close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

2880 levkovskaya k.a leksikologiya nemeckogo yazika

код для вставкиСкачать
2Нем
К. А. Л Е В К О В С К А Я
ПОСОБИЕ
ДЛЯ УЧИТЕЛЕЙ
ГОСУДАРСТВЕННОЕ
УЧЕБНО-ПЕДАГОГИЧЕСКОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО
МИНИСТЕРСТВА ПРОСВЕЩЕНИЯ РСФСР
Москва
1956
6S 6 3 ii
^■ cJope^P 0
„ „ „ » « « ПМУ-ДИ
а
академик С.Бейсеиб....«
К ты нд»»
(Т Л П Х А Н А С Ь
ЗАМЕЧЕННЫЕ ОПЕЧАТКИ
Стр.
4
5
7
14 и 92
1
4
1
7
17
21
23
31
36
46
48
49
50
51
54
54
58
70
97
122
/141
146
Строка
Напечатано
2 св.
9 сн.
12 св.
слов—1ё
chronos
Maschinenausleih stationen
Д . М. и Д . И. Ушакова
3 и 1, сн.
21 сн.
12 св.
15 св.
18 св.
2 сн.
И сн.
6 и 5 сн.
1 сн.
6 и 5 сн.
1 сн.
10, 7 и 5 сн.
12 св.
8 и 9 св.
1 сн.
1 сн.
5 сн.
1
10 сн
I
11 св.
14 и 13 сн.
1 сн.
4 св.
175
1 сн.
182
17 св.
201
13 св.
216
3 и 21 св.
218 и 223
1
12 св.
222
I
5 сн.
223
I
6 сн.
234
21 св.
239
23 св.
239
240
241
242
18 и 17 сн
9 сн.
15 св.
ц
ршао-эг]
Я
I
ich-laut
с префиксом деFestschnift
Gruns- chnabel
5. 411—413
neuhochdeuts- сhen
стр. 22
-lih, -lih
fia n t, fien
volkseig- en
языка.
стр. 125— 132
■
приторно
skoni
traurige
pa- uswangig
аналогичных префиксах:
un-1 и un-2
negelkin
S. 325—346
weibon
Вокруг
teil genommen
a u f mu n t e r t
1955
S. 57
5 классов
V Gebiet des Wollens)
beta- uen
1892 r.
Jahrhunderte
Следует
слов—lechr6nos
Maschinenausleihstationen
Д . H. Ушакова
a, ^
{'шао-эг]
[ao]
ich-Laut
с префиксом geFestschrift
Grun- schnabel
S. 411—413
neuhochdeut- s chen
стр. 21
- lih
fian t, flen
volksei- gen
языка, стр. 7 и 17—21.
стр. 125— 128
п ритворно
skoni
traurigen
paus- wangig
омонимичных префиксах
UQi И Una
negelkin
S. 346
weibon
Вдруг
teil genommen
aufmuntern
1952
S. 157
6 классов
V Gebiet des Wollens,
VI
Gefuhlsleben)
betau- en
1888 r.
Jahrhunderts
Заказ № 471- К . А . Левковская «Лексикология немецкого языка»
ВВЕДЕНИЕ
§ 1. Человеческий язык представляет собой такое сред­
ство общения, в котором любое — передаваемое языко­
выми средствами — содержание находит свое материаль­
ное выражение в звуках, т. к. звуковая сторона является
материальной стороной всякого языка 1. Основные единицы
языка — слова выступают поэтому как двухсторонние
единства, характеризуемые неразрывной связью звучания
и значения. В звучании слова находят свое выражение
как его лексическое значение, так и тесно связанное
с этим значением грамматическое оформление2. В соот­
ветствии с этим лексическим значением и грамматическим
оформлением слова и используются говорящими для пе­
редачи своих мыслей, причем это использование (соеди­
нение слов в более сложные единства — словосочетания
и предложения) также совершается по определенным
грамматическим правилам.
В слове как основной единице языка взаимодействуют
фонетические, грамматические и лексические моменты,
являющиеся предметом изучения нескольких наук: фоне­
тики, грамматики и лексикологии.
Ф о н е т и к а изучает слово с точки зрения особен­
ностей его звучания. Г р а м м а т и к а рассматривает об­
разование, значение и употребление форм слов, выражение
изменяемыми и неизменяемыми словами различных отно­
шений, изучает закономерности построения предложений,
создаваемых по определенным структурным моделям также
из слов и их сочетаний друг с другом. Л е к с и к о л о ­
г и я — наука о словарном составе (лексике) языка — ис­
следует слово как единицу словарного состава, представ­
ляющую собой единство звучания и значения.
1 См. К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с ,
т. IV, 1933, с-гр. 20.
? См. ниже, § 6.
Немецкая идеология, Соч.,
8
§ 2. Термин л е к с и к о л о г и я греческого происхож­
дения: он составлен из основ двух греческих слов — 1ё
xik6s относящийся к слову (от lexis слово, выражение,
оборот речи) и logos слово, речь, понятие, учение.
Лексикология подразделяется на о б щ у ю л е к ес и к о ­
л о г и ю, занимающуюся изучением закономерностей, характерных для слова и словарного состава всякого языка;
с р а в н и т е л ь н у ю л е к с и к о л о г и ю , изучающую сло­
варный состав Труппы или целой семьи родственных язы­
ков и ч а с т н у ю л е к с и к о л о г и ю о т д е л ь н ы х к о нк р е тны .х я з ы к о в.
- . « iJ lS fll
Лексикология отдельных языков в свою очередь под­
разделяется на л е к с и к о л о г и ю
историческую,
рассматривающую историю словарного состава данного
языка, и__л е к с и к о л о г и ю о п и с а т е л ь _ н у ю —^лекс и к о л о г и ю э т о г о я з ы к а на о п р е д е л е н н о м
(в частности современном) э т а п е е г о р а з в и т и я .
Описательная лексикология отнюдь не является прос­
тым внешним описанием лексики языка, не опирающимся
ни на какие теоретические данные. Описательная лекси­
кология,— как и лексикология историческая, или лекси­
кология сравнительная,— строится на основе соответст­
вующих научных положений, выработанных многими
поколениями ученых — наших предшественников и совре­
менников.
.
§ 3. Описательная лексикология изучает словарный
(
1 состав современного языка как характеризующуюся опре?деленными закономерностями систему ? которая с у шествует
( ° ° РРемени и. с одной стороны, является результатом
предшествующего развития, а с другой стороны, обнару­
живает тенденции развития, ведущие уж е в будущее.
Лексикология современного языка не может сущест­
вовать в отрыве от лексикологии исторической (которая
в свою очередь тесно связана со сравнительной лексико­
логией). Однако лексикология историческая и лексиколо­
гия современного языка имеют разные задачи и в соот­
ветствии с этим и разный предмет исследования. Для
лексикологии исторической важно выяснить происхожде­
ние и проследить развитие тех или иных слов и выражетакже происхождение и развитие всего словарного
Й Й ш п„в целом* Для лексикологии же современного
ный о оЖН0 установить место различных слов и выражеловарном составе, их значение и употребление в
настоящее время, их взаимоотношение с другими компо­
нентами лексики; важно также определить общие законо­
мерности, характерные для словарного состава данной
эпохи в целом, в том числе и тенденции его развития \
Понимание закономерностей, характерных для словар­
ного состава в его современном состоянии, возможно
лишь на основе знания его истории, которая продолжается и
в современную эпоху. Словарный состав любого языка в лю­
бую эпоху его развития содержит как элементы продуктив­
ные и развивающиеся, так и элементы пережиточные.
Некоторые слова по тем или иным причинам вообще исче­
зают из языка. Так, в современном немецком языке нет уж
больше таких существительных, как древненемецкое sind
путь (с которым этимологически по корню связан глагол
senden посылать, отправлять (в путь)) или quena
жена, супруга (слбва, этимологически соответствующего
русскому жена и греческому gyne женщина, жена,
супруга). Исчез из немецкого языка также и древний
глагол beran носить, нести (с которым этимологически
связаны существительные Bahre носилки, катафалк,
Btirde ноша, Gebarde жест, а также глаголы gebaren и
entbehren и суффикс прилагательных -bar-, например, в
слове fruchtbar (букв, плодоносный))', исчез и глагол eigan
владеть, обладать (основа которого еще сохранилась в
прилагательном eigen собственный).
Другие слова устаревают, но сохраняются в языке
как архаизмы (устаревшие слова), используемые только
в редких случаях. Сюда принадлежат, например, такие,
характерные лишь для поэтического стиля слова, как
Maid девушка, дева (родственное современным Magd
служ анка и Madchen девочка, девушка), или Маге ска1 Взаимоотношение между языком как системой в определенную
эпоху функционирования этой системы и языком как продуктом пред­
шествующего исторического развития в языкознании определяется
как взаимоотношение между синхронией и диахронией.
О
взаимоотношении с и н х р о н и и , т. е. «одновременности» (из
основ греч. syn совместно и chrdnos время) и д и а х р о н и и , т. е
«разновременности» (из основ греч. di£ через и chr6nos время) в языке
см. Ф.-д е-С о с с ю р, Курс общей лингвистики (русский перевод —
Москва, 1933, стр. 87— 104). Разъяснение данной проблемы см. в
частности: А. И. С м и р н ir ц к и й, По поводу конверсии в английском
языке, журн. «Иностранные языки в школе», 1954, № 3, стр. 16; е г о
ж е, Древнеанглийский язык, под редакцией В. В. П а с с е к а, Москва,
1955, Введение, стр. 5—8; А. А. Р е ф о р м а т с к и й , Введение в
языкознание, Учпедгиз, Москва, 1955, стр. 28—32.
5
занае, легенда, весть (ср. перевод «Песни о Нибелунгах»
на современный немецкий язык: Viel Wunderdinge melden
die M aren alter Zeit и дальше о Кримгильде — Schon war
ohne Ma8en die edle M aid zu schaun...).
Многие слова сохраняются в языке и остаются упот­
ребительными, но существенным образом изменяют свое
значение: так Ding в древности означало собрание, су­
дебное собрание, судебное разбирательство, судогово­
рение, суд, судебное дело, предмет тяжбы. Все эти
значения данное слово теперь утратило, приобретя более
общее значение предмет, вещь вообще (в переносном упот­
реблении также и существо, ср.: Das junge Madchen
ein dralles Ding, holt ein sauberlich eingeschlagenes Buch
aus ihrem Stadtkoffer. W. B r e d e l , Die Priifung).
Старое значение основы ding- частично сохранилось
в глаголе dingen нанимать (батрака) — einen Knecht
dingen (ср. также Bedingung). В современных же скан­
динавских языках данная основа функционирует как в
своем прежнем, так и в новом (более общем) значении
(ср. датское слово ting вече, суд, палат а (парламента)
и его омоним1 ting вещь, предмет, дело', норвежское
слово ting парламент и его омоним ting вещь, предмет,
дело. Примерно такое же положение имеется и в швед­
ском языке).
1
Аналогичное семантическое развитие проделало и не­
мецкое слово Sache вещь, дело, первоначально имевшее
значение спор, тяжба, судебное дело.
Способы образования новых слов также изменяются
с развитием языка. В современном немецком языке больше
не образуется новых имен, обозначающих качества, по типу
Lange длина, Warme тепло, теплота. Сейчас для обра­
зования названий различных свойств используется суф­
фикс -heit- (восходящий к древней основе -heit- со значе­
нием лицо, положение, состояние, сословие, свойство)
и его вариант -(ig)keit-, причем иногда новые образования
даже вытеснили уж е имевшиеся в языке имена качества
' е (СР; старинное (die) Schone красота и современные
( ie) bcnonheit красота). Не образуется больше также
и новых имен действия с суффиксом -t- типа (die) Fahrt
езда, поездка, (die) Saat (по)сев.
I Л
чrvii-iIш^°НЛ!1аМИ называ1° тся разные слова, совпадающие по своему
звучанию, см. ниже, гл. VI, § 31. Омонимы.
С
Подобные изменения ярче бросаются в глаза при срав­
нении современной и более древних эпох в развитии
языка. Однако значительные изменения в словарном со­
ставе происходят и в более короткие отрезки времени,
так как словарный состав — это самая изменчивая сторона^
языка. На наших глазах возникли такие лексические
единицы, как Volksdemokratie народная демократия,
volkseigen народный (букв, принадлежащий народу, яв­
ляющийся собственностью народа), Freie Deutsche Jugend — (FDJ) Свободная Немецкая Молодежь — СНМ),
FDJ-ler член Союза Свободной Немецкой Молодежи,
Maschinenausleih stationen (MAS) машинопрокатные
станции (МПС) (до 1951/52 г.), Maschinentraktorenstationen (MTS) машинно-тракторные станции (МТС)
(в настоящее время), Nationalpreistrager лауреат нацио­
нальной премии и многие другие слова, связанные с де­
мократическими преобразованиями в Германской Демокра­
тической Республике. К счастью для Германии и всего
прогрессивного человечества, вышли из активного употреб­
ления различные лексические единицы жаргона гитлеров­
цев, недавно еще засорявшие немецкий язык.
Способы образования слов, которые, как уже было
сказано выше, не являются неподвижными, отличаются
однако значительной устойчивостью. Так, в современ­
ном немецком языке применяются в общем те же способы
словообразования, что и в прошлом, только (по сравнению,
например, с началом этого и концом прошлого века)
бблыпее распространение получили сложные слова и, в
частности, так называемые аббревиатуры (сложносокра­
щенные слова типа FDJ, VEB (volkseigener Betrieb на­
родное предприятие) и т. п. (см. ниже, гл. VII, § 37).
§ 4. Не все слои лексики в равной мере изменчивы.
В словарном составе имеется и очень устойчивая часть,
являющаяся его основой и сохраняющаяся без особых
изменений в течение ряда исторических периодов. Эта
устойчивая часть словаря (основной словарный фонд1)
складывается и сохраняется веками. Относящиеся сюда
слова характеризуются своей жизненной необходимостью,
что обеспечивает их общенародность, а тем самым и ус­
тойчивость в языке в течение очень длительного вре­
мени.
1 См. ниже, § 21.
7
Устойчивых лексических единиц в каждом языке —
в данном случае в языке немецком — очень много, к ним
принадлежат, например, такие непроизводные с точки
зрения современного языка слова, как: Mann, Mensch,
Frau, Vater, Mutter, Sohn, Tochter, Bruder, Schwester,
Freund, Feind, Erde, Himmel, Wasser, Sonne, Mond, Berg,
Wald, Gras, Blume, Baum, Luft, Weg, StraBe, Haus, Fenster, Stein, Gold, Silber, Eisen, Kupfer, Kuh, Pferd, Schaf,
Hund, Hahn, Herz, Hand, Bein, Milch, Brot, Ding, Sache,
Bild, Stadt, Land, Staat, Arbeit, Geld, Zeit, Tag, Nacht,
Sommer, Winter, Liebe, HaB, Freude, Ehre, groB, klein,
lang, kurz, warm, kalt, sch6n, klug, dumm, gut, schlecht,
da, hier, heute, leben, essen, trinken, stehen, gehen, fahren,
fliegen, sitzen, liegen, lesen, schreiben, denken, wollen,
wissen, kaufen, eins, zwei, drei, vier и т. д.
Устойчивыми являются также и многие производные
слова, такие как: Lange, Wflrme, Fahrt, Saat, Schrift,
Menschheit, Schcmheit, Klugheit, Dummheit, Zeitung, Wohnung, Bildung, Wissenschaft, Lehrer, Lehrerin, Arbeiter,
Arbeiterin, friedlich, freundlich, feindlich, ehrlich, kraftig,
beschreiben, verbessern, verkaufen, zwanzig, dreiBig, vierzig и т. д. и многие другие.
Если для каждого языка (как показывают и приведен­
ные примеры) может быть назван целый ряд бесспорно
общеупотребительных и устойчивых непроизводных и про­
изводных слов, то это, однако, не означает, что можно
составить полный перечень таких слов. Потому что во­
прос об общеупотребительной и устойчивой лексике, вопервых, еще недостаточно изучен, а во-вторых,— и это
главное,— данная лексика не представляет собой какой-то
замкнутой системы, резко отграниченной от прочего сло­
варного состава. Границы между устойчивой общеупот­
ребительной лексикой и остальным словарем являются
очень текучими, а в ряде случаев и просто трудно бы­
вает определить степень употребительности того или
иного слова.
Слова, принадлежащие к устойчивой части словаря,
могут быть разного происхождения. Слова M utter, Bruder,
Herz, zwei и многие другие не только существуют в не­
мецком (и других германских языках) с древнейших вре­
мен, но и восходят еще к индоевропейскому языкуоснове. Ср.: нем. Mutter, англ. mother, шв. moder, лат.
mater, русск. мать; нем. Bruder, англ. brother, шв. Ьго8
der (bror), др.-инд. bhrSta, русск. брат; нем. Herz, англ.
heart, лат. cor — cordis, русск. сердце; нем. zwei, англ.
two, шв. twS, лат. duo, русск. д в а 1.
Слово Bein кость, нога и Hand рука (кисть руки),
также существующие в немецком языке с глубокой древ­
ности,— это слова германские, не имеющие достоверных
соответствий в других индоевропейских языках, помимо
языков германской группы; ср. совр. нем. Bein (<^дн.
bein), совр. шв. ben, кость, нога, совр. англ. bone кость;
совр. нем. Hand (<^дн. hant), гот. handus, совр. англ.
hand, совр. uie. hand.
Непроизводные слова современного немецкого языка
Mensch человек и Stadt город по происхождению являются
производными; они образованы соответственно от основ
слов Mann человек и stehen стоять (имеющих индоев­
ропейскую этимологию). Так, слово Mensch исторически
представляет собой субстантивированное прилагательное
с суффиксом -isch-, в древности -isc-o. В древненемецком
языке оно звучало mennisco, где корневой гласный е воз­
ник из а под влиянием последующего I (Umlaut). Слово
Stadt (где dt является орфографическим обозначением
звука [t]) образовано от основы stehen (в древности sten,
stan) при помощи суффикса -t-, подобно, например, сло­
вам Saat (по)сев (от основы глагола saen сеять) или
Naht шов (от nahen шить) или Fahrt езда, поездка (от
fahren ездить). Это слово первоначально имело значение
стояние, стоянкаг. С точки зрения современного языка
и Mensch, и Stadt — слова непроизводные, так как они
не ассоциируются больше со своими производящими ос­
новами (основами слов Mann и stehen) и суффиксы (суф­
фикс -(i)sch- в Mensch и суффикс -t- в Stadt) также в
них больше не выделяются.
Слово heute сегодня, по происхождению сложное, вос­
ходит к древненемецкому словосочетанию hiu tagu (бук­
вально сим (этим) днем , ср. русское сегодня = сего дня),
1
По закономерному звуковому соответствию, согласно которому
немецкое z [ts] восходит к общегерманскому [t], которое в свою оче­
редь соответствует индоевропейскому [dj.
? Современное значение слова (die) Stadt крупный населенный
пункт, город развилось из этого древнего значения, которое отра­
жало особенности (кочевого) образа жизни людей в древности. Семан­
тическое развитие этого слова было примерно следующим: стоянка >
место (жительства) > город.
9
где обе основы имеют индоевропейскую этимологию.
Слово heute с точки зрения современного языка такое же
непроизводное слово, как Mensch и Stadt.
Слова StraBe улица, дорога (шоссе), Fenster окно,
Kupfer медь по происхождению не немецкие и не герман­
ские. Они заимствованы еще в древности под влиянием
римской культуры из латинского языка (ср. латинские:
via strata, — буквально дорога мощеная (выст ланная)1;
fenestra; сйргиш). Однако для современного немецкого
языка это все немецкие слова, так как они ни в фонети­
ческом, ни в грамматическом отношении ничем не отли­
чаются от других (исконно-немецких) слов (т. е. от слов,
не являющихся заимствованиями). *
1 Германцы впервые познакомились с мощеными дорогами во
время римско-германских войн, когда римляне строили такие дороги
для передвижения своих войск.
2 О заимствованиях см. ниже, § 16 и след.
ГЛАВА
I
СЛОВО КАК ЕДИНИЦА СЛОВАРНОГО СОСТАВА ЯЗЫКА
§ 5. Слово является не только единицей словарного
состава, но и основной единицей языка вообще. Грамма­
тический строй, грамматика языка существует на базе
словарного состава, проявляется в словах. Для выраже­
ния своих мыслей люди пользуются словами именно как
грамматически оформленными единицами, соответствую­
щим образом изменяя эти слова и сочетая их друг с дру­
гом согласно структурным закономерностям данного языка.
Такая языковая категория, например, как части речи —
это определенная классификация с л о в , однако класси­
фикация не лексическая, но л е к с и к о - г р а м м а т и ч е с к а я .
Ведь каждая часть речи характеризуется соответствую­
щими г р а м м а т и ч е с к и м и категориями и определен­
ными формами проявления этих категорий — г р а м м а т и ­
ч е с к и м и формами, а также и соответствующим син­
таксическим употреблением. Изучение слов как частей
речи со стороны присущих разным частям речи грамма­
тических особенностей — это дело грамматики. Лексико­
логия изучает лишь собственно лексическую сторону
в слове, рассматривает слово только как единицу сло­
варного состава. Однако при этом учитываются также
и грамматические моменты, характерные для слова как
основной единицы языка.
Каждое (изменяемое) слово представляет собой систему
взаимно обусловленных форм \ Поэтому, когда мы гово­
рим с л о в о (der) Baum или с л о в о (das) Haus,Mbi поль1
См. И. А. Б о д у э н д е К у р т е н э , Рецензия на «Законы и
правила русского произношения» В. И. Ч е р н ы ш е в а , Изв. Отд.
русск. яз. и словесности Акад. Наук, 1907, т. XII, кн. 2, стр. 495;
В. В. В и н о г р а д о в , О формах слова, Изв. АН СССР, ОЛЯ, 1944,
№ Ц стр. 36; е г о ж е , Русский язык (грамматическое учение о
слове), Учпедгиз, 1947, стр. 34—35.
11
зуемСя термином с л о в о условно, так как (der) Baum
или (das) Haus — это лишь отдельные формы данных слов,
состоящих из ряда форм: (der) Baum — (des) Baum(e)s —
(dem) Baum(e) — (den) Baum — (die) Baume и т. д ., или соот­
ветственно: (das) Haus — (des) Hauses — (dem) Haus(e) — (das)
Haus — (die) Hauser и др.).
" Ш И
Среди форм изменяемых слов имеются такие, которые
в соответствии со спецификой их грамматического значе­
ния выступают как о с н о в н ы е п р е д с т а в и т е л и этих
слов. Такими формами являются: для существительного
именительный падеж, для прилагательного — краткая
форма, для глагола — инфинитив. Однако эти формы все
же только отдельные (хотя и особые) формы соответст­
вующих слов, существующие в языке наряду с другими—
соотносительными с ними — формами.
Изучение закономерностей изменения слов, изучение
значения отдельных грамматических форм, изучение зако­
номерностей функционирования в языке слов изменяемых
и неизменяемых — это дело грамматики, однако все эти
моменты в известной степени учитываются также и лек­
сикологией, так как лексическое значение слова тесней­
шим образом связано с его грамматической природой,
зависит от грамматических свойств той части речи, к ко­
торой это слово принадлежит \
;Ш Щ |Я И
§ 6. Все создаваемые людьми понятия формируются
при помощи языка и находят свое выражение в тех или
иных звучаниях, в звуках, этой материи всякого язы ка2.
Любое слово представляет собой неразрывное един­
ство звучания и значения. Это положение признается со­
временными лингвистами разных направлений8 (хотя не
всеми оно последовательно применяется при изучении
конкретных языковых фактов).
' :Щ
1 См. В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы лексических значе­
ний слова, Вопросы языкознания, 1953, № 5, стр. 6 и 10; А. И. С м и р н и ц к и й, К вопросу о слове (проблема «тождества слова»), Труды
Ин-та языкознания АН СССР, т. IV, 1954, стр. 15; е г о ж е ,
Лексическое и грамматическое в слове, Сб. Вопросы грамматического
строя, изд. АН СССР, 1955, стр. 13—14.
2 См. К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с , Немецкая идеология, Соч..
т. IV, 1933, стр. 20.
См. А. И. С м и р н и ц к и й , Объективность существования
языка, Материалы к курсам языкознания под общей редакцией
В. А. 3 в е г и н ц е в а, изд. МГУ, 1954, стр. 23; е г о ж е , Значение
слова, журн. «Вопросы языкознания», 1955, № 2, стр. 89. См.
12
Звучание слова — это не само слово, но лишь его ма­
териальная оболочка, необходимая для выражения соот­
ветствующего значения и для сообщения его другим
людям1. Однако ошибочное рассмотрение звучания слова
как слова довольно часто встречается в практике препо­
давания различных языков (а иногда и в лингвистических
работах).
Звучания слов могут быть (даже в одном и том же
языке) очень разнообразными. Есть слова — правда, они
довольно редки в разных языках — звучание которых со­
стоит всего лишь из одного звукаа.
Для немецкого языка слова, звучание которых состав­
ляет один звук, еще менее характерны, чем для языка
русского.
В русском языке каждый гласный звук (кроме ы) может
выступать в качестве звучания одного или даже нескольких
различных слов. Так, гласный а является звучанием не­
скольких слов-омонимов; ср.: а х — союз, например: Это
не клен, а ясень; а„ — частица (разг.), обозначающая во­
прос или отклик на зов: А? Ты меня звала? Что ты ска­
зал? а?; а 3 — междометие: А, вот как!
В приведенных примерах гласный а выступает как зву­
чание трех разных слов. Но таких слов, повидимому, в рус­
ском языке еще больше. Ср., например, а — п р о т и в и ­
т е л ь н ы й с о ю з , близкий по значению к но (Это не
клен, а ясень) и а — п р и с о е д и н и т е л ь н ы й с о ю з ,
соприкасающийся по своей семантике с союзом и (Перед
домом сад, а в саду чудесные розы).
Звук и также является звучанием нескольких словомонимов, ср. хотя бы: 1) присоединительный союз и
(hJ (Книги и тетради, драмы и комедии); 2) усилитель­
ную частицу и (иа), соприкасающуюся по значению с даже
или именно (И сам пишет, а не только переводит. Вот
об этом и речь идет); 3) междометие и (и8) — (И, полно!).
Звук е (орф. э) является звучанием междометия э (Э, да
это ты. «Э!» сказали мы с Петром Ивановичем. Ревизор).
Einjilhrung in Problematik utid Msthodik der Sprachwissenschaft, Halle (Saale), 1943, S. 157; R. H a 11 i g
u. W. v o n W a r t b u r g , Begriffssystem als Grundlage fttr die Lexikographie, Akademie-Verlag, Berlin, 1952, S. IX—XI и др. работы.
также W. v o n W a r t b u r g ,
1 См. А. И. С м и р н и ц к и й , Значение слова, стр. 89.
*
У других же слов (что гораздо более типично) звучанием яв­
ляется сочетание звуков, составляющее один или несколько слогов.
13
Звук у — функционирует как звучание: 1) междометия
V (у ) (У! Как теперь окружена крещенским холодом она.
Евгений Онегин) и 2) предлога у (у*), насчет которого
опять-таки возникает вопрос, что это такое — одно много­
значное слово или несколько слов-омонимов. (Ср. Сидеть
у моря, ждать погоды и У меня нет этой книги.)
Звучанием минимум двух слов является и гласный о,
ср. 1) О — междометие (О, если бы это было возможно!)
и 2) о—предлог (вариант об) (Он споткнулся о камень)
и т. п . 1
В немецком языке — вследствие определенной особен­
ности его звуковой системы, заключающейся в парности
гласных (долгих и кратких) — положение является не­
сколько иным. Поскольку открытый слог связан с долготой
гласного, немецкие гласные фонемы, являющиеся к р а т ­
к и м и звуками, вообще в качестве звучаний слов высту­
пать не могут, и как з в у ч а н и я м е ж д о м е т и й вы­
ступают только долгие гласные и дифтонги.
Так [а:] является звучанием двух слов-омонимов, раз­
личающихся в написании: 1) междометия ah!, выражаю­
щего радость, восхищение или изумление (ср. ah so!) *,
2) иноязычного (заимствованного) предлога а, указываю­
щего на цену того или иного товара и употребляемого
в коммерческой терминологической лексике (10 Stuck &
7 Mark).
Д
■
Дифтонг [ае] ei! ai! выступает как звучание двух меж­
дометий-омонимов: 1) междометия ei: ei! ei!; ei, warum
denn nicht? и 2) междометия ai! (либо синонимичного
междометию au! ай\, либо носящего ласкательный харак­
тер (у детей), ср. глаг. aien гладить лаская). Этот же
дифтонг является звучанием форм именительного-дательного-винительного падежа существительного (das) Ei яйцо
(мн. ч. Eier), которое таким образом представляет собой
частичный омбним данных междометий.
[е:] eh — представляет собой звучание междометия,
выражающего удивление; кроме того, с этим междоме­
тием совпадает по звучанию и (употребительный в раз­
говорной речи) усеченный союз ehe — e h \
* Подробнее см' Толковый словарь русского языка под ред.
а г* г\З К О в а и Словарь русского языка С. И. О ж е г о в а .
I • .
Uo
Rechtschreibungt VEB Bibliographisches Institut,
Leipzig 1954, S. 93.
i
14
[о:] — 0, oh!, [u:] uh!, [i:] If и [ao] au! являются зву­
чаниями соответствующих междометий, например I bewahre!
Особенно употребительным из этих междометий яв­
ляется [о:], близкое по значению к русскому междоме­
тию о и обозначаемое либо как о, либо (вне сочетания
с другими словами) как oh, ср. oh!, но: О ja! О nein! О nicht
doch! О weh!
Это междометие часто встречается в поэзии разных
жанров у разных народов, ср.:
О Erd', о Sonne!
О Gltick, о Lust!
О Lieb’ о Liebe!
So golden schon,
Wie Morgenwolken
Auf jenen Hohn!
(J. W. G o e t h e , Mailied)
Warum sind denn die Rosen so bla8,
О sprich, mein Lieb, warum?
(H. H e i n e , Buch der Lteder. Lyrisches Intermezzo)
■I
Ein neues Lied, ein besseres Lied,
О Freunde, will ich euch dichten!
(H. H e i n e , Deutschland, Ein Wintermdrchen)
О Deutschland! Sagt was habt aus Deutschland ihr gemacht?!
(J. В e с h e r, TrUnen des Vaterlands, Anno 1937)
Слова, всё звучание которых состоит из одного звука,
однако (как уже было отмечено и выше), во всех индо­
европейских языках явление в общем редкое. Звучания
большинства слов представляют собой сочетания звуков,
составляющие один или несколько слогов, например: Tag,
Sand, Stein, Berg, Tal, Mann, Bahn, Hand, Frau, Wort, blau,
gelb, klein, gioB, lang, kurz; Knabe, Sonne, Auge, Vater,
Mutter, Wasser, Ofen, Wagen и т. п.
Звучание слова выражает его значение, так как слово
представляет собой единство звучания и значения.
Однако сочетание звуков или звук, составляющие
звучание данного слова, сами по себе именно этого зна15
чения не имеют. Ведь если бы, например, немепкому
долгому [а:] было свойственно какое-то определенное зна­
чение, то не могло бы быть такого положения, чтобы
этот звук являлся одновременно звучанием междометия:
ah! Га:] и употребляемого в торговой лексике^ предлога
к [а:] (см. выше стр. 14). Если бы дифтонг [ае] сам по
себе имел значение, которое имеет основа существитель­
ного (das) р! яйцо (или омонимичные основе формы именительного-дательного-винительного падежа этого слова),
то этот же дифтонг не мог бы быть звучанием междо­
метия ei! или же входить в звучания таких слов, как,
например: Stein камень или nein нет. Если бы звукосо­
четание [to:r] по своей фонетической природе имело
какое-то определенное значение, было бы связано с ка­
ким-то определенным понятием, то тогда [to:r] не могло
бы быть звучанием двух разных слов — частичных омо­
нимов (der) Тог глупец (мн. ч. Тогеп) и (das) Тог ворота
(мн. ч. Тоге).
Что звуки языка сами по себе никакого значения не
имеют и иметь не могут, важно подчеркнуть, так как
в лингвистике до сих пор еще сущ ествует противопо­
ложный (оШИбоЧНЫЙ) ВЗГЛЯД К
'
Так, X. Кронассер в своей интересной обзорной работе
по семасиологии безуспешно пытается доказать, что, на­
пример, гласные и и о по своей природе связаны со стра­
1 Из всего изложенного ясно, что традиционное определение фо­
немы как смыслоразличительного звука является неточным. Разные
фонемы различают только з в у ч а н и я разных слов (причем это даже
не обязательно, поскольку в языке существуют и слова-омонимы), но
никак не з н а ч е н и я слов. То или иное звучание (простого, непро­
изводного) слова связано с определенным значением не согласно фо­
нетической природе этого звучания, но условно, по традиции. Это
звучание связано со значением не по своим отдельным компонента'м-фонемам, но целиком. Так, Kahn челн имеет одно значение, а
Bahn дорога, путь —■другое, не потому, что согласные К - и В(которыми звучания слов Kahn и Bahn только и различаются) имеют
именно эти значения, но потому что в течение веков звуковые комп­
лексы Kahn и Bahn употреблялись именно в таких разных значе­
ниях. Подробнее см. в частности О. С. А х м а н о в а, Фонология, изд.
МГУ, 1954, стр. 12— 14; А. И. С м и р н и ц к и й , Значение слова, журн.
Вопросы языкознания, 1955, № 2, стр. 87; Р. И. А в а н е с о в , Крат­
чайшая звуковая единица в составе слова и морфемы, Сб. Вопросы
грамматического строя, изд. АН СССР, 1955, стр. 114— 115. См. так­
же St. U l l m a n n , The Principles o f semantics , Glasgow, 1951, p.
29 and 31.
ШШ
16
хом и печалью, а гласные i и e с радостными чувствами \
Безуспешной такая попытка является потому, что ей про­
тиворечат факты языка, и самому X. Кронассеру тут же
приходится признать, что содержащее в своем звучании
гласный и прилагательное gut хороший по значению ни­
чего общего не имеет с содержащими в звучании этот же
гласный существительными Wut ярость и Blut кровь %
С фонетической точки зрения звучания слов (состоя­
щие из нескольких звуков-фонем) членятся на определен­
ные отрезки звучания — комплексы звуков — и отдельные
(простые и сложные) звуки-фонемы внутри этих комплек­
сов. Так, звучание Mauer рпао-эг] (каменная ) стена
состоит из двух слогов, из которых каждый состоит из
одного согласного и одного гласного звука. В корневом
слоге этот гласный звук сложный (дифтонг [аэ]), в ко­
нечном же слоге — простой (редуцированный гласный [э]).
Первый слог оканчивается на гласный (является открытым),
второй слог оканчивается на согласный (является закры­
тым). Звучание Ziegel [t§i:-ggl] кирпич также состоит из
двух слогов — одного открытого и одного закрытого: пер­
вый слог состоит из (сложного) согласного (аффрикаты
[{§]) и (простого) гласного, второй слог — из двух (про­
стых) согласных и (простого же) гласного.
Такая фонетическая членимость (а у слов со звуча­
ниями, состоящими из одного звука — нечленимость) зву­
чания слова никак непосредственно с его значением не
связана, хотя она имеет некоторое отношение к класси­
фикации слов данного языка по частям речи. Так, напри­
мер, слова, звучание которых состоит из одного (гласного)
звука в немецком языке, как правило являются междоме­
тиями; но, с другой стороны, есть и междометия со звуча­
нием, представляющим собой комплекс звуков (ср. pfui!).
Большинство предлогов в немецком языке — слова одно­
сложные (in, an, auf, mit, nach, ftir, trotz, laut, statt), но
имеются и многосложные (двусложные) предлоги (zwischen, wahrend).
Однако (как уже было отмечено выше) данные
фонетические особенности никак со значением тех или
иных конкретных слов не связаны; фонетическая члени1 H eЛ i n z K r o n a s s e r ,
1952, S. 163.
2 G m . ц й т . работу, стр. 16<
ГЧ
2
Л л
К. А. Левковская
р.
I *
17
мость (или нечленимость) — это особенность именно звуча­
ния слова, т. е. чисто фонетическая особенность, непосред­
ственно не затрагивающая значения данного слова (см. выше).
С семантикой же слова непосредственно связана дру­
гого рода членимость (или нечленимость): членимость (или
нечленимость) основы слова и его форм на отдельные их
компоненты — морфемы; так, например, глагол lesen чи­
тать — слово с непроизводной (нечленимой) основой. Leser же читатель и Lesung чтение (документа), читка},
наоборот,— слова с производными основами.
Основа les- (lies-, las-) в les-en, ich les-e, wir les-en,
ihr les-t; er lies-t; wir las-en и т. д. не членится ни на
какие значимые компоненты; основы же (производных)
слов ((der) Leser, (des) Leser-s, (den) Leser-n и т. д. и
(die) Lesung — (der) Lesung и т. д.) членятся на корневую
морфему les- (обозначающую определенное действие) и со­
ответствующий словообразовательный суффикс: суффикс
д еятел я— er- (Leser) и суффикс имени действия -ung(Lesung) *.
Не только основы, но и формы (изменяемых) слов
членятся на отдельные значимые компоненты — морфемы.
Так, словоформы (des) Lesers и (den) Lesern состоят
каждая из входящей во все формы данного слова основы
leser- (распадающейся на корень les- и словообразователь­
ную морфему — суффикс деятеля -ег-) и соответствую­
щей грамматической морфемы (флексии родительного
падежа единственного числа -s и флексии дательного
падежа множественного числа -п).
Эта (морфологическая) членимость основы слова и тех
или иных его форм на морфемы не является, таким обра­
зом, собственно фонетической членимостью, так как отно­
сится эта членимость не к одной лишь звуковой оболочке
слова (как членимость звучания слова на звуковые ком­
плексы и отдельные звуки — фонемы), но к слову в це­
лом, как единству звучания и значения. Морфемы, из
которых состоят основы слов и отдельные словоформы,
сами представляют собой (в противоположность фонемам)
1
Чтение как явление, как мероприятие (собственно прочтение
например, die erste, zweite Lesung первое, второе (про) чтение.
(Чтение же как процесс, как занятие, обозначается так называемым
«субстантивированным инфинитивом» das Lesen.)
* Об особенностях основы слова подробнее см. ниже, § о7 и
§ 39— 40.
18
определенные (хотя и не самостоятельные, как слово)
единства звучания и значения.
Морфологическая членимость слова и его фонетиче­
ская членимость обычно не совпадают, ср.: (des) Leser-s
— (den) Les-er-n, с одной стороны1, и ['le:-zars] —
['le:-zarn] с другой.
§ 7. В каждом языке есть типичные и нетипичные для
него звучания слов, что связано с фонетическими зако­
номерностями этого языка.
Так, для немецкого языка, например, в общем нети­
пичны слова с начальным р- (в сочетании или вне соче­
тания с другими согласными). Все эти слова иноязычного
происхождения (см. ниже). В русском же языке, наобо­
рот, слова, начинающиеся с п- или п
согласный с древ­
них времен представляют самое обычное явление, ср.
русское пар, под, пёс, полк, плач, плёс и многие другие.
Достаточно обратиться, например, к этимологическому
словарю Клуге2, чтобы убедиться, что все слова с на­
чальным р- или р -{- согласный в немецком языке по про­
исхождению представляют собой заимствования. Так, Рааг
пара и Pilz гриб заимствованы еще в древности из ла­
тинского,. Presse пресс заимствовано (в средние века) из
французского. Затем Presse пресса было вторично заимст­
вовано уже в XVI веке также из французского языка.
Plan план тоже является заимствованием.
Объясняется такое явление (т. е. нетипичность для
немецкого языка слов с начальным р-) тем, что в немец­
ком языке (как и в других германских языках) р еще
в глубокой древности перешло в f (в орфографическом
обозначении f и v) по первому общегерманскому пере­
движению согласных. Ср.: русское полк — немецкое Volk
народ, русское полн(ый), немецкое voll (с древней асси­
миляцией In > 11) и другие русские и немецкие слова,
ведущие свое начало от индоевропейского языка-основы.
Германское же р- (возникшее из индоевропейского Ь-)
перешло в немецком языке по так называемому второму
(немецкому) передвижению согласных в аффрикату pf-.
Кроме того, слов с начальным Ь- в индоевропейском язы1
О морфологической членимости см. ниже, гл. VII, Словообра­
зование, § 37.
*
F г. K l u g e , Etymologisches WOrterbuch der deutschen Sprache
(разные издания, см. § 50).
2*
19
ке-осяове, повидимому, было немного; поэтому большин­
ство немецких слов, начинающихся с аффрикаты р{- (ха­
рактерной именно для немецкого языка в отличие от
других германских языков, сохранивших старое р-) также
иноязычного происхождения. Ср. Pferd лошадь, Pfeffer
перец и многие другие1.
4'
Таким образом, звучание слова дает иногда возмож­
ность определить, исконное это слово или заимствован­
ное, а в некоторых случаях даже и возможность устано­
вить приблизительный «возраст» заимствования. Так,
последние слова (слова с начальным pf-, такие как Pferd,
Pfeffer) безусловно попали в немецкий язык из других
языков раньше, чем слова с начальным p - s. Слова с на­
чальным р- были заимствованы в то время, когда про­
цесс перехода согласного р в аффрикату pf в немецком
языке уже закончился. (Иначе в них р также перешло
бы в pf.)
Относительно слов с начальным pf- следует однако
сказать, что эти слова, заимствованные еще в древности
(до второго передвижения согласных8), представляют собой
ассимилированные языком заимствования (см. ниже, § 18),
т. е. слова, иноязычное происхождение которых может
быть установлено лишь путем привлечения данных исто­
рии языка. Среди же слов с начальным р-, заимствован­
ных позднее (см. выше), имеются как ассимилированные
заимствования, так и слова, фономорфологическое строение
которых выдает их иноязычное происхождение.
Так например, слово Plan в современном немецком
языке ничем по существу не отличается от других не­
мецких слов. Ср. (der) Plan — (des) Plan(e)s — (die) Plane
и (der) Schwan (лебедь) — (des) Schwan(e)s— (die) Schwane.
To, что современное немецкое слово Plan по происхож­
дению является не немецким словом, следовательно, воз­
можно установить лишь на основе знания истории языка.
Иначе обстоит дело, например, с такими словами, как
Pigment или Pleonasmus, где и неначальное ударение и
окончания этих слов ясно указывают на их иноязычное
происхождение.
/
1 См. F г. K l u g e , Etymologisches WOrterbuch der deutschen Spra~
cne, слова с начальным pf-.
2 См. т а м ж е , слова с начальным р-.
8 Т. е. в доисторический для немецкого языка период.
20
Если слова с начальным р- для немецкого языка
в общем не характерны, но встречаются в нем (благодаря
заимствованию из других языков), то сколько-нибудь упот­
ребительных слов, начинающихся с фрикативного [х] (т. е.
такого звука, который мы имеем в словах lachen, tnachen,
Buch, suchen и который обозначается обычно как ach-Laut),
в немецком языке вообще нет. Это явление объясняется
следующим образом: старое фрикативное [х] в германских
языках в начальном положении еще в древности перешло
в легкое придыхание h [h] — звук, который мы имеем в
словах Hand, Hahn, Haus, Hof, Hund, haben. Поэтому
звука [x] в начальном положении в немецких словах быть
не может, и написание ch- (в начале иноязычных слов
различного происхождения) передает разные согласные
звуки, например: [к] в Chor, и Charakter (греческих сло­
вах, проникших в немецкий язык из латинского); [J*]
(т. е. sch) в Chance и Chaussee (словах латино-французского происхождения); [§] (т. е. ich-laut) в Cheraie (из
греч.) и в Chirurg (греческом слове, заимствованном че­
рез латинский язык). Звучание слова1 однако далеко
не во всех случаях выдает его иноязычное происхожде­
ние. Так, звучание слов: Fenster {лат. fenestra), Keller
погреб (лат. cellariura), Kiirbis тыква (лат. cuciirbita),
Kupfer (лат. ciiprum) никак не показывает, что это (древ­
ние) латинские заимствования.
Никак не обнаруживает своего иноязычного происхож­
дения и сравнительно недавнее (XIX в.) заимствование
Streik, воспринятое немецким языком, правда, из языка
родственного — английского (ср. соответствующее англий­
ское strike стачка, забастовка).
Слова с начальным pf- и многие слова с начальным
р- также функционируют в современном языке как сло­
ва немецкие (ср. выше). Таким образом, в результате
заимствований несколько изменилась звуковая система
немецкого языка, а звучания слов обогатились новыми
типами.
Показательны для специфики звучаний слов опреде­
ленного языка не только начальные звуки, но и другие
1 Особенно, если заимствование является очень древним, восприня­
тым ещё германским языком-основой или же немецким языком в
древнейший период его развития.
21
их (т. е. слов) фонетические особенности. Так, для современного немецкого языке характерны, например, слова,
основы которых оканчиваются на сонорный согласный
гп. Ср.: Mai, Mahl, Saal, Aal, fahl, kahl, Ball, Fall, Knall,
Schall, all, Seil, Keil, Mehl, Hehl, Fell, schnell, grell, Ziel,
viel и т. д.
‘
Характерно для немецкого языка (в противополож­
ность, например, русскому) и противопоставление долгих
и кратких гласных в корне. Ср.: Miete ['mktg] кварт­
плата и Mitte ['mit-э] середина, Ofen ['’o:-fan] печка и
offen ['’of-эп] открытый• bahnen [Ъа:-пэп] пролагать
(путь) и bannen ['Ьап-эп] изгонять, объявлять вне за­
кона и т. п.
;
Однако противопоставление долгих и кратких гласных
в немецком языке отнюдь нельзя воспринимать только
в плане количественных различий между ними. Качествен­
ные различия играют здесь едва ли не большую роль,
чем количественные. Дело заключается не только в том,
что долгие гласные обычно являются напряженными, а
краткие ненапряженными (ср.: [i:] и [i], [и:] и [о], [о:] и
[э] и т. п.), но также и в том, что долгие гласные соче­
таются с последующим согласным при слабом отступе, а
краткие гласные при сильном. Это правило действительно
для всех долгих и кратких гласных, в том числе и для
долгих ненапряженных [а:] и [в:]. Данная особенность
определенным образом сказывается на слогоделении (что
также придает особое своеобразие звучанию немецких
слов): к краткому гласному последующий согласный при­
соединяется при полной силе звучания гласного, как бы
прерывая это звучание, и поэтому включается в один с
этим (кратким) гласным слог, ср.: offen ['’of-эп], bannen
[ Ьап-эп]. К долгому же гласному последующий соглас­
ный присоединяется в исходе звучания гласного (при сла­
бом его звучании), вследствие чего образуется некоторый
разрыв между обоими звуками и согласный отходит
к следующему слогу, ср.: Ofen Г"о:-1эп], bahnen Г'Ьа:пэп].1
Звучания слов в каждом языке характеризуются и ти­
пичным для данного языка ударением. Д ля звучания всех
немецких слов, принадлежащих к разным частям речи (кроме
Как видно из приведенных примеров, слогоделение в фонетике
и орфографии обычно не совпадает,
'
22
префиксальных глаголов и имен, производных от основ этих
глаголов) характерно начальное (главное) ударение; ср.:
1) слова с непроизводными основами — 'Vater, 'Mutter,
Arbeit; 2) слова с производными основами — 'Zeitung,
'Wirtschaft, 'Arbeiter, 'Bohrer, 'Ur,wald, 'un,schon, 'Mifierfolg; 3) слова со сложными основами — 'Wand,zeitung,
'Arbeiter,zeitung, 'Vater,haus, 'Mutter,sprache.
Префиксальные же глаголы и производные от них
имена имеют ударение на следующем за префиксом слоге:
be'sprechen, be'arbeiten, er'klaren, ent'nehmen, er'kampfen,
er'moglichen, ver'kleinern, zer'brechen и соответственно —
Be'sprechung, Ver'kleinerung и т. п.
Исключения из этого правила немногочисленны. сЗто,
во-первых, отдельные (неглагольные) исконно-немецкие
слова с неначальным ударением, как, например, le bendig
живой, Ho'lunder бузина , Herme'lin горностай, Wa'cholder можжевельник и т. д. \ или ,Jahr hundert столетие
и т. п. и, во-вторых, производные существительные
(опять-таки префиксального типа) с префиксом g e-2, такие
как: 1. Ge'fahrte товарищ, спутник , Ge'spiele товарищ
(по играм); 2. Ge'birge горы, Ge'lande местность; 3. Ge'laufe беготня, Ge'schwStz болтовня и т. п.
Остальные производные и непроизводные слова с не­
начальным ударением (в той или иной степени, см» ниже)
иноязычного происхождения. Так, Revolution, Kommu'nismus, Kol'chos — прямые заимствования (первые два из
французского, третье — из русского языка). Что же ка­
сается таких производных слов, как stol zieren горделиво
выступать, Liefe’rant поставщик, Malerei живопись, то,
если они и образованы от немецких основ, они все же
принадлежат к заимствованным словообразовательным ти­
пам. Глагольный суффикс -ier- проник в немецкий язык
с французскими словами и утвердился в нем при под­
держке латинских слов. Суффикс -ant- латино-француз­
ского, а суффикс -ei- (от которого позднее ^путем переразложения основ ответвился суффикс -erei-, см. ниже,
§ 4 1 ) французского происхождения.
1 Где неначальное ударение объясняется повидимому влиянием
ударения в заимствованных словах, см. Н. P a u l , Deutsche Grammatik , Bd. I, Halle a. Saale, S. 153 (последнее издание вышло в 1955 г.).
8 Ср. ударение в глаголах с префиксом де-, например: gerinnen
свертываться (о молоке), запекаться (о крови) и др.
Таким образом, для немецкого (непрефиксального)
слова в общем характерно начальное ударение. Однако
следует сказать, что наличие в немецком языке большого
числа интернациональных слов с конечным ударением, а
также и наличие словообразовательных типов со стоя­
щими под ударением суффиксами (ср.: Male'rei, stol'zieгеп) определенным образом отразилось на характере не­
мецкого словесного ударения Щ но все же не настолько,
чтобы можно было вообще признать это ударение сво­
бодным а); хотя в немецком языке имеется и довольно
значительное число слов с неначальным или с колеблю­
щимся (ср.: 'Tabak и Ta'bak, 'Kaffee и (южное) Ka'ffee)
ударением.
§ 8. Значением слова в широком смысле является все
выражаемое словом содержание. Однако в „этом содер­
жании различаются не только лексические, но и грамма­
тические моменты. Эти грамматические моменты в раз­
личных грамматических формах слова варьируют.
Так, обе флексии -s и -п в приведенном выше (§ 6)
примере ((des) Lesers — (den) Lesern) передают граммати­
ческую категорию падежа, но эти флексии являются
флексиями различных падежей и, кроме того, выражают —
первая (-s) единственное, а вторая (-п) — множественное
число. Затем флексия -s здесь указывает также и на то,
что слово, представителем которого выступает форма
(des) Lesers, принадлежит не к женскому, но к мужскому
или среднему (в данном случае — к мужскому) роду,
флексия же -п по отношению к категории рода совер­
шенно нейтральна (ср. (den) Lesern, (den) Fenstern, (den)
Handen и т.д.). Таким образом, обе эти флексии имеют общее
значение падежа, но совершенно различные частные зна­
чения, так как первая выражает родительный падеж един­
ственного^ числа (мужского или среднего рода), а вторая —
дательный падеж множественного числа.
Все эти значения не являются какими-либо оттенками
лексического значения данного слова, но выражают опре­
деленные отношения, изучение специфики которых яв­
ляется предметом грамматики. Лексикология же изучает
лексическое значение слова, в равной мере выступающее
во всех его формах в сочетании с различными (характер\ р М> У;
ы ’ Deutsche Grammatik, Bd. I, S. 153.
P‘ Щ d - Н и к о и о в а, Ударение в немецком языке, Сб. па­
мяти акад. Л. В. Щербы, Ленинград, 1951, стр. 204—205.
а
I
ными для этих форм) грамматическими значениями. Ср.:
(der) Baum — (des) Baum(e)s — (dem) Baum(e) — (den)
Baum — (die) Baume — (der) Baume и т. д., где одно и
то же лексическое значение выступает в сочетании с грам­
матическими значениями рода, числа и падежа, причем в
каждой падежной форме выступает грамматическое зна­
чение именно данного падежа. Лексическое значение в
(изменяемом) слове представляет собой величину постоян­
ную для всех форм этого слова. Отдельные .словоформы
отличаются друг от друга лишь своими грамматическими
значениями, при наличии же различий и в области лекси­
ческой семантики нельзя уже говорить о формах одного
и того же слова, так как в этом случае мы имеем дело не
с разными формами одного слова, но уже с разными сло­
вами I.
Так, с точки зрения своего внешнего оформления
Gelder как будто бы является формой множественного
числа при форме единственного числа Geld. Однако, если
мы сравним этот случай (т. е. Geld — Gelder) со случаями
Bild — Bilder, Buch — Bucher, Haus — Hauser, то м ы уви­
дим, что Geld — Gelder — это два разных слова, две раз­
ные лексические единицы языка, так как семантическое
взаимоотношение между этими единицами совсем иное,
чем между словоформами Bild картина — Bilder кар­
тины и другими подобными, где обе словоформы обозна­
чают одно и то же предметное понятие (один раз по
отношению к одному, другой раз — по отношению ко
многим предметам).
Geld же означает деньги как товар, выступающий
в роли всеобщего эквивалента, в то время как Gelder
означает не деньги вообще, но денежные суммы. Та­
ким образом, слово Geld не имеет формы множествен­
ного числа, а слово Gelder соответственно не имеет
формы единственного числа. Аналогичное взаимоотно­
шение существует и между Schuld вина и Schulden
долги 2.
1 См. А. И. С м и р н и ц к и й, К вопросу о слове (проблема «тож­
дества слова»), стр. 15, 16— 17 и 19—20; е г о ж е , Лексическое и
грамматическое в слове, стр. 21—32.
I См. В. В. В и н о г р а д о в , Русский язык, стр. 154— 156;
А. И. С м и р н и ц к и й, К вопросу о слове (проблема «тождества
слова»), стр. 16 — 17; е г о ж е , Лексическое и грамматическое в
слове, стр. 30—31.
25
В таких же случаях, как Bild — Bilder картина — картины или Bucht — Buchten бухт а — бухты мы имеем
дело с формами слов Bild и Bucht, с изменением этих
слов, так как Bilder и Buchten (по сравнению с соответ­
ственно Bild и Bucht) не обозначают какого-либо дру­
гого предмета или явления и различие здесь — это
обычное различие в грамматическом значении между
формами единственного и формами множественного
числа.
•' ■Щ'шШ
Помимо различных грамматических форм (которые
имеют слова изменяемые) у слов (как изменяемых, так
и неизменяемых) могут выступать и разные фономорфоло­
гические варианты слова \ Ср. selber и selbst сам (Er капп
es selber tun, er капп es selbst tun он может это сде­
лать сам). Ср. также следующие фономорфологические
варианты именительного падежа у существительного: (der)
Frieden и (der) Friede (в остальных падежных формах
этого слова такие варианты отсутствуют).
Такие варианты, пока между ними нет никакого раз­
личия в лексическом значении, остаются именно вариан­
тами одного и того же слова, но являются разными
словами, если к различию в звучании или в грамматиче­
ской (морфологической) характеристике присоединяются
и различия в лексическом значении2. Ср.: (der) Laken,
(das) Laken простыня (два варианта одного и того же
слова) и (der) Schild щит — (das) Schild вывеска, таб­
личка (два разных слова, являющихся частичными
омонимами, см. ниже, § 31), поскольку мы имеем здесь
дело не с колебанием в роде (как у слова Laken), но с
разграничением (при помощи категории рода) разных
слов.
I МНН
§ 9. Вопрос о грамматической стороне в значении
слова представляет собой проблему, которой в первую
очередь занимается грамматика. Однако и лексикология,
рассматривая лексическое значение слова, также касается
этого вопроса (см. ниже, а также выше, § 5).
JT. е. варианты, имеющие различия в звучании или в морфологи­
ческой характеристике (или в том и в другом). См. В. В. В и н о г р а ­
д о в , О формах слова, стр. 40 и 41; А. И. С м и р н и ц к и й , К во­
л о с у о слове (проблема «тождества слова», стр. 10— 11; 20—28,
о2—оо.)
2 См. выше.
26
*
Раздел лексикологии, предметом которого является
изучение значения слова, носит название семасиологии (от
основ греческих слов s£masia1 обозначение и logos)а.
Лексическое значение слова, отражающее определен­
ное явление действительности, носит иной характер, чем
значения грамматические, отображающие те или иные
отношения3.
Лексическое значение связано с (непроизводной или
производной) основой слова, в то время как грамматиче­
ские значения связаны с грамматическими формантами —
1 Слово semasia образовано от основы глагола semaino, содер­
жащего основу существительного sema знак. В качестве синонима к
слову семасиология употребляется также и слово сем антика (от
греч. semantik6s обозначающий). Однако слово сем антика не одно­
значно; основным его значением является значение. ср. семантика
этого слова = значение этого слова. Поэтому для обозначения соот­
ветствующего раздела лексикологии обычно пользуются однозначным
термином с е м а с и о л о г и я . См. В. А. З в е г и н ц е в , Место сема­
сиологии в кругу лингвистических дисциплин, журн. Иностранные
языки в школе, 1954, № 5, стр. 31—32.
2 Из работ, посвященных общим вопросам семасиологии, см. в
частности следующие:
•
В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы лексических значений
слова, Вопросы языкознания, 1953, № 5; Е. М. Г а л к и н а - Ф е д ор у к . Современный русский язык, Лексика, изд. МГУ, 1954,стр. 43—57;
е е же, Слово* и понятие, Учпедгиз 1956; Л. А. Б у л а х о в с к и й ,
Введение в языкознание, ч. II, Москва, 1953, Семасиология, стр. 7—83;
В. А. З в е г и н ц е в , О принципах семасиологических исследований
Автореферат диссертации на соискание ученой степени доктора филол.
наук, изд. МГУ, 1954; см. также цит. выше, работу: А. И. С м и р н и ц к ий, Значение слова, журн. Вопросы языкознания, 1955, № 2.
Из более ранних работ см. М. М. По к р о в с к и й, Семасиоло­
гические исследования в области древних языков, Магистерская дис­
сертация, Москва, 1895; его же, Несколько вопросов из области сема­
сиологии, Филол. обозрение, 1897, т. XII, кн. 1. См. также семасио­
логические наблюдения А. А. П о т е б н и в его работе Из записок
по русской грамматике, Харьков, 1899, т. III.
Обзор зарубежных работ дается в цитированной выше книге
Х е й н ц а К р о н а с с е р а — H e i n z K r o n a s s e r , Handbuch der
Semasiologie, Kurze Einfilhrung in die Geschichte, Problematik und
Terminologie der Bedeutungslehre, Heidelberg, 1952. Интересной ра­
ботой является работа К. О. Э р д м а н н а: К. О. E r d m a n n , Die
Bedeutung des Wortes, 4. Aufl. Leipzig 1925.
Ценной (общей) работой является исследование С. Ульмана: St.
U l l m a n n , The Principles o f semantics, Glasgow 1951. (Книга со­
держит подробную библиографию). См. также работу того же автора
на французском языке: S. U l l m a n n , Precis de semantique franpaise,
Berne 1952.
8 См. выше и ниже,
суффиксами и флексиями (а также и с используемым
грамматикой чередованием звуков); ср.: ((das)Bild — (des)
Bildes — (die) Bilder — (den) Bildern; (das) Buch — (die)
Bucher; (der) Ofen — (die) Ofen; lernen — lernte, — gelernt,
schreiben — schrieb — geschrieben и т. п. Однако между
лексическим значением слова и грамматическими значе­
ниями, выступающими в разных (грамматических) формах
слова, существует тесная взаимосвязь. Хотя лексическое
значение и связано в первую очередь именно с ос­
новой слова, но оно все же не есть значение только основы
как таковой, но значение грамматически оформленного
слова в целом. Лексическое значение выступает на фоне
определенного круга грамматических значений, выражае­
мых грамматическими формами данного слова как пред­
ставителя определенной части речи1.
ЩШ
В зависимости от грамматического оформления, извест­
ным образом видоизменяется и лексическое значение, свя­
занное с основой; это ясно показывают нам слова с одной
и той же основой, принадлежащие к разным частям речи,
ср., в частности, grtin — grtiner зеленый — зеленее: ein griiner Baum зеленое дерево, grimes Gras зеленая трава
и т. п., Nach dem Gewitter war alles noch gruner geworden после грозы все стал о еще зеленее; и (das) Grim
зелень: das dunkle Grim der Baume тем ная зелень де­
ревьев; или grflnen — grunte зеленеть — зеленел: Alles
bltiht und griint все цветет и зеленеет.
Если прилагательное grtin зеленый обозначает соответ­
ствующее качество именно как признак тех или иных пред­
метов, то существительное (das) Grtin зелень изображает
этот признак уже в предметном плане как некое само­
стоятельное явление, а глагол grtinen зеленеть обозна­
чает определенный процесс во времени, характеризуемый
данным признаком (зеленым цветом).
[
Лексическое значение слова неразрывно связано с лек­
сико-грамматическим значением соответствующей части
речиа,— значением, объединяющим все принадлежащие
1 См. выше § 5 и последнюю сноску к нему.
Ш
* Лексико-грамматическим значение той или иной части речи яв­
ляется потому, что оно включает как грамматические, так и лексические моменты: это значение находит свое выражение в грамматиче­
ских категориях данной части речи, представленных соответствующими грамматическими формами (грамматическая сторона), но одно­
временно охватывает определенные
семантические классы слов
лексическая сторона).
28
к данной части речи слова. Так, значение деятеля у та­
ких слов, как: Leser читатель, Dreher токарь, Flieger
летчик, FuBballspieler футболист, или значение орудия
действия у слов Wecker будильник, Btichsen6ffner нож
для открывания консервов, Eisbrecher ледокол, или зна­
чение действия в предметном плане у слов (das) Lesen
чтение, (die) Obersetzung перевод, или значение качества
у слов (die) WSrme тепло, теплота, (die) Weisheit муд­
рость, (die) Unerschrockenheit неустрашимость — это
лишь конкретные разновидности общего лексико-грамма­
тического значения предметности, присущего имени су­
ществительному как части речи и характерного для всех
существительных (а не только для слов с собственно­
предметным значением, как (der) Tisch, (der) Stuhl, (das)
Buch или (die) Bank).
Лексико-грамматическое значение предметности (нахо­
дящее свое грамматическое выражение в формах рода,
числа и падежа существительного) непосредственно свя­
зано с лексическим значением каждого, принадлежащего
к этой части речи слова, так как под это общее значение
подводятся не только общие значения тех или иных сло­
вообразовательных типов существительных (имен деятеля,
орудия, действия, качества и т. п.), но и все частные зна­
чения всех принадлежащих к категории существительного
отдельных слов. Ср.: (der) Leser (определенный деятель),
(die) Obersetzung (определенное действие в предметном
плане), (die) Warme (определенное качество в предметном
плане), (der) Tisch (неодушевленный предмет), (der) Mensch
(одушевленный предмет) и т. д.
Лексическое значение слова есть известное отражение,
отображение соответствующего предмета или явления дейст­
вительности \ Это отображение происходит посредством
образования понятия, которое выражается словом. Поэтому
слово и может употребляться как для обозначения понятия,
так и для обозначения отдельных предметов или явлений,
послуживших основой для формирования данного понятия.
Ср.: die Tanne ist ein B a u m — ель — дерево (где речь
идет о соответствующих понятиях) и Auf der Wiese
wuchs eine hohe alte Tanne.— Н а луж айке росла высо­
кая старая ель или Auf der Wiese wuchs ein hoher, alter
1
См. А. И. С м и р н и ц к и й ,
языкознания») 1955, № 2, стр. 89.
Значение слова, журн. «Вопросы
29
B aum .— На лужайке росло высокое старое дерево (где
речь идет о соответствующих конкретных предметах).
Формирование понятий, отображение в понятиях явле­
ний действительности — процесс очень сложный, в кото­
ром есть элементы творчества, элементы фантазии.
В. И. Ленин указывал: «Подход ума (человека) к
отдельной вещи, снятие слепка ( = понятия) с нее не
е с т ь простой, непосредственный, зеркально-мертвый акт,
а сложный, раздвоенный, зигзагообразный, включающий
в себя возможность отлета фантазии от жизни; мало
того: возможность превращения (и притом незаметного,
несознаваемого человеком превращения) абстрактного по­
нятия, идеи в фантазию (в последнем счете = бога).
Ибо и в самом простом обобщении, в элементарнейшей
общей идее („стол" вообще) е с т ь известный кусочек
фантазии Щ.
V%J>
Именно благодаря тому, что в формировании любых
понятий всегда участвует человеческая фантазия, иногда
происходит значительный отлет этой фантазии от жизни
и создаются понятия (и обозначающие эти понятия слова),
не соответствующие каким-либо реальным предметам или
явлениям, но созданные человеческим воображением путем
фантастического сочетания отдельных элементов действи­
тельности. Сюда принадлежат такие понятия и слова, как:
F ее фея, Elf эльф, Nixe русалка, Gnora гном, Zauber
колдовствск волшебство, zaubern колдовать и т. п.
Основой для создания этих понятий в какой-то мере
послужили предметы и различные (неверно истолкованные)
явления самой реальной действительности, а также и сны,
иллюзии, галлюцинации, из элементов которых (путем
различного их комбинирования) человеческой фантазией и
были сконструированы эти и другие подобные (относящиеся к области суеверий) понятия, в целом не отобра­
жающие никаких реальных предметов или явлений2.
Данный пример отчетливо показывает, что значением
слов являются не предметы, обозначаемые этими словами
но отображения предметов или явлений действитель­
ности , осуществляемые при помощи понятий.
стр. 336 И’ Л е н и н > Философские тетради, Партиздат, Москва, 1936,
*
Д - И . С м и р н и ц к и й , Значение слова, стр. 80—81 84'
существования
языка, стр. 24.
’
’
°а ^( ме ’ 9
А б?,ект“
АЛ Р вность
«г •• м .. ...
___ _*
i-м. А. и . С м и р н и ц к и й , Значение слова, стр. 80 — 81.
30
щ
Однако лексическое значение слова не ограничивается
одним лишь отображением понятия \ Прежде всего, не
все слова выражают именно понятия \ В языке имеется
целый ряд слов, которые никаких понятий не выражают,
но тем не менее имеют значение, так как слов без зна­
чения не существует: каждое слово есть единство звуча­
ния и значения, и одно лишь звучание без значения не
есть слово3. Так, например, междометия выражают не по­
нятия, но чувства и волю говорящего, и в этом заклю­
чается их значение, ср.: аи! ай!, ой!; oh! о!; pfui!
тьфу!, фу!; hallo!, алло!, эй!; liii! вперед! (окрик, кото­
рым погоняют лошадей) и т. п.
Однако и у слов, выражающих понятия, значение не
ограничивается одним отражением понятия; отражение по­
нятия является лишь наиболее существенным из семан­
тических компонентов, составляющих значение слова.
Далеко не все слова непосредственно связаны с тем
или иным понятием, хотя такие слова в языке также
имеются, ср.: Haus дом, Baum дерево, Gras трава, Wiese
луг и другие подобные слова.
Многие слова передают отражаемое ими понятие че­
рез содержащееся в них указание на тот или иной от­
личительный признак 'соответствующего предмета, кото­
рый (признак) становится таким образом представителем
предмета, характеризующим предмет4.
Так, например, немецкое слово Tischler и соответствую­
щее ему по значению русское слово столяр выражают
понятие рабочий, изготовляющий предметы (мебель) из
дерева и служат названиями для каждого такого рабо1 См. Е. М. Г а л к и н а - Ф е д о р у к, Современный русский
язык, Лексика, изд. МГУ, 1954, стр. 45—48.
2 См. т а м ж е , стр. 45—46.
3 См. А. И. С м и р н и ц к и й , Объективность существования
языка, стр. 24; е г о ж е , Значение слова, стр. 89; см. также W. Н е п г е п, Wortbedeutung und Wortnatur, Festschnift A. D e b r u n n e r ,
Sprachgeschichte und Wortbedeutung, S. 185.
4 См. В. И. Л е н и н , Конспект книги Л. Ф е й е р б а х а «Изло­
жение, развитие и критика философии Лейбница», Философские тетра­
ди, 1936, стр. 84; где В. И. Л е н и н ы м приводится и особо отмечается
выдержка из книги Л. Фейербаха, содержащая в частности, следую­
щие положения: «чувственное восприятие дает предмет, рассудок —
название для него....... Что же такое название? Служащий для раз­
личения знак, какой-нибудь бросающийся в глаза признак, который
я делаю представителем предмета, характеризующим предмет, чтобы
припомнить его в его целостности».
31
чего какие бы предметы меблировки (столы, стулья,
шкаЛы и т. п.) он ни изготовлял; передается же это по­
нятие (рабочий, изготовляющий предметы (мебель) из
деоева) через содержащееся в структуре данного слова
указание только лишь на одну разновидность м ебели'стол Таким образом в качестве названия для рабочего,
изготовляющего мебель, используется слово, которое
своим значением указывает лишь на один отйшштелыещй
признак данного рабочего, на его отношение к столам,
так как немецкое Tischler и русское столяр означают Ж
ловек, имеющий (по своей профессии) отношение к
столу (столам). Это значение является этимологическим
значением данных слов, т. е. значением, которое они имеют
по своему происхождению (и которое связано со строе­
нием их основы, с её звучанием)1.
Кран (например, водопроводный или газовый) по-немецки
называется Hahn (Wasserhahn, Gashahn) и, следовательно,
понятие кран передается посредством звучания, связан­
ного по происхождению со значением пет ух. Значение
кран возникло благодаря переносному употреблению слова
Hahn петух, потому что в старину кранам (в бочках)
придавали форму петуха; этот признак был поэтому ис­
пользован при создании названия для крана, которое со­
хранилось и в настоящее время, когда краны по своей
форме уже никакого сходства с петухом не имеют.
Способ передачи понятия посредством того или иного
значения, связанного со звучанием соответствующего сло­
в а — в данном случае передача понятия рабочий, изго­
товляющий предметы меблировки из дерева по­
средством значения человек, имеющий профессиональ­
ное отношение к столам у слова Tischler столяр и пере­
дача понятия кран посредством значения пет ух у слова
Hahn кран называют в н у т р е н н е й ф о р м о й с л о в а .
Внутренняя форма м о^ет отчетливо восприниматься,
быть живой (как в случае Tischler столяр)', однако она
может также и поблекнуть (как в случае Hahn кран, где
ассоциация с Hahn пет ух уж е утратилась и семантиче­
ская связь здесь воспринимается лишь при специальном
семантическом анализе этих двух слов-омонимов).
Наконец, слово может и совсем утратить свою внут­
реннюю форму. Так, если Hahn кран — слово с поблек0 6 этимологическом значении слов подробнее см. ниже, § 10-
82
шей внутренней формой, то Hahn петух — слово, внут­
ренней формы вообще не имеющее, так как этимологическое
значение этого слова поющий, поющая птица теперь уже
полностью утрачено и известно лишь лингвистам1.
Живая внутренняя форма отсутствует у очень боль­
шого числа слов, а именно у всех корневых (непроизвод­
ных) слов с прямым (непереносным) значением. Внутреннюю форму могут иметь лишь те корневые слова, значе­
ние которых возникло благодаря переносному употреб­
лению соответствующего слова, ср., в частности, такое
слово, как Birne (Gltihbirne) электрическая лампочка ,
лампочка накаливания , где понятие лампочка передается
посредством значения Birne груша, потому что электри­
ческая лампочка по форме похожа на грушу (ср. приве­
денный выше случай со словом Hahn кран).
Из сказанного ясно, что у слов, имеющих живую внут­
реннюю форму (т. е. у слов, у которых понятие пере­
дается через то или иное значение их звучания, указы­
вающее на отличительный признак соответствующего пред­
мета), в значение слова помимо отражения понятия входит
также и эта «внутренняя форма».
В значение слова входит и его семантическая связь
с другими словами, в частности, со словами, принадле­
жащими к тому же словообразовательному ряду.
Так, Tischler столяр по значению связано с Tisch стол,
Wecker будильник — с wecken будить, Obersetzung пе­
ревод и Obersetzer переводчик — с ubersetzen перево­
дить и т. д., т, е. в значение производного слова неиз­
бежно входит и значение содержащейся в нем производя­
щей основы (в приведенных примерах значение произво­
дящих основ tisch-, week-, iibersetz-).
Не только производные слова связаны по значению со
словами, от основ которых они образованы, но и основные
опорные слова тех или иных словообразовательных рядов
также семантически связаны с образованными от них про­
изводными словами. Так, например, на значение слова Erde
земля оказало определенное влияние противопоставление
1 Hahn по происхождению содержит индоевропейскую основу
кап-, которая имеется в латинском глаголе сапо пою. Этимологическое
значение немецкого слова Hahn (а вместе с ним и внутренняя форма
этого слова) утратилось, так как в немецком языке соответствующее
действие (пение) обозначается глаголом singen, содержащим не дан­
ную, но другую основу.
3
К. А. Левковская
33
з е м л и а н т е н н е в технике; однако закрепилось это
новое значение данного непроизводного слова (Erde земля)
именно под влиянием возникших затем производных словтерминов: глагола erden заземлять и производных уже
от глагольной основы существительных Erdting заземле­
ние, Erder заземлитель.
ЯйЙ
В значение слова (в широком смысле) входит также
и эмоциональная окрашенность (у слов, где такая окра­
шенность имеется).
•
Так значения слов Emporkommling выскочкр, Weichling
неженка включают оттенок презрения, а значения слов
Vati папочка , Mutti мамочка, Kindchen деточка — ласка­
тельный оттенок.
Ц
Таким образом, значение слова — понятие очень слож­
ное. С одной стороны, значение слова уж е выражаемого
словом понятия1, хотя бы уже потому что понятие пере­
дается словом через указание на какой-нибудь отличи­
тельный признак соответствующего предмета. С другой
стороны, лексическое значение слова не ограничивается
одним лишь отражением понятия, но включает и другие
компоненты: так называемую «внутреннюю форму» (у слов,
где эта «внутренняя форма» имеется), семантическую
соотнесенность с другими словами (где такая соотнесен­
ность существует) и эмоциональную окрашенность (в слу­
чаях, где она встречается)*.
' щЩ
Слова употребляются не только для обозначения тех
реальных (а иногда и воображаемых) предметов и явлений,
с которыми они (в соответствии с выражаемыми ими по­
нятиями) связаны. Часто встречаются также и случаи так
называемого п е р е н о с н о г о употребления слов, когда
название одного предмета употребляется для обозначения
другого предмета, вследствие сходства (или какой-либо
другой связи) между этими предметами. Поэтому з н а ч е ­
н и е слова следует отличать от его у п о т р е б л е н и я ,
от о б о з н а ч е н и я словом того или другого предмета,
1 См. В. А. З в е г и н ц е в , О принципах семасиологических ис­
следований, Автореферат диссертации на соискание ученой степени
доктора филологических наук, Москва, 1954, стр. 11.
8 См. К. А. Т и м о ф е е в и А. М. Б а б к и н , Рецензия на книгу
Е. М. Г а л к и н о й-Ф е д о р у к, Современный русский язык. Лексика,
«журн Вопросы языкознания», 1955, № 2, стр. 128. Ср. также R. Н а 11 i g
u. W. v o n W a r t b u r g , цит. работа, стр. IX, где приводится состав
семантических компонентов слова, устанавливаемый X. Г ю н т е р т о м
(Н. G u п t е г t, Qrundjragen der Sprachwissetischcift, Leipzig 1925, S. 44).
w
34
так как з н а ч е н и е и о б о з н а ч е н и е могут находиться
в соответствии друг с другом, но могут и расходиться.
Так в частности, Auge— Augen в соответствии со
своим значением (так же, как и русское глаз — глаза)
в основном употребляется для обозначения органов зрения
у живых существ — людей, животных, птиц, рыб, насеко­
мых. Однако часто в поэзии это слово и его основа
(в сложных словах) употребляется также и переносно —
для обозначения %
звезд1. Ср. у Гейне:
Die schGnen Augen der Friihlingsnacht,
Sie schauen so trostend nieder...
(H. H e i n e , Neue Gedichte)
У Гейне встречается и другое, несколько более необыч­
ное употребление основы этого слова, когда фиалки назы­
ваются глазами весны.
Die blauen Fruhiingsaugen
Schaun aus dem Gras hervor;
Das sind die lieben Veilchen,
Die ich zum StrauS erkor.
(H. H e i n e ,
Neue Gedichte)
Сверкающие на солнце брызги воды Гейне (так же как
и другие поэты на разных языках мира) называет брил­
лиантами:
Das Mlihlrad staubt Diamanten
Ich hore sein femes Gesumra.
(H. H e i n e , Buck der Lieder)
Для обозначения беспокойного движения плывущего
лебедя Гейне употребляет глагол rudern грести:
Es singt der Schwan ira Weiher
Und rudert auf und ab...
(H. H e i n e , Buck der Lieder)
И, наоборот, глаза иногда сравниваются со звездами:
Augen sterblich schdne Sterne!
Also mag das Liedchen klingen,
Das ich weiland in Toskana
An dem Meere hOrte singen. (H. H e i n e , Poetische Nachlese)
3*
35
%
Переносное (образное) употребление слов особенно ха­
рактерно для поэзии, однако оно встречается не только
здесь, но вообще имеет в языке весьма широкое рас­
пространение.
При семантическом анализе лексики, входящей в какоелибо речевое произведение, необходимо строго разграни­
чивать значение каждого из входящих в данное высказы­
вание слов от употребления этих слов и от значения всего
высказывания в целом. Иначе употребление того или иного
слова, которое мы находим в данном контексте, можно
спутать с его значением1, что поведет и к дальнейшим
ошибкам, к тому, что слова с совершенно разными значе­
ниями могут показаться при таком подходе синонимами’.
Как показывают приведенные выше примеры, значение
и употребление слова — разные вещ и 3. Можно назвать
звезды глазами, а глаза звездами, можно сказать про
лебедя, что он гребет, но из этого никак нельзя делать
вывода, что слову Augen глаза свойственно и значение
Sterne звезды (или наоборот), что rudern грести означает
одновременно и schwimmen плыть.
Значение слова — это о б щ е с т в е н н о п р и з н а н н о е
и з а ф и к с и р о в а н н о е в я з ы к е постоянное (связан­
ное с определенным понятием) с о д е р ж а н и е , переданое, прочное единство; употребление слова — это и сп о л ь з о в а н и е с л о в а в р е ч и , основанное, правда,
на общественно-признанном значении данного слова, но
могущее в какой-то мере и отступать от этого зна­
чения, так как мысль говорящего поясняется как со­
ответствующей ситуацией, так и контекстом. Употреб­
ление также может быть общественно признанным, но оно
может быть и (в большей или меньшей степени) индиви­
дуальным. Кроме того, оно не является постоянным, не
1
См. примеры такого смешения, приводимые В. В. В и н о г р а ­
д о в ы м в цит. выше работе «Основные типы лексического значения
слова», стр. 10— 11.
. ’
*
Ср. М. Д. С т е п а н о в а , Словообразование современного не­
мецкого языка, Изд-во лит-ры на иностр. языках, Москва, 1953, стр. 33,
38— 39) гд е, исходя из употребления, признаются синонимами Grlinschnabel молокосос и КпаЬе мальчик, Feuerrader огненные колеса и
glanzende Augen блестящие глаза, хотя эти слова и выражения, по
своему значению, существенно отличаются друг от друга.
3
См. В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы лексических значе­
ний слова, стр. 8 и след, и 22 и след.
оО
связано со словом так прочно, как значение. Даже так
называемые « о к к а з и о н а л ь н ы е » значения тех или иных
слов (т. е. значения, которые данные слова имеют не
всегда, но лишь в известных случаях) все же не «случай­
ны», но также (именно для данных случаев) постоянно свя­
заны с соответствующим словом \
Значение и употребление слова — это разные вещи, но
между ними все же существует и определенная взаимо­
связь, поскольку различные значения слов возникают из
их употребления (когда то или иное употребление — хотя
бы для известных, ограниченных случаев — становится по­
стоянным, прочно закрепляется в языке).
Так, в любом языке имеется очень большое количество
производных значений слов, развившихся из (переносного)
употребления этих слов. Ср. в ч а с т н о с т и , основное
значение глагола gehen и ответвившиеся от него п р о и з ­
в о д н ы е значения: I. о с н о в н о е з н а ч е н и е : gehen
идти, ходить (пешком) — langsam, schnell gehen идти
(ходить) медленно, быстро, zu FuB gehen идти (хо­
дить) пешком, auf den FuBspitzen gehen идти (ходить)
на цыпочках; II. п р о и з в о д н ы е з н а ч е н и я : 1) gehen
отправляться (куда-либо), посещать (что-либо)-, nach
Leipzig gehen отправиться в Лейпциг, auf die Universitat gehen пойти (поступить) в университет; zur Schule
gehen ходить в школу и т. д.; 2) gehen уходить (от­
куда-нибудь), отходить (о транспорте): Du kannst jetzt
gehen ты можешь теперь уйти, Menschen kamen und
gingen люди приходили и уходили, der Zug, das Schiff
geht urn 12 Uhr поезд, пароход отходит в 12 часов;
3) gehen функционировать, действовать (о механизмах):
die Uhren, Maschinen, Mtihlen gehen gut, richtig часы,
машины, мельницы ходят (функционируют, дейст­
вуют) хорошо, правильно.
Ввиду того, что значение и употребление слова взаимо­
связаны и взаимообусловлены, для точного разграничения
их во всех отдельных случаях необходимо тщательное
исследование функционирования соответствующих слов
в языке. Встречаются и неясные, переходные случаи. Но
важны не эти частные моменты, а принципиально пра­
вильный подход к данной проблеме вообще, принципиаль­
ное положение о необходимости отграничения лексического
1 О различных значениях слова см. ниже, § 10.
37
значения слова как общественно закрепленного в языке
(более или менее) постоянного семантического содержания
данного слова, от различных (иногда даже часто встре­
чающихся) возможностей его использования в речи.
Без разграничения значения и употребления слова не­
возможен правильный подход к другим проблемам сема­
сиологии, в частности к проблеме синонимии.
§ 10. Как показывает приведенный выше пример с гла­
голом gehen, слова обычно бывают многозначными, т. е.
имеют несколько значений; реже встречаются слова одно­
значные (ср. числительные acht восемь, funfzehn пятнад­
цать, neunzehn девятнадцать). У многозначных слов
различные значения в той или иной мере связаны друг
с другом; когда же связь между значениями порывается,
то возникают уже самостоятельные слова-омонимы1.
Различают следующие разновидности лексического
значения слова:
1.
Значение, которое связано со словом по его проис­
хождению и которое называется э т и м о л о г и ч е с к и м
значением слова2.
Этимологическое значение слова может восприниматься
говорящими, быть живым, но оно может и утрачиваться.
В соответствии с этим говорят о словах с ж и в о й и
о словах с м е р т в о й э т и м о л о г и е й (этимологией, из­
вестной лишь лингвистам). Как видно из приведенных в
§ 9 примеров, слова Tischler столяр и Birne электрическая
лампочка — это слова с живой этимологией (и с базирую­
щейся на этой этимологии живой внутренней формой).
У слова Hahn кран этимологическое значение (значение
петух) сильно побледнело, почти совсем стерлось (поблекла,
следовательно, и внутренняя форма), а слово Hahn петух,
к которому восходит слово Hahn кран — это слово с мерт­
вой этимологией (не имеющее, следовательно, и живой
внутренней формы).
Слово (der) Band том (например, Heines Werke in zwolf
Banden произведения Гейне в двенадцати т ом ах) по
происхождению восходит к слову (das) Band. Его этимоло­
гическим значением является, таким образом, значение,
1 См. ниже, § 31.
2 Термин э т и м о л о г и я
(от основ греческих слов etymon
основное (истинное) значение слова и logos) многозначен. Им обозна­
чается не только учение о происхождении слов и об их исконных
(этимологических) значениях, но и сами эти исконные значения.
38
которое сейчас имеет слово (das) Band предмет, служа­
щий для соединения других (разрозненных) предметов \
Значение, которое сейчас имеет слово (der) Band том,
возникло следующим образом: словом (das) Band (в пере­
носном употреблении) стали сначала обозначать переплет
книги (т. е. ту ее часть, которая связывает отдельные
листы). Данное употребление закрепилось в языке и переш­
ло в значение, затем (благодаря метонимическому переносу
названия с части на целое) из этого значения развилось
то значение, которое имеет слово (der) Band сейчас (т. е.
том), а переплет стал обозначаться уже словом Einband.
Так как между значением том и значением перевязь,
завязка нет ничего общего, многозначное слово Band
(колебавшееся раньше в отношении рода между мужским
и средним родом) распалось на два слова (два частичных)
омонима из которых за одним окончательно закрепился
мужской род, а за другим — средний.
Этимологическим значением глагола leiden является
значение передвигаться, путешествовать. А так как
всякое передвижение, всякое путешествие в древности
(при отсутствии удобных средств передвижения) было
сопряжено с трудностями и даже с опасностями, основа
этого глагола, в сочетании с имеющим результативный
оттенок значения префиксом ir- (современное ег-), т. е.
основа древненемецкого глагола irlTdan приобрела значение
претерпевать страдания в результате передвижения,
в результате путешествий8. Данное значение за­
тем закрепилось и за беспрефиксным глаголом leiden.
Изучение проблемы этимологического значения слова
относится главным образом к области исторической лек­
сикологии, куда входит в основном также и вопрос о так
называемой н а р о д н о й э т и м о л о г и и , которую пра| Ср. русские перевязь, за в я зк а , лента, тесем ка, бандаж
и т. п. Слова, точно соответствующего немецкому слову (das) Band,
в русском языке нет, и — в зависимости от того или иного значения
этого немецкого слова — оно переводится на русскии язык разными
словами.
2 Ср. Р. А. Б у д а г о в , Очерки по языкознанию, изд. АН СССР,
1953, стр. 32—35,
8 Ср. аналогичное по образованию современное немецкое erfahren
узнавать, первоначально означавшее получить (известие) в резуль­
тате передвижения, путешествия, так как в старину (при отсут­
ствии не только телеграфного, но и регулярного почтового сообщения)
добыть точные сведения можно было лишь таким образом.
39
вильнее было бы называть л о ж н о й э т и м о л о г и е й 1.
Ложная этимология заключается в произвольном установ­
лении новой этимологии у слова, лишенного живого эти­
мологического значения, на основе ассоциации его звучания
со звучанием других (не имеющих с ним ничего общего
по происхождению) слов. В результате ложной этимологии
происходит искажение звучания слова. Так, например,
современное звучание немецкого слова Schlittschuhe коньки
представляет собой результат ложной этимологии. Слово
это по своему происхождению связано не с существитель­
ным (der) Schlitten сани, санки, салазки, но с сущест­
вительным Schritt шаг и с глаголом schreiten шагать,
и звучало оно первоначально Schrittschuhe. Современное
звучание этого слова (Schlittschuhe) есть результат иска­
жения этого звучания по ассоциации со Schlitten (вслед­
ствие наличия у коньков полозьев).
Ложная этимология характерна в первую очередь для
более древних эпох развития языка, когда письменность
и школьное образование еще не имели массового распро­
странения, и произвольное искажение звучаний слов не
встречало таким образом противодействия, почему оно в
ряде случаев и закреплялось в языке (ср. Schlittschuhe).
В современном языке случаи ложной этимологии также
иногда встречаются (ср.— впрочем довольно давно возник­
шие — Zanktippe из Xanthippe Ксантиппа \ и Konzertvatorium из Konservatoriura консерватория), но удельный
вес и значение подобных случаев для дальнейшего развития
языка совсем иные, чем в древности, так как эти случаи
воспринимаются именно как случаи искажения звучания со­
ответствующих слов и признания в языке не получают.
2.
Помимо этимологического значения (которое является
живым далеко не у всех слов) среди различных значений
многозначного слова в определенную эпоху развития языка,
в частности в современную эпоху, различаются следующие
основные типы значений:
1)
о с н о в н о е з н а ч е н и е в противоположность про­
изводным (значение, положившее начало другим (ответвив­
шимся от него) значениям);
1 См. Е. М. Г а л к и н а - Ф е д о р у к , Современный русский язык.
Лексика, стр. 55—56.
г#
*
2 Имя жены Сократа (по преданию отличавшейся большой свар­
ливостью), превратившееся в имя нарицательное для обозначения свар­
ливой женщины.
г
40
7,
2) п р я м о е н о м и н а т и в н о е з н а ч е н и е (значение,
непосредственно связанное с данным звучанием в соответ­
ствии с обозначаемым словом понятием и отношением
слова к определенному явлению действительности) в про­
тивоположность переносным;
3) с в о б о д н о е з н а ч е н и е в противоположность
фразеологически связанным значениям 1.
Эти значения взаимосвязаны между собой и одни могут
в известных условиях переходить в другие.
Так, в частности, в приведенном выше примере с gehen
основным прямым номинативным (свободным) значением
является значение идти, ходить (пешком). Значение, ко­
торое этот глагол имеет в следующих сочетаниях: die
Uhren, Maschinen gehen gut, richtig является производным
(переносным по происхождению), но не воспринимаемым
больше как переносное значением этого глаголаа, который
обозначает здесь ход (функционированиеI стоящих на
месте механизмов и применяется в сочетании со сравни­
тельно узким кругом существительных.
Основным прямым номинативным значением прилага­
тельного grim зеленый является значение, которое мы на­
ходим в сочетаниях ein griiner Baum зеленое дерево,
grim es Gras зеленая трава, grime Farbe зеленый цвет.
Значение, которое grim имеет в сочетании grunes Obst
зеленые (незрелые) фрукты, является производным от
этого значения, поскольку плоды зеленого цвета в боль­
шинстве случаев бывают незрелыми. Это значение также
будет свободным, так как grim в этом значении (в значе­
нии незрелый) употребляется по отношению к любым
плодам, даже к тем, которые и в зрелом состоянии бы­
вают зеленого цвета. По происхождению это значение
является переносным, но сейчас уже воспринимается как
прямое. От этого значения в свою очередь ответвилось
новое переносное значение (слишком) молодой, неопыт­
ный, развившееся из переносного употребления прила­
гательного grim и его основы по отношению к живым
существам. Ср. сложное слово Grunschnabel молокосос
(< желторотый, неоперившийся птенец, буквально зе­
леноклюв).
1 См. В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы лексических значе­
ний слова.
* Ответвившимся от основного значения идти, ходить (двигаться).
41
Фразеологически связанное значение прилагательного
grtin мы находим в следующей фразеологической единице:
jemandem nicht grim (nicht gewogen) sein иметь зуб про­
тив кого-то, недолюбливать кого-нибудь. Значение при­
лагательного grtin здесь примерно соответствует значению
русских слов благосклонный, благорасположенный.
(Сравнение этого последнего случая со случаем die Uhren,
Maschinen gehen показывает, что степень ф р а з е о л о г и ­
ч е с к о й с в я з а н н о с т и значения в разных случаях
может быть различной.) Разобранное фразеологически свя­
занное значение прилагательного grtin ограничено лишь
рамками данной фразеологической единицы. Нечто анало­
гичное имеется, правда, во фразеологической единице Ег
kommt auf keinen grunen Zweig, однако здесь выступает
образное (метафорическое) употребление определительного
словосочетания прилагательного с существительным в це­
лом и поэтому нельзя сказать, что прилагательное grtin
само по себе имеет значение чего-то благоприятного. Од­
нако фразеологически связанное значение, какое grtin
имеет во фразеологической единице jemandem nicht grfin
sein, повидимому, по происхождению восходит к случаям
употребления, аналогичным рассмотренному образному
употреблению словосочетания (ein) griiner Zweig.
Основное прямое номинативное значение слова может
быть вытеснено производным от него переносным значе­
нием. Так было, в частности, со словом Kopf голова, ко­
торое первоначально означало сосуд, вместилище, затем
стало употребляться для обозначения черепа и, наконец,
для обозначения головы вообщ е1.
В настоящее время значение голова является основным
прямым номинативным значением этого слова, так как ста­
рое значение в свободном употреблении исчезло и сохра­
нилось еще только в литературном немецком языке в та­
ком сложном слове как Pfeifenkopf трубочная головка
(вместилище для табака у трубки для курения), ср.
английское а сир чашка, например, a cup of tea чашка чая.
В ряде случаев сохраняется несколько древних значе­
ний, но взаимоотношение между ними меняется.
1
Ср. (в отношении переноса значения) хотя бы такое современ­
ное образное обозначение головы, как встречающееся в обиходной
речи Gedankenscheune. См. Н. К й р р е г, WOrterbiich der deutschen
Umgangssprache, Hamburg, 1955, S. 130,
42
Так, исторически основным значением слова Mann было
значение человек вообще (а значение мужчина было про­
изводным значением); об этом свидетельствует употреб­
ление данного слова в различных германских языках, в
частности, в древнеанглийском (где оно первоначально
могло обозначать как мужчину, так и женщину), а также
и значение современного слова Mensch (являющегося по
происхождению производным от основы Mann субстан­
тивированным прилагательным с суффиксом -isch-, дн.
-isc- (-isk-))\ кроме того, и такое употребление совре­
менного слова (der) Mann, как drei Mann три чело­
века, sieben Mann семь человек и т. д.
В современном языке основным прямым номинативным
значением слова Mann является значение мужчина, a Mann
в сочетаниях drei Mann, sieben Mann воспринимается даже
не в плане значения, но скорее как употребление данного
слова.
Поскольку слово представляет собой единство звучания
и значения и различные значения связаны именно с дан­
ным звучанием2, целесообразно различные случаи упот­
ребления слова в определенном значении обозначать как
лексико-семантические варианты данного слова .
Так, например, слово Frau имеет три основных лекси­
ко-семантических варианта: 1) женщина вообще (ср. Man­
ner und Frauen мужчины и женщины)-, 2) замужняя
женщина (ср. Ртаиеп und Mad(chen) женщины и де­
вушки)-, 3) жена (ср. Johann Hardekopf und seine Frau
Иоганн Хардекопф и efe> жена).
Как уже было отмечено, лексико-семантические вари­
анты слова могут обособиться друг от друга и превра­
титься в самостоятельные слова — омонимы4.
Приведенная выше классификация главных типов лек­
сических значений слов, которую мы находим у акад.
В. В. Виноградова6, исходит из реального взаимоотноше­
ния между различными значениями многозначного слова.
1 Mensch < дн. mennisko.
2 Что не исключает возможности совпадения звучаний разных
СЛОВ.
„
i
а
3 См. А. И. С м и р н и ц к и й, К вопросу о слове (проблема «тож­
дества слова»), стр. 36—41.
4 См. ниже, § 31.
5 См. В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы лексических значе­
ний слова.
I
Эта классификация является с точки зрения основных
положений советского языкознания правильной.
Однако это не единственно возможная классификация.
У разных ученых мы находим (в зависимости от их
общетеоретических концепций) и различные другие под­
разделения значений слов.
Так, например, один из крупнейших германистов —
теоретик младограмматической школы Герман Пауль1
делит значение многозначного слова на 1) у з у а л ь н о е
(от латинского tisus обычай, правило), о б ы ч н о е или
о б щ е е значение и 2) ряд о к к а з и о н а л ь н ы х (от ла­
тинского occasio случай), ч а с т н ы х значений, проявля­
ющихся в каждом данном случае употребления соответ­
ствующего слова.
Об окказиональных значениях Г. Пауль отмечает, что
они всегда конкретны (даже если и являются отвлеченны­
ми) в том смысле, что это отдельные простые (монолит­
ные) значения, выступающие в тех или иных случаях
конкретного употребления данного слова. Узуальное же
значение, согласно Г. Паулю, является всегда абстрактным,
общим и — у многозначных слов — разветвленным, так
как охватывает всю сумму окказиональных значений
слова.
I
В качестве примера окказиональных значений много­
значного слова Г. Пауль приводит, в частности, разные
значения, связанные со звучанием Fuchs лиса, лошадь
рыжей масти, рыжий человек, хитрый человек, золо­
тая монета, студент первого семестра.
Вопроса об омонимии (по отношению к таким, напри­
мер, случаям, как Fuchs лиса и Fuchs золотая монета
или Fuchs студент первого семестра) Г. Пауль не ставит.
Выше же он по отношению к данной проблеме (к проб­
леме омонимии) высказывает мнение, что те или иные
омонимы (например, Acht внимание, осторожность, Acht
изгнание и acht восемь2) практически представляют собой
одно слово с разветвленным узуальным значением.
В соответствии с этим омонимы, развившиеся из раз­
ных лексико-семантических вариантов первоначально едиСм. Н. P a u l , Prinzipien der Sprachgeschichte, Halle a. S., 1920,
S. 7 5 - 7 8 .
*
Как видно из^последнего примера, вопрос о полных и частич­
ных омонимах здесь вообще не ставится.
44
1
ного слова, в частности, Messe! обедня и Messe, ярмар­
ка также рассматриваются Г. Паулем именно в плане
многозначности.
Кроме узуального и окказиональных значений, Г. Пауль
различает еше исконное (или этимологическое) значение
слова (Grundbedeutung), которое, как он справедливо от­
мечает, не всегда возможно установить.
Как показывает приведенный материал, со взглядом
Г. Пауля на проблему многозначного слова никак нельзя
согласиться. Этот взгляд отчетливо отражает психологизм
Г. Пауля‘и его идеалистическое понимание языка как
некой суммы «языков» (или, вернее, речи) индивидуумов,
из которой — только путем абстракции — извлекается язык.
Не понимая общественной сущности языка как реально
существующего общенародного средства общения, Г. Пауль
не видит объективных закономерностей функциониро­
вания многозначного слова, не видит реального взаимо­
отношения, существующего между значениями этого слова.
Узуальное значение (в понимании Г. Пауля) — эту создан­
ную им абстракцию — он также точно «извлекает» из ин­
дивидуального употребления слова, как он «извлекает» и
язык из его индивидуального употребления говорящими.
То, что язык, — это объективно существующая реальность,
что язык есть «практическое, существующее и для других
людей, и лишь тем самым существующее также и для
меня самого действительное сознание*» Г. Пауль, — яв­
ляясь идеалистом, а йе материалистом, — конечно, не по­
нимает.
По поводу приведенного Г. Паулем примера Fuchs
необходимо еще добавить, что в нем не разграни­
чены значения слова и случаи его употребления: рыжий
человек и хитрый человек — это, конечно, не отдельные
значения слова Fuchs лиса, но случаи его переносного
(метафорического) употребления.
§ 1 1 . Производные значения слова развиваются из его
основного значения (или основных значений) в результате
изменения значения. Изменение значения слова может про­
исходить разными путями, в частности в результате ме1 Ср. G e r t r u d P a t s c h , Grundfragen der Spracktfieorie, Halle
(Saale), 1955, S. 19—22.
2 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с , Немецкая идеология, Соч.,т. IV,
стр. 20.
45
т а ф о р и ч е с к о г о 1 (по сходству), или м е т о н и м и ч е ­
с к о г о 2 (по различным связям между явлениями)3 пере­
носа названия с одного предмета (или явления) на другой,
если такой перенос прочно закрепляется в языке.
Особенно широкое распространение в языке имеет ме­
тафора. Сходство между двумя предметами (или явлени­
ями), на основе которого происходит метафорический пе­
ренос названия с одного предмета на другой, может от­
носиться к самым различным областям. Это может быть:
1) сходство в отношении формы тех или иных предметов
или в отношении расположения тех или иных составных
частей. Ср.: Nagelkopf головка гвоздя и Menschenkopf
голова человека, Tierkopf голова животного; Tiirflugel
створки двери, Nasenflugel крылья носа и Vogelfliigel
крылья птицы, 2) совпадение функции, ср.: Schreibfeder
перо для письма и Vogelfeder перо птицы. Современное
орудие для письма в целом ряде языков называется пе­
ром, так как раньше таким орудием служило перо птицы;
3) сходство в отношении воздействия на органы чувств,
ср.: schreiende Farben кричащие цвета, что объясняется
тем, что резкие цвета так же неприятно поражают орган
зрения, как громкий крик — орган слуха и т. п.
Такое переносное употребление может быть явлением
индивидуальным, или же явлением, получившим в языке
всеобщее распространение. В соответствии с тем, имеет
ли место первое или второе, говорят об индивидуальных
или же об общераспространенных метафорах.
Индивидуальные метафоры сознательно создаются как
определенное стилистическое средство для придания языку
известной образности и поэтому всегда в какой-то мере
являются метафорами поэтическими. Метафоры общерас­
пространенные подразделяются на метафоры поэтические,
преследующие указанные выше цели, и метафоры языко­
вые, возникающие просто вследствие наличия сходства
между теми или иными предметами.
1 Термин м е т а ф о р а греческого происхождения: m etaphora
означает перенос.
;
Ус.'Л’''-'
* Термин м е т о н и м и я также происходит из греческого: metonymia означает переименование.
8 См. Н. H i r t , Etymologie der neuhochdeutschen Sprache, Dar-
stellung des deutschen Wortschatzes in seiner geschichtlichen Eritwicklung, MQnchen, 1921, 5. 411—413.
46
Так, например, употребление слова глаза по отноше­
нию к звездам и наоборот (см. выше, § 9) принадлежит
к распространенным поэтическим метафорам, характерным
для разных языков (а не только для языка немецкого).
пространенными. Ср. у Г. Гейне:
Der Wind zieht seine Hosen an.
Die weifien Wasserhosen!(H. H e i n e , Bach der Lieder)
(имеется ввиду пена на гребнях волн).
Здесь распространенная авторская метафора основана
на игре слов: Wasserhose смерч содержит основу, омони­
мичную основе непроизводного слова Hose.
В литературе (особенно в поэзии) р а с п р о с т р а н е н ­
н ы е м е т а ф о р ы используются очень часто. Ср.:
Sterne mit den goldnen FiiBchen
Wandeln droben bang und sacht,
Dafi sie nicht die Erde wecken.
Die da schlaft im SchoS der Nacht.
(H. H e i n e , Nene Gedichte)
Языковые метафоры, в отличие от поэтических, всегда
имеют в языке всеобщее распространение. Они не пред­
ставляют собой явления, специально рассчитанного на оп­
ределенное художественное воздействие. Эти метафоры
возникают и получают распространение и общее призна­
ние в языке именно вследствие бросающегося в глаза
сходства между предметами. Благодаря своей общерас­
пространенности эти метафоры* обычно «стираются», образ­
ное сравнение, положившее им начало, забывается, вслед­
ствие чего переносное значение слова часто превращается
при этом в прямое (не переносное) значение.
Употребляя такие слова и выражения, как: Tflrflugel,
Nasenflugel, Fufi des Berges подошва горы, Rucken des
Buches корешок книги, Bart eines Schlflssels бородка
ключа, Hals einer Flasche горлышко бутылки, говоря­
щие никакого сознательного переноса названия уже не
совершают и совсем не думают при этом о какой бы то
ни было образности. Образность здесь воспринимается
лишь при анализе значения этих слов (так как метафоры
47
эти еще не совсем «стерлись», не совсем еще «застыли»,
потому что здесь еще в какой-то (очень слабой) степени
воспринимается связь с прямым номинативным значением
соответствующих слов).
К застывшим метафорам в современном немецком язы­
ке принадлежит, например, Zelle клет ка (в биологии),
где связь со словом Zelle монастырская келья 1 (ср.
Klosterzelle) больше совсем уж е не воспринимается и
можно, таким образом, говорить об омонимии.
Языковые метонимии также быстро стираются, как и
языковые метафоры, что тоже ведет к образованию
омонимов, ср. омонимы Messe католическая обедня и
Messe ярмарка (например, die Leipziger Messe). Второе
значение возникло из первого (и затем данный лексико­
семантический вариант ответвился в отдельное слово),
так как большие приходские католические праздники в
старину отмечались не только церковной службой но
также и ярмаркой2.
Вопрос о метафоре, метонимии и прочих видах пере­
носа названий, а также и о разных других видах измене­
ния значения слова, относится в основном к области исто­
рии слов и является, следовательно, предметом изучения
главным образом исторической лексикологии.
§ 12. Как уже было отмечено (см. выше, § 6), слово
представляет собой не только звучание, но является не­
разрывным единством звучания и значения. Это положе­
ние действительно для всех слов, однако связь между
звучанием и значением не у всех слов носит одинаковый
характер, так как характер этой связи зависит от стро­
ения основы слова.
Нечленимые, корневые (непроизводные) основы связаны
с определенным значением в’сем своим звучанием в целом.
Связь звучания со значением у слов с этими основами
является условной. Она опирается на длительную тради­
цию употребления непроизводных слов в языке и никак
От которого ответвилось слово Zelle клет ка (в биологии)
с
и , * ! 1’ V ^ g e ’ Etymologise hes WOrterbuch der deutschen
c h e ^ S p r a c h e ^ Щ2 также № H i r t , Etymologie der neuhochdeutsРазновидностью метонимии является с и н е к д о х а — употребле­
ние названия целого вместо части и части вместо целого, напоимеоunter diesem D ach под этой кры ш ей (вместо in diesem H aus в этом
ооме) и т. п.
48
не мотивирована ни природой звуков, составляющих зву­
чание слова, ни характером значения даннЬго слова1.
Употребляя немецкие слова — Baum дерево, Наш дом,
Sand песок, griin зелёный, wachsen расти и т. д. в раз­
личных их формах для обозначения соответствующих
ч предметов и явлений, мы никак не можем объяснить, по­
чему с данными звуковыми комплексами связаны именно
эти, а не какие-нибудь другие значения. Мы просто поль­
зуемся этими словами так, как ими пользовались пред­
шествующие поколения людей, говоривших по-немецки.
Иначе обстоит дело со словами, имеющими производ­
ные или сложные основы. Здесь значение мотивировано
двухсторонней связью соответствующих основ: 1) связью
с определенным словообразовательным типом и 2) связью
с производящими основами, от которых данные слова об­
разованы.
Так, например, мы знаем, почему исследователь выра| жается звучанием Forscher, а исследование — звучанием
Forschung. На это указывает строение производных основ
этих слов: -ег— это суффикс деятеля, a -ung— суффикс
имени действия, и оба слова содержат производящую ос­
нову forsch-, т. е. основу глагола forschen исследовать.
Поэтому данные слова и имеют именно присущее им
(а не какое-либо другое) значение.
Значение слов со сложными основами также является
мотивированным. Так, значение определительных сложных
слов мотивировано тем, что эти слова включают те или
иные (соотносящиеся с определенными словами) произво­
дящие основы, из которых первая является определите­
лем второй.
Мы знаем, почему соответствующие предметы обозна­
чаются словами: Arbeiterzeitung рабочая газета или
Wandzeitung стенная газета. Arbeiterzeitung и Wandzeitung, соотносятся с производным словом Zeitung газета .
1 См. А. И. С м и р н и ц к и й, Значение слова, стр. 87, а также
Г. О. В и н о к у р , Заметки по русскому словообразованию, Изв. Акад.
Наук СССР, Отд. Лит. и Яз., 1946, т. V, вып. 4, стр. 316; Б. А.
С е р е б р е н н и к о в , К вопросу о недостатках сравнительно-истори­
ческого метода в языкознании, Изв. АН СССР, Отд. Лит. и Яз., 1950,
т. IX, вып. 3, стр. 178; Е. М. Г а л к и н а - Ф е д о р у к, Знаковость
в языке с точки зрения марксистского языкознания, журн. «Иностран­
ные языки в школе», 1952, № 2, стр. 10; е е ж е , Современный рус­
ский язык, Лексика, т. XI, стр. 47—48; Н. М. Ш а н с к и й , Основы
словообразовательного анализа, Учпедгиз, 1953, стр. 22.
4
К- А. Левковская
49
Эти сложные слова обозначают газеты, а не книги и не
журналы. Но они обозначают разные газеты, на что ука­
зывает первый (определяющий) компонент (сложных) основ
этих слов. Первая газета (A rbeiterzeitung)— это ра­
бочая газета (а, скажем, не крестьянская и не пио­
нерская), вторая же (Wandzeitung) — не обычная, из­
дающаяся типографским способом газета, но особая га­
зе т а — стенная. Значение слова Arbeiterfamilie рабочая
семья, семья рабочего также является мотивированным
соотнесенностью входящих в него основ с соответствую­
щими словами: Familie семья и Arbeiter рабочий. То же
можно сказать и насчет других сложных слов этого типа:
Wandschrank стенной шкаф, Schreibtisch письменный
стол, Schreibpapier писчая бумага и т. п.
Материалы исторической лексикологии показывают нам,
однако, что производная и сложная структура некоторых
основ может постепенно утратиться и тогда эти основы
превращаются в непроизводные, а некогда мотивирован­
ная связь между звучанием и значением, таким образом,
становится уже немотивированной, превращается в тра­
диционную.
Так, непроизводные с точки зрения современного не­
мецкого языка слова Welt мир (свет), solch такой, welch
какой, по своему происхождению являются словами слож­
ными. Welt некогда звучало wer-alt, т. е. состояло из
двух основ: wet — человек, мужчина (ср. лат. vir муж,
мужчина) и alt (ср. нем. alt старый, Alter возраст) и
имело значение возраст человека. Развитие значения этого
слова, повидимому, шло по следующей линии: возраст
человека, поколение людей, век (человеческий век и эпо­
ха), человечество, люди (в определенную эпоху), мир
(свет); solch и welch также были в древности сложными
словами (дн. so-lih и wellh < hwa -lih) с именной основой
llh тело, образ, облик в качестве второго компонента1 и
разными основами в качестве первого компонента. Древ­
нее определительное местоимение solih означало имеющий
такой (so-) образ, облик, древнее же вопросительное ме­
стоимение hwa-lih имело значение имеющий какой (hwa-)
образ. Определительным компонентом этого последнего
1 Эта основа сохранилась в слове Leiche мертзое тело и в суф­
фиксе прилагательных -Hch-, (например, в словах mannlich, weiblich,
sachlich, briiderlich, jahrlich и т. п.).
50
слова была древняя местоименная основа hwa-: hwe-, ко­
торая входит в вопросительные местоимения и наречия
wer? кто?, wie? как?, wo? где?1.
Современные корневые слова Freund друг, Feind враг,
Stadt город, Kunst искусство были некогда словами произ­
водными. Первые два (Freund и Feind) — были субстанти­
вированными причастиями от глаголов со значениями со­
ответственно любить и ненавидеть. Ср. 1) дн. сущ. friunt
друг, родственник и гот. сущ. frijonds друг (букв.
любящий), а также гот. глаг. frijon любить (в немецком
языке соответствующий глагол был утрачен еще в древ­
ности); 2) дн. сущ. fiant, враг и дн. глаг. fien не­
навидеть, а также гот. сущ. fijands враг (букв, ненави­
дящий) и гот. глаг. fijan ненавидеть.
Слово Stadt, идентичное по происхождению с statt
(anstatt) и Statte (дн. stat место) возникло как имя дейст­
вия с суффиксом -t- от глагола стоять, дн. sten, stsn
|совр. stehen) (см. выше, § 41 |
История развития значения этого слова показывает
нам, что производность его основы (а, следовательно,
и мотивированность связи между звучанием и значе­
нием) здесь были утрачены уже очень давно, так как .
уже в древневерхненемецкий период это слово значе­
ния стояние, стоянка не имело, но означало место
(Ort, Stelle)8.
Kunst по происхождению принадлежит к тому же сло­
вообразовательному типу имен действия, как и Stadt (с
вариантом суффикса -t- (-st-), который имеется в производ­
ных словах Fahrt езда, поездка и Saat сев, посев). Образо­
вано это слово от основы глагола kOnnen уметь (дн. kunnan)
и обозначало оно первоначально всякое умение, а не
только художественное мастерство. В настоящее время
производящая основа слова Kunst искусство по семанти­
ческим и фонетическим причинам (ср. Kunst и капп — кбппеп) не ассоциируется больше ни с глаголом кбппеп
i Эта основа индоевропейского происхождения, представленная в
частности в латинском наречии quod (в чем?, в отношении к чему?).
1 d в слове Stadt не восходит ни к какому звуку (ср. Stadt и дн.
stat) и объясняется сохранением особенностей старинной орфографии,
когда писали Goldt (Gold золото), feldt (Feld поле), radt (Rat совет),
nodt (Not нужда). Закрепилось это написание (dt) здесь для разгра­
ничения слова Stadt и его омонима Statt.
3 См. F г. K l u g e , Etymoiogisches WOrterbuch der deutschen
Sprache, слова Stadt, Statt и Statte.
4*
61
уметь, ни с (принадлежащими к непродуктивному слово­
образовательному типу) именами действия (Fahrt и т. п.),
и это слово, таким образом, уже утратило производность
своей основы, а, следовательно, и мотивированность сво­
его значения.
Степень утраты производности у разных (производных
по происхождению основ) может быть различной, и по­
этому вопрос о разграничении производных и непроизводных
основ представляет собой весьма сложную лингвистиче­
скую проблему1. Трудной проблемой является также и
разграничение производных и сложных основ (см. ниже,
§ 37 и § 40).
См., в частности Г. О. В и н о к у р , Заметки по русскому слово­
образованию; А. И. С м и р н и ц к и й , Некоторые замечания о прин­
ципах морфологического анализа основ, Доклады и сообщения <Ьилологич. ф-та МГУ, 1948, вып. V.
Г Л А В А II
ПУТИ РАЗВИТИЯ СЛОВАРНОГО СОСТАВА
НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА
§ 13. Словарный состав современного немецкого языка,
как и словарный состав всякого языка, есть продукт всей
предшествующей истории этого языка и вместе с тем
живая история говорящего на данном языке народа, так
как в словарном составе отражаются происходящие в дан­
ном обществе (в разные периоды его существования)
события, возникающие в нем новые явления, причем многие
из возникших в разные эпохи слов сохраняются в языке
и в последующее время.
В словарном составе каждого национального языка
отражается непрерывный рост материальной и духовной
культуры общества, материальной и духовной культуры
данного народа и человеческого общества вообще, так как
на современйом этапе развития человечества очень многие
культурные ценности носят интернациональный характер.
Достаточно сравнить старую и новую немецкую лексику
в любой области, чтобы увидеть в ней отражение большого
прогресса человеческого общества по сравнению с древним
его состоянием. Ср.: Pferd лошадь, Wagen телега, по­
возка, карет а,' Boot лодка, Schiff корабль, с одной сто­
роны и Post почта, Auto автомобиль, Lokomotive паровоз,
Zug поезд (Personenzug пассажирский поезд, Giiterzug
товарный поезд, Schnellzug скорый поезд и т. п.); Dampfer
пароход (Oberseedampfer океанский пароход и т. д.);
Flugzeug самолет; Telegraph1, Telephon1(Fernsprecher), Ra­
dio (Rundfunk), Bildfunk телевидение, телепередача, Pho­
tographic1, Telephotographie, Kino и многие другие слова,
свидетельствующие о развитии науки и техники.
1 Также Telegraf, Telefon, Fotografia.
53
Новые слова, пополняющие словарный состав того или
иного языка, отражают как то новое, что возникает в борьбе
прогрессивных кругов общества за лучшее его будущее,
так и новые ухищрения реакционных сил общества, против
которых борется его прогрессивная часть.
Так, в современном немецком языке мы имеем, с одной
стороны, такие слова, как: Volkskammer народная палата,
Volkswirtschaftsplan народнохозяйственный план, volkseigеп народный, принадлежащий народу, Volksdemokratie
народная демократия, volksdemokratisch народно-демо­
кратический, Qualitatsbrigade бригада (отличного) каче­
ства, Friedenskampf борьба за мир, Friedensanhanger
сторонник мира, а с другой стороны, Rerailitarisierung
ремилитаризация и Atomwaffe атомное оружие,
Atoraborabe атомная бомба, Atomkrieg атомная война.
Эти слова отражают новые (как прогрессивные, так и
реакционные) явления, возникшие как в самой Германии,
так и за ее пределами.
Всякое новое слово, возникшее в языке тем или иным
путем (см. ниже, § 15), является н е о л о г и з м о м (от
основ греческих слов neos новый и logos слово). Новое
слово остается неологизмом до тех пор, пока оно еще
воспринимается именно как новая единица языка. Затем
оно либо окончательно закрепляется в языке, превращается
в ничем не отличающееся от всех остальных слово и
функционирует наряду с другими, обычными и привычными
для говорящих словами, либо — если данное слово не
отражает постоянного и существенного для общества
явления, — оно вскоре устаревает, превращается в архаизм
(см. ниже), а иногда даже, не успев еще устареть, исчезает
так же быстро, как появилось.
Новые слова (независимо от их дальнейшей судьбы)
подразделяются на я з ы к о в ы е и а в т о р с к и е неоло­
гизмы. Языковые неологизмы — это входящие в словарный
состав языка слова, являющиеся общим достоянием гово­
рящего на данном языке народа, авторские же неологизмы—
это продукт индивидуального творчества тех или иных
членов общества, и используются они другими членами
этого общества обычно лишь как цитаты, но не как слова,
принадлежащие к словарному составу соответствующего
языка | Это не противоречит тому, что авторские неоло­
1 С м .А .И . С м и р н и ц к и й , Объективность существования языка.
54
гизмы могут получить затем общее признание и войти
в словарный состав языка1.
Большинство авторских неологизмов мы находим в худо­
жественной литературе, где эти неологизмы создаются
авторами тех или иных (прозаических или поэтических)
произведений с целью определенной художественной выра­
зительности, как она понимается данным писателем. По­
скольку подобные неологизмы относятся, таким образом,
к области стиля, их можно назвать и с т и л и с т и ч е с к и м и
неологизмами.
Таким авторским (стилистическим) неологизмом для
соответствующей эпохи является, например, следующее,
созданное Г. Гейне слово: Quadratmeilengesicht большое
и плоское лицо (точнее: лицо, площадь которого может
быть измерена на квадратные мили).
Die eine Dame war die Frau Gemahlin, eine gar grofie,
weitlaufige Dame, ein rotes Quadratmeilengesicht mit Griibchen in den W angen... (H. H e i n e , Die Harzreise)
Иную эмоциональную окраску имеет созданное А. Зе­
герс сложное прилагательное schneeflockenstill тихий (и
белый) как снежинки:
'
Auf ihrem kleinen schneeflockenstillen Gesicht lagen
die Schatten der dichten Wimpern. (A. S e g h e r s , Die Toten
bleiben Jung.)
Однако не все авторские неологизмы относятся к об­
ласти художественной литературы и выполняют именно
стилистическую функцию. К авторским неологизмам при­
надлежат также и новые термины, создаваемые отдельными
учеными в процессе разработки ими тех или иных научных
проблем. Таким авторским неологизмом был некогда и
общераспространенный в германистике термин Lautverschiebung передвижение согласных, созданный в свое время
Яковом Гриммом.
Языковыми неологизмами для современного немецкого
языка являются, в частности, все возникшие в связи
с демократическими преобразованиями в восточной части
Германии и затем в Германской Демократической респуб­
лике новые слова (см. выше, § 13 и ниже, § 15).
1
См. А. И. С м и р н и ц к и й , Объективность существования язы­
ка. Материалы к курсам языкознания под общей редакцией В. А.
Звегинцева, изд. МГУ, 1954, стр. 17.
65
§ 14. Пополнению словарного состава, его обогащению
новыми лексическими единицами противостоит обратный
процесс
процесс устаревания и отмирания лексических
единиц. Однако отмирает гораздо меньшее количество слов,
чем возникает новых, поэтому словарный состав непрерывно
обогащается.
Устаревшие слова носят название архаизмов (от основы
греческого слова archatos древний).
При изучении архаизмов необходимо постоянно помнить,
что в современных языках отмирание слов протекает иначе,
чем это было в древности в языках, не имевших письмен­
ности, когда многие устаревшие слова просто постепенно
(и бесследно) исчезали из языка. В настоящее же время
огромное большинство устаревших слов зафиксировано в том
или ином письменном памятнике, для которого эти слова ар­
хаизмами не являются. Сохранившиеся таким образом уста­
ревшие и вышедшие из живого употребления слова могут
быть извлечены из соответствующих памятников и вновь
использованы для тех или иных целей, что иногда ведет
к оживлению архаизмов и внедрению их вновь в язык.
Так, например, слово Turnier, как обозначение рыцар­
ских состязаний, является вышедшим из употребления
словом, используемым лишь историками и авторами исто­
рических романов при описании соответствующих явлений
средневековья. Однако это слово затем вновь вернулось
к жизни в более широком значении состязание вообще.
Это в частности показывают следующие сложные спор­
тивные термины, включающие основу этого слова__ср :
Schach-Turnier шахматный турнир, Reit-Turnier конно­
спортивные состязания.
К архаизмам принадлежат не только устаревшие слова
и устаревшие значения слов (лексические архаизмы), но
также и устаревшие грамматические формы, или же
устаревшее употребление существующих грамматических
форм (грамматические архаизмы).
Так, например, грамматическим (морфологическим) арха­
измом является форма родительного падежа местоимений
wer? was? — wes?, вытесненная расширенной формой wessen?
и сохранившаяся лишь в отдельных, восходящих к прежним
эпохам пословицах и поговорках, ср.: Wes das Herz voll
ist, des geht der Mund liber Чем переполнено сердце, о
том говорят уста. К древней форме родительного падежа
восходит и звучание данной местоименной основы (звучание
wes-) в сложных словах weshalb? weswegen почему?, ради
чего (кого)?.
Проблема грамматических архаизмов является предметом
изучения грамматики и стилистики.
Среди лексических архаизмов имеются, с одной стороны,
лексические единицы, которые вышли из употребления
в связи с исчезновением самого обозначаемого ими явления,
и, с другой стороны,— лексические единицы, устаревшие
по различным другим причинам, так как явления, обозна­
чавшиеся этими (устаревшими затем) словами, сохранились,
но приобрели новые названия, которые и вытеснили прежние
обозначения.
Архаизмы первого рода — т. е. слова, исчезающие
вместе с исчезновением обозначаемого ими явления и упо­
требляемые лишь историками и писателями при описании
соответствующей эпохи,— обычно (в отличие от прочих
устаревших слов) именуются и с т о р и з м а м и .
Историзмами для современного немецкого языка явля­
ются такие слова, как: Kurfurst курфюрст, Minnesang
миннезанг (любовная рыцарская лирика), Vesperie ры­
царские состязания, предшествующие более крупному
турниру, наименования отдельных частей рыцарского
вооружения, названия различных средневековых орудий
пыток, наименования различных, характерных именно для
гитлеровской Германии рангов и другие подобные слова.
Архаизмами, вытесненными новыми названиями соот­
ветствующих предметов, являются такие слова, как, на­
пример: Muhme (теперь Tante тетя), Base двоюродная
сестра (теперь Kusine) или Schnur сноха (теперь Schyiegertochter невестка).
Историзмы (а также и прочие архаизмы) данного языка
могут быть использованы не только для передачи исто­
рического колорита соответствующей эпохи из жизни
народа-носителя этого языка; путем применения архаизмов
родного языка, писатель иногда характеризует древнюю
эпоху в жизни другого народа, что является стилистическим
использованием архаизмов.
Вопрос об архаизмах представляет собой довольно
сложную проблему, которая может быть правильно осве­
щена лишь при историческом к ней подходе. Читая тот
или иной письменный памятник прошлого и встречая в нем
устаревшие для нашей эпохи слова-архаизмы, мы не можем
(не зная словоупотребления эпохи, к которой принадлежит
57
данный памятник) определить, являются ли эти слова
архаизмами также и с точки зрения языка этого памятника.
Так, например, если слово Base двоюродная сестра
для нашего времени — это архаизм и теперь говорят Kusine,
то употребление данного слова в гетевском «Вертере»
архаизмом не является.
Между тем, эти совершенно разные веши очень часто
смешиваются, чему способствует еще и неясность приме­
няемой в некоторых работах терминологии1. Согласно этой
терминологии архаизмы делятся на две разновидности —
«подлинные» (echte) и «стилизованные» (stilisierte?) арха­
измы; последний термин относится к сознательно исполь­
зуемым писателями устаревшим словам. «Подлинными»
же архаизмами именуются устаревшие для современного
языка слова и отдельные словоформы, содержащиеся в
памятниках прежних эпох — тех эпох, для которых эти
слова и словоформы архаизмами вообще не являются.
Таким образом создается неправильное впечатление, что
архаичен язык памятников прошлого как таковой, тогда как
на самом деле в этих памятниках отражено современное
им словоупотребление, являющееся архаичным никак не
с точки зрения той (более древней), но с точки зрения
нашей эпохи.
Во избежание неясностей, которые неизбежно возникают
при употреблении указанной выше терминологии, от этой
терминологии следует отказаться.
Во-первых, каких-либо «неподлинных» архаизмов вообще
нет. Все архаизмы являются «подлинными» с точки зрения
той (более поздней) эпохи, для которой данные слова
(или отдельные словоформы) являются устаревшими. Что
же касается «стилизованных» (stilisierte) архаизмов, то они
не представляют собой никакой особой разновидности
устаревших слов, но определенное стилистическое исполь­
зование этих слов, поэтому о данном явлении и следует
просто говорить как об использовании устаревшей или
совсем вышедшей из употребления лексики, как это
делается, например, в книге Е. М. Галкиной-Федору к 2.
Выше были в основном рассмотрены целиком устарев­
шие слова. Кроме того, в каждом языке среди лексических
1 См. в частности Е. R i е s е 1, Abrifi der deutschen Stilistlk, V erlag
fur fremdsprachige Literatur, Moskau, 1954, S. 118.
2 См. E. М. Г а л к и н а - Ф е д о р у к , Современный русский язык,
Лексика, стр. 125— 132.
58
архаизмов имеются и так называемые архаизмы семанти­
ческие, т. е. устаревшие значения тех или иных (еще упо­
требляющихся в языке в других значениях) слов. Так,
с точки зрения современного словоупотребления следующие
(зафиксированные в словаре Г. Пауля)1 значения слова
Frauenzimmer (женщина, баба) являются (семантическими)
архаизмами:
1) Этимологическое значение данного слова: женская
половина дома (жилая комната (или комнаты), зани­
маемая хозяйкой дома и другими женскими предста­
вителями данного семейства) — значение, часто встре­
чающееся в произведениях Лютера.
2) Производное от этого значения (переносное) значение:
обитатели женской половины дома. Это значение воз­
никло путем метонимического переноса названия с содер­
жащего на содержимое2. Это (собирательное) значение
встречается еще у Гриммельсгаузена: das Frauenzimmer
stund auf und verffigte sich in sein Gemach8.
3) Собирательное значение: женская половина челове­
ческого рода, женский пол, которое встречается у Лютера
и сохраняется до XVIII века.
4) Особа женского пола, дама — значение, которое
появляется в XVIII веке и часто встречается у Гёте.
В связи с этим значением у данного слова начинает широ­
ко употребляться также и форма множественного числа. Ср.:
Es war sehr schwiil, und die Frauenzim m er aufierten
ihre Besorgnis wegen eines Gewitters... ( G o e t h e , Die Leiden
des Jungen Werther).
Der Tanz war noch nicht zu Ende, als die Blitze.. 1 viel
starker zu werden anfingen, und der Donner die Musik
iiberstimmte. Drei Frauenzim m er liefen aus der Reihe, denen
ihre Herren folgten.. . ( т а м же).
Приведенные примеры (особенно последний, где речь
идет о дамах и кавалерах в танце) ясно показывают, что
во времена Гёте слово Frauenzimmer употреблялось при­
мерно в том значении, какое сейчас имеет (и имело
тогда, см. подстрочное примечание к стр. 77) слово
1
См. Н. P a u l , Deutsches WOrterbuch, dritte Auflage, Halle/Saale,
1921, S. 173.
*
Ср. русское: Весь зал апплодировал стоя, или Аудитория слу­
шала с неослабным интересом, или Чайник закипел и т. п.
8 См. Н. P a u l , Deutsches WOrterbuch, S. 173. Здесь имеется и
грамматический (морфологический) архаизм stund (совр. stand).
59
<
Dame, представляющее собой заимствование из француз­
ского языка.
В современном языке слово Frauenzimmer имеет фа­
мильярный оттенок (и даже некоторый оттенок вульга­
ризма). Чаще всего это слово употребляется уничижи­
тельно, аналогично соответствующему употреблению рус­
ского слова баба, ср.: ein zankisches Frauenzimmer
сва р ли ва я женщина (баба), ein dum m es, albernes Frauen­
zimmer г л у п а я женщина (баба).
Помимо архаизмов семантических, к лексическим арха­
измам в известной мере относятся и архаизмы фономор­
фологические, заключающиеся в устаревшем звучании
основ слов или устаревшем оформлении отдельных их
форм. Это архаизмы имеют отношение соответственно к
фонетике и грамматике. Однако они относятся также и
к лексикологии, так как затрагивают з в у ч а н и е с л о в а ,
составляющее неразрывное единство с его значением.
Так, например, фономорфологическим архаизмом яв­
ляется звучание форм второго лица множественного числа
настоящего времени изъявительного наклонения и форм
множественного числа повелительного наклонения многих
глаголов, включающее гласный -е- (в случаях, где в совре­
менном языке этот гласный, согласно соответствующему
правилу, отсутствует: ihr kommet; kommet! ihr lernet;
lernet! и т. n.)
Фономорфологическим архаизмом (т. e. архаизмом в зву­
чании и морфологическом оформлении) является вариант
Haufe формы именительного падежа слова Haufen куча.
Фономорфологическим архаизмом (по крайней мере для
обиходной речи) является и вариант Friede наряду с обычным
Frieden мир.
•
Однако между Haufe и Friede наблюдается та разница,
что вариант Haufe (в прямом значении куча) вообще почти
совсем уже вышел из употребления; так, например,
обычно не говорят ein Haufe Sand куча песка, но ein
Haufen Sand; ср. также сложные слова Sandhaufen куча
песка, Schutthaufen куча мусора (но не Sandhaufe, Schutthaufe).
Friede же употребляется (наряду с Frieden) как вариант,
имеющий оттенок торжественности, и довольно часто
1
Совершенно очевидно, что случаи, подобные ihr arbeitet; arbeitet!
ihr zeichnet; zeichnet!, архаизмами не являются.
60
встречается в официальных речах общественных деятелей
и в поэзии. Ср.:
Friede, Friede sei auf Erden!1
Menschen wollen Menschen werden!
(J. В e с h e r, Im Frilhling)
В связи с проблемой лексических (включая и семанти­
ческие) архаизмов возникает вопрос о причинах отмирания
слов и отдельных их значений. Вопрос этот в основном
относится к области исторической лексикологии и будет
здесь поэтому лишь бегло затронут.
В качестве причин исчезновения слов приводятся обычно
следующие: 1) исчезновение соответствующего явления;
2) синонимия; 3) омонимия; 4) явления языкового табу2
или эвфемизма *.
Относительно предпоследнего явления (языкового табу),
в качестве иллюстрации к которому приводятся, например,
названия медведя в разных языках, представляющие собой
описательные выражения (ср. русское медведь, т. е.
медоед, немецкое Ваг, т. е. бурый), заменившие собой
исконное собственное название этого животного, следует
сказать, что в истории индоевропейских языков оно пред­
ставляет собой явление, характерное лишь для глубокой
древности. Вытеснение подлинного названия медведя
объясняется страхом, который древний человек испыты­
вал перед крупным диким зверем, почему (из суеверного
Весьма показательным для данного примера является также и
то, что здесь имеется еще и грамматический (морфологический) ар­
хаизм,— «слабая» форма дательного падежа существительного женского
рода в составе фразеологической единицы auf Erden. (Ср. Wir wollen auf
Erden gliicklich sein.. . H. H e i n e , Deutschland. Ein Wintermttrchen.)
Вообще все выражение представляет собой крылатое слово евангель­
ского происхождения и носит, примерно, такой же торжественный
характер, как русские выражения, содержащие церковно-славянизмы.
2 См., в частности, Н. Н i г t, Etymologic der neuhochdeutschen
Sprache, S. 348. Т а б у — полинезийское слово, означающее запрет.
Языковое табу заключалось в стремлении избегать собственных на­
званий явлений, внушавших страх, из опасения вызвать данное явление.
3 Эвфемизм (из основ греческих слов ей хорошо и pheml говорю)
заключается в замене собственного названия того или иного предмета
или явления описательным (более красивым и благопристойным) наиме­
нованием.
Относительно приведенных причин исчезновения слов см., в част­
ности, Н. hi i г t, Etymologie der neuhochdeutschen Sprache, S. 345—351.
61
страха привлечь зверя произнесением его имени, из страха
«накликать беду») и избегал называть его по имени1.
Д ля современного развития культуры подобные суеве­
рия — если они в отдельных случаях еще и имеют место—
не могут привести к таким серьезным последствиям,
как выпадение лексических единиц из общенародного
языка.
*
уКроме того, при всех средневековых суевериях, слово
(der) Teufel чёрт все же дош ло до нас, хотя имеется
очень много описательных наименований для этого порож­
дения человеческой фантазии2.
Как показывают и другие случаи в разных языках,
когда употребляются выражения описательного характера
вместо тех или иных прямых названий, соответствующие
слова все же из языка обычно не исчезают.
Относительно остальных двух причин (исчезновения
слова с исчезновением обозначаемого им явления, с одной
стороны, и вытеснения одного из синонимов или одного
из омонимов, с другой) также следует сказать, что их
никак невозможно ставить в один ряд.
Исчезновение слова, вследствие исчезновения соответ­
ствующего явления, превращение слова в историзм — это
наиболее простой и ясный случай. Что же касается выпа­
дения слов в результате синонимии или омонимии, то это
далеко не такой простой вопрос, как может показаться на
первый взгляд.
Полная синонимия, конечно, может повести к исчезно­
вению одного из с л о в 3. Однако полная синонимия встре­
чается в языке крайне редко. Большинство синонимов
отличаются друг от друга либо оттенками значений (сино­
нимия идеографическая), либо стилистическим употребле­
1 Ср., например, немецкие пословицы, отразившие подобные су е­
верные представления: Wenn man den Wolf nennt, kommt er gerennt
или Man darf den Teufel nicht an die Wand malen...
2 Cp. (der) Bose, (der) Schwarze, (der) Erbfeind, (der) Erzfeind, (der)
Versucher, (der) PferdefCiB, а также Gottseibeiuns, ср. также поговорки:
geh zum Kuckuck, weiB der Kuckuck, hoi dlch d ieser oder jener, где
слово der Teufel заменено разными другими словами и выражениями.
Однако, несмотря на весь этот арсенал описательных названий,
слово (der) Teufel сохранилось не только в словарном составе, но
даже в пословицах и поговорках, ср. man darf den Teufel nicht an
die Wand malen (!), а также и Hoi dich der Teufel!
8 Так, например, в немецком литературном языке исчезло слово
liitzel (ср. англ. little), вытесненное совпавшим с ним по значению
словом klein маленький , см. Н. H i r t , цит. работа, стр. 347.
нием (синонимия стилистическая)1, почему некоторые
ученые вообще выражают сомнение в существовании
синонимов2.
Что же касается омонимии, то здесь вытеснение одного
из омонимов всегда имеет еще и дополнительные причины,
помимо самого факта омонимии как такового. Так, на­
пример, в случае, приводимом Г. Хиртом, Schnur шнурок
и Schnur сноха 3 (немецкое слово индоевропейского проис­
хождения, этимологически соответствующее русскому
сноха; в отношении звуковых соответствий между рус­
ским и немецким языком ср. также нем . Ohr и русское
ухо), то здесь вытеснение именно омонима Schnur сноха
(а не Schnur шнурок) объясняется тем, что разветвленная
дифференциация различных степеней родства потеряла
в новое время то значение, которое она имела в эпоху
родового строя. Поэтому целый ряд слов, связанных с
этой дифференциацией, по очень разным причинам исчезли
из разных языков4.
§ 15. Обогащение словарного состава языка происхо­
дит тремя основными путями: 1) путем словообразования
при помощи имеющихся в языке специальных словообра­
зовательных средств, 2) путем изменения значения слов,
приводящего к расщеплению слова на омонимы и 3) путем
заимствования5.
1.
Большинство новых слов образуется при помощи
характерных для данного языка способов словообразова1 О синонимии см. ниже, гл. VI, § 29.
2 См. W. H e n z e n , Wortbedeutung und Wortnatur, S. 183.
3 См.. H. H i i t , цит. работа, стр. 347.
4 Так, например, в русском языке постепенно отмирают многие
принадлежащие к этой лексической группировке слова. Из городских
жителей, принадлежащих к молодому поколению, почти никто уже не
знает, например, в чем заключается различие между шурином и деве­
рем, золовкой и свояченицей и т. д.; даже свёкра иногда стали путать
с тестем. Омонимия же к этому явлению никакого отношения не имеет.
5 Образование слов путем создания новых основ посредством
звукоподражания в настоящее время уже потеряло всякое значение.
Объясняется это следующими причинами: большинство предметов и
явлений никак посредством звукоподражания охарактеризованы быть
не могут, так как не имеют никакого отношения к звукам, а главное,
в каждом языке имеется такое количество разнообразных основ
и словообразовательных средств, что прибегать к звукоподражанию
даже в случаях со звучащими предметами люди давно уже перестали,
хотя в языке имеется ряд звукоподражательных слов, возникших в
предшествующие эпохи его развития.
63
ния: при помощи аффиксации, иногда в сочетании с чере­
дованием звуков (словопроизводство), при помощи сложе­
ния основ (словосложение). Имеются и некоторые другие
способы словообразования (словопроизводства), которые
будут рассмотрены в главе, специально посвященной
данной проолеме — рассмотрению словообразования как
базы для структурно-семантической классификации лек­
сических единиц (см. гл. VII). Здесь же словообразование
рассматривается под иным углом зрения — лишь как
основной способ обогащения словарного состава.
Термины с л о в о п р о и з в о д с т в о , с л о в о с л о ж е ­
н и е и объединяющий и то, и другое явление общий
термин с л о в о о б р а з о в а н и е не совсем точно отражают
специфику соответствующих процессов, потому что по­
средством этих процессов в действительности обычно
образуются не слова (так как слово состоит из всей со­
вокупности его форм и получает окончательное оформле­
ние — именно как слово — при помощи соответствующей
п аради гм ы )\ но основы слов. Термин с л о в о с л о ж е н и е
реально обозначает не с л о ж е н и е с л о в , но с л о ж е ­
н и е о с н о в (так как с л о в о из слов же состоять не
м ож ет)2.
.. ‘
Таким образом с л о в о с л о ж е н и е или аффиксальное
с л о в о п р о и з в о д с т в о в действительности представ­
ляют собой соответственно о с н о в о с л о ж е н и е и аффик­
сальное о с н о в о п р о и з в о д с т в о .
Здесь, однако, важны не только те или иные термины
(хотя и термины имеют очень большое значение), но пра­
вильное понимание существа вопроса, понимание специфики
процессов словообразования.
И при аффиксальном словопроизводстве, и при слово­
сложении образуются не слова, но лишь их основы;
однако, при с у ф ф и к с а л ь н о м
словопроизвод­
с т в е и при с л о в о с л о ж е н и и эти основы содержат
известное указание на соответствующее оформление слова,
на соответствующую парадигму 8.
Так, например, очевидно, что производное слово FDJ-ler
член Союза Свободной Немецкой Молодежи и сложное
о
____ '
Ш
Парадигмой называется система грамматических форм слова.
2 См. ниже, § 38—39.
8 Степень вероятности именно данного оформления (поскольку
в языке существует конверсия, см. ниже, § 33) во многих случаях,
однако, не является абсолютной.
64
слово Pressemann журналист — существительные муж­
ского рода сильного склонения. Ясно это потому, что
словообразовательный суффикс -1ег- (имеющийся в слове
(der) FDJ-ler) — это суффикс имени мужского рода, связанный с сильным склонением, а вторая основа у суще­
ствительного Pressemann — это основа существительного
мужского рода, также принадлежащего к сильному скло­
нению.
При помощи разных словообразовательных средств
новые слова образуются как от «собственных» основ дан­
ного языка, так и от заимствованных иноязычных (в том
числе и интернациональных) основ, ср., например: 1) schreiben писать (глагол, заимствованный в древности из латыни,
ср. латинское scribere) — (der) Schreiber пишущий, пи­
сец— (die) Schreiberin пишущая — (die) Schreibung напи­
сание, die Rechtschreibung орфография, die Schreibfeder
(писчее) перо и т. д.; 2) Theater театр (слово с интер­
национальной (греческой) основой), Theaterstuck теат­
ральная пьеса, Stadttheater городской театр; 3) Орег
опера (слово с интернациональной (итальянской) основой),
Opernglas бинокль, Staatsoper государственная опера;
4) Kollege коллега, товарищ (слово с интернациональной
(латинской) основой) — Kollegin коллега, товарищ (ж. р.);
5) Republik республика (слово с интернациональной (фран­
цузской, происходящей из латинского языка) основой) —
Republikaner республиканец, Republikanerin республи­
канка— republikanisch — республиканский; 6) Sowjet Со­
вет (слово с интернациональной (русской) основой)—
sowjetisch советский — Sowjetvolk советский народ —
Sowjetliteratur советская литература и т. д.
Словообразование применяется также и при заимство­
вании \ и не только в случаях калькирования (перевода)
иноязычных слов, но также и при прямом заимствовании.
Ср.: 1) Кальки — переводы русских словосочетаний, передаваемых немецкими сложными словами, т. е. путем применения определенного способа словообразования: Erfahrungsaustausch обмен опытом; Maschinen-Traktoren-Station
машинно-тракторная станция; Quadrat-Nest-Pflanzverfahren (Quadrat-Nest-Pflanzen) квадратно-гнездовой спо­
соб посадки', 2) прямые заимствования из русского языка,
1 См- М. Д. С т е п а н о в а , Словообразование современного не­
мецкого языка, Москва, 1953, стр. 85 и 89.
б
К. А. Левковская
65
передаваемые
с
применением
словообразовательных
средств немецкого языка: Komsomolzin комсомолка; Le­
ninist ленинец; Jarow isierung яровизация и т. д.
Каждый современный язык имеет целый арсенал сло­
вообразовательных средств для образования слов, принад­
лежащих к разным частям речи, и достаточное количество
основ, от которых может быть образовано — и действи­
тельно образуется — огромное количество новых слов во
все эпохи существования языка.
Следует, однако, отметить, что с помощью слово­
образовательных средств языка образуются новые слова,
принадлежащие к следующим знаменательным частям
речи: существительным, прилагательным, наречиям, гла­
голам. Разряд числительных давно уж е не пополняется
новыми лексическими единицами. Новые местоимения воз­
никают очень редко.
Что же касается слов служебных, то они, как правило,
возникают из слов полнозначных и отдельных их форм
путем длительного процесса абстрагирования. Так, пред­
логи in, an, nach, zu и многие другие возникли из соот­
ветствующих наречий, предлог kraft — из сущ ествитель­
ного, предлог и союз wShrend — из причастия 1 глагола
wahren продолжаться, длиться, определенный артикль—
из соответствующего указательного местоимения, неопре­
деленный артикль — из местоимения неопределенного и т. п.
2.
Распад многозначного слова на омонимы — «семан­
тическое словообразование»1 — носит иной характер, чем
словообразование (словопроизводство и словосложение) по
существующим в языке продуктивным моделям.
При помощи словообразования в этом последнем —
узком — смысле слова (при помощи аффиксации и слово­
сложения) новые лексические единицы могут быть в лю­
бой момент в случае необходимости образованы из имею­
щегося в языке материала. Процесс ж е распада слова на
омонимы — процесс очень длительный.
Потребовался весьма длительный период времени для
того, чтобы разные лексико-семантические варианты (пер­
воначально единых) многозначных слов: Stock палка и
Stock этаж, Stab посох, ж езл и Stab штаб, Messe
1 Термин В. В. Виноградова, см. Современный русский язык,
Морфология, курс лекций под ред. акад. В. В. В и н о г р а д о в а ,
изд. МГУ, 1952, стр. 47.
66
(католическая) обедня и Messe ярмарка и ряд других
обособились в отдельные слова-омонимы.
Таким образом, распад слова на омонимы отличается
от с л о в о о б р а з о в а н и я в узком смысле тем, что не
является активным способом о б р а з о в а н и я слов, но
представляет собой результат длительного семантического
развития многозначного слова, и притом такой результат,
к которому приходят далеко не все многозначные слова.
Никогда нельзя заранее сказать, приведет ли много­
значность того или иного слова к этому распаду или нет,
так как звуковая оболочка слова может «вмещать» боль­
шое число довольно разнообразных значений. Для иллю­
страции достаточно привести хотя бы основные значения
некоторых многозначных слов, значения, иногда довольно
далекие друг от друга, однако представляющие собой
именно з н а ч е н и я м н о г о з н а ч н о г о с л о в а (его
лексико-семантические варианты), но не значения разных
слов-омонимов, так как семантическая связь между этими
значениями все же не утрачена.
Far be
1) цвет
а) цвет (мн. ч. цвета), краски вообще — rote F arb e
красный цвет, grime F arbe зеленый цвет; helle, lebhafte, grelle Farben светлые, живые, яркие цвета
(краски); in alien Farben spielen, schillern переливаться
всеми цветами (радуги);
б) цвет лица — frische, gesunde Gesichtsfarbe свежий,
здоровый цвет лица;
в) масть (по-немецки — цвет) в картах — tine. Karte
von derselben Farbe карта той же масти;
2) краска (красящее вещество) — Druckerfarbe типо­
графская краска, Olfarben масляные краски, Wasserfarben акварельные (водяные) краски .
Saat
1) сев (действие) — Es ist Zeit zur Saat Наступило
время сева (время, когда надо сеять); friihe, spate Saat
ранний, поздний сев;
2) посев
а) посев (семена) — die Saat in die Erde bringen по­
сеять семена в землю, die Saat geht gut auf посев (се­
мена) хорошо всходит;
б) посев (всходы) — die Saat steht gut посев (всходы)
хорош, в хорошем состоянии.
В*
67
Ordnung
1) порядок (состояние налаженности, систематичность,
правильность расположения) в противоположность беспо­
р я д к у — in O rd n u n g sein быть в порядке, seine Sachen,
Bticher, das Zimmer in O rd n u n g bringen приводить в по­
р я д о к свои вещи, книги, комнату;
2) распорядок, строй, система — G esellschaftsordnung
общественный ст рой, hausiiche O rd n u n g домашний р а с­
порядок;
3) класс (разряд) (подразделение в различных класси­
фикациях)— Pflanzen, Tiere werden in bestimmte Klassen,
O rdnungen eingeteilt растения, животные подразделя­
ются на известные классы .
# *
ш
•
ч ^
3. Заимствование слов как способ обогащения словар­
ного состава языка новыми словами существенно отли­
чается от словообразования тем, что этот способ (в про­
тивоположность словообразованию) применяется не посто­
янно, но — в зависимости от определенных исторических
условий — то активизируется, то отходит на задний план.
Заимствование иноязычных слов в основном происхо­
дит в двух случаях:
1) при использовании прогрессивного исторического
опыта соответствующего народа, раньше другого народа
(или других народов) создавшего определенные,— имею­
щие большое значение для исторического развития других
народов — культурные (и материальные) ценности. В каче­
стве примера здесь могут быть приведены заимствования
из русского языка советского периода в языки народов
СССР и в языки различных народов мира, в том числе
и в язык немецкий;
2) при создавшемся в силу различных исторических
причин сильном влиянии одного языка на другой. В каче­
стве примера здесь могут быть приведены французские
заимствования в немецкий язык, относящиеся к XVII веку,
когда заимствовались не только наименования неизвестных
до этого в Германии предметов, но также и слова «не­
нужные» (так как наименования для соответствующих
предметов и явлений уж е имелись в немецком языке);
причем заимствованные слова в некоторых случаях даж е
(полностью или частично) вытеснили соответствующие
68
немецкие названия. Ср. французские заимствования Kusine,
Tante, Onkel и соответствующие немецкие слова Base,
Muhrae, Oheim1.
Вытеснение именно этой группы немецких слов объяс­
няется тем, что данный случай касается имен родства,
т. е. слов, имеющих в наши дни совсем другую (мень­
шую) значимость, чем в древности (ср. выше, § 14 — случай
со словом Schnur).
Интересно отметить, что данные немецкие слова пер­
воначально выражали гораздо более точную дифферен­
циацию степени родства, а именно Base первоначально
обозначало сестру отца, Muhme — сестру матери,
Oheim — брата матери \
При заимствовании (как и при словообразовании) речь
идет также в сущности не о словах, но об основах, так
как заимствуется только лишь основа в одном из своих
вариантов без соответствующего (чуждого для заимст­
вующего языка) грамматического оформления3. Грамма­
тическое оформление (характерное для слова как лекси­
ческой единицы языка) заимствованная основа получает
в соответствии с особенностями грамматического строя
языка, воспринявшего данную основу. Это показывают
даже еще не полностью ассимилировавшиеся в языке
иноязычные слова, сохранившие в своем звучании опре­
деленные фонетические особенности того языка, откуда
они происходят, но получившие характерное для воспри­
нявшего их языка грамматическое оформление.
Так, слово Qualitat качество, заимствованное в эпоху
гуманизма из латыни, содержит основу, которую это
слово имеет в латинском языке в косвенных падежах,
с ударением, характерным для этих падежей. Склоняется
же это слово в немецком языке, естественно, не так, как
в латинском, но по немецкому женскому склонению. Ср. лат.
qualitas — qualitatis и нем. (die) Qualitat — (der) Q ualitat \
1 Ср. также (возникшие в совершенно других исторических усло­
виях) французские заимствования в английский язык в эпоху норман­
ского завоевания.
*
См. F г. K l u g e , Etymologisches WOrterbuch der deutschen
Sprache.
3 См. А. И. С м и р н и ц к и й , К вопросу о слове (проблема
«тождества слова»), стр. 42.
4 Ср. также заимствованный из латыни глагол schrelben (см. выше),
имеющий в немецком языке совсем иное грамматическое оформление,
чем в латинском.
69
Довольно распространенным в разных языках является
случай, когда форма множественного числа сущ ествитель­
ного при заимствовании осмысляется как его основа
вообще. Это, в частности, произошло в русском и в не­
мецком языке по отношению к английскому слову саке
пирог, торт, пирожное, печенье, множественное число—
cakes: ср. в русском языке кекс (мн. ч. кексы), в
немецком языке (der, das) Keks (мн. ч. Keks или
K ekse)1.
;
Таким образом, и здесь мы имеем дело с заимствова­
нием основы, так как оформляется эта основа в слово
согласно грамматическим законам данного языка.
Иногда при заимствовании изменяется словообразова­
тельное оформление основы, ср. оформленный в немецком
языке словообразовательным суффиксом -ier- глагол studieren — studierte — studiert (заимствованный в эпоху гу­
манизма из латинского языка) и латинский глагол studeo—
studui — studere. Суффикс -ier- характерен для немецких
глаголов латинского или французского происхождения, он
в свою очередь был заимствован (в составе основ целого
ряда слов) в XII веке из французского языка.
Этот пример показывает нам, что и морфологические
словообразовательные средства — аффиксы также могут
заимствоваться. Заимствование словообразовательных аф­
фиксов происходит в том случае, если заимствуется зна­
чительное количество лексических единиц с этими аффи­
ксами, вследствие чего соответствующие иноязычные
словообразовательные типы (с теми или иными модифи­
кациями под влиянием строя воспринявшего их языка)
и закрепляются в данном языке.
Глагольный суффикс -ier- проник в немецкий язык
с французскими словами, заимствованными в XII — XIII
веке, ср. средневековое немецкое floitieren играть на
флейте — теперь обычно Flote spielen (так как flo te n —
позднейшее образование от Flote (слбва, также являю­
щегося французским заимствованием) имеет и другие
переносные значения — заливаться соловьем, разговари­
вать приторно сладким тоном). Старый глагол с суф­
фиксом -ier- (floitieren) вообще теперь исчез, как исчезли
и средневековые florieren — украшать цветами, tournieren
1 См. также Л. А. Б у л а х о в с к и й, Введение в языкознание,
часть II, Москва, 1953, стр. 123.
70
выступать на турнире и ряд других глаголов на -ier-,
заимствованных в эпоху рыцарства.
Суффикс -ier-, однако, закрепился в немецком языке,
стал типичным для интернациональных слов с основами
французского и латинского происхождения, а иногда при­
соединяется и к немецким основам, ср.: halbieren делить
пополам (от halb половина), hausieren торговать в раз­
нос по домам (от Haus дом) и stolzieren гордо высту­
пать (идти или ехать) (от stolz гордый).
Помимо прямых заимствований из разных языков, когда
основа того или иного слова заимствуется как единство
звучания и значения, пополнение словарного состава языка
происходит и путем особого рода заимствований: перевода иноязычных слов и выражении на данный язык.
Подобные заимствования носят название калек.
Заимствования этого рода (обозначаемые в немецких
работах как Lehnubersetzungen) связаны с письменной
речью; среди древних заимствований в германские языки,
возникших до появления письменности, кальки, как пра­
вило, отсутствуют.
Наиболее древние кальки в немецком языке — это наз­
вания дней недели. Однако, повидимому, не все эти на­
звания являются в равной мере древними. Древнейшие из
них, в частности Dienstag, относят обычно к III — IV вв.
нашей эр ы 1. Ср. следующие немецкие (современные и
древние) и соответствующие латинские названия дней
недели:
1. нем. Sonntag (дн.
sunnuntag)
2. Montag (дн. manatag)
3. Dienstag (дн. dingestag)
< лат. solis dies день солнца
< лат. Lunae dies день луны
< лат. Martis dies день (бога)
Марса
Первый компонент dinges- содержит здесь эпитет со­
ответствующего германского бога, по-древненемецки Ziu
(<герм. Tlwaz). Собственное имя этого божества пред­
ставлено в английском Tuesday. В немецком же наимено­
вании данного дня содержится эпитет этого бога, бывшего
также и божеством-покровителем народных собраний, ср.
1 См. F г. K l u g e , Etymologisches WOrterbuch der deutschen
Sprache, Berlin & Leipzig, (924, S. 95.
71
этимологическое
значение
слова
Ding
собрание
ВЫШе, § 3).
(см.
'.
4. Mittwoch (дн. mittiwecha) < лаШ media hebdomas
В наименовании этого дня сказалось влияние христи­
анства. Это слово появилось поздно, к концу древне­
верхненемецкого периода и передает отнюдь не древнее,
но средневековое латинское выражение. Древним латин­
ским (языческим) названием этого дня было Mercurii dies
день (бога) М еркурия, что сохранилось во французском
mercredi и (в виде кальки) в английском W ednesday (< др.
англ. W6dnes-dseg, т. е. день бога Вотана).
5. Donnerstag (дн. do-
(бога)
< ла т . Jovis dies день (бога)
Юпитера
Донара.
6.
Freitag (дн. frTatag)
оень (богини) Фрейи.
< лат. Veneris dies день (бо-
гини) Венеры
Немецкое Sonnabend (как и Samstag) не соответствует
латинскому названию Saturni dies день (бога) Сатурна,
которое сохранилось однако в нидерландском zaterdag
и в английском Saturday. Немецкое Sonnabend (представ­
ляющее собой аналогию к Sonntag) является, как отме­
чает Т. Фрингс, заимствованием (калькой) из английского г;
а первый компонент южнонемецкого Sam stag восточного
происхождения, как и французское samedi и русское
суббота, но проникло в немецкий язык из средневековой
латыни (лат. sabbati dies).
Имеются и более поздние заимствования этого рода
(т. е. заимствования-кальки) из разных языков (см. ни­
ж е, § 18— 19).
Как словообразование, так и заимствование сопровож­
даются различными семантическими процессами, охваты­
вающими слова с разной словообразовательной структурой
основы и имеющие различное происхождение.
См. Т h. F г i n g s, Grundlegung einer Geschichte der deutschen
Sprache, Halle/Saale 1950, S. 12. См. также перевод этой работы в
сборнике «Немецкая диалектография» под редакцией проф. В. М. Ж и рм у н е к о г о , Москва, 1955, стр. 160.
Г Л А В А III
СОСТАВ ЛЕКСИКИ СОВРЕМЕННОГО НЕМЕЦКОГО
ЯЗЫКА §ПО ЕЕ ПРОИСХОЖДЕНИЮ
§ 16. Словарный состав современного немецкого языка,
как он сложился в результате многовекового историче­
ского развития, содержит слова различного происхожде­
ния. По происхождению немецкие слова подразделяются
прежде всего: 1) на с л о в а с о б с т в е н н о - н е м е ц к и е
и 2) на с л о в а , з а и м с т в о в а н н ы е (точнее с л о в а
с з а и м с т в о в а н н ы м и о с н о в а м и ) 1.
1. Собственно немецкие слова в свою очередь под­
разделяются: 1) на слова индоевропейские (слова с индо­
европейскими основами); 2) на слова германские (слова
с германскими основами) и 3) на слова, встречающиеся
только в немецком языке,— слова, основы которых не
имеют параллелей ни в каких других языках.
Вопрос о происхождении лексики немецкого языка
относится к области исторической лексикологии. Поэтому
данный вопрос будет здесь лишь бегло затронут. Более
подробному рассмотрению будет подвергнута только про­
блема функционирования заимствований в современном
немецком языке, вопрос о их месте среди других слов
словарного состава.
1 Имеются также слова, основы которых содержат немецкие и
заимствованные компоненты. Сюда принадлежат производные и слож­
ные слова: 1) слова производные: а) с немецкими производящими
основами и заимствованными аффиксами, ср., в частности, Lieferant
поставщик (от основы глагола liefern доставлять, поставлять);
6) производные слова с заимствованными основами и немецкими аф­
фиксами, ср.: entmilitarisieren демилитаризировать, heroisch герои­
ческий, grammatisch грамматический , Dichtung поэзия (от основы
глагола dichten, представляющего собой латинское заимствование, ср.
лат. dictare); 2) слова сложные, включающие немецкие и заимство­
ванные основы, ср. Pressemann деятель прессы, журналист (с заим­
ствованной первой основой).
о
73
1.
К древнейшим словам, восходящим еще к индо­
европейскому языку-основе, принадлежат, в частности,
следующие немецкие слова: 1) личные местоимения ich
я, du ты, ег он, es оно; 2) числительные: названия единиц
и корень hund- в слове hundert сто; 3) имена родства:
Vater отец, M utter мать, Sohn сын, Tochter дочь, Bruder
брат, Schwester сестра; 4) названия частей тела и орга­
низма живых существ: Auge глаз (око), Ohr у х о , Nase
нос, Haupt голова, глава, Fufi нога (ступня), Knie ко­
лено, Herz сердце, Galle желчь, Zahn зуб, Nagel ноготь,
Нааг волосы; 5) названия некоторых диких и домашних
животных и птиц, например: Wolf волк* Maus мышь, Kuh
корова, Hahn пет ух, Gans гусь; (3) названия некоторых
деревьев, например: Birke береза, Buche бук; 7) некото­
рые слова, связанные со скотоводством и земледелием,
например: Vieh скот, Н о т рог, Acker пашня, Ahre колос;
8) ряд существительных различного значения, например:
Mann человек, мужчина, муж , Volk народ, Меег море,
Schnee снег, Nacht ночь и др.; 9) ряд слов (глаголов),
обозначающих различные действия и состояния, например:
stehen стоять, sitzen сидеть, essen есть, saen сеять,
wissen знать и др.; 10) ряд слов (прилагательных), обо­
значающих различные свойства, например: voll полный,
jung молодой, satt сытый, gelb желтый и др.;
И ) ряд наречий, из которых затем развились предлоги
an, in, и др.
Семантические и морфологические взаимоотношения
этих слов с соответствующими лексическими единицами
других индоевропейских языков являются очень сложными.
Так, например, немецкая основа gelb- этимологически
(по происхождению) соответствует основе русского при­
лагательного зеленый, морфологически иначе оформленной
и имеющей другое вещественное значение. Немецкое keck
дерзкий (дн. quec < quic, ср. англ. quick) этимологически
соответствует основе русского слова живой. Обе основы
не только звучат сейчас совершенно по-разному (вслед­
ствие звуковых изменений, которые претерпела в них
древняя доисторическая основа * g uiv — ср. лат. vivus
с отпадением g), но и имеют разные значения. Старое
звучание и значение этой основы пережиточно сохранилось
еще в немецком сложном слове Quecksilber ртуть, пред­
ставляющем собой кальку с латинского выражения ar­
gentum vivum, т. е. живое серебро.
74
Немецкое Hahn петух содержит ту же основу, что
и латинский глагол сапо пою и таким образом представ­
ляет собой по происхождению производное отглагольное
существительное со значением поющая (птица). Непро­
изводное с точки зрения современного языка существи­
тельного Zahn (дн. zand, гот. tunf>us) по звуковому составу
(с учетом всех звуковых законов) в точности соответст­
вует латинскому (также непроизводному) dens — dentis,
однако по происхождению латинское слово dens — dentis
является причастием первым от глагола edere есть (ср.
причастие I edens — edentis). Следовательно, это слово
раньше было производным и имело первоначально не
значение зуб в собственном смысле, но значение едок,
т. е. служило образным названием для зуба.
Ряд слов индоевропейского происхождения содержит
лишь индоевропеискии корень, в сочетании с германскими
аффиксами или основами. Так, числительное hundert только
в первой части своей основы hund- соответствует латин­
скому cent-um; остальная же часть основы восходит по
происхождению к германской основе rap- со значением
число. Следовательно, данное немецкое . слово первона­
чально было сложным и имело значение число сто (Hundertzahl, так как hund уже само по себе означало сто) \
Необходимо также отметить, что индоевропейские ос­
новы в свою очередь подразделяются на общеиндоевро­
пейские (какими являются, например, основы слов Mutter
и Bruder, основы числительных и основы ряда других
слов) и индоевропейские основы, представленные только
в одной из групп индоевропейских языков. Так, например,
основа, которую мы имеем в глаголе saen сеять (ср.
также Same семя), имеющем соответствия во всех гер­
манских языках, встречается только в западных индо­
европейских языках (в италийской, кельтской, славянской,
балтийской группах индоевропейских языков).
2.
Не менее сложную и пеструю картину представляют
и германские основы. Эти основы, входящие в целый ряд
немецких слов с разным значением, подразделяются: 1) на
общегерманские основы, не имеющие параллелей в индо­
европейских языках других групп, но имеющие соответст­
вия во всех трех группах германских языков (не только
О
I
О
1
См. F. K l u g e , Etymologise hes WOrterbuch der deutschen Sprache, S. 226.
75
в западно-германских языках, к которым принадлежит
немецкий язык, но и в скандинавских (северно-германских)
языках, с одной стороны, и в готском (восточно-германском)
языке, с другой); 2) на западно-германские основы (не
встречающиеся в скандинавских языках и в готском).
Так, например, слово Bein (хотя названия частей тела
в основном индоевропейского происхождения) содержит
общегерманскую основу \ не имеющую параллелей в дру­
гих индоевропейских языках. Эта основа в современном
немецком языке связана с двумя значениями: 1) нога,
например, в сочетании die Beine kreuzen скрестить ноги
и во фразеологических единицах die Beine unter die Arme
nehraen бежать во все лопатки или sich auf die Beine
machen отправляться (в путь) и 2) крупная (кость),
например, во фразеологической, единице: dureh Mark und
Bein до мозга костей (ср. англ. bone кость, общее по
происхождению с немецким Bein).
Второе значение — как показывает сравнение с другими
германскими языками — является исконным, а первое
производным от него.
I
Немецкое существительное Luft воздух имеет парал­
лели во всех германских языках, при отсутствии парал­
лелей в других индоевропейских языках.
Немецкий глагол geben давать является глаголом
с общегерманской основой. Какие-либо слова с обще­
индоевропейской основой do (которую мы имеем в русском
глаголе д а ть и в латинском dare) в германских языках
отсутствуют.
■
Ц НКАШ
Немецкие глаголы zahlen платить, zahlen считать
(ср. также erzahlen рассказывать) имеют те или иные
параллели в соответствующих основах всех германских
ских языках.
Есть немецкие слова, основы которых имеют достоверные
соответствия только в западногерманских языках, напри­
мер, основа немецкого прилагательного reif зрелый ; спелый,
имеющая параллели в голландском и английском языках Ц
1 Которая, правда, отсутствует в готском, по это отсутствие мо­
жет быть объяснено и как отсутствие письменной фиксации этого
слова из-за сравнительной скудости готских письменных памятников,
см. F г. К 1 u g е, Etymologisches WOrterbuch der deutschen Sprache,
слово Bein.
2 См. F r. K l u g e , Etymologisches WOrterbuch der deutschen Spra­
che, S. 392.
76
Сложность взаимоотношений общегерманских и западногерманских основ между собой и взаимоотношений этих
основ с основами индоевропейскими ясно показывают
следующие примеры: существительное Неппе курицанаседка встречается только в западно-германских языках,
но содержит основу (основу* hanjo-), производную от
основы индоевропейского происхождения (от основы слова
Hahn, см. выше), распространенного во всех германских
языках.
Немецкий глагол nahen шить (повидимому1 индоевро­
пейского происхождения) из всех германских языков имеет
соответствие только в нидерландском, а образованное от
основы этого глагола (в настоящее время непроизводное)
существительное Nadel игла имеет параллели во всех
германских языках, что должно быть признано (косвенным)
доказательством наличия данного глагола в доисториче­
скую эпоху во всех этих языках.
3 .. Некоторое количество немецких слов содержит
основы, не имеющие достоверных этимологий и рассма­
триваемые как основы собственно-немецкие (в узком смысле
этого слова). Сюда относится существительное Erz руда,
медь, бронза, насчет которого предполагают, что оно
является древним заимствованием из какого-то язы ка2.
Есть и более сложные случаи. Так, например, слово
Walzer вальс, как таковое, является словом именно не­
мецкого языка, возникшим в конце XVIII века в Вене
и заимствованным затем в различные другие языки. Об­
разовано это слово от немецкого глагола walzen, означав­
шего первоначально вертеть, вертеться, получившего
затем значение танцевать немецкие танцы (в отличие
от французских, английских и других танцев) и, наконец,
танцевать вальс щ
1 Так как в ряде случаев вопрос о происхождении основы яв­
ляется спорным.
2 См. г г . K l u g e , Etymologise hes WOrterbuch.der deutschen Sprache, слово Erz.
8 Ср. у Гёте в «Страданиях молодого Вертера»: Ich bat sie um
den zweiten Kontertanz; sie sagte mir den dritten zu, und mit der liebenswiirdigsten Freimiitigkeit von der Welt versicherte sie mich, da 13
sie herzlich gern Deutsch tanze. „Es ist hier so Mode*, fuhr sie fort,
„dafl jedes Paar, das zusammengehort, beim Deutschen zusammenbleibt,
und mein Chapeau w alzt schlecht und dankt mir’s, wenn ich ihm die
Arbeit erlasse. Ihr Frauenzimmer kann’s auch nicht, und mag nicht, und
ich habe im Englischen gesehen, dafi Sie gut walzen. Wenn Sie nun
mein sein wollen liirs Deutsche, so gehen Sie und bitten sich’s von
77
Таким образом сочетание этого звучания именно с дан­
ным значением — немецкого происхождения, но основа
этого глагола имеется и в других германских языках, а
по происхождению она родственна латинскому volvo —
ich walze (катаю, вращаю, круж у).
§ 17. Словарный состав немецкого языка, как и любого
другого языка, содержит значительное число заимствова­
ний, происходящих из разных языков и относящихся
к различным эпохам исторического развития языка. Среди
этих заимствований имеются: 1) древние (до нашей эры)
заимствования из кельтских языков; 2) относящиеся к раз­
ным столетиям нашей эры древние заимствования из ла­
тинского и греческого языков; 3) относящиеся к разным
периодам истории языка заимствования из разных сла­
вянских языков (русского, чешского, польского); занимаю­
щие особое место заимствования из русского языка со­
ветской эпохи; 5) заимствования из языков романских:
главным образом относящиеся к разным эпохам заимст­
вования из французского языка, но такж е и итальянские заимствования, и отдельные заимствования из испанского языка; 6) заимствования из германских языков,
главным образом относящиеся к новому периоду исто­
рии языка (заимствования из английского языка, но так­
ж е и заимствования из голландского и из скандинав­
ских языков); 7) заимствования из различных восточных
ЯЗЫКОВ1.
История этих заимствований и исторические условия,
в которых происходит обогащение немецкой лексики но­
выми иноязычными словами, относятся к области лекси­
кологии исторической.
Проблемой лексикологии современного языка является
место этих слов в словарном составе немецкого языка
в данный период его развития, их функционирование среди
других лексических единиц немецкого языка.
meinem Herm aus, und ich will zu Ihrer D am e* gehen.*— Ich gab ihr
die Hand drauf, und wir machten aus, dafl ihr Tanzer inzwischen meine
Tanzerin unterhalten sollte.
*
В данном отрывке интересно ещ е и употребление слова Dame,
которое мы находим у Гёте наряду со словом Frauenzimmer. (Отно­
сительно слова Frauenzimmer см. выше, § 14.)
1 Подробнее об истории заимствований см. S e i l e r , Die Entwlcklunsr der deutschen Kultur im Spiegel des deutschen Lehnworts. T.
1— 3. Halle 1921— 1928.
78
В связи с этой проблемой прежде всего возникает
вопрос о том, все ли иноязычные'слова, встречающиеся
в тех или иных письменных памятниках языка (в данном
случае языка немецкого), или в тех или иных случаях
устного применения этого языка действительно можно
считать заимствованиями. На этот вопрос приходится
ответить отрицательно. Действительными заимствованиями
могут быть признаны лишь слова, занимающие определен­
ное место в словарном составе языка, хотя бы на его
периферии, но никак не такие иноязычные слова, упо­
требление которых является в какой-то мере случайным
и которые никакого определенного места в словарном
составе языка не занимают.
Общераспространенное явление для разных языков,
например, представляет факт употребления различными
писателями иноязычных слов для более наглядной характе­
ристики жизни той или иной страны, для придания по­
вествованию определенного местного колорита. Употреб­
ляемые таким образом иноязычные слова, конечно, заим­
ствованиями в данный общенародный язык не являются,
так как они никакого места ни в одной из сфер употреб­
ления лексики данного языка не занимают.
Так не являются русскими заимствованиями в немецкий
язык русские слова и выражения Papirossa, Buran, njet,
Boshe moj! и некоторые другие, приводимые В. Бределем
в третьей части его трилогии «Родные и знакомые» \
Вторая проблема, связанная с заимствованиями при
рассмотрении их в курсе лексикологии современного
языка — это проблема классификации заимствований.
§ 18. В немецкой лингвистике принято подразделение
заимствований на так называемые LehnwGrter и FreradwOrter (т. е. на заимствования, ассимилировавшиеся в
языке и не отличающиеся от прочих слов данного языка,
и на заимствования, обнаруживающие признаки своего
иноязычного происхождения). Вопрос этот обычно рас­
сматривается как общелексикологическая проблема без
той дифференциации, которой требует данная проблема
при подходе к ней с точки зрения лексикологии совре­
менного языка и с точки зрения лексикологии исторической.
1
460, 478.
W. B r e d e l ,
Die Enkel,
Aufbau-Verlag, Berlin, 1954,
S. 456,
79
Для лексикологии исторической, изучающей историю
словарного состава данного языка, его становление и раз­
витие, появление тех или иных иноязычных слов в языке —
это прежде всего исторический факт, факт обогащения
языка новыми (не существовавшими в нем ранее) основами.
С этой точки зрения в первую очередь важна классифи­
кация заимствований по их происхождению, определение
времени их возникновения, а особенно источника, откуда
они появились. Важна также и дальнейшая история этих
заимствований, в связи с чем имеет значение и вопрос о
процессе их ассимиляции, об условиях, благоприятствую­
щих этой ассимиляции.
Д ля лексикологии ж е современного языка прежде
всего важна классификация заимствований по особенностям
функционирования заимствованных основ среди прочих
основ данного языка в настоящий момент, по месту слов
с заимствованными основами в словарном составе совре­
менного языка. В связи с этим, конечно, рассматривается
и проблема ассимиляции заимствований, но в основном не
с точки зрения истории этого процесса, а главным образом
с точки зрения его результатов и условий, приводящих
к этим результатам. Историческая лексикология фикси­
рует все факты заимствования слов. Лексикология же
современного языка рассматривает заимствования, сохра­
нившиеся в языке и не занимается (специально) вопросом
о словах утраченных.
Отсутствие достаточной дифференциации в объекте
исследования между лексикологией современного языка
и исторической лексикологией, сказывающееся, в частно­
сти, на освещении проблемы заимствований, объясняется
недостаточной разработанностью лексикологии как науки
по сравнению, например, с грамматикой (где однако тоже
не всегда еще достаточно разграничиваются задачи грам­
матики современного языка и грамматики историче­
ской).
.
Щ: •
Этой недостаточной разработанностью общелексико­
логических вопросов, в частности, объясняется отсутст­
вие однозначности в употреблении таких немецких терми­
нов, как Lehnwort и Fremdwort.
Термином Lehnworter обычно обозначаются такие заим­
ствования, которые своим звучанием и грамматическими
формами (а также и орфографией) никак не выдают своего
иноязычного происхождения — слова, которые функциони80
руют в немецком языке на равных правах с прочими
(незаимствованными) словами.
Подобные слова, как справедливо отмечено в книге
JI. Р. Зиндера и Т. В. Строевой-Сокольской1, для совре­
менного немецкого языка являются такими же немецкими
словами, как и слова исконные.
Поскольку для ассимилировавшихся в языке заимство­
ваний необходим какой-то термин, указывающий на отли­
чие их (по происхождению) от так называемых исконных
слов, термин Lehnworter сам по себе (и если он у потреб­
ляется именно в данном значении) никаких особых прин­
ципиальных возражений не вызывает.
Этим термином вполне могут быть обозначены сле­
дующие немецкие слова иноязычного происхождения:
1) кельтские заимствования (относящиеся к V — III вв.
до нашей эры): Eisen железо, Amt должность, служба,
учреждение, управление и др.2; 2) латинские заимствования
(обозначающие различные предметы материальной куль­
туры), проникшие в немецкий язык в первые века нашей
эры еще до распространения христианства среди германцев
и воспринятые через устную речь путем непосредственного
общения германцев с римлянами: Mauer каменная стена,
каменная кладка, Ziegel кирпич, Pforte ворота, калитка,
Fenster окно, Keller погреб, Strafie шоссе, улица, Kampf
борьба, Wall вал, Pfund фунт, kaufen покупать, Miinze
монета, Kupfer медь, Flegel цеп, Sichel серп, Wein вино,
Kohl капуста, Kurbis тыква, Rettich редька, Kirsche
вишня, Kase сыр, Pfeffer перец, Kuche кухня, Kessel ко­
тел, Schussel миска, блюдо, Becher кубок и др.; 3) ла­
тинские заимствования, воспринятые немецким языком
в эпоху распространения христианства среди германцев и
по значению в основном связанные либо с религией, либо
со школьным образованием: Kloster монастырь, Munster
собор, Zellе келья, Monch монах, Feier праздник, murmeln бормотать, Schule школа, Tafel доска, Tinte чер­
нила, Brief письмо, schreiben писать; 4) ассимилировавСм. Л. Р. З и н д е р и Т. В. С т р о е в а - С о к о л ь с к а я , Со­
временный немецкий язык, Ленинград, 1941, стр. 317 — 319.
2
Следует однако отметить, что древние кельтские заимствования
для немецкого языка заимствованиями в собственном смысле слова
не являются, так как они были восприняты еще германским языкомосновой. Наиболее ранние латинские заимствования также относятся
к предистории немецкого языка.
в
К. А. Левковская
81
шиеся в языке латинские заимствования более позднего
времени, такие как Makel пятно, позор; 5) такие слова
греческого происхождения, как Kirche церковь и Priester
священник; 6) славянские заимствования из русского, поль­
ского, чешского языков, относящиеся к средним векам и
к новому времени: Zobel соболь, Grenze граница, Quark
творог, Graupe (перловая, ячневая) крупа, Sabel сабля,
Peitsche бич, кнут, Gurke огурец, Droschke (наемный)
экипаж и др.; 7) итальянские заимствования: Bank (Вапk en )1 банк, G rotte грот, Орег опера, ВаВ бас; 8) фран­
цузские заимствования, связанные с расцветом рыцарской
культуры: Banner знамя, Panzer панцырь, FlOte флейта,
Laute лютня, tanzen танцевать, fein тонкий, изящный;
9) французские заимствования XVII в.: Dame дама, Onkel
дядя, Tante тетя, Mode мода, W este жилет, Scharpe
шарф, Pumpe насос и т. п.; 9) английские заимствования:
Streik стачка, забастовка, Klub клуб, Dock док, Tram
трамвай, Start старт, Sport спорт и др.; 10) заимство­
вания из различных восточных (индийского, арабского,
персидского и др.) языков, проникшие в немецкий язык
разными путями (часто через посредничество различных
европейских языков): Zucker сахар, Reis рис, Kaffee кофе,
Schach шахматы .
Совершенно очевидно, что к этой категории относятся
также и все кальки, т. е. такие слова, как Gewissen со­
весть (калька с лат. conscientia), taufen крестить (ре­
бенка) (калька с греч. baptizein), hofisch придворный
(калька с франц. courtois), zerstreut рассеянный (калька
с франц. distrait), entziffern расшифровывать (калька с
франц. dechiffrer); Ftinfjahrplan пятилетний план, Erfahrungsaustausch обмен опытом и другие кальки соответ­
ствующих русских слов и выражений.
Выше (см. § 15) уже отмечалось, что заимствование
может сопровождаться и определенными семантическими
процессами, изменениями значения, что особенно харак­
терно именно для ассимилировавшихся заимствований. Так,
латинское tincta, от которого происходит немецкое Tinte
чернила, означало краска, латинское fgria, к которому
1 Основа данного слова по происхождению является германской
основой, попала она в итальянский язык в значении, которое имеет
немецкое Bank — Banke скамья, а вновь вернулась в германские
языки, в том числе в язык немецкий, уж е в новом значении.
82
восходит Feier празднество, торжество, означало только
церковный праздник (значение, которое первоначально
имело и соответствующее заимствование) и т. д.
Как уже было указано, термин Lehnworter вполне
применим по отношению к ассимилировавшимся в языке
заимствованиям.
Однако данный термин употребляется в немецкой линг­
вистике и совершенно иначе. Так, в частности, в эти­
мологическом словаре Э. Вассерциэра хотя в нём и указы­
вается на то, что к категории Lenhworter следует относить
слова, иноязычный характер которых больше уже не осо­
знается \ приводятся, однако без всякого разграничения
(в алфавитном порядке) более древние заимствования
в качестве Lehnworter % а заимствования, начиная
с XV века — в качестве Frem dw orter8. При этом в нём ука­
зывается, что границы здесь являются текучими, а XV век
представляет переходное время (Obergangszeit), почему
слова этого периода могли бы быть отнесены и к кате­
гории Lehnworter.
В качестве Lehnworter в данном словаре рассматриваются
не только такие слова, как: Amt, Arzt, Brief, Brille, bunt,
dichten, Eid, Esel, Fest, Grenze, Kalk, Kase, Kampf, Leier,
Mauer, Paar, Pech, Pi'erd, Tanz, Ton, Zelle, Ziegel, Zucker,
но также, например, и слова: Alabaster, Amazone, Cherub,
Elefant, Evangelium, Fakultat, Kardinal, Kruzifix, Petition,
Rhinozeros и другие.
И наоборот, к категории Fremdworter оказываются
отнесенными не только явные иноязычные слова типа:
Alligator, apropos, Brigant, Chainaleon, Dividende, Finesse,
Guillotine, Hekatombe, Injurie, Individuum, Janitschar,
Logarithmus, Spiritus, Valuta, но и слова, ничем не
выдающие своего иноязычного происхождения и не отли­
чающиеся от так называемых исконных слов, в частности:
Dolch, Gurke, Larm, Onkel, Weste.
Приведенный материал показывает, что при этой клас­
сификации не учитывается ни значение слов (с чем свя­
зана их принадлежность к той или иной сфере лексики),
ни их структура.
См. Е. W a s s e r z i e h e r , Woher? Ableitetides WOrterbuch der
deutschen Sprache, 13 AufI. Bonn 1952, S. 26.
* См. цит. раб., стр. 27—28.
3 См. цит. раб., стр. 30—35.
в*
83
Остается непонятным, почему, например, Kardinal,
Kastellan, M ajestat, Pergam ent * относятся к одной кате­
гории слов (Lehnworter), a Admiral, Porzellan, Q ualitat,
President * — к другой (Fremdwdrter).
Э.
Вассерциэр подходит к проблеме ассимиляции заим­
ствований в языке в основном только с точки зрения одного
(временного) критерия — давности существования заимство­
ванных слов в немецком языке. М ежду тем, этот критерий
здесь является не только слишком узким, но и неверным. Ведь
в своем функционировании в языке заимствования проти­
вопоставляются вовсе не по времени своего проникновения
в данный язык, но по реальному месту, которое они за­
нимают в словарном составе этого языка, что связано
такж е с вопросом их звучания. Правда, большинство
ассимилировавшихся заимствований относятся к словам,
давно уж е бытующим в языке, и давность происхождения
того или иного слова с заимствованной основой здесь
играет определенную роль. Однако эта роль не является
решающей.
Из иноязычных слов закрепляются в языке в первую
очередь такие, которые обозначают жизненно важные
предметы и явления, почему эти слова получают широкое
распространение, становятся общенародными словами и
сохраняются в языке в течение ряда периодов, полностью
подчинившись законам его фонетического и грамматиче­
ского строя. Однако, прочно закрепиться и ассимилиро­
ваться могут и сравнительно молодые заимствования, ср.
такие слова, как Onkel, Tante, Streik, Sport.
Поэтому один лишь временной критерий здесь оказы­
вается недостаточным.
Г. Х и р т8, отмечая сложность проблемы ассимиляции
заимствований, объясняет закрепление в языке некоторых
иноязычных слов морфологическими причинами. В качестве
примера он приводит случай со словом Streik стачка,
забастовка, заимствованным из английского языка в XIX в.
в связи с размахом, какой получило рабочее движение
в Англии и развитием этого движения так ж е и в Германии.
Г. Хирт указывает на то, что в немецком языке уж е
имелось происходящее из южных диалектов слово Ausstand
1 См. цит. раб., стр. 27—28.
® См. цит. раб., стр. 30—31.
8 См. Н. H i r t , Etymologie der neuhochdeutschen Sprache, S. 128.
84
стачка, забастовка, однако английское заимствование
Streik все же не только закрепилось в языке, но и вы­
теснило немецкое слово потому, что основа этого немец­
кого слова не могла служить продуктивной производящей
основой в словообразовании. Г. Хирт правильно отмечает,
что от Streik легко был образован жизненно необходимый
глагол streiken (streikte — gestreikt) бастовать, в то время
как Ausstand в этом отношении вызывает затруднения \
Однако, дело здесь не только в этом. Сам Г. Хирт также
указывает и на то значение, какое имеет для ассимиляции
заимствований место соответствующего слова в словарном
составе язы ка’.
Звучание слова и словообразовательная структура
основы безусловно играют определенную роль. Так, за­
крепляются в языке и ассимилируются в нем легче всего
такие основы, которые внешне (своим звучанием) напоми­
нают основы данного языка. В частности, в немецком
языке довольно много односложных основ, а среди дву­
сложных— много основ с окончаниями -е, -er, -el (и на­
чальным ударением); поэтому иноязычные элементы, в
какой-то степени подобные этим немецким основам, легко
приспосабливаются к фономорфологической структуре
немецкого языка. Ср. следующие заимствования: Sport
(англ. sport.), Weste (франц. veste), Lampe (франц. lampe),
Banner (франц. banniere), Makel (лат. macula) и т. п.
Однако, одно лишь звучание дела не решает. Таким же
«удобным» с точки зрения словообразования является не
только Streik, но (также английское) заимствование с од­
носложной основой Spleen сплин. К тому же, это послед­
нее слово как заимствование даже старше, чем Streik на
целое столетие, так как появилось оно в немецком языке
еще в XVIII в. Кроме того, от основы слова Spleen легко
может быть образован не только глагол, но и прилага­
тельное: и spleenen, и spleenig звучат совсем по-немецки.
Однако, Spleen так и осталось для немецкого языка сло­
вом иностранным и именно потому, что никакого жизнен1 -stand- (в Ausstand — это звучание основы претерита глагола
etehen (ср. stehen — stand — gestanden), почему от основы существи­
тельного Ausstand нельзя, например, образовать слабого глагола. Ряд
форм настоящего времени у такого глагола был бы омонимичен фор­
мам претерита глагола сильного.
1 См. цит. раб., стр. 128»
85
но важного явления скука от безделья (сплин) не представляла, почему это слово и не могло стать обще­
народным.
Далее следует учитывать и место в языке того слова,
которое вытесняется другим словом, а не только его зву­
чание или структуру его основы, как это делает Г. Хирт.
Немецкое слово Ausstand (которое было вытеснено заим­
ствованным словом Streik) в основном, как отмечает Хирт,
бытовало на юге и не было общенародным немецким
словом, но носило диалектный характер.
Как известно, французские слова Tante и Onkel в свое
время вытеснили немецкие слова Muhme и Oheira. Из них
только Onkel продуктивнее в отношении словообразова­
ния, чем Oheim, ср. Oheira и Onkel — Onkelchen, Muhme
ж е и Tante совершенно здесь равноценны: Muhme — Mtihmchen; Tante — Tantchen (причем с точки зрения фонети­
ческой звучание Muhmchen представляет собой более легко
произносимое сочетание звуков, чем Tantchen).
И однако французские заимствования вытеснили соот­
ветствующие исконные немецкие слова и полностью асси­
милировались в немецком языке. Д ело здесь не только
в том, что в XVII веке (так называемом Alamodezeit) в
той или иной мере «французили» очень широкие круги
немецкого населения (что, конечно, тоже сыграло большую
роль), но в том, что в новое время имена родства пред­
ставляют неустойчивую семантическую группу слов
(см. выше, § 14 и § 15).
Выше были приведены примеры закрепившихся и пол­
ностью ассимилировавшихся в немецком языке заимство­
ваний, с фонетической стороны характеризуемых началь­
ным ударением. В связи с этим возникает вопрос, можно
ли считать ассимилировавшимися в языке общеупотреби­
тельные немецкие слова с неначальным ударением (по­
скольку для непроизводных и производных суффиксальных
немецких слов в основном характерно именно начальное
ударение)? На этот вопрос следует ответить, что это
зависит от распространения того или иного слова (связан­
ного с его значимостью в языке).
Как известно, под влиянием многочисленных заимство­
ваний изменилось ударение в некоторых немецких словах
(см. выше, § 7), например, le'bendig живой, Ho'lunder
бузина, W a'cholder можжевельник, а ударение в неко­
торых закрепившихся в языке и получивших общенародное
86
распространение заимствованиях, таких как Kaffee кофе
и Tabak табак, колеблется. Это является свидетельством
того, что для немецких слов характерным является началь­
ное ударение, но возможны и определенные отступления
в этом отношении. Поэтому не только 'Kaffee и 'Tabak
(также и при звучании Kaf'fee и Та'Ьак) в современном
немецком языке воспринимаются говорящими как слова
немецкие (т. е. принадлежат к той категории слов, кото­
рые можно назвать Lehnworter), но так же воспринимаются
и такие заимствованные в разное время и получившие
широкое распространение слова, как: Pa'last дворец, Par'tei
партия, Kon'zert концерт, и др.
§ 19. Возвращаясь к вопросу об употребляемых (для
обозначения заимствований разного рода) в немецкой линг­
вистике традиционных терминах Lehnwort и Fremdwort,
следует сказать, что если термин Lehnwort и может быть
использован для обозначения ассимилировавшихся в языке
заимствований и сам по себе особых принципиальных воз­
ражений не вызывает, то классификация слов иноязычного
происхождения только на Lehnworter и Fremdworter не
является (как правильно было указано в книге Л. Р. Зиндера и Т. В. Строевой-Сокольской1 и как показывает
также и приведенный выше языковой материал) точной
классификацией.
Совершенно очевидно, что никак нельзя (как это де­
лается согласно данной классификации) в равной мере
считать иностранными словами такие слова иноязычного
происхождения, как: Spleen сплин, Gentleman джентль­
мен (англ.), kapabel способный (фр.) и т. п., с одной сто­
роны, и Organisation организация, Revolution революция,
Sozialismus социализм, Kommunismus коммунизм, Kommunist коммунист, Student студент, Studium учение, изу­
чение, Professor профессор, Museum музей, с другой.
Ведь, если первые употребляются узким кругом лиц
(и даже в известной мере носят жаргонный характер), то
вторые являются словами общенародными. Подход к сло­
вам обеих групп в равной мере как к словам иностранным,
чужим для немецкого языка, только на основании того,
что и те и другие являются словами иноязычного проис­
хождения,— не может считаться правильным.
1
См. Л. Р. З и н д е р
работа, стр. 317—322.
и Т. В. С т о о е в а - С о к о л ь с к а я , цит.
87
Необходимо ведь также учесть и условия заимствова­
ния слов в наше время по сравнению с древними эпохами
в развитии языка. В эпоху до появления письменности и
в первые периоды ее существования, когда грамота явля­
лась достоянием узкого круга лиц, получающие широкое
распространение вследствие своего значения заимствования
легко изменяли свое звучание, приспосабливаясь к фоне­
тическим особенностям воспринимающего их языка.
В наше же время в школе специально обучают правиль­
ному произношению иноязычных слов. Кроме того, когда
речь идет о словах интернациональных, следует учесть и
то, что международное распространение этих слов такж е
способствует устойчивости их звучания. Далее — и эти
слова все ж е в какой-то мере ассимилируются в разных
языках в фонетическом отношении. Ср. французское orga­
nisation со свистящим [s] и назализованным конечным [5:1
в суффиксе -tion- [sio:], немецкое Organisation (с аффри­
катой [ts] и согласным [п] в этом суффиксе [tsio:n]) и
русское организация (с аффрикатой [t§] и гласным Гы1
после нее и с отсутствием здесь какого бы то ни было
носового элемента) 1
•
Что ж е касается морфологического оформления этих
слов, то в каждом языке для них характерны и соответ­
ствующие морфологические особенности, ср.: Frau —
Frauen, Z e it— Zeiten (исконно-немецкие слова) и Organi­
sation — Organisationen.
Таким образом, с точки зрения истории формирования
словарного состава языка вполне правомерно говорить
о словах и с к о н н ы х и о словах з а и м с т в о в а н н ы х ,
а говоря о происхождении слов, отличать полностью асси­
милировавшиеся в языке заимствования от других ино­
язычных слов. Однако, нельзя рассматривать все осталь­
ные (не ассимилировавшиеся в данную эпоху развития
языка) слова иноязычного происхождения в равной мере
как иностранные, никак не разграничивая общеупотреби­
тельные интернациональные слова от имеющих ограничен­
ное употребление иностранных слов.
В заключение рассмотрения вопроса о заимствованиях
необходимо указать на то огромное значение, которое
имеют для немецкого языка современные заимствования
В
Реформатский,
Москва, 1947, стр. 42.
Введение
в
языковедение.
’
из языка русского. Эти заимствования разделяются на
прямые заимствования и кальки.
Прямыми заимствованшши являются, например, сле­
дующие слова: Sowjet, Komsomol, Komsomolze, Kolchos,
Sowchos и другие.
Эти слова стали интернациональными словами. Осо­
бенно дороги эти слова народам прогрессивного лагеря,
строящим в своих странах новую жизнь.
В немецком языке эти слова — хотя они и сохранили
некоторые фонетические особенности русского языка,
в частности, конечное ударение в Kolchos п, т (Kolchose /) ,
Sowchos п, т (Sowchose), Komsomol (в Sowjet ударение
колеблется) — имеют морфологическое оформление, харак­
терное для всех остальных немецких слов: Sowjet и Kom­
somol склоняются по сильному склонению, Kolchos и Sow­
chos в варианте без конечного -е (т. е. в варианте das
(der) Kolchos, а не (die) Kolchose) склоняются как интерна­
циональное слово Kursus курс, имея в единственном числе
омонимию всех падежей, множественное же число они
образуют с суффиксом -е- (Kolchose, Sowchose, так же
как Kurse). Варианты этих слов с -е (die) Kolchose, (die)
Sowchose) склоняются по женскому склонению.
От основы слова Sowjet имеются и соответствующие
производные: прилагательное sowjetisch советский, фун­
кционирующее в параллельных сложным словам словосо­
четаниях (ср. Sowjetschriftsteller и sowjetische Schriftsteller
советские писатели, например, у Вилли Б ределя*) и
Sowjetismus советизм, т. е. советское (интернациональ­
ное) слово.
Используя опыт советского народа в строительстве и
дальнейшем развитии молодой Германской Демократиче­
ской Республики, немецкий народ заимствует и соответ­
ствующую русскую лексику, калькируя огромное коли­
чество слов из самых разнообразных областей — слов,
необходимых ему в борьбе за лучшее будущее. Ср.:
Volkswirtschaftsplan народнохозяйственный план, Planwirtschaft плановое хозяйство, Planaufgabe плановое за­
дание, (Wirtschafts)planer плановик, Ftinfjahrplan пятилет­
ний план, Qualitatsbrigade бригада отличного качества,
Kulturhaus дом культуры, Pionierlager пионерский лагерь
W. В r e d e l, Wie Ich Schriftsteller geworden bin, Aufbau 1954,
November, H. 11, S. 972.
%
89
и многие, многие другие. Согласно особенностям немец­
кого языка русские словосочетания передаются при этом
немецкими сложными словами.
Калькирование здесь является средством своеобразной
ассимиляции жизненно важных слов, имеющих широкое
распространение в массах. Ср.: Kolchos и Kollektivwirtschaft, Sowchos и Sowjetwirtschaft. Наряду со словом
(и основой) Sow jet первоначально употреблялась также
калька Rat (ср. Sowjetunion — Rateunion), но затем, когда
Sowjet закрепилось во всех языках мира, калька эта вышла
из употребления.
§ 20. Заимствование слов из других языков лишь в том
случае является вполне оправданным, если соответствую­
щее слово в заимствующем языке отсутствует.
Калькирование допустимо лишь тогда, если речь идет
не об интернациональном термине, не о термине, обозна­
чающем общеизвестное явление и имеющем широкое рас­
пространение среди специалистов разных стран в опреде­
ленном, прочно закрепившемся за ним значении. Подобный
термин (не требующий объяснения посредством перевода
его на родной язык) переводить было бы явно нецелесооб­
разно, так как перевод лишь исказил бы связанное с дан­
ным термином значение.
На эти моменты было в свое время указано еще
Ф. Энгельсом в предисловии к его труду «Развитие со­
циализма от утопии к науке». Ф. Энгельс писал: «Ведь
необходимые иностранные слова 1, представляющие собой
большей частью общепринятые научно-технические выра­
жения, вовсе не были бы необходимы, если бы они под­
давались переводу. Значит, перевод искажает смысл;
вместо того, чтобы пояснить, он сбивает с то л к у » !.
Совершенно очевидно, что стремиться калькировать
такие (получившие всеобщее распространение во всех языках)
интернациональные общественно-политические и другие тер­
мины немецкого и русского языка, как: Revolution рево­
люция, Sozialismus социализм, Kommunismus коммунизм,
Kapitalismus капитализм, а также Philosophic философия,
1 Ф. Э н г е л ь с
применяет здесь общераспространенный термин
«иностранные слова» в широком его смысле, т. е. в значении «любые
иноязычные слова».
2 К. М а р к с и Ф. Э н г е л ь с , Соч., т. XV. Развитие социализма
от утопии к науке (предисловие к первому немецкому изданию
1882 года), стр. 624.
90
Mathematik математика, Musik музыка, было бы бес­
смысленным. Естественно поэтому, что если подобные
требования когда-либо возникали, то они исходили
из реакционных (националистически настроенных) кру­
гов.
В этом свете вполне понятно, почему бытовавшая в
Германии первое время после Великой Октябрьской ре­
волюции калька с русского Совет — Rat (ср. Raterepubiik)
была затем отброшена и сейчас употребительным является
только Sowjet (ср. Sowjetrepublik). Вместе с тем понятно,
почему употребляется Fiinfjahrplan, а не Pjatiletka (калька
здесь точно передает соответствующее понятие). Понятно
также, почему наряду с Kolchos, Sowchos употребляются
Kollektivwirtschaft, Sowjetwirtschaft: колхоз и совхоз —
аббревиатуры \ для русского языка не требующие рас­
шифровки, но в другом языке, в частности, в немецком,
такая необходимость возникает; кроме того, соответ­
ствующие кальки точно передают значения этих русских
слов.
Однако, если (как показывают приведенные примеры)
есть случаи, когда заимствование — прямое или в виде
кальки — необходимо, то есть и такие случаи, когда заим­
ствование является ненужным, потому что в языке уже
имеются слова, хорошо выражающие соответствующие
понятия, и заимствования поэтому лишь засоряют язык
непонятными широким массам словами.
На это обратил внимание В. И. Ленин в заметке
«Об очистке русского языка». В. И. Ленин писал: «Рус­
ский язык мы портим. Иностранные слова употребляем
без надобности. Употребляем их неправильно. К чему
говорить «дефекты», когда можно сказать недочеты или
недостатки или пробелы?»2 Об употреблении иностранных
слов без надобности и о неправильном их употреблении
В. И. Ленин справедливо говорит как о коверканье рус­
ского язы ка3. Сам В. И. Ленин никогда не злоупотреб­
лял иностранными словами.
Из всего сказанного совершенно очевидно, что заим­
ствование должно быть ограничено пределами разумного.
И поэтому понятно, что наряду с заимствованием (в от1 Т. е. сложносокращенные слова.
1 В. И. Л е н и н , Соч., 4 изд., т. 30, стр. 274.
* Т а м ж е.
91
дельные эпохи развития того или иного языка принимав­
шим характер ничем не сдерживаемого потока, грозивше­
го затопить исконные слова языка) в различных языках
возникали и обратные заимствованию тенденции, из­
вестные под названием п у р и с т и ч е с к и х тенденций,
п у р и з м а 1.
Это противодействие заимствованию иностранных слов
однако часто принимало преувеличенные размеры, и в нем
проявлялись черты реакционные, черты национализма и
шовинизма.
В
В истории немецкого языка следует различать два
периода в развитии пуристических тенденций: 1) пуризм
XVII — XVIII веков, когда иностранные слова заимство­
вались без всякой меры, немецкий ж е национальный язык
находился лишь в стадии формирования, и неумеренное заим­
ствование действительно представляло угрозу для языка
и 2) реакционный пуризм конца XIX — начала XX века,
лозунгом которого было неразумное, продиктованное реак­
ционными националистическими взглядами требование
„Jedes Fremdwort ist entbehrlich“ (Без любого иностран­
ного слова можно обойтись). Пуризму XVII — XVIII вв.
также присущи были некоторые националистические тен­
денции, однако он все ж е не имел такого ярко выражен­
ного реакционного шовинистического характера, как позд­
нейший пуризм XIX — XX вв.
1.
Деятельность пуристов XVII века, этой так назы­
ваемой Alamodezeit (когда разные иностранные слова — и
в первую очередь французские — массами воспринимались
немецким языком), связана с деятельностью так назы­
ваемых «языковых обществ» (Sprachgesellschaften). Одним
из пуристов наиболее крайнего направления был Филипп
фон Цезен (Philipp von Zesen 1619— 1689 гг.). Ф. фон
Цезен был основателем языкового общества Орден Розы
(Rosenorden). Ему принадлежит ряд переводов-калек заим­
ствованных слов, послуживших поводом для справедливых
насмешек. Эти слова обычно приводятся для иллюстрации
смехотворности крайностей в области пуризма: Tageleuchter (Fenster) окно, Zeugem utter (Natur) природа, Zitterweh
1
Слово пуризм (от основы латинского ptirus чистый) употреб­
лено здесь в значении стремление очистить язык от иноязычных
элементов. Однако данное слово имеет не только это, но и более
общее значение, см. Толковый словарь русского языка под ред.
Д. И. У ш а к о в а , т. III, полоса 1070.
92
(Fieber) лихорадка. В своем пуристическом азарте Ф. фон
Цезен даже предложил перевести на немецкий язык не­
мецкое слово индоевропейского происхождения Nase нос
(которое он ошибочно считал латинским заимствованием)
через Gesichtserker или Loschhorn. Совершенно очевидно,
что эти переводы Ф. фон Цезена действительно являют­
ся смехотворными, и прежде всего потому, что в его
время и Fenster, и Natur, и Fieber были по своей спе­
цифике уже немецкими словами, никакого перевода не
требовавшими, a Nase и по происхождению было немецким
словом.
Однако Ф. фон Цезену принадлежат не только подоб­
ные бессмысленные переводы. Он предложил передавать
значение, выраженное латинским заимствованием Autor
автор, через немецкое Verfasser (ср. русские автор и
создатель), вместо Kontrakt контракт он предложил
говорить Vertrag договор (это слово встречалось еще
в XVI веке); Mundart (вместо Dialekt) повидимому также
создано именно Ф. фон Цезеном.
Эти слова закрепились в немецком языке, не вытеснив,
однако, иноязычных слов, которые они переводят,— за­
крепились как идеографические синонимы1 этих слов. Так,
в частности, и Dialekt, и Mundart функционируют в ка­
честве лингвистических терминов, однако Dialekt диалект
имеет несколько более широкое значение, ср.: (alt) germanische Dialekte; (alt) germanische Mundarten обычно
не говорят, так как Mundart обычно применяется в тех
значениях, какие имеют русское диалект и русское
говор *.
Многие переводы иноязычных слов принадлежат круп­
ному грамматисту второй половины XVII века Юстусу
Георгу Шоттелю (Justus Georg Schottel) или иначе Шоттелиусу. Ему принадлежат, в частности, переводы ряда
грамматических терминов латинского происхождения, на­
пример, Zeitwort (вместо Verb) — глагол, Zahlwort (вместо
Numerate) числительное.
Основным деятелем в области пуризма в XVIII веке
был И. Г. Кампе (J. Н. Сатре), создавший специальный
1 Т. е. синонимы, отличающиеся оттенками значений и употребле­
нием.
2 Твердого разграничения между Dialekt и Mundart, однако, нет,
и часто они употребляются параллельно.
-
\
"
83
«Словарь для объяснения и перевода на немецкий язык
(онемечивания) навязанных нашему языку иностранных
выражений» (Worterbuch zur Erklarung und Verdeutschung
der unsrer Sprache aufgedrungenen fremden Ausdrucke).
Словарь вышел первым изданием в 1801, вторым изданием
в 1813 году. Словарь Кампе вызвал оживленную полемику,
так как Кампе (так же, как и Цезен) нарушил в своих
пуристических устремлениях чувство меры. Против пури­
стической ограниченности, проявляемой пуристами такого
склада, как Кампе, поотестовали Шиллер
днее Я- Гримм.
Однако, если отбросить крайности,— от которых в ту
эпоху развития языка и науки уберечься могли лишь
такие гениальные художники, как Гёте и Ш иллер,— то
словарь Кампе сыграл очень значительную роль и для исто­
рии немецкого языка и для истории языкознания. Этот
словарь фиксирует не только иностранные слова, быто­
вавшие в то время, но дает и их переводы с соответ­
ствующими комментариями. Кампе и сам предлагает ряд
переводов (Zerrbild вместо Karikatur карикатура, Zartgeftihl вместо Delikatesse в смысле такт и др.), и указы­
вает на то, кому принадлежат переводы целого ряда
иноязычных слов, а также, когда эти переводы впервые
возникли. В словаре, например, указано, что Heldentum
героизм (вместо Heroismus) впервые встречается у Виланда в 1767 году, planen планировать вместо projektieren проектировать в «Вехтеровских Сказаниях» (W3chters Sagbn der Vorzeit) в 1787 г. и т. п.
Многие собственные и чужие переводы, приводимые
Кампе, не утвердились в языке, например, KunstfleiB
(вместо Industrie) индустрия, промышленность, Ehrensold
(вместо Honorar) гонорар, но planen очень употребительно
сейчас и обогатилось под влиянием русского языка новым
значением, Heldentum, Zerrbild, Zartgeftihl употребляются
наряду с соответственно Heroismus, Karikatur и Delikatesse;
Zartgefuhl — особенно потому, что иноязычное слово Deli­
katesse многозначно и означает деликатность и делика­
т е с 1, т. е. имеет два значения, находящиеся на грани
омонимии.
Если уж е в XVII — XVIII вв. имели место пуристиче1 См. FremdwGrterbuch,
стр. 124.
94
ские крайности, то пуризм конца XIX — начала XX в., свя­
занный с деятельностью основанного в 1885 г. общества
под названием «Общенемецкий языковой союз» (Allgemeiner Deutscher Sprachverein), носил, как показывают выпу­
щенные этим союзом специальные словари Verdeutschungsworterbiicher, ярко выраженный националистический ха­
рактер.
Так, например, в одном из таких словарей слово Bibliothek предлагается заменить словом Bflchersammlung
(т. е. словом, имеющим несколько иное значение. Ср. рус­
ское библиотека и собрание книг). Вместо Optimismus
предлагаются следующие выражения: (zu) giinstige Anschauung(sweise), (zu) rosige Denkart, Schonseherei, Sch6nfarberei, Schonmalerei, Vertrauensseligkeit, Hoffnungsseligkeit, Weltfreude. Уже самое обилие переводов (как и их
значение) показывает, что ни один из них действитель­
ного значения этого слова не передает.
А переводы ряда общественно-политических терминов,
таких как Revolution, или же Reaktion, или Kapitalist и
др., носят просто реакционный характер; переводы эти
явно стремятся затушевать действительную сущность
обозначаемых данными словами явлений. Так слово Kapi­
talist, например, «онемечивается»,— а следовательно и объ­
ясняется — просто как имеющее значение состоятельный
человек (Geldmann, Geldbesitzer, reicher Mann, vermOgender
Mann), об эксплуатации трудящихся при этом ничего не
говорится, слово Kapitalismus не приводится вовсе, что
искажает экономическую и политическую сущность явле­
ний, связанных с обоими этими словами.
Деятельность «Общенемецкого языкового союза» вся­
чески поддерживалась правительством и различными ре­
акционными организациями. Еще до возникновения этого
союза пуристической деятельностью занимались различные
крупные чиновники, в частности директор германской почты
Штефан (Stephan), заменивший ряд не только иностранных,
но и интернациональных слов немецкими. На железной
дороге проводились аналогичные мероприятия.
В результате этих мероприятий (часто проводимых по­
средством соответствующих циркуляров при поддержке
правительства) в немецком языке возник ряд параллель­
ных наименований; ср. Billet билет — Fahrkarte — проезд­
ной билет , Еintrittskarte — билет в театр или на кон­
церт, Соирё (Кирее) — Abteil купе, Telefon — Fernspre*
93
cher телефон и т. п. В ряде таких переводов немецкое
слово все же содержит интернациональную основу, ср. в
театре — H auptprobe (вместо G eneralprobe) генеральная
репетиция, Spielplan (вместо Repertoire) репертуар.
Вместо некоторых простых слов с очень общим зна­
чением (благодаря этому значению применяемых в различ­
ных случаях) возникает несколько немецких сложных слов;
ср.: Billet — Fahrkarte, Eintrittskarte. Отсюда .тенденция
к упрощению: вместо Fahrkarte или Eintrittskarte упо­
требляют просто Karte (т. е. опять-таки не немецкое по
происхождению слово), когда ясно, о каком билете идет
речь \
• .
Таким образом, даж е самые словари, создаваемые
членами «Общенемецкого языкового союза» 2, ясно показы­
вают, что обойтись без заимствованных слов (как этого
требовал лозунг данного союза) иногда просто невозможно.
Относительно всех этих замен иноязычных слов немец­
кими (Verdeutschungen) необходимо помнить следующее:
хотя они и были навязаны языку разными бюрократиче­
скими мерами и явились в основном результатом реакци­
онной деятельности шовинистически настроенных людей,
но поскольку они (именно потому, что их в администра­
тивном порядке распространяли среди служащих путем
циркуляров) все ж е получили широкое распространение,
то с ними надо считаться как с реальным фактом, ха­
рактерным для немецкого языка. Избегать употребления
подобных (закрепившихся в языке) слов на основании
истории их происхождения было бы другой ненужной и
нелепой крайностью.
Что же касается будущих возможных заимствований,
то к ним надо подходить с тех точек зрения, которые
были по поводу этого вопроса высказаны классиками
марксизма-ленинизма, а именно, исходить из критерия ра­
зумности и воздерживаться от крайностей в ту или дру­
гую сторону.
о
.ж
и
1 Ср.: G. S a a l f e l d , Fremd- und VerdeutschungswOrterbuch , Berl.
1911, Sp. 94.
2 Автор приведенного выше словаря является даже членом прав­
ления «Общенемецкого языкового союза» (Mitglied des Gesamtvorstandes des Allgem einen Deutschen Sprachvereins).
Г Л А В А IV
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЛЕКСИКИ ПО СФЕРАМ
УПОТРЕБЛЕНИЯ. ЭКСПРЕССИВНО-СТИЛИСТИЧЕСКАЯ
ОКРАШЕННОСТЬ СЛОВ.
§ 21. В словарном составе в любую эпоху существо­
вания языка имеется общенародная, общеупотребительная
лексика и лексика, употребление которой является в той
или иной степени ограниченным.
К общеупотребительной для данного языка в тот или
иной исторический период лексике в первую очередь при­
надлежат слова, существующие в языке с древности и
составляющие его основной словарный фонд, вокруг ко­
торого группируются остальные слова и который является
словообразовательной базой данного языка. Кроме того,
каждая эпоха в развитии языка характеризуется лексикой,
общеупотребительной именно в данную эпоху, т. е. лекси­
кой, лишь примыкающей к основному словарному фонду
(но не относящейся к нему). Определить степень устой­
чивости и употребительности этой лексики для будущего
не представляется возможным.
Слова основного словарного фонда характеризуются
своей устойчивостью в языке в течение ряда столетий.
Ср.: совр. Vater отец (дн. fater); совр. Mutter мать (дн.
muoter); совр. Sonne солнце (дн. sunna); совр. Baum де­
рево (дн. bourn); совр. gut хороший, добрый (дн. guot);
совр. schon прекрасный, красивый (дн. skoni); совр. stehen
стоять (дн. sten, stan); совр. gehen ходить, идти (дн.
gen, gan); совр. geben давать (дн. geban); совр. nehmen
брать, взять (дн. пешап); совр. haben иметь (дн. haben);
совр. ftinf пять (дн. finf); совр. in в (дн. in); совр. aus из
(он. т ) и т. д . 1
Подробнее см. Т. В. С т р о е в а , К вопросу об устойчивости
основного словарного фонда в немецком языке. Сборник «Вопросы
грамматического строя и словарного состава языка», т. 2, изд ЛГУ
1952, стр. 187— 199.
*
•
1
7
К. А. Левковская
97
I
Устойчивость этих слов объясняется тем, что они
представляют собой жизненно необходимые, а вследствие
этого и общенародные лексические единицы, передаваемые
от поколения к поколению. Жизненно необходимыми эти
слова являются по своему значению, в которое (т. е. в зна­
чение слов) входит отражение соответствующего понятия.
Устойчивыми в языке могут быть однако не только
слова, выражающие те или иные понятия, но и слова с
другими семантическими особенностями, в частности, на­
пример, слова, выражающие эмоции и волеизъявления, т. е.
междометия (§ 6 и 9). Эги слова также имеют общена­
родное распространение и существуют в языке в течение
ряда столетий.
Основной словарный фонд тесно связан с остальной
лексикой языка. Провести какие-либо жесткие границы
между основным словарным фондом и прочими словами,
как уж е было отмечено (см. выше § 4), вообще невоз­
можно. Основной словарный фонд пополняется в своем
историческом развитии словами разного происхождения,
функционировавшими первоначально в других сферах
лексики. Наблюдается также и обратное явление: теряю­
щие употребительность слова основного словарного фонда
переходят в другие лексические слои.
К основному словарному фонду принадлежат корневые
слова данного языка. Нельзя однако забывать о том, что
некоторые слова могут устареть, превратиться в архаиз­
м ы 1, и перейти в связи с этим в другие сферы лексики.
Кроме того, корневые слова могут заимствоваться из раз­
ных языков, а из заимствований далеко не все являются
общеупотребительными и поэтому далеко не все ассими­
лирую тся2 и утверждаются в языке.
Помимо корневых слов в основной словарный фонд
входит и целый ряд слов производных. Вся эта общеупот­
ребительная устойчивая лексика, существующая в языке
с древности, выступает как словообразовательная — струк­
турная и семантическая — база словарного состава3. По
1 Об архаизмах см. выше, § 14.
* Об ассимиляции заимствований см. § 18.
8 См. В. В. В и н о г р а д о в , Об основном словарном фонде
словообразующей роли в истории языка, Изв. АН СССР, 1951,
вып. 3, стр. 227 и след.; см. также Современный русский язык,
фология, курс лекций под ред. акад. В. В. В и н о г р а д о в а ,
МГУ, 1952, стр. 42— 43.
98
и его
т. X,
Мор­
изд.
определенным утвердившимся в языке моделям новые
слова образуются от основ коргевых и производных слов,
принадлежащих к разным лексическим слоям, и в первую
очередь от основ наиболее употребительных слов. Ср., в
частности, Haus дом, hausen проживать, обитать, гнез­
диться, ютиться, hSuslich домашний, семейный, до­
мовитый, хозяйственный, Hauslichkeit домашний быт,
домашняя жизнь, домашний круг, дом, хозяйство, до­
мовитость, Haushalt домашнее хозяйство, Hausindustrie
кустарная промышленность, работа на дому, Hochhaus
высотный дом и т. п.
Именно потому, что в немецком языке с древности
утвердился целый ряд имен с суффиксом -ег- и ответвив­
шимися от него вариантами этого суффикса (в частности
-1ег-), смогли быть в разное время образованы такие —
принадлежащие к разным сферам лексики — слова от про­
стых, производных и сложных (собственно немецких и
заимствованных) основ, как: Forscher исследователь, Pla­
ner плановик, Erfinder изобретатель, Verfasser автор,
создатель, Gewerkschafter член профсоюза, профсоюзный
деятель, Eisenbahner железнодорожник, Stablwerker ра­
бочий сталелитейного завода, Wissenschaftler научный
работник, Sportier спортсмен, физкультурник, FDJ-ler
член Союза Свободной Немецкой Молодежи и многие
другие.
Воспринимая в процессе своего развития ряд ставших
общенародными корневых и производных слов различного
происхождения, основной словарный фонд постепенно обо­
гащается таким образом новыми производящими основами
и новыми моделями словообразования.
Так, например, современное слово Lehrer учитель,
преподаватель (дн. 1ёгап) возникло еще в древности как
отыменное образование, производящей основой для кото­
рого послужила основа слова (die) Lehre учение (дн. 1ёга).
Древненемецкое lerari было образовано при помощи за­
имствованного (вместе с соответствующими латинскими сло­
вами) суффикса -ari- (лат. — arius). Этот суффикс первона­
чально был суффиксом отыменных образований. Cp.dw.gartenari (Gartner) садовник от garto — род. пад. g a rte n — с а д 1.
Образованное от основы существительного 1ёга дн.
lerari соотносилось как с этим словом, так и с дн. глаго1 Ср. также русское архивариус.
7*
99
лом leren учить, обучать. Войдя в основной словарный
фонд, слово Lehrer, вместе с другими (содержащими дан­
ный суффикс) словами, соотносящимися как с именами,
так и с глаголами (ср., в частности: Fischer рыбак, с одной
стороны, и Fisch рыба, fischen рыбачить, ловить рыбу,
с другой) послужило моделью для отглагольных образо­
ваний, к которым принадлежат современные Forscher
исследователь, P la n e r1 планирующий, плановик и дру­
гие подобные слова.
Утвердившись в языке, производные слова Gartner,
Fischer, Lehrer и другие подобные послужили одновре­
менно словообразовательной моделью для отыменных и
отглагольных имен деятелей с суффиксом -ег- и дали языку
новые (производные) производящие основы для образова­
ния от них новых слов, таких, как Gartnerei, gartnern,
Fischerei, Fischerin, Lehrerin, Lehrerschaft, Neulehrer
и ДР.
Все образующие соответствующие словообразователь­
ные ряды однокорневые слова семантически связаны между
собой. Семантическая взаимосвязь подобных слов высту­
пает и в тех случаях, когда они принадлежат к весьма
удаленным друг от друга лексическим слоям. Так, на­
пример, с общенародным и существующим в языке с глу­
бокой древности словом Erde зем ля непосредственно се­
мантически соотносится ряд технических терминов, со­
держащих основу этого слова (см. выше, § 9, стр. 34)
Как отмечает В. В. Виноградов, устойчивая общеупо­
требительная лексика является также базой для фразео­
логической системы языка. Огромное количество фразео­
логических единиц самых разнообразных языков базируется
на словах основного словарного фонда. Ср. немецкие фра­
зеологические единицы: mit Haut und Haaren целиком,
без остатка, Hals tiber Kopf сломя голову, опрометью,
altes Haus старина, дружище, mit der Tiir ins Haus
fallen рубить сплеча и прочие фразеологические единицы
со словом Haus и другими общераспространенными немец­
кими словами различного происхождения, существующими
в языке с древности*.
1 Помимо глагола planen (на базе которого оно возникло) слово
Planer соотносится и с существительным Plan, от основы которого
образован глагол planen.
2 См. также ниже, § 43 и след100
I
Вопрос об основном словарном фонде недостаточно
изучен; поэтому никак нельзя во всех случаях говорить
о принадлежности к нему употребительных слов и выра­
жений как о чем-то самоочевидном.
Пример таких технических терминов, как Erdung, Erder
показывает нам, что далеко не все (даже образованные
(см. выше, § 9) от корневых общенародных и очень древних
по происхождению основ) производные слова являются
общеупотребительными.
Что же касается слов сложных, то. из них в основной
словарный фонд безусловно входит лишь очень неболь­
шая часть. Ведь, как известно, сложные слова легко
образуются в немецком языке в процессе речи, огромное
большинство их является неидиоматичными1 и в этом
отношении в какой-то мере приближаются к свободным
сочетаниям слов, хотя и резко отличаются от них по своей
структуре. Такие, легко возникающие в процессе речи
сложные слова, не обладают устойчивостью. Далеко не
все из них фиксируются в словарях, так как зафиксиро­
вать эту очень подвижную часть лексики хотя бы с при­
близительной полнотой просто невозможно.
Из словосочетаний в основной словарный фонд, есте­
ственно, могут входить лишь фразеологические единицы —
эквиваленты слов2. Свободные же словосочетания явля­
ются не единицами языка, но продуктами речи, создавае­
мыми в ней по известным грамматическим законам3, и
поэтому ни в основной словарный фонд, ни в словарный
состав языка (как целое) вообще не входят.
Вопрос о том, какие фразеологические единицы входят
в основной словарный фонд также требует больших и тща­
тельных исследований. Ведь, например, устойчивые не­
идиоматичные словосочетания, выступающие в качестве
1
Неидиоматичными являются такие образования, значение кото­
рых складывается из значения компонентов, идиоматичными же —
такие, значение которых не выводимо из совокупности значения со­
ставляющих их частей. В том и другом случае учитывается общее
значение соответствующего словообразовательного типа и под сово­
купностью значения компонентов понимается, таким образом, сочета­
ние их значений по принципу, характерному именно для данного
словообразовательного типа.
* См. ниже, гл. VIII.
8 См. А. И. С м и р н и ц к и й , Объективность существования
языка, стр. 16—23.
10
терминов, тоже принадлежат к фразеологическим едини­
цам \ однако, если в основной словарный фонд не входят
даже термины с корневыми (ср. erden) и аффиксальными
основами (ср. Erdung, Erder) и многие сложные слова
терминологического и нетерминологического характера,
то тем более не могут входить в основной словарный
фонд терминологические (хотя и устойчивые) словосо­
четания.
Поэтому утверждать; как это иногда делается, что
употребительные словосочетания терминологического харак­
тера (как, например, volkseigener Betrieb народное пред­
приятие) находятся на пути к вхождению в основной
словарный фонд немецкого языка, не представляется
возможным.
Следует также учесть, что кроме слов основного сло­
варного фонда в каждую историческую эпоху в языке
имеется и общенародная именно для данного периода
лексика (см. выше).
Принадлежащие к разным сферам лексики слова
в том числе и слова, находящиеся на периферии сло­
варного состава языка — могут образовать словообразо­
вательные ряды; однако, если основное опорное слово
такого словообразовательного ряда из языка исчезает, то
вместе с ним выходят из употребления и соответствую­
щие производные и сложные слова, содержащие основу
этого слова. Так, в современном немецком языке сначала
было очень употребительным сложное слово-термин Маschinenausleihstationen машинопрокатные станции (аббревиа­
т у р а — MAS). Теперь же употребительным является уж е
другое название — Maschinentraktorenstationen — машиннотракторные станции (MTS). В соответствии с этим
утратили былую употребительноств различные, образован­
ные от сложносокращенной основы mas- слова, такие как
MAS-Leiter и т. п.
§ 22. Помимо слов общенародных в языке сущ ествует
еще и лексика, имеющая определенную (ограниченную)
сферу употребления.
Довольно четко отграниченные друг от друга области
применения имеет профессиональная, а также научно-тех­
1
См. В. В. В и н о г р а д о в , Об основных типах фразеологиче­
ских единиц языка в русском языке, Сб. «А. А. Ш а х м а т о в » , изд.
АН СССР, Москва — Ленинград, 1947, стр. 358,
102
ническая терминология. Первая отличается от второй тем,
что носит в основном номенклатурный характер, т. е. со­
стоит из слов, являющихся н а з в а н и я м и различных
предметов и явлений (без определения сущности этих
явлений), вторая же именно носит в значительной мере
определительный характер, т. е. в большей своей части
состоит из терминов-определений.
Так, например, такие технические термины литейного
дела, как: GieBerei литейное дело, литейная мастер­
ская, литейный завод, GieBform литейная форма,
GieBkasten опока, изложница, GieBrinne литейный (спуск­
ной) желоб — это номенклатурные термины, термины —
названия определенных предметов и явлений, связанных
с данной профессией. Такой же термин (из области ме­
талловедения), как das Ermuden или die Ermudung der
Metalle усталость металлов — это термин-определение,
так как он (хотя лишь образно) определяет соответству­
ющее явление.
К терминам-определениям принадлежат и такие тер­
мины политической экономии, как Mehrarbeit прибавочный
труд, Mehrwert прибавочная стоимость.
Термины-определения в большей степени отражают
исторический уровень соответствующей науки, чем тер­
мины-названия, и потому они с развитием этой науки
быстрее устаревают и заменяются новыми.
Так, например, профессиональная лексика в традиционной
лингвистической терминологии часто обозначается термином
п р о ф е с с и о н а л ь н ы е я з ы к и , по-немецки Berufssprachen. Этот термин (термин-определение) содержит устарев­
шее ошибочное определение данного явления, так как профес­
сиональная лексика не имеет собственного грамматиче­
ского строя, а поэтому языком не является. Это всего
лишь специальная лексика, при пользовании которой люди
пользуются одновременно и грамматическим строем соот­
ветствующего языка.
Терминология отличается от прочей лексики тем, что
в ней понятия более строго разграничиваются и различные
разновидности одной и той же вещи, обозначаемой в быту
одним словом, имеют каждая свое название. Так, в ти­
пографском деле существует значительное количество
разных шрифтов, в металлургии — большое разнообра­
зие марок стали и чугуна, в автомобилестроении раз­
личные марки автомобилей и т. д., и все эти разно103
видности тех или иных предметов имеют свои особые
названия.
Необходимость строго разграничивать явления требует
однозначности термина, и, — в противоположность словам
бытовым — терминология стремится к однозначности, что
однако достигается далеко не всегда. Достаточно при­
вести здесь такой пример, как лингвистический термин
ф о р м а , нем. Form, употребляемый по крайней мере в
трех значениях. Этот термин применяется: 1) к г р а м м а ­
т и ч е с к и м ф о р м а м тех или иных частей речи вообще;
ср. die Kasusformen — падежные ф ормы ; die Personalund die Nominalformen des Verbs личные и именные
ф орм ы глагола; 2) к отдельным формам (представителям)
конкретных слов (т. е. к конкретным словам, выступаю­
щим в тех или иных грамматических формах), ср.: die
attributive W ortverbindung „das Erlernen der Fremdsprachen“ setzt sich aus zwei Formen zusammen: dem Nominativ Singular des Substantivs «Erlernen» und dem Genitiv
Plural des Substantivs «Fremdsprache» — определительное
словосочетание das Erlernen des Fremdsprachen состоит
из двух форм: именительного падежа единственного
числа существительного Erlernen и родительною па­
дежа множественного числа существительного Frem d­
sprache, и 3) к в а р и а н т а м слова или отдельных его
форм, ср.: Einige Substantive kommen im Nominativ Sin­
gular in zwei Formen v o r 1 (некоторые существительные
выступают в именительном
числа в двух ф орм ах).
падеже
единственного
Такая многозначность термина ф о р м а — нем. Form
является помехой в научном исследовании2 и потому,
естественно, появляется стремление к ее устранению.
Много для устранения многозначности лингвистических
терминов сделал покойный проф. А. И. Смирницкий, пред­
ложивший в своих университетских курсах и в печатных
работах следующую терминологию, устраняющую много­
значность термина ф о р м а : 1) только для грамматических
Kleine Grammatik der deutschen Sprache. Als Erganzung zum
Duden bearbeitet von D r. W a 11 e r J u n g , VEB Bibliographisches
Institut, Leipzig, 1954. S. 138. Приведенное высказывание относится к
таким в а р и а н т а м формы именительного падежа существительных,
как Frieden — Friede мир, Funken — Funke искра и т д..
2
См. В. В. В и н о г р а д о в , Русский язык (Грамматическое уче­
ние о слове), Учпедгиз, 1947, стр. 31.
104
форм — термин ф о р м а , 2) для слов, выступающих в тех
или иных грамматических формах — термин с л о в о ф о р м а; 3) для разных вариантов (фономорфологических, диа­
лектных, стилистических и т. п.) — термин в а р и а н т
с л о в а или соответственно вариант той или иной формы
слова1. Так, например, das или der Kolchos (и, т) и (die)
Kolchose ( f ) — два фономорфологических варианта соот­
ветствующего слова, отличающиеся в соответствии со
своей родовой принадлежностью разными морфологиче­
скими особенностями (принадлежащие к разным склоне­
ниям): Haufen и Haufe куча, толпа — два фономорфоло­
гических (и одновременно и стилистических) варианта
именительного падежа данного слова. Термин в а р и а н т
формы именительного падежа указывает на то, что Haufen
и Haufe это не две разные грамматические формы (как,
например, (der) Haufen — (des) Haufens), но одна и та же
грамматическая форма (именительный падеж единственного
числа), выступающая в двух разновидностях. Ф о н о м о рф о л о г и ч е с к и м и (а не только фонетическими) эти ва­
рианты являются потому, что их звучание имеет и мор­
фологическую значимость. Так взаимоотношение H aufen—
род. пад. Haufens — это обычное для языка взаимоотно­
шение между падежными формами, характерное для силь­
ного склонения; взаимоотношение же H aufe— род. пад.
Haufens — это встречающееся лишь у отдельных слов
взаимоотношение, которое может быть охарактеризовано
как взаимоотношение между падежными формами смешан­
ного склонения2.
Фономорфологические варианты Haufen — Haufe явля­
ются одновременно и вариантами стилистическими, по­
скольку Haufe — это архаизм, носящий характер торжест­
венности 3. С фономорфологическими вариантами слова
Kolchos (п, т) — Kolchose ( f ) никаких стилистических
различий не связано.
См. в частности А. И. С м и р н и ц к и й , К вопросу о слове
(проблема «тождества слова»), стр. 10 и след.
2 См. К. А. Л е в к о в с к а я , О некоторых грамматических и лек­
сических явлениях современного немецкого языка, жури. «Иностран­
ные языки в школе», 1955, № 3, стр. 23—27.
3 Об этом и об аналогичных случаях (как о форме) в грамматике,
являющейся приложением к словарю Д у д е и а, говорится следующее:
Sie (die zweite Form. — К. Jl.) wirkt im Sprachgebrauch gehobener. По
отношению именно к Haufe дается помета: (veraltet, dich terisch) См.
данную грамматику, стр. 138,
105
В качестве диалектного варианта общенемецкого слова
Januar (по происхождению являющегося латинским заим­
ствованием) выступает южное, утвердившееся в Австрии,
Janner январь.
С терминами ( г р а м м а т и ч е с к а я ф о р м а , с л о в о ­
ф о р м а , в а р и а н т с л о в а ) , представляющими собой
термины-определения, связаны соответствующие опреде­
ления: так словоформа — это слово, выступающее в опре­
деленной грамматической форме, а вариант слова — раз­
новидность слова, не являющаяся ни какой-либо грамма­
тической формой данного слова, ни другим словом.
Помимо терминов-определений наука пользуется также
и терминами-названиями, но при этом она подводит под
эти термины соответствующие определения. Так, и рус­
ская и немецкая лингвистика пользуются такой лексиче­
ской единицей, как русское слово и немецкое W ort как
термином-названием, но в противоположность бытовому
употреблению, где эта лексическая единица функциони­
рует просто как название (для выражения соответствую­
щего понятия и обозначения связанных с ним явлений
действительности), в науке под данный термин-название
подводится научное определение. То же можно сказать
и о слове значение (слова), нем. Bedeutung (des W ortes),
W ortbedeutung, которое в бытовой речи не связано с
каким-либо определением.
§ 23. Благодаря тому, что не только научные терминыопределения, но и научные термины-названия связаны с
соответствующими научными определениями (которые с
развитием науки должны меняться), терминология принад­
лежит к изменчивому слою лексики. Особенно сильные
изменения происходят в терминологии в случае решитель­
ного переворота в науке.
Это ясно видно на примере созданной К. Марксом и
Ф. Энгельсом немецкой общественно-политической тер­
минологии, отразившей произведенный К. Марксом и
Ф. Энгельсом переворот в науке, отразившей новые про­
грессивные идеи, пришедшие на смену старым. Ф.
Энгельс (в своем предисловии к английскому изданию
вКапитала" К. Маркса), подчеркивает отличие марксист­
ской терминологии в области политической экономии от
терминологии, принятой в буржуазной н ау к е1. С возник­
См. К. М а р к с
106
и ф. Э н г е л ь с , Соч., т. XVII. 1937, стр. 29—30.
новением марксистской философии возникла и новая мар­
ксистская философская терминология, и произошли зна­
чительные изменения также и в терминологии различных
других наук.
Изменения в терминологии происходят и при посте­
пенном развитии и совершенствовании той или иной от­
расли науки. Проблема терминологии принадлежит к
весьма сложным научным проблемам, в разработке кото­
рой принимают участие как лингвисты разных специаль­
ностей, так и специалисты в области различных других
наук.
Разработкой специальной языковедческой терминоло­
гии в какой-то степени занимается большинство лингви­
стов отечественных и зарубежных.
§ 24. Терминология каждой профессии, каждой от­
расли науки или техники создается из языкового мате­
риала данного языка с привлечением также и заимствований
из разных языков. Таким образом, терминология тесно
связана с прочей лексикой и, хотя она находится в общем
на периферии словарного состава, она связана и с основ­
ным словарным фондом.
В терминологии любой профессии, любой отрасли
науки и техники есть общеупотребительные слова (слова
основного словарного фонда), используемые в качестве
терминов-названий. Ср. названия животных в животновод­
стве и у охотников, названия мебели у столяров, назва­
ния частей зданий у строителей и т. д., а также многие
термины-названия в разных отраслях науки и техники, в
частности: в лингвистике — Sprache язык, Form форма,
Rede речь; в политэкономии — Geld деньги, Arbeit труд,
работа, Ware товар, Gesellschaft общество и т. п.; в
летном деле — fliegen летать, Flug полёт, Flugel кры­
ло; в электротехнике — Erde земля и т. д.
Приведенное выше терминологическое употребление
слов не повлекло за собой распада слов на омонимы,
единство слова здесь сохранилось.
Но для профессиональной терминологии характерно
также и образное использование общеупотребительных
слов, которое может повлечь за собой и распад слова
на омонимы; ср:. Hahn петух и Hahn (Wasserhahn) щ ан;
Вйг медведь и B3r баба парового молота.
Большой образностью отличается охотничья лексика
различных языков, ср.: Lunte хвост лисы (ср. русск.
107
труба), Faline хвост белка (ср. русск. пуш няк), Rute
хвост собаки (ср. русск. правйло), Blume хвост зайца
(ср. русск. цветок) и т. п. р
Примеры эти показывают и дифференцированность
терминологии по сравнению с общеупотребительной лек­
сикой, где в немецком языке для всех случаев употреб­
ляется слово Schwanz, а в русском языке — слово хвост *.
Помимо использования общеупотребительных слов в
качестве терминов (куда, конечно, не относятся русские
охотничьи термины пуш няк и правйло), связь меж ду
терминологической лексикой и прочей лексикой соответ­
ствующего языка (в частности, связь между терминоло­
гической лексикой и основным словарным фондом) про­
является также и в том, что многие термины создаются
по имеющимся в языке словообразовательным моделям
из основ общеупотребительных слов. Ср.: Erde зем ля и
erden заземлять, Erder заземлитель, ErdschluS замы­
кание на землю (из основ Erde и SchluB) (электротех­
ника); Rippe ребро и Verrippung укрепление ребрами
(как процесс) и само крепление (как предмет) (техника
горного дела); Kohle уголь и Stoff вещество, материя,
с одной стороны, и Kohlenstoff углерод, с другой (химия),
Kohle и entkohlen извлекать углерод, обезуглероживать
(металлургия); fern далекий и sehen видеть, с одной
стороны, и термин das Fernsehen телевидение (радиотех­
ника), с другой.
ВЙЯН
Ср. также: drehen вертеть, вращать, Buch книга,
Arbeit работа, Pause пауза, перерыв, Zeit время, T ag
день, reif зрелый, спелый, laufen бежать и другие слова
в общеупотребительной лексике, со следующими терми­
нами из области кинематографии: Drehbuch киносцена­
рий, Drehbuchverfasser автор киносценария, Dreharbeit
киносъемки, Drehpause перерыв в этой работе, Drehzeit общее время съемки фильма, D rehtage дни съемки;
1 См. Л. Р. З и н д е р и Т. В. С т р о е в а - С о к о л ь с к а я ,
Современный немецкий язык, стр. 308, и Е . М. Г а л к и н а-Ф е д о р у к,
Современный русский язык. Лексика, стр. 120.
2 Немецкое слово Schweif (обозначающее шлейф платья и хвост
животного или птицы) — стилистически окрашено, содержит извест­
ную положительную оценку и применяется поэтому по отношению к
большим (красивым, пушистым) хвостам. Ср. der Schweif eines Lowen,
eines (edlen) Pferdes, Schweife von Pfauen, von Paradiesv6geln. Упо­
требить слово Schweif по отношению, например, к хвосту зайца не­
возможно. ■ .
’
108
ср. также Drehszenen (отдельные) сцены снимающегося
фильма, drehreif окончательно готовый и пригодный
для съемки (киносценарий), drehfertig приготовленная
к съемке (сцена фильма), der Film lauft фильм идет,
Laufzeit время показа (фильма на экранах). В совре­
менном немецком языке здесь, как и в других случаях
словообразования, ярко выступает особая продуктивность
словосложения.
Ряд терминов заимствуется из других языков.
Так, в области общественно-политической терминоло­
гии интернациональные термины Revolution, Republik,
Kommunismus заимствованы в немецкий язык из француз­
ского, хотя в конечном счете это слова латинского про­
исхождения. Слово Kommunismus в немецком языке имеет
в исходе латинское (точнее — латинизированное грече­
ское) -ismus, в то время как во французском языке здесь
имеется -isme (ср. русское коммунизм). Слово же Re­
publik, наоборот, функционирует в немецком языке в зву­
чании, близком к французскому, а в русском языке —
в звучании, близком к латинскому (ср. фр. republique,
лат. res publica, а также русское республика). Слова
Trust трест, Streik забастовка, Meeting митинг англий­
ского происхождения.
Среди заимствованных в немецкий язык советских
общественно-политических терминов преобладают, к а к .
уже было отмечено выше, кальки. Ср.: Kolchos и Kollektivwirtschaft колхоз, Planwirtschaft плановое хозяйство,
Wirtschaftsplanung хозяйственное планирование, плани­
рование хозяйства, Funfjahrplan пятилетний план. По­
добных заимствований из русского языка советского пе­
риода в немецком языке очень много в терминологии
самых различных областей, ср., в частности, следующую
терминологию в области культуры: Kulturhaus дом куль­
туры, Kulturpalast дворец культуры, Pionierpalast дво­
рец пионеров, Laienkunstzirkel кружок художественной
самодеятельности и т. д,; в области сельского хозяй­
ства: Jarowisierung яровизация, Quadratnestpflanzverfahren
(Quadratnestpflanzen) квадратно-гнездовой способ посадки
и многие другие слова, относящиеся к самым разнооб­
разным областям.
Музыкальная терминология в немецком, как и в дру­
гих языках, итальянского происхождения, ср. такие слова,
как Konzert концерт, Орег опера (итальянские заимство109
вания латинского происхождения), Andante анданте,
Stakkato стаккато и многие другие.
Многие слова спортивной терминологии заимствованы
из английского языка, например: Sport спорт, Tennis
теннис, FuBball футбол (англ. football) и др. Встречаются
английские термины в технике, ср.: Plunger плунж ер,
поршень у насоса; в киноделе Film фильм, Kamermann
кинооператор (англ. camera-man) 1„
Часть интернациональных терминов образуется из
греческих и латинских корней (ср.: Telegraph, Telephon,
Spektrogramm и т. д . 2).
§ 25. В области любой профессии, кроме официальных
специальных терминов, функционируют и так называемые
профессиональные арготизмы (см. ниже).
Арго (фр. argot) — это лингвистический термин, обо­
значающий лексику какой-либо общественной группы, не­
понятную для прочих членов общества.
Так же как и терминологическая профессиональная
лексика, различные арго не представляют собой я з ы к о в ,
потому что они не имеют своего грамматического строя
и в лексическом отношении в основном базируются на
общенародной или диалектной лексике общенародного
я зы к а . Арго прибегает к заимствованиям, носящим нес­
колько иной характер, чем заимствования общенародного
языка. В арго иногда имеются свои особые словообра­
зовательные средства, но в них отсутствует собственная
грамматика.
Термин Sondersprachen специальные (особые) языки,
употребляемый в немецкой лингвистике по отношению к
арго и профессиональной лексике в совокупности8, яв­
ляется поэтому неточным. Все арго не имеют своего
грамматического строя и используют грамматический
строй (а также и общеупотребительную лексику) нацио­
нального языка и его территориальных (местных) диалек­
тов. Арго — это лишь лексика, носящая особый (отличи­
тельный от общенародной лексики) характер. К арго
относятся разные «тайные языки» (т. е. тайная лексика
различных групп). Классическим примером арго является
1 На английские заимствования в области общественно-политиче­
ской лексики было указано выше.
*
См. FremdwOrterbuch, VEB Bibliographisches Instltut, Leipzig,
1954.
8 См. H. H i г t, Etymologie der neuhoch deutschen Sprache, S. 285.
110
так называемый «воровской язык», представляющий собой
лексику деклассированных, нетрудовых элементов, не
обязательно именно воров, но лиц, в той или иной сте­
пени связанных с преступной деятельностью.
Однако возникновение различных арго (в том числе
и профессиональных арго средневековья) объясняется не
только стремлением определенных общественных групп
создать такую лексику, которая была бы непонятна про­
чим членам общества, но также и тем, что данная лек­
сика создается определенным кругом людей и бытует
именно в этом кругу, так как она связана с условиями
жизни и деятельности его членов. Так, арготический ха­
рактер части лексики той или иной (вполне современной)
профессии объясняется вовсе не как пережиток цеховой
замкнутости, характерной для старого времени (для эпо­
хи феодализма), но тем, что в кругу принадлежащих к
данной профессии лиц, естественно — без всякого стрем­
ления к какой бы то ни было «замкнутости» — могут воз­
никать образные слова и выражения, связанные именно
только с этой профессией и поэтому понятные лишь
профессионалам.
Очень близка по характеру к лексике арготической
весьма древняя по своему происхождению охотничья лек­
сика, в отношении которой имеется и другое объяснение,
кроме приведенных выше — суеверная боязнь охотника
«спугнуть удачу», пережитки которой сохранились до
настоящего времени.
Для того, чтобы составить себе представление о ха­
рактере так называемых арго, необходимо рассмотреть
некоторые примеры из этой области.
Задача создания слов, непонятных для всех, кроме
определенной группы лиц1, достигается в области «тай­
ной лексики» различными средствами. В немецком «во­
ровском языке» (Gaunersprache, Rotwelsch) из этих средств
применяются следующие:
1. Искажение звучания слов, например, перестановка
слогов в словах: fickbre (вместо Briicke).
2. Использование общенародных слов в другом (услов­
ном) значении, например: krank больной (в значении gefangen арестованный), pumpen выкачивать (в значении
1 Задача, которую современные профессиональные арготизмы
как было уже отмечено, не преследуют.
III
borgen брать взаймы), Blech жесть (в значении Geld
деньги, например, Gold- und Silberblech золотые и се­
ребряные деньги), Ней сено (также в значении деньги).
3. Словообразование (сопровождающееся «переносом
значения») с применением словообразовательных средств
общенародного языка или характерных именно для дан­
ной лексики аффиксов.
Первое мы имеем, например, в следующих случаях:
Streiflinge (Strtimpfe) чулки, Trittlinge (Schuhe) башмаки,
Spitzling (Nadel) игла, LSngling (W urst, Seil, Strick) кол­
баса, канат, веревка; Grifflinge (Hande) руки, Schreiling
(Kind) ребенок. Здесь используется общенародный суф­
фикс -ling-, причем бросается в глаза его употребление
для создания (образных) названий неодушевленных пред­
метов, в то время как в общенародной лексике с этим
суффиксом в основном образуются имена лиц.
Второе (использование неупотребительного в совре­
менном литературном языке суффикса) представлено в
следующих производных словах: Siifiert (Honig) мёд,
F lack ert (Kerze) свеча, R ollert (Wagen) экипаж.
Применяется и словосложение: Speisfang (Magen) же­
лудок, BreitfuG, PlattfuB, RotiuB (Gans) гусь, SpitzfuB
(Ziege) коза и т. п.
i
4. Слова создаются также и путем заимствования,
иногда из малоизвестных языков (в ряде случаев заим­
ствование сопровождается намеренным искажением зву­
чания слова); ср.: tribis из латинского (tres — три), Ьаг1еп из французского (parler говорить), Grai лошадь из
цыганского, kapores мёртвый (из древнееврейского карparah), Kluft одежда (из древнееврейского chalifot) и т. д.
Rotwelsch имеет и свою фразеологию, например:
Schmiere stehen — W ache stehen стоять на страже (ср.
русское сто ять на стреме), Schmiere (древнеевр. schemTra),
kapores gehen (обычно kapores gan — zugrunde gehen)
погибать и др.
Арготический характер носит и восходящая своими
корнями еще к средним векам студенческая лексика (так
наз. Studentensprache) в той ее части, которая не входит
ни в терминологию соответствующих, изучаемых студен­
тами наук, ни в официальную терминологию, связанную
с учебным процессом в университете. Так, например,
слова die Matrikel мат рикул, список студентов, immatrikulieren зачислять в университет, exmatrikulieren или
112
relegieren исключать из университета и т. п. относятся
к этой последней терминологии (к терминологии, связан­
ной с учебным процессом).
Такие же слова, как: burschikos, studentikos свойст­
венный буршу, студенческий, Grobitat (Grobheit) гру­
бость, Kleidage (Kleidung) одежда, являются арготиз­
мами. Слова эти показывают влияние греческого (суффикс
-ikos-), латинского (суффикс -itat-) и французского языка
(суффикс -age-).
Студенческое арго обнаруживает определенное влия­
ние со стороны Rotwelsch, что становится понятным, если
вспомнить особенности быта немецких студентов в прош­
лом (для этого достаточно прочитать хотя бы описание
этой жизни у Г. Гейне в его Harzreise). Поэтому сту­
денческая лексика послужила каналом, через который
ряд арготизмов из «воровского языка» проникли в обще­
народный язык, где они существуют, конечно, на правах
вульгаризмов; сюда принадлежат в частности: kapores
gehen, Schmiere stehen, pumpen, blechen (производное от
основы существительного Blech) платить и др.
Получившее всеобщее распространение слово Philister филистер проникло в общенародный язык также из
студенческого арго, где оно и возникло. По происхож­
дению мы имеем здесь дело с употреблением собствен­
ного имени (имени библейского языческого народа фили­
стимлян, сражавшегося против иудеев). Этим именем
университетскими буршами была первоначально окрещена
противодействовавшая их слишком бурному поведению
городская стража, а затем вообще все не имеющие от­
ношения к университету жители университетского города
(ср. у Гейне: Im allgemeinen werden die Bewohner Gottingens eingeteilt in Studenten, Professoren, Philister und
Vieh...). В этом употреблении (вследствие того, что сту­
денты немецких буржуазных университетов противопо­
ставляли себя местному — мещански ограниченному с их
точки зрения — населению) данное слово приобрело уни­
чижительный оттенок значения. С таким оттенком оно и
было воспринято романтиками (употреблявшими слово
(der) Philister как известный антоним к слову (der) Romantiker романтик), и в их произведениях за ним окон­
чательно закрепилось современное его значение.
Как уже указывалось, арготизмы имеются в лексике
различных профессий. Эти профессиональные арготизмы
8
к. А. Левковская
113
функционируют в обиходнои речи специалистов помимо,
а иногда и наряду с официальными терминами. Иногда
же и сами термины могут носить арготический характер.
(Ср. в частности, охотничью лексику в части, касающей­
ся зверя.)
< I
Д ля иллюстрации различий между профессиональной
терминологией и профессиональными арготизмами, доста­
точно привести пример из области какой-нибудь одной
профессии, например, из области кинематографии1 (где — не­
смотря на сравнительную новизну этой профессии —
имеется большое количество арготизмов).
>
К профессиональной терминологии (не носящей арго­
тического характера) здесь принадлежат, в частности,
такие слова: Film фильм, Stummfilm немой фильм, Топfilra звуковой фильм, Filmschauspieler киноактер (общее
обозначение для всех снимающихся в кино), Filmfachdarsteller киноактер-профессионал, Filmdarsteller лицо, эпи­
зодически участвующее в съемках, Solist актер, испол­
няющий главные роли, Kleindarsteller, Chargen исполни­
тели второстепенных ролей, Filmindustrie кинопромыш­
ленность, Filragesellschaft кинокомпания, Filmherstellung,
Filmproduktion изготовление фильмов кинофабриками ,
продукция кинопромышленности, Filmbetrieb кинопроиз­
водство, Filmarchiteckt киноархитектор, Filmkomponist
кинокомпозитор, Filmstadt киногородок, Filmatelier киноателье, Filmaufnahme киносъемка, Tonaufnahrae звуковая
киносъемка, Filmaufnahmereisen путешествия для съемки
фильмов, Filmtrick кинотрюк, Trickfilm трюковой фильм,
Trickaufnahme съемка трюковых кадров или фильмов,
Filmreklame кинореклама, verfilmen экранизировать (какое-нибудь литературное произведение), Filmband кино­
лента, Filmstreifen кинолента, кусок киноленты, Filrakamera кинокамера, Filmapparat киноаппарат, Kameraraann, Filraoperateur кинооператор , Mikrophon микрофон,
drehen снимать фильм, Dreharbeit работа по съемке
фильма, Drehbuch киносценарий, Drehzeit (общее) время
съемки фильма, D rehtage дни съемки, Drehszenen (от­
дельные) сцены снимающегося фильма, Drehpausen пе­
рерыв между съемками, drehreif окончательно готовый
и пригодный для съемки (сценарий), drehfertig приго1 См. I. W е i n b е n d е г, Filmdeutsch, Jahrbnch der deutschen
Sprache, Bd. 2, S. 204—211, Deutsche Akademie 1944, Leipzig.
114
товленная к съемке (сцена фильма), P'ilrnmaterial verdrehen (verbrauchen) расходовать киноматериал (кино­
ленту), Filmvorftihrer), киномеханик, Filmpremiere кинопремьера, laufen идти (о кинофильме), anlaufen (von
einer Filmpremiere )идти впервые (о кинопремьере), Laufzeit время показа фильма в кинотеатрах, Lichtspielhaus — Filmtheater — Kino кинотеатр, Leinwand кино­
экран и др.
Профессиональными арготизмами, употребляемыми на­
ряду с официальными терминами, являются: Топ (звук)
вместо Tonmeister тонмейстер, звукооператор, Hilfe
(помощь) вместо Hilfsregisseur помощник режиссера,
BQhne (сцена) вместо Atelierarbeiter рабочие киноателье,
Saft (сок) вместо elektrischer Strom электрический ток,
электроэнергия, Saftverbrauch вместо Stromverbrauch
расход электроэнергии, Plaudertasche (от plaudern бол­
тать и Tasche карман) вместо Mikrophon, а также разные
обозначения для кинокамеры: Mottenkiste ящик с молью,
Leierkasten шарманка и др.
К арготизмам принадлежат и следующие слова: Neger
негр — заменяющая (при звуковой киносъемке) суфлера
черная доска, на которой для актеров с плохой памятью
пишут слова их роли, Galgen (виселица) — подставка, на
которой прикреплен микрофон. Flohkiste ящик с блоха­
ми, блошница — обозначение маленького плохого кино­
театра К
Помимо узко специальной терминологической и арго­
тической лексики, специалисты разных областей поль­
зуются еще и лексикой, характерной для целой группы
специальностей, а также и лексикой общенаучного харак­
тера и лексикой общенародной.
Как показывает приведенный материал, для термино­
логической лексики гораздо более характерны существи­
тельные, чем слова, принадлежащие к другим частям
речи. Даже в технике, где среди терминов имеется
сравнительно большое число глаголов, все же резко
преобладают термины-существительные, в том числе и
отглагольные; это объясняется природой термина, служа1 Подробнее о профессиональной лексике разных отраслей и
арго см. Н. H i r t , Etymologie der neuhochdeutschen Sprache, XII.
Die Sondersprachen, S. 285—342, см. также Л. P. З и н д е р и
Т. В. С т р о е в а - С о к о л ь с к а я , Современный немецкий язык,
стр. 308—314.
щего названием для определенных явлений, связанных с
данной профессией и представляемых не в плане дейст­
вий, совершаемых какими-то лицами, но именно в плане
тех или иных явлений как таковы х1.
Терминологическая и арготическая лексика связана с
прочей лексикой данного языка не односторонне, так
как она не только пользуется материалом общенародной
лексики, но в свою очередь в какой-то мере обогащает
и лексику общенародную.
В общем словарном составе имеется целый ряд слов
и фразеологических единиц, восходящих по происхожде­
нию к профессиональной лексике различных специально­
стей. Так, Schicht смена (ср. Tagesschicht дневная смена,
Nachtschicht ночная смена), а также Fundgrube сокро­
вищница, кладезь восходят к лексике горного дела, а,
например: naseweis назойливый, заносчивый и bSrbeifiig
сердитый, сварливый — к охотничьей лексике.
Naseweis происходит от соответствующего охотни­
чьего термина, обозначавшего качество собаки с хорошим
чутьем (основы слов Nase нос и weise мудрый)', Ьйгbeifiig сердитый, сварливый — производное прилагатель­
ное от Barenbeifier (название крупной собаки для охоты
на медведей).
Ч
г %%. I
Фразеологические единицы (in einer Sache) beschlagen
sein быть подкованным (в той или иной области) и аиBer Rand und Band sein распуститься, выйти за рамки,
быть вне себя, происходят: первая — из лексики кузнецов,
вторая — из лексики бочаров.
Следует также заметить, что профессиональная тех­
ническая лексика, обозначающая простейшие инструменты
и приборы, распространенные в быту, а также и связан­
ные с этими предметами явления, входит в общенародный
словарь, причем употребляется тогда в качестве обычной
бытовой лексики. Ср.: Zange щипцы, Hammer молоток,
Bohrer сверло, бурав, bohren сверлить, Armbanduhr на­
ручные часы, Wanduhr стенные часы, Turmuhr башенные^
часы, Gasherd газовая плита, Gasmesser, Gasuhr газовый
счетчик и т. п.
• ‘ s • я У:
*
См. Г. О. В и н о к у р , О некоторых явлениях словообразова
ния в русской технической терминологии, Труды Моск. Ин-та исто­
рии, философии и литературы, т. V, Сборник статей по языковедению,
1939, стр. 13— 14.
116
Однако в общем профессиональная техническая лекси­
ка (и не только арготизмы, но и техническая терминоло­
гия) в основной своей массе значительно удалена от обще­
употребительной лексики, так же как, впрочем, и специ­
альная научная терминология различных (не только есте­
ственных, но и гуманитарных) наук. Так, при понятности
всех компонентов такого сложного слова, как GlanzstoBmaschine, мы не поймем, что это за машина, пока не по­
лучим разъяснения, что это лощильная машина, приме­
няемая в кожевенной промышленности.
Для человека, незнакомого с языкознанием или, более
того, даже для студента-филолога (если он специально
не интересовался вопросами германского языкознания) бу­
дет непонятен термин zweite Lautverschiebung второе пере­
движение согласных в том отношении, что он не будет знать,
о каком именно явлении идет речь.
В лексике терминологической наиболее близка к обще­
употребительному словарю общественно-политическая и
примыкающая к ней терминология в той ее части, кото­
рая широко применяется в ежедневной прессе.
Такие слова, как: Revolution, Sozialismus, Kommunis­
mus, Planwirtschaft, Wirtschaftsplanung, Maschinentraktorenstationen или выражения, как: volkseigener Betrieb, volkseigenes G u t1 безусловно имеют общенародное распростра­
нение.
Но уже такой термин, как Mehrwert прибавочная стои­
мость не будет понятен человеку, не знакомому с осно­
вами политической экономии. И конечно, те представле­
ния, которые связываются у широких масс с имеющими
общенародное распространение терминами, могут лишь
в той или иной степени приближаться к научным опреде­
лениям, связанным с этими терминами в соответствующей
науке.
В заключение необходимо сказать еще несколько слов
о так называемых жаргонах (франц. jargon — мн. ч. jar­
gons). Жаргоны (как и арго) не является языками, так
как у них нет своей — отличной от национального языка или
его диалектов — грамматики. Жаргонный характер имеет,
например, специфическая лексика социальной верхушки
классового (феодального или буржуазного) общества,
1
выше.
Народное
поместье. Переводы других терминов даны уже
117
пытающейся обособить себя от остального народа. Ж ар­
гонная лексика — это лексика, находящаяся на периферии
словарного состава языка. В социалистическом обществе
такая лексика, естественно, благоприятной почвы не на­
ходит.
Точная дифференция между терминами арго и жаргон
в языкознании отсутствует. Часто эти термины употреб­
ляются как синонимы, ср.: «воровское арго» и «воровской
жаргон». Однако термин «жаргон» обычно не употребляется
по отношению к лексике, связанной с какой-либо полезной
деятельностью. Так, чаще говорят о профессиональных
арготизмах, чем о профессиональных жаргонизмах (см.
выше).
■•.? О
§ 26. Стиль языка заключается в определенном отборе
языковых средств выражения: в отборе лексики и фразе­
ологии, синтаксических конструкций, а также морфологи­
ческих и фонетических особенностей языка \
1.
Так, например, слова Pferd лошадь, RoB конь , Gaul
(ломовая), лошадь , коняга, Mahre кляча, имеют различ­
ную экспрессивно-стилистическую окраску, являются сло­
вами различных стилей.
Pferd — слово стилистически «нейтральное», которое
применяется как название данного животного в любых
условиях.
RoB — слово торжественное и поэтическое (ср. русские
лош адь и конь). Но так же, как и русское конь, RoB
имеет этот стилистический оттенок именно в общенарод­
ном литературном языке, в тех же (русских и немецких)
диалектах, где соответственно конь и RoB являются обыч­
ным обозначением для лошади (аналогичным общелитера­
турным словам лош адь и Pferd) этот оттенок, естествен­
но, у данных слов отсутствует®.
Слову Gaul в литературном языке свойственен несколько
уничижительный оттенок значения. Это слово применяется
главным образом к ломовым лошадям и им обычно нельзя,
например, обозначить породистого скакуна. Однако есть
1 См. В. В. В и н о г р а д о в , О задачах истории русского литера­
турного языка преимущественно XVII—XIX вв., Изв. АН СССР, Отд.
лит. и языка, 1946, т. V, выпуск 3, стр. 225; е г о ж е , Язык худо­
жественного произведения, журн. «Вопросы языкознания», 1954, № 5,
стр. 7.
2 См. Е. R i е s е 1, Abrifi der deutscher Stilistik, S. 47,
118
и диалекты, где это слово употребляется подобно обще­
литературному Pferd \
Mahre резко отличается от приведенных выше слов:
оно обозначает плохую лошадь и по значению соответст­
вует русскому к л я ч а а.
2. Конструкция с причастием I и частицей zu, напри­
мер: die zu besprechenden Fragen подлежащие обсужде­
нию вопросы, die zu bearbeitenden Werkstucke подлежа­
щие обработке (обрабатываемые) детали характерна
для официального делового стиля, для стиля научно-тех­
нической литературы и в обиходной речи обычно не упо­
требляется.
3. Нормой произношения суффикса -lein- является про­
изношение с дифтонгом [ае] (т. е. [laen]), однако, в оби­
ходной речи встречается «неполное» произношение с реду­
цированным гласным [э] (т. е. [1эп]) — произношение вообще
недопустимое в официальном выступлении с трибуны, так
как это произношение свидетельствует об известной не­
брежности.
Как показывают приведенные примеры, проблема сти­
лей языка охватывает разные его сферы, однако, в первую
очередь речь идет об отборе соответствующего лексиче­
ского материала и только данный вопрос является обла­
стью изучения лексикологии.
Понятие с т и л я я з ы к а необходимо отличать от по­
нятия с т и л я п и с а т е л я , т. е. от понятия и н д и в и ­
д у а л ь н о г о с т и л я говорящих и пишущих на данном
языке людей. Индивидуальный стиль писателя (и любого
человека вообще) заключается в характерном для речевых
произведений этого человека использовании стилистиче­
ских средств языка, в индивидуальных особенностях соче­
тания этих стилистических средств *.
Понятие с т и л я я з ы к а отличается и от понятия
с т и л я х у д о ж е с т в е н н о й л и т е р а т у р ы (связан­
ного с различными литературными жанрами).
1
Этот пример показывает, что явления стилистической, идеогра­
фической и диалектной синонимии могут перекрещиваться (см. ниже,
§ 29).
*
Это слово, таким образом, отличается в стилистическом отноше­
нии от Pferd, с одной стороны, и от RoB, с другой, но синонимом
этих слов в сущности не является.
3
См. В. В. В и н о г р а д о в , О задачах истории русского литера­
турного языка преимущественно XVII—XIX вв., стр. 225; е г о ж е ,
Язык художественного произведения, стр. 5—6.
119
В современном русском языке отсутствует такое стро­
гое разграничение стилей языка, какое было характерно
для эпохи М. В. Ломоносова \ Это же положение дейст­
вительно для немецкого языка и для ряда других совре­
менных языков.
Индивидуальные стили писателей более резко разнятся
между собой, чем стили языка, так как одни и те же
средства могут применяться в разных языковых стилях,
характеризующихся целым рядом общих признаков; каж­
дый же индивидуальный стиль имеет свои собственные,
характерные именно для него черты. Наличие некоторых
общих разным языковым стилям признаков, однако, еще
не дает основания опровергать существование самих язы­
ковых стилей2 так же точно, как сходные черты между
разными диалектами не дают основания для того, чтобы
отрицать существование этих диалектов3. Стилистическая
дифференциация языковых средств — реальный факт, с
которым нельзя поэтому не считаться. Другое дело, что
проблема эта является еще недостаточно разработанной.
Это отразилось и в соответствующей терминологии: обще­
принятых терминов для обозначения разных языковых сти­
лей до сих пор еще не выработано4.
Экспрессивно-стилистическая дифференциация лексики
тесно связана с разграничением слов по сферам их упот­
ребления, однако, отождествлять то и другое все же никак
нельзя. Так, для стиля научного изложения и стиля техническо-производственного и профессионально-технического5
характерно употребление общенаучной терминологии и
специальной терминологии соответствующей области науки
и техники. Однако терминология сама по себе не принад­
лежит к лексике какого-то определенного стиля, хотя она
и имеет свои, характерные именно для нее особенности
(см. выше, § 22—25).
'
1 См. М. В. Л о м о н о с о в , Предисловие о пользе книг церков­
ных, Полное собр. соч., т. VII, Труды по филологии, изд. АН СССР,
1952, стр. 588—589,
2 См. Ю. С. С о р о к и н, К вопросу об основных понятиях стилисти­
ки, журн. «Вопросы языкознания», 1954, № 2, стр. 68 и след.
3 См. Р. А. Б у д а г о в , К вопросу о языковых стилях, .Вопросы
языкознания”, № 3, стр. 54—67.
4 См. Р. А. Б у д а г о в, К вопросу о языковых стилях, стр. 66.
8 См. Е. М. Г а л к и н а-Ф е д о р у к, Современный русский язык,
Лексика, стр. 14; А. И. Е ф и м о в , История русского литературного
языка, Курс лекций, изд. МГУ, 1954, стр. 22.
120
Далее, с точки зрения стилистической, терминология
вовсе не однородна. В терминологии различных областей
(как и в лексике нетерминологической) наблюдается опре­
деленная стилистическая дифференциация: официальные
термины являются, например, стилистически нейтральными
словами (ср., в частности, Stummfilm, Tonfilm, Filmschauspieler, и другие термины из области кинематографии, см.
выше, § 25), в то время как так называемые «профессио­
нальные арготизмы», существующие наряду с этими тер­
минами, носят (в большей или меньшей степени) характер
вульгаризмов. (Ср. официальный термин Mikrophon и арго­
тизмы Piaudertasche, Mottenkiste или Leierkasten для обоз­
начения микрофона у работников кино или же термин
Hilfsregisseur и арготизм Hilfe.) Эти арготизмы в офици­
альных (устных и письменных) выступлениях специалистов
данной области (т. е. в профессионально-техническом и
научном стилях) обычно не употребляются, и сфера их
применения ограничена обиходной речью соответствующих
работников.
Рассмотрение терминологии показывает, что термино­
логическая лексика не имеет каких-то однородных, в рав­
ной мере присущих всем ее компонентам стилистических
особенностей, и поэтому терминологию нельзя рассматри­
вать только лишь под углом зрения стилистической диф­
ференциации языковых средств \
Если лексика современного немецкого языка (как и
языка русского) и не обнаруживает строгого разграничения
по различным стилям, то в ней все же имеются стилисти­
чески определенным образом окрашенные слова, которые
противостоят основной массе так называемой «нейтраль’ной» в стилистическом отношении лексики.
Так, например, от «нейтральных» в стилистическом
отношении слов, составляющих основную массу обще­
употребительных лексических единиц отличаются, с одной
стороны, слова торжественного и поэтического стилей, а с
другой стороны, вульгаризмы, куда принадлежит, в част­
ности, и целый ряд арготизмов, а также и разные слова
«ругательного» характера.
Лексика торжественного и поэтического стилей в боль­
шой своей части состоит из архаичных слов.
1 Ср.
Е. R i e s e l , Abrifi der deutschen Stilistik, S. 55 ff.
121
Классическим примером такого торжественного и по­
этического слова является слово Antlitz, обычно приводи­
мое в качестве примера в курсах немецкой стилистики и
лексикологии.
.
'
Стилистическая окрашенность этого слова — в противо­
положность стилистически нейтральному слову Gesicht —
хорошо иллюстрирует следующее стихотворение Г. Гейне:
Weil ich dich liebe, muB ich fliehend
Dein Antlitz meiden — ziirne nichtl
Wie paBt dein Antlitz, schon und bltihend,
Zu meinem traurige Gesicht!
Weil ich dich liebe wird so blaBlich,
So elend raager mein Gesicht —
Du fandest mich am Ende haBlich—
Ich will dich meiden — zflrne nicht!
В другом отношении противостоят слову Gesicht слова
Fratze рожа и Visage физиономия, морда, носящие уни­
чижительный характер и являющиеся словами грубыми.
Стилистическому противопоставлению Gesicht — Antlitz
аналогично противопоставление Kleid — Gewand одеяние \
платье (одежда).
,
Различную стилистическую окраску при некотором
отличии в значении имеют слова: Frau женщина, жена,
Weib женщина, жена, Dame дама, Frauenzimmer жен­
щина, особа женского пола, баба; Weibsperson, Weibsbild особа женского пола, существо женского пола,
баба.
...
Frau — в современном языке слово нейтрального стиля,
имеющее значения: 1) женщина вообще (но чаще замуж ­
няя женщина, ср. M adchen und Frauen); 2) жена; 3) кро­
ме того, только это слово употребляется как вежливое
обращение по отношению к замужней женщине. Ср.:
1) FrauenkongreB конгресс женщин, где Frau имеет пер­
вое (общее) значение; 2) Hardekopfs Frau жена Хардекопфа;
3) Frau Hardekopf госпожа Хардекопф; gnadige Frau!
вежливое обращение к замужней женщине: сударыня,
дословно милостивая госпожа.
Weib претерпело значительные ограничения в своем
употреблении со стороны (нейтрального по стилистической
1 Речь идет (здесь и ниже) о языке литературном.
122
окраске) слова Frau. В древности в значениях женщина
и жена употреблялось только слово Weib, a Frau имело
значение, которое сейчас имеет слово Herrin госпожа, и
применялось в этом значении по отношению к любой
женщине или девушке дворянского сословия. Пережитки
данного значения в какой-то мере еще сохранились, по­
скольку только Frau употребляется в качестве вежливого
обращения по отношению к замужней женщине. Ср. также
die Frau des Hauses хозяйка (госпожа) дома.
Если слово Weib и не является в полной мере архаиз­
мом, однако, оно все же противостоит слову Frau как (частич­
но) устаревшая лексическая единица, характерная для
прежних эпох в развитии языка. С этим связано употреб­
ление слова Weib как слова торжественного и поэтиче­
ского, так как в качестве слов с подобной стилисти­
ческой окраской в различных языках употребляются именно
слова в той или иной степени архаичные1.
Слово Weib употреблено как торжественное (хотя весь
эпизод дан в ироническом плане), например, в «Путеше­
ствии по Гарцу» Г. Гейне. Ср. выражение ein gottergleiches Weib богоподобная женщина, ср. также подчерк­
нутые слова: Das Riesenweib, obgleich schon bejahrt, trug
dennoch ira Antlitz die Ziige einer strengen Schonheit, jeder
ihrer Blicke verriet die hohe Titanin, die gewailtige Themis
(Harzreise).
О том, что Riesenweib (и стоящее несколько дальше
в тексте gOttergleiches Weib) употреблены именно как
лексические единицы торжественного стиля, свидетель­
ствует весь отбор лексики в этом отрывке.
Здесь слово Weib (и его основа) соотносится с первым
значением слова Frau, отличаясь от этого слова только
своей стилистической окраской.
Слово Weib характерно для разных литературных
памятников прошлого, в том числе и для народного твор­
чества, и в современном языке связано, с одной стороны,
с поэтическим стилем, а с другой стороны, с диалектами
(где оно в ряде случаев является более употребительным,
чем в языке литературном) и с обиходной речью (см.
ниже).
1 Ср. положение в русском языке; см. Е. М. Г а л к и н а - Ф е д о р у к, Современный русский язык. Лексика, стр. 140— 141; А. А. Р е ф о р ­
м а т с к и й , Введение в языкознание, Учпедгиз, 1955, стр. 111.
123
I
Как слово народно-поэтическое (с ласкательным оттен­
ком) это слово употребляется в значении ж ена, семанти­
чески соотносясь, таким образом, со словом Frau во вто­
ром его значении. Ср., например, у Г. Гервега:
Wohlauf, wohlauf, fiber Berg und FluS
Dera Morgenrot entgegen!
Dem treuen W eib den letzten Ku8,
Und dann zum treuen Degen!
(Das Lied vom Hafi)
В обиходной речи Weib выступает в первом значении
женщина вообще и имеет пренебрежительный оттенок.
Ср., например, такие характерные для обиходной речи
сочетания, как ein zankisches, klatschsfichtiges W eib свар­
ливая, любящая сплетни женщина (баба). Что дело
здесь не только именно в этих эпитетах, но и в особой
экспрессивно-стилистической окраске самого существи­
тельного (связанной с его употреблением именно в оби­
ходной речи) показывает нам такое сопоставление, как:
eine alte Frau ст а р а я женщина и ein altes W eib ст а р а я
женщина ст а р а я баба (ср. alte Weiber).
Eine alte Frau может быть употреблено при любом
отношении к соответствующему лицу, ein altes Weib же,
наоборот, звучит уже пренебрежительно. Ср. также сле­
дующее употребление слова Weib у В. Бределя:
Solche Unverfrorenheit ist Pauline Hardekopf noch nicht
vorgekommen. Diese Person tat ja, als ob sie schon zur
Fami’ie gehorte. Am liebsten hatte sie dies W eib in hohem Bogen hinausgeworfen...
и дальше:
.
.
. ,ч
«Ich hoffe dieses W eib kommt nicht wieder fiber unsere
Schwelle».
•
щ
|Verwandte und Bekannte)
Dame — слово, заимствованное из французского,— упо­
требляется в немецком языке аналогично тому, как в рус­
ском: для вежливого обозначения женщины в обществе,
ср. meine Damen und Herren! или Man darf die Damen
doch nicht warten lassen! Нельзя ж е заставлять ж дать
дам! В танцах, например, даму можно обозначить только
словом Dame.
124
Frauenzimmer употребляется в обиходной речи с шут­
ливым или же пренебрежительным оттенком (см. выше,
$ 14), но обычно не является таким Грубым словом, как
Weibsperson или тем более Weibsbild1.
Кроме Frau и Weib (в значении жена ) употребляются
еще в официальных случаях Gattin жена, супруга и Gemahlin супруга. Gattin (ср. der Gatte супруг, die^ beiden
Gatten супруги (оба) принадлежит к официальной (юри­
дической) терминологии. Gemahlin — слово торжественно­
вежливое, употребляемое в обществе на приемах.
Различную стилистическую окраску имеют Mund рот
и Maul пасть, р о т (груб.), из которых первое принадле­
жит к стилистически нейтральной лексике, второе (если
оно употребляется по отношению к людям) — к лексике
грубой, ср. mit geoffnetem Munde с открытым ртом и
mit aufgesperrtem Maul с разинутым ртом (с разину­
той пастью). Ср. также Halt den Mund! Halt’s Maul!
(соответствующие примерно русским: первое — помолчи!
держи язык за зубами!, а второе — заткнись! и т. д.).
Этого стилистического оттенка Maul не имеет, когда
речь идет о животных. Аналогичные явления Мы наблю­
даем и в других подобных случаях, а именно: при нали­
чии разграничения названий однородных предметов и явле­
ний, относящихся к людям и относящихся к животным,
слова, употребляемые по отношению к животному как
слова стилистически нейтральные, при применении их
к человеку функционируют в языке как слова грубые.
Ср.: Hande руки и Pfoten лапы, Tatzen лапы, Pranken
когти, лапы (или Klauen когти)', essen есть и fressen
есть, ж рат ь.
ч
Как показывают приведенные примеры, стилистически
окрашенная лексика носит экспрессивный характер, выра­
жает положительное или отрицательное отношение к со­
ответствующим явлениям действительности, ср.: с одной
стороны Antlitz, с другой Visage, а также стилистиче­
скую окраску слов Weib, Frauenzimmer, Weibsbild, Gewand, RoB, Maul, fressen, и другие подобные случаи.
Помимо того, что ряд слов — вне зависимости от того,
как они образованы — сочетает со своим номинативным
значением и определенные оценочные моменты, в языке
1 См., в частности, W. B r e d e l ,
bau-Verlag, Berlin, 1955, S. 118.
Verwandte und Bekannte, Auf
125
имеются и словообразовательные типы, носящие экспрес­
сивно-стилистический характер.
Так, образования с уменьшительными суффиксами
-chen- (-elchen-), -lein- выступают либо как слова ласка­
тельные, либо, наоборот, выражают презрительное отно­
шение к тому или иному предмету или явлению. Ср.:
Tantchen тётечка, Schwesterchen сестричка и, например,
diirre spinnartige Beinchen тонкие паукообразные ножки.
Ряд слов с суффиксом -ling- имеет презрительный
оттенок значения, ср.: Dichterling поэтишка, Zartling не­
ж енка, Schwachling слабый человек, EinporkOmmling вы­
скочка, Gtinstling фаворит, особенно ясно выступает
этот оттенок значения в таких случаях, как Dichterling и
Zartling, где сама производящая основа (в противополож­
ность, например, производящей основе слова Feigling трус)
какого-либо отрицательного (по своей сущности) явления
не обозначает.
'
Экспрессивно окрашены прилагательные с усилитель­
ными префиксами иг- и erz-. Ср. urgemiitlich чрезвычайно
уютный, чрезвычайно приятный и erzdumm архиглупый,
erzfaul чрезвычайно ленивый. (Подробнее о значении тех
или иных словообразовательных типов см. ниже, гл. V II.)
ГЛАВА
V
ОБЩЕНАРОДНАЯ И ДИАЛЕКТНАЯ ЛЕКСИКА
§ 27. Местные диалекты — это не просто лексика,
как различные арго и жаргоны (см. выше, § 25), но сред­
ство общения, ограниченное определенными отрезками
территории, занятой данным языком. Диалекты обладают
свойством языка служить средством общения, потому что
они (в противоположность арго и жаргонам) обладают
своим грамматическим строем, имеющим как черты сход­
ства, так и черты отличия от грамматического строя обще­
народного языка.
В национальных языках диалекты занимают подчинен­
ное положение по отношению к общенародному литера­
турному языку \ Сфера применения диалектов ограничена
почти исключительно устной речью в определенных —
главным образом в сельских — местностях, в то время
как литературный язык выступает как общенародное сред­
ство общения в устной и в письменной форме на всей
территории распространения данного национального языка а.
Однако удельный вес диалектов в разных националь­
ных языках является различным. В немецком языке роль
диалектов как средства общения, а также и их различия
между собой гораздо более значительны, чем, например,
в языке русском. Немецкие диалекты сильнее разнятся
друг от друга, чем самостоятельные национальные скан­
динавские языки и обнаруживают гораздо более сущест­
венные отличия от литературного языка, чем диалекты
скандинавских языков или языка русского.
Устойчивость немецких диалектов объясняется в пер­
вую очередь длительным сохранением в Германии фео1 См. Р. И. А в а н е с о в , Общенародный язык и местные диа­
лекты. Материалы к курсам языкознания под общей редакцией
В. А. З в е г и н ц е в а , изд. МГУ, 1954, стр. 13.
* См. Р. И. А в а н е с о в , цит. работа, стр. 21—22.
127
s
дальной раздробленности, довольно, поздним (по сравне­
нию с другими странами) ее объединением в единое на­
циональное государство.
Большая живучесть и устойчивость немецких диалектов
по сравнению с диалектами других языков проявляется,
в частности, и в более значительном влиянии диалектной
лексики на лексику литературного языка. Диалектные
слова проникают в общенародный литературный язык че­
рез обиходную речь, которая в Германии' всегда носит
заметную диалектную окраску. Обратное влияние литера­
турного языка на диалекты (как и во всяком языке) здесь,
конечно, также имеет место; общелитературная лексика
внедряется в диалекты через художественную литературу,
через прессу, через официальные выступления обществен­
ных деятелей1.
; ;
Большое влияние диалектов на лексику литературного
немецкого языка на данном историческом этапе сказы­
вается в основном в обилии употребляемых в литератур­
ном языке диалектных синонимов, так как в фонетическом
и морфологическом отношении диалектные слова, прони­
кающие в литературный язык, в общем подчиняются
определенным господствующим в общенародном литера­
турном языке нормам. В более же древние эпохи развития
немецкого языка — до возникновения национального языка
(когда различные диалекты занимали более или менее
равноправное положение) — функционирующие в языке ди­
алектные варианты одного и того же слова закреплялись
в нем как так называемые этимологические дублеты.
Иногда такие этимологические дублеты оставались ва­
риантами одного слова; ср., например, два диалектных
(фонетических) варианта глагола: ntitzen и nutzen быть
полезным (вариант с умлаутом средненемецкого и
вариант без умлаута — южнонемецкого происхождения).
Гораздо чаще, однако, различие в звучании между эти­
мологическими дублетами приводило в конечном счете
к их обособлению в отдельные слова: ср., например, та­
кие два разных слова, как drticken давить, ж а т ь и drukken печатать, восходящие по происхождению к одному
источнику. Оба эти дублета (первый средненемецкого,
1
Подробнее о взаимоотношении немецкого литературного языка
и диалектов см. W . Н е п г е n, Schriftsprache und Mundarten, zweite
Aufl. 1954, Bern.
128
второй — южного происхождения) имели первоначально
(в соответствующих диалектах) одно и то же значение
давить, ж а т ь . Затем с развитием книгопечатания у дан­
ной лексической единицы (в двух ее вариантах) появилось
новое значение печатать . Южный вариант закрепился
в национальном языке именно с этим новым значением
(так как книгопечатание было больше развито на юге,
чем на севере) и противостоит в настоящее время другому
дублету (drflcken) уже не как его вариант, но как само­
стоятельное слово. Иногда превращение этимологических
дублетов из диалектных вариантов слов в слова происхо­
дит не столько в результате семантического расхождения
между ними, сколько вследствие значительного расхож­
дения в звучании, ср., например, sanft (с общеверхненемецким звукосочетанием -ft) и sacht (с выпадением п и
с характерным для нижненемецких диалектов переходом
древнего ft в cht fZt]).
Sanft (прилагательное и соответствующее наречие) обыч­
но имеет более широкую сочетаемость и поэтому чаще
выступает с различными своими оттенками значения, чем
(в общем синонимичное ему) sacht. Основным значением
sanft является значение мягкий (в смысле нерезкий, не­
грубый, нежестокий, незлобивый, кроткий, тихий, спо­
койный); тот или иной оттенок значения этого слова про­
является в зависимости от сочетания его с разными
существительными, ср.: eine sanfte Stimme мягкий (не­
резкий, негрубый) голос, ein sanfter Топ мягкий (нерез­
кий, негрубый) тон, sanfte Bewegungen мягкие (нерезкие)
движения, ein sanfter Wind мягкий (нерезкий) ветер, ein
sanftes Herz мягкое (нежестокое) сердце, ein sanfter Mensch
мягкий (нежестокий, незлобивый, кроткий) человек,
ein sanfter Charakter мягкий (кроткий) характер, sanft
schlafen тихо (спокойно) спать, sanfter Schlaf тихий
(спокойный) сон.
В сочетании с существительными, имеющими значение холм, возвышенность, подъем, sanft в силу своего
значения указывает на отлогость этого подъема, ср.
eine sanfte Anhohe отлогая (некрутая) возвышенность.
Sacht (прилагательное) и sacht(e) (соответствующее на­
речие) функционируют в современном немецком языке не
как варианты слова sanft, но как его (частичные) синонимы
(так как связь между звучаниями sanft и sacht не воспри­
нимается), ср. sachte Reden мягкие (нерезкие, тихие,
9 К. A. «iie&KObvKdfl
1on
спокойные) речи, mit sachter Hand мягкой (нежной) ру ­
кой; sachte atmen тихо (спокойно) дышать; eine sacht
ansteigende StraBe отлого (нерезко, некруто) поднимаю­
щ аяся вверх улица. Однако sacht, sachte отличается от
sanft тем, что в основном применяется для характеристики
движений, ср.: mit sachten Tritten, sacht(e) gehen идти
тихими шагами, тихо; sachte! sachte! (nicht so schnell!)
потише! потишеIх (не т ак быстро!). Употребить sacht
в качестве определения к существительным Stimme голос,
Топ тон, Herz сердце, Mensch человек или Charakter х а ­
рак т ер в литературном немецком языке невозможно.
Другим отличием sacht от sanft является то, что sacht
связано с просторечием, хотя просторечным словом в соб­
ственном смысле и не является, так как встречается (для
характеристики движений) даже в поэзии. Ср. у Гейне
(см. выше, § 11, стр. 47, второй пример).
Как показывает приведенный материал, семантические
различия между sanft и sacht, sachte не носят такого ха­
рактера, чтобы в случае отсутствия здесь различий в зву­
чании можно было бы рассматривать эти единицы как
омонимы. Скорее они функционировали бы тогда как
лексико-семантические варианты одного слова. Следова­
тельно, основной причиной обособления sanft и sacht
в разные слова послужило различие в их звучании.
Как уже было отмечено выше, для современного языка
характерными являются диалектные синонимы, а не эти­
мологические дублеты.
Диалектным синонимом к общенародному слову StraBe
улица является южное Gasse2. Это последнее слово
в литературном языке обычно используется не как сино­
ним к StraBe, но в значении переулок, ср., в частности,
такое образование, как Sackgasse тупик. Н о на юге
Gasse употребляется в том же значении, как и StraBe,
то есть в значении улица.
Литературным обозначением сливы служит слово
Pflaume (заимствованное из латинского языка еще в древ­
ности, ср. л ат. prunum). В целом ряде диалектов (на
севере и на юге) имеется, однако, еще другое обозначе1 Буквально: тихо! тихо!
2 Все диалектные слова приводятся здесь не в тех звучаниях,
какие они имеют в различных диалектах, но в звучании, характерном
для (диалектно окрашенной) обиходной речи говорящих на литератур­
ном языке людей.
130
ние для этого плода — Zwetschge, Zwetsche или Quetsche,
причем в некоторых диалектах словами Pflaume и Zwetschge
обозначаются разные сорта слив, а в других слива вообще
обозначается только словом Zwetschge.
В литературном языке различаются Stuhl стул и
Sessel кресло. В диалектах это различие, однако, зача­
стую отсутствует, и на севере для обеих разновидностей
мебели в ряде диалектов употребляется слово Stuhl, а на
юге, наоборот, Sessel.
В литературном языке по отношению к колоколам го­
ворят только lauten звонить, по отношению к звонкам и
колокольчикам обычно говорят — klingeln звонить. Ср.:
die Glocken lauten колокола звонят; но jemand klingelt
кто-то звонит, es klingelt звонят (например, у дверей).
Однако, lauten может употребляться и параллельно
с klingeln (т. е. также и по отношению к звонкам) ср.:
es hat schon gelautet уж е был звонок (о звонках в учебном
заведении). Синонимом к klingeln, характерным для неко­
торых западных и юго-западных диалектов и довольно
широко распространенным в литературном языке, является
schellen звонить (о звонках и колокольчиках).
Для немецкого литературного языка характерно (чуж­
дое русскому языку) подразделение ноги на Fu8 нога
(ступня) и Bein нога (остальная часть ноги, кроме
ступни, или ж е вся нога). Данное значение слова Bein
исторически является производным. Первоначально же
Bein означало (крупная) кость (ср. англ. bone). Это зна­
чение сохранилось у основы -bein- еще в производном
слове с собирательным значением — Gebeine мертвые ко­
сти, останки, скелет, а также, например, в сложных
словах — Schienbein большая берцовая кость, Schlfissebein
ключица, Zungenbein подъязычная кость, Elfenbeln сло­
новая кость; это же значение имеет и слово Bein в вы­
ражении durch Mark und Bein до мозга костей (буквально
сквозь мозг (костей) и кость).
В юго-восточных диалектах старое значение слова
Bein вообще сохранилось, и это слово выступает, следо­
вательно, как синоним слова Knochen кость, а в том
значении, в каком в литературном языке употребляется
слово Bein (нога), здесь употребляется слово Fu8, которое
таким образом выступает как диалектный синоним словаВеш
В некоторых диалектах, однако, Bein многозначно и
употребляется как для обозначения всей ноги (подобно
9
131
тому, как в литературном языке), так и в качестве сино­
нима к Knochen а. I
Диалектные различия в области лексики распростра­
няются и на словообразовательные типы.
Так, например, в целом ряде верхненемецких диалектов
префикс ег- не употребляется, но используется лишь пре­
фикс ver-, который — в литературном языке, где имеются
оба эти префикса — соприкасается по значению с пре­
фиксом ег-. Так, литературному sicli егкШеп простудить­
ся в диалектах противостоит образование с префиксом
ver- от той же основы или даже образование от другой
основы, ср. южные sich verkalten и sich verkOhlen про­
студиться, ср. также литературное erzahlen рассказы ­
вать и диалектное verzahlen.
Изучение лексических (а также грамматических и ф о­
нетических особенностей) диалектов является задачей ди­
алектологии.
1 Подробнее о диалектных синонимах см. ниже, гл. VI, § 29.
Г Л А В А VI
ДИФФЕРЕНЦИАЦИЯ ЛЕКСИКИ ПО СЕМАНТИЧЕСКИМ
И ФОНЕТИЧЕСКИМ СВЯЗЯМ МЕЖДУ СЛОВАМИ
§ 28. Словарный состав не представляет собой хаоти­
ческой, не организованной массы лексических единиц;
слова группируются в нем по сферам своего употребле­
ния (см. выше, § 21 и след.), по семантическим и фоне­
тическим связям, по структурным особенностям, причем раз­
личного рода связи между словами часто перекрещиваются.
Правильно понять дифференциацию лексики на разные
группы слов (в том числе и семантические группы) можно
лишь при правильном обшеметодологическом подходе к
языку как к общественному явлению, при подходе к
языку с позиций марксистского языкознания.
Марксистское языкознание рассматривает слово как
единство звучания и значения. Ни звучания без значения,
ни значения без звучания в языке не существует. Звуча­
ние — это тот материальный облик, в котором слово функ­
ционирует в языке как единица, обладающая определен­
ным значением (связанным именно с данным звучанием)1.
Игнорирование материальной стороны слова, его звучания
и рассмотрение слов лишь со стороны выражаемых ими
понятий является поэтому ошибочным, идеалистическим
подходом к слову и к языку вообще.
Как уже было отмечено (см. выше, § 9), отражение
понятия есть лишь один из компонентов значения слова,
и понятие может передаваться разными словами по-разному.
Поэтому и нельзя заниматься семантикой слов, исходя
в основном лишь из понятий.
Такой подход, в частности, характерен для теории
так называемых « с е м а н т и ч е с к и х полей», разрабо1 См. выше, § 6.
133
тайной известным немецким ученым Иостом Т риром 1 и
его последователями. '•
В своей основной работе, посвященной проблеме « с е ­
м а н т и ч е с к и х полей », И. Трир предлагает при иссле­
довании лексики исходить не из слов, но из того или
иного круга понятий, выражаемых соответствующей груп­
пой слов, практически применяя это положение по отно­
шению к группе следующих лексических единиц: klug
умный, weise мудрый, gescheit рассудительный, разум ­
ный и др. слов, выражающих понятия, связанные с об­
ластью интеллекта. Эти понятия и составляют для него
единое семантическое поле, к которому в разные эпохи
развития языка относятся разные слова, вследствие чего
И. Трир говорит о «перегруппировке (Uragliederung) чле­
нов семантического поля» в разные исторические перио­
ды. С е м а н т и ч е с к о е п о л е рассматривается И. Три­
ром, таким образом, как определенная языковая реаль­
ность, получающая в разные эпохи различное выражение
в языке.
Совершенно очевидно, что подобный подход к словар­
ному составу языка является ошибочным, потому что
языковой реальностью являются не стоящие вне языка и
лишь находящие отражение в нем понятия, но значения
слов, неразрывно связанные с соответствующими звуча­
ниями.
Идеалистическая по своей сущности теория «семан­
тических полей» была подвергнута критике со стороны
различных ученых, как советских, так и зарубежных.
Так, в частности, в опубликованной в 1954 году статье
В. Бетца указывается именно на то, что так называемые
«семантические поля» представляют собой не реально су­
ществующие в языке объективные явления, но абстракции,
носящие субъективный характер3.
1 См. J о s t Т г i е г, Der Deutsche Wortschatz im Sinnbezirk des
Verstandes, Heidelberg, 1931.
Термин « с е м а н т и ч е с к о е п о л е » возник в лингвистической
литературе несколько раньше; этот термин выдвинут еще в 1924 г.
Гюнтером Ипсеном ( G u n t e r I p s e n , Der Alte Orient und die Indoяш Ш Вш ^tan<* Vhd Au/gaben der Sprachwissenschafl, Heidelberg
1924), однако, теория с е м а н т и ч е с к о г о п о л я разработана И
Триром и его школой.
“ См. W. B e t z , Zur Oberpriifung des Feld.begrifjes, Zeitschr fur
vergleichende Sprachforschung auf dem Gebiet der indogermanischen
Sprachen, Neue FoJge, 1954, Bd. 71,
3/4, S. 189— 198.
gg
134
Шаткость теории «семантических полей» В. ^Бетц до­
казывает результатами проведенного им среди студентов
лингвистического эксперимента, состоящего в том, |1§
студентам (77-ми человекам) было предложено написай
прилагательные, принадлежащие к области интеллекта .
Результаты этого опыта показали, что только четыре
приведенных в качестве примера слова (т. е. klug, weise,
schlau, gerissen) были записаны студентами, составляв­
шими примерно три четверти участников данного опыта,
слова: intelligent интеллигентный, умный и verstandig
разумный были также выписаны большей частью под­
опытных лиц. Остальные же записали разные слова в
разной повторяемости от участника к участнику (всего
было выписано 334 разных слова).
Автор отмечает также, что целый ряд слов (таких,
как: gescheit рассудительный, разумный, geistreich ост ­
роумный и другие прилагательные, связанные с данной
областью понятий) вообще никем отмечены не были.
На основе своего эксперимента В. Бетц подвергает
сомнению объективность существования в языке «семан­
тических полей». Он считает, что, если бы эти «поля»
действительно имелись в языке как нечто цельное (поло­
жение, выдвинутое И. Триром), то тогда они были бы
воспроизведены участниками опыта2. На основании этого
В. Бетц делает вывод об отсутствии в языке «семанти­
ческих полей» И. Трира и его школы8.
Хотя эксперимент В. Бетца и не является вполне убе­
дительным,— так как известно, как трудно, например,
бывает перечислить те или иные (реально существующие)
в языке синонимы,— однако этот эксперимент показывает
критическое отношение к теории И. Трира среди самих
немецких ученых.
В связи с критикой теории «семантических полей»
необходимо заметить, что отсутствие в языке таких «по­
лей» вовсе не означает отсутствия в нем синонимических
групп слов, исследованию которых посвящен ряд очень
ценных работ немецких и других зарубежных ученых (в
том числе работ самого И. Трира и его последователей).
1 „Worter {fir positive Verstandesqualitaten
schlau, gerissen, usw*.
* См. цит. статья, стр. 195— 1%.
* См. т а м ж е , стр. 197.
wie
klug,
weise,
135
В советской науке такЖе имеются работы, исследующие
разные синонимические группы \
§ 29. Классификация И. Трира оперирует не языко­
выми категориями, но категориями логическими и психо­
логическими. Для того чтобы распознать действительно
существующие в языке семантические группировки слов,
необходимо исходить не из понятий, как это делает
И. Трир, но из значения слов (в которое в качестве ком­
понента, конечно, входит и отражение соответствующего
понятия). При этом необходимо учитывать способ выра­
жения понятия звучанием слова и рассматривать слово не
как простое отражение понятия, но как единство звучания
и значения.
В языке существуют слова, близкие в семантическом
отношении, и слова, до известной степени равнознач­
ные *.
С и н о н и м ы — это совпадающие по своему основному
номинативному значению слова, отличающиеся друг от
друга разными дополнительными значениями и особен­
ностями употребления (синонимы и д е о г р а ф и ч е с к и е ) ,
стилистическим использованием (синонимы с т и л и с т и ­
ч е с к и е ) или территорией своего распространения (сино­
нимы общераспространенные, с одной стороны, и сино­
нимы д и а л е к т н ы е , с другой).
При рассмотрении проблемы синонимии необходимо
строго разграничивать значение и употребление слова
(см. выше, § 19). Употребляемые для обозначения одного
и того же предмета или явления слова далеко не всегда
бывают синонимами.
VМ
Из переносного употребления, конечно, может раз­
виться затем значение слова; ср. Feder перо (птицы) и
Feder (писчее) перо (ср. также сложные слова с основой
-feder-: Vogelfeder перо птицы и Schreibfeder перо (как
орудие для письма), однако употребление слова как та­
кового и значение слова — это разные вещи.
Различия между значением и употреблением слов ясно
видно на примере таких лексических единиц, как Knabe
мальчик и Grtinschnabel молокосос, которые иногда
1
См., в частности, кандидатскую диссертацию А. А. Уфимцевой
«Историко-семасиологическое исследование группы слов, связанных с
понятием земля (на материале английского языка), Ин-т языкозна­
ния А Н С С С Р , 1954.
а Полностью равнозначных слов в языке, как правило, нет.
136
(вследствие отождествления значения слова с его упо­
треблением) рассматриваются как синонимы1.
Griinschnabel (вследствие своего значения) правда, чаще
употребляется по отношению к мальчику, к юноше, чем
к человеку пожилому, однако Knabe и Griinschnabel —
слова с совершенно различным значением. Сложное слово
Griinschnabel, состоящее из основ двух слов (grim зеле­
ный и Schnabel клюв) в соответствии с этим означает бук­
вально зеленоклюв, т. е. желторотый (неоперившийся)
птенец. Основным же з н а ч е н и е м этого слова в со­
временном языке (развившимся из его п е р е н о с н о г о
у п о т р е б л е н и я ) 2 является значение молокосос, т. е.
неопытный в жизненных делах человек. Это совсем
другое значение, чем значение слова Knabe.
Knabe обозначает именно человека мужского пола,
принадлежащего к определенной возрастной группе. Grtinschnabel же в своем значении п р я м о г о у к а з а н и я на
пол и возраст не содержит. Употребляется это слово в
ряде случаев по отношению к людям, к которым слово
Knabe в собственном смысле по возрасту уже неприложимо.
Таким образом, слово Griinschnabel отличается от
слова Knabe не только по значению, но даже по упо­
треблению и поэтому данные слова никак не могут счи­
таться синонимами.
От синонимов следует отличать не только различные
слова, употребляемые по тем или иным причинам для
обозначения одних и тех же предметов, но также и слова,
тематически связанные между собой. Так, например, Haus
дом, Wohnung квартира и Zimmer комната — это те­
матически связанные между собой слова. Наличие таких
слов в языке объясняется тем, что в реальной действи­
тельности имеются так или иначе связанные между собой
предметы и явления, причем,— поскольку подобные реаль­
ные связи отличаются большой сложностью,— одно и
'т о же слово может входить в разные тематические
группы. Так, например, слово Buch книга входит в те­
матическую группу библиотека и в тематическую группу
школа, и в тематическую группу квартира и т. д.
По всем этим причинам распределение слов по тема­
тическим группам не только не может быть четким, но
1 См. выше, стр. 36 прим. 2.
2 См. выше, § 9.
137
и не представляет арбой именно лингвистической клас­
сификации лексических единиц, какой является классифи­
кация слов на синонимы, антонимы и омонимы и подраз­
деление синонимов на синонимы идеографические, синонимы
стилистические и синонимы диалектные.
Для основного
словарного фонда,
как отмечает
В. В. Виноградов, характерна синонимия идеографическая.
Примерами идеографической синонимии могут служить
das Меег море и die See море; sprechen говорить, разго­
варивать и reden говорить, разговаривать, где одинаковый
перевод на русский язык вовсе (как и всякий перевод) не
является доказательством полной равнозначности этих слов.
Das Меег и die See являются синонимами, так как в
современном языке оба имеют основное прямое номина­
тивное значение море. Ср.: (die) Nordsee Северное море,
но (das) Kaspische, (das) Schwarze Меег Каспийское,
а также Черное море, (das) Weltmeer океан. Однако в
целом ряде сложных слов основу see- вместо основы
meer-, и наоборот, употребить нельзя. Ср.: Meerbusen
морской залив, Meerenge морской пролив (где основа
see- не может быть употреблена).
■Следует отметить также, что в переносном значении,
для указания на обилие чего-то (каких-либо предметов или
веществ) употребляется Меег, а не See, ср.: ein Mecr von
Licht море света, ein Меег von Tranen море слёз и т. п.
В следующих же сложных словах (где море противо­
поставляется суше) употребляется только основа -see(а не -meer-), ср.: seew&rts в сторону моря, к м орю __
landv/arts в сторону земли (cyuiu), к суше, к берегу;
Seewind морской ветер, ветер с моря — Landwind ве­
т е р с суши, береговой ветер; Seereise морское путе­
шествие — Landreise сухопутное путешествие.
Sprechen и reden имеют основное прямое номинатив­
ное значение пользоваться языком. И тот и другой
глагол имеют также производное отсюда значение вести
беседу,
обмениваться
мыслями
при
помощи
языка.
Однако этим глаголам все же свойственны и различные
дополнительные о т т е н к и з н а ч е н и я . Sprechen отме­
чает наличие с п о с о б н о с т и речи. Ср.: Das Kind spricht
schon ребенок у ж е говорит и Er spricht gut deutsch он
говорит хорош о по-немецки \
С м И. P a u l ,
138
Deutsches WOrterbuch, Halle (Saalej 1921, S. 503.
Reden больше используется для указания на связную
осмысленную речь, в то время как sprechen больше ука­
зывает на владение звуковым языком, на способность
произносить звуки речи. Так, например, не только по от­
ношению к говорящим птицам употребить глагол reden
невозможно1, но нельзя употребить этот глагол и по
отношению к лепету ребенка, как и вообще обозначить
данным глаголом произнесение отдельных звуков или от­
дельных бессвязных слов. Различие в значении между
основами глаголов sprechen и reden еще более ярко про­
является в соотносящихся с этими глаголами существи­
тельных Sprache язык и Rede речь, не являющихся сино­
нимами. У соответствующих глаголов (поскольку они
синонимичны) эти различия являются менее четкими и
выступают лишь в виде дополнительных значений, со­
провождающих основное значение, которое у обоих гла­
голов совпадает.
Вопрос о стилистических синонимах уже рассматривался
в разделе, посвященном стилистической дифференциации
словарного состава (см. выше, § 26).
Следует еще добавить, что часто в качестве синони­
мов к словам исконным выступают слова иностранные.
Так, например, Visage (синоним к стилистически ней­
тральному слову Gesicht) представляет собой заимство­
вание из французского языка.
Для употребления иностранных слов в качестве сино­
нимов к другим (исконным) словам характерны следую­
щие особенности. Эти иностранные слова часто исполь­
зуются как эвфемизмы, т. е. как слова, заменяющие
другие лексические единицы, употребления которых по
тем или иным причинам (в частности из соображений бла­
гопристойности и вежливости) избегают. Ср. немецкое
schwitzen потеть и эвфемизм к нему transpirieren — слово
французско-латинского происхождения, или немецкое dick
толстый и korpulent полный, дородный — иноязычное
слово такого же происхождения, как и transpirieren.
Иногда синонимы иноязычного происхождения упо­
требляются, наоборот, иронически (с презрительным от­
тенком значения), ср. edel благородный и nobel благо­
родный, дворянский (из французского noble, восходящего
1 См. J. A. E b e r h a r d - O . L y o n , Synouymisches HandwOrterbach.
der deutschen Sprache, Leipzig, 1910, S. 842; H. P a u l , Deutsches
WOrterbuch, Halle (Saaie) 1921, S. 503.
139
к латинскому nobilis \известный, знаменитый, благород­
ный). Такое употребление в конечном счете может при­
вести к превращению иноязычного слова в вульгаризм,
как это и случилось со словом Visage физиономия, морда.
Синонимы диалектные — это диалектные слова, функ­
ционирующие параллельно с соответствующими словами
литературного языка. В разных языках (в зависимости от
удельного веса диалектов в том или ином языке) место
диалектных синонимов будет различным.
Так, в языке русском,— где в предшествующие эпохи
не было и в настоящее время нет такой диалектной диф­
ференциации, как в немецком языке,— разные диалектные
слова, например, ш абер (сосед), кочет (петух), векша
(белка) и другие1, резко противопоставляются общена­
родным словам. В немецком же языке, где удельный вес
диалектов значительно больше и обиходная речь говоря­
щих на литературном языке лиц всегда является в той
или иной мере диалектно окрашенной, синонимы различ­
ного диалектного происхождения иногда функционируют
почти на равных правах с общеупотребительными сло­
вами, хотя имеются, конечно, среди диалектных синони­
мов и такие, употребление которых ограничено только
сферой соответствующих диалектов.
К имеющим большое распространение синонимам диа­
лектного происхождения принадлежат, в частности, южные
Bube мальчик и Samstag суббота, широко употребляемые
наряду с общенародными Junge мальчик и Sonnabend
суббота.
Junge первоначально было диалектным словом (средне­
немецкого происхождения). Затем оно получило всеобщее
распространение, в значительной мере вытеснив общена­
родное слово Knabe, которое теперь редко употребляется
как стилистически-нейтральное слово (ср. Schule tor Knaben и сложное слово с этой основой Knabenschule) и в
основном употребляется в поэзии.
Слово Bube (в значении мальчику в литературном
языке употребляется несколько реже, чем Junge, но все
же оно употребляется не только на юге и не является
поэтому признаком именно только диалектно окрашенной
речи.
Лексика? стр. ^22Щ
р Й Р Ф
© Д о р у к, Со.реиею ш й русский язык.
3 Так как с этим звучанием связано и другое значение.
140
Широкое распространение имеет также (южное по про­
исхождению) слово Samstag (см. выше, § 15).
Явления синонимии идеографической, стилистической
и диалектной могут перекрещиваться1.
Так, например, слова Васке, щека и Wange щека яв­
ляются одновременно идеографическими и стилистическими
синонимами. Оба слова (и Васке и Wange) обозначают щеку,
но Wange обычно обозначает только внешнюю поверхность
шеки. Васке же, обозначавшее первоначально костный
остов щ е к и , а затем — благодаря переносу — ставшее на­
званием всей шеки, употребляется для обозначения как
внешней, так и внутренней стороны щеки. Например, о
человеке, который во время еды прикусил себе щеку,
обычно говорят: er hat sich in die Backe gebissen.
Слова эти отличаются друг от друга еще и тем, что
Васке является словом обиходной речи, a Wange словом
поэтическим.
Du bist ja heut’ so grambefangen,
Wie ich dich lange nicht geschaut.
Es perlet still von deinen Wangen
Und deine Seufzer werden laut!
(H. H e i n e , Neue Gedichte)
Употребить Backen в таком случае было бы невозможно.
О
здоровом ребенке говорят: Das Kind hat voile rote
Backen у ребенка полные, румяные щеки, а о больном
человеке: Er hat eingefallene blasse Wangen у него впа­
лые бледные щеки.
Ср. также Pausbacken и pausbackig толстощекий (раuswangig сказать нельзя).
Следует, однако, отметить, что на юге (где употреб­
ляются оба слова) Wange выступает иногда и без особой
стилистической окраски *.
У слов производных проблема синонимии тех или иных
конкретных лексических единиц осложняется вопросом о
синонимии словообразовательных типов.
Для словообразовательных типов (входящих в виде
определенных словообразовательных моделей в основной
словарный фонд)'более характерна синонимия идеографи1 Ср. различные наименования для лошади, § 26.
*
Подробнее о стилистических и диалектных синонимах
Ё. R i e s e l , Abrifi der deutschen Stilistik, S. 44—51, 102— 104.
см.
ческая, хотя случаи Стилистической синонимии среди них
также встречаются. К таким случаям (т. е. к случаям стили­
стическом синонимии) среди других можно в немецком языке
отнести уменьшительные образования на -chen- и -lein-,
где тип на -chen- распространен больше в прозе, а тип
на -1ein- характерен больше для поэзии. Кроме того, на
юге большее распространение имеют уменьшительные на
-lein-, так что явления стилистической синонимии перекре­
щиваются здесь с явлениями синонимии диалектной. От­
носительно последней в связи с вопросом об уменьши­
тельных существительных следует еще сказать, что на
юге широко распространен (в общем не характерный для
литературного языка, хотя все же встречающийся в нем)
уменьшительный суффикс -(е)1- (ср. ein Bund Stroh и ein
Bflndel Stroh вязанка соломы1), являющийся признаком
именно южных диалектов, что отразилось и в области
собственных имен, ср. южное Lies(e)l и северное Lieschen.
Образования с суффиксами -(e)l-, -erl- типичны только
для литературного языка южан, куда они проникли из
соответствующих диалектов. Ср., например, у И. Бехера
(родиной которого является г. Мюнхен) фамилию главного
героя Gastl. Ср. также:
Er knopfte sich den Rock zu und drohte argerlich seinem
Bleistift, der auf den Boden rollte. Er wechselte lange nur
Fiinferl und Zehnerl. Ich stand vor dem Kassentisch auf
den Zehen.
(J. В e с h | r, Abschied)
Производные от одной и той же основы слова, принадлежащие к синонимичным словообразовательным типам
(где синонимия является стилистической или диалектной),
также будут совпадать в своем значении. Ср., в частности,
уменьшительные образования на -chen- и -lein-, такие, как
Tischchen и Tischlein столик , Kopfchen и Kopflein головка
Gesichtchen и Gesichtlein личико и т. д.
1 Т. е. суффикс, который исторически входит в состав суффикса
-lem-, возникшего из сочетания двух уменьшительных суффиксов (дн
-II- и -in-). Ср. дн. nift (совр. Nichte племянница) и уменьшительное
к этому слову дн. mftila, ср. также дн. ziga (совр. Ziege) коза и умень­
шительное к этому слову zikkin козочка.
Возникший из сочетания этих двух формантов уменьшительный
суффикс -Пт- (совр. -lein-) представлен, например, в таком обоазовании, как дн. chindilin (совр. Kindlein>.
142
Несколько более сложным является вопрос о семантике
однокорневых образований, принадлежащих к словообра­
зовательным типам, синонимия которых носит идеографи­
ческий характер. Подобные слова могут совпадать, но
могут и не совпадать в своем лексическом значении.
Словообразовательными типами, синонимия которых
носит идеографический характер, являются, например,,
«субстантивированные инфинитивы» и имена действия с суф­
фиксом -ung-. Эти образования отличаются друг от друга
тем, что в «субстантивированных инфинитивах» отчетливее
выступает значение действия как процесса, в то время
как в существительных на -ung- ярче обнаруживается
тенденция к приобретению именно предметных значений1.
В ряде случаев (когда оба названных имени действия
обозначают процесс) соответствующие производные слова
(в общем) совпадают в своем значении. Так, (das) Beantworten и (die) Beantwortung von Fragen ответ(ы) на во­
просы (как процесс), das Bilden и die Bildung von WOrtern
образование слов — безусловно синонимичны, хотя и отли­
чаются некоторыми оттенками значения; но (das) Bilden
(die) Bildung) von Wortern образование слов и (die) musikalische Bildung музыкальное образование уже расходятся
в своей семантике, так как в последнем случае (die) Bildung
(образование в смысле культура) уже обозначает не дей­
ствие как таковое, но определенное явление в предметном
плане. Аналогичные взаимоотношения имеются и между
словами (das) Obersetzen и (die) Obersetzung перевод. Когда
словом Obersetzung обозначается п р о ц е с с перевода, оно
в общем совпадает по значению с «субстантивированным
инфинитивом» (das) Obersetzen. Но в таком случае, как eine
gute, eine schlechte Obersetzung хороший, плохой перевод,
где Obersetzung обозначает результат соответствующего
действия (переведенный текст), данное слово рассматри­
ваться как синоним «субстантивированного инфинитива» уже
не может, так как выступает в таком (предметном) значе­
нии, которое слову (das) Obersetzen совершенно чуждо *.
1 Тенденция, характерная для имен действия вообще и в какой-то
(но гораздо меньшей) мере присущая также «субстантивированным
инфинитивам».
| Хотя подобное (предметное) значение у некоторых других «суб­
стантивированных инфинитивов» также имеется; ср. (das) Essen еда (как
процесс), например: beim Essen во время еды и (das) Essen еда (в
смысле съедобные вещи); (das)Schreiben письмо (писание), например,
143
Еще бблыную сложность представляет вопрос о сино­
нимии производных слов, не принадлежащих к синонимич­
ным словообразовательным типам. Так, например, слова
ehrsam почтенный, порядочный и ehrbar почтенный — си­
нонимы, но словообразовательные типы, к которым они
относятся, не синонимичны. Так, определенная группа слов
с суффиксом -sam- (куда относится и ehrsam) указывает
на черту характера. Ср.: duldsam терпимый, терпеливый,
schweigsam молчаливый, genugsam умеренный, скромный,
нетребовательный, а тип отглагольных прилагательных
на -bar- указывает на способность того или иного предмета
подвергаться соответствующему действию, ср. waschbar
моющийся, стирающийся, могущий (способный) подвер­
гаться стирке', schmiedbar ковкий, efibar съедобный.
Вопрос о синонимии производных слов и о синонимии
словообразовательных типов принадлежит к почти совер­
шенно еще не исследованным проблемам, требующим тща­
тельной разработки на материале разных языков.
§ 30. В языке имеются не только слова, в какой-то
степени совпадающие по значению, но и слова, диамет­
рально противоположные по значению. Такие слова назы­
ваются антонимами (от основ греческих слов anti против -Jbnoma имя).
Необходимо различать антонимы, т. е. слова, которые
в семантическом отношении являются антиподами, от слов
коррелативных, лишь в какой-то мере (но не абсолютно)
противопоставляемых друг другу. Так, например, слова:
Freund друг и Feind враг, Liebe любовь и НаВ ненависть,
gut хороший и schlecht плохой, kurz короткий и lang
длинный — это действительно антонимы, так как они обо­
значают диаметрально противоположные понятия. Но, напри­
мер, Sommer лето и Winter зима, Siiden юг и Norden
север по своей природе не антонимы (но противопоставля­
емые друг другу коррелативные слова, могущие иногда
функционировать как антонимы), так как помимо слов
Sommer лето и Winter зима имеются еще и слова Friihчтение и письмо и (das) Schreiben письмо
(письменный документ), например, ein langes, kurzes Schreiben длин­
ный, короткий письменный документ.
das Lesen und Schrelben
Подобные чисто предметные значения для «субстантивированных
инфинитивов», однако, гораздо менее характерны, чем для слов на
-ung-, чем эти последние в основном и отличаются от «субстантивиро­
ванных инфинитивов», гораздо более «глагольных» по своему значению.
144
ling весна и Herbst осень, а помимо слов Suden юг и Norden север еще и слова Osten восток и Westen запад.
Таким образом, Sommer и Winter, с одной стороны, Stiden
и Norden, с другой, не представляют собой таких абсолют­
ных антиподов, как, например, Freund и Feind или gut и
schlecht.
Не являются антонимами по своей специфике, но лишь
в какой-то мере противопоставляемыми коррелативными
словами и такие лексические единицы, как Wald лес и
Feld поле и другие подобные, т. е. лексические единицы,
не представляющие собой таких антиподов, какими явля­
ются подлинные антонимы, поскольку обозначают они
предметы, имеющие не только черты различия, но и черты
сходства.
Подлинные же антонимы, как Freund и Feind, или gut
и schlecht являются именно антиподами.
Таким образом, антонимы в противоположность сино­
нимам1 всегда образуют только пары.
Наличие в языке такого явления, как антонимия, привело
к развитию специальных словообразовательных средств для
образования антонимов. Так, в частности, префикс un- (ср.
русское не-) служит для образования антонимов среди
существительных и прилагательных, например, Gliick
счастье и Ungltick несчастье, aufmerksam внимательный
и unaufmerksam невнимательный. Эти слова составляют
антонимические пары, где второе (производное от первого)
слово представляет собой антоним по отношению к пер­
вому.
Однако не все слова с префиксом un- являются анто­
нимами по отношению к соответствующим словам без
префикса, так как префикс un- используется и как пре­
фикс, образующий слова с другим значением (и с опре­
деленной эмоциональной окраской), а не только словаантиподы, по отношению к словам без префикса. Ср.:
1) Untiefe невероятная глубина, бездна, Unmenge неве­
роятное Согромное) количество; 2) Unmensch изверг,
чудовище (т. е. человек, потерявший человеческий облик),
Untier чудовище (страшный зверь). Кроме того, среди
прилагательных с префиксом un- встречаются и такие
(суффиксально-префиксальные) образования, которые не
имеют рядом с собой антонима без префикса. Ср. un1 Ср. Knabe, Junge, Bube; Gesicht, Antlitz, Visage и т. п.
10 К. А. Левковская
145
aufhaltsam неудержимом (слова aufhaltsam удержимый не
существует)1.
Антонимы образуются также и среди сложных слов.
Ср. например, wasserreich многоводный, богатый водой и
wasserarm бедный водой, taktvoll тактичный и taktlos
бестактный, talentvoll талантливый, talentlos беста­
ланный, бездарный и т. п.
§ 31. Представляя собой единство звучания и значения,
слово может либо приближаться к другим словам по зна­
чению (синонимия), либо совпадать с ними по звучанию
носят название омонимов (от основ греческих слов homos
одинаковый и onoma имя).
Омонимы могут быть полными и частичными. К полным
омонимам принадлежат слова, совпадающие в звучании
во всех формах. Например: (der) Ball ((des) Ball (e) s — (die)
Balle) мяч и (der) Ball ((des) Ball(e)s — (die) Balle) бал, или
(die)W eide ((der)Weide — (die)Weiden) ива и (die)W eide
((der) Weide — (die) Weiden) пастбище или (die) Messe —
(die) Messen (католическая) обедня; (die) Messe — (die)
Messen ярм арка; (die) Messe — (die) Messen (морск.) кают-
компания.
Частичными омонимами являются слова, у которых
совпадает лишь часть форм. Ср. (die) Bank ((der) Bank —
(die) Banke) скамья; но (die) Bank ((der) Bank — (die) Banken) банк. В обоих случаях мы имеем дело с л е к с и ­
ч е с к о й омонимией (в первом случае с п о л н о й л е к с и ­
ч е с к о й омонимией, во втором — с ч а с т и ч н о й) .
Омонимичными могут быть не только разные слова
(во всей системе или только в части своих форм), но
также и грамматические формы одного и того же слова.
Так, например, у всех немецких глаголов личные оконча­
ния 1-го и 3-го лица множественного числа (и в презенсе
и в претерите) совпадают, и поэтому соответствующие
словоформы также омонимичны. Ср.: wir schreiben — sie
schreiben мы пишем — они пишут, wir schrieben — sie
schrieben мы писали — они писали, wir arbeiten — sie arbeiten мы работаем — они раб от аю т , wir arbeiteten—
sie arbeiteten мы работали — они работали. Омонимич­
ными являются и личные окончания 3-го лица единствен1 Приведенные данные свидетельствуют о том, что следует гово­
рить о двух аналогичных префиксах: un-1 и uri-2 (см. ниже, § 41).
146
ного числа, 2-го лица множественного числа настоящего
времени и личное окончание 2-го лица множественного
числа императива, ср. er schreibt — ihr schreibt — schreibt!
он пишет — вы пишете — пишите!; er arbeitet — ihr arbeitet — arbeitet! он работ ает — вы работаете — рабо­
тайте!
В случаях омонимии грамматических форм мы имеем
дело с омонимией грамматической (морфологической).
Проблема грамматической омонимии является областью
исследования грамматики, лексикология же изучает лишь
лексическую и лексико-грамматическую омонимию.
Омонимы (полные или частичные) возникают в языке
Двумя основными путями: 1) либо путем совпадения зву­
чания различных слов, или отдельных их форм, 2) либо
путем разрыва между разными лексико-семантическими
вариантами одного (многозначного) слова.
1)
Первым путем возникли в немецком языке, напри­
мер, следующие омонимы:
(die) Weide, ['vaeda] ива
(он. wlda)
(der) Ball [bal] мяч — (дн.
bal, по корню родственное латинскому follis
кожаный мешок, (раздувальный) мех)
die Seite [zaeb]1 бок, сторона (дн. sita).
(das) Lied [li:t] песня (дн.
Hod) — PI. Lieder
(die) Weidea ['vaeda] выгон,
пастбище (дн. weida)
(der) Ball [bal] бал (слово,
заимствованное из французского языка в XVII
веке)
die Saite [zaeb]1 струна
(дн. seita)
(das) Lid [li:t] веко (дн. Я
lit) — PI. Lider
Lied и Lid (так же, как и три предшествующих слу­
чая) принадлежат к полным омонимам.
Стать омонимами вследствие совпадения звучания мо­
гут не только разные слова, ничего общего между-собой
никогда не имевшие, но и разные слова, имеющие общее
происхождение. Так, например, слово (die) Bank (der) Bank__
(die) Banke) скамья было заимствовано из германских язы­
ков в итальянский, где это слово приобрело значение банк2.
1 Как показывает этот и следующий пример, совпадающие в зву­
чании слова (омонимы) могут не совпадать в написании.
Изменение значения здесь шло следующим путем:
скамья менялы на рынке
операциями (банк).
10*
скамья >
учреждение, занимающееся финансовыми
147
С этим новым значением данное слово вернулось (уже как
заимствование из итальянского) в германские языки, в
частности, в немецкий язык (в XVI в.) и стало там час­
тичным омонимом слова (die) Bank скамья, совпадающим
с этим словом в формах единственного числа и отличаю­
щимся от него во множественном числе (ср. (die) Banke —
(die) Banken).
;
К омонимам, возникшим из разных лексико-семантиче­
ских вариантов одного слова, принадлежат:
(католиче- и
ская) обедня— PL Messen
(die)
Messe
(die) Messe ярм арка — Р1.
Messen1.
Эти слова являются полными омонимами.
Частичных омонимов (см. выше) гораздо больше, чем
полных. Частичными омонимами, возникшими путем совпа­
дения ряда словоформ, являются, например:
а) Тогх (сн. tore <^дн. torо) глупец и Тог2 (дн. tor) ворота;
б) B a u e r (дн. bur) (птичья) клетка и Bauer 2 (дн.
gibflro) крестьянин',
и
в) Leib [faep] (дн. lib) тело и Laib [laep] (дн. (h)leib)
каравай (хлеба). Ср. следующие формы этих слов:
а) Sg.
и
б) ein
ein
ein (der) Tor —
ein (das) Tor —
(das) Bauer —
(der) Bauer —
в) ein (der) Leib
ein (das) Laib
eines
eines
eines
eines
Toren
Tor(e)s
Bauers
Bauern
— PI.
— PI.
— PI.
(eines
— PI.
— eines Leibes — Pl.
— eines Laibes — Pl.
Toren
Tore
Bauer
Bauers) —
Bauern
Leiber
Laibe
2)
К частичным омонимам, возникшим путем потери
семантической связи между разными лексико-семантиче­
скими вариантами одного (многозначного) слова принад­
лежат, например, следующие омонимы:
Schild
щит, и ein (das) Schild вывеска,
табличка
— PL Schilde
ein (das) Band
— PL Schilder
ein (der) Band том ,
а) ein (der)
б)
лента,
и
завязка
— PL Bander
— Pl. Bande
Третий омоним (die) Messe кают-компания — другого происхождения: оно заимствовано из английского языка, см. F. К 1u g е,
Etymologisches Worterbuch der deutschen Sprache.
148
Второе значение здесь возникло из первого сначала
именно как значение, а затем (после разрыва между
этими значениями) произошло разделение первоначально
единого слова с двумя лексико-семантическими вариан­
тами на два разных слова, представляющих собой час­
тичные омонимы.
Слова (der) Schild — (das) Schild имеют следующую
историю. Предмет рыцарского вооружения — щит (der
Schild) служил одновременно и эмблемой рыцаря (так как
на нем был обычно изображен его герб); такой же эмб­
лемой являлась и вывеска ремесленника, которая перво­
начально была не доской с соответствующей надписью,
но изображением продукта труда этого ремесленника
(у сапожника — изображением сапога, у бочара — изобра­
жением бочки, у булочника — изображением кренделя или
булки). Поэтому название щита стало (переносно) упот­
ребляться и для обозначения вывески, что затем закре­
пилось в языке уже как значение. Следствием этого яви­
лось обособление лексико-семантических вариантов перво­
начально единого слова в самостоятельные слова (ср.
выше, § 8 и 10).
Слово (der) Band первоначально обозначало только
переплет (как ту часть книги, которая связывает, соеди­
няет отдельные листы). Сначала это слово было одним
из лексико-семантических вариантов еданого слова (das)
Band, затем данный вариант обособился, тем более, что
так стали называть уже не только переплет, но (по ме­
тонимическому переносу названия) и книгу в переплете,
том.
Как показывают, в частности, приведенные случаи
р а с п а д а п о л и с е м и и 1, в немецком языке имеется
тенденция морфологического разграничения существитель­
ных-омонимов, вследствие чего они обычно и являются
лишь омонимами частичными.®
Так, приведенные слова различаются способами обра­
зования множественного числа: (см. выше, стр. 148). Они
имеют также и различие в грамматическом роде.
Как различие в образовании множественного числа,
так и различие в роде выполняют здесь функции лексикоСм. Р. А. Б у д а г о в , Очерки по языкознанию, изд. АН СССР,
1953, стр. 32—33.
’
* Кроме того, омонимы часто разграничиваются и орфографически.
149
семантической дифференциации разных, но совпадающих
в ряде своих форм по звучанию слов \
Однако тенденции к подобному морфологическому
разграничению обнаруживают не все омонимы, возникаю­
щие из лексико-семантических вариантов одного слова.
Ср. (die) Messe обедня и (die) Messe ярм арка.
Вопрос о путях возникновения омонимов относится
больше к области проблем исторической лексикологии.
Для лексикологии же современного языка имеет в первую
очередь значение вопрос о классификации омонимов и
проблема разграничения омонимии и полисемии (много­
значности).
Обычно говорят об о м о ф о н а х (т. е. совпадающих
по звучанию словах) и об о м о г р а ф а х (т. е. словах,
совпадающих по написанию).
Согласно данной традиционной классификации (die)
Weide ива и (die) Weide пастбище будут и омофонами,
и омографами, a (die) Seite и (die) Saite — омофонами, но
не омографами.
Такие же, например, слова, как 'stein,reich камени­
стый и 'stein'reich очень богатый принадлежат к омо­
графам (так как различие в ударении в орфографии не
фиксируется), но не являются омонимами (так как звучат
эти слова из-за различия в ударении по-разному).
Приведенная традиционная и широко распространенная
классификация, однако, не может быть признана удовле­
творительной, так как в ней смешаны различные вещи.
Написание слова в современный исторический период,
характеризующийся широким распространением письмен­
ности, конечно, имеет очень большое значение — это вто­
рая (после звучания) материальная оболочка слова. Однако
написание все же играет именно второстепенную роль.
Как показывает история, написание (в отличие от звуча­
ния) не во всех случаях существования языка является
обязательной его материальной оболочкой. Поэтому нельзя
рассматривать звучание слова и его написание в одной
плоскости, как это обычно делается при подразделении
соответствующих слов на омофоны и омографы.
Проблема омонимии — это
проблема,
касающаяся
именно звучания слова. То же, что вопрос об омографии
См. В. В. В и н о г р а д о в ,
Русский язык
учение о слове), Учпедгиз, 1947, стр. 154— 155.
150
(Грамматическое
"
представляет собой йроблему, лежащую совсем в дру­
гой области (чем проблема омонимии), ясно показывает
хотя бы тот факт, что в языке имеются слова, совпадаю­
щие по написанию, но не являющиеся омонимами, по­
скольку звучание их не совпадает (ср. 'stein, reich и 'stein'reich).
Совершенно очевидно, что классификация омонимов,
как и всякая научная классификация, должна быть по­
строена на каком-то едином принципе и в ее основу
должно быть положено именно звучание слова, причем,
конечно, в какой-то степени здесь надо учитывать и на­
писание, так как слово функционирует не только в уст­
ной, но и в письменной речи.
Выше уже говорилось о том, что омонимы могут
быть полными (Weide, и Weide2, Ballj и Ball.,, Seitex и
Saite ) и частичными (Bankx и Bank2, Тогх и Tor2, Schild1
и Scnildj и т. п.).
Кроме того, имеются омонимы л е к с и ч е с к и е и омонимы л е к с и к о - г р а м м а т и ч е с к и е . С лексико-грам­
матической омонимией мы имеем дело в случаях, когда
совпадают не о д н и и те ж е ф о р м ы разных слов
(например, (des) Schildes4— (des) Schildes2; (dem) Schild(e)t — (dem) Schild(e)2 и т. п.), но разные формы разных
слов, т. е. когда мы одновременно имеем дело и с омо­
нимией лексической (поскольку это разные слова) и с
омонимией грамматической (поскольку это разные грамма­
тические формы). В противоположность лексической омо­
нимии, которая может быть и полной и частичной, лек­
сико-грамматическая омонимия всегда является только
частичной (т. е. в этом случае мы имеем дело с совпа­
дающими по звучанию отдельными (разными) формами
разных слов).
В качестве примеров лексико-грамматической омони­
мии могут быть приведены, в частности, следующие
случаи:
а) ich fiihre — er ftihre я поехал бы— он поехал бы
(Konjunktiv Pras. от глагола fahren ездить, ехать) и
ich ftihre я веду (Indikativ Pras. глагола ftihren водить,
вести).
б) Существительное (das) Band завязка, лента и
глагольные словоформы ich band, er band я вязал, он
вязал.
151
в) Существительные (die) Binde повязка, бинт, гал­
стук и глагольные формы ich binde (Pras.) я вяжу
(завязываю, связываю) и binde! вяжи! свяжиl (Imperativ).
г) Существительное (das) Licht свет и соответствую­
щая форма прилагательного licht светлый, другая форма
того же существительного (мн. ч.) Lichter огни и другая
форма того же прилагательного (сравнит, степень) lichter
светлее и т. п.
Первый случай (случай с соответствующими формами
глаголов fahren и fiihren) может быть охарактеризован
как случай п р о с т о й л е к с и к о - г р а м м а т и ч е с к о й
о м о н и м и и , так как совпадают здесь р а з н ы е формы
с лов-прс дста вителей о д н о й и той же части речи.
Остальные случаи представляют более сложную кар­
тину, так как соответствующие слова принадлежат к раз­
ным частям речи. Поэтому для этих случаев (для слу­
чаев б), в), г) можно говорить уже о с л о ж н о й л е к ­
с и к о - г р а м м а т и ч е с к о й о м о н и м и и 1.
К случаям простой и сложной лексико-грамматической
омонимии применяется не только термин о м о н и м ы , но
также и термин о м о ф о р м ы 2, поскольку речь здесь
идет о совпадающих по звучанию ф о р м а х .
Как уже было отмечено, в немецком языке (как и в
языке русском) случаи простой полной лексической омо­
нимии, т. е. случаи совпадения звучания слов во всех
формах — среди слов непроизводных (о которых выше
шла речь) — встречаются сравнительно редко. Более ча­
стыми являются случаи простой полной лексической омо­
нимии у слов производных, в частности, у префиксальных
глаголов. Ср.: eine Begebenheit, ein Ereignis, ein Bild
beschreiben описать происшествие, событие, картину
и ein Blatt Papier von beiden Seiten beschreiben исписать
лист бумаги с обеих сторон; aus zwei Teilen bestehen
состоять из двух частей, eine Priifung bestehen выдер­
жать испытание, сдать экзамен и auf seiner Meinung
bestehen настаивать на своем мнении", sich den FuB vertreten вывихнуть себе ногу, и jemanden (или jemandes
г» д П «
нее 0 лексической и лексико-грамматической омонимии
см. а . и . и м и р н и ц к и и. Некоторые замечания по английской
омонимике, жури. «Иностранные языки и школе», 1948, № 5. сто 10— 15
Термин акад. В. В. В и н о г р а д о в а.
152
Interessen) vertreten представлять кого-либо (или чьилибо интересы); Kalte vertragen выносить, переносить
холод (без вреда для себя), например, о растениях — и
Kleider vertragen изнашивать одежду и т. п.
Здесь (у слов производных) развитию омонимии благо­
приятствует п о л и с е м и я (а также развивающаяся из нее
о м о н и м и я ) аффиксов, в данном случае префиксов.
Весьма сложной проблемой является проблема разгра­
ничения полисемии и омонимии, установление ёмкости
звуковой оболочки слова, ее способности вмещать раз­
личные значения, установление той семантической гра­
ницы, переход которой влечет за собой превращение
многозначного слова в несколько отдельных слов-омо­
нимов.
Как отмечал проф. А. И. Смирницкий в своих универ­
ситетских курсах по английскому языку, в слове совме­
щаются иногда очень далекие друг от друга значения,
если соотнесенность этих значений представляет опреде­
ленную закономерность,
повторяющуюся
в
разных
словах.
Исходя из этого положения, можно, в частности, ска­
зать, что такие разные значения, как значение результата,
орудия, объекта, места, а также и производителя дей­
ствия совмещаются у имен действия со значением про­
цесса, без распада слова на омонимы, так как подобные
значения, как отмечали еще М. М. Покровский1, являют­
ся характерными для имен действия различных языков.
Ср. в частности, такие немецкие слова, как: Obersetzung перевод (процесс и результат), Bedienung обслу­
живание (действие и производящие данное действие
лица — обслуживающий персонал), а также слово с еще
более многозначной основой— leitung: die elektrische
Leitung электропроводка, Leitungsdraht провод (букв, про­
водящая проволока), Wasserleitung водопровод, LeitungsrOhre проводящие (воду или газ) трубы и т. д.; а так­
же die Leitung flbernehmen взять на себя руководство,
die Leitung eines Instituts руководство (администрация)
института.
1 См. М. М. П о к р о в с к и й , Несколько вопросов из области
семасиологии, Филологическое обозрение, 1897, т. XII, кн. 1. стр. 64,
см. также А. А. П о т е б н я, Из записок по русской грамматике, т. III,
Харьков, 1899, стр. 104 и след.
153
Относительно тех или иных морфологических различий
между разными вариантами отдельных словоформ следует
сказать, что при отсутствии различий в лексическом
значении они также не дают распада слова на разные
сл ов а1. Поэтому, например, Funken — Funke искра (как
и Frieden — Friede мир и др. аналогичные случаи, где
нет различий в лексико-семантическом отношении), не
представляет собой несовпадающих форм соответствую­
щих (частичных) омонимов, но являются вариантами име­
нительного падежа одного и того же слова.
См. А. И. С м и р н и ц к и й , К вопросу о слове
«тождества слова»), в частности, стр. 24— 25.
(проблема
ГЛАВА
VII
СЛОВООБРАЗОВАНИЕ
§ 32. Различают два основных способа словообразова­
ния: 1) словопроизводство или деривацию (нем. Ableitung)
и 2) словосложение (нем. Zusaramensetzung) \
При образовании слов путем словопроизводства новое
слово возникает от одной (простой производной или слож­
ной) производящей основы, например, Leser читатель
(производное слово с простой производящей основой);
Besucher посетитель, Leserln читательница (производ­
ные слова с производными — соответственно префиксаль­
ной и суффиксальной — производящими основами); Eisenbahner железнодорожник (производное слово со слож­
ной производящей основой).
При образовании слов путем словосложения в новом
слове сочетается несколько (обычно две) простых, произ­
водных или сложных основы, например: Hochschule выс­
шая школа (сложное слово с двумя простыми произво­
дящими основами); Planwirtschaft плановое хозяйство
(сложное слово с простой основой в качестве первого
и производной основой в качестве второго компонента);
Eisenbahnlinie железнодорожная линия (сложное слово
со сложной основой в качестве первого и простой осно­
вой в качестве второго компонента), Strafienbahnhaltestelle
(сложное слово с двумя сложными основами).
§ 33. В немецком языке имеются следующие виды
словопроизводства:
1. Образование слов путем аффиксации (суффиксации
и префиксации))
2. Образование слов путем чередования звуков (глас­
ных);
3. Образование слов путем конверсии;
1 Весь приводимый ниже языковой материал рассматривается с
точки зрения системы словообразования совреметюго языка.
155
4.
Образование слов*;путем превращения тех или иных
словоформ в слова (субстантивизация, адъективизация,
адвербиализация).
«
;
1.
Суффиксация более характерна для именного слово­
образования, префиксация — для глагольного.
В именном словообразовании применяется, однако,
также и префиксация и таким образом здесь имеются
различные суффиксальные и префиксальные типы произ­
водных слов, а также и типы суффиксально-префиксаль­
ные, сочетающие суффиксацию с префиксацией. Ср.:
1) Суффиксальные производные имена: Wissenschaft наука,
wissenschaftlich научный, Wissenschaftler ученый, науч­
ный работник; Forscher исследователь, Forschung ис­
следование: demokratisch демократический, demokratisieren демократизировать, Demokratisierung демократи­
зация. 2) Префиксальные производные имена: Urgeschichte
первобытная история, unmoglich невозможный, erzfaul
чрезвычайно ленивый, Geschrei крик. 3) Суффиксально­
префиксальные имена; unaufhaltsam неудержимый, unaufhorlich беспрестанный (прилагательных aufhaltsam и aufhorlich не существует), bejahrt пожилой (глагола bejahren в словарном составе нет, и данное слово является
не причастием, но прилагательным, соотносящимся непо­
средственно с основой существительного Jahr год).
Для немецких глаголов суффиксация в общем не ха­
рактерна, хотя в словарном составе и встречаются гла­
голы с суффиксами. Ср.: lacheln улыбаться, от основы
глагола lachen (где присоединение суффикса -el- сопро­
вождается чередованием гласных — умлаутом), reinigen
чистить, очищать от основы прилагательного rein чи­
стый. Большинство глагольных суффиксов, однако, не
являются продуктивными. В качестве продуктивного слово­
образовательного средства среди них выступает в основном
лишь интернациональный суффикс -ier- (с вариантами), при­
соединяемый не только к иноязычным, но и к некоторым
немецким основам, ср.: disputleren диспутировать, demokratisieren демократизировать, stolzieren гордо высту­
пать (идти, ехать), halbieren делить пополам.
Продуктивным средством глагольного словообразова­
ния является префиксация; ср.: bepflanzen обсаживать,
bewalden насаж дать лес, entkohlen извлекать углерод,
enttrilmmern очищать о т развалин, entmilitarisieren де­
милитаризировать и т. д.
156
Присоединение аффикса (суффикса или префикса, либо
одновременно суффикса и префикса) к производящей
основе создает о с н о в у нового слова, входящую во все
его формы, но еще не самое с л о в о . С л ов ооб разов а­
ние, т. е. образование новой лексической единицы —
с л о в а , завершается грамматическим оформлением этого
U
слова как представителя определенной части речи, при­
надлежащего к соответствующему разряду слов внутри
данной части речи щ
Ср.: (der) W ahler— (des) Wahlers— (dem) W ahler—
(den) Wahler и т. д. избиратель (существительное) и
erwahlen— erwahle—erwahlst —erwahlt—erwahlte—erwahlt
(прич. И) и т. п. избирать (глагол).
Суффикс деятеля -ег- в основе wahler- дает (лишен­
ное, правда, по лно й достоверности, поскольку в языке
существует конверсияа, см. ниже указание на то, что
данная основа — это основа существительного мужского
рода, принадлежащего к сильному склонению, но оформ­
ление слова с этой основой именно как с л о в а совер­
шается лишь при помощи соответствующей системы форм,
соответствующей парадигмы. Префикс -ег- в основе erwahlпоказывает, что это основа глагола, но оформление гла­
гольного слова происходит посредством характерной для
(слабого) глагола системы форм.
Словообразующая роль парадигмы слова при аффик­
сальном словообразовании, конечно, не выступает так
ярко, как, например, при образовании слов по конверсии,
так как то или иное грамматическое оформление здесь
сочетается с созданием производной о с н о в ы нового
слова, осуществляющимся
посредством
аффиксаций.
Однако словообразующая роль парадигмы и здесь явля­
ется несомненной, так как аффиксальная основа без грам­
матического оформления это только основа, но еще не
слово.
Необходимо также указать и на различную специфику
суффиксации и префиксации. Суффикс3, как правило,
См. А. И. С м и р н и ц к и й , Так называемая конверсия и че­
редование звуков в английском языке, журн. «Иностранные языки в
школе», 1953, № 5, стр. 24— 25.
*
Ср., в частности, Diener слуга и производный (отыменный)
глагол dienern низко кланяться, отвешивать поклоны: Gartner садов­
ник и gartnern садовничать.
8 Если оставить в стороне вопрос о конверсии.
157
более точно указывает на то, к какому разряду слов от­
носится слово с да иной ’основой. Так, суффиксы -er-, -in-,
-ung-, schaft- (Arbeiter рабочий, Arbeiterin работница,
Bearbeitung обработка, Arbeiterschaft рабочие, рабочий
классI — это суффиксы именно существительных, а суф­
фиксы -lich-, -bar-, -sam- (ehrlich честный, ehrbar почтен­
ный, ehrsam почтенный, порядочный) — суффиксы прила­
гательных. При этом суффиксы существительных указы­
вают еще и на грамматический род (и тип склонения)
существительного; так, Arbeiter, Lehrer, Schfiler — слова
мужского рода, Arbeiterin, Lehrerin, Schtilerin — слова
женского рода, a Hauschen, Tischchen, Btichlein — слова
среднего рода и принадлежат все эти слова к соответст­
вующим типам склонения.
Префиксы же уже по самому своему местоположению
(в начале основы) менее тесно связаны с грамматическим
оформлением слова. Они часто являются лишь морфемами,
уточняющими значение.
Так, например, un- функционирует в качестве префикса
прилагательных и префикса существительных (хотя он все
же более характерен для прилагательных). Ср. прилага­
тельные: unreif незрелый, unklug неумный, imaufmerksam
невнимательный, unvorsichtig неосторожный, unbekannt
незнакомый и существительные: Ungtock несчастье, Unschuld невинность, Unmensch изверг, чудовище.
Префикс mi8- встречается и в именной и в глагольной
сфере, ср.: mifiverstehen неправильно понять и Mifierfolg
неудача.
Присоединение префикса к соответствующей основе во
всех приведенных случаях изменяет ее значение, но не
создает слова с иным (по сравнению с беспрефиксным
образованием) грамматическим оформлением, ср.: ein aufmerksamer Schuler и ein unaufmerksamer Schule^ der
Mensch — des Menschen и der Unmensch— des Unmenschen;
die Menge — der Menge и die Unmenge — der Unmenge,
и т. n.
,■
Однако не все префиксы так нейтральны в граммати­
ческом отношении. Среди них имеются также и такие,
которые (подобно суффиксам) тесно связаны с соответст­
вующим грамматическим оформлением слова. Так, напри­
мер, глагольные префиксы указывают именно на г л а г о л ь ­
ность
соответствующей производной префиксальной
основы. Ср.: erfrischen освеж ать, entsauren извлекать
158
кислоту, entkohten извлекать углерод, verkleinern умень­
шать, где посредством префиксации образованы произ­
водные глаголы от соответствующих именных производя­
щих основ.
Именной префикс ge- (в отглагольных производных
основах) также ясно указывает на определенную часть
речи (существительное) и на соответствующий разряд слов
внутри этой части речи; существительные: Oebrilll рёв,
Gebell лай, Geschrei крик — слова среднего рода (а сле­
довательно и сильного склонения); других слов с этими
же префиксальными основами (слов, принадлежащих к
какой-либо иной части речи) вообще не существует \
2. В словообразовании встречаются чередования гласных,
по с в о е м у п р о и с х о ж д е н и ю подразделяемые на сле­
дующие виды:
1) Аблаут, например: der Flug полет (ср. сильный
глагол ftlegen — flog — geflogen летать, в формах кото­
рого гласный и — имеющийся в существительном (der)
Flug — не встречается; (der) Sprtich -изречение (ср. spre­
chen — sprach — gesprochen говорить).
2) Умлаут, например: Gebfisch кусты, кустарник (ср.
Busch куст), Geast сучья (ср. Ast сук), Gartner садовник
(ср. Garten сад), Kflnstler художник, арти ст, kdnstlich
искусственный (ср. Kunst искусство).
3) Повышение (переход е в i), например: Gebirge горы,
горная цепь (ср. Berg гора), Gefieder оперение (ср.
Feder перо).
Аблаут как словообразовательное средство в настоящее
время не продуктивен, а умлаут и повышение е в i обычно
встречаются в сочетании с аффиксацией (ср. приведенные
выше случаи).
Чередование согласных представляет в языке пережи­
точное явление и в словообразовании встречается скорее
как известное исключение, например: Schlacht битва (ср.
schlagen бить), Hefe дрожжи (ср. heben поднимать).
3. Конверсией называется способ образования слов без
применения каких-либо специальных словообразовательных
аффиксов. При конверсии основа той или иной части печи
1
Подробнее об особенностях префиксации см. К. А. Л е в к о в с к а я, О специфике префиксации в системе словообразования, Сб.
Вопросы грамматического строя, изд. Ин-та языкознания АН СССР,
Москва, 1955, стр. 299 и след.
159
с
приобретает систему^ форм другой части речи, так как
новое слово образуется ‘ путем включения производящей
основы в другую парадигму. Единственным словообразо­
вательным средством здесь, таким образом, является си­
стема форм той части речи, к которой принадлежит обра­
зуемое слово \
Так, например, глаголы bildeti образовать и schaufeln
раб от ат ь лопатой следует считать образованиями по
конверсии от существительных соответственно (das) Bild
картина, образ и (die) Schaufel лопата, так как слово­
образующую роль здесь выполняет глагольная парадигма,
а какие-либо специальные словообразовательные аффиксы
отсутствуют. Образование глагола от соответствующего
имени здесь совершается путем «выключения» основы из
именной парадигмы и «включения» ее в систему глагольных
форм. Ср.: 5(das) Bild — (des) Bildes — (dem)Bilde — (das)
Bild — (die) Bilder и bilden — (ich) bilde — (du) bildest — (er)
bildet — (wir) bilden (и т. п.) — bildete — gebildet; (die)
Schaufel — (der) Schaufel (и т. д.) и schaufeln— (ich) schaufle—
schaufelte — geschaufelt.
П о конверсии образовано также, например, существи­
тельное (das) Blau — (des) Blaus — (dem) Blau) голубизна,
синева, лазурь от основы прилагательного blau голубой,
синий. Ср.: blauer Himmel голубое, синее небо и das B lau
des Himmels голубизна (синева) неба, небесная лазурь
(ср. также сложное слово (das) Himmel blau).
Конверсию мы имеем также в случаях образования
таких отглагольных существительных, как: (der) Lauf бег,
(der) Schnitt порез, разрез, покрой, (der) Besuch посещение
(а также посетители, гости), (der) Versuch попытка,
опыт. В образованиях от основ сильных глаголов при этом,
естественно, выступает один из вариантов глагольной
основы: в (der) Lauf— вариант основы, представленный в фор­
мах настоящего времени (и в инфинитиве) и в форме прича­
стия (ср. laufen, (ich) laufe — lief — gelaufen бегать)', в (der)
Schnitt
—i --- -----'• фор
О б особенностях конверсии см. А. И. С м и р н и ц к и й, Так
называемая конверсия и чередование звуков в английском языке, журн.
«Иностранные языки в школе», 1953, № 5; стр. 21 и след, (особенно
стр. 24— 26); е г о ж е , П о поводу конверсии в английском языке, т а м
ж е, 1954, № 3, стр. 12 и след.; см. также О. С. А х м а н о в а, О раз­
граничении слова и словосочетания. Автореферат диссертации на
соискание ученой степени доктора филологических наук, Москва
19о4, стр. 14-—15.
*
160
Рига и причастия второго (ср. schneiden - schnitt — Ш
schnitten резать, кроить).
6
Как показывают случаи (der) Besuch и (der) Я Н Н
по конверсии могут быть образованы и слова от произ­
водных (префиксальных) основ. Характерной особенностью
этого способа словообразования (как уже было указано
выше) является то, что словообразовательную роль здесь
играет только система форм определенной части речи в
данном случае - система форм существительного (чем
существительные Lauf, Schnitt, Besuch, Versuch и отли­
чаются от соответствующих глаголов. Ср., в частности
besuchen— (ich) besuche (du besuchst, er besucht и т. д.) —
besuchte —■besucht и (der) Besuch — (des) Besuchs — (dem)
Besuch — (den) Besuch.
|
'
От конверсии следует отличать такие случаи, когда
словообразующую роль выполняет чередование гласных
как, например, в существительном (der) Spruch (см. выше)’
содержащем корневой гласный ц, в то время как соответ­
ствующий глагол имеет чередование гласных е (i)__а __ о
(sprechen — spricht — sprach — gesprochen). Слово Spruch
следует поэтому рассматривать как образованное от соот­
ветствующего глагола путем чередования гласных.
4.
От конверсии необходимо отличать такие способы
словообразования, как субстантивация, адъективация
адвербиализация тех или иных словоформ. Процесс этот
заключается в том, что одна из форм какого-либо слова
отрывается от системы форм этого слова и таким образом из
с л о в о ф о р м ы превращается в самостоятельное с л о в о .
Ср., в частности, lesen читать (одна из неличных форм
глагола — инфинитив) и (das) Lesen чтение — (des) Lesens__
(dem) Lesen (отглагольное существительное (имя действия) — «субстантивированный инфинитив»).
Здесь мы имеем дело не с основой слова, «включаемой»
в парадигму другой части речи без применения каких-либо
специальных словообразовательных средств (как это имеет
место при конверсии), но с определенной (глагольной)
с л о в о ф о р м о й, преобразуемой в самостоятельное слово.
«Субстантивированный инфинитив» как существительное
(имя действия) занимает совсем другое место в языке
чем инфинитив как глагольная форма. Суффикс -еп в обоих
случаях выполняет разные функции: у инфинитива как
глагольной формы это суффикс, характеризующий данную
форму именно как одну из (неличных) форм глагольного
11 К. А. Левковская
161
слова (т. е. суффикс формообразующий). У субстантиви­
рованного же инфинитива суффикс -еп- превращается уже
в суффикс, характеризующий существительное (имя дей­
ствия) как слово и присутствующий во всех формах этого
слова (т. е. в суффикс словообразующий), ср. (das) Lesen —
(des) Lesens — (dem) Lesenl.
Адъективации обычно подвергаются причастия (так как
они выполняют характерную для прилагательных функцию
определения). При адъективации причастия теряют типичное
для глагольных форм значение процесса во времени и
приобретают значение качественного признака *. Ср. сле­
дующие причастия и возникшие от них прилагательные:
причастие leidend ст рад ая, страдающий — прил. leidend
больной (страждущий) (Er ist schwer leidend он т яж ел о
болен)\ прич. II gebildet образован, образованный (ein
Zirkel wurde gebildet был образован круж ок) и прил.
gebildet образованный (культурный) (Er ist sehr gebildet
он очень образован, er ist ein sehr gebildeter Mensch он
очень образованный человек) и др. подобные случаи.
Адвербиализации чаще всего подвергаются различные
падежные формы (главным образом падежные формы су­
ществительных), в основном словоформы родительного
падежа8. С р., например, (der) Morgen — (des) Morgens
у т р о — у т р а , (der) Abend — (des) Abends вечер — вечера
(род. пад. ед. ч. существительного) и morgens ут ром ,
по у т рам ; abends вечером, по вечерам (наречия). В сло­
воформах родительного падежа -s является падежной
флексией, в наречиях же (morgens, abends) это уже другая
морфема — словообразовательный суф ф икс4.
1 О специфике подобных процессов см. также ниже.
2 Почему процесс адъективации причастий акад. В. В. Виногра­
довым обозначается как процесс их «окачествления»; см. В. В. В и н о ­
г р а д о в , Русский язык (Грамматическое учение о слове), стр. 273.
3 В русском языке — словоформы творительного падежа, ср. рядом,
авансом.
4 Доказательством того, что -s в таких случаях действительно
функционирует в языке как словообразовательный суффикс, служит
хотя бы тот факт, что в наречиях diesseits по эту сторону, jenseits
по ту сторону это -s было (именно как характерный для наречий
суффикс) позднее присоединено к данным словам, звучавшим раньше
diesseit и jenseit (эти слова возникли путем адвербиализации слово­
форм в и н и т е л ь н о г о , а не родительного падежа), см. Н. P a u l ,
Deutsche Grammatik Bd. V, Wortbildungslehre, Halle/Saale 1920, S. 130.
Ср. адвербиализацию формы творительного падежа разных сущ е­
ствительных в русском языке: утром, вечером, рядом, авансом и т. п.
162
Как уже было отмечено выше, субстантивация, адъекти­
вация и адвербиализация существенно отличаются от кон­
версии. Поэтому эти различные виды словопроизводства
следует разграничивать и не говорить просто о «переходе
из одной части речи в другую», как это часто делается
по традиции.
§ 34. При словосложении сочетаются основы разных
слов, причем взаимоотношения между этими основами
могут быть различными.
1.
Наибольшее распространение в немецком языке
имеют так называемые определительные или детермина­
тивные сложные слова (ttejtf.Bestimmungszusammensetzungen,
Determinativkomposita), представляющие собой один из
самых продуктивных типов в сфере именного словообра­
зования (особенно образования существительных). Эти
сложные слова состоят из двух основ1, причем одна (первая)
основа определяет другую. Ср.: Zimmertur дверь комнаты,
Wohnungstiir дверь квартиры, Eflzimmer столовая (в
квартире), Nebenzimmer комната рядом, соседняя ком­
ната, Hochschule высшая школа, Hochschulbildung высшее
образование, feuerfest огнестойкий, огнеупорный, wortkarg
скупой на слова и т. п.
Принадлежность к той или иной части речи (значение
этой части речи, ее грамматическое оформление) связаны
со вторым (определяемым) компонентом сложного слова.
Ср.: das Efizimmer столовая; an den Wanden des EBzimmers на стенах столовой; feuerfest — feuerfester Stoff и
feuerfestes Material огнеупорный материал и т. д.
Никакое изменение порядка следования (определяющего
и определяемого) компонентов немецкого сложного слова
невозможноя. Иной порядок расположения основ дает уже
другое сложное слово, ср.: Obstgarten плодовый (фрук­
товый) сад и Gartenobst садовые (т. е. не дикие) фрукты;
Hochhaus высотный дом (существительное) и haushoch
вышиною с дом (прилагательное).
В качестве первого компонента сложных слов могут
выступать основы разных частей речи. Ср.: Obstgarten
См. В. В. В и н о г р а д о в , Словообразование в его отношении к грам­
матике и лексикологии, Сб. «Вопросы теории и истории языка», изд.
АН СССР, Москва, 1952, стр. 114.
1
О том, что эти основы могут быть простыми, производными и
сложными уже говорилось выше (см. § 32).
* См. ниже.
163
фруктовый сад, Hocjischule высшая школа, Lesebuch
книга для чтения, Vorprtifung предварительное испы­
тание, зачет.
>
Первая основа присоединяется ко второй либо непо­
средственно, либо при помощи того или иного соедини­
тельного элемента (в частности -(e)s, -(еп), -ег, -е), ср.:
1) Bergtal горная долина, Schreibfehler ошибка при письме,
описка, и 2) Bergesgipfel вершина, верхушка горы, Universitatsgebaude университетское здание, Volkswirtschaftsplan народнохозяйственный план; Heldentat геройский
поступок, Sonnenschein солнечный свет, Frauenkongrefi
Конгресс женщин; Bucherschrank книжный шкаф, Tagebuch дневник, Tagereise дневное путешествие, путеше­
ствие, продолжающееся один день (сутки); день езды;
Lesebuch книга для чтения. Некоторые из этих соедини­
тельных элементов омонимичны соответствующим грамма­
тическим формантам. Так, связанный с основами сущест­
вительных соединительный элемент -(e)s- омонимичен флек­
сии родительного падежа единственного числа сильного
склонения, соединительный элемент -(е)п- (также связанный
главным образом с основами существительных1) омонимичен
флексиям косвенных падежей, в том числе и флексии
родительного падежа единственного числа — слабого скло­
нения и суффиксу множественного числа -(е)п и т. п.
Объясняется данное явление происхождением соединитель­
ных элементов, которое (т. е. происхождение) никак нельзя
смешивать с использованием этих элементов в современном
языке.
Так, соединительный элемент -(e)s- по происхождению
восходит к флексии родительного падежа единственного
числа, что показывают нам и такие случаи, как Bergesgipfel
вершина, верхушка горы (ср. со словосочетанием Gipfel
des Berges). Однако, в составе сложного слова -(e)s- имеет
совершенно другое качество — является не флексией, ха­
рактеризующей форму родительного падежа, но элементом,
связывающим первую основу сложного слова со второй2.
Словоформы родительного падежа, выступающие в ка­
честве определения, обладают некоторой свободой переН о сочетающийся в отдельных случаях и с основами прилага­
тельных, ср. Neustadt и Neuenstadt (имя собственное, букв, новыйгород).
См. W. W i I m a n II s, Deutsche О гammatik, zweite Abteilung.
Wortbildang, Straflburg, 1896, S. 5.
164
мешения в пределах предложения1 (в рамках соответст­
вующих правил порядка слов). Так, для приименного
родительного падежа в современном языке характерна в
общем постпозиция (ср. der Gipfel des Berges), но возможна
в отдельных случаях и препозиция (ср. Heines Werke и
die Werke Heines произведения Гейне). Для основы же
с соединительным элементом -(e)s- (омонимичной форме
родительного падежа) возможна только препозиция (ср.
Bergesgipfel).
Флексия родительного падежа -(e)s характерна для слов
мужского и среднего рода так называемого сильного скло­
нения; соединительный же элемент -(e)s- выступает также
и в сочетании с основами существительных женского рода,
ср. Volkswirtschaftsplan народнохозяйственный план, где
во втором случае -s- сочетается с основой женского рода
(Volks) wirtschaft2.
-es флексия родительного падежа е д и н с т в е н н о г о
числа: соединительный же элемент -(e)s- встречается также
и в тех случаях, где в соответствующем словосочетании
была бы употреблена форма м н о ж е с т в е н н о г о числа.
Ср. сложное слово Freundeskreis круг друзей и словосо­
четание (der) Kreis seiner Freunde круг его друзей, где
определение (seiner Freunde) выступает в форме множест­
венного числа.
Соединительный элемент -(е)п- в ряде случаев также
употребляется тогда, когда флексия родительного падежа
слабого склонения в современном языке является невоз­
можной, ср. Sonnenschein солнечный свет и Schein der
Sonne свет солнца, Hahnenkamm петушиный гребень и
Karnm eines Hahn(e)s гребень п етуха 3.
Таким образом, если соединительные элементы по про­
исхождению и восходят к соответствующим граммати­
ческим формантам, то внутри сложного слова они претер­
пели соответствующее (внутреннее) преобразование: пре­
вратились в языковые элементы совсем другого характера
1 См. В. В. В и н о г р а д о в , О формах слова, Изв. АН СССР
Отд. лит. и Яз., 1944, т. III, вып. I, стр. 33.
2 В то время как слово женского рода (die) Wirtschaft имеет форму
родительного падежа (der) Wirtschaft и флексия родительного падежа
-s для этого слова является невозможной.
8 В древности оба эти слова (Sonne и Hahn) склонялись по слабому
склонению. Ср., в частности, род. пад. ед. числа (der) Sonnen (архаизм)
в пословице Es ist nichts so fein gesponnen, es kommt doch ans Licht
der Sonnen*
165
и таким образом стали омонимами соответствующих грам­
матических морфем
Грамматических функций, характер­
ных для этих морфем, соединительные элементы (оформ­
ляющие основы слов, а не отдельные слова) не выполняют.
2.
Другим типом сложных слов являются так называе­
мые сочинительные сложные слова (Kopulativkomposita) —
слова с семантически (но не морфологически, см. ниже)
равноправными компонентами. Отличие этих сложных слов
от определительных заключается также и в том, что они
могут состоять и из более чем двух компонентов. Ср.:
ein blaugrauweiBer Stoff сине-серо-белая м атерия (т. е.
цветная материя, в расцветку которой входят синий, се­
рый и белый цвета).
Все три основы, составляющие основу данного слож­
ного слова, в семантическом отношении в общем равноправ­
ны (ни одна из них не определяет какую-либо другую). В
морфологическом же отношении эти основы не могут быть
равноправными, так как грамматическое оформление всего
слова в целом осуществляется через оформление послед­
него компонента. Слово blaugrauweiB — прилагательное,
потому что weifi принадлежит к этой части речи. (Ср. ein
weifler Stoff и ein blaugrauweifler Stoff.)
К сочинительным сложным словам принадлежат, на­
пример, такие слова, как Dichter-Komponist композитор,
сам пишущий тексты для своих вокальных произведе­
ний или числительные типа dreizehn (13, т. е. 3 —}—10),
einundzwanzig и т. п.
Наиболее характерен этот тип сложных слов (помимо
числительных) для прилагательных. Сложные прилагатель­
ные сочинительного типа отличаются от определительных
сложных прилагательных своим ударением. Ср. 'ro^braunes Нааг каштановые (коричневые с красноватым о т ­
тенком) волосы (определительное сложное прилагательное)
и ein 'rot'brauner Stoff м атерия красной и коричневой
расцветки (сочинительное сложное прилагательное). Как
показывают приведенные примеры, в определительном
сложном прилагательном (как и во всех сложных словах
определительного типа) определяющий компонент стоит
под главным, а определяемый — под второстепенным уда­
рением. В сложном же прилагательном сочинительного
типа оба компонента имеют равностепенное ударение.
1 О б отличии сложного слова от словосочетания см. ниже, § 38.
166
3.
Особым типом сложных слов являются так называе­
мые поссессивно-метонимические сложные существитель­
ные (Possessivkomposita). Эти слова отличаются от при­
веденных выше двух типов тем, что они обозначают какой-то предмет путем указания на характерный для этого
предмета признак (признак, которым о б л а д а е т данный
предмет1). Так как этими словами целое обозначается по
части *, значение их носит метонимический характер. По­
этому эти сложные существительные могут быть обо­
значены как п о с с е с с и в н о - м е т о н и м и ч е с к и е .
К поссессивно-метонимическим сложным словам при­
надлежат, в частности, такие существительные, как: Rotkappchen Красная Шапочка (т. е. девочка в красной
шапочке), Rotmantel красный плащ (т. е. человек в крас­
ном плаще), Graubart седая борода (т. е. седобородый
человек), Rotkehlchen малиновка и т. д.
Эти сложные слова в структурном отношении сходны
с определительными, но отличаются от определительных
сложных слов тем, что они являются названиями не тех
предметов, которые реально обозначаются их основами,
но предметов (обычно живых существ), обладающих дан­
ными отличительными признаками. Особенностью сложных
слов этого типа является также и то, что они в ряде
случаев (хотя и не всегда) принадлежат к эмоционально
окрашенной лексике ®.
Поссессивно-метонимические сложные существительные
обозначаются еще и термином б а х у в р и х и , взятым из
древнеиндийской грамматики. Термин бахуврихи (bahuvrlhi)
по происхождению сам представляет собой поссессивнометонимическое сложное слово, так как он означает бук­
вально много (bahu-) риса (-vrlhi) (т. е. человек, имеющий
много риса — древнеиндийское наименование для богатого
человека).
Первым компонентом классических бахуврихи являет­
ся основа прилагательного. Однако имеются и при­
мыкающие сюда по значению сложные слова с основой
существительного в качестве первого компонента, ср.:
Trotzkopf упрямец, Glatzkopf человек с лысиной и т. п.
1 Откуда и термин п о с с е с с и в н ы й .
*
Что характерно для так называемой синекдохи — переноса зна­
чения, являющегося разновидностью метонимии (см. выше, § 11).
8 Подробнее о сложных словах этого типа см. Е. F a b i a n , Das
exoztntrlsehe Kompositum im Deutschen, Greifsw. Diss. Leipzig, 1931.
167
bahuvrlhfCnfin40HТ0Г0’ T
сложные существительные типа
bahuvnhi обозначают Предмет по соответствующему при­
знаку, являющемуся свойством этого предмета,— а свойства
выражаются в языке прилагательными, — некоторые слож­
ные существительные этого типа превратились в прилагательные. Ср.: barfuB босой (букв, босая нога), b a r t a u p t
с непокрытой головой (букв, непокрытая голова). Слова
barfufi и barhaupt принадлежат, однако, к такой группе
прилагательных, которые в современном языке употреб­
ляются только в краткой форме и обычно выступают г
функции дополнительного предикатива. Так, например
можно сказать: .Der
ника!
, Junge lauft barfufi umher,
u u iiic i, но
ни н
и как
нельзя сказать ein barfufier (но только ein barftifiiger) Junge.
Такое употребление, сближающее данные слова с на­
речиями, привело к тому, что их в словарях иногда обо­
значают как наречия. Это однако является неправильным.
В предложениях типа Der Junge darf nicht barfufi umherlaufen слово barfufi характеризует не глагольное действие
(как это имеет место при употреблении наречий, ср. schnell
laufen), но существительное (т. е. слово (der) Junge) и
следовательно, является прилагательным, лишь в какой-то
мере близким к наречию, но никак не наречием.
§ 35. Наряду с двумя основными способами словообра­
зования
словопроизводством и словосложе­
н и е м имеется еще и третий (смешанный) способ, пред­
ставляющий собой сочетание словосложения с разными
способами словопроизводства. Достаточно сравнить хотя
бы такие имена лиц с суффиксом -ег-, как Eisenbahner
железнодорожник и Machthaber власть имущий, чтобы
установить, что из этих двух слов первое образовано от
сложной производящей основы (основы существительного
Eisenbahn и является, следовательно, производным сло­
вом), а второе составлено из основ слов, входящих в
словосочетание Macht haben иметь власть, причем слоэтих
основ осуществлено с привлечением
суффикса -ег-. То, что слово Machthaber является именно
сложнопроизводным (а не производным от сложной осно­
вы, а также и не просто сложным словом) ясно из того
что сложной основы machthab- (без сочетания с суффикCJP®? “ег") не существует, как не существует и основы
-haber- вне сочетания с основой -macht-1
V V Л
TV Т
^
r t
Л
Т 4*
Л
Л
f n v
л
и
л
-L . « Л я
^
.
/
а
1 Сложнопроизводные слова обозначаются в немецкой лингвистике
термином Zusammenbildungen.
*
168
Сложнопроизводными являются также и такие прила­
гательные, как breitschultrig широкоплечий, rotbackig
краснощекий. Образованы они при помощи суф |)икса - gот основ слов, входящих в словосочетания соответственно
breite Schultern широкие плечи и rote Backen красные
щеки. Что это не просто сложные, но сложнопроизвод­
ные слова, показывает нам отсутствие в языке прилага­
тельных schultrig и back ig.
Сложнопроизводными словами являются и такие суб­
стантивированные инфинитивные группы, как (das) Zuhausesitzen сидение дома, (das) Geknackt-Werden раскалыва­
ние (ореха), так как сочетание компонентов в одно слово
осуществляется здесь при помощи субстантивации.
Сложнопроизводными словами являются и так называе­
мые императивные имена (imperativische Satznamen), такие,
как Taugenichts бездельник или Springinsfeld ветрогон,
шалун (где также имеет место субстантивация). По своим
семантическим особенностям и по эмоциональной окраске
эти сложнопроизводные слова (обозначающие то или иное
лицо по определенному признаку) приближаются к слож­
ным словам типа бахуврихи.
Не во всех случаях, однако, можно так четко отгра­
ничить сложнопроизводные слова от производных, с одной
стороны, и сложных, с другой. Так, например, Fremdsprachler специалист по иностранным языкам соотносится
как со словосочетанием frenide Sprachen, так и со слож­
ным словом Fremdsprachen. С другой стороны, Fu8ba11spieler футболист соотносится не только со словосочета­
нием FuBball spielen играть в футбол (от которого оно
реально и образовано), но и с существительными FuBball
футбол и Spieler игрок.
В таких (вызывающих сомнение) случаях необходимо
исходить из места, которое данные слова реально занимают
в языке. Так, существительное Fremdsprachler безусловно
приходится признать просто производным (от сложной осно­
вы freindsprach-) словом, аналогичным слову Eisenbahnen
Что же касается FuBballspieler, то связь со словосочетанием
FuBball spielen здесь прочнее, чем связь с соответствую­
щими существительными FuBball и Spieler, так как Spieler
имеет еще и оттенок значения, характерный и для русского
слова игрок, а именно — часто обозначает человека, при­
верженного к азартным играм, т. е. оттенок значения, не
характерный для данной основы в сочетании с основой
169
fuBball- (в FuBballspleler). Кроме того, в языке имеется
очень большое количество именно сложнопроизводных
имен лиц (деятелей) и названий орудий действия с суф­
фиксом -ег- (ср.: Machthaber, Eisbrecher ледокол, Bflchsenoffner н ож для открывания консервов), с которыми
(по типу образования) безусловно соотносится слово
Fufiballspieler, что заставляет считать это слово (ср. К1аvierspieler пианист и Wavier spielen играть на рояле)
также сложнопроизводным словом.
§ 36. Образованные при помощи разных словообразо­
вательных средств производные, сложные и сложнопро­
изводные слова составляют продуктивные и непродуктив­
ные словообразовательные типы языка. П родуктивными
Для данной эпохи типами являются такие, котррйёГслужат
мсж^йуо для образования новых слов. П родуктивным
словообразовательным.._ типом современного^ немецкого
языка является среди других, например, тип имен дейст­
вия с суффиксом -ung-. Ср. такие, безусловно возникшие
именно в наше время слова (с производящими основами
различного происхождения), как Enttriimmerung очистка
(города) о т развалин (являющихся результатом р а з ­
рушений во время войны) (от enttrummern очищать о т
развалин), Entmilitarisierung демилитаризация (от entrailitarisieren демилитаризировать), Obererfiillung(des Planes)
перевыполнение (плана) и т. д. К непродуктивным типам
относится, в частности, тип имен действия с суффиксом
-t-, к которому принадлежат слова (die) Fahrt езда, поездка,
(die) Saat (по)сев, (die) Schlacht битва. К непродуктивным
типам принадлежит и тип (соотносящихся с глаголами)
имен женского рода, оканчивающихся на -е, включающий
в число своих представителей также и имена действия,
например, (die) Lese сбор ср. (die) Weinlese сбор вино­
града, (die) Gabe дар, (die) Wasche стирка и белье, (die)
Fliege м уха \
'
Слова могут быть образованы при помощи тех или
иных (продуктивных для данного периода развития языка)
1
О различных словообразовательных типах современного немец­
кого языка подробнее см. W. W i l m a n n s , Deutsche Grammatik
zweite Abteilung, Wortbildung, StraBburg, 1896; H. P a u l , Deutsche
Grammatik Bd. V, Teil IV: Wortbildungslehre, Halle a. S. 1920- W H e n
z e n , Deutsche Wortbildung, Halle/Saale 1947. В последней работе
(в сносках) дается подробная библиография с многочисленными ссыл­
ками на работы В. В и л ь м а н с а , Г. П а у л я (около 50-ти ссылок
на работы каждого из этих ученых) и других лингвистов.
170
специальных словообразовательных средств
никать в результате распада многозначного
и могут воз­
слова на са­
мостоятельные слова-омонимы (вследствие разрыва связи
между разными лексико-семантическими вариантами этого
слова). Ср. (der) Schild щит и (das) Schild вывеска, т аб­
личка, (die) Messe обедня и (die) Messe ярмарка и т. д.
(см. выше, § 31). Этот путь возникновения новых слов
(семантическое словообразование)1 существенным образом
отличается от всех способов словопроизводства и слово­
сложения.
.
Семантическое словообразование представляет собой
результат длительного семантического развития различных
значений, различных л е к с и к о - с е м а н т и ч е с к и х ва­
р и а н т о в того или иного слова. Словопроизводство же
и словосложение (или сочетание обоих способов) дают
возможность образования новых слов в любом случае,
когда это оказывается необходимым. Эти активные спо­
собы словообразования действуют в пределах разных
знаменательных частей речи, существительных, прилага­
тельных, наречий и глаголов 2. Служебные слова возни­
кают иным путем — путем длительного процесса абстра­
гирования и постепенной утраты полнозначными словами
их первоначального значения.
§ 37. Словообразование (словопроизводство, слово­
сложение, а также сочетание обоих способов) представ­
ляет собой не только основное и постоянное — действую­
щее во все исторические эпохи — средство пополнения
словарного состава, но оно является также и основой для
определенной классификации единиц словарного соста­
ва__слов по их структурно-семантическим особенностям.
В соответствии со структурой своих основ слова под­
разделяются на два разряда:
1. слова с нечленимыми (простыми, корневыми, непро­
изводными) основами и
2. слова с членимыми основами. Последние в свою
очередь распадаются на три группы: 1) слова с производ1 См. В. В. В и н о г р а д о в , Словообразование в его отношении
к грамматике и лексикологии, стр. 145— 151; Современный русский
язык. Морфология, курс лекций под ред. акад. В. В. В и н о г р а ­
д о в а , изд. МГУ, 1952, стр. 47.
2 Числительное (вследствие специфики своего значения) является
такой частью речи, которая новыми образованиями не пополняется.
А среди местоимений новые слова возникают очень редко и только
в результате длительного исторического развития.
171
J f ™ ° сновами’ Щ слова со сложными основами и 3) слова
со сложнопроизводн&ми основами.
слова Baum дерево, Haus дом, Tisch стол, Freund
друг и другие- подобные, — основы которых в совре­
менном языке не членятся ни на какие значимые элеменИ Ь являются словами с простыми (корневыми, непроиз­
водными) основами, или словами непроизводными. Слова
Baunichen деревцо Hauschen домик, hauslich домашний
Tischler столяр,^Stadter горожанин, stadtisch городской
Щ
т т А собой дСЛ0ва с производными основами, или
слова производные. А слова Baumstamm древесный ствол
ш б о т Т * к Ш ? Я ! / Рвв0' груШа; Hausarbeit домашняя
S
и кУльтУРы> Tischtuch, Tischdecke
скатерть, Schreibtisch письменный стол, Etitisch обеcmof : Stadttheater городской т е а т р , Stadttheatergebaude здание городского т е а т р а — это слова со
ШЛ
сложными основами, или сложные слова.
С этими структурными различиями, естественно свя™ Т Л а„»ЖеУ И ° СОбеННОСТИ э т и ч е с к о г о строения данных слов. У слов с нечленимыми основами соответствую­
щее лексическое значение связано с основой в целом
И
, 7 Т “ Ш Щ пп Ш В Расчленения этого значения)
ср.: (der) Baum, (das) Haus, (der) Tisch, (der) Freund, heute и т. n.
I
П
Lw
Р
О
I / о
rl
I -
Т / А П / Ч
К
г
V
________
_____
II-
У слов с
производными основами значение основы
членится на общее значение, связанное с д а н и ! Щ
ооразовательным типом (и, следовательно, с данным
словообразовательным средством), и на значение произ­
водящей основы. Общее значение производной основы
следовательно, в результате сочетания
зтих двух значении, их взаимодействия друг с другом
ак, lieger летчик, Forscher исследователь, Obersetzer
переводчик по структуре своих основ, образованных при
помощи суффикса -ег-, принадлежат к словообразователь­
ному типу имени деятеля. Все эти слова имеют общее
значение деятеля, которое связано с суффиксом деятеля
flhJ’
(глагольная) основа этих слов (Шегtibersetz-, forsch-) указывает на действие, с которым (по
роду своей деятельности) связан соответствующий деЯ§| 1 | | Ш
Щ
лексическое значение основ данных
слов (Flieger, Obersetzer, Forscher) и складывается S
llliBSl
значений!1 Щ
173
ДВуХ взаим°Действующих друг с другом
Аналогичным образом членится и значение соответст­
вующих сложных основ, с той только разницей, что здесь
конкретное лексическое значение является именно с л о ж ­
ным, так как это значение складывается из взаимодей­
ствия лексического значения о с н о в — компонентов дан­
ной сложной основы. Ср.: Baumstamm древесный ствол,
Stadttheater городской т еат р — определительные сложные
слова, где второй компонент определяется первым, а всем
словом в целом передается, следовательно, соответствую­
щее сложное понятие.
Речь идет здесь лишь о неидиоматичных сложных
словах, так как в идиоматичных сложных словах (как и в
идиоматичных словосочетаниях) значение целого, естест­
венно, не может быть выведено из значения его компо­
нентов. Ср. Kleinmaler художник миниатюрист, не явля­
ющееся равнозначным (неидиоматичному) словосочетанию
kleiner Maler маленький художник (например, в при­
менении к ребенку)Ц
Рассмотренная структурная классификация слов вклю­
чает, таким образом, и определенные семантические мо­
менты.
Производные и сложные слова могут утрачивать соот­
ветствующую словообразовательную структуру своей
основы и превращаться, таким образом, в слова непроиз­
водные (см. выше, § 4). Происходит это по разным при­
чинам: вследствие исчезновения из языка слова, от основы
которого данные слова были образованы, вследствие раз­
рыва в значении между производящей и производной
основами, а также вследствие различных фонетических
изменений.
Так, глагол senden посылать, отправлять в совре­
менном немецком языке является глаголом непроизводным.
Во-первых, древний суффикс -j-, при помощи которого он
был образован (ср. доисторическое *sandjan), исчез.
Во вторых, не только исчез (еще в доисторическую
эпоху) древнегерманский сильный глагол sin pan отправ­
ляться в путь, от основы (основы претерита) которого
был образован слабый глагол совр. senden (дн. senten <
•sandjan)*, но исчезло и древненемецкое существительное
*
Ср. также примеры у JI. А. Б у л а х о в с к о г о , Введение в
языкознание, часть И, стр. 25 — 26.
2
Подобно тому, как legen (дн. leggen < *lagjan образовано от
основы глагола liegen (от основы претерита lag-).
173
1
sind путь, от основы’которого образовано собирательное
существительное Gesinde челядь (дн. gisindi спутники
приспешники, свита). То, что Gesinde и senden — это
слова, родственные по своей этимологии, теперь также
уже не воспринимается, так как эти слова совершенно
разошлись в своих значениях.
Утрата производности у слова Bucht б у х т а (образо­
вания с суффиксом -t- от глагола biegen гнуть, изгибать)
объясняется в основном семантическими причинами. Ведь
звучание основы слова Schlacht битва (от основы глагола
scniagen бить) содержит такое же изменение [gl в ГХ1
(ch), как и Bucht, однако Schlacht еще в какой-то мере
воспринимается как производное слово.
Утрата производности у слова Last груз, т яж ест ь
т яж ел ая ноша (образованного от основы глаголТladen
грузить), также объясняется в первую очередь именно
с е м а н т и ч е с к и м и причинами, однако здесь играет роль
^ р ЧаНИ0‘ 9 ю80 Last (по происхождению принадлежащее
к именам действия, таким как Fahrt) утратило свое пер3" ачение имени Действия и полностью «опредJf™
’ У тРата производности у этого слова объяс­
няется, однако, также и его звучанием, а именно тем что
rZ Z 1 Ш
б
0
Л
Ы
?е
уже не аСС0ЦИИРУетСЯ с основой
С одной стороны, и с производными су­
ществительными (именами действия типа Fahrt), словооб­
разовательная структура которых ясна, с другой. Ведь
звучание слова Last в настоящее время подобно звучанию
различных непроизводных слов с сочетанием согласных st
K S f
Ш
; “ к Ast сук, Mast ш
? , ! !
Производным словом было некогда и непроизволнор
теперь Nelke гвоздика. Это слово по своему C o S *
дению является производным (от основы слова (der) Naeel
ноготь. гвоздь) г ш ш р ' п в д а а п г л ................ ^ * 8SBS 1
суффиксом
суффикс
„ „ 1 Аналогичный процесс наблюдается у Ladung, где значение
о с н о ш f f n g - 7 S a HL dung ™ l)n DaHs
174
шее распространение в северной и средней Германии, тогда
как на юге преобладают уменьшительные суффиксы -leinи -(е)1- (см. выше, § 27). Это слово (Nelke), звучавшее пер­
воначально (в нижненемецком) negelkin1, имело, следова­
тельно, в древности значение Nagelchen гвоздочек и явля­
лось названием не цветка, но (метафорическим) обозначе­
нием соответствующей пряности, по форме сходной
с гвоздем. Впоследствии (благодаря сходству в запахе
между этой пряностью и соответствующим цветком) дан­
ное название было перенесено на цветок. Двойная мета­
фора (связанная с значением этого слова) затем поблекла.
Семантическому разрыву между словами Nagel и Nelke
благоприятствовали и различные фонетические изменения:
negelkin дало neilken (со стяжением -ege- в дифтонг,
которое мы имеем также и в Getreide2 злаки, зерно,
хлеб (в поле). Окончание -п здесь было воспринято за­
тем как суффикс множественного числа и в формах един­
ственного числа было поэтому отброшено, дифтонг же el
(в корне) стянулся в е, что и дало современное звучание
Nelke.
Непроизводными могут стать и слова, по своему
происхождению сложные. Ср. современное слово Messer
нож. Исконным звучанием основы этого слова было
raezzi-sahs, где первый компонент (mezzi-) имел значение
пища, еда (ср. готское mats пища и современное англий­
ское meat мясо (употребляемое в пищу). Первоначаль­
ным значением второго компонента (-sahs) было камень
(ср. этимологически родственное латинское saxum скала).
Вся сложная основа в целом имела, следовательно, зна­
чение нож (камень) для (разрезания) пищи (ср. совре­
менное русское столовый нож). Основа нарицательного
существительного -sahs- затем из языка исчезла ®. Кроме
того, в сложном слове mezzi-sahs произошли и фонетиче­
ские изменения: s (в -sahs) после безударного гласного i
(в mezzi-) по закону Вернера озвончилось, а затем перешло
1 В верхненемецком его звучание первоначально было negelin >
совр. Nagelein. См. F. K l u g e , Etymologisch.es WOrterbuch der deutschen Sprache, слово Nelke.
*
Из getregede от tragen носить, нести — образования с собира­
тельным значением (все) то, что носят (например, одежда), которое
впоследствии закрепилось лишь за продуктами почвы, ср. русское:
плодоносить, плодоносный.
3
Сохранилась она только в племенном названии саксов Sachsen,
перенесенном затем и на соответствующую территорию.
175
Т
в г, что (уже в древности) дало niezzi-rahs. Затем в ре­
зультате редукции -окончания данное звучание преврати­
лось в mezzeres, что (уже в средневерхненемецкую эпоху)
привело к звучанию mezzer, так как окончание -es (в mezze­
res) было воспринято как флексия родительного падежа
и (в соответствующих других словоформах) отброшено.
Превращение производных и сложных слов в непроиз­
водные связано с (вызванной разными причинами) утратой
ими этимологического значения. С утратой этимологиче­
ского значения, естественно, утрачивается и связанная с
этим значением внутренняя форма слова (см. выше, § 9) \
Слова со сложными основами в своем семантическом
строении существенно отличаются от слов с производными
(аффиксальными) основами (см. выше, § 12). Среди слож­
ных основ имеются, однако, и такие, один из компонентов
которых по значению и функции приближается к аффиксу.
Здесь достаточно сравнить хотя бы некоторые сложные
слова с совпадающими с ними по семантике производными
словами, в частности: Forstmann и Forster лесник, Handwerksmann и Handwerker ремесленник; Wartefrau и Warterin уборщица, сиделка, няня; Buschwerk и Gebiisch
кусты, кустарник, Back werk и Geba'ck печенье. Это
сравнение показывает, что словообразовательные типы
с л о ж н ы х слов со вторыми компонентами -mann-, -frau-,
-werk- по своему оощему значению приближаются к соот­
ветствующим словообразовательным типам п р о и з в о д ­
ных слов, а эти вторые их компоненты по семантике и
функции приближаются к аффиксам. Так, основы -mann
и -frau так же точно указывают соответственно на лицо
мужского и женского пола, как суффиксы -ег- и -in-, а
основа -werk- имеет такое же общее собирательное значе­
ние, как префикс ge-.
^Имеются также и сложные основы, по значению в ка­
кой-то мере приближающиеся к префиксальным образова­
ниям, ср. himmelhoch высокий до неба, чрезвычайно
высокий," riesengrofi гигантский, чрезвычайно большой,
огромный, с одной стороны, и uralt стародавний, очень
древний, чрезвычайно старый, erzdumm архиглупый,
чрезвычайно глупый, где основы himniel- и riesen- имеют
Подробнее относительно утраты этимологического значения
у разных немецких производных и сложных слов см. Л. Р. 3 и н д е р
И
оой
о е в а ' С о к ° л ь с к а я , Современный немецкий язык,
стр.
176
—oUIt
усилительное значение, до некоторой степени подобное
значению префиксов иг- и erz-.
На основании этих фактов некоторыми лингвистами
был сделан вывод, что основы с обобщенным значением,
по функции приближающиеся к аффиксам, являются чем-то
средним между основами и аффиксами, а именно — пол у а ф ф и к с а м и (соответственно пол у с у ф ф и к с а м и
и полу префиксами) V
Использование основ в функции аффиксов, однако, по­
казывает нам, что пока выступающая в роли аффикса
основа соотносится с другими случаями употребления
этой основы, она остается именно основой. Когда же
такая соотнесенность (вследствие различных причин) утра­
чивается, то основа превращается в аффикс. Поэтому
можно говорить об основах в функции аффиксов и об
а ф ф и к с а х , но никак не о п о л у а ф ф и к с а х (см.
ниже, § 40).
|
Особым типом сложных основ являются так называемые
сложносокращенные основы,
которые мы находим в
сложносокращенных словах (аббревиатурах), принадлежа­
щих к номенклатурной терминологии различных областей
знания.
Сложносокращенные слова «сокращают» то или иное
словосочетание или сложное слово терминологического
характера, при этом некоторые компоненты могут и вы­
падать, ср. Niknitta (nicht knitternder Stoff) — не мну­
щаяся (материя). Сокращение компонентов иногда дохо­
дит до предела одного звука, ср. MAS = Maschinenausleihstation — машинопрокатная станция.
Некоторые сокращения читаются по названиям букв,
например: MTS (era-te-es) Maschinentraktorenstation — м а­
шинно-тракторная станция. Иногда сокращение бывает
лишь частичным, например: Flei(per)verkehr = Flug-Eisenbahn-(Personen)-Verkehr воздушно-железнодорожное (пас­
сажирское) сообщение. В таком случае аббревиатура
носит «смешанный» характер, сочетая в себе особенности
сложносокращенного и обычного сложного слова.
Сложносокращенные основы могут служить и произво­
дящими основами в словообразовании. Ср.: FDJ (ef-de-jot)
Freie Deutsche Jugend Свободная Немецкая Молодежь и
1 См., в частности, М. Д. С т е п а н о в а ,
Словообразование со­
временного немецкого языка, изд. лит-ры на иностр. языках, Москва,
1953, соответствующие разделы книги.
•2 К. А. Левковская
177
FDJ-ler член Союза Свободной Немецкой Молодежи
(производное слово о k основы FDJ); MAS-Leiter директор
(руководитель) машинопрокатной станции, MTS-Leiter
директор машинно-тракторной станции (сложные слова
со сложносокращенными основами в качестве первого
компонента).
й
Для современного немецкого языка наиболее характер­
ными являются аббревиатуры с сокращением каждого
компонента, доведенным до предела одного звука или
названия буквы, например: SED Sozialistische Einheitspartei
Deutschlands Социалистическая Единая П арт и я Гер м а­
нии; MTS (em-te-es); D D R (de-de-er) Deutsche Demokratische
Republik Германская Демократическая Республика.
Характерной особенностью аббревиатур^ этого типа
является то, что они не представляют собой слов в обыч­
ном смысле, так как существуют лишь на^ базе соответ­
ствующих полных названий (словосочетаний или обычных
сложных слов), являющихся одновременно и их расшиф­
ровками. Без знания таких расшифровок эти (созданные
для краткости номенклатурные термины-формулы) являются
непонятными. Важно также отметить, что с исчезновением
полного наименования исчезает и соответствующая аббре­
виатура и производные от нее. Это показывают нам мно­
гие примеры из русского и немецкого языков. В совре­
менном немецком языке, в частности, в связи с пришед­
шим на смену названию Maschinenausleistationen другим
словом Maschinentraktorenstationen аббревиатура^ MAS
естественно постепенно вытесняется аббревиатурой MTS,
а такие образования, как MAS-Leiter, сменяются образова­
нием от новой сложносокращенной основы (MTS-Leiter).
Аналогичные явления имеются и в русском языке. Ср.,
в частности, прежнее сокращенное название Центрального
Дома Советской Армии — ЦДКА цэ-дэ-ка^ (в соответствии
с полным наименованием — Центральный Дом Красной
Армии) — название, которое сейчас заменено другим —
ЦДСА цэ-дэ-са (Центральный Дом Советской Армии).
То, что аббревиатуры — при незнании их расшиф­
ровки— производят впечатление корневых (непроизвод­
ных) слов, не может служить основанием для признания
их именно простыми (корневыми) словами1, так как в
Ilf
| Как это делается
зование современного
178
в книге М. Д. С т е п а н о в о й «Словообра­
немецкого
языка», стр.
198,
где
аббре-
отличие от корневых слов они связаны с тем или иным
значением не непосредственно и не всем своим звучанием
в целом (ср. выше), но через соответствующую расшиф­
ровку, благодаря наличию которой их основы ч л е н я т с я
на определенные значимые отрезки. А аббревиатуры так
называемого «звукового» (не «буквенного», подобно MTS)
типа,— т. е. такие как MAS, которые ближе по звучанию
к корневым словам,— отличаются от непроизводных слов
тем, что в них с каждым звуком (через соответствующую
расшифровку) связано определенное значение, чего по от­
ношению к звукам, входящим в состав звучания корне­
вого слова, сказать никак нельзя (см. выше, § 6).
Специфические особенности аббревиатур звукового и
буквенного типа как слов-формул с особого рода с л о ж ­
ными основами обнаруживаются и при заимствовании или
при цитировании их на другом языке: в большинстве
случаев при этом производится перевод полного названия
на соответствующий язык, а затем уже создается со­
кращение этого перевода. Ср. сложносокращенное слово
SE D 1 Sozialistische Einheistpartei Deutschlands и его рус­
ское соответствие СЕПГ Социалистическая Единая Пар­
тия Германии; FDJ Freie Deutsche Jugend и СНМ Сво­
бодная Немецкая Молодежь.
Иногда— при длительном употреблении аббревиатуры —
словосочетание, являющееся ее расшифровкой, может
отступить на задний план, вследствие того, что аббреви­
атура постепенно начинает восприниматься как подлинное
слово-название данного предмета. Ср. некоторые русские
аббревиатуры — колхоз, вуз и др.
Однако и в таких случаях аббревиатуры все же от­
личаются от других слов тем, что с исчезновением пол­
ного наименования исчезает и соответствующая аббре­
виатура (см. выше). Это показывает нам целый ряд рус­
ских аббревиатур, сравнительно недавно бывших еще очень
употребительными (ср. нарком, наркомат и др.).
§ 38. Все приведенные в предшествующем изложении
факты показывают, что ц е л ь н о о ф о р м л е н н о е сложвиатуры, рассматриваются как «структурно новый тип корневых
существительных».
г
1 SED, как и VEB (volkseigener Betrieb) народное предприятие,
является аббревиатурой смешанного буквенно-звукового типа, так как
второй звук этих аббревиатур соответствует названию первой буквы
слова Einheitspartei и основы -eigen (в volkseigen), начинающихся
с дифтонга [ае] (орф. ei) (а не с монофтонга [в] (орф. е).
12*
179
ное слово существенном образом отличается от р а з д е л ьн о о ф о р м л е н н о г о '-словосочетания .тем, что понятия,
связанные с входящими в сложное слово компонентамиосновами и взаимоотношения между этими понятиями на­
ходят в сложном слове совсем иное материальное выра­
жение, чем в словосочетании. Различия между сложным
словом и словосочетанием — это, таким образом, в первую
очередь именно различия структурного порядка, с кото­
рыми, конечно, связаны и определенные семантические
особенности. Сложное слово отличается большей семан­
тической сплоченностью своих частей, большей семанти­
ческой цельностью, чем словосочетание \ Объясняется
это цельнооформленностью сложного слова \тем, что ком­
поненты сложного слова занимают контактное положение,
не могут быть разделены другими словами (ср. сложное
слово Porzellanteller фарфоровая тарелка и словосоче­
тание Teller aus Porzellan тарелка из ф арф ора) и непо­
средственно семантически взаимодействуют друг с другом.
В определительном сложном слове первый компонент
определяет второй одним лишь своим лексическим значе­
нием, определяет в самом общем плане, так как строение
сложного слова не допускает никакого уточнения харак­
тера взаимоотношений между компонентами, какое мы
находим в различных словосочетаниях. Ср.: Bergesgipfel
и Gipfel des Berges, Porzellanteller и Teller aus Porzellan,
Klassenarbeit и Arbeit in der Klasse.
Большую семантическую цельность сложного слова
по сравнению со словосочетанием, однако, нельзя (как это
иногда делается) понимать так, как будто бы сложное
слово отличается от словосочетания своей идиоматичностью (т. е. невыводимостью значения целого из сово­
купности значений его частей) тем, что оно всегда выра­
жает какое-то «единое» понятие. Идиоматичными могут
быть как сложные слова, так и словосочетания, например:
1) Blaupapier синька (бумага для копировки чертежей),
которая может быть и не синего цвета (идиоматичное
сложное слово); 2) griiner Тее зеленый чай — особый сорт
чая
(идиоматичное
словосочетание — фразеологическая
единица). Кроме того, есть и неидиоматичные сложные
1 См. А. И. С м и р н и ц к и й , К вопросу о слове ч. I (проблема
«отдельности слова») сб. «Вопросы теории и истории языка», изд.
Ин-та языкознания А Н С С С Р , Москва, 1952, стр. 197.
* Т а м ж е , стр. 197— 203.
180
слова, например: Arbeitsplan рабочий план, план работы
(ср. Plan der Arbeit план работы).
Правда, при наличии наряду со сложным словом ана­
логичного ему по составу компонентов словосочетания,
идиоматичным бывает обычно именно сложное слово, ср.
Blaupapier синька (сорт копировальной бумаги) и blaues
Papier синяя бумага (просто бумага синего цвета); ср.
также Kleinmaler и kleiner Maler (см. выше). Однако
имеется очень много случаев, когда оба образования
являются неидиоматичными, например: Porzellanteller и
Teller aus Porzellan, Arbeitsplan и Plan der Arbeit.
Совершенно очевидно, что видеть главную особенность
сложных слов именно в их идиоматичности не предста­
вляется возможным I
Неправильный взгляд на сложные слова как на своего
рода цельнооформленные фразеологические единицы объяс­
няется неправильными выводами, которые делаются из
изложения проблемы сложных слов у Г. Пауля * и неко­
торых других (принадлежащих к той же младограммати­
ческой школе) исследователей. Причем совершенно забы­
вают, что Г. Пауль подходит к сложным словам (как это
вообще характерно для представителей младограммати­
ческой школы) больше с точки зрения их происхождения
как определенного словообразовательного типа, чем с точки
зрения особенностей функционирования сложных слов в
языке в тот или иной (в частности, современный) период
его развития.
Сложные слова, как словообразовательный тип, дей­
ствительно возникли на основе устойчивых (а не свобод­
ных) и часто именно идиоматичных словосочетаний.
Однако, в настоящее время, когда в языке уже имеется
данная (весьма продуктивная) словообразовательная мо­
дель, и по этой модели образуется огромное количество
самых разнообразных сложных слов,— считать идиоматичность основным признаком сложного слова не представСм., в частности, А. И. С м и р н и ц к и й, К вопросу о слове
(проблема «отдельности слова»), стр. 199—203; О. С. А х м а н о в а,
К вопросу об отличии сложных слов от фразеологических единиц,
Труды Института языкознания АН СССР, т. IV, 1954, стр. 50 и след.
О различии между сложным словом и словосочетанием; см. е ё ж е ,
О разграничении слова и словосочетания, Москва, 1954, стр. 18— 22.
*
См. Н. P a u l , Prinzipien der Sprachgeschichte. Halle (Saale) 1920,
S. 325-” "346.
181
ляется возможным. Да и сам Г. Пауль указывает также
и на образования, возникающие по аналогии1 (т. е. на
сложные слова, образуемые по определенной модели).
§ 39. Для понимания особенностей имеющихся в языке
структурных групп слов (по их словообразовательному
строению) прежде всего необходим правильный подход к
специфике основы слова в ее отличии от слова в целом,
с одной стороны, и от словообразовательных аффиксов
(суффиксов и префиксов), с другой, а также и правиль­
ное понимание взаимоотношения компонентов сложных и
производных основ (т. е. основ и словообразовательных
формантов) друг с другом.
Как уже было отмечено выше (§5 ), с л о в о м является
вся совокупность его форм. И з этого теоретического по­
ложения вытекает, что о с н о в а с л о в а это всего лишь
та — входящая во все словоформы — основная ч а с т ь
с л о в а , с которой связано его лексическое значение. На
практике, однако, основа слова и слово часто смеши­
ваются друг с другом, о чем свидетельствует хотя бы
соответствующая лингвистическая терминология. Ср. тер­
мин с л о в о с л о ж е н и е , в то время как правильнее
было бы говорить об о с н о в о с л о ж е н и и , поскольку
слова (т. е. грамматически оформленные самостоятельные
единицы языка) могут сочетаться друг с другом только
в словосочетания и предложения, а сложные о с н о в ы
состоят из о с н о в ; ср. также и наименования компонентов
сложных основ в немецком языке Bestimmungswort (оп­
ределительное слово) и Gruridwort (основное слово).
Такое смешение совершенно различных понятий объяс­
няется в частности тем, что изменяемое с л о в о в речи
выступает в тех или иных формах, являющихся его пред­
ставителями, и некоторые словоформы (словоформы с ну­
левой флексией) совпадают по звучанию с основой слова,
омонимичны этой основе. Так, например, у существитель­
ных, принадлежащих к сильному склонению, с основой
слова совпадают формы именительного и винительного
падежа единственного числа, а часто и формы дательного
падежа (ср. основу tisch- и словоформы (der) Tisch —
(dem) Tisch(e) — (den) Tisch, основу haus- и словоформы
(das) Haus — (dem) Haus(e) — (das) Haus); у существитель­
1 См. H. P a u l ,
1920, S. 325— 346.
182
Prinzipien der Sprachgeschichte, Halle (Saale)
ных же женского рода основе слова бывают омонимичны
все четыре падежных формы единственного числа (ср.
основу hand- и словоформы (die) Hand — (der) Hand —
(der) Hand — (die) Hand).
Имеет значение также и то обстоятельство, что у слов
неизменяемых основа омонимична слову в целом. Ср. Fortbewegung поступательное движение (основа fort- в ка­
честве первого компонента) и fort von hier прочь отсюда
или Sie sind schon fort они уж е ушли (уехали), их здесь
нет (наречие, т. е. слово fort в словосочетании и предло­
жении). Между тем, основа слова существенно отличается
от слова тем, что это ч а с т ь с л о в а , лишенная морфоло­
гической оформленности и семантической законченности,
характерной для слова \ и потому никакой самостоятель­
ности (подобно слову) не имеющая.
Соединительные элементы, связанные с определитель­
ным компонентом сложного слова (см. выше, § 34), без­
условно соответствующим образом о ф о р м л я ю т этот
компонент, характеризуя его именно как ту часть слож­
ного слова, которая определяет вторую его часть (ср.
Bergesgipfel, Hahnenkamm), однако это оформление не
является оформлением отдельного с л о в а , но лишь офор­
млением о с н о в ы , являющейся ч а с т ь ю с л о в а ; функ­
ций, характерных для морфологического оформления
отдельного слова, оформление определительного компо­
нента сложного слова не выполняет (см. выше, § 34).
Основа слова не является отдельной лексической едини­
цей (как слово), так как это всего лишь компонент слова,
существующий в слове в сочетании с положительными (или
нулевой) флексиями, либо в сочетании с грамматическими
или словообразовательными аффиксами (а в сложных сло­
вах также и в сочетании с другими основами, см. ниже);
ср. (des) Mensch-en — основа -j- флексия родительного па­
дежа слабого склонения; (die) Mensch-en — основа-(-(грам­
матический) суффикс множественного числа -f- нулевая
флексия, характерная для именительного (а также для
родительного и винительного) падежа множественного
числа всех слов и для всех падежей множественного числа
ряда слов; (der) Mensch — основа с нулевой флексией, так
как отсутствие (положительной) флексии, как и в предыСм. А. И. С м и р н и ц к н й ,
«отдельности слова»), ст р . 190— 192.
1
К вопросу о слове
(проблема
183
дущем примере характеризует здесь соответствующую
форму — в данном случае именительный падеж единствен­
ного числа и, следовательно, является определенным грам­
матическим
оформлением:
Mensch-heit
человечество,
mensch-lich человеческий (основа mensch- со словообразо­
вательными суффиксами -heit- и -lich- и нулевой флексией)
Когда мы берем корневую основу как таковую, то мы,
следовательно, отбрасываем при этом те или иные грам­
матические или словообразовательные форманты. Это
имеет место даже тогда, когда мы «извлекаем» основу из
словоформы с нулевой флексией, так как и здесь мы
отбрасываем при этом соответствующее грамматическое
оформление. Ведь в словоформах с нулевой флексией вы­
ступают определенные грамматические значения, которых
лишенная грамматического оформления основа не имеет.
Так, словоформа (der) Mensch имеет грамматические зна­
чения рода, числа и падежа (мужской род, единственное
число, именительный падеж), основе же mensch-, как
таковой, эти значения не свойственны *.
Основа не имеет не только грамматической оформленности, но и семантической определенности и законченности,
характерных для слова, потому что лексико-грамматическое
значение соответствующей части речи связано с грамма­
тическими категориями, выражаемыми грамматическим
оформлением данной части речи, которое у основы отсут­
ствует. Правда, у большинства непроизводных основ зна­
чение части речи связано с их лексическим значением
Ясно, например, что основы mensch-, tier-, ding-, haus-’,
baum- это (по своей природе) основы существительных, а
основы groB-, klein-, lang-, kurz-, fest-, hart-, schon- — основы
прилагательных и следовательно hauslich домашний, — это
прилагательное, производное от основы существительного
з verkfirzen укорачивать и harten закалять, закаливать
(буквально делать твердым) — это отыменные глаголы,
ооразованные от основ соответствующих прилагательных.
Такую ясную картину мы имеем, однако, далеко не
во всех подобных случаях, потому что значение корневой
основы (никак, в противоположность слову, грамматически
не оформленной) все же не дает никаких определенных
1 См.
А. И ,
Смирницкий,
А°НДССС рГ 195V c ? p ’ 191 184
1
К
вопросу
о
слове
(проблема
^
указании на часть речи. Так, например, существительные
(der) Spieler игрок и (der) Lehrer учитель воспринимаются
в современном языке как отглагольные образования
(от основ глаголов spielen играть и lehren учить, обу­
чать), реально же они образованы от именных основ
(от основ слов (das) Spiel игра, состязание и (die) Lehre
учение)1. Значение непроизводной основы само по себе,
следовательно, еще вполне точных указаний на часть речи
не дает. Особенно ясным это становится при рассмотрении
конверсии (см. выше § 33, см. также ниже). Поэтому
значение основы и лишено семантической определенности,
характерной для слова, в лексическое значение которого
всегда входит общее лексико-грамматическое значение
части речи, к которой данное слово принадлежит (т. е.
значение, связанное с грамматическим оформлением слова
как самостоятельной лексической единицы).
Так, например, в лексическое значение каждого суще­
ствительного обязательно входит лексико-грамматическое
значение предметности, как в лексическое значение гла­
гола входит лексико-грамматическое значение процесса
во времени. Значения отдельных грамматических категорий
(в частности, категорий рода, числа и падежа у сущест­
вительного)— это чисто грамматические значения, которые
не входят сами по себе в л е к с и ч е с к о е значение слов,
принадлежащих к данной части речи; но лексико-грамма­
тическое значение части речи как определенного разряда
слов
значение, базирующееся на значении этих грамма­
тических категорий — составляет неотъемлемый компонент
л е к е и ч е с к о г о значения слова как грамматически офор­
мленной единицы языка. Значение части речи (в частности,
значение предметности у существительного) потому и
определяется как значение л е к с и к о - г р а м м а т и ч е ­
с к о е (а не просто г р а м м а т и ч е с к о е или не просто
л е к с и ч е с к о е ) , что оно базируется на значении соот­
ветствующих грамматических категорий, а вместе с тем
является и общим значением определенного разряда с ло в .
Что значение части речи зависит именно от граммати­
ческого оформления, и вместе с тем является элементом
лексического значения слов, показывают нам хотя бы
случаи конверсии. Так, в лексическое значение прилага-
dungstehre^S *59°
DeUtsche Grammat^ Bd. V, Teil IV; WortbiU
185
тельного blau сщиИ} голубой (прилагательного с непроиз­
водной основой) входит общее значение качественного
признака предмета, характерное для прилагательного1.
В образованном же от этой основы существительном (das)
Blau синева, лазурь это значение сохраняется, но видо­
изменяется в значение качества в предметном плане, ка­
чества как определенного самостоятельного явления, так
как к значению качества здесь присоединяется значение
предметности.
~
-г
У прилагательного blau значение качественного при­
знака предмета подкрепляется системой форм прилагатель­
ного (ср. blaues Меег синее море, род. пад. blauen Meeres
и т. д.; ср. также blau синий — положительная степень,
blauer синее, более синий — сравнительная степень); систе­
ма же форм существительного придает производному от
прилагательного существительному (das)Blau— (des) Blaus —
(dem) Blau уже другое значение — значение качества в пред­
метном плане.
Аналогичное положение мы имеем и в случаях (das) Spiel
и spielen, где соответствующее грамматическое оформле­
ние (das) Spiel — (des) Spiels — (die) Spiele, с одной стороны,
и spielen — spielt — spielte — gespielt, с другой, придает
двум этим словам с одной и той же основой различные
общие значения, которых основа spiel- сама по себе
не имеет: в первом случае — значение действия в предмет­
ном плане, действия как явления, во втором — значение
действия как процесса во времени.
Случаи конверсии показывают нам и еще одно различие
между словом и основой, а именно: основа и в прилага­
тельном blau, и в существительном (das) Blau; и в прила­
гательном grim зеленый, и в существительном (das) Grim
зелень, и в глаголе griinen зеленеть является непроиз­
водной, но если прилагательные blau и grtin действительно
являются непроизводными словами, то существительные
(das)Blau и (das)Grun, а также и глагол griinen, безусловно
должны рассматриваться как производные от основ соот­
ветствующих прилагательных слова. Понятия — слово с не­
производной основой и н е п р ои зв од н ое слово
совпадают, следовательно, не во всех случаях, поскольку,
1
Так как в данном случае нет противоречия между значением
данной основы и значением части речи, как, например, у основы
существительного spiel- (например, в Spiel, spielen, Spieler), где она
воспринимается как глагольная.
186
например, (das) Blau, (das) Griln, griinen — это явно произ­
водные (от blau и grtin) с л о в а , содержащие однако не­
п р о и з в о д н ы е о с н о в ы 1.
Классификация языковых единиц по частям речи —
это классификация слов, но не основ. Поэтому в сложном
слове, где мы имеем дело не со словами, но с основами,
в целом ряде случаев в отношении первого определитель­
ного к о м п о н е н т а сложного слова совершенно невоз­
можно бывает установить, с основой ка ко й ч а с т и реч и мы имеем дело. Более тогр: вопрос этот (в том плане,
как он ставится по отношению к с л о в а м ) здесь в ряде
случаев просто отпадает.
Относительно первого компонента сложного слова Тйгgriff дверная ручка, например, ясно, что это основа имен­
но существительного. Однако ясно это только потому,
что в языке нет слов с основой -ttir-, принадлежащих
к другим частям речи, так как у самой основы как тако­
вой какое бы то ни было (структурное) выражение при­
надлежности к данной части речи отсутствует. Что же
касается таких слов, как: Schlagball (спорт.) мяч, Schlafwagen спальный, вагон, Schlafsack спальный мешок,
Schlalsucht сонная болезнь, Tanzstunde урок танцев,
то их первые компоненты соотносятся как с существи­
тельным, так и с глаголом (соответственно Schlag удар
и schlagen бить, ударять; Schlaf сон и schlafen спать;
Tanz танец и tanzen танцевать). Прилагательное и со­
относительное с ним качественное наречие известным обра­
зом разграничиваются только в словосочетании, для пер­
вого компонента сложного слова это разграничение отпа­
дает. Ср. Hochbahn подвесная железная дорога2.
Правила сочетаемости компонентов сложного слова и
компонентов словосочетания также являются совершенно
различными. В качестве определительного компонента
сложного слова может выступать основа любой знамена­
тельной части речи (существительного, прилагательного,
числительного, наречия, глагола). Ср.: Stadttheater городА.
И. С м и р н и ц к и й говорит в таких случаях о в н у т р е н ­
н е м (семантическом) словопроизводстве (см. его статью «Так назы­
ваемая конверсия и чередование звуков в английском языке», стр. 26).
2
Мы склонны воспринимать здесь основу hoch- как прилагатель­
ное, потому что определением к существительному является именно
прилагательное (т. е. исходя из закономерностей словосочетания, ко­
торые в сложном слове отсутствуют).
187
ской т е а т р , Hocfebahn подвесная железная дорога,
Zweikampf поединок'; Fortentwicklung дальнейшее разви­
тие, Schreibpapier писчая бумага. В словосочетании же
в качестве определений употребляются главным образом
прилагательные, существительные и числительные. Наре­
чие выступает как определение очень редко и при этом
всегда в постпозиции (ср. Fortentwicklung и (der) Weg
fort (von hier) дорога прочь (отсюда). Личные глаголь­
ные формы как определения вообще не выступают.
Следует отметить также, что в ряде случаев никакого
определительного словосочетания из слов, соотносящихся
с входящими в сложное слово основами, вообще образо­
вать нельзя. Так, единственное словосочетание, в какой-то
степени соотносительное со сложным словом Schreibpa­
pier, это— Papier zura Schreiben, т. е. сочетание сущест­
вительного Papier не с какой-либо формой глагола schrei­
ben, но с производным от глагольной формы— инфинитива
существительным (именем действия) (das) Schreiben.
При этом словосочетание Papier zum Schreiben вклю­
чает еще и служебное слово — предлог (в слиянии с ар­
тиклем) и, следовательно, представляет собой образование,
отличное от сложного слова и по составу компонентов,
и по их оформлению, и по порядку их расположения.
В связи с рассмотрением непроизводных основ как
компонентов сложного и производного слова необходимо
отметить особое положение вторых компонентов сложного
слова и производящих основ префиксальных образований,
внешне совпадающих с соответствующими словами. Ср.
der Einband des Lehrbuchs переплет учебника и der Einband des Buch(e)s переплет книги; die Lebensweise eines
Urmenschen образ жизни первобытного человека и die
Lebensweise eines Menschen образ жизни человека. Между
обоими случаями имеется, однако, существенная разница.
В отдельном слове (Buch, Mensch) соответствующее оформ­
ление — это оформление именно данного слова, в сложном
же и префиксальном слове путем оформления второго ком­
понента осуществляется оформление всего сложного обра­
зования в целом, где компоненты прочно связаны друг с
другом- Употребляется сложное слово в языке и соче­
тается оно с другими словами также именно как целое1.
1 См. А. И. С м и р н и ц к и й , К вопросу о слове (проблема «от­
дельности слова»), стр. 191. См. также О . С. А хм а н о в а, К во­
просу об отличии сложных слов от фразеологических единиц, стр. 61.
188
Первый компонент сложного или префиксального обра­
зования никакого самостоятельного существования в языке
в качестве лексической единицы не имеет; это часть слова,
которая оформляется в слово вместе со второй частью и
через посредство этой второй части, которая так же точно
является только частью слова. Ведь в языке слова соче­
таются именно со словами, а части слов — только с частя­
ми слов *, и каких-то образований, которые состояли бы
наполовину из слов, а наполовину из частей слов, не суще­
ствует.
Сочетания, подобные Lehr- und Obungsstoff, данного
положения не опровергают, так как они не являются
сложными словами, но представляют собой сокращения
словосочетаний, состоящих из соответствующих сложных
слов (в данном случае из слов Lehrstoff и Obungsstoff).
Подобные сочетания функционируют среди словосочетаний
примерно на тех же правах, на каких аббревиатуры (см.
выше) функционируют среди слов.
Выше был рассмотрен вопрос об отличии от слова
непроизводных основ.
Специфика производных основ будет, конечно, несколь­
ко иной. В производных основах аффиксального (и в пер­
вую очередь суффиксального) типа принадлежность к опре­
деленной части речи находит свое специальное выражение
во входящем в данную основу аффиксе (главным образом
суффиксе). Суффикс модифицирует значение производящей
основы и одновременно является как бы посредником
между основой слова и окончательным оформлением слова
как самостоятельной единицы языка, так как суффикс
в той или иной степени указывает на соответствующую
часть речи, а у существительных и на род и тип склоне­
ния (см. выше, § 33). Однако решающая роль и здесь
все же принадлежит парадигме, так как благодаря воз­
можности конверсии одна и та же производная основа
может выступать как основа слов, принадлежащих к раз­
ным частям речи, ср.: (der) Diener ( — (des) Dieners — (den)
Diener и т. п.) слуга (существительное) и dienern (dienert — dienerte — gedienert) низко кланяться, отвеши­
вать поклоны (глагол); ср. также: Gartner садовник
и gMrtnern садовничать, Schauspieler актер и schauspielern актерствовать и т. п.
См. А. И. С м и р ни цк ий,
цит. раб., стр. 192—194.
189
§ 40. Основа существенным образом отличается не
только от слова, но и от такой части слова, как слово­
образующий аффикс (йуффикс или префикс).
От аффикса основа отличается тем, что ей свойст­
венно определенное — хотя и не законченное— самостоятель­
ное лексическое значение, которое в той или иной степени
проявляется во всех случаях использования данной основы,
но особенно ярко тогда, когда эта основа выступает
в непроизводном слове.
1
Аффикс же — как это видно из его употребления
в сочетании с различными основами — такой семантической
самостоятельности не имеет и является лишь модифика­
тором значения тех или иных осн ов х. Никаких (непроиз­
водных) слов, в качестве основы которых выступал бы
тот или иной аффикс, в языке не существует.
Характерной чертой, отличающей любой аффикс (суф­
фикс или префикс) от основы, является также еще и то,
что аффикс, в зависимости от его принадлежности к суф­
фиксам или префиксам, всегда занимает определенное
место в производной основе: конечное, если он принадле­
жит к суффиксам, и начальное, если он является пре­
фиксом.
jj
Суффикс не может быть одновременно и префиксом,
а префикс — одновременно и суффиксом. Основа же может
занимать (внутри сложной основы, в которую он входит)
как конечное, так и начальное положение (см. ниже).
В немецком языке нет аффиксов с двойной функцией
(функцией суффикса и префикса). Одинаковое звучание
немецкого префикса ent- (entsprechen соответствовать,
entmilitarisieren демилитаризировать) и интернациональ­
ного суффикса -ent- (Student) является результатом фоне­
тического совпадения разных по происхождению языковых
элементов и, следовательно, представляет собой случаи
омонимии, но не тождества.
Таким образом, аффиксы имеют ряд совершенно иных
особенностей, чем основы.
.
Однако, данное положение не противоречит тому, что
аффиксы развиваются из основ-компонентов сложных слов.
Общеизвестно, например, что суффикс прилагательного
-lich- восходит по происхождению к основе древнего суще­
1 См. Г. О. В и н о к у р , Заметки по русскому словообразованию,
стр. 319-320.
■
190
ствительного lih со значением тело, образ, облик, а суф­
фикс прилагательного -bar- по происхождению представляет
собой основу древнего глагола beran нести. Эти суф­
фиксы, однако, лишь тогда превратились действительно
в суффиксы, когда их связь с соответствующими основами
утратилась, вследствие того, что соответствующие слова
с непроизводными основами (lih, beran) из языка исчезли, а
производные от них слова (Leiche мертвое тело, труп, с
одной стороны, и Bahre носилки, катафалк, Btirde ноша,
gebaren рож дать, entbehren быть лишенным (чего-либо),
Gebarde ж ест , с другой) с суффиксами -lich- и -bar- ассо­
циироваться перестали. Пока же в языке существовали
соответствующие (непроизводные) слова, содержащие со­
относимые с суффиксами -lich- и -bar- основы, данные суф­
фиксы также оставались еще основами. Так, в частности,
в эпоху наличия в языке существительного lih тело,
образ, облик, слова wlbllh (совр. weiblich^ и manllh (совр.
mannlich), были не производными словами, какими они
являются сейчас, но словами сложными, содержавшими
основу lih, и имели эти слова значение соответственно
имеющий облик женщины и имеющий облик мужчины
(т. е. были сложными существительными типа бахуврихи \ лищь позднее перешедшими в разряд прилага­
тельных).
Обязательным условием превращения основы в аффикс
является только разрыв соотнесенности между этой осно­
вой в функции аффикса и употреблением данной основы
в качестве семантического ядра какого-либо слова; исчез­
новение из языка непроизводного слова с этой основой
таким обязательным условием не является. Так, например,
be- (ср. bearbeiten, betiteln) безусловно префикс, хотя
наречие bei (а также и ответвившийся от него предлог
bei), к основе которого по происхождению восходит дан­
ный префикс, сохранилось в языке до настоящего вре­
мени. Ср.: Er wohnte dieser Sitzung bei (а также bei uns)
и т. д.; ср. также сложные слова с основой наречия -bei:
dabei, hierbei при этом. Префикс be-, однако, с основой
-bei во всех этих случаях больше не соотносится.
Аффикс — поскольку он не соотносится ни с каким
непроизводным словом (где бы он выступал в качестве
1 Ср. прилагательное barfuB (буквально босая нога, босоножка),
возникшее из существительного типа бахуврихи (см. выше, § 34).
основы) и является лишь формантом-модификатором зна­
чения различных основ — не может поэтому сам по себе
приобретать ника кого'грамматического оформления. Такое
грамматическое оформление имеет все аффиксальное слово
в целом. Так, например, в прилагательном schriftlich (schriftliche Arbeit
письменная р а б о т а — schriftlicher Arbeit
и т. д.) соответствующие флексии оформляют не суффикс
-lich-, но все производное прилагательное в целом. Аф­
фикс (здесь суффикс) лишь в какой-то мере указывает
на характер этого оформления, поскольку он указывает
на ту или иную часть речи1.
Основа же сама связана с таким оформлением, и
это оформление имеется не только в слове, где данная
суффиксами или другими основами, но также и в слож­
ных или префиксальных образованиях, где эта основа
использована в качестве второго компонента (см. выше,
§ 39). Вот почему никак нельзя считать такие основы,
как -mann-, -frau- или -werk- (т. е. основы, выступающие
в качестве вторых компонентов сложных образований,
по значению приближающихся к образованиям суффиксаль­
ным, см. выше, § 37), «п о л у с у ф ф и к с а м и». Подобные
основы только п р и б л и ж а ю т с я по значению к а ф ­
ф и к с а м , о с т а в а я с ь при этом по всей своей специфике
именно о с н о в а м и , так как для них характерны сле­
дующие признаки:
1) -mann-, -frau-, -werk-, а также -voll-, -reich- и другие
подобные основы, причисляемые к «пол у суффиксам», со­
относятся с соответствующими непроизводными словами
(здесь (der) Mann, (die) Frau, (das) Werk, voll, reich), не
только не обнаруживая полного разрыва с ними в семан­
тическом плане, но и сохраняя связь с определенным грам­
матическим оформлением, характерным также и для этих
слов, ср.: (der) Forstmann — (des) Forstmanns и (der)Mann —
(des) Mann(e)s; (die) Wartefrau — (der) Wartefrau и (die)
Frau — (der) Frau; (das) Buschwerk — (des) Buschwerks и
(das) W erk — (des)Werk(e)s.
1
Префиксы в этом отношении отличаются от суффиксов (см.
выше, | 33 и ниже, § 41). Однако и суффиксы вполне точного указа­
ния на оформление слова как представителя определенной части речи
также не дают, поскольку возможны и случаи конверсии. См. выше,
§ 39.
|Ш
192
Основы, выступающие в функции суффиксов, иден­
тифицируются и с соответствующими компонентами про­
изводных и сложных слов, ср.: wasserreich многоводный,
богатый водой и reichlich обильный, reichhaltig богатый,
содержательный, обильный; Wartefrau уборщица, сидел­
ка и Frauenarbeit женский труд, FrauenkongreS конгресс
женщин.
Эти основы, таким образом, обнаруживают многофунк­
циональность, характерную именно для основ, которые
могут быть основами непроизводных' слов и производя­
щими основами слов производных, с одной стороны, и
первыми или вторыми компонентами основ сложных слов,
с другой.
Для аффиксов такая многофункциональность не харак­
терна (см. ниже, § 41).
Там, где могут быть сомнения, сохранилась ли у эле­
мента, выступающего в функции суффикса, семантическая
соотнесенность с соответствующей основой в различных
ее употреблениях (такой вопрос может быть, в частности,
поставлен по отношению к -werk- в существительных с со­
бирательным значением типа Backwerk печенье или Astwerk сучья (дерева), следовательно, возникает проблема,
считать ли данный элемент о с н о в о й, или же суфФ
функцию суффиксов
ном большинстве случаев сочетаются с основами именно
тех частей речи, с которйми вступают в сочетания и со­
ответствующие слова (в то время как суффиксы сочета­
ются обычно с разнообразными основами). Это особенно
ясно показывают прилагательные с -voll-, -reich-, -los-, так
как данные, выступающие в функции суффиксов основы,
как правило, сочетаются только с основами существи­
тельных (как соответствующие прилагательные сочетаются
с существительными); ср.: hoffnungsvoll подающий на­
дежды, преисполненный надежды и. voll Hoffnung пол­
ный надежды; wasserreich многоводный, богатый водой
и reich an Wasser богатый водой.
*
См. В. П. Г р и г о р ь е в , Некоторые вопросы теории словосло­
жения, Автореферат диссертации на соискание ученой степени канди­
дата филологических наук, Москва, 1955, стр. 11, где справедливо
отмечается, что авторам, защищающим положение о полу суффиксах,
никаких специфических словообразовательных признаков «полусуффиксации» обнаружить не удалось.
13 К. А. Левковская
193
t '
3) Выступающие в функции суффиксов основы имеют
гораздо более конкретное (характерное для основ) значение,
чем аналогичные им Действительные аффиксы (здесь суф­
фиксы), ср.: taktvoll тактичный (voll Takt преисполненный
т а к т а ) и taktlsch тактический.
4) Слова с выступающими в функции суффиксов осно­
вами, в целом ряде случаев содержат так называемые
«соединительные элементы», что, как известно, характер­
но для сложных слов. Ср.: Arbeitsmanfl рабочий, рабочий
человек и Arbeitspause перерыв в работ е, Arbeitszeit р а ­
бочее время, Arbeitsplan план работы , FrauenkongreB
конгресс женщин.
|
Правда, соединительные элементы выступают также и
в суффиксальных образованиях в собственном смысле
слова, ср.: heldenhaft героический, Heldentura героизм.
Объясняется это тем, что суффиксы -haft- и -turn- (не со­
относимые в настоящее время ни с какими словами) по
своему происхождению восходят к основам, и словообра­
зовательные типы слов с этими суффиксами были некогда
определенными разновидностями сложных слов.
Таким образом, наличие соединительных элементов
в словах типа Arbeitsmann рабочий человек или wolkenlos
безоблачный является лишь одним из дополнительных
(но не основных) признаков их принадлежности к сложным
словам.
.
Приведенные по отношению к основам, выступающим
в функции суффиксов, критерии (характеризующие данные
основы именно как вторые компоненты сложных слов)
действительны также и по отношению к основам, выступаю­
щим в функции префиксов, с той только разницей, что здесь
еще меньше оснований выводить слова с компонентами
этого рода за пределы словосложения, поскольку даже
производные основы с подлинными префиксами (т. е.
с формантами, не соотносящимися ни с какими словами),
как, например, префиксальные основы с префиксом unили erz- (unreif незрелый, Ungluck несчастье; Erzschelra
архиплут) обнаруживают в своей специфике известное
сходство со сложными образованиями1.
Если, например, в слове Mordsskandal ужасный (бук­
вально убийственный) скандал считать основу Mord-s
«полупрефиксом», опираясь лишь на ее усилительную
1 См. выше (§ 33) и ниже (§ 41).
194
функцию1 и совершенно обходя особенности морфологи­
ческого (и семантического) строения сложного слова, то
тогда пришлось бы признать «полупрефиксами» и целый
ряд слов, в частности, русское прилагательное убийст­
венный, поскольку это прилагательное также выступает
в усилительном значении в таком, например, словосоче­
тании, как убийственная ж ара.
По отношению к случаям типа Mordsskandal или же
Heidenlarm (Hollenlarm) ужасный (адский) шум следует
также отметить, что здесь наличие соединительных эле­
ментов является одним из основных критериев для отне­
сения данных слов именно к словам сложным, так как
соединительными элементами оформляются только основы,
выступающие как определительные компоненты сложных
слов, но никак не подлинные префиксы.
§ 41. Словообразовательные суффиксы и префиксы
в равной мере являются аффиксами, т. е. формантами,
лишь модифицирующими значение производящей основы,
и самостоятельного значения не имеющими. Однако суф­
фиксы и префиксы— как такие форманты — довольно су­
щественно отличаются друг от друга. Суффикс и семан­
тически, и формально более тесно спаян с данной основой,
в то время как префикс в большом числе случаев носит
характер уточняющей частицы (см. выше, § 33). Это не­
сколько более «автономное» положение префикса в слове
по сравнению с суффиксом и привело к тому, что целым
рядом ученых префиксация вообще рассматривается как раз­
новидность словосложения2, с чем никак нельзя согласиться,
так как префикс —- это словообразовательный формант.
В советских работах по немецкому языку префиксация
обычно рассматривается как разновидность аффиксации8.
Префикс имеет несколько иную специфику, чем суф­
фикс, что связано с его местоположением в слове4. Пре1 См. М. Д. С т е п а н о в а , Словообразование современного не­
нецкого языка, стр. 154.
2 См., в частности, W. W i 1 m a n n s, Deutsche Grammatik, I I Abtellung, Wortbildung, Strafiburg, 1896, S. 115 ff. u. 558 ff. Взгляд этот
восходит еще к воззрениям на префиксацию Я. Гримма.
3 См., в частности, В. М. Ж и р м у н с к и й , История немецкого
языка, изд. 3, Москва, 1948, стр. 280 и след.; Л. Р. З и н д е р и
Т. В. С т р о е в а - С о к о л ь с к а я , Современный немецкий язык,
(соответствующие разделы); М. Д. С т е п а н о в а , Словообразование
современного немецкого языка, стр. 73.
4 См. выше, § 33.
13*
195
фикс предшествует производящей основе, что и в мор­
фологическом, и в фонетическом, и в семантическом от­
ношении ставит его в о,собое положение по сравнению
с суффиксом.
• "
Префиксы связаны с наиболее семантически и фонети­
чески весомой начальной частью производящих основ, и
поэтому достаточно четко отграничены от этих основ. Этим
и объясняется, что префиксы либо совсем не имеют ва­
риантов, либо выступают в небольшом числе вариантов.
Ср., в частности, не имеющие вариантов именные пре­
фиксы и префиксы глагольные, из которых только entимеет вариант ешр-, например: entfalten разворачивать,
развивать и empfangen принимать.
Суффиксы же, как компоненты слова, связанные именно
с его конечной частью,— где помимо грамматических мор­
фем бывают сосредоточены и другие, предшествующие
данному суффиксу, словообразовательные форманты, при­
надлежащие к производящей основе,— часто вступают и в
более тесные сочетания с этими последними, образуя раз­
личные варианты. Ср. суффикс лица -ег и его варианты
-пег-, -ler-, -aner-, -ianer-, -enser-, -iker- (Dreher токарь,
Schlosser слесарь, Blechner жестянщ ик, Kunstler худ ож ­
ник, арт и ст , Afrikaner африканец, Hegelianer гегельянец,
Hallenser житель города Галле, Chemiker химик1).
Образование вариантов тех или иных суффиксов происходит вследствие переразложения основ производных
слов: суффикс, входящий в п р о и з в о д я щ у ю суффиксальную основу, может оторваться от нее и объединиться
с суффиксом новой п р о и з в о д н о й основы в одно це­
лое. Это может быть пояснено на примере возникновения
суффикса -ler- (варианта суффикса -ег-).
В таких являющихся теперь архаизмами словах, как
Sackler ремесленник-кошелёчник и Gurtler ремесленник,
изготовляющий пояса, мы имеем суффикс -ег-, так как
слова эти образованы соответственно от основ слов Sakkel кошелек (уменьшительное от Sack) и Giirtel пояс.
Н о поскольку наряду с Sackel и Giirtel в языке сущест­
вовали еще и слова Sack и Gurt, то производные слова
Sackler и Gurtler имели двойную соотнесенность (с Sackel
и Giirtel, от основ которых они были реально образованы,
1 Хотя, конечно, есть и безвариантные суффиксы, например: -ung-,
-turn-, -lich- и др. Из вариантов суффикса -ег- далеко не все явля­
ются продуктивными.
196
и одновременно с Sack и Gurt). Соотнесенность с Sack и
Gurt дала возможность воспринимать производные слова
Sackler и Gurtler как образованные от основ слов Sack и
Gurt посредством (расширенного) суффикса -1ег-, что и
создало этот вариант суффикса -ег-, так так благодаря та­
кому пониманию структуры производных слов Sackler и
Gflrtler появились новые образования уже с суффиксом
-1ег- (возникшим из -ег-, путем присоединения к нему фор­
манта -(е)1-, исторически относившегося к производящей
основе), ср.: Kiinstler художник, Wissenschaftler научный
работник.
Аналогичным образом возник, например, и суффикс
-erei-, вариант суффикса -ei-. Благодаря наличию в языке
таких образований, как Backerei пекарня, пекарное дело
от Backer пекарь, Fischerei рыболовство от Fischer ры­
бак, рыболов1, здесь произошло переразложение основ:
отрыв суффикса -ег- от производящей основы и присое­
динение его к суффиксу -ei-, оформляющему всю произ­
водную основу в целом. Наличие в языке варианта -erei
подтверждают такие4образования, как Lauferei беготня
(от основы глагола laufen бегать) и Sklaverei рабство,
Schelmerei плутовство (образованных соответственно от
основ слов Sklave раб и Schelm плут).
В немецком языке переразложение основ как источник
возникновения суффиксов играет несколько меньшую роль,
чем в языке русском, так как для немецкого языка довольно
характерно возникновение суффиксов из вторых компонен­
тов сложных слов. (Так возникли, например, суффиксы
-heit-а, -schaft-, -turn-, -bar-, -lich-.) Однако и переразложе­
ние основ, ведущее к образованию новых суффиксов, в не­
мецком языке также имеет довольно широкое распростра­
нение.
В составе производной основы аффикс (суффикс, пре­
фикс) находится в семантическом взаимодействии с про­
изводящей основой, не только модифицируя значение дан­
ной основы, но и сам подвергаясь воздействию значения
этой основы. В результате сочетания с основами, имеюГде суффикс -ei- находился в непосредственном соседстве с вхо­
дящим в п р о и з в о д я щ у ю основу суффиксом лица -ег-, а п р о и з ­
в о д н а я основа (Backerei, Fischerei) соотносилась (соответственно) не
только с Backer и Fischer, но и (соответственно) с backen печь и
fischen ловить рыбу (а также с Fisch рыба).
9 Вариант -(ig)keit- объясняется переразложением основ.
197
щими разные значения (а иногда и с основами различных
частей речи), у аффикса на базе такой многофункциональ­
ности развивается многозначность, могущая впоследствии
перейти и в омонимию.
Так, например, префикс прилагательных un-, проник­
ший затем и в сферу существительного, имел первона­
чально лишь значение отрицательной частицы; в резуль­
тате сочетания с разными основами он приобрел другие
значения и соответствующую эмоциональную окрашенность
ср., в частности, unklar неясный и unehrlich нечестный,
где (в последнем случае), вследствие значения основы ehrlich честный, префикс un- приобретает оттенок мораль­
ного осуждения. Этот оттенок еще ярче выступает в та­
ких образованиях, как Unmensch изверг, чудовище. А в слу­
чаях, где основа указывает на какое-то количество или
выражает понятие, связанное с какой-то мерой, префикс
un- имеет усилительное значение. Ср.: Unmenge, Unmasse
невероятное число, количество, Untiefe невероятная
глубина, бездна. Значение это резко отличается от значе­
ния отрицания, связанного со звучанием un- в случаях
unklar, unschon (а также и в случаях Unmensch, Untier),
поэтому здесь можно уже ставить вопрос о двух омони­
мичных префиксах un-: 1) unt- a) unklar, unschon; б) (Un­
mensch, Untier) и 2) un2- (Unmenge, Untiefe).
Об омонимии приходится также говорить и по отно­
шению к звучанию -lich-, являющемуся звуковой оболоч­
кой нескольких (повидимому двух) суффиксов.
Вряд ли приходится считать звучание -lich в таких
случаях, как 1) miltterlich материнский, brflderlich б рат ­
ский, feindlich враждебный, 2) jahr 1!ch ежегодный, sttindlich ежечасный и 3) gelbllch желтоватый, blaulich
синеватый, голубоватый и т. п. звучанием одного много­
значного суффикса. Особняком здесь стоит семантика
-lich- в третьем случае: в образованиях от основ прила­
гательных, где этот суффикс имеет значение, близкое
к уменьшительному, указывая на более слабую степень
данного качества, на приближение к этому качеству (ср.
gelb желтый и gelblich желтоватый), в то время как,
например, в bruderlich или feindlich -lich- имеет значение
образа действия (т. е. совсем другое значение). Если пер­
вый и второй случай (bruderlich и jahrlich) в какой-то мере
можно рассматривать в плане многозначности суффикса
-lich- (поскольку -lich- в jahrlich имеет значение, до не198
которой степени близкое к случаям brflderlich, feindUch),
так как значение повторяемости во времени, свойственное
всему образованию jahrlich в целом, может быть выве­
дено из сочетания семантики основы jahr-, имеющей зна­
чение времени, и семантики суффикса -lich-, имеющего
значение образа действия, то в третьем случае (gelblich)
суффикс -lich- имеет такое значение, которое сейчас уже
со значением образа действия никак больше не ассоции­
руется 1 Проблема аффиксальной полисемии и омонимии
разработана еще совершенно недостаточно и требует де­
тального изучения на материале разных языков. Особенно
это касается проблемы аффиксальной омонимии2. В рабо­
тах, посвященных немецкому словообразованию, разнооб­
разие значений аффиксальных основ чаще всего рассма­
тривается в плане многофункциональности соответству­
ющих аффиксов.
Те или иные словообразовательные типы связаны
с определенными частями речи, соответствующие аффиксы
также присоединяются к определенным (иногда весьма
разнообразным) производящим основам. Так, суффикс
-ung— это суффикс существительных женского рода, об­
разующий в современном языке производные слова в ос­
новном от префиксальных глагольных основ и сложнопро­
изводные слова от фразеологических глагольных единиц
с приглагольными наречиями; ср.: Ermunterung ободрение
(от основы префиксального отыменного глагола ermuntern
(ermunterte — errauntert) ободрять и Aufmunterung обод­
рение (от основ слов, входящих во фразеологическую
глагольную единицу с наречной частицей auf: aufmuntern—
muntert auf — munterte auf — aufgemuntert)8. Хотя и име­
ются некоторые образования от непроизводных глаголь­
ных основ (Schreibung (на)писание (ср. также сложное
слово с этой основой Rechtschreibung орфография), Lesung чтение (документа),— но такие образования для
данного суффикса не типичны. Префикс ge-, наоборот,
| Хотя оно и может быть исторически выведено из первого случая (brflderlich и т. п.).
2 Специальным исследованием в этой области является работа
акад. В. В. В и н о г р а д о в а «О грамматической омонимии в совре­
менном русском языке», журн. «Русск. яз. в школе», 1940, № 1.
3 aufmuntern отличается по своей семантике от ermuntern тем, что
имеет оттенок значения возвратить (утраченную) бодрость. Об осо­
бенностях подобных фразеологических единиц см. ниже, § 45 46.
199
образует имена действия от основ простых глаголов (ср.
Gesinge (нудное, надоедливое) пение). Например, у
Г- Гейне:
Ach, micfr totet ihr Gesinge
Von erlognen Liebesschmerzen!
(Harzreise)
Суффикс имен лиц мужского рода -ег- образует как
отыменные, так и отглагольные производные слова (ср.
Eisenbahner железнодорожник и Erfinder изобретатель ),
а его вариант -1ег связан с именными производящими осно­
вами (ср. Tischler ст ол яр , а также Ausfliigler экскурсант
от основы существительного Ausflug экскурсия).
§ 42. Со структурной классификацией слов согласно
осооенностям строения их основ перекрещивается семан­
тическая классификация словообразовательных типов по
выражаемым ими лексическим категориям.
В немецком языке имеются, в частности, такие лекси­
ческие категории, как имена лиц (деятелей), имена дейст­
вия, имена качества, собирательные имена. Эти лексиче­
ские категории находят свое выражение в разных (про­
дуктивных и непродуктивных) словообразовательных типах
производных и сложных слов.
Так, например, имена лиц мужского рода (в том числе
и имена деятелей) образуются в немецком языке путем
словопроизводства и словосложения. Производными име­
нами лиц являются: 1) Образования с суффиксом-ег- и его
вариантами — такие, как: Forscher исследователь, Tisch­
ler стол яр , Chemiker химик и т. д. 2) Субстантиви­
рованные причастия и прилагательные, например: (der)
Reisende путешественник, (der) Gelelirte ученый, (der)
Delegierte делегат. 3) Образования на -ling-, из которых
многим свойственна определенная эмоциональная окраска
связанная с уничижительным оттенком значения. Ср.: (der)
FlQchtlmg беглец, (der) Emporkommling выскочка, (der)
Dichterling поэтишка, (der) Schreiberling писака. 4) Не­
продуктивным и ограниченным только лишь пределами
эмоционально окрашенной (грубой) разговорной лексики
является тип носящих оценочный характер существитель­
ных на -bold-, с которыми связан пренебрежительный от­
тенок значения. Ср. Raufbold буян, забияка; Trunkenbold
пьяница и (более грубое) Saufbold горький пьяница.
о) Непродуктивными типами являются тип на -rich- со
200
Wiiterich изверг, образованное от соотносимой с глаголом
wtiten основы существительного (die) W ut гнев, ярость,
бешенство по образцу собственных имен на -rich, таких,
как Friedrich, функционирующих также и в качестве имен
нарицательных (ср. Dietrich Дитрих (имя собственное) и
Dietrich отмычка (фомка) — слово воровского арго).
Принадлежащие к слабому склонению имена лиц на -е,
такие, как der Erbe наследник, исторически восходящие
к словам с суффиксальными основами (так называемыми
-п- основами (-ап- и -jan- основами)) для современного языка
являются типом пережиточным.
Исчез из языка суффиксальный словообразовательный
тип имен лиц мужского рода на -el- (-П-) (ср. древнене­
мецкое tregil — Trager от tragan — tragen носить, нести).
В современном немецком языке к этому типу по происхож­
дению восходит второй компонент слова Feld-webel «-weibel-, дн. -weibil- от основы глагола weibon передвигать­
ся, двигаться туда и сюда1). К этому же словообразо­
вательному типу по происхождению принадлежит и существительное Btittel служитель трибунала, полицейский,
сыщик, палач « днI butil от основы глагола biotan —
bieten, являвшееся синонимом к weibil).
Кроме того, в современном немецком языке функцио­
нирует еще и ряд словообразовательных типов имен лиц
мужского рода с интернациональными суффиксами, в ча­
стности, с суффиксами -ist-, -ant-, -eur-, -ier-, ср.: Novellist,
Germanist, Linguist, Traktorist, Kommunist; Musikant,
Lieferant поставщик; Monteur; Brigadier.
Основным словообразовательным типом имени лица
(деятеля) мужского рода среди сложных слов является
тип на -mann-, о котором уже говорилось выше, напри­
мер: Seemann моряк, Staatsmann государственный дея­
тель, Pressemann деятель прессы, журналист, Kameramann кинооператор, Obstmann фруктовщик и т. п.
Параллельно употребляются и некоторые другие об­
разования, в частности, слова со вторым компонентом
-hans и -fritze. Ср.: Prahlhans хвастун, Zigarrenfritze т ор­
говец сигарами, Bankfritze банковский работник. Эти обра­
зования носят фамильярный характер и являются эмоцио­
нально окрашенными (ср. русское дореволюционное ванька
1 Древнее слово weibil, основа которого сохранилась в сложном
слове Feldwebel, употреблялось как название для служителя в суде.
201
как пренебрежительное название для плохого извозчика;
ср. также Zeitungsmann и Zeitungsfritze).
Лексическая категория имени действия представлена
в немецком языке большим разнообразием типов произ­
водных и сложнопроизводных слов. Среди них основ­
ное место занимают так называемый субстантивированный
инфинитив и слова на -ung-. Оба типа являются продук­
тивными и оба включают как производные, так и сложно­
производные слова. Ср.: 1) (das) Lesen чтение и (die) Lesung чтение \ (das) Obersetzen перевод и (die) Obersetzung
перевод (производные слова); 2) (das) Bekanntmachen опуб­
ликование, объявление и (die) Bekanntmachung опублико­
вание, объявление (сложнопроизводные слова).
Оба словообразовательных типа выражают лексическую
категорию имени действия и оба имеют значение дейст­
вия в предметном плане (так как в принадлежащих к ним
словах выступает лексико-грамматическое значение пред­
метности, характерное для каждого существительного).
Между этими типами имеется, однако, и известное раз­
личие в значении (см. выше, § 29). «Субстантивированный
инфинитив» более «процессуален» по своему значению,
в то время как отглагольные существительные с суффик­
сом -ung- имеют ярко выраженную тенденцию к опредме­
чиванию лексического значения. Так, (das) Lesen и (das)
Obersetzen больше указывают именно на процесс, в то
время как Lesung и Obersetzung изображают соответст­
вующее действие скорее как определенное мероприятие.
Относительно слова Obersetzung уже отмечалось, что оно
многозначно и употребляется как для обозначения соот­
ветствующего процесса, так и для указания на результат:
Obersetzung (как и русское перевод) может иметь также
и значение переведенный т ек ст . (Das) Bekanntmachen
обозначает процесс обнародования, сообщения каких-то
фактов; (die) Bekanntmachung может иметь также и это
значение, однако, это последнее слово чаще обозначает
либо то, что обнародуется, либо текст, в котором сообща­
ются соответствующие факты, т. е. в какой-то мере
приближается по общему значению к русскому слову
объявление. Правда, и некоторые «субстантивированные
инфинитивы» обнаруживают именно предметные значения
О
выше, § 6.
202
различиях в значении между (das) Lesen и (die) Lesung см.
ffP*■ (das) Essen еда, (das) Abkommen соглашение,
(das) Versprechen обещание, (das) Verbrechen npecmynле ние, (das) Vermogen состояние, имущество и т. д.)'
но эта тенденция гораздо ярче выступает у суще­
ствительных на -ung-. (Ср.: (die) Bildung образование, (die)
nochscnulbudung высшее образование, (die) Meldung объ­
явление, рапорт, (die) AuBerung высказывание, (die) Веmerkung замечание, (die) Anmerkung примечание и т. п.).
К словообразовательным типам имен действия при­
надлежат также типы с суффиксом -ei-, -erei-, -elei- и тип
с префиксом ge-.
Первый тип включает производные и сложнопроизвод­
ные слова, имеющие значение непрерывно длящегося или
повторяющегося (и вызывающего досаду и осуждение)
действия: 1) Pinselei мазание, мазня (кистью), Lau­
ferei беготня, Schreiberei писание (писанина), Telefoniererei непрерывные разговоры (звонки) по телефону
(ср. русское висение на телефоне); 2) Briefschreiberei пи­
сание писем, Kuchenbackerei печение пирожных и т. д.
Образования с префиксом ge- (с конечным -е или без
него) являются только производными словами. Ср.: 1) (das)
Gerede разговоры, (das) Gefrage вопросы, спрашивание,
(das) Gesinge пение; 2) (das) Geschrei крик, крики, Gebell
лай, Gebriill рев. Слова без -е, как показывают приве­
денные примеры, могут и не иметь уничижительного от­
тенка значения, характерного для слов с окончанием -е.
Поэтому синонимичными словами на -ei-, -erei- (для кото­
рых характерен уничижительный оттенок1) являются в
основном слова с конечным -е.
И те, и другие образования (Lauferei, Gelaufe) выра­
жают досаду говорящего и являются стилистически ок­
рашенными: они характерны для разговорной речи и, как
правило, не встречаются в официальном стиле, где гос­
подствуют стилистически нейтральные «субстантивирован­
ные инфинитивы» и образования с суффиксом -ung-. В ряде
случаев от одной и той же основы возможны оба обра­
зования. Ср.: (die) Fragerei и (das) Gefrage непрерывное
спрашивание; (die) Lauferei и (das) Gelaufe беготня и т. п.
Разница в значении между теми и другими образованиями
заключается в том, что типохм с суффиксом -(er)ei- больше
В тех случаях, когда они действительно обозначают действие
как процесс, а не соответствующую профессию.
203
подчеркивается непрерывность, а типом с префиксом geповторяемость соответствующего действия; последнее
префикс
фор
мологически
ст е с. Это собирательное значение ярче проявляется, на­
пример, в таких отыменных образованиях, как Gebirge горы,
горная цепь или Gebiisch кусты, кустарник и т. п.
Кроме того, между обоими образованиями существует
еще и то различие, что слова с префиксом ge- выражают
лишь досаду, а слова с суффиксом -erei— еще и осуж ­
дение соответствующего поведения1, т. е. имеют отчет­
ливо выраженный уничижительный оттенок значения. Пре­
фиксальный тип обнаруживает лишь слабо выраженную
тенденцию к опредмечиванию; отчетливее эта тенденция
проявляется у типа с суффиксом -ei-, ,-erei-. Ср. Pinselei
мазание, мазня кистью (как процесс и как резул ьтат);
Stickerei вышивание и вышивка, Schnitzerei резьба (как
процесс и как резул ьтат) и т. п.
Малопродуктивным типом имен действия являются об­
разования по конверсии от основ (сильных и слабых) гла­
д о в такие, как: (der) Sprung прыжок, (der) Schrei крик,
(der) Schritt шаг, (der) Besuch посещение, (der) Versuch
попытка, опыт и т. д. Эти слова обозначают однократ­
ные действия. Они (так же как и другие имена действия)
обнаруживают тенденцию к опредмечиванию. Так, Besuch
употребляется как в значении посещение, так и в значе­
нии гости (посетители), а словом Versuch обозначается
как попытка, так и (часто законченный уже) научный
опыт.
■
Совершенно непродуктивным типом является (очень
древний по происхождению) тип с суффиксом -t-, из при­
надлежащих к которому слов многие уже утратили членимость и превратились в слова непроизводные. Ср.:
1) производные с точки зрения современного языка слова:
Fahrt езда, поездка от основы глагола fahren ездить, Saat
Л
'
-
—
J
V U I U
U / r l 'V
См R. К u г t h, Ober den Gebrauch der Bildiingen auf -ei, -erei
-eleu Bettrage zur Geschichte der dt. Spr. u. Lit. H alle a. S., 1953, Bd
/о, n . o, o. 444. Автор отмечает, что благодаря этому оттенку значения
образования на -erei не могут быть употреблены, например, по отно­
шению к детям или душевнобольным. См. также R. К u r t h , Zum
Gebrauch der ge- Abstrakta Beitrdge zur Geschichte der dt. Spr. u.
L i t Halle a. S., 1953, Bd. 75, H. 2, S. 314 u. ff.
1
204
$ '?. 0T Si en Ш Ш ё и ) слова>утратившие производность:
Stadt г°род от stehen стоять; Kunst искусство от кбппеп
уметь, Macht мощь, власть, держава от тбееп мочь
Last груз, тяж есть, тяж елая ноша от laden грузишь
нагружать . Этот суффикс у слов, принадлежащих (истоj. рически) к данному типу, выступает в вариантах -t- -st(см. выше), а также -d- (Schuld вина, ср. производное от
основы этого существительного прилагательное schuldig
виновный), -ft- (Ankunft прибытие от ankommen, ср. также
kimftig грядущий).
F
Многие из слов этого типа полностью опредметились
ср.: Bucht бухта от biegen гнуть, изгибать, Naht шов
от nahen шить, Schrift почерк, письмо (шрифт), буквы
произведение, (научный) труд, Last груз, тяж есть .
Таким же непродуктивным является и тип имен жен­
ского рода на -е. Например: (die) Lese сбор (ср. (die) Weinlese сбор винограда) (см. выше § 36).
Лексическая категория имени качества выражается в
современном немецком языке продуктивным словообразо­
вательным типом существительных с суффиксом -heit('(ig)keit-), производных от основ прилагательных и прича­
стий. Ср.: Klugheit ум (от основы прилагательного klug
умный), Reinheit чистота (от rein чистый), Entschlossenheit решимость (от entschlossen решительный (в смысле
решившийся). Unerschrockenheit неустрашимость (от
unerschrocken неустрашимый, бесстрашный), Ehrlichkeit
честность (от ehrlich честный), Brauchbarkeit годность,
пригодность (от brauchbar годный) и т. д. Вариант этого
суффикса -keit- связан с непроизводными основами, име­
ющими окончания -ег- и -el- (ср.: Tapferkeit храбрость,
Eitelkeit тщеславие, щегольство, кокетство; но Sicherheit уверенность, Dunkelheit темнота, мрак), а также
с производными основами на -ig-, -lich-, -bar-, -sam- (Traurigkeit грусть, Freundlichkeit любезность, приветли­
вость, Schmiedbarkeit ковкость, Aufmerksamkeit вни­
мание).
-igkeit- присоединяется к непроизводным основам (ср.
Schnelligkeit быстрота) и к производным основам на
-haft- (ср. Sprunghaftigkeit скачкообразность).
При наличии однокорневых образований с -heit- и -ig­
keit- со словами на -igkeit- обычно бывает связано только
чисто предметное значение, ср.: Neuheit новизна, но­
винка и Neuigkeit новость.
205
Образования на -heit-, -(ig)keit- вытеснили синонимичный
им — морфологически гораздо менее выразительный — ста­
рый тип имен качества на -е с умлаутом корневого (веларного) гласного. Ср.: Warme тепло, теплота от warm
теплый, а также Lange длина, Ktirze короткость, к р а т ­
кость (ср. также прежнее (die) Schone к расот а и сов­
ременное (die) Schonheit).
В системе существительного имеются и другие лекси­
ческие категории (например, категория собирательности,
ср. Lehrerschaft учительство, Elternschaft родители
(например, учеников), а также Regierung правительство,
Obrigkeit начальство, власти и т. д.).
Вопрос о лексических категориях в системе прилага­
тельного и глагола значительно менее ясен. Однако, и
здесь выделяются различные категории. Так, например,
в сфере глагола имеется категория сообщения (предмету)
того или иного признака, выражаемая различными слово­
образовательными типами. Ср.: starken укреплять от ос­
новы прилагательного stark сильный, крепкий, harten за­
каливать (букв, делать твердым, ж естким ) от основы
прилагательного hart твердый, жесткий (образования при
помощи чередования гласны>?— умлаута); erweichen р а з ­
мягчать, vergroBern увеличивать (префиксальные образо­
вания)1.
■
■
.,-4з Я
Приведённый материал показывает, что словообразо­
вательные типы и словообразовательные средства (в ча­
стности аффиксы) могут быть синонимичными2.
1 Суффикс -еп- никакой словообразовательной роли здесь не иг­
рает. Это грамматический аффикс одной из глагольных форм, ср.:
starken — starkte — gestarkt; erweichen — erweichte — erweicht.
2 Имеются также и антонимичные словообразовательные форман­
ты. Об аффиксальной синонимии и антонимии см. выше, § 29— 30.
ГЛАВА
V III
ФРАЗЕОЛОГИЯ.
§ 43. Слова сочетаются в речи по определенным пра­
вилам грамматики в словосочетания и предложения. При
этом говорящие каждый раз соединяют друг с другом
именно те слова, которые им необходимы для выражения
соответствующих мыслей. Так, в речи возникают сочета­
ния слов, являющиеся компонентами предложений. Эти
сочетания могут включать слова полнозначные и слова
I неполнозначные.
Сочетания двух или более полнозначных слов носят
иной характер, чем сочетания служебного слова с полно­
значным. В сочетаниях полнозначных слов каждое слово
выступает как самостоятельная лексическая единица, сво­
им лексическим значением указывающая на определенное
явление действительности, а своим грамматическим офор­
млением выражающая отношение к слову, с которым эта
единица сочетается. Ср.: kaltes Wasser холодная вода,
schones Wetter хорошая погода, frischer Wind свежий,
ветер, interessante Bucher; einen Artikel schreiben писать
статью, einen Artikel iibersetzen переводить статью;
einen Roman lesen читать роман, eine Novelle lesen чи­
тать новеллу, schnell gehen идти бистро, langsam ge­
hen идти медленно; genau iibersetzen переводить точно,
ungenau iibersetzen переводить неточно и т. д.
Служебные слова (которые могут входить в сочета­
ния, состоящие из полнозначных слов) на основе своего
лексического значения либо уточняют в каком-то отноше­
нии значение слов полнозначных (если это служебные
слова определительные), либо только связывают полно­
значные слова друг с другом (если это служебные слова
связующие). Ср.: 1) (der) Artikel — (des) Artikels — (dem)
Artikel — (den) Artikel, например: der Titel des Artikels
заглавие статьи или den Artikel iibersetzen переводить
207
ст ат ью (где определяющее служебное слово — опреде­
ленный а р т и к л ь — уточняет значение существительного,
а также выражает грамматические категории рода, числа
и падежа и, вследствие этого, используется для выраже­
ния отношения между соответствующими существитель­
ными и другими .словами); 2) in der Bibliothek arbeiten
раб от ат ь в библиотеке (где, помимо определительного
служебного слова — артикля, имеется связующее служеб­
ное слово — предлог, соединяющий существительное Bib­
liothek с глаголом arbeiten). Biicher und Zeitschriften кни­
ги и журналы (где связующее служебное слово с о ю з
соединяет два существительных) и т. п.
Различные сочетания служебных слов с полнозначными—
с точки зрения места, которое эти сочетания занимают в
предложении, и функции, которую они в нем выполняют —
близки к словам, хотя и состоят они не из морфем, как
слово, но из с л о в 1. Ведь с л у ж е б н ы е слова, являясь
грамматически оформленными лексическими единицами с
определенным значением (а не простыми модификаторами
значения основ и оформителями других лексических
единиц, как словообразовательные и грамматические аф­
фиксы), все же в качестве членов предложения высту­
пать не могут. Поэтому термином с л о в о с о ч е т а н и е
обозначают обычно лишь сочетания полнозначных слов2,
выделяя тем самым сочетания
служебных слов с
полнозначными в отдельный вопрос.
Помимо свободных сочетаний слов того и другого ти­
п а3, возникающих в процессе речи, имеются также и та­
кие сочетания слов, которые уже существуют в языке и
используются в речи как готовый материал. Эти сочета1 Предлог как связующее служебное слово по своей функции в
языке соприкасается с падежной флексией. Сочетания существитель­
ных с предлогами обозначают отношения, аналогичные тем, которые
выражаются падежными формами существительных и других субстан­
тивных слов. Ср.: sicb eines Ereignisses (eines Fall(e)s) erinnern Hsich
an ein Ereignis, an einen Fall erinnern.
Однако служебные слова существенным образом отличаются от
морфем (в частности, предлоги — от падежных флексий), так как это
не части слов подобно флексиям и другим морфемам, но отдельные
слова, хотя и служебные.
vpaJ
2 См. В. В. В и н о г р а д о в , Словосочетание как предмет синтак­
сиса, Грамматика русского языка, т. И, Синтаксис, ч. I, изд. А Н СССР,
Москва, 1954, стр. 10.
'
дИИ
8 Сочетаний полиозначных слов и сочетаний служебных слов с
полнозначными.
Ёй
208
ния слов называются фразеологическими единицами Фпа
(так же, как и с в о б о д н ы е с ^
четания) могут состоять из по^нозначньЬс c Z но ттТт
С»
»
е
е
Г
е
Г
р
а
Г
,"
^
®
Т
СЛ0В
С
Р“ ' £ Des РаР1ег ж ел тая бумага, gelbe Farbe ж р п
т ая краска, желтый цвет (свободные сочетания Sob>
и gelbe Seife зеленое (буквально желтое) мыло (фразео­
логическая единица); gelbe Blumen желтые в р Й Ш
Blumen красные цветы, rote Tinte красные чернила (своTisch , *
zum Fenster | Ж
Щ
| Я |
zum Ha“s * дому zu Hamburg (в современном языкТ од!
нако, обычно in Hamburg) (свободные сочетания сущест­
вительных с предлогами) и, с другой стороны, zuLande
на суше, zu Hause дома (фразеологические единицы с
предлогами); von zwe. bis drei Uhr с двух до трех чаШ ™n df sera bls zu jenem Platz от этой до той пло­
щади (свободные сочетания слов, включающие служебные
слова - предлоги); von frfih bis spat с раннего l^w a doвечеРа (CP- аналогичное русское до поздна); voa
предлогами^.
*
(Фразеологические единицы с
■К
Фразеологические единицы могут быть в той или иной
мере идиоматичными, т. е. могут характеризоваться из­
вестной степенью невыводимости значения Uвсего
сочетаV .C 1
L U n C lflния в целом из суммы значений компонентов этого соче­
тания (см. все приведенные выше примеры). Однако
идиоматичность не является непременным признаком фра­
зеологических единиц. Есть и неидиоматичные фразеоло­
гические единицы, т. е. неидиоматичные сочетания слов
тем не менее употребляемые в языке всегда как готовое
целое (а не создаваемое в процессе речи). В качестве ил­
люстрации здесь могут быть приведены различные слож­
ные термины , например: burgerliche Gesellschaft буржу­
азное общество, sozialistische Gesellschaft социалистиче­
ское общество, dialektischer Materialisms диалектический
материализм, Sozialistische Einheitspartei Deutschlands
Социалистическая Единая Партия Германии. В этих
словосочетаниях значение целого именно представляет
\J
м
и
и
и
ц
С
р в
p
H
“ Z
• 4 К. А. Левковская
L
,
P
В
г
к
0
с
т
,
ш
е
п
ш
209
сумму значений его компонентов. Ср.: feudale: Gesellschaft,
btirgerliche Gesellschait, sozialistische Gesellschaft. Одш ко
эти словосочетания все же (несмотря на их неидиомзтичность) являются фразеологическими единицами, т а к к а к
это устойчивые словосочетания — сложные термины, упот­
ребляемые для обозначения соответствующих сложных
понятий именно как единое целое.
Степень идиоматичности разных фразеологических еди­
ниц может быть различной. Есть такие фразеологические
единицы, которые — в части полнозначных слов — являются
целиком идиоматичными, служебные же словаi иi в у с т а в е
фразеологических единиц обычно сохраняют ^ ° е значени
(что составляет особенность их специфики). Н о есть и
кие фразеологические единицы, которые (и в части пол­
нозначных слов) являются идиоматичными лишь частично.
С о • 1) kurz und gut короче говоря, одним словом, 2) jemandem in die Rede fallen перебить iкого-нибудь^ п е р е ­
бить чью-либо речь; einen Vortrag halten делать
^ ^ Е сл и мы сравним такое (полностью идиоматичное) вы­
ражение, как kurz und gut одним словом (Kurz und gut:
ich habe nichls dagegen einzuwenden одним словом, у
меня нет никаких возражений против этого) с соот­
ветствующим свободным словосочетанием kurz und gut
fEr hat kurz und gut gesprochen он говорил коротко и
х о р о ш о ), т о мы я с н о увидим, что фразеологическая еди­
ница kurz und gut представляет собой семантически не­
разложимое единство. Это показывают нам и такие сопо­
ставления каламбурного характера, как kurz und gut, der
Artikel ist nicht gut tibersetzt одним словом, ст ат ь я пе­
л е н а нехорошо или Kurz und gut, der Artikel ist zu
kurz geschrieben одним словом, ст ат ь я написана слиш
ком коротко. Фразеологическая единица Kurz und gut (в
части полнозначных своих компонентов) целиком идиома­
тична, потому что, хотя какая-то ассоциация этих компонентов с соответствующими словами (прилагательными
v -* — л фразеологической
о
чем
свидетельствует
возможность
единицы
и
СД П П П ц га
*» имеется
* --о
—
однако*
приведенных выше каламбурных сопоставлении
в составе этой единицы данные компоненты значения
именно соответствующих качественных наречий не имеют
(что показывают опять-таки приведенные выше примеры,
в том числе и соответствующие каламбуры).
о
210
ЬбДДа,
Иной характер носят приведенные выше фразеологи­
ческие единицы другого рода. Такие устойчивые словосо­
четания как jemandem in die Rede fallen, или einen Vortrag halten, являются идиоматичными только в своих
глагольных компонентах (представляющих собой стеожневое слово этих словосочетаний); jemand, Rede, Vortrae
имеют здесь то же самое значение, что и в случаях их
свободного употребления.
3
Неразложимость того или иного сочетания слов обус­
ловлена помимо идиоматичности его компонентов (встре­
чающихся также и вне данного сочетания) еще и другими
причинами: 1) наличием в составе словосочетания слов
совершенно не встречающихся в свободном употреблении2) наличием в составе словосочетания грамматических сЬорм
(или у п о т р е б л е н и я грамматических форм), не ветречающихся в свободных сочетаниях слов.
Так, в частности, выражения gang (gang) und gabe
(например, es ist gang und gabe так водится, это сплошь
да рядом бывает или Der Ausdruck ist gang und eabe
это выражение очень употребительно) и keinen Deut
wert sein не стоить ни гроша, keinen Deut urn (fur) etwas
geben не дать за что-нибудь ни zpouia содержат аохаизмы gang (gang), gabe, D eut2- слова, неупотребительные
вне данных сочетаний. Это делает первое сочетание (со­
стоящее из двух таких слов3) неразложимым и придает
второму сочетанию также известную степень связанности
(поскольку слово Deut встречается только в сочетании с
ограниченным числом лексических единиц: с глаголом ееЬеп и с выражением wert sein).
\
W
А
-
•
^
V
4 ДI I
Ж
1^V. Д
Д
.Y 1
грамматическими
причинами, мы находим в выражениях von Tag zu Tag
изо дня в день (где отсутствует артикль) и auf gut Gluck
наудачу (где краткая форма прилагательного употреблена
в качестве предшествующего существительному опреде1 См. В. В. В и н о г р а д о в , Словосочетание как предмет синтак-
С' ►Сdj СТр. lift
8 gang (или gang с умлаутом) — вышедшее из употребления при­
лагательное со значением могущий иметь хождение, могущий цир­
кулировать; gabe
неупотребительное прилагательное со значением
могущии быть данным (кому-нибудь), приемлемый.
Deut (также архаизм) — название мелкой голландской монеты.
Вопрос о входящем в это сочетание служебном слове (союзе
ипа)
это, как указано выше, вопрос особый. В части же полнознач­
ных слов данное сочетание полностью идиоматично.
14*
211
ления, что противоречит нормам современного литератур­
ного языка, ср. свободное словосочетание ein gutes Buch
хорош ая книга). Выражение auf gut Glflck является кроме
того еще и целиком идиоматичным. Подобные (целиком
идиоматичные) фразеологические единицы В. В. Виногра­
довым обозначаются как фразеологические с р а щ е н и я .
Фразеологические же единицы, могущие содержать заме­
нимые элементы, В. В. Виноградов называет фразеологи­
ческими единствами*. Сюда в немецком языке могут быть
отнесены, например: jemandem in die Rede fallen или
keinen Deut wert sein (cp. keinen Deut um etwas
geben).
‘J8
Различие между теми и другими заключается еще и в
том, что сращения (как полностью связанные, неделимые
лексические единицы) выступают в языке в качестве эк­
вивалентов слов, фразеологические же единства являются
лишь потенциальными эквивалентами слов3.
Третий тип фразеологических единиц, устанавливаемых
В. В. Виноградовым для русского языка, и имеющийся
также и в немецком языке, составляют такие сочетания
слов, где какой-либо компонент в данном (фразеологиче­
ски связанном) его значении может вступать в сочетания
только лишь с определенной (ограниченной) группой слов.
Эти фразеологические единицы В. В. Виноградов называет
фразеологическими с о ч е т а н и я м и . Сюда он относит та­
кие, например, случаи, как страх, у ж ас, тоска, досада,
злость, зависть, смех, раздумье, охота берет, где глагол брать сочетается только с определенным кругом слов
и нельзя сказать, например, радость или удовольствие
б е рет 4. В немецком языке к этому типу принадлежат,
в частности, такие глагольные фразеологические единицы,
как einen Vortrag halten делать доклад, eine Rede halten держ ать (сказать) речь, eine Vorlesung halten чи­
т а т ь лекцию или Rast halten отды хать, Wache halten
нести караул и т. п., где глагол halten не имеет уже
конкретного значения, которое свойственно ему в свобод1 См. В. В. В и н о г р а д о в , Основные типы фразеологических
единиц в русском языке, стр. 345 и след.
8 Т а м ж е , стр. 352 и след.
8 Т а м ж е , стр. 353. Следует, однако, отметить, что как эквива­
ленты слов выступают и неидиоматичные устойчивые сочетания тер­
минологического характера (см. выше).
4 Т а м ж е , стр. 360— 361.
212
ных словосочетаниях
типа: ein Buch in der Hand
tialten.
Вопросы фразеологии в разных языках (в частности,
и в немецком) разработаны еще недостаточно и требуют
многих детальных исследований.
§ 44. Для различных языков характерны те или иные
разновидности фразеологических единиц. Для немецкого
языка, например, очень типичны парные сочетания (осо­
бенно сочетания существительных) типа: an Ort und Stelle
на месте, на место (назначения), mit Kind und Kegel
с чадами и домочадцами, seit Jahr und Tag давным
давно, kurz und biindig коротко и ясно, kurz und gut
одним словом; schalten und walten (произвольно) распо­
ряж ат ься, хозяйничать.
Эти сочетания обозначаются по-немецки обычно как
Zwillingsformeln (т. е. примерно: слова-близнецы). В рус­
ской терминологии их называют п а р н ы м и с л о в а м и
или п а р н ы м и с о ч е т а н и я м и с ло в.
Компоненты этих сочетаний соединяются по принципу
сочинения (а не подчинения) и данные сочетания представ­
ляют собой, таким образом, копулативные соединения.
Большинство1 этих фразеологических единиц являются
сочетаниями усилительного характера. Усиление достигается
здесь различными путями: 1) путем повторения того же
слова (durch und durch насквозь, совершенно, tiber und
fiber совершенно, вполне)’, 2) путем объединения синони­
мичных или близких по значению слов (ср. auf Schritt
und Tritt на каждом шагу, по пятам, Hab’ und Gut все
имущество, angst und bange, очень страшно, например: es
wird mir angst und bange мне становится очень страшноgang und gabe, schalten und walten и т. п.); 3) путем сое­
динения слов, имеющих разные значения, но обозначающих
связанные между собой явления (ср.: Haus und Hof все
хозяйство, все (недвижимое) имущество, например: weder Haus noch Hof haben не иметь ни кола, ни двора);
4) путем соединения слов, противопоставляемых по значе­
нию (ср.: Himmel und Holle! тьфу, пропасть! Himmel und
Erde, например, Himmel und Erde in Bewegung setzen
пустить все средства в ход).
С точки зрения своей структуры эти единицы подраз­
деляются на три типа: 1) единицы с аллитерацией, напри1 Хотя и не все, ср. kommen und gehen приходить и уходить.
213
мер: Haus und Hoi, Himmel und Holle, durch Nachtund
Nebel, во тьме ночной, тайком, gang (gang) und gabe,
fix und fertig совершенно готовый и т. п.; 2) единицы с
конечной рифмой: mit Ach und Krach с большим трудом,
auf Schritt und Tritt, mit Sack und Pack со всем скарбом;
3) единицы, в которых слова сочетаются без применения
обоих этих средств, например, Himmel und Erde, Hab’ und
Gut все имущество, mit Miihe und Not с большим т р у ­
дом, kurz und gut.
Щ
§ 45. Для системы глагола парные слова мало харак­
терны, но особенно типичны сочетания с существительными,
с наречиями и с частицами наречного, именного и место­
именного характера. Примеры фразеологических единиц
первого вида уже были приведены выше. Ср.: einen Vortrag halten, eine Rede halten и т. п., Rticksicht auf etwas
nehmen принимать что-либо во внимание, считаться с
чем-либо, Gefahr laufen подвергаться опасности и т. п.
Имеются "также глагольные фразеологические единицы с
прилагательными и качественными наречиями. Ср.: etwas
kurz und klein schlagen разбить что-либо вдребезги.
В данной фразеологической единице kurz и klein — при­
лагательные, выполняющие функцию дополнительного
предикатива и, jemanden klein kriegen сладить, справиться
с кем-либо. Вследствие той или иной степени идиоматичности в подобных единицах трудно бывает провести раз­
граничение между прилагательным и качественным наре­
чием, ср. такую идиоматичную фразеологическую единицу,
как feststellen установить (stellt fest — stellte fest — festgestellt). Здесь fest (в противоположность предыдущим
случаям) наречие; то, что это именно наречие (а не при­
лагательное), однако, затемняется идиоматичностью дан­
ной фразеологической единицы (где fest, тем не менее,
выполняет роль уточняющей значение глагола наречной
частицы). Глагольные фразеологические единицы с уточ­
няющими наречными частицами, соотносящимися с качест­
венными прилагательными, встречаются реже, чем фразеологические единицы с приглагольными наречиями или
наречными частицами обстоятельственного характера, не
соотносящимися с прилагательными.
/
1 Эти слова указывают на качество, которое должно быть сообщено объекту в результате действия, а не на качество самого дейст­
вия. С р. etwas klein machen размельчить.
214
Фразеологические единицы последнего типа, а именно:
untergehen (geht unter, ging unter, untergegangen) захо­
дить (о солнце) и zurtickkehren (kehrt zurtick — kehrte
zurflck — zurtick gekehrt) возвращаться обратно имеются
в следующем стихотворении Г. Гейне:
Das Fraulein stand am Meere
Und seufzte lang und bang,
Es rflhrte sie so sehre
Der Sonnenuntergang.
I
Mein Fraulein, sei’n Sie munter,
Es ist ein altes Stiick;
Hier vorne geht sie unter
Und kehrt von hinten zurtick.
^
ЦДИ
(H. H e i n e ,
Neue Gedichte)
Обе употребленных здесь глагольных фразеологических
единицы сопоставлены так, что создается игра слов: un­
tergehen означает ведь не только заходить (о солнце),
но и тонуть, идти ко дну (например, о корабле) и по­
гибать. Сопоставление с единицей zurtickkehren возвра­
щаться обратно дает известное указание именно на эти
последние значения.
Наречные частицы, омонимичные соответствующим
предлогам, в составе глагольных фразеологических единиц
лишь в редких случаях сохраняют свое пространственное
значение. Это имеет место, например, в следующих слу­
чаях: Die Sonne geht jetzt friih auf; ich stehe sehr frtih
auf, где еще до некоторой степени сохранилось значение
направления движения в в е р х , которое характерно для
наречия auf; ср.: Auf! и сложные наречия, включающие
основу -auf-: aufwarts (в направлении) вверх; hinauf вверх
(от говорящего), herauf вверх (к говорящему). Ср. также:
Kisten auf das Auto laden и Kisten aufladen, например:
Vor dem Haus stand ein Lastauto, sie luden die Kisten auf
(Перед домом стоял грузовик, они грузили в (на) него
ящики), где приглагольное наречие auf соотносится в
своем (пространственном) значении с предлогом auf \
1 Который по происхождению восходит к наречию auf.
215
Гораздо чаще, однако, омонимичные предлогам при­
глагольные наречные частицы имеют различные отвлечен­
ные значения. Ср.:.
Er machte das Fenster auf.
Он открыл окно.
Er knackte die Nu8 auf.
Он расколол (раскусил) орех.
Er schlug das Buch auf.
Он раскрыл книгу,
где глагольные фразеологические единицы с auf имеют
(связанное с этой наречной частицей) значение р а с к р ы т и я .
P16tzlich flammten viele Lichter auf.
Вокруг зажглось много огней,
где с наречной частицей auf связано значение н а ч а л а
действия, его в н е з а п н о с т и и м г н о в е н н о с т и .
Sie warmte die Suppe auf.
Она подогрела суп,
где глагольная единица aufwarmen указывает на повтор­
ное доведение объекта до определенного состояния (вы­
раженного основой прилагательного warm-, от которой
образован глагол warmen), так как aufwSrmen имеет зна­
чение (вновь) подогреть что-либо остывшее (ср. с пре­
фиксальным глаголом erwSrmen согреть, который значения
повторности действия не имеет).
Как показывают эти примеры, приглагольная наречная
частица auf имеет ряд отвлеченных значений, по своему
характеру приближающихся к (отвлеченным) значениям
глагольных префиксов (ср. aufwarmen и erwarmen).
Параллельно с большинством наречных частиц, омони­
мичных предлогам, в немецком языке функционируют
образованные от основ этих частиц сложные п о л н о з н а ч ­
ные наречия с пространственным значением. Ср. auf, aus,
с одной стороны, и herauf, hinauf; heraus, hinaus, с дру­
гой. Фразеологические единицы с этими сложными «уточ­
ненными» наречиями (в противоположность единицам с
«неуточненными» наречиями или наречными частицами) в
ряде случаев представляют собой неидиоматичные устой­
чивые сочетания. Ср.:
1. Die Sonne geht aul.
Солнце восходит.
216
E
I
Щ
I
Die Saat geht auf.1
Посев всходит.
2. Er geht hinauf.*
Он идет наверх.
Глагольные единицы со сложными приглагольными на­
речиями (типа hinauf) отличаются от единиц с наречными
частицами (типа auf) еще и тем, что полнозначное наречие
(как самостоятельное слово) может в целом ряде случаев
стоять в предложении и на первом месте. Ср.:
К:
1
Sie stiegen hinauf
Они поднялись наверх
В§
и
L
Hinauf stiegen sie.
Д ля наречных же частиц начальное положение неха­
рактерно. Инверсия, подобная приведенной ниже, является
в современном языке редкостью, и предложения с подобным порядком слов, хотя и встречаются, но звучат не­
обычно, например:
I
Aufging die Sonne и т. п.8
Полнозначные наречия типа hinauf в целом ряде слу­
чаев образуют словосочетания не с глаголом, но с соот­
ветствующей предложной группой. Ср.:
1) Sie stiegen langsam hinauf.
Она медленно поднимались (поднялись) наверх.
2) Sie stiegen hinauf auf den Berg.4
Они поднялись вверх на гору.
Помимо глагольных фразеологических единиц с наре­
чиями и наречными частицами качественного (feststellen) и
обстоятельственного (aufgehen, hinaufgehen) характера, в
1 Идиоматичные сочетания слов.
2 Неидиоматичное сочетание слов.
3 Ср. у Л. Ф е й х т в а н г е р а , Ganz auf aber ging ihm das Herz
beim Anblick seines Sohnes Javier. L. F e u c h t w a n g e r , Goya. Greifenverlag zu Rudolstadt, 1951, S. 500; или: Eintrat, schnaufend, Louis.
(L. F e u c h t w a n g e r , Die Filchse im Weinberg, Aufbau-Verlag, Berlin,
1955, S. 417.)
4 Подробнее об этих наречиях и наречных частицах и о фразео­
логических единицах с наречиями и наречными частицами см. авторе­
ферат кандидатской диссертации К. С. Б р ы к о в с к о г о, Глагольные
единицы типа aufgehen и типа hinaufgehen в современном немецком
языке, МГУ, 1955.
15 К. А. Левковская
217
немецком языке имеются и глагольные единицы с части­
цами, происходящими от существительных. Ср.. teUnehmen
И И Щ М Щ
! .tell 1 tell genommen) принимать
участие. Например:
Щ
Ег nim m t an dieser Arbeit teil. .
Я
Он принимает участие в этой работ е.
|
Особое место занимают глагольные фразеологически®!
единицы с возвратными местоименными частицами (см. ниже,
^ 8^46. Глагольные фразеологические единицы типа auftrehen, teilnehmen обычно рассматриваются как «глаголы
с отделяемыми приставками (или префиксами)». В немец­
кой лингвистике приняты термины unfeste (trennbare) zusammensetzungen (или unfeste (trennbare) Komposita), т. e.
«разъединимые сложные слова»1.
Таким образом, глагольные фразеологические единицЫ|
трактуются как особого рода аффиксальные образования с.
дистантным положением компонентов в личных формах,
т. е. как глагольные с л о в а , отличающиеся от префик­
сальных глаголов только именно этим дистантным поло­
жением частей. О такой трактовке этих единиц свидетель­
ствует и применяемая по отношению к ним терминология:
«разъединимые сложные слова» — unfeste, trennbare Zusam-j
mensetzungen, в то время как префиксальные^ глаголы
рассматриваются как «неразъединимые сложные»2 слова —
feste, untrennbare Zusammensetzungen.
J
Рассмотрение глагольных фразеологических единиц с
приглагольными наречиями и частицами наречного харак­
тера именно как слов3 ведет свое начало еще от Якова
Гримма и исходит из следующих моментов:
|
1) из идиоматичности многих из этих единиц;
щ
2) из отвлеченного значения приглагольных (омонимич­
ных предлогам) наречных частиц, сходного со значением
префиксов;
3) из особенностей орфографии (слитного написания
этих единиц в неличных формах);
1
1 См. W . W i 1m a n n s, Deutsche Grammatik, zweite Abteilung,
S. 122; H. P a u l , Deutsche Grammatik, Bd. V, S. 33. Вильманс при­
меняет еще и термин Halbcomposita (см. т а м ж е).
1
2 О подходе к префиксации как к разновидности словосложения
см. выше, § 41.
8 а не как сочетаний слов, чем они являются в действительности.
218
4) из общности происхождения глагольных фразеоло­
гических единиц с наречными частицами и префиксальных
глаголов, которые (как тип) по происхождению также
восходят к сочетаниям глаголов с наречиями}
5) из того, что глагольные единицы с наречными частицами образуются по определенной модели подобно
словам;
6) из того, что от этих единиц легко могут быть об­
разованы отглагольные имена (ср. ausstellen выставлять
и Ausstellung выставка);
7) из того, что многие из данных фразеологических
единиц содержат компоненты, не существующие вне этих
единиц. Ср. einsteigen, например: Er steigt schnell ein.
Он быстро входит (в вагон, в машину). Частица ein
встречается только в составе фразеологических единиц
этого рода, а ее основа еще и в составе сложных наречий:
herein, hinein1.
Все эти аргументы, однако, не являются достаточными
для доказательства того, что данные сочетания слов сле­
дует считать словами.
1) То, что (как иногда говорят) эти единицы часто
обозначают «единое понятие», т. е. то, что многие из этих
единиц являются идиоматичными, еще не может характе­
ризовать их как слова, так как признаком большинства
фразеологических единиц является именно их идиоматичность, и идиоматичными (или неидиоматичными) могут быть
как слова, так и сочетания слов2.
2) Неполнозначность, отвлеченное значение омонимич­
ных предлогам и некоторых других приглагольных частиц,
т. е. момент семантический — а также и момент функцио­
нальный, поскольку наречные частицы вследствие своего
отвлеченного значения по функции приближаются к аф­
фиксам— никак нельзя рассматривать в отрыве от струк­
турных особенностей соответствующих образований.
Как известно, служебные слова также являются непол­
нозначными словами, выполняющими функцию, близкую к
функции грамматических формантов. Так, например, предлог
используется для выражения отношений между существи­
тельным и другими словами — отношений, которые (в дру­
гих аналогичных случаях) выражаются падежными флек1 Как предикатив при глаголе-связке (ср. Die Stunden sind aus,
alle sind schon f o r t ) частица ein не употребляется.
I
1 См. выше, § 38.
15*
219
сиями существительных,— однако предлог все же счи­
тается служебным с « о . » о м , а н е особого рода флексией.
Разные другие частицы (ср. zu kalt, gar nichts и т. п.)
также признаются именно словами.
Приглагольные частицы не могут рассматриваться ни
как префиксы, ни как «полупрефиксы» , так как этому
противоречат следующие языковые факты:
Префиксы — это словообразовательные форманты, вклю­
ченные в основу слова и всегда занимающие (в разных .
основах) начальное положение4. Приглагольные же нареч­
ные частицы — даже в тех случаях, когда они занимают
контактное положение по отношению к глаголу и стоят
перед соответствующей неличной (а в придаточных пред­
ложениях — перед личной) глагольной формой
не входят
в глагольную основу, но остаются за ее пределами, так
как соответствующие единицы лишь пишутся в соответ­
ствующих случаях слитно, но представляют собой разд е л ь н о о ф о р м л е н н ы е сочетания слов, а не ц е л ь н о о ф о р м л е н н ы е слова. С р . aufmachen, но aufzum achen,
aufgemacht и т. п.
Кроме того, неличные формы — это такие формы, ко­
торые находятся на периферии глагольной системы, а в
типичных для данной части речи личных формах пригла­
гольные частицы (в самостоятельном предложении и в
главной части сложноподчинённого предложения) стоят
п о с л е оформленного как отдельное слово— глагола, обычно
занимая по отношению к нему дистантное положение. С р..
Er m acht die Tiir auf.
Особенности ударения также характеризуют данные
глагольные единицы именно как сочетания слов, а не как
слова, так как эти особенности сближают эти единицы с
глагольными фразеологическими единицами типа Riicksicht
nehraen, а не с префиксальными глаголами типа beschreiben
описывать, erzahlen рассказы вать. Наречная частица так
же точно стоит в них под главным ударением, как суще­
ствительное в сочетаниях слов, подобных Rucksicht nehmen или Wache halten.
|
3)
Особенности орфографии — слитное написание в не
личных формах (а в придаточном предложении в формах
1 См. М. Д. С т е п а н о в а , Словообразование современного не­
мецкого языка, стр. 315 и след.
2 См. выше, § 41.
■
220
личных)
вообще характерно для немецких фразеологи­
ческих единиц и применяется не только во фразеоло­
гических единицах с наречными частицами, но и во фраЗбологичвских единицах,
состоящих из двух глаголов.
С р .; kennenlernen, kennengelernt узнать, познакомиться,
где факт, что kennen является именно инфинитивом соот­
ветствующего глагола (а не аффиксом), ни у кого не вы­
зывает никакого сомнения, ср. также stehenbleiben, stehengeblieben и т. п.
4) Префиксальные глаголы как определенный словооб­
разовательный тип по происхождению так же точно
восходят к раздельнооформленному- сочетанию глагола с
наречием, как и фразеологические единицы с наречными
частицами; однако в современном языке они представляют
собой цельнооформленные слова, а (безударные) префиксы,
входящие в основу данных слов — это аффиксы, которые
ни с какими (хотя бы неполнозначными) словами больше
не соотносятся. (Ср. be-, ge-, ent-, emp-, er-, ver-, zer-,
miB-.)
Что же касается таких случаев, как 'fibersetzen (setzt
'fiber — setzte 'fiber — 'fibergesetzt) переправлять на my
сторону, на другой берег (реки), с одной стороны, и
fiber'setzen
(fiber'setzt — uber'setzte — fiber'setzt) перево­
дить (текст), с другой, то здесь мы имеем дело в пер­
вом случае — с глагольной фразеологической единицей, а
во втором — со сложным глаголом
основа которого
состоит из основы наречия fiber и основы глагола setzen.
5) То, что глагольные фразеологические единицы обра­
зуются по определенной модели, не противоречит тому,
что они являются сочетаниями слов. Обилие в немецком
языке рассмотренных выше парных сочетаний слов типа
durch Nacht und Nebel и т. п. также свидетельствует о
том, что здесь имело (или имеет) место именно образова­
ние по определенным моделям2.
6) То, что от глагольных единиц с наречиями и нареч­
ными частицами легко образуются производные слова, также
не характеризует эти единицы тоже как слова, потому
что в немецком языке могут быть образованы сложно­
производные слова (Zusammenbildungen) даже от основ
слов, входящих в свободные словосочетания, а не только
1 Т. е. со сложным словом определительного типа (см. выше, в 34).
* См. выше, § 44.
221
11
от основ слов, являющихся компонентами фразеологиче
единиц.
Ср.:
1),
Aussteller
лицо
или
организация
СКИХ единиц .
---•»•
;
I smtдающие экспонаты На выставку ( о т ausstellen) и )
sprecher, громкоговоритель (от laut sprechen), или ЬиспsenSffner нож для открывания консервных банок (от
Biichsen offnen)»
^
7)
То, что некоторые глагольные фразеологические
единицы с наречными частицами включают не встречаю­
щиеся в свободном употреблении компоненты, также на­
ходится в полном соответствии со спецификои именно
фразеологических единиц. Ср. einsteigen \ а также jemanden aufmuntert (m untert auf— m unterte auf aufgemuntert)
подбодрить кого-либо. Глагола muntern (от основы при­
лагательного munter) вне данной глагольной единицы,
правда, не существует, но ведь немецкие прилагатель­
ные gang и gabe вне парного сочетания gang (gang)
und gabe в современном языке также не употребляется.
В русском языке нет существительных зга илибаклуша
в свободном употреблении — они встречаются только во
фразеологических единицах ни зги не видно и бить бак­
луши— однако это не может служить основанием для
того, чтобы считать фразеологические единицы с данными
компонентами не сочетаниями слов, но словами.
Таким образом очевидно, что глагольные единицы с
наречными частицами, это особого рода фразеологические
единицы, образуемые по определенной модели.
То, что эти единицы долгое время рассматривались
как слова, объясняется недостаточной разработанностью
лексикологии и такого ее раздела, как фразеология. Лек­
сикология и фразеология оформились как определенные
разделы языкознания в наше время, во времена же Я- Гримма
фразео
фразеологии
работай ряд общетеоретических научных положении, счи­
тать глагольные фразеологические единицы глаголами
с отделяемыми приставками (т. е. словами) больше не
представляется возможным.
Положение, что эти единицы являются^ сочетаниями
слов, впервые было выдвинуто (для английского и скан­
динавских языков) А. И. Смирницким. Изучение особен­
ностей этих фразеологических единиц в разных германU
n
a
V
^
l V
/
l l M
V
W
1 См. выше, стр. 219.
222
. . w
.
г - , -
А
»
0
ских языках с учетом специфики этих языков (в плане
лроолемы взаимоотношения между словом и словосоче­
танием) продолжается1.
§ 47. Особую группу составляют фразеологические
единицы с возвратными местоименными частицами. Если
sich waschen (ich wasche mich, du waschst dich и т. д.)
мыться, умываться может рассматриваться как анали­
тическая форма возвратного залога глагола waschen, то,
например, sich beeilen торопиться или sich freuen радо­
ваться (как и соответствующие русские глаголы) значения возвратности не имеют, но являются интранзитивными
глагольными фразеологическими единицами, аналогичными
по своему общему значению интранзитивным глаголам
(ср. eilen и sich beeilen)2.
Глагольные фразеологические единицы с возвратными
местоименными частицами в отношении порядка располо­
жения своих компонентов коренным образом отличаются
от фразеологических единиц с приглагольными наречиями
и частицами наречного (или именного) происхождения типа
aufgehen (geht auf — ging auf — aufgegangen) или teilnehmen (niramt teil — nahm teil — teil genomraen).
Объясняется это тем, что возвратная местоименная
частица выполняет не роль только уточняющего значение
глагола элемента, но роль, близкую к роли дополнения.
Ср.: Er hat uns heute schon gesehen. Он нас сегодня
уж е видел (с личным местоимением в винительном па­
деже (uns) в качестве дополнения) и Wir haben uns sehr
dariiber gefreut. Мы очень этому (no) радовались (обра­
довались) (с местоименной возвратной частицей (uns),
входящей во фразеологическую единицу sich freuen).
Вопрос о расположении компонентов фразеологических
единиц типа aufgehen, teilnehmen, с одной стороны, и
типа sich waschen, sich freuen, с другой, входит в проб­
лему немецкого порядка слов, относящуюся к области
синтаксиса, и рассматривается поэтому в грамматике.
1 Ср., в частности,диссертацию И. Г. В а с и л ь е в о й «Взаимоотношение предлогов и совпадающих с ними обстоятельственных наречий
в современном датском языке». Ин-т языкознания АН СССР, 1955, и
цитированную выше диссертацию К. С. Б р ы к о в с к о г о .
*
См. К. А. Л е в к о в с к а я , О некоторых грамматических и
лексических явлениях современного немецкого языка, журн. «Иностран­
ные языки в школе», 1955, № 3, стр. 31— 32.
823
Возвратные частицы (так же, как, например, частица
zu в zu kalt, zu Ш Ш всегда пишутся раздельно с соот­
ветствующими глаголами.
''Ж
§ 48. Наряду с фразеологическими единицами, суще­
ствующими именно в словарном составе языка в качестве
определенных его компонентов, в разных языках имеются
также и различные (более или менее употребительные)
выражения, представляющие собой цитаты из различных
речевых произведений. Подобные выражения обозначаются
обычно как «крылатые слова» (нем. gefliigelte W orte)1.
Среди «крылатых слов» имеются подлинные с л о в а ,
но большинство составляют здесь не с л о в а , а сочета­
ния слов, почему выражения этого типа обычно и рас­
сматриваются в разделе фразеологии.
Основными источниками происхождения «крылатых» слов
являются — для более ранних периодов развития языка —
античная мифология, библия и фольклор (народные сказки),
а также легенды и зафиксированные в памятниках пись­
менности исторические данные, для современной же эпохи —
художественная, публицистическая и научная литература
(включая и историческую литературу). Такие «крылатые
слова» могут быть общенародными и могут функциони­
ровать в ограниченном кругу лиц. От прежних эпох до
нас, естественно, дошли лишь утвердившиеся в языке
«крылатые слова».
|
Крылатые слова отличаются от прочей фразеологии
не только тем, что это выражения-цитаты, но также и
тем, что многие из них носят интернациональный харак­
тер. Ср. нем. Apfel der Zwietracht и русск. яблоко раз­
д ора (по-немецки также и Zankapfel или Erisapfel яблоко
богини Эриды). Источником возникновения этого крыла­
того выражения послужила греческая мифология, отра­
женная у Гомера: богиня раздора Эрида, не приглашен­
ная на свадьбу Пелея — отца Ахилла (именно из боязни,
что она может внести раздор) явилась на эту свадьбу
без приглашения и бросила гостям золотое яблоко с над­
писью «прекраснейшей». Из-за этого яблока возник спор
между тремя богинями: Герой, Афродитой и Афиной.
Спор этот пришлось разрешать Парису, отдавшему яб­
локо Афродите, в результате чего возникла Троянская
1 Это название само является «крылатым словом», так как взято
оно из произведений Гомера.
224
воина (т. е. раздор, которого и добивалась Эрида). Этим
крылатым выражением обозначается в разных языках пред­
мет спора.
Данный пример показывает, что интернациональные кры­
латые слова могут оформляться в разных языках по-раз­
ному. Но они могут иметь и единообразное оформление
(насколько это, конечно, возможно при различиях в струк­
туре соответствующих языков). Это показывает следую­
щее крылатое выражение библейского происхождения
Perlen vor die Saue werfen — по-русски метать бисер1
перед свиньями, употребляемое, в частности, в тех слу­
чаях, когда хотят указать на тщетность попыток доказать
что-либо некомпетентным и не желающим ничего слушать
людям. Данное крылатое выражение имеет иную стили­
стическую окраску, чем первое. Apfel der Zwietracht — об­
разное (книжное) выражение, которое может быть упо­
треблено в любом стиле. В противоположность ему Per­
len vor die Saue werfen эмоционально окрашено и носит
грубый характер.
К интернациональным крылатым словам, оформленным
в немецком и русском языках аналогичным образом, при­
надлежит связанное с определенным историческим собы­
тием выражение den Rubikon uberschreiten — русск. пе­
рейти Рубикон.
Рубикон — река, отделяющая так
называемую цизальпинскую Галлию от Италии. Юлий
Цезарь перешел эту границу вопреки запрещению Сената.
Данное выражение, в котором слово Рубикон по сущест­
ву превратилось уже в имя нарицательное, обозначаю­
щее определенный предел, употребляется по отношению
к тому или иному решительному шагу, являющемуся
переломным моментом и влекущему за собой серьезные
последствия. С этим крылатым выражением связано еще
и другое (латинское) выражение, приводимое также и
без перевода: Alea iacta est(o), нем. der Wtirfel ist (sei)
gefallen — русск. Жребий брошен — высказывание Юлия
Цезаря при переходе Рубикона. Данное крылатое выра­
жение носит еще более книжный характер, чем все пред­
шествующие. Оно показывает также, что «крылатые
слова» могут быть и своего рода пословицами (если они
представляют собой целые предложения).
1
Слово бисер в евангельском тексте, откуда это выражение взято,
имело значение «жемчуг». См. словарь под ред. Д. п . У ш а к о в а .
225
Выше приведены крылатые слова книжные. Иной ха­
рактер носят крылаты<е, слова, происходящие из народных
сказок. Ср. немецкое Tlsdileindeckdich и русское скатертьсам обранка, где оба выражения восходят к народным
(соответственно немецким и русским) сказкам.
Крылатые слова могут быть выражениями-цитатами,
возникшими именно в данном языке, но они могут и
заимствоваться. Это показывают, в частности, такие слу­
чаи, как Apfel der Zwietracht и den Rubikon tiberschreiten
или Blaustrumpf русск. синий чулок — интернациональное
крылатое слово английского происхождения, обозначаю­
щее сухую и педантичную «ученую женщину», отстав­
шую от жизни.
Происхождение этого крылатого слова следующее:
в XV III в. участник одного из литературных салонов
Лондона (мужчина) носил синие чулки, что было необыч­
ным явлением. Эти синие чулки сначала превратились в
признак данного общества вообще, в котором принимали
участие и дамы. Затем это выражение (путем метоними­
ческого переноса) приобрело свое современное значение.
Многие крылатые слова взяты из художественной
литературы \ Ряд немецких крылатых слов являются
цитатами из произведений Гёте. Например: Lehr- und
Wanderjahre или Dichtung und W ahrheit2.
1 Ср. происхождение самого выражения «крылатые слова» (Гомер).
2 Подробнее материал по крылатым словам см. G e o r g В и с hm a n o , GeflUgelte Worte, Berlin, 1919. См. также Л. P. З и н д е р и
Т. В. С т р о е в а - С о к о л ь с к а я ,
Современный немецкий язык,
с тр. 335— 338.
ГЛАВА
IX
СЛОВАРИ НЕМЕЦКОГО ЯЗЫКА
§ 49. Словарный состав языка фиксируется в слова­
рях. Но в словари обычно попадают лишь те лексиче­
ские единицы, которые существуют в языке в течение
более или менее длительного времени. Даже в тех язы­
ках, по которым издается очень большое количество
словарей, фиксация слов не поспевает за непрерывным
развитием словарного состава, и многие слова поэтому в
словари не попадают.
Фиксация слов в словарях производится на основе
научных положений, вырабатываемых лексикологией, в
частности, специальной отраслью лексикологии — лекси­
кографией1. Практическая словарная работа, однако, опе­
режает развитие лексикологической и лексикографической
науки, и составители словарей во многом руководствуются
просто собственным практическим опытом и опытом своих
предшественников. Ведь лексикология как наука офор­
милась лишь в наше время, а словари существовали уже
и в предшествующие столетия.
В зависимости от подлежащей фиксации сферы лек­
сики, а также и от целей, которые преследует данный
словарь, словари подразделяются на несколько разных
типов. Речь идет здесь о словарях лингвистических, т. е.
таких, которые фиксируют именно слова, так как суще­
ствующие на разных языках многотомные и однотомные
энциклопедические словари фиксируют не слова, но со­
держат связанные с теми или иными словами (как назва­
ниями соответствующих явлений) сведения по разным
областям знания. Таким энциклопедическим словарем яв­
ляется, в частности, и недавно вышедший в Германской
1
См., например, работу Л. В. Щербы, Опыт общей теории лек­
сикографии, Изв. АН СССР, Отд. Лит. и Языка, 1940, № 3.
227
Демократической Республике однотомный словарь „Lexikon А — Z in einem Band", VEB Bibliographisches Institut, Leipzig 1953. . V' ' ‘
Существуют словари литературного языка, включаю­
щие в основном лишь общенародную лексику и фикси­
рующие только те диалектизмы, профессиональные и
научно-технические термины, которые имеют общее рас­
пространение, а также только отдельные (более или
менее распространенные) арготизмы. Этим словарям про­
тивостоят словари различных диалектов, специальные
терминологические словари различных областей и словари
арго. Последние три вида словарей здесь из-за недо­
статка места рассматриваться не будут.
Помимо издаваемых в разные периоды существования
языка словарей, отражающих словарный состав эпохи
составления словаря, создаются также и словари, фик­
сирующие на основе данных современной науки словар­
ный состав более древних эпох по соответствующим
памятникам. Такие словари выпускаются специальными
изданиями, а также входят в состав научных изданий
соответствующих памятников и издающихся для учебных
целей хрестоматий по истории языка. Одним из весьма
распространенных словарей этого типа является «Карман­
ный средневерхненемецкий словарь» М. Лексера (М. Le­
xer, Mittelhochdeutsches Taschenworterbuch), являющийся
сокращенным вариантом большого словаря того же ав­
тора (Mittelhochdeutsches Handworterbuch). Рассмотрение
словарей этого типа является задачей исторической лек­
сикологии.
'
г.
Словари современного литературного немецкого языка
подразделяются на несколько типов. Очень большое чи­
сло составляют словари двуязычные немецко-русские,
русско-немецкие, немецко-французские, французско-немец­
кие, немецко-английские, англо-немецкие и т. д. Эти сло­
вари предназначаются для лиц, изучающих соответствую­
щие языки, и для переводчиков. Издаются они в разном
объеме — от карманных до больших настольных словарей,
некоторые из них (школьные) специально предназна­
чаются для детей-школьников.
Из советских словарей к этому типу принадлежат
вышедшие в нескольких изданиях большие словари —
немецко-русский словарь под редакцией В. В. Рудаша и
русско-немецкий словарь под редакцией А. Б. Лоховица,
223
переиздававшиеся затем под редакцией А. А. Лепинга
■
В
- Г ие пеРвого словаря (содержащее около
60000 слов) вышло в 1947 г., второе издание второго
словаря (содержащее около 50000 слов) — в 1948 г
Словари эти — как и большинство словарей, издаваемых
в Советском Союзе — выпускаются Государственным издательством иностранных и национальных словарей.
Двуязычные словари обычно содержат грамматические
приложения в виде таблиц склонения и спряжения или
в виде краткого грамматического справочника.
Двуязычные словари никаких специальных объяснений
значения и употребления слов не приводят. В них лишь
даются переводы основных значений слов на соответ­
ствующий язык, а также (в зависимости от степени под­
робности словаря) приводятся и некоторые элементы
фразеологии, также с переводом.
Так, в частности, относительно приведенных выше1
идеографических синонимов Меег и See в немецко-русском
словаре под редакцией А. А. Лепинга (1947 г. издания)
приводится следующий материал: по первому слову дается
только^ перевод самого этого слова и сложных слов с
основой данного слова в качестве первого компонента.
даются только для слова
Meeresspiegel, а именно сочетания с предлогами flber и
unter2. По этому и предшествующему ему слову Мееreskfiste в словаре приводится следующий материал:
«Ateeres/'kiiste / морской берег, взморье;
spiegel
т б. p l. уровень моря; fiber dem рйspiegel (сокр. fi.d.M.)
вйше уровня моря; unter dem
spiegel (сокр. u.d.M.)
ниже уровня моря».
Дальше следуют (объединенные в одну словарную
статью с двумя предыдущими) слова Meeresstille
stil1е) и
strand.
Несколько подробнее дается материал по второму си­
нониму (See), а именно:
«See/(1 1 ) мбре; zur ^ морем, по мбрю; in ^ gehen *
(stechen*) уходить в море; offene (hohe) ^ открытое море; ап
der jgl на берегу моря2». Цифра 11 указывает на соответст1 См. § 29.
2 Причем даются и сокращения этих сочетаний, встречающиеся
в соответствующей специальной литературе.
3 Как явствует из соответствующих помет и объяснения этих по­
мет в предисловии, омонимы die See и der See (разные слова, имею229
вующую (приведенную в конце словаря) парадигму склоне­
ния, а звездочки при Глаголах gehen и stechen— на то, что
формы этих глаголов' следует искать в таблице сильных
и неправильных глаголов.
J
Словарная статья в русско-немецком словаре под ре­
дакцией А. А. Лепинга (1948 г. издания), посвященная
слову море, имеет следующий вид:
море 1. Meer п (2)\ See / (И ), в открйтом м. auf
hoher [6ffener] See; выйти в м. in See stechen * [gehen *];
ехать м. mit dem Schiff [per Schiff] fahren*, zur See fahren*; за м. jenseits des (gr68en) Wassers[des Ozeans],
druben; из-за моря aus fernen [ubersee / ischen] Landern;
сидёть у моря и ждать погоды перен. die Hande in den
SchoB legen; etw. lintatig abwarten; 2. перен. Meer n (2);
м. крови ein Meer von Blut; это капля в м. das ist ein
Tropfen ins Meer; das ist ein Tropfen auf einen heiSen
Stein.
алфа
ном порядке, что имеет и свои недостатки, и свои достоин­
ства. Недостатком здесь является то, что слова, содер­
жащие одну и ту же основу, в ряде случаев оказываются
неизбежно отделенными друг от друга словами с другими
основами. Так, в словаре под редакцией А. А. Лепинга
между словами Seekrankheit м орская болезнь и Seeleute
моряки помещается слово Seele душа со своими произ­
водными, а между Seeleute и Seelowe морской лев стоит
прилагательное seelisch психический, душевный. Избе­
жать этого при последовательном проведении алфавит­
ного расположения слов невозможно. Преимуществом же
подобного расположения является то, что все слова
отыскиваются быстро и без затруднений, что особенно
важно для учебных целей.
Иной принцип расположения слов применяется в двуязычных тематических словарях, предназначенных именно
для лиц, изучающих иностранные языки. Словари эти
обычно содержат и иллюстрации к соответствующим те­
мам. Словарем этого типа является выпущенный недавно в
Германской Демократической республике «Иллюстриро­
ванный словарь на немецком и русском языках» Дудена
(D u d е n, Bildworterbuch, Deutsch und Russisch, mit 183
щие различия в грамматическом роде) рассматриваются не как омо­
нимы, но как лексико-семантические варианты одного слова.
1 Цифры в скобках указывают на парадигму склонения.
230
Tafeln in Strlchatzung und 8 Farbtafeln, VEB Bibliographisches
Institut, Leipzig, 1953). Словарь является ценным пособием
для изучающих немецкий (или русский) языки, но содер­
жит ряд ляпсусов \ которые легко могут быть устранены
редакцией при переиздании.
Особым типом двуязычных словарей общенародного ли­
тературного языка являются словари фразеологические.
Сюда принадлежит, в частности, краткий «Сборник фра­
зеологических выражений в немецком языке» М. И. Едличко и А. И. Рубинштейна, выпущенный Учпедгизом
как пособие для учителей в 1953 г., а также небольшой
словарь А. Э. Граф а— А. Е. Graf, Idiomatische Redewendungen der russischen und deutschen Sprache, 1954, Berlin.
§ 50. Одноязычные словари общенародного литератур­
ного языка подразделяются на следующие основные типы:
1) различные разновидности толковых словарей; 2) сло­
вари фонетические; 3) словари орфографические.
Толковые словари (в широком смысле) подразделяются
на следующие основные разновидности: 1) этимологические
словари, 2) толковые словари исторические (дающие
историю звучания, значения и употребления слов); 3) тол­
ковые словари современного литературного языка, куда
относятся также: а) словари синонимов; б) тематические
словари; в) фразеологические словари; г) словари иност­
ранных слов.
Особой разновидностью толковых словарей являются
словари этимологические. Наибольшее распространение
среди немецких словарей этого типа имеет однотомный
(но фундаментальный) «Этимологический словарь» фр.
Клуге (Fr. K l u g e , Etymologisches Worterbuch der deutschen
Sprache), переизданный после смерти Ф. Клуге его уче­
ником А. Гётце, который помогал в словарной работе
своему ослепшему в 1902 г. учителю еще при его жизни.
Первое издание этимологического словаря Ф. Клуге
вышло в 1881 г., когда его автору было всего 25 летдесятое, исправленное и дополненное издание вышло в
1924 году. Одиннадцатое издание было выпушено уже
А. Гётце в 1933— 1934 году. В 1946 году А. Гётце умер,
подготовив пятнадцатое издание этого существующего
уже свыше семидесяти лет этимологического словаря
напРимеР> в теме .Das hausliche Leben* заглавие раздела
.Mahlzeiten- передается по-русски как «Еды»*
%я
231
(F r. K l u g e — A. G6tze, Etymologisches WOrterbuch der
deutschen Sprache, ftiirMehnte, vollig neubearbeitete Auflage,
Berlin, 1951). Работа по дальнейшим изданиям этого словаря
осуществлялась и осуществляется коллективом авторов.
Этимологический словарь Ф . Клуге охватывает исконно
немецкие слова, ассимилировавшиеся древние заимство­
вания и некоторые заимствования более поздних периодов.
В словаре содержатся также и получившие широкое
распространение арготизмы. Словарь рассматривает также
и бытующие в общенародном языке этимологические
дублеты и диалектные синонимы.
В словаре приводятся: звучания слов (по соответст­
вующим написаниям) в древневерхненемецкий и средневерх­
ненемецкий период развития немецкого языка (если данные
слова имелись в языке с древности), а также и значения
слов в эти периоды; соответствия в других германских
языках (если такие имеются); индоевропейские этимологии
(для слов индоевропейского происхождения). Особым до­
стоинством словаря является тщательность рассмотрения
этимологий слов и большая осторожность в сомнительных
случаях.
Кратким этимологическим словарем является словарь
Э. Вассерциэра (Е. W a s s e r z i e h e r , Woher? Ableitendes
Worterbuch der deutschen Sprache, dreizehnte, neubearbeitete
Auflage, besorgt von Werner Betz, Bonn, 1952).
«Этимологическими» называют иногда и словари не­
сколько иного типа, а именно — словари с расположением
слов по словообразовательным гнездам, т. е. такие словари,
которые не рассматривают происхождение основных (опор­
ных) слов приводимых в них словообразовательных рядов
и, следовательно, э т и м о л о г и ч е с к и м и в собственном
смысле не являются. К таким словарям принадлежат, в
частности, изданный во Франции немецкий словарь А. Пэнлоша (A. P i n l o c h e , Etymologisches Worterbuch der
deutschen Sprache, Librairie Larousse, Paris, 1922). В этом
словаре (в противоположность словарю Ф . Клуге) ничего
не говорится о том, что немецкое Bruder — слово индо­
европейского происхождения, этимологически соответст­
вующее русскому брат и латинскому frater и имеющее
соответствия во всех германских языках, но просто при­
водится это сл ово1 со всеми производными и основными
| Правда, с указанием при этом на английское brother.
сложными словами, содержащими основу этого слова в
качестве первого компонента. При этом дается толкование
опорного слова с элементами его употребления. Ср.:
Bruder, der, -s- (engl. brother) (dim. das Briiderchen
u. Bruderlein. -s, -); mannlicher Abkflmmling von gleichen
Eltern: alterer, jungerer; leiblicher, rechter, von gleichen
Eltern; der Stief-, Halb-, Milchbruder; Ubertr,: der geistliche, Klosterbruder, Monch; der Amtsbruder, Kollege
и т. д.; | Bruder- 1, von dem Bruder stammend: der Bruderssohn, Neffe: fern, die Bruderstochter Nichte и т. д.;
die Brfiderschaft, bruderliches Verhaltnis: m it jemand
machen, schlieflen и т. д.; Genossenschaft; ||a. briiderlich,
nach Art eines Bruders: Sinn Liebe и т. д.; die Briiderlichkeit.
Дальше следуют слова с производящей основой -bruderв качестве второго компонента Gebruder, Mitbruder, (sich)
verbriidern.
Вторую часть словаря Пэнлоша составляет иллюстри­
рованный одноязычный тематический словарь (Systematisches Bilder-Worterbuch). В качестве приложения дается
краткии грамматическии справочник на немецком языке,
состоящий в основном из парадигм склонения и спря­
жения.
§ 51. Наиболее крупным историческим, толковым сло­
варем является фундаментальный многотомный словарь
братьев Я. и В. Гримм (J. G r i m m u. W. G r i m m ,
Deutsches W6rterbuch), работа над которым не была
закончена авторами и продолжается и в настоящее время.
Братья Гримм (в основном Я. Гримм) начали выпуск своего
словаря в 1854 г.; было составлено 4 тома словаря.
В настоящее время работа над этим словарем ведется
в Институте немецкого языка и литературы Германской
Академии Наук под общим руководством директора
института проф. Теодора Фрингса. Работа сосредоточена
в специальном Секторе немецкого словаря в Берлине (ГДР),
имеющего филиал в Геттингене (Западная Германия).
Непосредственными руководителями работой являются: в
Берлине — проф. Бернгард Бекман, в Геттингене — проф.
Ганс Науман. Первоначально (к 1960 году) намечено
закончить публикацию оставшегося (до полного завершения
словаря) материала, а в дальнейшем подготовить новое
издание, всего словаря, так как между разными его
Мастями, издававшимися в продолжении более чем одного
16 К. А, Левковская
233
столетия, естественно, наблюдается разнобой в научном
подходе к материалу и в методике его подачи \
Характер построения словаря может быть проиллю­
стрирован на примере рассмотрения слов See и Меег.
Поскольку частичные омонимы (der) See и (die) See
развились из лексико-семантических вариантов одного
слова, оба слова рассматриваются в одной словарной
статье. Сначала дается объяснение их значения на немецком
и латинском языках (без разграничения обоих слов): SEE
ш. f. grofies stehendes Gewasser, lacus, rnare, oceanus.
Затем рассматривается этимология положившего начало
этим двум омонимам обще германского слова с приведением
соответствий в разных древних и новых германских языках,
и излагается и с т о р и я п р о и с х о ж д е н и я морфологи­
ческой дифференциации между (der) See и (die) See (кате­
гория рода, особенности склонения) и, наконец, приводятся
сведения о с е м а н т и ч е с к о м р а з в и т и и рассматри­
ваемого общегерманского слова (в обоих его лексико­
семантических вариантах, положивших начало соответст­
вующим омонимам) в немецком языке, начиная с древнего
и кончая новым периодом.
Словарная статья, посвященная данной (первоначально
единой) лексической единице, занимает 13 столбцов (т. е.
6 Ч% страниц).
v
Аналогичным* образом рассматривается и слово (das)
Меег, но так как происхождениеа и дальнейшее развитие
этого слова не является таким сложным (как история
омонимов See, — See,), словарная статья, посвященная
слову Меег, занимает вдвое меньше места — 6 столбцов
(3 страницы).
ill
Сложные слова с основами see- и шеег- в качестве
первого компонента рассматриваются (в алфавитном по­
рядке) в отдельных словарных статьях: Seeaal, Seeabgrund,
Seeadler и т. д.; Meeraal и т. п.
.. Щ
Историческим толковым словарем является также трех­
томный словарь М. Гейне: М. Heyne, Deutsches Wdrterbuch,
1
Подробнее о работе над этим словарем в настоящее время см.
Jahrbuch der deutschen Akademie der Wlssenschaften zu Berlin
1952— 53, Akademie-Verlag, Berlin, 1955, S. 57 ff.; см. также проф.
В. М. Ж и р м у н с к и й , Деятельность Института немецкого языка и
литературы Германской Академии Наук, журн. «Вопросы языкознания»,
1955, № 3, стр. 150— 151.
*
Меег родственно латинскому mare море и русскому м оре, а
также немецкому Моог 0ол ото.
-Ц
234
Leipzig, 1890
1896. Первый том этого словаря (А __ Q)
( R - Z ) - B 8№ 5 r ВТ° Р0Й ( H ~ Q ) ~ B 1892 r-i третий
В этом (более кратком, чем словарь братьев Гримм)
словаре все данные относительно обоих омонимов See и
See3 умещаются в одном столбце; далее (примерно‘на
1 /4 столбцах) приводятся включенные в ту же сло­
варную статью сложные слова с основой see-.'
Этимологической стороне, как отмечает Г. Хирт, в этом
словаре уделяется не слишком много внимания \
К словарям данного типа принадлежит также д в у х томный словарь К. Вейгандэ; вышедший пятым изданием
в переработке Ф . Бадера, Канта и Хирта. Словарь этот,
КЯ Я И л1 Я 1 ■и» f Te“ "«этому под названием
r :f
тлп Tnm H i r t , Deutsches Worterbuch, Bd I— II
B СЛ0Варе У ™ а ю т с я диалектизмы
Многотомным историческим словарем (но меньшим по
объему, чем словарь братьев Гримм) является - также
Wo?tpKr°hn4rehHHhp Г СЛ
°ВакРЬ Трюб,неРа (TrObners Deutsches
S w ? S H I herauSgeg5ben von I G6tze Bd. 1-4, Berlin
К Трюбнера ? аЗВаНВЬШ так по имени издателя - филолога
г ” п 5 °ЛЬШее распРостРанение из исторических толковых
словарей имеет однотомный словарь Г. Пауля (Н P a u l
и он и е м в Y ^ rbUCh’ Halle/Saa^)» вышедший первым
1908 3 изл 1% п г И ЗЗТеМ пеРеиздававшийся (2 изд.
1Уи», J изд. 1921). Словарь этот дает богатый материал
по истории значении слов и может быть охарактеризован
■ S U историко-семасиологический. В? словарных
статьях, посвященных непроизводным с точки зрения
современного языка словам, в словаре Г. Пауля в ряде
S ln n fp даются и не1«>торые элементы этимологии, ср.
например, начало словарной статьи Haupt:
9
mi HUpt=^ mt d ho^ et> gemeingerra. Wort (engl. head]
mit dem doch vohl auch lat. caput trotz dem ahU\.
chenden Wurzelvokal verwandt ist.
Далее дается история значения и употребления слова
Haupt с примерами из произведений разных писателей,
2 Яш J l ’
Ety mol°gie der neuhochdeutschen Sprache S 70
Те
господства фашизма в
p ма нии” *в с в'em пер°вых^ом Начато во вРемя
засорен языковым материалом нацистского содержания.ОДНаК0’ С" ЛЬН°
16*
235
начиная с Лютера; приводится также ряд сложных слов
с основой haupt- в качестве первого компонента: Hauptsache, Hauptstadt, и т. п.
8 52. Толковые словари современного языка дают зна­
чение и употребление слов в новый период развития
немецкого языка. Из толковых словарей этого типа большое
распространение имеет однотомный словарь Д. Зандерса,
переизданный затем Э. Вюльфингом (D a n i е 1 S a n I е г s,
Handworterbuch der deutschen Sprache, ftinfte Auflage,
Leipzig, 1893, D. S a n d e r s — E. W u l f i n g , Handworter­
buch der deutschen Sprache, achte, neubearbeitete Auflage,
Leipzig, 1912, Nachdruck Leipzig, 1924).
Этот словарь является сокращенным вариантом боль­
шого словаря Д. Зандерса (1. D. S a n d e r s , Worterbuch
der deutschen Sprache, Bd I und II, Leipzig, 1860-1865,
2. D. S a n d e r s , ErgSnzungsworterbuch der deutschen
Sprache. Berlin, 1879— 1885).
Широкое распространение имеет также (однотомный
же) словарь Г1. Ф . Л. Гофмана, переизданный затем
Г. Мором, а впоследствии М. Блоком (P. F. L. Hoffmanns
Worterbuch der deutschen Sprache, bearbeitet von M . Block).
Различие между историческим словарем и толковым
словарем современного языка может быть проиллюстриро­
вано на примере словарной статьи Haupt, которая в словаре
Зандерса — Вюльфинга начинается совсем иначе, чем в сло­
варе Г. Пауля, ср.:
, .
„ .
Haupt, das,— (e)s; Haupter; Hauptchen,-lein: Kopf: 1) eig.,
der Kopf eines Menschen als der hochste, emporragende
Teil des Korpers и т. д. Дальше даются объяснения зна­
чений и употребления этого слова, а также значение и упот­
ребление его основы в качестве компонента сложных слов.
Значение и употребление слов в словаре ЗандерсаВюльфинга иллюстрируются литературными примерами.
Словарь Гофмана — несколько более краткий, чем сло­
варь Зандерса-Вюльфинга. В этом словаре приводится
значение и употребление слов без специальных литера­
турных иллюстраций, но это делается с достаточной пол­
нотой и по языковому материалу данный словарь новее,
чем словарь Зандерса-Вюльфинга, который (даже в изда­
нии 1924 года) базируется главным образом лишь на дан­
ных классической литературы.
§ 53. Особым типом словаря, сочетающего в себе осо­
бенности словаря толкового с особенностями словаря эн236
ш
циклопедического и снабженного, вследствие этого (как и
словари энциклопедические), различными иллюстрациями
является рассчитанный на массового читателя однотомный
словарь Брокгауза (Der Sprach-Brockhaus, Deutsches Bildw6rterbuch fur jedermann, ftinfte, verbesserte Auflage, LeipСловарь Брокгауза представляет собой справочник
в разных областях, в том числе и в области современного
немецкого языка. В нем читателю сообщаются краткие
сведения о значении и употреблении слов (причем учиты­
ваются и некоторые диалектные особенности), а также и
некоторые общие сведения по фонетике, грамматике и
словообразованию
Глаголы и глагольные фразеологические единицы в сло­
варе Брокгауза даются в изменяемой форме (в 1-мл. ед.
числа настоящего времени), а не в инфинитиве. Словарная
статья о глаголе steigen построена, например, следующим
образом:
Сначала дается: ich steige (stieg, bin gestiegen); затем
объясняется значение и употребление этого глагола; далее
приводятся ich s. ab (== ich steige ab); ich s. an; ich s.
auf; ich s. aus; ich s. ein с соответствующими объясне­
ниями, а затем (в пределах той же словарной статьи)
даются производные и суюжные слова, образованные от
основы steig-.
§ 54. Некоторые словари посвящаются толкованию от­
дельных моментов в значении и употреблении слов и от­
дельных их форм, при этом обращается большое внимание
и на грамматическую сторону. Таким словарем является
словарь Д. Зандерса (Worterbuch der Hauptschwierigkeiten
der deutschen Sprache, sechzehnte Auflage, Berlin, 1888).
В этом словаре имеется, например, занимающая около
11 страниц словарная статья Deklination der Eigenschaftsworter (S. 92— 103), где рассматривается склонение прила­
гательных и употребление различных их форм.
§ 55. Синонимические словари рассматривают синоними­
ческие группы слов. Краткие словари приводят при этом
простое перечисление полных и частичных синонимов,
входящих в данную синонимическую группу. Полные же
словари более или менее подробно разбирают значение и
употребление синонимов.
1 См., в частности, стр. 643 (словарную статью Sprachlehre).
237
Одним из старинных довольно полных (1182 стр.) сино­
нимических словарей, является словарь И. Б. Майера (J о h.
B a p t . M a y e r , Synonymisches Handworterbuch der deut­
schen Sprache, oder kurzgefaBte, alphabetisch geordnete Erklarung der vorztiglichsten sinnverwandten Worter der deut­
schen Sprache, Kempten, 1841).
Однотомный синонимический словарь был составлен
Д. Зандерсом (D. S a n d e r s , Worterbuch deutscher Synonymen, 2. Auflage, Hamburg, 1882).
Очень большое распространение получил синонимиче­
ский словарь, созданный в прошлом веке И. А. Эберхардом. Словарь этот затем неоднократно переиздавался
О. Лионом, семнадцатое издание этого словаря вышло
в 1910 г. (Johann August Eberhards synonymisches Hand­
worterbuch der deutschen Sprache. Siebzehnte Auflage.
Durchgangig umgearbeitet, vermehrt und verbessert von Prof.
Dr. Otto Lyon, Leipzig, 1910). Словарь этот приводит не­
мецкие синонимы с рассмотрением их значения и употреб­
ления. Словарь содержит также и перевод синонимов на
английский, французский, итальянский и русский языки.
В качестве приложения даются списки немецких, а также
английских, французских, итальянских и русских слов.
В словаре Эбергарда-Лиона (как и в других синоними­
ческих словарях) как синонимы иногда рассматриваются
также и слова, в какой-то мере по значению и упот­
реблению связанные, но все же не являющиеся сино­
нимами. Это объясняется недостаточной еще разработан­
ностью проблемы синонимии.
Краткий (всего 254 страницы небольшого формата)
синонимический словарь составлен П. Ф . Л. Гофманом
(P. F. L . H o f f m a n n , Volkstumliches Worterbuch der deut­
schen Synonyme. Erklarung der in der deutschen Sprache
gebrauchlichen sinnverwandten Worter, neunte Auflage,
umgearbeitet von Prof. W ilhelm Oppermann, Leipzig, 1929).
§ 56. Особым типом толковых словарей являются сло­
вари тематические, в которых слова группируются по их
связи с теми или иными понятиями.
К таким словарям принадлежит, в частности, один
из (многочисленных) словарей, созданных Д. Зандерсом:
D. S a n d e r s , Deutscher Sprachschatz, geordnet nach Begriffen zur leichten Auffindung und Auswahl des passenden
Ausdrucks. Ein stilistisches Hilfsbuch ftir jeden Deutsch Schreibenden, Bd I u. II, Hamburg, 1873— 1§77,
238
Этот словарь состоит из двух томов.
В первом томе слова группируются по классам поня­
тии. Первый класс составляют, например, слова пеоедающие абстрактные отношения (abstrakte Beziehuneen)
подразделяемые в свою очередь на следующие p S
видности: 1. Existeaj, 2. Beziehtrag, 3. Quantitat, 4 Ordw frfin g
Veranderung, 8. Ursache und
Второй класс составляют слова, передающие понятия
связанные с пространством (Raum) и т. д
*
Второй том содержит алфавитный перечень рассматри­
ваемых в первой части слов с указанием страниц и пунк­
тов (в разных местах первой части), где освещается употреоление этих слов.
J
К словарям этого типа принадлежит также словарь
Шлессинга-Верле
( S c h l e s s i n g - W e h r l e , Deutscher
Wortschatz. Em Hilfs- und NachschTagebuch sinnverwandter
s
f
u
t
t
g
a
^
deutschen SPrache> 6- Auflage,
Понятия (которым соответствуют те или иные слова)
подразделяются в этом словаре всего на 5 классов (I Das
I1 ,Per
111 Die Erscheinungsformen des Seins,
IV Geistige Hhigkeiten, V Gebiet des Wollens). Эти классы
распадаются на несколько разновидностей, внутри кото­
рых в свою очередь выделяется ряд понятий. Во второй
половине словаря дается алфавитный указатель разбирае­
мых слов с указанием страниц, где они приведены в первой
части. Отдельные понятия (и связанные с ними — собствен­
но-немецкие и интернациональные — слова) приводятся
с параллельным указанием на другие, противопоставляе­
мые им или сопоставляемые с ними понятия. Слова (и выра­
жения) распределяются затем по частям речи: сначала
даются существительные, затем глаголы, глагольные сло­
восочетания и фразеологические единицы (V), затем при­
лагательные (А). В качестве примера могут быть приве­
дены хотя бы следующие две (связанные друг с другом)
словарных статьи, помещенных среди статей, относящихся
к III классу (Die Erscheinungsformen des Seins) в I разделе
этого класса (Physikaljsche Eigenschaften), пункт 2 (Die
Aggregatzustande), рубрика a) (Feste Korper).
^
_________
1 Словарь составлен Шлессингом в прошлом веке и затем пеое-
цздаэался Г. Верле,
. •
~
■
......
339. Feuchtlgkeit. Feuchtheit. Feuchte. Nasse.'-V
Benetzung. Befeuchtung.
Begiefiung. Bewasserung.
Berieselung. Zuleitung.
Wasserleitung 350.
Schlamm.
Niederschlage. Regen (schauer).
Land-, Strich-,
Gewitter-,
Platz-, Staub-,
Sprtihregen. GuB. Gewitter.
Wolkenbruch. Hagel.
SchloBen. Graupen. Schnee.
Flocke. Gestober. Nebelregen. Rieseln. Tau. Reif.
Duft.
Regenmesser. Feuchtigkeitsmesser. [Hydrometer].
V. NaB, feucht sein, werden, be-, anfeuchten. (be)netzen. betranen 839. (durch)nassen. triefen. rieseln. bewassern. begieBen 337. betauen. einsaugen. Feuchtigkeit
anziehen. ausschlagen.
A. Feucht. (pudel)naB.
be taut, tauig, saftig, schlammig, dumpfig. ungetrocknet.
anziehend. [hydroskopisch]
Vgl. 337.
340. Trockenheit.
Dtirre, Austrocknung.
Entw3sserung.
Trockenlegung. [Kanalisation].
Berieselungsanlage. Ableitung. Abdammung 263.
V.
Trockenlegen (ab-,
ver-, ein-, aus-) trocknen.
dorrenr dtirren. ein-, ver-,
ausdorren
384.
ableiten.
entwassern.
[kanalisieren].
abdeichen. abdammen 229.
ab-. auftrocknen
ab-,
auf-, aus-, hinwegwischen 652.
A. Trocken. dtirr.
ausgetrocknet. saftlos.
welk.— Wasserdicht.
Как показывает приведенный пример, интернациональные
слова-термины приводятся в квадратных скобках. В тех
случаях, когда то или иное слово имеет к данной словар­
ной статье лишь косвенное отношение, указывается номер
словарной статьи, где оно (в соответствии с выражаемым
им понятием) рассматривается вместе с другими связан­
ными с ним словами.
Так, при слове Wasserleitung приведена цифра 350,
являющаяся номером соответствующей словарной рубрики,
где Wasserleitung водопровод является основным словом.
240
^ t ^
Более новым словарем данного типа является словарь
Франца Дорнзеифа (F. D о г n s е i f f, Der Deutsche Wortschatz nach Sachgruppen, 2. Auflage, Berlin — Leipzig 1940)
Материалы этого словаря первоначально были изданы
Ф. Дорнзеифом под заглавием Der deutsche Wortschatz
synonymisch geordnet.
Этот словарь группирует слова на 20 разделов (Abtei
lungen) в соответствии со следующими понятиями- 1
Zeit; 2. Raum. Lage. Form; 3. Grofie. Menge. Zahl. Grad
4. Wesen. Beziehung. Geschehnis; 5. Sichtbarkeit. Licht
Farbe. Schall. Temperatur. Gewicht. Aeereeatzustande
6. Anorganische Welt. Stoffe; 7. Pflanze. Tier. Menscl
и т. д.
§ 57. Существуют (толковые) словари, показывающие
употребление слов, их сочетаемость с другими словами.
Эти словари могут быть охарактеризованы как словари
фразеологические (в широком смысле слова). Таким слова­
рем является так называемый (весьма неточно озаглавлен­
ный) «Стилистический словарь Дудена» („Der groBe Duden".
„Stilworterbuch “). Этот словарь объяснения слов и выраже­
ний как такового не дает, но поясняет их значение и упо­
требление контекстом, в котором они встречаются, приводя
эти слова в их (свободных и фразеологически связанных)
сочетаниях с другими словами.1
Словарем фразеологическим в узком смысле этого
слова (т. е. словарем, где рассматриваются лишь фразеоло­
гические единицы), является (краткий) словарь БорхардтаВустманна -Шоппе ( B o r c h a r d t - W u s t m a n n - S c h o p р е. Die sprichwortlichen Redensarten im deutschen Volksraund
nach Sinn undUrsprung erlautert-Siebente Auflage,neu bearbeite t von Dr. Alfred Schirmer. Durchgesehener Neudruck, VEB
F. A. Brockhaus Verlag, Leipzig, 1955).
Первое издание этого — созданного Вильгельмом Борхардтом — словаря вышло в 1892 г. Второе, коренным
образом переработанное издание, было (после смерти
В. Борхардта) выпущено Густавом Вустманном, автором
известной книги „Allerhand Sprachdumraheiten“, в 1894 г.
За ним последовали еще два издания в этой же редакции
(5-ое издание вышло в 1895 г.). В 1910 году Г. Вустманн
умер.
Словарь этот — в изданиях 30-х годов (1934 и 1938) к сожалению
засорён языковым материалом нацистского содержания.
1
241
,
Шестое, полностыц переработанное издание было выпу­
щено проф. доктором'.Гебргом Шоппе в 1925 году.
В настоящее время словарь, ставший с 1925 года уже
библиографической редкостью, вышел в Германской Демо­
кратической Республике седьмым изданием. Это — пол­
ностью переработанное — издание подготовлено доктором
Альфредом Ширмером.
Словарь содержит объяснение происхождения и упо­
требления немецких фразеологических единиц, учитываются
также и диалектизмы. В качестве примеров могут быть
приведены следующие (из кратких) словарные статьи:
biegen
Es geht auf Biegen oder Brechen «urns AuBerste», stabreimende Formel, deren Anfange sich seit der Mitte des 17
Jahrhunderte zeigen. Er ltigt, dafi sich die Balken biegen,
s. lflgen.
x
hupfen
Das ist gehupft wie gesprungen «kein groBer Unterschied»,
eins wie’s andre, meist in der mundartlichen Form: «Das
ist gehuppt wie gesprungen».— Draufhuppen gebraucht der
Volksmund fur das Annehmen eines betriigerischen Vorschlags,
wobei urspriinglich wohl an einen Vogel gedacht ist, der auf
die Leimstange hiipft und daran klebenbleibt.
Словарем крылатых слов является книга Г. Бюхманна
«Крылатые слова» (Geflugelte Worte, Der Zitatenschatz des
deutschen Volkes, gesammelt und erlautert von Georg Biichmann, fortgesetzt von Walter Robert-tornow, Konrad Weidling und Eduard Ippel, fiinfundzwanzigste Auflage, 1912).
Первые тринадцать изданий были подготовлены самим
автором (тринадцатое издание в 1882).
Словарь содержит происходящие из разных языков
крылатые слова с комментариями и алфавитный указатель
этих слов.
3>
Словарем крылатых слов, различных изречений, посло­
виц и поговорок является словарь Д. Зандерса — D. S a n ­
d e r s , Zitatenlexikon. Eine Sammlung von tiber zwolftausend
Zitaten, Sprichwortern, sprichw6rtlichen Redensarten und
Sentenzen. Dritte, verbesserte Auflage, Leipzig, 1911.
§ 58. Имеются толковые словари, специально посвящен­
ные лексике обиходной речи. Новейшим словарем этого
типа является словарь Хейнца Кюппера ( H e i n z K u p p e r ,
Worterbuch der deutschen Umgangssprache, Hamburg 1955).
Этот (однотомный) словарь состоит из двух неравных
243
частей: 1) толкового словаря слов и выражений обиходной
речи (составляющего основной раздел книги) и 2) краткого
алфавитного перечня общеупотребительных слов с приве­
дением бытующих наряду с ними в обиходной речи лек­
сических единиц, рассмотренных в первой части словаря
В словаре X. Кюппера (в первой части) приводятся
только слова и выражения, бытующие в обиходной речи
и поэтому общеупотребительные слова рассматриваются
только тогда, если употребление их в обиходной речи
отличается какими-либо специфическими особенностями
Так, например, слово Меег в словаре вообще отсутствует
Относительно слова Haupt указывается только, что оно сред­
него рода и приводятся два выражения (с объяснениями)
1) bemoostes Haupt = Student in hoherem Semester; Mensch
in hoherem Alter и sein greises Haupt schfltteln Ш den Koof
schiitteln.
'J
F
Слову Kopf посвящено значительно больше места
(2 Ц столбца), потому что данное (стилистически ней­
тральное, в противоположность Hauptх) слово послужило
базой для создания выражений, характерных для обиход­
ной речи (den Kopf oben behalten = die Besinnung, Fassumr
E B B
nicht auf den Kopf Sefallen sein = nicht dumm
sein и т. п.). Словарь X. Кюппера (в отличие от книги
П. Кречмера, см. ниже) включает разные арготизмы и
вульгаризмы, в том числе весьма грубые.
Диалектной дифференциации обиходной речи посвя­
щена также книга П. Кречмера, не являющаяся в полном
смысле этого слова словарем, но лишь приближающаяся
по характеру к словарю (P. K r e t s c h m e r , Wortgeographie der hochdeutschen Umgangssprache, Gottingen,
1918). He все слова в этой книге (представляющей собой
собрание отдельных этюдов лексикологического характера)
рассматриваются одинаково подробно. Большая статья
(12 страниц) посвящена слову Strafie и его синониму Gasse.
§ 59. На немецком языке издано довольно большое
количество словарей иностранных слов (включающих —
как и соответствующие словари других языков — слова
собственно иностранные и интернациональные, без надле­
жащего их разграничения2.
1 Выступающему в ряде случаев в общенародном языке как слово
торжественное.
2 См- Л. Р. З и н д е р и Т. В. С т р о е в а-С о к о л ь с к а я , Со­
временный чемецкий язык, стр. 340,
243
Сюда принадлежат, , в частности, вышедшие в ряде
изданий словари Гей'зе-Лиона (Dr. J. Ch. A. H e y s e s
Fremdworterbuch, neu bearbeitet von Prof. Dr. O. L y o n .
Neunzehnte
Original-Ausgabe
1910);
Шульца-Базлера
(H. S c h u l z , Deutsches Fremdworterbuch, fortgeftihrt von
O t t o B a s l e г) и Гофмана-Маттиаса (P. F. L. H o f f ­
m a n n , Fremdworterbuch, neubearbeitet von M a t t h i a s ) ,
а также изданный недавно в Германской Демократической
Республике большой словарь иностранных слов (Fremd­
worterbuch, VEB Bibliographisches Institut, Leipzig, 1954),
В Германской Демократической Республике вновь вы­
шел (в переработанном и сокращенном издании) словарь
иностранных слов Вильгельма Либкнехта (W ilhelm Liebknechts Volksfremdworterbuch, Neue, umgearbeitete und gektirzte Auflage. Berlin, 1953).
В словарях этого типа обычно указывается источник
происхождения разбираемых слов, приводятся их значе­
ния, а иногда и краткие данные об их употреблении в
сочетании с другими словами.
§ 60. Фонетические словари указывают произношение
слов согласно принятым орфоэпическим нормам. К сло­
варям этого типа принадлежат полный словарь Фиетора
(Victor,
Deutsches Ausspracheworterbuch) и краткий
словарь Т. Зибса, изданный в качестве части его вышед­
шей несколькими изданиями книги о немецком нормиро­
ванном произношении (Т h. S i е b s, Deutsche Biihnenaussprache). Краткий фонетический словарь имеется также
в книге О. Н. Никоновой, Фонетика немецкого языка,
Москва, 1948.
§ 61. Основным немецким орфографическим словарем
(содержащим также сведения о грамматических особен­
ностях слов) является выдержавший большое число из­
даний словарь Дудена, полностью переработанное издание
которого вышло в 1954 году ( D u d e n , Rechtschreibung
mit Berucksichtigung der haufigsten Fremdworter. Vollstandig neu bearbeitete Ausgabe, VEB Bibliographisches Insti­
tut, Leipzig, 1954),
ОГЛАВЛЕНИЕ
Введение
§
1. Слово как объект изучения фонетики, грамматики и
лексикологии ...................................................................
§ 2. Лексикология общая, сравнительная, частная . . . .
§ 3. Взаимоотношение между лексикологией современного
языка и лексикологией исторической. Изменения в
лексике в процессе исторического развития языка . .
§ 4. Устойчивая часть словаря — основной словарный фонд
языка
......................................... • ........................... ...
f
,
ГлаваI
Слово как единица словарного состава языка
§
§
5. Слово как основная единица я з ы к а ..........................
6. Слово как единство звучания и значения. Связь зву­
чания со значением. Фонетическая и морфологическая
членимость с л о в а .......................... . . . ...................
§ 7. Типичные для немецкого языка звучания слов. Осо­
бенности ударения ........................................................
§ 8. Значение слова. Лексические и грамматические мо­
менты в значении слова .............................................
§ 9. Лексическое значение слова, его взаимодействие с
грамматическими моментами. Значение слова и понятие.
Значение слова и его уп отребл ение..........................
§ 10. Основные типы лексических значений слова . . . .
§ 11. Основные типы изменения значения слова в резуль­
тате переноса названия .................................................
§ 1 2 . Лексическое значение и структура основы слова . .
-
Г л а в а II
Пути развития словарного состава
§ 13. Развитие словарного состава. Пополнение словарно­
го состава новыми словами. Неологизмы языковые и
авторские
...................................... ... .................. . . «
§ 14. Устаревание и отмирание слов. А р х а и з м ы ...............
§ 1 5 . Пути обогащения словарного состава языка . . . •
Глава П/
*jA
Состав лексики современного немецкого языка
по ее происхождению
§ 16. Классификация слов по их происхождению. Слова
немецкие и слова заимствованные. Слова с индоев­
ропейскими, германскими и невыясненными этимоло­
гиями
....................................................................... ...
§ 17. Заимствования и иноязычные слова-цитаты................
§ 18. Проблема заимствований в плане лексикологии исто­
рической и лексикологии современного языка . . .
§ 19. Проблема классификации слов иноязычного происхож­
дения
............................................................................... *
§ 20. Проблема пуризма
............................................................
73— 78
78—-79
79— 87
87— 90
90— 96
Г л а в а IV
Дифференциация лексики по сферам употребления.
Экспрессивно-стилистическая окрашенность слов
§ 21. Взаимоотношение между основным словарным фондом
и прочей лексикой я з ы к а ................................................
97— 102
§ 22. Профессиональная и научно-техническая терминоло­
гия
102 106
§ 23. Изменчивость терминологии............................................ 106— 107
§ 24. Источники возникновения т е р м и н о в ............................ 107— 110
§ 25. Профессиональные арготизмы и официальная терми­
нология. Взаимоотношение между терминологической
и общенародной лексикой ............................ ...
110— 118
§ 26. Стиль языка и стиль автора. Стилистическая окра­
шенность с л о в ........................................................... * • •
118— 126
Глава V
Общенародная и диалектная лексика
§ 27. Диалекты и общенародный язык. Взаимоотношение
между диалектной лексикой и лексикой современ­
ного литературного немецкого языка . . . . . . .
127— 132
Г л а в а VI
Дифференциация лексики по семантическим и
фонетическим связям между словами
§ 28. Семантические группы слов. Рассмотрение теории
«семантических полей» И. Трира
................................
§ 29. Синонимы
...........................................................................
§ 30. Антонимы и коррелативные с л о в а ................................
§ 3 1 . О м он и м ы ................................................................................
246
133— 136
136— 144
144— 146
146— 154
Г л а в а VII
Словообразование
§ 32. Основные способы словообразования современного
немецкого я з ы к а .....................................................S f
155
§ 33. Словопроизводство * ................................................. .
155 153
§ 34. Словосложение......................................... 163
168
§ 35. Сочетание словопроизводства со словосложением . . 168— 170
§ 36. Продуктивные и непродуктивные словообразовательтипы
............................................. ..........................170— 171
§ 37. Слова с нечленимыми и слова с членимыми (произ­
водными, сложными, сложно-производными основами) 171
179
§ 38. Отличие сложных словчуг словосочетаний............... 179
182
§ 39. Специфика основы слова в отличие от слова . . . 182
189
§ 40. Специфика основы в отличие от словообразовательI # НОГО ф о р м а н т а ................................................................190— 195
§ 41. Особенности суффиксов и префиксов
.......................195
200
§ 42. Словообразовательные типы и лексические категории 200—206
Г л а в а V III
Фразеология
43. Свободные сочетания слов и фразеологические еди* ли ^ ИЦЫ ...........................................................................
207— 213
§ 44. Основные типы характерных для современного не­
мецкого языка фразеологических единиц. Парные
с л о в а ................................................................................................ 214
§ 45. Характерные для современного немецкого языка гла­
гольные фразеологические ед и н и ц ы .......................... 214____ 218
§ 46. Специфика фразеологических единиц с пригла­
гольными наречиями и частицами наречного харак,
.................................................................................. 218—223
& 47- Особенности глагольных фразеологических единиц с
возвратными местоименными ч аст и ц ам и ................... 223— 224
§ 4 8 . Так называемые «крылатые слова» .......................... 224—226
Ш> ~.
Г л а в а IX
Словари немецкого языка
§ 49. Основные типы словарей. Словари двуязычные
, . 227 231
§ 50. Основные типы одноязычных словарей. Этимологиче­
ские словари .................................................................... 231 233
§ 51. Исторические толковые словари . . . ! ! ! ! . ! *
233—236
§ 52. Толковые словари современного я з ы к а ...................... 236
§ 53. Толковые словари энциклопедического характера . . 236 237
§ 54. Толковые словари грамматического характера . . . 237
§ 55. Синонимические словари
......................................... .
237—238
§ 5о. Тематические сл ов ари ....................................................... 238—241
§ 57. Фразеологические сл ов ари .......................! . " . ! ! !
241—242
§ 58. Словари лексики обиходной р е ч и .............................. .. 242 243
§ 59. Словари иностранных слов .......................’ * * * * 243—244
§ 60. Фонетические сл ов ари ......................................’
244
§ 61. Орфографические сл ов ари ...........................* ’ ’ ] * 244
247
*
Ксения Аристарховна Левковская
Лексикология немецкого языка. Пособие для учителей
Редактор В. В. Пассек
Редактор издательства М. В. Буткевич
Технический редактор Af. Д. Козловская
Корректор Af. Ф, Пасечникова
-
10,0
Г7, "У Чr . -изд.
s H л. 113,07. Тиражей тыс. экз.г.А08591.
Бумага
Учпедгиз. Москва, Чистые пруды б
__ ____________________________
Заказ № 1691.
Сыатршщровано ,
« « « .« А.
Цена без переплета 3 р. 55 к. Переплет коленкоровый 1 р. 50 к.
Печать и переплетные работа> |ДеланЫ
типографии Главполнграфпрома
министерства культуры СССР.
Москва, Трехпрудный пер.. 9. За^аз № 471.
в
,
6
.
й
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
1
Размер файла
14 807 Кб
Теги
yazik, levkovskaya, 2880, nemeckogo, leksikologiya
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа