close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2772 mansurovav.d vremya v jurnalistskoy kartine mira temporalnost stanovleniya mediasobitiy v.d. mansurova

код для вставкиСкачать
/
4
%
ISSN 08969 — 8120
J
42002
>~'rFbLpOe втындари
'
СОЦИАЛЬНОГУМАНИТАРНЫЕ
ЗНАНИЯ
'У
А\ЗА\ЛОКОТТГК
/- ••■.ворс*п»ет1нЦ
I r'rrinxawacw
• * j* -Сн$щотекла
■- ,:рГКОГО госуд^ри
•ого университета
С. Тсройгырода
Научно-образовательное издание. 2002
Выходит с 1973 г.
4
СОДЕРЖАНИЕ
•
Общество вчера, сегодня, завтра
B. И. Д аш ичвв — Россия между прошлым и будущим: от
Горбачева к Ельцину.................. ......................................................
•
Ю. К. Альтудов, Н. П. Кетова — Инвестиционный потен­
циал Юга России: анализ и возможности развития...............
•
24
Наука, культура и образование на грани тысячелетий
Г. В. Наумова — Научная интеллигенция России: десять
лет спустя..............................................................................................
C. В. Девятова — Христианская теология и духовная куль­
тура современного общества..........................................................
•
3
В субъектах Федерации
37
S3
Преподавателю социально-гуманитарных дисциплин
A. А. Миголатьев — Философия культуры...............................
68
О. Н. Козлова — Социальный мир искусства............................
77
B. Д. Зотов, Л. В. Зотова — Теоретико-методологичес­
кие проблемы истории политических учений...........................
90
Ю. М. Резник — Гражданское общество как и д е я .................. 108
C. Л. Рогожин — Международное право как диалог и стол­
кновение цивилизаций...................................................................... 119
•
Авторская страница Александра Зиновьева
Логическая социология. Суперуровень человейиика . . . .
•
134
Человек и общество
В. А. Васильев — К. Гельвеций о воспитании добродете­
ли ................. ............................... ........................................................... 147
В. М. Артемов — Ценности нового века: свобода и нрав­
ственность ....................................................................... ..................... 163
•
Отечественная и зарубежные системы образования
В. А. Мясников — СНГ: информационное взаимодействие
в образовании в контексте глобализации........................... ..
176
1
А. М. Балбеко — Формирование системы социально-гу­
манитарного образования в вузах С ибири................................ 191
Актуальные страницы политической истории
A. С. Капто — Этика м ира................................................................ 204
д . в. Маслов — Трансформация советской системы в
годы «перестройки»: историография, методы исследо­
218
вания ...................................................... .......................................
Политическая наука за рубежом
Г. А. Дробот — Стефан Краснер о взаимосвязи мирового
лидерства и характера режима международной торгов­
ли ............................................................................................................ 237
Научные сообщения
Е. В. Матюнина, В. М. Семенов — Российская власть:
конфликт замыслов и результатов (этноисторический ас­
пект) ........................................................................................................ 252
Н. В. Самошонков — Свободная циркуляция социальной
информации как фактор стабилизации российского об­
щества .................................................................................................... 265
Дискуссии, мнения, предложения
Л. Н. Васильева — Живем в эпоху перемен?.......................... 277
B. Д. Мансурова — Время в журналистской картине мира:
темпоральность становления медиасобытий.......................... 289
Слово — молодым ученым
А. А. Рыжов — Социальные основы права политическо­
го убежища............................................................................................ 300
Научная жизнь
X. Г. Адзиев, Н. Н. Гасанов — Социально-политические
процессы в Республике Дагестан.................................................. 306
На книжную полку
Ю. А. Огородников, Г. Т. Тавадов — Философия: взгляд в
начале XXI века.................................................................................... 316
Время в журналистской
картине мира: темпоральность
становления медиасобытий
В. Д. МАНСУРОВА
кандидат филологических наук, доцент
Рассмотрение массовых информационных процессов с точ­
ки зрения синергетической версии современной концепции не­
линейных динамик чрезвычайно плодотворно для понимания
формирования журналистской картины мира как специфичес­
кого ментального образа реальности. Возникая в качестве ре­
зультата коммуникативных процессов, журналистская картина
мира характеризуется неоднозначными суперпозициями онто­
логизирующих категорий. Радикальная переориентация, осуще­
ствленная современной наукой от так называемых «аналитик
бытия» к «аналитикам становления», выдвигает на первый план
исследование фундаментальных характеристик не наличия, а
становления картины мира в процессе массовой коммуника­
ции.
Пространство и время - категории фундаментальной журна­
листской онтологии. В ней нет ни одного элемента, так или ина­
че не опосредованного пространственно-временным континуу­
мом. Пространство и время связываются в целостность, структу­
рируются посредством коммуникации. Только в процессе и в
результате коммуникации воссоздается феномен одновремен­
ности - восприятие бытия во времени как со-бытия.
Массовая коммуникация, осуществляемая журналистикой,
многократно усиливает эффект этого хронотопа, укрупняя или
уменьшая топосы, «дробя» или «растягивая» время и тем са­
мым создавая особое коммуникативное пространство. Метрика
этого пространства детерминирована сущностными характери­
стиками субъектов коммуникации: тех, кто создает, и тех, кто «по­
требляет», экстериоризирует воспроизведенную реальность. В
результате одновременно сосуществуют разные пространствен­
но-временные единства с неодинаковыми масштабами собы­
тий и их длительностью для каждого коммуниканта.
Континуальность в журналистике - явление конкретно-исто­
рическое. Начиная с эпохи Гутенберга и вплоть до эры компью­
терных технологий, радикальной смены принципов рациональ­
ности к концу XX столетия журналисты последовательно, вслед
за наукой, литературой и философией «проходили» уроки гло10 Соц.-гуиан. знания, N2 4
289
бальной топологии и хронометрии. Почти полтора столетия жур­
налисты основывались на картезианском понимании времени
как измерении длительности (Б.Спиноза) и меры движения ( Г.
Лейбниц).
Пространство рассматривалось как материальный объект,
описываемый, картографируемый и масштабируемый эмпирическим путем. Пространство как априорное представление слу­
жило основанием для творческой онтологизации внешнего,
«дольнего» мира. Журналистика сумела в мельчайших подроб­
ностях воспроизвести одномерный образ трехмерного мира:
места сражений и карнавалов, красоты пустынь и тропиков...
Время в журналистском отражении реальности, как правило,
носило характер статичный и дискретный. Оно «текло», «бежа­
ло», «останавливалось», исчислялось годами, часами и секун­
дами, но...было только предметом отражения. Многократно по­
вторенные в журналистских публикациях, такие образцы хроно­
топа даже стали своего рода штампом, стандартным украша­
тельским приемом, объектом самокритичных шуток типа: «Ког­
да мы ехали в поле, солнце вставало над горизонтом... Мы воз­
вращались с поля, когда солнце уже садилось за кромку леса».
В традициях классической рациональности реальный мир
воспроизводился журналистикой так и в таком масштабе, кото­
рый позволяли разрешающие возможности человеческого на­
блюдения. Смена типа рациональности, происшедшая в науке в
конце Х1Х -начале XX в., позднее, чем в естествознании, но с
такой же неизбежностью привела к кардинальной смене супер­
позиций субъекта и объекта наблюдения в журналистской дея­
тельности. «Включенность» субъекта в системные связи наблю­
даемого им объекта, характерная для рациональности неклас­
сического типа, в журналистском творчестве привела к появле­
нию новых методов творчества - «журналист меняет профес­
сию» и эксперимент.
Цикл очерков М.Кольцова «Три дня в такси» еще в первой
трети столетия продемонстрировал возможности нового мето­
да в топографировании пространства и отсчете времени. «Сме­
нив профессию» и наблюдая за реальностью изнутри объекта,
журналист оказывается вовлеченным в ситуацию коммуникатив­
ной самоорганизации. Коммуникативное пространство воспро­
изводимых событий раскрывается уже не как застывший фраг­
мент, достойный увековечивания в печатном слове или фото­
снимке.
Самоорганизующаяся коммуникативная активность журна­
листа как субъекта познавательной деятельности позволяет ему
окунуться в, на первый взгляд, хаотическую череду начальных,
длящихся или уже завершающихся процессов изменения, дви­
290
1
]
жения социальных явлений. Эта «жизнь в хаосе», вовлеченность
в становление нового порядка системы приводят к смене онто­
логических установок, важнейшей из которых является темпоральность. Ощутив стрелу времени как паттерн различения че­
реды событий, журналист в ситуации «включенного наблюдения»
дает образ перехода причины события в его следствие.
Близкий по смыслу, но значительно больший по значению
вывод много десятилетий спустя сделают ученые, занимающие­
ся синергетикой: «Становление и есть причина события, но не
его конечный смысл. Событие разрывает временную ткань здесь
и сейчас...» [1].
Пространство и время связываются в целостность, структу­
рируются через коммуникацию. Интерсубъективные принципы
коммуникации, посредством которой журналистикой формиру­
ется специфическая картина мира, приводят к образованию
особой пространственности - человекомерной, субъективно
освоенной человеком смысловой среды. В пространстве журна­
листской коммуникации создаются новые топологии событий,
новые одновременности.
Это особая коммуникативная онтология, где пространство
лишено локальности, а время становится безвременным конти­
нуумом. Именно она создает предпосылки для оформления та­
кого феномена конца двадцатого столетия, как журналистская
картина мира. В этом континууме уже нет привычного понима­
ния метрики времени, которое М.Хайдеггер называл «калькуля­
цией». Оно, согласно концепции «философии жизни» (АБергсон, В.Дильтей, О.Шпенглер), мыслится как внутренняя, неотде­
лимая от системы характеристика.
Время глобальное и время локальное, время рок-концерта
и время теракта, воспроизводимые средствами массовой ин­
формации, воспринимаются человеком как равноценные вели­
чины. Все зависит от его «включенности» в ту или иную систему
ощущения движения жизни. А поскольку глобальный характер
массового информационного потока, создающего картину мира
у рядового потребителя информации, уравнивает в восприятии
человека время «длящееся» и время «летящее», прошлое и
настоящее, * оно все больше приобретает характер относитель­
ности.
Эта закономерность усиливается по мере возрастания тех­
нологической вооруженности систем массовой коммуникации.
Компьютеризация процессов поиска, производства и передачи
информации, развитие систем глобального телевидения и транс­
национального вещания - стремительная эволюция масс-медиа приводят к дальнейшей неоднородности, анизотропности,
10'
291
изменчивости пространства-времени, воспроизводимого в кар­
тине мира.
Временные конфигурации, или «петли антиципации» време­
ни, немыслимые в реальной жизни, но с легкостью воспроизво­
димые масс-медиа, еще одно доказательство всеединства за­
конов самоорганизации нелинейных открытых систем. По зак­
лючению С. Курдюмова, в таких системах выделяются зоны, «где
процессы идут так, как они шли во всем объеме системы в про­
шлом, а в определенных зонах так, какими еще только предсто­
ит быть в будущем. Одновременно все эти зоны существуют в
настоящем времени. Это не просто соображения, а вполне точ­
ный математический результат» [2].
Второй закон термодинамики, экстраполируемый ныне на
многие области не только объективной, но и виртуальной ре­
альности, оказывается применимым и для объяснения само­
движения информационных процессов. Закон возрастания энт­
ропии, общий для всех систем, способных к самоорганизации,
имеет самое непосредственное отношение к объяснению не­
постоянства создаваемых смысловых структур в журналистской
картине мира, возникновению новых топологий событий и но­
вых одновременностей. В этой картине мира становится при­
вычной парадоксальная, казалось бы, ситуация: чем больше
информации, чем быстрее она передается, тем меньше поряд­
ка в информационном мире. Особенно нагляден этот процесс в
мире Интернета. Информация создается все быстрее и быст­
рее, а жизненный цикл ее оказывается короче, чем время, за
которое она может быть переработана посетителем сайта.
Темпоральность - скорость, время - становится скалярной
величиной в процессе перехода информации из состояния хао­
са в определенный порядок и обратно - в хаос. Время становит­
ся независимой переменной, нередко лишенной пространствен­
ной реальности, неким сгустком энергии, имеющим большую,
чем реальность, ценность. Такую «лишенную пространственных
характеристик, но длящуюся во времени реальность» ученый
А.М.Анисов определил как «темпоральную реальность» [3].
Это длящееся «ничто» в журналистике имеет самую боль­
шую ценность. Прайм-тайм на телевидении, минута звучания в
эфире, трафик в Интернете продаются, распределяются, служат
средством обмена. Вокруг несуществующей реально «темпораль­
ной реальности» бушуют гигантские страсти, на нее расходуются
огромные суммы. Более того, она становится режиссером важ­
нейших политических событий. По признанию, например, самих
американских журналистов, время бомбежки Югославии кор­
ректировалось по графику новостных выпусков CNN, а военную
операцию США “Буря в пустыне" уже принято называть класси292
ческой войной для телевидения. Время в эфире способно мо­
ментально сделать человека известным, что показали уже пер­
вые выборы в Государственную Думу. Политик, “засветившийся”
на экране, получал дополнительный эфирный мандат доверия
электората.
'Темпоральная реальность" означает приход нового - чет­
вертого измерения - в журналистику. Четвертое измерение обес­
печивается использованием сложных цифровых ресурсов, даю­
щих возможность увеличивать глубину представления информа­
ции, получать ее в виде многовложенных структур с разветвляю­
щимися ссылками, мультимедийными свойствами и интерактив­
ностью.
Социальное пространство, которое воссоздается в журнали­
стской картине мира, имеет не только специфический объем и
метрические конфигурации, но и качество. У тех, кто ее создает
и кто воспринимает, по-разному моделируются пространствен­
но-временные характеристики ментального образного мира.
Еще философы древности разделяли время на хронос - фор­
мальное и кайрос -подлинное время, наполненное смыслом и
содержанием. Журналистика как никакая другая система чело­
веческой деятельности способна любое актуализируемое со­
бытие представить в формате «здесь и сейчас» - времени кай­
рос. Образ Нефертити, фаюмские портреты и эпоха их созда­
ния, теракт на улице современного города и «прямой эфир» из
студийного павильона - предстают в сиюминутной картине мира,
транслируемой телевидением или порталом Интернета, как
равноправно бытующие в одной длительности. Время объеди­
няет в одном потоке, потоке становления события, временные
сущности далеко отстоящих друг от друга явлений.
Журналистика, как известно, актуализирует информацию со­
циальной значимости. Даже частный случай она может сделать
общественно важным событием. И время в журналистике все­
гда социально. Оно может мыслиться как только «для меня те­
кущее», может измеряться персональными биологическими или
«психо-эмоциональными» часами. Но его темпоральность все­
гда социально обусловлена: она предъявлена в публичном
акте. Медиасобытие для радиослушателя арабской радиостан­
ции течет так, как оно воспринимается восточным менталите­
том: как единое, неделимое, восходящее. Время просвещенно­
го европейца, держащего в руке пульт для переключения теле­
каналов, воспринимается конечным, дробным и быстротекущим.
Средства массовой информации лишь усиливают эту тенденцию,
воспроизводя медиасобытия в социальных пространствах того
или иного типа.
Философ В. Порус отмечает еще одну качественную характе293
ристику времени: оно может быть «человеческим». По его мне­
нию, «время человека может отличаться не только наполнен­
ностью или пустотой, но и ценностью. Есть множество различ­
ных ценностных миров, в которых человек проживает свое физи­
ческое время. В отличие от физического времени оно может
быть дискретным, иметь внутри себя пустоты, провалы, лаку­
ны... » [4]. Благодаря двух -трех - и даже четырехмерному харак­
теру информационного потока средства массовой информации
способны многократно усиливать ценность проживаемого «че­
ловеческого» времени. Двухминутный сюжет в теленовостях мо­
жет быть ценнее двухлетнего ожидания этого события. Объем и
содержание знания, ценностный смысл, полученный в процес­
се чтения газеты или прослушивания передачи, обесценивают
время нелюбимой работы, предшествующей этой коммуника­
ции.
Журналистика намеренно создает виртуальные реальности,
мир грез, погружаясь в которые, потребитель медиасобытий
обесценивает реальное, физическое время жизни. Любители
«мыльных опер», ток-шоу, «прямых эфиров» с угадыванием слов
уже не мыслят жизни без переключения в мир виртуальных
ценностей. Отмечая эту негативную тенденцию, исследователь
«феномена журнализма» Л.Г. Свитич не без основания называ­
ет журналистику «информационной вибрационной системой, не­
прерывно действующей дискретной квантоинформацией, ритмоинформацией, которая заставляет привыкнуть к себе и со­
здает у человека синдром привыкания к определенному ритму,'
к порциям, квантам информации, своего рода синдром нарко­
тизации информацией или информационной наркомании, ко­
торую можно назвать информанией» [5].
В конце 80-х гг. на всем необозримом пространстве еще су­
ществовавшего Советского Союза разразился настоящий чита­
тельский бум. До миллионов экземпляров выросли тиражи га­
зет и журналов, вышла в свет никогда прежде не издававшаяся
на родине и потому получившая статус «возвращенной» литера­
тура.
Безусловно, этот поворотный пункт новейшей российской
истории был подготовлен множеством факторов экономическо­
го, социального и культурно-исторического характера. Но есть и
фактор ментальный. Словно опомнившись, люди вдруг объеди­
нились в попытке совместного размышления: кто мы, откуда
родом, как живем и что будет с нами завтра. Невероятно попу­
лярными стали исторические очерки и публицистика. Средства
массовой информации вовсе не случайно оказались той социо­
культурной системой, которая оперативнее других отозвалась
на потребность народа в публичной рефлексии.
294
У теоретиков, анализирующих крушение советской системы,
существует немало объяснений процессов ее трансформации.
Но с точки зрения общих законов эволюции и социогенеза, сис­
тема, пройдя период энтропийного состояния, пришла в дина­
мическое. Законы нелинейной динамики, синергизм процессов
фазового перехода из состояния стагнации в хаос и этап само­
организации вызвали к жизни недостающий элемент диссипа­
ции (изменения) существующей системы - информацию нижне­
го уровня - информацию о прошлом. Результатом внедрения
этой диссипативной негэнтропийной структуры стало преобра­
зование информационной системы в состояние, базирующееся
на онтологизации реальности в координатах «прошлое - насто­
ящее - будущее».
Картина мира, создаваемая российскими средствами мас­
совой информации в период преобразования авторитарной со­
циальной системы, потому и стала детерминантом ее распада
и одним из факторов рождения нового порядка системы, что
сама она приобрела соответствующие моменту структурные па­
раметры.
Полнота и, наоборот, неполнота структурных подразделений
оказывается существенным параметром перевода системы из
одного состояния в другое. Структура, содержащая все три вре­
менных вектора, оказалась способной обогатить и разнообра­
зить не только отражаемую журналистикой картину реальнос­
ти, но и повлиять на перестройку ее социальной организации.
Есть ли этому объективное объяснение?
«В биологических, экономических, социальных явлениях ни­
как нельзя пренебрегать предысторией. Здесь роль памяти
весьма велика, она непосредственно влияет на выбор пути раз­
вития. Процессы, происходившие в прошлом, отображаются в
изменениях структур», - так вводит понятие еще об одной катего­
рии онтологизации реальности философ Л.А. Шелепин [6]. Он
обращает внимание на неслучайность отсутствия в теории диа­
лектического материализма положения о такой фундаменталь­
ной характеристике, как структура. «Между тем, - отмечает Л.А.Шелепин, - как свидетельствует весь опыт развития человечес­
ких знаний, структура является глобальным, всеобщим свой­
ством, атрибутом материи (наряду с движением и взаимосвя­
зью). Существует и иерархия структур. Всегда можно выделить
определенные структурные системы - уровни» [7].
Структурные уровни, по мнению ученого, обладают специфи­
ческими формами движения и достаточно самостоятельным
статусом.
Диалектический и исторический материализм рассматрива­
ют любое движение материи, в том числе и социальной, вне
295
зависимости от предыстории ее состояния. «... Фактически пре­
дыстория в развитии общества была на втором плане, а все оп­
ределялось соотношениями производительных сил и производ­
ственных отношений» [8].
Практика, как критерий истины, согласно этой же материа­
листической концепции, доказывает обратное. В решении за­
дач о поведении системы в будущем в качестве исходных усло­
вий необходимо знание о прошлом - структурном уровне, пре­
допределяющем дальнейшее изменение ее состояния. Изме­
нение структур или процессы с памятью не могут быть вписаны
в рамки традиционных исследовательских схем. На рубеже
XXI в. «на смену физике как ведущей науке XX века приходит
биология, а на смену марковской парадигме - немарковская» [9].
Марковские процессы, или процессы без последствий, на­
званы по имени русского ученого Маркова, открывшего в начале
XX в. это свойство изменения систем. Суть их заключается в том,
что «зная состояние системы в какой-либо момент времени t0 ,
можно в принципе определить вероятностную картину поведе­
ния системы в будущем. Эта картина не изменяется от добавоч­
ных сведений о событиях при t < t0. Другими словами, будущее и
прошлое процесса не зависят друг от друга при фиксированном
настоящем... Немарковские процессы, наоборот, «учитывают
память о прошлом, сведения о событиях при t < t0 и по своей
природе нелокальны во времени...» [10]. Процессами развития
немарковских систем управляет не только внешнее воздействие,
но и система памяти. В основе марковского подхода лежит пред­
ставление о том, что мерой движения является энергия, в не­
марковских описаниях - мерой преобразования структур явля­
ется негэнтропия (или мера снятия неопределенности - инфор­
мация, как определяет Бриллюен). Эксплицируя схему немар­
ковского подхода к описаниям журналистской картины мира,
можно предположить, что и ее системные характеристики обус­
ловлены движением, самодвижением, отношениями и самоотношениями информационных структур «с памятью». Лишь в этом
случае система способна порождать знания, прямо или опос­
редованно воздействующие на социальные процессы в реаль­
ной жизни. Этим объясним, например, тот факт, что обнародо­
вание правды о сталинских репрессиях на XX съезде КПСС не
привело ни к развалу партии, ни к развалу системы в целом. А
появление публикаций, теле- и радиопередач с информацией
об авторитарном прошлом, соотнесение этих структур, смыслов
и значений с другими, уже существующими в картине мира, по­
зволило «завести» механизм преобразований - сначала в зна­
ковой информационной системе журналистики, а потом - и в
самой социальной системе.
296
Временной вектор, пронизывающий информационные струк­
туры различных уровней, приводящий их в движение и самодви­
жение, по-особому опосредует и взаимосвязи с пространствен­
ными характеристиками. Отражаемая журналистикой реаль­
ность остается, «по сути», одной и той же. В течение многих лет
телевидение России транслирует передачи о войне в Чечне. В
горном селении и в большом городе уже одинаково узнают очер­
тания развалин бывшей площади Минутка в Грозном. Простран­
ства одни и те же, но это не мешает вновь и вновь смотреть
сюжеты из «горячей точки» как очередную новость. Разность
временных векторов делает эту реальность по-новому развер­
нутой в пространстве онтологизируемых образов, смыслов и зна­
чений. Образ реальности, трансформируясь во времени, обре­
тает самостоятельное бытие. Как символ реальности, он стано­
вится более значимым в восприятии масс, складываясь в карти­
ну виртуальной реальности.
И в этом случае концепция немарковского подхода к описа­
нию картины мира создает мировоззренческую базу для пони­
мания закономерностей этих «превращений». «Немарковский
подход несет в себе идею целостности мира, в отличие от мар­
ковского, он делает акцент на единстве, а не на противопостав­
лении материального и идеального». Более того, как утвержда­
ют ученые, «объекты находятся в информационном поле, они
неотделимы от информации о прошлом. Бытие и сознание, мир
объектов и мир отпечатков, материя и ее свойства отражения
(включая сознание) находятся в тесной взаимосвязи, а их раз­
деление носит приближенный условный характер» [11].
Журналистская картина мира, где временные параметры и
пространственные границы, где правда и вымысел соседствуют
друг с другом, а смысл всего этого открывается только в процес­
сах коммуникации, - это и есть система, описываемая немар­
ковской парадигмой. С точки зрения немарковских принципов
исследования, картина мира, онтологизируемая средствами
массовой информации, представляется как открытая, нелиней­
ная, динамическая система с многовложенными разветвляю­
щимися структурами. Это мир индетерминизма, где пространственно-временные проекции земной реальности формируют­
ся в образы и представления о ней на основе внутренних, прису­
щих данной информационной системе порядков изменения и
трансформации, где главным фактором порядка и изменения
выступает информация.
Квант информации, вступающий в отношения и самоотношения в хаосе системы и приводящий в итоге к становлению опре­
деленной, упорядоченной (на какое-то время) структуры, явля­
ется своеобразным спином - «вектором магнитного момента»
297
[12]. У физиков выражение «стекло», «стекольное состояние»
ассоциируется с системой, которой присущ внутренний беспо­
рядок. Система массовой коммуникации с ее сложнейшими
многофункциональными информационными потоками (метаин­
формация, информация среднего и микроуровня) представля­
ет собой гигантский хаос. Чтобы не утонуть в море неструктури­
рованной, беспорядочно циркулирующей информации, тысячи
людей заняты «придумыванием» различных способов поиска,
упорядочивания информации - начиная от титулов газет до по­
исковых систем Интернета. Следовательно, механизм массо­
вой коммуникации, продуцирующий журналистскую картину мира,
представляет собой то же самое «стекольное состояние». Как
подметили физики, разработчики теории «спиновых стекол»,
«эта проблема оказалась общей для целого ряда систем (от
биологических до экономических), и теперь впору искать и колекционировать структуры, не являющиеся «спиновыми стекла­
ми»» [13].
Казалось бы, какое отношение к журналистике имеет это от­
крытие физиков-экспериментаторов? Ведь картина мира в жур­
налистике, на первый взгляд, жестко детерминирована полити­
ческим заказом, произволом властей или денежными инвести­
циями. Но если это действительно так, почему никто не может
даже за большие деньги вернуть публицистического бума ро­
мантического периода перестройки? Почему вновь не создать
ситуацию всенародного бдения у экранов телевизоров, подоб­
ную той, когда блистали народные избранники «первой волны»?
Конечно, у этих этапов развития массовой коммуникации есть
множество объективных и субъективных предпосылок. Все они
соотносятся с причинами и следствиями измененного состоя­
ния системы массовой коммуникации. Но общий интегрирую­
щий принцип необратимости состояния системы обнаружива­
ется именно в случайных траекториях блуждающего спина, ка­
ким является информация. Результатом многолетних экспери­
ментов физиков-стал вывод о том, что «при случайном ветвле­
нии в бесконечно-мерном пространстве однажды разошедшие­
ся ветви потом больше никогда близко друг к другу не подходят...
Так что, возможно, иерархия состояний и ультраметричность
являются совершенно общим свойством случайных систем» [14].
Однажды возникший из информационного хаоса, образ мира
уникален и неповторим. Нет и никогда не будет такой картины
мира, какая была структурирована всевозможными средства­
ми массовой информации, например, в пятницу 13-го. Может
быть похожей, иметь преемственный характер, но будет совер­
шенно другой. Пространственно-временной хаос, характерный
для диссипативной массово-информационной системы журна­
298
листики, структурируется параметрами порядка, имеющими слу­
чайный характер. Конфликты с телекомпаниями НТВ и ТВ-6 и
сопровождавший их информационный беспорядок (кто будет
хозяином, какой будет вещательная политика?) прошли точки
бифуркации и становления нового порядка благодаря неожи­
данным, подчас маловероятным обстоятельствам.
А в тех случаях, когда мир, казалось бы, сходит с ума, на всех
каналах наблюдая од ну и ту же картину и слыша в эфире одну и ту
же какофонию звуков, в журналистской картине мира наблюда­
ется другая иерархия информационного состояния: когерент­
ность. «Родившись в волновой оптике, она многократно экспли­
цирована на область похожих состояний, поскольку обозначает
общий для нелинейных, самоорганизующихся систем аттрактор.
Знаменуя собой постоянство фаз волновых процессов, приходя­
щихся в данную точку, ... обобщенная когерентность - иногда
совершенно необычная и никем не ожидаемая! - является «дви­
жущей силой» всякого нового «монтажа» друг с другом объек­
тов, ранее никогда не считавшихся близкими...» [15].
Ссылки
1. Аршинов В.И., Буданов В.Г. Синергетика наблюдения как познава­
тельный процесс.//Философия, Наука, Цивилизация. М., 1999, с. 239.
2. Курдюмов С. Интервью//3нание - сила, 1988, № 11, с. 40.
3. Анисов А.М. Типы существования.// Вопросы философии, 2001,
№ 7, с. 101.
4. Порус В. О человеческом времени.// Знание - сила. 2001, № 1,
с. 28.
5. Свитич Л.Г. Феномен журнализма. М., 2000, с. 136.
6. Шелепин Л.А. Виртуальный мир как реализация немарковских
процессов//Концепция виртуальных миров и научное познание. СПб.,
2000, с.157.
7. Там же.
8. Там же.
9. Там же, с. 158.
10. Там же.
11. Там же, с. 162, 167.
12. Дорофеев Е. А., Доценко В. С. Спиновые стекла: новая термо­
динамика// Природа, 1994, № 12, с.12-22.
13. Там же, с. 22.
14. Там же, с. 18.
15. Акчурин И. А. Виртуальные миры и человеческое познание//Концепция виртуальных миров и научное познание, с. 22.
299
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
382 Кб
Теги
2772, vremya, kartiny, jurnalistskoy, mansurova, stanovlenie, temporalnost, mira, mediasobitiy
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа