close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

ПОВЕСТЬ О ПЕТРЕ И ФЕВРОНИИ И РОМАН О ТРИСТАНЕ И ИЗ

код для вставкиСкачать
Темушева Е. А. (Минск)
ПОВЕСТЬ О ПЕТРЕ И ФЕВРОНИИ И РОМАН О ТРИСТАНЕ И
ИЗОЛЬДЕ: ТИПОЛОГИЧЕСКОЕ СХОДСТВО И ИДЕЙНОЭСТЕТИЧЕСКОЕ СВОЕОБРАЗИЕ
Типологическое сходство средневекового рыцарского романа (XI –
XIII вв.) и памятника древнерусской агиографической литературы (XV –
XVI вв.) обусловлено тем, что концептуальная цель создания этих двух
текстов одинакова – отображение в художественном
пространстве
произведения универсального концепта любви. Поскольку данный концепт
является основополагающим для формирования смысловой контекстуальной
среды (концептосферы) и повести о Петре и Февронии, и романа о Тристане
и Изольде, то необходимо рассмотреть те концепты, которые помогают
определить сущность этой фундаментальной константы для каждого из
произведений. В первую очередь, это красота, мудрость и двойничество.
Если Изольда является воплощением красоты, то Феврония –
воплощение мудрости, даже ее загадки – не развлекательный момент, а
показатель того, что она достойна быть рядом с князем (властью),
своеобразное подтверждение ее статуса мудрости. И красота, и мудрость
спасают от смерти: Изольда излечивает Тристана, Феврония – Петра. Но если
мудрость едина, то красота двойственна. В романе о Тристане и Изольде у
главной героини, Изольды Белокудрой, есть двойник – Изольда Белорукая,
нелюбимая жена Тристана, на которой он вынужден жениться. Обе Изольды
– всего лишь разные ипостаси одной и той же женщины, которая сначала
является для мужчины златовласой волшебницей [1*] возлюбленной, а потом
становится простой рукодельницей-женой. Тристан так и не смог понять, что
обе Изольды представляли собой части одного целого, и стремящийся к
первой, он так и не полюбил вторую. Принятие части за целое [2*],
свойственное так называемой романтической любви (эрос), является
причиной трагедии. Данный момент дифференциации (условно говоря, «есть
лишь одна женщина, которая отличается от других») находит свое
зеркальное преломление в Повести о Петре и Февронии, в известном эпизоде
с водой, когда женатому человеку, который «воззрев на святую с помыслом»,
Феврония предлагает испить воды с одной стороны корабля и с другой, а
потом сказать, одинакова ли она по вкусу. «Он же рече: «Едина есть,
госпожа, вода». Паки же она рече сице: «И едино естество женско есть» [2,
c. 79].
Таким образом, зеркальным отражением мужского стереотипа
Тристана «все женщины разные» выступает женский стереотип Февронии
«все женщины одинаковые». Первый стереотип принадлежит любви
романтической, второй – любви божественной. Если для Тристана и Изольды
любовь романтическая равняется религиозному чувству (т. е. заменяет его),
то для Петра и Февронии справедливым будет зеркальное равенство:
религиозное чувство заменяет любовь романтическую. Первый тип любви,
ставший универсальным концептом западноевропейской литературы,
обычно называют эрос, второй,
агапе, является категорией русской
культуры.
Любовь-эрос также присутствует в Повести о Петре и Февронии,
однако, романтическая окраска рыцарского романа здесь заменяется на
инфернальную. Речь идет о двойнике князя Павла – змее, который казался
посторонним братом Петра: «и являшеся ей яко же бяше естеством,
приходящим же людям являшеся своими мечты, яко же князь сам сидяше с
женою своею» [2, c. 74], т. е. любовь-эрос маскируется под агапе.
Тут мы можем наблюдать еще одну концептуальную типологическую
точку схождения, связанную с архетепическим значением чужого дома,
пересечение границ которого требовало смены костюма или внешности:
подобно змею, надевшему личину Петра, Тристан проникает в дом Изольды,
сменив имя и представившись музыкантом. С этого обмана и начинается их
романтическая любовь, обманом же она и заканчивается (Изольда-жена
обманывает Тристана, говоря, что корабль идет под черным парусом (т. е.
Изольды-возлюбленной на нем нет)). Обман также является постоянным
спутником (если не основой!) их отношений: Тристан и Изольда
неоднократно обманывают короля Марка, Каэрдина, Изольду Белорукую и
т. д. В отличие от данной романтической любви, божественная любовь Петра
и Февронии строится исключительно на правде, которая превыше
социальных (Феврония – простая крестьянская девушка) и политических
(интриги недовольных бояр) реалий.
Такие
исследователи
как
Ф. И. Буслаев,
А. Н. Веселовский,
Д. С. Лихачев, Р. П. Дмитриева утверждали, что моментом типологического
подобия является посмертное соединение тел Петра и Февронии в одном
гробу и терновник, который перекидывается от могилы Тристана к могиле
Изольды. На уровне композиции, сюжетных компонентов данное
утверждение о преодолении материальных законов бытия верно, но на
концептуальном уровне это явления разного порядка. Соединение в одном
гробу тел супругов, во-первых, знаменует собой появление концепта семьи
(который практически не выражен в Романе о Тристане и Изольде), т. е.
равноправное совместное существование мужчины и женщины в доме,
который объединяет под своей крышей всех членов семьи – и живых, и
мертвых, и еще не рожденных; во-вторых, утверждает правильность, т. е.
праведность их любви. Терновник же, выросший за одну ночь, сопоставим с
маленькими деревцами, которые так же за ночь, с помощью благословения
Февронии (что немаловажно, дочери древолаза!) становятся большими
деревьями. Растение, в самом общем значении, символизирует бессмертие,
память, вечность, соединение прошлого и будущего, божественного и
земного. Ни у Тристана и Изольды, ни у Петра и Февронии не было детей, но
и деревья, и терновник говорят о том, что их любовь не бесплодна: она
продолжится, как бы «прорастет» в будущее, и, как и растения, станет
формой связи с высшим.
И действительно, и романтическая любовь-эрос Тристана и Изольды, и
божественная любовь-агапе Петра и Февронии сформировали свою систему
нравственных координат, оказавшую влияние на дальнейшее развитие
западноевропейской и русской литератур соответственно.
Литература
1. Маслова В. А. Когнитивная лингвистика: учеб. Пособие /
В. А. Маслова. 2-е изд. Минск, 2005.
2. Повесть о Петре и Февронии / Подг. текстов и исследование
Р. П. Дмитриевой. Л., 1979.
3. Степанов Ю. С. Константы русской культуры. 3-е изд. М., 2004г
4. The legend of Tristan and Isolde [Электронный ресурс] – 2009 г. Режим
доступа: http://www.timelessmyths.com/arthurian/tristan.html#Childhood
Комментарии
1* Изольда Белокудрая – дочь колдуньи.
2* При этом, часть обладает всеми свойствами целого: король Марк «заочно»
влюбляется в Изольду, увидев лишь ее золотой волос, кусок меча Морольта в
ране Тристана практически убивает его, как и кровь змея – Петра и т.п.
Документ
Категория
Религия
Просмотров
554
Размер файла
197 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа