-
ствий виновного с учетом презумпции невино-
вности. Конституционные положения о пре-
зумпции невиновности изложены в ч. 3 ст. 49
Конституции РФ, в соответствии с которыми
"неустранимые сомнения в виновности лица
толкуются в пользу обвиняемого". Обозначен-
ное положение конкретизируется в Уголовно-
процессуальном кодексе России. Так, согласно
ч. 3 ст. 14 УПК РФ, "все сомнения в виновно-
сти обвиняемого, которые не могут быть устра-
нены в порядке, установленном настоящим
Кодексом, толкуются в пользу обвиняемого".
Положения российского законодательства о
презумпции невиновности являются общепри-
знанным принципом международного права и
вытекают из обязательства России в связи с ра-
тификацией Конвенции о защите прав челове-
ка, определяющей, что "каждый обвиняемый в
совершении уголовного преступления считает-
ся невиновным до тех пор, пока его виновность
не будет установлена законным порядком".
Важно и то, что недостаточная определен-
ность содержания условий правомерности об-
стоятельств, исключающих преступность дея-
ния, в деятельности полиции может породить
у суда сомнения относительно возможности
оценки правомерности действий сотрудников
органов внутренних дел с учетом положений
ст. 37 и 38 УК РФ. И если, допустим, сотруднику
органов внутренних дел обвинение будет предъ-
явлено лишь ввиду нарушения порядка, усло-
вий и пределов применения оружия со ссылкой
только на Федеральный закон "О полиции", то
суд в силу ч. 3 и 4 ст. 14 УПК РФ вполне может
истолковать соответствующие сомнения в поль-
зу подсудимого, а это приведет к непризнанию
в деянии состава должностного преступления и
вынесению оправдательного приговора.
В заключение хотелось бы подчеркнуть,
что нормы, регламентирующие основания и
порядок применения сотрудниками правоохра-
нительных органов физической силы и оружия,
лишь конкретизируют пределы необходимой
обороны и уголовно-правового задержания от-
носительно определенных правовых ситуаций.
При этом специальные нормы по отношению
к общим нормам, установленным в уголовном
законе, не должны им противоречить и тем бо-
лее ограничивать права обороняющегося на за-
щиту от общественно опасного посягательства.
Данная точка зрения является преобладающей в
теории российского права и подкреплена судеб-
но-следственной практикой. Поэтому приори-
тет при определении правомерности причине-
ния вреда в результате применения физической
силы, специальных средств и огнестрельного
оружия в деятельности сотрудников полиции
должен отдаваться уголовному законодатель-
ству о необходимой обороне и уголовно-право-
вом задержании. Из положения ч. 3 ст. 37 УК РФ
следует, что сотрудники правоохранительных
органов (в том числе органов внутренних дел)
пользуются теми же правами, что и остальные
87
Criminology Journal of Baikal National University of Economics and Law. 2013. № 2
В ол ко в КА Д ея те ль но ст ь п ол иц иип о п ро ти во де йс тв июп ре ст уп но ст и
граждане, и их право на необходимую оборону
не может ограничиваться.
Применяя презумпцию невиновности к
оценке правомерности действий сотрудников,
находящихся в состоянии необходимой обо-
роны и уголовно-правового задержания, мож-
но предположить, что, оценивая действия со-
трудников полиции, необходимо исходить из
тех норм права, которые являются наиболее
благоприятными для данного лица. Таким об-
разом, специальные нормы Закона о полиции
рассматриваются как дополнительные условия
правомерности действий сотрудников поли-
ции в рамках конкретного обстоятельства, ис-
ключающего преступность деяния. Очевидно,
что при таком подходе специальным админи-
стративно-правовым нормам, закрепляющим
основания и порядок применения физической
силы, специальных средств и огнестрельного
оружия, отводится вспомогательная функция.
ПРИСТАТЕЙНЫЙ СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. В Кемеровской области проводится доследственная проверка по факту применения табельного оружия
сотрудником полиции, в результате которого погиб молодой человек [Электронный ресурс]. -Режим доступа:
http://www.sledcom-kuzbass.ru/news/novosti...olodoj-chelovek.
2. Занина М.А. Коллизии норм права равной юридической силы: (понятие, причины, виды) / М.А. Зани-
на. -2-е изд., перераб. и доп. -М., 2010. -124 с.
3. Кудрявцев В.Н. Общая теория квалификации преступлений / В.Н. Кудрявцев. -М., 1999. -304 с.
4. О полиции : федер. закон от 07.02.2011 г. № 3-ФЗ // Собрание законодательства РФ. -2011. -№ 7. -Ст. 900.
5. О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении долж-
ностных полномочий : постановление Пленума Верхов. Суда РФ от 16.10.2009 г. № 19 // Бюллетень Верховного
Суда РФ. -2009. -№ 12.
6. Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Курганского городского суда Курганской области о про-
верке конституционности ч. 1 ст. 3, ст. 10 УК РФ, ст. 13, ст. 397 УПК РФ : определение Конституц. Суда РФ от
10.07.2003 г. № 270-О // Вестник Конституционного Суда РФ. -2003. -№ 5.
7. Пархоменко С.В. Деяния, преступность которых исключается в силу социальной полезности и необхо-
димости / С.В. Пархоменко. -СПб., 2004. -267 с.
8. Побегайло Э.Ф. Необходимая оборона и задержание преступника в деятельности органов внутренних
дел / Э.Ф. Побегайло, В.П. Ревин. -М., 1987. -55 с.
В работе выделены две группы условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление: а) характеризующие его основание; б) характеризующие пределы правомерности. При этом каждое условие характеризуется содержательными признаками, находящимися между собой в корреляционной зависимости. Предложенная структура позволила автору взглянуть на проблему основания насильственного задержания более системно.
Первым условием правомерности, характеризующим основание причинения вреда при задержании, является "уклонение лица, совершившего деяние, предусмотренное статьями Особенной части УК РФ, от правосудия либо неизбежность такого уклонения". Содержание данного условия формируется тремя группами признаков: первые характеризуют задерживаемое лицо, вторые - совершенное им деяние, третьи - поведение лица.
Предложенное определение задерживаемого лица как "совершившего деяние, предусмотренное статьями Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации" устраняет проблему регулирования правоотношений, связанных с задержанием лиц, не являющихся субъектами уголовной ответственности, но совершивших общественно опасное деяние, причинившее вред объектам уголовно-правовой охраны. Предложенный вариант решения обозначенной проблемы основывается на наличии объективных оснований применения к лицу государственных принудительных мер воздействия. Данное предложение встретило поддержку у 63 % опрошенных диссертантом специалистов.
Вторым из выделяемых диссертантом условий правомерности причинения вреда по основаниям ст. 38 УК РФ является наличие цели задержания лица, совершившего деяние, предусмотренное статьями Особенной части УК РФ и передачи (доставления) задерживаемого должностному лицу либо органу власти, полномочным на осуществление уголовного судопроизводства. Важнейшим критерием, обеспечивающим правомерность любых решений, связанных с задержанием преступников, является неотъемлемое участие в этом деле органов государственной власти, наделенных специальными процессуально-правовыми полномочиями по осуществлению правосудия.
В работе обосновывается вывод, что указанная цель предполагает осознанный и волевой характер деяния задерживающего лица.
Основываясь на анализе практики реализации ст. 38 УК РФ, диссертант пришел к мнению о возможности разграничения целей причинения вреда при задержании на непосредственные, промежуточные и конечные. В правовые рамки ст. 38 УК РФ входит причинение вреда для задержания, само задержание как форма кратковременного лишения свободы и передача (доставление) задержанного лица органам власти.
Автор полагает невозможным учитывать в качестве самостоятельной цели причинения вреда при задержании пресечение возможности совершения лицом новых преступлений. Указание на эту цель позволяет лишь конкретизировать сущность института, показывает позитивный результат этих действий: любая форма предупреждения преступлений в рассматриваемом аспекте - это всегда следствие реализации цели передачи задержанного лица органам власти.
Изложенное мнение диссертанта по поводу цели причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, нашло поддержку у 58 % опрошенных им респондентов.
Следующим условием правомерности, характеризующим основание причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, по мнению диссертанта, является "отсутствие возможности задержания лица и доставления (передачи) его органам власти без причинения ему вреда". Это условие характеризуется признаками необходимости и вынужденности причинения вреда для задержания и доставления лица органам власти. Необходимость выражается в том, что без его причинения сам факт задержания становится неисполнимым. С данным выводом автора согласились почти 70 % опрошенных респондентов.
Во втором параграфе диссертант рассматривает вопросы, связанные с установлением и определением пределов правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. В ходе исследования автор приходит к выводу, что правомерным причиняемый при задержании вред следует признавать только в случае его своевременности и соответствия, во-первых, совершенному задерживаемым лицом преступному посягательству; во-вторых, обстоятельствам задержания, и выделяет в этой связи два вида пределов правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление: временной предел и интенсивный предел. Временной предел обусловливается начальным и конечным моментами состояния задержания; интенсивный предел - соотношением вреда, причиняемого задерживаемому лицу, с общественной опасностью совершенного этим лицом деяния и обстоятельствами задержания. Начальным моментом возникновения состояния задержания следует признать момент окончания (завершения) или прерывания уголовно-противоправного деяния лица на какой-либо из уголовно значимых стадий: оконченного преступления, покушения на него или приготовления к его совершению. В течение всего времени с момента совершения уголовно-противоправного деяния до момента истечения предусмотренных законом сроков давности лицо может быть задержано с применением (при наличии условий, характеризующих основание) насильственных мер задержания.
Таким образом, при решении вопроса о временных пределах правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, следует основываться на возможности достижения этими действиями целей, поставленных перед самим институтом уголовно-правового задержания. Данную позицию автора поддержали более 80 % опрошенных им граждан и специалистов.
Диссертант обосновывает вывод о том, что при соблюдении субъектом задержания условий правомерности, предусмотренных ст. 38 УК РФ, сроки давности не могут оказывать влияния на определение временных пределов правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Если задержанное лицо не скрывалось от следствия и суда, а равно не уклонялось от отбывания наказания, и при этом истекли сроки давности привлечения лица к уголовной ответственности или сроки давности обвинительного приговора суда, то в случае извинительной ошибки лицо, причинившее вред при его задержании, не подлежит уголовной ответственности. В ином случае, когда задерживающее лицо знало об истечении сроков давности, его действия подлежат квалификации по общим правилам. В зависимости от конкретной мотивации и цели, возможна ссылка на нарушение условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление, как смягчающее наказание обстоятельство (п. "ж" ч. 1 ст. 61 УК РФ).
Критерием прекращения права на причинение вреда задерживаемому лицу является также момент передачи последнего должностному лицу либо органу власти, полномочным на осуществление уголовного судопроизводства, принятие уголовно-процессуальных решений (в том числе избрание меры процессуального принуждения). Момент фактического физического задержания еще не исполняет полностью заложенной в смысле диспозиции ст. 38 УК РФ объективной стороны, поскольку задерживающий причиняет вред лицу не только для того чтобы ограничить его в свободе передвижения, фактическое задержание необходимо для успешной передачи (доставления) лица органам власти, которые уполномочены на производство необходимых процессуальных действий с задержанным лицом. До момента процессуального оформления и придания лицу соответствующего статуса причиняемый ему этим кратковременным лишением свободы вред может подпадать под действие ст. 38 УК РФ. С этим согласились 59 % опрошенных диссертантом специалистов. Наибольшая поддержка была высказана практическими сотрудниками правоохранительных органов, в том числе оперативно-разыскных подразделений и наружных служб органов внутренних дел, которые чаще всех сталкиваются с ситуациями правовой оценки таких действий.
В ходе исследования автор приходит к выводу, что интенсивный предел уголовно-правового задержания слагается из следующих критериев: а) характера и степени общественной опасности совершенного задерживаемым лицом уголовно противоправного деяния; б) размера вреда, причиненного этому лицу в целях его задержания и передачи властям; в) обстановки задержания, включающей совокупность обстоятельств задержания, исчерпывающий перечень которых дать невозможно по причине особенностей каждого конкретного случая задержания лица, совершившего преступление.
При этом общественная опасность совершенного преступления и обстановка задержания характеризуются не столько единством, сколько корреляционной зависимостью. Регламентированные в совокупности эти признаки обладают и некоторой самостоятельной квинтэссенцией, заключающейся в возможности воздействовать на значения друг друга при обстоятельствах задержания. Характер и степень общественной опасности совершенного преступления определяют максимальный предел допустимого для задержания вреда вне зависимости от обстановки, в которой производится задержание. Обстановка же, будучи благоприятной или неблагоприятной, оказывает влияние на возможность лица действовать в пределах допустимого вреда. Если обстановка задержания окажется благоприятной, т.е. когда в действиях задерживаемого лица отсутствует активное сопротивление или стремление скрыться, предел возможностей субъекта задержания ограничивается лишением свободы задерживаемого или причинением ему физической боли. В такой ситуации о пределах причиняемого вреда следует говорить через призму его "достаточности" для достижения целей задержания.
Неблагоприятная же обстановка задержания (т.е. та, при которой задерживаемое лицо активно сопротивляется, а соотношение сил складывается не в пользу задерживающего лица, и т.п.) не оказывает влияния на пределы допустимого вреда, который в таком случае должен отвечать только характеру и степени тяжести совершенного данным лицом уголовно-противоправного деяния.
Изложенное позволило автору заключить, что интенсивность действий задерживающего лица должна соответствовать прежде всего обстановке задержания. Причинение "допустимого" вреда возможно только при "неблагоприятной" обстановке и когда исчерпаны или бесполезны возможности "достаточного" для задержания вреда.
Нарушение хотя бы одного из условий правомерности причинения вреда при задержании лица, совершившего деяние, предусмотренное статьями Особенной части УК РФ, исключает возможность оценки действий лица по правилам обстоятельства, исключающего преступность деяния, или привилегированного состава преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 108 или ч. 2 ст. 114 УК РФ. О превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление, речь может идти только при нарушении интенсивного предела правомерного причинения вреда, несоблюдении принципа соразмерности.
Принцип соразмерности является ключевым в оценке правомерности действий субъекта задержания. Этот же принцип положен в основу определения превышения мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Поскольку уголовно наказуемое "явное несоответствие" означает внешнюю резкую несоразмерность, то логично, что законодатель допускает задержание, при котором лицу причинен меньший, равный или несколько больший вред по сравнению с тем, который оно само причинило совершенным уголовно-противоправным деянием. Требовать жесткой пропорциональности в интенсивности деяний задерживающего и задерживаемого нет никакой необходимости. Данную позицию разделяют 74 % опрошенных респондентов. Того же принципа в своей работе придерживались и правоприменительные органы: на него прямо или косвенно ссылались в 67 % из изученных уголовных дел и материалов проверки по фактам причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление.
В своей работе диссертант обосновывает вывод о том, что признаки, характеризующие личность задерживаемого лица, его криминогенность не могут повышать или понижать пределы допустимого вреда, т.е. выступать в качестве самостоятельного критерия определения интенсивности уголовно-правового задержания. Значение для определения интенсивности уголовно-правового задержания криминогенность личности обретает лишь при анализе такого критерия допустимого вреда, как ущерб, который может быть причинен интересам правосудия фактическим уклонением лица от уголовной ответственности.
В вопросе допустимости причинения смерти задерживаемому лицу диссертант поддерживает мнение авторов, полагающих возможным признание таких действий правомерными при условии совершения задерживаемым лицом особо тяжкого преступления, наличия неблагоприятной обстановки задержания и психическом отношении задерживающего, характеризующимся признаками косвенного умысла. Однако интеллектуальный момент субъективной стороны в данном случае, по мнению диссертанта, должен выражаться в сознательном допущении этих последствий, а не в безразличном к ним отношении. Последнее, как и прямой умысел на причинение смерти (фактически убийство), исключает обязательное условие правомерности задержания - наличие цели передачи лица органам власти.
Диссертантом в порядке de lege ferenda выдвинуты предложения о совершенствовании ст. 38 УК РФ.
1 Маюров Н.П., Ороева О.Д. Место и роль органов внутренних дел в обеспечении прав и свобод человека и гражданина // Бизнес в законе. 2011. № 6. С. 50-54.
2 Кареева-Попелковская К.А. Административно-правовое регулирование применения мер пресечения сотрудниками полиции Российской Федерации. Автореф. дисс...к.ю.н. Москва, 2012. С.3-5
3 Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ (ред. от 25.11.2013) "О полиции" // Российская газета", N 25, 08.02.2011
4 Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения. Автореф. дисс.....к.ю.н. Томск, 1998. С.4
5 Князьков А.С. Применение и использование огнестрельного оружия сотрудниками милиции как мера административно-правового пресечения. Автореф. дисс.....к.ю.н. Томск, 1998. С.4
6 Калмыков Г.И. Правовые, организационные и тактические основы применения огнестрельного оружия сотрудниками органов внутренних дел. Автореф. дисс...к.ю.н. Москва, 2003. С.6 7 Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ) // Российская газета", N 7, 21.01.2009
8 Коноплева И.Н. Правовые аспекты применения огнестрельного оружия сотрудниками правоохранительных органов // Психопедагогика в правоохранительных органах. 2003. № 2. С. 11-14.
9 Резвых В., Алоян А. Стрелять или не стрелять // Милиция. - 1991. - № 4.
10 Кондратов Б.П., Соловей Ю.П., Черников В.В. Внимание: оружие!: (Правовые основы применения огнестрельного оружия сотрудниками российской милиции): Учеб.-практ. пос. 2-е изд., испр. и доп. - М.: Интердетектив, 1992.
11 Административное Право: Учебник /Под ред. Ю.М. Кохюва, Л.Л. Попова. - М.: Юристъ, 2009. С 304; Коренев А.П. Административное право России. Учебник. В 3-х частях. Часть 1. М.: МЮИ МВД России, 2008. С. 197 - 198; Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багкшаев З.А. Российское административное "право: Учебник. М.: Юристъ, 2008. С. 172, 203.
12 Беликин В.В., Зарыпов В.З., Косиковский А.Р. Применение сотрудником полиции огнестрельного оружия / В.В. Беликин, В.З. Зарыпов, А.Р. Косиковский // Сб. докладов и каталог участников международной научно-практ. конференции "Спецсредства нелетального действия" 25-26 апреля 2012 г. - М.: МВД РФ, ФКУ, Научно-производственное объединение "Специальная техника и связь", 2012. - С. 101-106.
13 Административное Право: Учебник / Под ред. Ю.М. Кохюва, Л.Л. Попова. М.: Юристъ, 2009. С. 304; Коренев А. П. Административное право России. Учебник. В 3-х частях. Часть 1. М.: МЮИ МВД России, 2008. С. 197 - 198.
14 Манохин В.М., Адушкин Ю.С., Багкшаев З.А. Российское административное право: Учебник. М.: Юристъ, 2008. С. 172, 203.
15 Попов Л.Л. Правовая основа административно-принудительных мер охраны общественного порядка // Правовые основы обеспечения общественного порядка: Учебное пособие. М., 2008. С.71.
16 Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Принят 17.12.1979 Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов.- М.: Юридическая литература, 1990. С. 319 - 325.
17 Савелий М. Указ. соч.7 Шеймин П. Предупреждение и пресечение преступлений [Электронный ресурс]. URL: http:// www.dic.academic.ru/dic.nsf/brokgauz_efron/83117...
18 Наказ императрицы Екатерины II, данный Комиссии о сочинении проекта нового Уложения / под ред. Н.Д. Чечулина. СПб., 1907.
19 Щербак С.И. О правилах применения огнестрельного оружия полицией. Обсуждение проекта федерального закона "О полиции"
// Военное право - 2011. - №1. С.111
20 Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации. М.: Издательская группа ИНФРА М-Норма, 2009. С. 74.
21 Федеральный конституционный закон от 30.05.2001 N 3-ФКЗ (ред. от 07.03.2005) "О чрезвычайном положении" // Парламентская газета", N 99, 01.06.2001
22 Федеральный закон от 06.02.1997 N 27-ФЗ (ред. от 02.07.2013) "О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ", 10.02.1997, N 6, ст. 711
23 Федеральный закон от 13.12.1996 N 150-ФЗ (ред. от 02.07.2013) "Об оружии" // Собрание законодательства РФ", 16.12.1996, N 51, ст. 5681
24 Волков К.А. Деятельность полиции по противодействию преступности: коллизионные вопросы правового регулирования необходимой обороны и уголовно-правового задержания // Криминологический журнал Байкальского государственного университета экономики и права. 2013. № 2. С.82-83
25 Побегайло Э.Ф. Необходимая оборона и задержание преступника в деятельности органов внутренних дел. М., 1987. - 55 с.
26 Уголовный кодекс Российской Федерации" от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 25.11.2013) // Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954
27 Экспертный доклад: "К вопросу о реформировании российского оружейного законодательства" // А. Астафьев, М. Бутина, С. Гринин, В. Кислов, В. Лесняк, И. Шмелёв, А. Шелегов. Москва, 2012. С. 27
28 Торопов В.А., Науменко С.В. Правовые основы применения огнестрельного оружия сотрудниками ОВД // Вестник Санкт-Петербургского университета МВД России. 2007. № 4. С. 97-102.
29 Савелий М. Применение полицией США оружия и физической силы [Электронный ресурс]. URL: http://www.oxpaha.ru/ analytics_61_15585.
30 Сныткин Р.И. Уголовно-правовые аспекты причинения вреда при задержании лица, совершившего преступление. Автореф.дисс...к.ю.н. Москва - 2011. С.11
31 http://mvd.ru/presscenter/statistics/reports/item/1317409/
32 Емельянова А.Г. Правовые аспекты использования и применения огнестрельного оружия сотрудниками подразделений охраны и конвоирования ФСИН России // ВЕСТНИК Пермского института ФСИН России. Выпуск № 2(9)/2013
---------------
------------------------------------------------------------
---------------
------------------------------------------------------------
Документ
Категория
Разное
Просмотров
414
Размер файла
100 Кб
Теги
diplom
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа