close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Когнитивный диссонанс заразен - Escalibro

код для вставкиСкачать
Author: Гвелесиани Наталья
Когнитивный диссонанс заразен
Наталья ГВЕЛЕСИАНИ
КОГНИТИВНЫЙ ДИССОНАНС ЗАРАЗЕН
Просматривая в Сети статьи и блоги разных непрофессиональных и
полупрофессиональных авторов о тех или иных поэтах и писателях, можно
узнать много забавных вещей. Все это бы действительно было забавно, не будь
у такого рода исследователей читательской аудитории, которой, по сути,
навязывается,
в
силу
ее
неискушенности,
жесточайший
когнитивный
диссонанс в отношении родной культуры, что отстреливает обычно не сразу, но
последствия чего - чреваты разрушением внутреннего духовного стержня.
Вот что, к примеру, должен думать неискушенный читатель, который
узнает о том, будто Марина Цветаева помешала в годы гражданской войны
включить имя поэтессы Софии Парнок в список голодающих писателей Крыма,
которым государство намеревалось предоставить пайки - помешала из
низменных
побуждений,
в
отместку
за
не
сложившиеся
личные
отношения?..Однако в комментариях к переписке М. Цветаевой, Б. Пастернака
и
Р.
М.
Рильке,
составленных
людьми
добропорядочными
и
профессиональными, мы читаем: “Письмо от Цветаевой, полученное в начале
мая, содержало неожиданную для Пастернака просьбу – принять участие в
судьбе поэтессы Софии Парнок, с которой Марина была близка в 1914–1915
годах. Приложенные к письму стихи из цикла ”Подруга“ были для Пастернака
как прикосновение к электрическому конденсатору – лейденской банке,
”заряженной болью, ревностью, ревом и страданьем". Вот это стихотворение:
Есть имена, как душные цветы,
И взгляды есть, как пляшущее пламя…
Есть темные извилистые рты
С глубокими и влажными углами.
Есть женщины – их волосы, как шлем.
Их веер пахнет гибельно и тонко,
Им тридцать лет. – Зачем тебе, зачем
Моя душа спартанского ребенка?
На что Пастернак отвечает в следующем письме М. Цветаевой- а на дворе
1926 год - среди прочего следующей фразой:
“Ей мне сделать нечего, потому что никакой никогда мы каши с ней не
варили, да еще вдобавок письмо застало меня в новой ссоре с ней: накануне я
вышел из ”Узла“ , отчасти из-за нее.”
Получается, что Цветаева, вопреки бытующему у недобросовестных
исследователей отношений Цветаева-Парнок (недобросовестных в смысле
желания авторов возвеличить Парок за счет низведения Цветаевой, а точнее возвеличить
себя
за
счет
собственной
дерзости
и
оригинальности),
ОБРАТИЛАСЬ К ПАСТЕРНАКУ С ТЕМ, ЧТОБЫ ОН ПОМОГ ПАРНОК вероятно, в ее литературных делах. Наверное, она хотела, чтобы он как -то так
поддержал ее. (Текст цветаевского письма не сохранился, о нем мы знаем из
ответа Пастернака).
А вот как в книге С. Поляковой “Незакатные оные дни” (Полякова тоже
пишет о Цветаевой с прохладцей, но все же достаточно объективно, в отличие
от современных авторов) изложена история с пайком:
“Седьмого русского ноября 1921 г.”, по терминологии Цветаевой, то есть 7
ноября старого стиля, Цветаева рассказывает Волошину о своем совместном с
В. М. Волькенштейном посещении Луначарского, тогдашнего комиссара
народного образования. Целью было добиться пайков для живших в Крыму
писателей, актеров и художников: “В/олькенштейн/ (муж Сони) через плечо
подсказывает. Я злюсь. – ”Соню! Соню-то!“ Я: ”–А чччерт! Мне Макс важней!“
”Но С. Я. – женщина и моя бывшая жена.“ – ”Но Макс тоже женщина и мой
настоящий (indicatif present) друг. Пишу про всех, отдельно Судак и отдельно
Коктебель".
То есть они и были на том приеме у Луначарского - только двое: она и
Волькенштейн - муж Сони. То есть они были знакомы и даже отправились
вдвоем к Луначарскому! Так что же муж не ходатайствовал за жену?! Он что ждал что за него это сделает ее бывшая подруга?! Cмешная ситуация….
Естественно, что Цветаева включила от своего имени в список в первую
очередь своего большого друга Макса Волошина, который тоже бедствовал.
Вот так вот при внимательном рассмотрении разлетаются мифы - дурные
мифы о дурной Цветаевой.
У кого-то в блогах я увидела отрывок из Википедии про отличие
профессионалов от непрофессионалов и о том когнитивном диссонансе,
которым непрофесcионалы заражают и своих читателей:
“Эффект
Даннинга-Крюгера
–
когнитивное
искажение,
которое
заключается в том, что ”люди, имеющие низкий уровень квалификации,
делают ошибочные выводы и принимают неудачные решения, но не способны
осознавать свои ошибки в силу своего низкого уровня квалификации“. Это
приводит к возникновению у них завышенных представлений о собственных
способностях, в то время как действительно высококвалифицированные люди,
наоборот, склонны занижать свои способности и страдать недостаточной
уверенностью в своих силах, считая других более компетентными. Таким
образом, менее компетентные люди в целом имеют более высокое мнение о
собственных способностях, чем это свойственно людям компетентным, которые
к тому же склонны предполагать, что окружающие оценивают их способности
так же низко, как и они сами”.
Документ
Категория
Журналы и газеты
Просмотров
16
Размер файла
71 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа