close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Презентация История русской литературы Радищев

код для вставкиСкачать
Жизнь и творчество
Александра Николаевича Радищева
(1749 – 1802)
Лекция-презентация доцента С.С. Яницкой
Александр Николаевич Радищев
родился 20 (31) августа 1749
года в богатой дворянской
семье. Детство его проходило
сначала в деревне Верхнее
Аблязово (Пензенская губ.), а
затем в Москве, в доме
дальнего родственника, где
обучением детей занимались
профессора Московского
университета.
В конце 1762 года Радищев в
возрасте тринадцати лет был
зачислен в Пажеский корпус в
Петербурге. Пажи получали
образование и воспитание, неся
службу при дворе. В Пажеском
корпусе Радищев приобщился к
просветительской философии и
литературе, получил основы
разнообразных знаний, в том
числе и юриспруденции.
В 1766 году Радищев в числе наиболее
подготовленных пажей был
направлен для обучения
юридическим наукам в Лейпцигский
университет. Здесь Радищев
занимался ещё и естествознанием,
химией, медициной, литературой,
философией.
Особую роль в формировании его
мировоззрения сыграло сочинение
французского просветителя
Гельвеция «Об уме», по которому,
как позднее признавался Радищев,
он и его товарищи «мыслить
научалися».
На политическое самосознание
будущего писателя большое
влияние оказала борьба русских
студентов с их надзирателем,
«дядькой» – майором Бокумом,
которую возглавил старший из
молодых людей Фёдор Ушаков.
По возвращении в Россию в 1771 году
Радищев был назначен
протоколистом в Сенат – высшее
административное учреждение
страны, «хранилище законов», по
определению Екатерины II.
В 1773 году он перешёл на должность
военно-юридического советника
штаба Финляндской дивизии в
Петербурге.
К этому времени относится начало
литературной деятельности
Радищева. В 1772 году в журнале
Н.И. Новикова «Живописец» был
анонимно опубликован «Отрывок
путешествия в *** И*** Т***»,
автором которого, по свидетельству
П.А. Радищева, являлся его отец.
Самое раннее из дошедших до нас
стихотворений Радищева
«Песня» («Ужасный в сердце
ад…»), датируемое первой
половиной 1770-х годов, – это
типичный светский романс:
любовная песня, в которой
изливаются «терзанья»
безнадёжно влюблённого
человека, угрожающего
«жестокой» самоубийством на
её глазах.
Это сочинение Радищева
традиционно и по форме и по
содержанию, тем не менее оно
демонстрирует высокую
стиховую культуру поэта.
По признанию Радищева, его
«опыты письма» до женитьбы в
1775 году «обращалися всегда
на нежные предметы, но всё
было с неудачею. Когда же…
женился, то всё любовное
враньё оставил».
В 1773 году Н.И. Новиков издал
сделанный Радищевым
перевод книги французского
просветителя Мабли
«Размышления о греческой
истории»
с подробными примечаниями.
В одном из них Радищев определил
самодержавие как
«наипротивнейшее
человеческому естеству
состояние» и писал, что
«государь есть первый
гражданин народного
общества».
Знакомство с книгой Мабли и
работа над её переводом на
русский язык подталкивали
писателя к более углублённым
раздумьям о прошлом и
настоящем России, о
существующем в ней правлении
и положении народа.
Тогда же друг юности и товарищ по
университету А.М. Кутузов,
ставший масоном, пытался
вовлечь в масонскую ложу и
Радищева, но Александр
Николаевич отказался.
В 1773–1775 годах Россия
переживала потрясение
крестьянским восстанием под
предводительством Емельяна
Пугачёва.
Радищев был хорошо осведомлён
о ходе восстания и его
подавлении. Возмущённый
жестокой расправой с
восставшими, он ушёл с
военной службы, мотивировав
прошение об отставке
семейными обстоятельствами –
женитьбой.
Женился Радищев на племяннице
своего университетского
товарища – Анне Васильевне
Рубановской.
В 1775–1777 годах Радищев
находился в отставке, а
затем вновь вернулся на
службу, на этот раз – в
Коммерц-коллегию, под
начало графа
А.Р. Воронцова (родного
брата княгини
Е.Р. Дашковой, в будущем
президента Российской
Академии наук), который
скоро сумел оценить
принципиальность и
гражданскую смелость
своего подчинённого.
С 1780 года Радищев (по
рекомендации Воронцова) –
помощник управляющего, с
1790 года – управляющий
крупнейшей в России
Петербургской и
Кронштадтской таможней.
Вне службы Радищев активно занимается
философией, историей, социологией и
другими науками, но особенно –
литературой.
На протяжении 1779–1782 годов он работает
над аллегорической ораторией
«Творение мира» (осталась
незаконченной).
В 1780 году начинает «Слово о Ломоносове»,
завершённое в 1788 году и в итоге
включённое в «Путешествие из
Петербурга в Москву».
Прославляя заслуги Ломоносова, Радищев
подчёркивает патриотический характер
его деятельности: «Ты жил во славу
имени Российского».
Однако лесть Елизавете Петровне в стихах
Ломоносова вызывает осуждение со
стороны Радищева, которого никакие
соображения государственной пользы,
первостепенные для Ломоносова, не
могут заставить признать необходимой
хвалу императрице, не заслуживающей
её.
В 1782 году написано «Письмо к
другу, жительствующему в
Тобольске». Здесь, как и в
«Слове о Ломоносове»,
Радищев размышляет о роли
примера, значении выдающейся
личности в истории.
Поводом для «Письма к другу…»
послужило открытие памятника
Петру I («Медного всадника») в
Петербурге.
Радищев даёт развёрнутую оценку
деятельности Петра. Писатель
видит в нём великого царяпреобразователя,
заботившегося о благе
Отечества, но отнюдь не
идеализирует его: «И я скажу,
что мог бы Пётр славнее
быть, возносяся сам и вознося
отечество своё, утверждая
вольность частную…».
«Письмо к другу…» печаталось в
домашней типографии
Радищева «на пробу»,
предваряя издание
«Путешествия из Петербурга в
Москву», и было приобщено к
его делу во время следствия.
На полях экземпляра «Письма»,
прочитанного Екатериной II с
подчёркиванием отрывков,
рукой императрицы написано:
«…видно из подчерченных
мест, что давно мысль его
готовилась ко взятому пути, а
французская революция его
решила себя определить в
России первым подвизателем».
К 1783 году относится создание оды
«Вольность», включённой затем с
пропусками в текст «Путешествия из
Петербурга в Москву».
В высоком жанре поэзии классицизма
восхваляется не государь, не
выдающийся политический деятель,
не полководец, а свобода человека,
понимаемая как высшая жизненная
ценность.
В оде Радищева впервые была
обоснована идея правомерности
народного мщения правителю за
подавление свободы. Радищев
ввёл в оду картину народного суда
над царём и авторскую самооценку
(«нам вольность первый
прорицал»).
Эта ода положила начало русской
вольнолюбивой лирики (Пушкина,
декабристов, Лермонтова).
Идея справедливого мщения получила
дальнейшее развитие в
документально-публицистической
повести «Житие Фёдора
Васильевича Ушакова» (1788,
опубликована в 1789).
Обратившийся к житийному жанру,
Радищев создал «житие» на новый
лад, полемически заострив его и
против настоящих житий святых, и
против панегириков вельможам.
Сюжетом произведения является
биография современника
Радищева, старшего друга, вместе с
которым он учился в Лейпциге, и
рассказ о бунте русских студентов
против самодурства и произвола их
непосредственного начальника –
майора Бокума. Столкновение
студентов с Бокумом – эпизод, в
миниатюре отражающий историю
взаимоотношений деспотического
правителя и его подданных.
Завершая своё повествование,
писатель считает необходимым
подчеркнуть смысл рассказанного:
«Намерение моё было показать
только то, сколь много
ошибаются начальники в
употреблении своей власти и
коликий вред причиняют
безвременною и безрассудною
строгостию».
С середины 1780-х годов
Радищев работал над
главным и самым известным
своим произведением –
«Путешествием из
Петербурга в Москву», в
которое ввёл ряд сочинений,
написанных ранее:
«Вольность», «Слово о
Ломоносове», «повесть о
происшествии на Финском
заливе» (глава «Чудово»),
«повесть о проданных с
публичного торга» (глава
«Медное»), «повествование
о цензуре» (глава «Торжок»).
Первая редакция «Путешествия» (очень
далёкая от печатного текста), по
признанию автора, «готова была в
исходе 1788 года». Он передал её в
полицию для прохождения цензуры.
После получения цензурного
разрешения на издание (25
сентября 1789 года его подписал
обер-полицмейстер Никита Рылеев,
допустивший оплошность) Радищев
ещё многократно перерабатывал,
расширял книгу до февраля 1790
года, а в конце апреля напечатал
650 экземпляров «Путешествия» в
домашней типографии.
Уже через три недели после появления
книги началось следствие. Им
фактически руководила сама
Екатерина II, по словам которой
Радищев – «бунтовщик хуже
Пугачёва».
Большая часть тиража «Путешествия»
была уничтожена по распоряжению
писателя накануне ареста.
30 июня 1790 года Радищев был
арестован и посажен в
Петропавловскую крепость.
Суд приговорил его к смертной
казни (на основании устава
морской службы, так как в
российском законодательстве
отсутствовала статья наказания
за «литературные
преступления»), которую
императрица заменила
лишением чинов и дворянства и
10-летней ссылкой в Илимский
острог в Сибири.
В конце XVIII – начале ХIХ века в
России «возмутительное»
сочинение Радищева имело
широкое хождение в рукописных
списках, но было запрещено к
печати и не вошло в
шеститомник писателя 1806–
1811 годов.
Первые публикации книги
появились за рубежом: в
Лондоне в 1858 году
(осуществлена А.И. Герценом) и
дважды в Лейпциге в 1876 году.
Попытки выпустить её в России
терпели неудачу: издания 1868,
1872 и 1903 годов были почти
полностью уничтожены
цензурой, а предпринятое
крупным издателем
А.С. Сувориным в 1888 году
вышло тиражом 100
пронумерованных экземпляров.
Первое научное издание памятника
было осуществлено только в
1905 году в разгар первой
русской революции.
Ни следствие, ни суд, ни ссылка не
сломили писателя – мужественного
человека, отца четырёх детей,
младшему из которых не
исполнилось и семи лет (жена
Радищева, Анна Васильевна,
умерла в 1783 году, воспитанием
сирот занималась её сестра Елена
Васильевна Рубановская).
По дороге в Илимск Радищев сочинил
свой лирический шедевр –
стихотворение «Ты хочешь знать:
кто я? что я? куда я еду?..».
В рукописном сборнике 1792 года
оно помещено под названием:
«Ответ г-на Радищева во время
проезда его через Тобольск
любопытствующему узнать о нём».
В Илимске Радищев сразу же начал
работать над своим крупнейшим
философским сочинением –
трактатом «О человеке, его
смертности и бессмертии»
(1792), в котором утверждал:
«Следствием нежности в
нервенном сложении и
раздражительности в
сложении фибров, человек паче
всех есть существо
соучаствующее. <…> Человек
рождён для общежития».
По его мнению, только способность
к «соучаствованию» (т.е.
сочувствию, состраданию)
делает человека человеком.
В остроге Радищевым были
написаны и другие
произведения: поэтические
(поэма «Песнь историческая»),
исторические («Сокращённое
повествование о приобретении
Сибири), экономические
(«Письмо о китайском торге»).
В 1797 году при Павле I,
отменившем все указы
Екатерины, после 5 лет и 1
месяца пребывания в Сибири
(куда он добирался больше
года) Радищев был переведён
на жительство под надзором
полиции в имение отца – село
Немцово Калужской губернии.
Жизнь в Немцово стала
продолжением ссылки:
Радищеву разрешена была
только переписка.
Со всех писем, которые получал
или писал Радищев, снимали
копии и доставляли на просмотр
Павлу.
В деревне Радищев работал
над поэмой-сказкой «Бова»,
написанной «русским
размером» (осталась
незаконченной).
Здесь он начал писать статью
«Памятник
дактилохореическому
витязю», заложившую
основы научного
стиховедения в России.
Статья Радищева посвящена
«возовику» и
«трудолюбивому филологу»
В.К. Тредиаковскому.
По возвращении из Сибири в
стихотворении «Древность»
Радищев с горечью и
возмущением писал о том,
что потомки «бегут» от
«памятников истины» и по
какому-то «горькому року»
стоят «подле памятников
лжи».
Обращаясь к читателю, он
выражал уверенность в том,
что тот, чьим «девизом было
просвещение», станет
«истины и заблуждения
поздному потомству в
образец».
Знай – один лишь разум просвещенный
В поздних переломится веках!
Хоть над жизнью гениев почтенных
Тучи расстилались в облаках,
Тучи град и дождь на них лиющи,
Но по смерти их, над темной кущи
Над которой буря пролилась,
Мирна радуга для них явилась,
Половиной в древность наклонилась,
А другой в потомстве оперлась.
Эта радуга, соединяющая древность с
Новым временем, подобна радуге
завета между Богом и
человечеством в христианской
традиции.
После воцарения Александра I
Радищев был полностью
амнистирован и определён на
службу в Комиссию по
составлению законов.
В Петербурге он завершил
«Памятник
дактилохореическому витязю»,
начал работу над поэмой
«Песни, петые на состязаниях в
честь древним славянским
божествам», создал
прозаическое произведение
«Дневник одной недели», в
котором утверждается
бессмертие души (бессмертие
ждёт человека в памяти
потомков).
В 1801 году появилось
стихотворение «Осьмнадцатое
столетие» – поэтический
«эпилог» века Разума. В этом
стихотворении, где всё
величественно: и мысли, и
интонация, и стихотворный
размер, поэзия Радищева
достигает своей высшей точки.
Работая в законодательной
Комиссии, Радищев проводил
прежние идеи, требуя
уничтожения крепостного
права, сословных привилегий
и т.д.
Осознав бесполезность
деятельности Комиссии,
ощутив угрозу новой ссылки,
писатель реализовал
просветительскую идею о
праве человека на
самоубийство как форме
протеста (о чём он писал в
главе «Крестьцы»
«Путешествия»): в ночь с 11
на 12 февраля 1802 года
Радищев принял яд.
В глазах просветителя Радищева
самоубийство – не результат
духовного краха, а последнее
свидетельство величия
человеческого духа.
Похоронен Радищев в
Петербурге, на Волковом
кладбище.
«Путешествие из Петербурга в Москву»
написано в форме путевых заметок
от лица путешественника,
проезжающего в почтовой карете из
одной столицы Российской империи
в другую.
Задача писателя – провести читателя
по дороге, ведущей к Истине,
показав картины вопиющего
произвола властей, бесправия
подданных и ужасающего
положения крепостных крестьян.
Радищев признаёт право народа на
восстание, однако не отвергает и
возможности мирных
преобразований, которые должно
осуществить просвещённое
правительство.
Круг вопросов, охваченных в книге,
исключительно широк, но главный
вопрос – как обустроить Россию?
Радищев, имевший специальное
образование юриста, был также
выдающимся экономистом,
философом, историком,
социологом. Его книга – настоящая
энциклопедия Просвещения ХVIII
века.
Гениальность Радищева именно в его
необыкновенной силе мысли. Это
был человек огромного интеллекта.
Ему были доступны прозрения и
прогнозы. Никто так хорошо не
понял обречённость дворянского
сословия, как Радищев.
Историк русской литературы
А.Н. Веселовский писал:
«За 7 лет до выхода
«Путешествия», другое
выдающееся произведение
посвящено было также
изображению ужасов
крепостного права, вторая
комедия Фонвизина
«Недоросль» <…>.
Слишком случайна и полна
оптимизма развязка той
трагедии, которая
разыгрывается в усадьбе
Простаковых. Взят, в духе
«просвещенного абсолютизма»
благодетельного, как будто бы
всевидящего, частный случай
вмешательства. Всё спасает
всевидящее око Правдина,
восстановляя справедливость,
но сколько Правдиных
понадобилось бы, чтобы
исправлять таким образом зло,
рассеянное по всем уголкам
России!
В том разница и заслуга Радищева,
что он указывает не только на
зло, но и на средство к его
уничтожению».
Сюжет «Путешествия» – история человека,
который, следуя от станции к станции,
познаёт свои заблуждения и учится
«прямо взирать на окружающие его
предметы».
Радищев предпринял попытку начертать
маршрут к истине, указать путь для
«шествия разума», чтобы преодолеть
предрассудки и реформировать нравы.
Ведущим сюжетным мотивом в
«Путешествии» становится мотив
«прямого взора». Путешественник видит
впервые реальную жизнь.
Публицистической мыслью писателя,
идейным замыслом произведения
обусловлена его композиция. 24 из 25
глав (кроме 1-ой) книги носят названия
почтовых станций между Петербургом и
Москвой. Несмотря на то, что маршрут
путешествия обозначен в названиях глав,
читателю не даётся никакого
представления об особенностях
окружающих мест. При этом все
смысловые компоненты повествования
внутренне взаимосвязаны,
мотивированы, логичны.
Параллельно разворачиваются два пути: в
Москву и к обретению истины. Почти все
главы имеют вспомогательные темы
(образование, цензура, торговля,
проституция, рекрутские наборы, деньги
и т.д.), подчинённые и созвучные
основным (обличение крепостничества,
политического деспотизма, признание
права народа на восстание).
В конце книги автор приводит яркий пример
искателя истины в лице поэта и учёного
Михаила Ломоносова («Слово о
Прибегнув к популярной в ХVIII веке форме романа-путешествия,
писатель собрал воедино разнородный материал, созданный в разные
годы, различный в стилевом отношении: от бытовых зарисовок до
философских трактатов, политических сатир и экскурсов в мировую и
отечественную историю.
Книга Радищева впитала в себя разнообразные жанровые традиции:
сентиментальных путешествий – дневников «чувствительного сердца»,
где увиденное в дороге лишь повод для разговора о внутреннем мире
человека; масонских аллегорических романов о мистическом
восхождении разума и души от неведения к истинной Премудрости;
древнерусских «хожений»; обличительной литературы Просвещения.
Внутрижанровая структура «Путешествия…» чрезвычайно сложна.
Жанр путешествия позволил автору свободно переходить от одной темы к
другой, чтобы дать широчайшую картину всех сторон русской
действительности, показать жизнь разных слоёв русского общества.
Эпиграф «Путешествия» («Чудище
όбло, озόрно, огромно,
стозевно, и лáяй»)
представляет собой парафраз
стиха из героической поэмы
В.К. Тредиаковского
«Тилемахида» (перевод романа
Ф. Фенелона «Приключения
Телемака»).
В соответствующей строфе
«Тилемахиды» Тредиаковского,
речь идёт о зеркале Истины, в
котором злые цари в Тартаре
видят себя чудовищами более
ужасающими, чем страж
подземного царства Цербер и
Лернейская Гидра, тогда как в
зеркале Лести (Лжи) они
представлялись себе в ином –
ложном виде.
Эту книгу Радищев посвятил своему
«любезнейшему другу» и
«сочувственнику» Алексею
Михайловичу Кутузову, однокашнику
по Пажескому корпусу и
Лейпцигскому университету.
«Посвящение» – эмоциональный ключ к
повествованию, особая форма
исповеди. Радищев говорит здесь о
мотивах, подвигнувших его написать
такую книгу.
«Я взглянул окрест меня – душа моя
страданиями человечества
уязвлена стала». Эта знаменитая
фраза радищевского «посвящения»
служит естественным прологом ко
всей книге. Автор убеждён:
«…возможно всякому соучастником
быть во благодействии себе
подобных».
Причина «бедствий человека», по
мнению Радищева, заключается в
том, что «он взирает непрямо на
окружающие его предметы».
Отсюда и цель писателя: «Но если
<…> я найду кого-либо, кто
намерение моё одобрит, <…> кто
состраждет со мною над
бедствиями собратии своей, кто в
шествии моём меня подкрепит, –
не сугубой ли плод произойдёт от
подъятого мною труда?..».
Для «Путешествия» характерно
стилистическое разноголосие.
Ведущей характеристикой стиля
писателя давно признана
архаичность, обилие архаических и
церковнославянских элементов.
Другой показательной чертой в
«Путешествии» является
одновременное, наряду с архаикой,
наличие просторечия и выражений с
грубоватой экспрессией.
Смешение церковнославянской лексики
с элементами разговорного языка
было непосредственно связано с
преодолением западноевропейской
языковой стихии и возрождением
собственно русской литературной
традиции.
Заглавие книги определяется,
соответственно, семантикой
возвращения к родной Святой Руси,
которую открывает для себя герой,
отправленный автором не в
географическое путешествие
(недаром о его цели ничего не
говорится), а по пути духовного
поиска.
А.С. Пушкин назвал «Путешествие из
Петербурга в Москву»
«сатирическим воззванием к
возмущению» и «весьма
посредственною книгой», а самого
писателя «истинным
представителем
полупросвещения».
При этом проявил глубокую
человеческую симпатию к личности
замечательного русского литератора
с печальной, драматически тяжелой
судьбой: «…но со всем тем не
можем в нём не признать
преступника с духом
необыкновенным; политического
фанатика, заблуждающегося
конечно, но действующего с
удивительным самоотвержением и
с какой-то рыцарскою
совестливостью».
Статья «Александр Радищев»,
предназначавшаяся для
пушкинского журнала
«Современник» (№ 3 за 1836 г.),
была запрещена.
Неоднозначность отношения Пушкина к Радищеву проявилась в том, что между
ними заочно происходили и творческое «сотрудничество» (неслучайны у
Пушкина – неоконченное стихотворение «Бова», «Послание к цензору» с
известной строкой: «Радищев, рабства враг, цензуры избежал», «Деревня»,
ода «Вольность», сокровенное признание в черновике «Памятника»: «Вослед
Радищеву восславил я свободу»), и творческая полемика (очерк «Путешествие
из Москвы в Петербург» (1833–1835), где российская жизнь показана с
противоположной стороны).
Сходна с радищевским замыслом и фабула «Мёртвых душ», подаренная Пушкиным
Гоголю.
В начале ХХ века в обществе господствовало несколько различных оценок
личности и деятельности Радищева. В нём видели и предтечу российского
либерализма, и воспитанного идеями «Наказа» Екатерины II просветителя, чьё
преступление состояло лишь в несвоевременном напоминании императрице о
политических идеалах начала ее царствования.
Д.С. Мережковский считал радищевское «Путешествие» «первою книгою русской
свободы». По мнению Н.А. Бердяева, «когда Радищев <…> написал слова: "Я
взглянул окрест меня – душа моя страданиями человечества уязвлена
стала", – русская интеллигенция родилась».
Идея народной революции, прозвучавшая в «Путешествии из Петербурга в
Москву», позволила В.И. Ленину охарактеризовать Радищева как первого
русского революционера, который вопреки своей «классовой сути», выступил
проповедником идеалов демократии и народной революции. Именно эта оценка
была общепринятой в советском литературоведении.
Одномерность марксистских представлений о Радищеве как «пророке и мученике
революции» в 1948 году отмечал В.В. Зеньковский: «Кругом него все ещё не
прекращается легенда – в нём видят иногда зачинателя социализма в
России, первого русского материалиста. Для таких суждений, в сущности,
так же мало оснований, как в своё время было мало оснований у Екатерины II,
когда она подвергла Радищева тяжкой каре».
Авторы новейших учебников по русской литературе ХVIII века так
определяют феномен Радищева:
«Безусловно, Радищев является одним из наиболее последовательных и
радикальных политических мыслителей <...>. Однако, это только
одна грань облика Радищева-литератора, абсолютизация которой
идёт в ущерб представлению о нём как о художнике, да и сама
природа революционности радищевской идеологии тоже нуждается
в более основательных дефинициях» (О.Б. Лебедева);
«А.Н. Радищев – европейски образованный русский мыслитель, поэт и
прозаик, положивший начало развитию революционной мысли в
России. <…> Он революционер, но не в политическом смысле этого
слова (он не был участником революции или членом политической
революционной партии и т.п.); он революционер как
первооткрыватель новых идей, своё назначение он видел в том,
чтобы "дорогу проложить, где не бывало следу"» (О.М. Буранок).
Перечитывая Радищева заново,
современный исследователь
приходит к выводу:
«Конкретика "Путешествия "
устарела; конкретика жизни
вообще меняется быстро, за ней
не угонишься. Нимало не устарела
методология мышления писателя.
Мудрость Радищева состоит в
том, что он дал образец решения
сложных проблем. На современном
языке подобная методология
получила наименование
системного анализа. Его
характерность – умение
расчленить сложную проблему на
обоснованные составные части,
проанализировать каждую, показав
их взаимодействие, произвести
оценку альтернатив. Такой подход
позволяет выявить и поддержать
оптимальную тенденцию
общественного развития.
Решающий выбор делает сама
жизнь, но и человек способен
прозревать ход вещей и в меру сил
направлять движение в
оптимальное русло»
(Ю.М. Никишов. Мудрость Радищева) .
Документ
Категория
Презентации по литературе
Просмотров
475
Размер файла
5 571 Кб
Теги
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа