close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

4207 kaliev i.a. toraygirov e.m aktualnie voprosi mirovogo politicheskogo processa

код для вставкиСкачать
!
К17
И. А. Калиев, Е. М. Торайгыров
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО
ПРОЦЕССА
Павлодар
/ғйсу
К1
Министерство образования и науки Республики Казахстан
Павлодарский государственный университет
им. С. Торайгырова
И. А. Калиев, Е. М. Торайгыров
АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ
МИРОВОГО ПОЛИТИЧЕСКОГО
ПРОЦЕССА
Учебное пособие
Павлодар
Кереку
2015
УДК 327 (075.8)
ББК 66.4я73
Реком ендовано к изданию учебно-м етодическим советом
П авлодарского государственного университета
имени С. Т о р ай гы р о ва
Рецензенты :
Алтыбасарова М. А. - канд. полит, наук, ассоциированный профессор;
Сулейменов М. А. - канд. ист. наук, профессор инновационного
Евразийского университета;
Турлыбекова А. М. - канд. ист. наук, доцент инновационного
Евразийского университета.
К алиев И* А., Т о р ай гы р о в Е. М .
К17 Актуальные вопросы мирового политического процесса : учебное
пособие / И. А. Калиев, Е. М. Торайгыров. - Павлодар : Кереку,
2 0 1 5 .-2 6 4 с.
*
;
Учебное
пособие
посвящено
рассмотрению
комплекса
актуальных
проблем
мирового
политического
процесса
и
международных отношений. В учебном пособии раскрываются
теоретические и методологические основы современной науки
международных отношений. Особое внимание уделяется изучению
процессов глобализации, глобальной
проблематики
мировых
политических процессов. Подробно рассматриваются вопросы
европейской интеграции, международные процессы в Азии, на
американском континенте, на Ближнем Востоке и в других регионах
современного мира.
Учебное пособие предназначено для магистрантов специальности
6М050200 «Политология», а также для широкого круга читателей,
интересующихся проблемами и перспективами развития мирового
политического процесса и международных отношений.
Г
НДа
у ДК 327 (075.8)
ББК 66.4*73
© Калиев И. А. Торайгыров Е. М., 2015
О III У имени С. Торайгырова, 2015
За достоверность материалов, грамматические и орфографические ошибки
ответственность несут авторы и составители
1 Глобализация: новая парадигма мира
1.1 Термин «глобализация» (Т. Левита)
Глобализация
процесс
всемирной
экономической
политической, культурной и религиозной интеграции и унификации.
Некоторые черты глобализации проявились уже в эпоху
античности (Александр Македонский). Римская империя была одним
из первых государств, которое утвердило свою гегемонию над
Средиземноморьем и привела к глубокому переплетению различных
культур и появлению межрегионального разделения труда в
Средиземноморье. И. Валлерстайн пишет о том, что и в Римской
империи, и в Древнем Китае в эпоху античности существовала
глооальная экономика, которую он назвал «миро-системой». Что
касается более древних эпох, то целый ряд других экономических
историков: Клайн, Коль, Кардилиас и Шерратг, - независимо друг от
друга выдвинули и обосновали концепцию о том, что в Месопотамии
в эпоху расцвета Вавилона и Ассирии и несколько ранее в восточном
Средиземноморье (ІІМ І тысячелетия до н.э.), более или менее
независимо друг от друга, сложились две другие «миро-системы» две
глобальные экономики, охватившие целый ряд соседних государств и
народов.
Начало процесса глобализации большинство исследователей
относят к эпохе великих географических открытий, и начинают отсчет
от 1492 года - даты открытия испанским мореплавателем
Христофором Колумбом «Нового Света» - Америки. Одним из
последствий приобретений европейскими державами новых колоний
стала необходимость развивать торговлю, что повлекло за собой
потребности в новых средствах транспорта и коммуникаций, а также
повсеместное распространение западноевропейских языков и
культуры. Однако процесс глобализации набрал темп в результате
беспрецедентного развития мировой экономики во еторой половине
XXвека.
щ .? ч.
, .
„ 'Т ■
в целом за период с 1815 г. по 1914 г. объёмы совокупного
экспорта стран Европы выросли приблизительно в 40 раз. Но рост
международной торговли продолжался и в 1920-е годы, когда
произошла даже некоторая либерализация внешней торговли
западноевропейских стран. Резкий обвал международной торговли и
свертывание глобализации произошли в 1930-е годы, после
начала Великой депрессии и введения ведущими
западными
державами в 1930-1931 гг. высоких импортных пошлин.
После Второй мировой войны глобализация возобновилась в
ускоренном темпе. Ей способствовали улучшения в технологии,
которые привели к быстрым морским, железнодорожным и
воздушным перевозкам, а также доступности международной
телефонной связи. Устранением барьеров для международной
торговли с 1947 года занималось Генеральное соглашение по тарифам
и торговле (ОАТТ) серия соглашений
между основными
капиталистическими
и
развивающимися
странами.
Но
действительный прорыв в этом направлении произошёл после
«Кеннеди-раунда» (серии международных конференций в рамках
ОАТТ в 1964-1967 гг.).
{
В 1995 году 75 участников ОАТТ образовали Всемирную
торговую организацию (ВТО).
Имеются также крупные региональные зоны экономической
интеграции.
В 1992
году Европейский
союз стал
единым
экономическим пространством после заключения Маастрихтских
соглашений. Это пространство предусматривает отмену тахможенных
пошлин, свободное движения труда и капитала, а также единую
денежную
систему
на
основе евро.
Менее
тесная
интеграция наблюдается между участниками Североамериканской
зоны свободной торговли: США, Канадой и Мексикой. Большинство
бывших советских республик вступили после его распада
в Содружество Независимых Государств, обеспечивающее элементы
общего экономического пространства.
1.2
Теоретики
концепции
глобализации
(К.
Омае
Р. Робертсон, Э. Гидденс)
Появление термина «глобализация» относится к середине 80-х гг.
XX в. Впервые был использован экономистом Т. Левитом в 1983 г. в
достаточно узком смысле, для обозначения феномена слияния рынков
отдельных товаров, производимых МНК (многонациональными
корпорациями). Но популярность он получил уже благодаря Р.
Робертсону, который ввел этот термин в более широкий
социологический и социально-философский контекст. Используя
концептуальный аппарат феноменологической социологии, Р.
Робертсон обозначил понятием глобализации процессы формирования
«глобального сознания» — ситуации, когда люди соотносят себя с
миром в целом, а не с национальным государством. Причем оба этих
автора используют данное понятие для обозначения феномена,
возникновение которого является специфической чертой последнего
времени.
Рооертсон считает, что глобализация должна рассматриваться не
как исключительный результат развития Запада, его истории, а как
следствие взаимодействия западных стран со всем остальным миром
происходящего
в
экономической,
военно-политической,
торгово-технологической,
культурной, религиозной, коммуникативной и иных сферах.
По мнению Робертсона, глобализация соединяет в себе многие
образцы изменения и является итогом плюралистического развития
мира.
Японский исследователь К. Омае, пожалуй, может быть назван
третьим «отцом» концепции глобализации, поскольку именно он
связал дискурс глобализации с политико-идеологической проблемой
распространения неолиберализма. В 1990 г. он опубликовал книгу
«Мир без границ», в которой констатировал факт образования
глобального рынка и превращения его в главный фактор организации
жизнедеятельности людей во всем мире, а также дал этому факту
этическое и идеологическое обоснование. Именно в таком контексте
проблема глобализации и обсуждается с этих пор: остальные авторы
стремятся дополнительно обосновать данную позицию, либо
опровергнуть ее.
Гидденс, уделивший проблеме глобализации большое внимание в
связи с анализом общества позднего модерна, пишет, что на первый
взгляд для людей это явление имеет место не «здесь и сейчас» в
повседневной жизни, а где-то далеко, «там», во всемирных
социальных отношениях.
Для социолога, однако, считает он, эта ситуация представляется
совсем иной, и он рассматривает глобализацию как явление, которое
затрагивает каждодневные интересы человека.
Глобализация
трактуется
английским
социологом
как
интенсификация социальных отношении всемирного характера
которые связывают находящиеся на удалении друг от друга
локальные контексты жизни так, что процессы и события,
происходящие в одном месте, обусловливают процессы и события'
происходящие далеко от них, и, наоборот, сами обусловливаются ими.
Глобализация характеризуется Гидденсом как естественное
продолжение модерна в новых социально-экономических и
политических условиях 1990-х гг., или условиях позднего модерна.
При этом он говорит о пяти основных чертах глобализации.
Первая - это возникновение глобальной взаимосвязанности
экономических процессов, где, как уже отмечалось выше,
существенную роль сыграли транснациональные корпорации.
Вторая — это появление новой системы международных
отношений между нациями - государствами. Третья черта
определяется складыванием нового мирового военного порядка - с
учетом того обстоятельства, что современное вооружение и военная
сила приобретают глобальный характер, превращая локальные
вооруженные конфликты во всеобщие. Четвертая означает
дифференциацию и разделение труда между различными странами и
частями планеты. Наконец, пятая черта, которая сегодня становится
одной из наиболее значимых и обсуждаемых. - «культурная
глобализация».
Она означает бурное развитие технологий
коммуникации, глобальный трансфер культурных ценностей.
реальных достижений в области культуры, вкусов.
Проблема глобализации занимает сейчас исследователей всех
стран, издаются сотни книг, ежегодно проводятся десятки
конференций, развернулась общемировая дискуссия по инициативе
американских политологов. Проблема глобализации, по мнению
многих специалистов-международников, будет центральной в
мировых исследованиях в ближайшее десятилетие.
Наиболее интересные дискуссии идут вокруг определений
глобализации, при этом В. В. Михеев выделяет несколько
фундаментальных базовых подходов:
культурологический, рассматривающий глобализацию в
широком цивилизационном аспекте;
- экономический - в контексте развития мировых рынков
товаров, услуг, капитала и труда;
- экологический, связывающий глобализацию с ухудшением
экологической ситуации на планете;
- комплексный,
рассматривающий
глобализацию
и
в
экологическом, и в политическом, и в информационном, и в
экологическом контекстах.
Данные подходы к понятию «глобализация» связаны в первую
очередь с трактовкой аспектов этой проблемы исследователями,
работающими в разных областях науки — экономике, политологии,
истории и т.д.
1.3
Исторические типы модернизации (М. Тегранян
К. Тегранян)
Динамика современной глобальной ситуации может быть
определена двумя взаимосвязанными процессами — модернизации
(темпоральное измерение) и глобализации
(территориальное
измерение). И хотя в историческом плане эти процессы были
и
зафиксированы в XX веке, однако исследователи указывают на
волновую (периодически повторяющуюся) природу этих процессов.
Своеобразную историческую шкалу для оценки глубины и
направленности процессов модернизации предложили исследователи
из Гавайского университета (США) Маджид Тегранян и Катарина
Тегранян. Они выделили семь исторических типов модернизации:
Модернизация-1 (предварительная): 8000 лет до н.э. - 1492 г.,
революции в сельскохозяйственном производстве, создание аграрных
империй, полиэтнические по составу населения, с громоздкими
бюрократическими аппаратами; рационализм против шаманизма и
религиозного догматизма; демократизация-1: прямая демократия;
религиозные движения.
Модернизация-2: 1492-1648 годы, результат кумулятивного
эффекта Ренессанса и Реформации - приватизация, секуляризация и
формирование наций, коммерческая революция и возникновение
торгового капитализма, подъем городов-государств, демократизация2. Реформация и научная революция; меркантилизм против
феодализма.
Модернизация-3: 1648-1848 годы, промышленная революция и
возникновение
промышленного
капитализма,
образование
национальных государств и колониальных империй, демократизация 3:
либерально-демократические
революции;
либеральный
национализм против абсолютной монархии.
Модернизация-4: 1848-1945 годы, банковская революция и
ооразование финансового капитализма, создание промышленных
империй, многополярная мировая система; империализм против
национально-освободительных идеологий; демократизация-4: социалдемократические и тоталитарные революции.
Модернизация-5: 1945-1989 годы, менеджеральная революция,
корпоративный капитализм против госкапитализма/коммунизма,
биполярная мировая система планетарного масштаба; глобализм
(капитализм
против
коммунизма)
против
национализма;
демократизация-5: национально-освободительные революции.
Модернизация-6: 1989-настоящее
время,
информационная
революция разворачивается в киберпространстве, возникновение
технократического капитализма; многополярная мировая система;
экуменизм против фундаментализма, демократизация-6: местные,
этнические, религиозные и феминистские восстания.
Модернизация-7: будущее время, пространственная революция в
гиперпространстве
(коммунитарный
капитализм
против
тоталитарного капитализма), общепланетарная киборг-система
тоталитаризм против коммунитаризма; демократизация-7: восстание
деклассированных слоев населения против дегуманизации.
1.4
Дискурсы глобализации: региональные, дисциплинарные
идеологические (Р. Робертсон, X, Хондкер)
Единого понимания феномена глобализации, его сути, причин,
движущих сил и социальных последствий для будущего человечества
как социальной общности в социальных науках не сложилось.
Дискурс глобализации представляет собой противоречивую картину,
в которой отсутствует согласие даже относительно точного и четкого
значения термина, вокруг которого он строится. К представлениям о
глобализации можно применить характеристику, высказанную одним
из видных американских представителей социологии развития в
отношении концепции модернизации, которую, впрочем, считают
концептом, родственным глобализации: она подобна слону, которого
слепые мудрецы ощупывают с разных сторон и который поэтому
может быть описан в различных терминах. Однако родовой чертой
всех
концепций
глобализации
выступает
идея
усиления
взаимозависимости человечества на всех уровнях (локальном,
национальном, региональном, глобальном) и во всех измерениях
(экономическом, политическом, социокультурном).
Большинство исследователей
соглашаются
с тем, что
взаимозависимость выражает существо процесса глобализации, хотя
за рамками этого согласия в их подходах могут наблюдаться
значительные различия. При этом, когда говорят о глобализации, ее
взрыв чаще всего связывают с прогрессивными изменениями в
информационных технологиях, средствах массовой коммуникации и
транспорта, с интенсификацией потоков факторов производства, а
также с переходом от национального к мировому рынку как главной
арене экономической конкуренции. Нередко можно встретить
утверждения, что «информационный век» и «глобальный капитализм»
представляют собой качественно новую и отличную от предыдущих
эпох фазу исторического развития. В то время как одни исследователи
считают,
что
глобализация
представляет
собой
процесс
фундаментальной трансформации, ведущий человечество в новую
историческую эпоху, другие ограничивают анализ глобализации
главным образом вопросами международных экономических
отношений и полагают, что она не является качественно новым
процессом. С точки зрения одних исследователей глобализация
открывает огромные возможности экономического роста и улучшения
качества жизни.
т
По
мнению других,
глобализация
разрушает условия
человеческого существования, подрывает автономию национальных
государств, их способность защищать своих граждан посредством
регулирования экономических процессов и превращает весь мир в
колонию транснациональных корпораций. Вместе с тем, под
глобализацией нередко имеют в виду практическое воплощение в
жизнь того, что Филипп МакМайкл назвал «глобализационным
проектом», т.е. политической программы неолиберальной идеологии,
принятой на вооружение капиталистическими элитами Запада в
период правления администрации Р.Рейгана в США и М.Тэтчер в
Великобритании, заявившей что неолибераіизму «нет альтернативы»
(от этого был произведен лозунг неолибералов ТИМА - іһеге із по
акегпаііүе). Суть этой идеологии, торжество коей рассматривается ее
адептами как доказательство большей жизненной силы капитализма
по сравнению с социализмом, заключается в устранении каких-либо
социальных ограничителей, сдерживающих функционирование
свободного рынка, с целью обеспечения максимально благоприятных
условий
накопления
капитала.
Неолиберальная
идеология
оправдывала
политику
дерегулирования,
маркетизации,
приватизации, массированной атаки на «государство всеобщего
благоденствия» и профсоюзы, последовавшей за разрушением
Советского Союза, как средство разрешения основных глобальных
проблем, с которыми человечество столкнулось в конце XX в.
Все это многообразие мнений можно свести к двум группам
концепций. Одна из них, просистемная, рассматривает реально
протекающую глобализацию как безусловное благо, другая же,
социальнокритическая или антисистемная, отнюдь не разделяя точки
зрения, что история движется в правильном направлении, стремится
сформулировать альтернативный «глобализации сверху» проект
«глобализации снизу».
Однако, несмотря на характеристику глобализации как явления
принципиально нового, как качественно новой стадии исторического
развития, не вполне ясно, что представляет собой эта стадия завершающий этап капиталистической современности, полное
осуществление европоцентристской модернизации или же начало
новой исторической эпохи, четкие контуры которой еще не вполне
определились. Чтобы выяснить сущность и степень новизны
современной глобализации, необходимо расширить временной
горизонт исследования, включив в него весь период развития
капитализма. Именно такой исторический подход, охватывающий
длительную временную перспективу, присущ МСА и отличает его от
всех иных вариантов исследований глобальности. Именно такой
подход и в состоянии помочь определить действительное значение
современной глобальной трансформации.
1.5
Модели понимания глобализации: «столкновени
цивилизаций», «макдоналдизация», «гибридизация» (Я. Питерс)
Я. Н. Питерс предлагает совершенно иную концепцию
глобализации
и
методологию
сочетания
классических
и
неклассических парадигм социологии.
|
Он не согласен с интерпретацией глобализации как процесса, в
результате которого мир становится более унифицированным и
стандартизированным посредством технологической, коммерческой и
культурной синхронизации, исходящей от Запада, т.е. с тем. что
глобализация - это глобальная модернизация.
По его мнению, глобализация ни в коем случае не является
однонаправленным процессом, она может идти вместе с усилением
локальных настроений, что выражается фразой «думай глобально,
действуй локально». Глобальные процессы противоречивы: они
«могут вызвать как силы фрагментации, так и унификации... усиление
международных связей может вызвать конфликты по поводу
интересов и идеологий, а не просто удалить трудности взаимного
понимания». Я. Н. Питерс выделяет типичные недостатки, связанные
с использованием модернизационного подхода к объяснению
глобализации: он превращает глобализацию в вестернизацию; теория
глобализации превращается в придаток теории модернизации: если
придерживаться подобной точки зрения, то надо согласиться с тем.
что история глобализации началась с истории Запада, то есть не
позднее чем с 1500 года. Такое понимание глобализации
географически узко (так как сводится к вестернизации) и исторически
неглубоко. Поэтому, считает Я. Н. Питерс, надо вынести понятие
глобализации как за пределы 1500 года, так и за рамки современности
или вестернизации.
Для изучения глобализации исследователь предлагает новый
подход: рассмотрение глобализации как гибридизации: структурной возникновение новых, смешанных форм кооперации, и культурной развитие транслокальных культур.
Гибриды - это «пути, по которым формы отделяются от
существующих практик и рекомбинируются с новыми формами в
новых
практиках».
Гибридизация
понимается
как
фактор
реорганизации
социальных
пространств.
«Гибридизационная
перспектива» позволяет переместить внимание исследователей с
изучения, происходящего в границах определенного общества нации
или класса на анализ собственно глобализационных моментов.
Для социальной структуры глобализация означает увеличение
возможных видов организаций: транснациональных, международных
макрорегиональных, национальных, микрорегиональных, муници­
пальных, локальных и пр. Все эти уровни пересечены
функциональными связями корпораций, международных организаций
неправительственных организаций, а также профессионалами и’
компьютерными пользователями. Все более значимыми становятся не
только эти виды организаций, но и «те неформальные пространства,
которые созданы внутри них, в промежутках», а именно: диаспоры
эмигранты, беженцы и т.д., которые являют собой «источники
социального возобновления».
Гибридизация осуществляется в особых «гибридных местах». К
™ внм относятся зоны свободного предпринимательства и
оффшорные
зоны,
представляющие
собой
места
встреч
государственного
суверенитета
и
межнационального
предпринимательства. Другое измерение гибридности, связанное с
чувством времени, отражается в понятии «смешанные времена»
(тіхегі Ит е з), что характерно для незападных стран, где это понятие
объясняет сосуществование предсовременности, современности и
постсовременности.
Я. Н. Питере приходит к выводу о том, что глобализация
«повышает уровень организационных вариантов, и все они действуют
одновременно». Однако они могут соответствовать не всем, а
некоторым конкретным социальным, культурным экономическим и
прочим сферам. Главное во всем этом, по мнению Я. Н. Питерса,
состоит в том, что ни один из видов организации не является наиболее
приоритетным. В этом и заключается существенное отличие
современного этапа глобализации от предыдущих.
Струюурная и культурная гибридизации взаимозависимы, так
как новые формы кооперации требуют новых культурных
образований. Описывая межкультурное взаимодействие, Я. Н. Питерс
показывает, что скорее «межкультурализм нежели многокультурализм
является лейтмотивом подобного рода перспективы».
Одним из трудных вопросов является вопрос о том, как можно
различать гибриды. Различия проводятся по тому контексту в
котором гибрид функционирует. Первый тип: гибридизация относится
к кросскатегориальному процессу. В качестве категорий могут
выступать географические места, совмещающие в себе «экзотическое
и знакомое», нации, культуры, страты.
Другая форма гибридности - транскультурная конвергенция. Она
включает гибридизацию Азиатской, Африканской, Американской и
Европейской культур, показывает другую сторону гибридности. Я. Н.
Питерс предлагает использовать две концепции культуры:
1) территориальную (локальную), под которой он понимает культуру
общества или социальной группы и 2) более широкую, где культура
понимается как транслокальная. Локальная культура представляет
пример обращенности внутрь себя (іп\үагсі-1оокіл§), а транслокальная
культура обращена вовне себя (ои№аг(і-Іоокіп£). Это означает, что
транслокальная
культура
принимает
глобальное
понимание
географического места, определяемого тем, что «каждое место
является фокусом определенной смеси широких и более локальных
социальных отношений». При анализе гибридности возрастает роль
географического фактора. Третий тип гибридизации - это переход от
территориальной к транслокальной культуре, слиянию эндогенного и
экзогенного пониманий культуры.
Имеются разнообразные формы гибридности — от мимикрии до
гегемонии, от стабильной гибридности, принимающей форму канона
до гибридности, дестабилизирующей ситуацию, подрывающей центр.
Между этими крайностями - большой спектр конкретных проявлений
гибридизации.
Гибридные образования создаются взаимопроникновением
разнообразных логик, поэтому для их изучения пригодны разные
методологии. Искусство исследователя и состоит в том, чтобы умело
находить наиболее адекватную методологию, комбинирующую как
классический, так и современные подходы.
После 1992 г. голландский исследователь Я. Н. Питерс
зафиксировал видение противоречивых тенденций глобализации в
определенных парадигмах понимания этого исторического явления:
- «столкновение цивилизаций» - фрагментация мира неизбежна
из-за существующих цивилизационных различий, коренящихся в
культурной (в первую очередь - в расовых и национальных
особенностях) дифференциации, поэтому западной цивилизации, как
утверждает автор концепции С. Хантингтон, необходимо быть
готовой дать отпор возможному альянсу исламских и конфуцианских
государств;
- »мавдональдйзация» - гомогенизация культур, осуществляемая
транснациональными корпорациями, происходит под флагом
модернизации (вестернизации, европеизации, американизации и т.д.)-
«гибридизация»
широкий
спектр
межкультурны
взаимодействий, ведущих, как к взаимообогащению, так и к
возникновению культурных традиций.
1.6
Измерения
глобализации:
исторический
процесс
гомогенизация
и
универсализация
мира,
«размывание»’
национальных границ (Б. Бади)
Понимание глобализации различается в зависимости от
теоретических позиций авторов. Реалисты, признавая наличие
существенных изменений в современном мире, рассматривают
глобализацию скорее как процесс эволюционного развития мира, а не
как качественный скачок в его преобразовании. Неомарксисты видят в
современных
процессах
заключительную
стадию
развития
капитализма, порождающую все большую поляризацию мира по
экономическому параметру, а как следствие - и политическую
нестабильность.
Для
большинства
исследователей,
придерживающихся неолиберальной традиции, глобализация - это
качественно новый этап развития политической структуры мира, а
также человеческой цивилизации в целом.
Французский исследователь Б. Бади выделяет три измерения
глобализации:
- постоянно идущий исторический процесс;
- гомогенизация и универсализация мира;
| «размывание» национальных границ.
Если взять первое из указанных измерений, можно заметить, что
в истории развития человечества действительно наблюдается
тенденция все большего расширения пространства, на котором
происходит интенсивное взаимодействие: от отдельных деревень,
городов, княжеств к государствам, регионам и, наконец, через эпоху
Великих географических открытий к миру в целом.
Тем не менее, процесс глобализации сложный и неоднозначный.
В историческом развитии он шел нелинейно и вовсе не предполагал
присоединения новых периферийных территорий к некоему
неизменному центру.
Значительно более спорным является второе измерение процесса
глобализации, которое выделяет Бади. В рамках этого подхода
строились различные предположения относительно создания
«глобальной деревни» - универсальной общности всех живущих на
Земле людей или всемирного правительства, которое регулировало бы
весь комплекс взаимоотношений между странами и народами.
Эти образы, идеи и гипотезы широко используются в
журналистике и популярной литературе, отражая представление о
том, что все люди на Земле объединены единой судьбой, и это стало
возможным благодаря распространению универсальных культурных
образцов, развитию технологий - в первую очередь транспортных,
информационных и коммуникационных, мировой торговли и
финансовой систем, объединяющих всех людей во взаимосвязанное и
взаимозависимое общество.
|
І
Наконец, последний из названных Б. Бади аспектов глобализации
- «размывание» государственных границ, пожалуй, в наибольшей
степени ее отражает. Это проявляется в интенсификации и
увеличении объемов и взаимодействия за пределами государственных
границ. Как следствие, один из наиболее важных результатов —
формирование мирового рынка товаров и услуг, финансовой системы,
мировой сети коммуникации.
Контрольные вопросы
1 Этапы глобализации. Современное состояние.
2 Типы модернизации. Основные концепции модернизации.
3 Глооализация и гибридизация: содержание и подходы.
4 Противоречивые тенденции процесса глобализации.
5 Аспекты глобализации в теории Б. Бади.
Вопросы для самоконтроля
1 Определите причины, условия и степень развития глобализации
в исторической ретроспективе.
2 Выявите изменения
в экономике, социальной структуре,
научно-технических достижениях как факторы становления единой
общемиройрй системы.
щ
2 Теория и практика неолиберальной глобализации
2.1 Глобализация как объективная тенденция
В современной научной литературе понятие «глобализация»
используется в двух основных значениях - как объективная тенденция
современного мирового развития и как реальный многоплановый
процесс.
Глобализация
как
объективная
тенденция
в
развитии
человечества представляет собой качественно новую стадию
интернационализации общественной жизни. Общим для обеих стадий
является то, что интернационализация и глобализация как
воплощение энергии социальности человеческого рода в пространстве
планеты выражаются в расширении и углублении социальных связей
в мире и усилении взаимозависимости государств и народов. Вместе с
тем, глобализация - не просто «всплеск» данной общемировой
тенденции, а принципиально новая стадия. Качественная новизна ее
обусловлена новыми объективными обстоятельствами в жизни
мирового сообщества.
К началу XX в. земной шар оказался поделенным между
государствами и народами. Мир стал завершенным, замкнутым
предельным.
9
В 60-е годы XX в. земляне осознали себя глобальной
целостностью. Это произошло- на негативном фоне открывшихся
серьезных глобальных проблем современности, решить которые
усилиями одного или даже группы государств невозможно.
Неооходимы усилия всего человечества.
Информационная
и
технологическая
революции,
новое
поколение коммуникационных систем (реактивная авиация, ракетная
техника, телевидение, компьютеры, микросхемы, спутники связи
мобильные телефоны, Интернет) к концу XX в. сделали любую точку
планеты доступной для людей, капиталов, идей, документов в
реальном времени. Люди приобрели способность пребывать
одновременно в разных частях планеты и быть участниками событий
за пределами своего физического присутствия, а развитие связей и
взаимодействий
между
людьми
стало
возможным
поверх
государственных границ, пограничных правил, норм, процедур.
Глобализация как многоплановый процесс. Это реальное
воплощение объективной тенденции к формированию единого
глобального
мира.
Базисным
процессом
формирования
общепланетарной системы стало развитие глобальной экономики, что
проявилось в принципиально новых контурах ее социальной
организации.
Мировое экономическое сообщество превращается в целостную
экономическую систему, в единый глобальный экономический
организм. Национальные хозяйства оказываются составными
элементами этого организма и связаны они уже не только
международным разделением труда, а гигантскими всемирными
производственно-сбытовыми структурами, глобальной финансовой
системой и планетарной информационной сетью.
Воспроизводственная
взаимозависимость
национальных
экономик сейчас такова, что почти половина товаров и услуг
полностью или частично создается за пределами стран-потребителей.
Национальные и всемирные экономические отношения начинают
меняться местами. Мировое хозяйство постепенно становится сильнее
и значимее национальных хозяйств.
Национальные
государства
утрачивают
способность
контролировать
экономическую
активность
в
пределах
государственных границ. Правительства просто не в состоянии, как
прежде, защитить национальные экономики от нежелательных
внешнеэкономических последствий. Они даже не могут регулировать
стоимость своих национальных валют, потому сто все валюты
круглосуточно продаются и покупаются на ваіютных биржах Токио,
Лондона, Нью-Йорка. Спутниковая связь объединяет мировые рынки
в разных точках земного шара.
Основой
глобальной
экономики
становятся
новые
транснациональные.
Небольшое
число
ТНК
контролирует
значительную часть мировой экономической деятельности: 50%
производимый в мире продукции - результат деятельности 600 ТНК.
По мере того как ТНК перерастают государства, экономика
соединяется с политикой. Это тоже новая черта мирового развития.
Наметились контуры глобального единства и в других системах
социальной реальности. Социологи (3. Бауман, Г.Г. Дилигенский. Р.
Инглехард, Дж. Конрад) отмечают формирование глобальной
социальной структуры. Уже возникла глобальная элита, в ее состав
входят финансисты, международные менеджеры, юристы, деятели
Интернета, шоумены, организующие транснациональные культурные
коммуникации. Американский культуролог М. Фезерстоун отмечает
присущий
им
разрыв
с
традициями
соответствующей
профессиональной
среды,
агрессивный
стиль
поведения,
доминирование ценностей технической компетентности и т. п. Они не
локализованы в какой-либо национальной среде, повсюду остаются
иностранцами. Формируется транснациональная интеллектуальная
элета - ученые и специалисты, образующие социокультурные
оощности глобального уровня. Они легко пересекают границы и везде
себя чувствуют комфортно. Социологи отмечают формирование
глобального среднего класса, который составляют бизнесмены
специалисты и квалифицированные работники тех профессий и
секторов экономики, которые включены в глобальную сеть
экономических
и
профессиональных
связей
(программисты,
менеджеры). Условиями формирования глобального среднего класса
стало всемирное^ распространение новейших технологий и форм
производственной
организации,
обеспечивающих
высокий
материальный статус работника.
Непосредственным
плодом
глобализационных
процессов
являются массы мигрантов, составляющие сегодня значительную
часть населения развитых стран и становящиеся носителями двух или
большего числа культур.
2.2 Общая концепция Римского клуба (А. Печчеи)
Римский
клуб
(С1иЬ
оГ
Коше)
|
международная
неправительственная организация, деятельность которой направлена
на стимулирование изучения глобальных проблем. Основана в 1968
итальянским менеджером и общественным деятелем А. Печчеи. Свою
деятельность Клуб начал в 1968 со встречи в Академии Деи Линчеи в
Риме, откуда пошло название этой некоммерческой организации. Ее
штаб-квартира находится в Париже.
У Римского клуба нет штата и формального бюджета. Его
деятельность координируется исполнительным комитетом, состоящим
из 12 человек. Пост президента клуба последовательно занимали А.
Печчеи, А. Кинг (1984-1991) и Р. Диес-Хохлайтнер (с 1991).
Согласно правилам, действительными членами Клуба могут быть
не более 100 человек из разных стран мира. Среди членов Клуба
преобладают деятели науки и политики из развитых стран. Кроме
действительных, есть почетные и ассоциированные члены.
Работе Римского клуба способствуют более 30 национальных
ассоциаций Римского клуба, которые ведут в своих странах
пропаганду концепций клуба.
Россия в начале 2000-х представлена в Клубе тремя людьмипочетным членом клуба является М.Горбачев, действительными
членами - Д. Гвишиани и С.Капица. Ранее членами Клуба были Е. К.
Федоров, Е. М. Примаков и Ч. Айтматов. В 1989 в СССР была создана
Ассоциация содействия Римскому клубу, после распада СССР она
Ркадеми,
11
<2 « Ы Н Л
и
реформировалась в Российскую ассоциацию содействия Римскому
клубу (президент - Д. В. Гвишиани).
Основным «продуктом» деятельности Клуба являются его
доклады, посвященные приоритетным глобальным проблемам и
путям их решения. По заказу Римского клуба видными учеными
подготовлено более 30 докладов. Кроме того, в 1991 г.
руководителями Клуба был подготовлен первый доклад от имени
самого Римского клуба - «Первая глобальная революция». Если
первоначально Римский клуб обращал основное внимание на
противоречия между обществом и природой, то затем он стал уделять
приоритетное внимание социальным проблемам. Пик влияния
Римского клуба на мировое общественное мнение пришелся на 19701980-е. Под влиянием его деятельности глобалистика сформировалась
как междисциплинарная обществоведческая дисциплина. В 19902000-е идеи глобалистики вошли в научную культуру, однако
и внимание общественности к ней заметно
упали. Выполнив свою роль «застрельщика» в изучении глобальных
проблем современности, Римский клуб стал одной из многих
международных организаций, координирующих обмен мнениями
между интеллектуалами по актуальным проблемам современности.
Первые доклады Римского клуба вызвали острую дискуссию как
среди обществоведов, так и среди политиков. Экономисты указывали,
что НТР ускоряет не только потребление невозобновимых ресурсов и
загрязнение окружающей среды, но и освоение новых ресурсов,
внедрение ресурсосберегающих и экологически чистых технологий.
Возникновение социальных глобальных проблем связано в основном
с противоречиями между развитыми странами «богатого Севера» и
развивающимися государствами «бедного Юга».
С 1940-х для помощи отстающим странам начали создаваться
специальные всемирные институты социально-экономического
регулирования (МВФ, МБРР, экономические организации ООН).
Однако развитие глобального регулирования затормозилось уже в
1970-е, показателем чего является судьба 3-го доклада Римскому
клубу,
«Пересмотр
международного
порядка» (1976),
подготовленного группой под руководством
нидерландского
экономиста Я, Тинбергена.
В этом докладе содержалась программа комплексных мер по
качественному
усилению
наднационального
глобального
регулирования. Разработчики доклада предлагали создать несколько
новых мирохозяйственных организаций: мировой банк, который
обладал бы правом осуществлять международное налогообложение и
распоряжаться собранными средствами; агентство минеральных
ресурсов, ответственное за использование полезных ископаемых в
глобальном масштабе; мировое агентство, ответственное за развитие и
распространение технологий и т.д.
Однако предложения группы Я. Тинбергена не получили
поддержки. Развивающиеся страны опасались ущемления своего
национального суверенитета, а развитым было достаточно уже
существующих форм надгосударственного регулирования.
С 1980-х под влиянием «консервативной контрреволюции»
отношение в развитых странах к идее наднационального
регулирования с социальными приоритетами вообще серьезно
ухудшилось. Его стали рассматривать как опасную форму
международного бюрократического регулирования. Поэтому поздние
доклады Римскому клубу, посвященные социальным проблемам,
стаж акцентировать внимание не на мерах централизованного
регулирования, а на самообеспечении развивающихся стран н
изменении культурных стереотипов под общим лозунгом «думать
глобально, действовать локально».
Так доклад Римскому клубу, «Нет пределов обучению» (1979),
был посвящен перспективам развития массового образования,
способного значительно сократить разрыв в уровне культуры людей
различных социальных групп и стран мира. В докладе «Босоногая
революция» (1988) рассматривались результаты
и перспективы
развития
в
«третьем
мире»
малого
неформального
предпринимательства,
направленного
на
удовлетворение
потребностей местных жителей.
Общая позиция Римского клуба по поводу перспектив решения
социальных глобальных проблем выражена в заглавии книги А
Печчеи «Человеческие качества» (1977). Основатель Римского клуба
полагал, что успех возможен прежде всего путем изменения качеств
человека, чего можно добиться путем воспитания «нового
гуманизма», включающего глобальность, любовь к справедливости и
отвращение к насилию.
Доклады Римскому клубу, посвященные социальным глобальным
проблемам, не смогли сыграть столь же знаковую роль в развитии
глобалистики и в практическом решении глобальных проблем, как
доклады по проблемам окружающей среды. Однако они внесли
важный вклад в осмысление социальных «недугов человечества».
2.3
Концепция третьего пути глобализации. Основа
теоретического проекта «третий путь» (Дж. Ма км а рей)
Третий путь реализуется в ряде случаев на основе теоретического
проекта. Примером этого может служить теоретическая деятельность
Э. Гидденса, известного английского социолога, директора
Лондонской школы экономики и политики. Он подготовил своими
исследованиями переход Т. Блэра к новому лейборизму и третьему
пути.
•
|
І:
Концепция третьего пути явилась ответом Запада на
глобализацию.
формирование
мирового
свободного
рынка,
информационной открытости, и функционирование этого рынка в
электронной
форме.
Глобализация
стерла
границы
между
государствами для капитала, товара и информации и поставила перед
государствами совершенно новые проблемы.
Дискуссии
по
проблемам
глобализации
оказались
определяющими для формирования концепции третьего пути.
Оценивая их, Э. Гидденс выделяет среди участников скептиков и
радикалов. Первые не согласны с тем, что глобализация представляет
собой нечто принципиально новое, считают, что термин
«глобализация» мистифицирует имевшиеся и прежде тенденции роста
мировой экономики. Радикалы констатируют наличие совершенно
нового процесса - глобализацию свободного рынка, несводимость
глооализации к экономике и превращение ее в новый мегатренд.
Важно то, что скептики и радикалы представляют взгляды,
выражающие позиции левых и правых соответственно.
Э. Гидденс называет себя радикалом, отмечая тем самым точку в
правой части политического спектра, которую он занимает благодаря
своему выбору. Одновременно он обозначает и свои позиции слева.
Однако решительное заявление относительно радикализма делает
концепцию третьего пути уязвимым для критики, обвиняющей
сторонников третьего пути в предательстве левой идеи и в переходе
на правые позиции.
Место Гидденса на правом фланге определяется тем, что он
считает
невозможным
игнорировать
свершившийся
факт
глобализации и вызовов, который она бросает самому Западу. Именно
реакция на вызовы глобализации Западу и привела к появлению
новых лейбористов и других сторонников третьего пути. Новое в их
левой позиции состоит в том, что они, полагая невозможным
отказаться от новой модернизации (переход к обществу с всемирным
открытым и электронным рынком), предлагают совокупность
принципов и политических мер, которые могут скорректировать и
гуманизировать этот процесс.
Такая позиция по сути является трансформационалистской.
Трансформационализм - оценка глобализации как незавершенной
социальной
трансформации,
открытой
для
политического
воздействия, способного изменить ее характер. Это центристская
позиция, которая, с точки зрения ее сторонников, соответствует
объективной логике сегодняшних социальных процессов. Для
трансформационалиста глобализация - объективное явление итог
пятисотлетнего возвышения Запада и модернизации как ответа
остального мира на этот процесс. Но он не может сказать и того что
глобализация всегда будет такой, какой является сейчас.
Сторонники третьего пути рассуждали только о внутренних
угрозах Западу, к которым были отнесены коренные изменения в
мире. Это - разрушение иерархии и организации; устремленность
капитала туда, где выгодно, без оглядки на позиции государстваизменения в гражданском обществе и демократии; технологические
сдвиги; изменение характера труда и невозможность полной
занятости; изменение семьи; многообразие стилей жизни.
Обратимся к базовой разработке третьего пути в трудах
Гидденса Итак, по мнению новых левых - сторонников третьего
пути, национальные государства не могут регулировать глобальный
рынок, а его полная дерегуляция увеличивает риски, непредсказуемые
катастрофы.^ Гидденс
предлагает
структурный
плюрализм,
включающии взаимодеиствие различных социальных институтов государства, рынка, гражданского общества, демократии, которые не
дают государству обюрократиться, стать статичным, зависимым и
неактивным.
ЯййМ
На государство в концепции третьего пути возлагается серьезная
ответственность. Оно имеет огромные задачи по цивилизации
общества, по поддержанию публичной сферы. Государству следует
приспособиться к уменьшению своей роли в мировой экономике. С
другой стороны, его роль в установлении социальных и
цивилизационных рамок возрастает. Оно должно заботиться об
уменьшении налогов, экономическом процветании и социальном
порядке. Государство должно опираться на публичные институты
которые могут получить приоритеты в решении многих задач. Оно’
должно самореформироваться для достижения общественного блага
преодолеть апатию избирателей и завоевать их доверие. Задачей
государства должно стать повышение стандарта образования. Оно
должно исходить из того, что существующей демократии
недостаточно поощрять общественное самоуправление, формировать
образы приемлемого политического правления, выступая против
коррупции и криминала. Государство должно быть инициатором
новой
демократизации,
необходимость
которой
вызвана
глобализацией. Помимо роста непосредственной демократии в
обществе, оно должно быть инициатором демократизации
надгосударственных объединений, таких, например, как ЕС.
Гражданское общество, по Гидденсу, является фактором
одновременного сдерживания рынка и государства* Он считает, что
ни рыночная экономика, ни демократическое государство не могут
эффективно
функционировать
без
цивилизующего
влияния
гражданских ассоциаций. В США эта позиция начала устанавливаться
в 1980-е годы. Теперь в США люди уверены в том, что «не все, что
хорошо для «Дженерал Моторз», хорошо для Америки». Гражданское
общество стало трактоваться как общество, способное поставить под
контроль государство и бизнес. Это — ключевая формула третьего
пути, снимающая традиционное левое и традиционно правое
представление о роли государства в экономике. На государство
возлагаются арбитражные и цивилизующие функции, а на
гражданское общество - контроль за бизнесом и государством.
Разумеется, для таких функций необходима определенная зрелость
гражданского общества, его ценностей и институтов. Степенью этой
зрелости определяются различие в выборе конкретных парадигм
третьего пути.
Если социал-демократия старого типа концентрировалась на
индустриальной политике и требовала кейнсианских подходов, а
либералы сосредотачивались на дерегуляции и либерализации рынка,
то политическая экономия третьего пути соотнесена с различными
приоритетами - образованием, инициативой, предпринимательской
культурой, гибкостью,
передачей
власти
и выращиванием
социального капитала. Цель макроэкономической политики —
поддерживать низкую инфляцию, ограничивать государственные
займы и использовать все активные, либеральные способы ускорить
рост и высокий уровень занятости.
Таким образом, в отличие от старых левых Гидденс не говорит о
регулировании экономики.
В отличие от либералов он считает, что общество сегодня
нуждается в большем, а не меньшем государстве. Но государство,
согласно новым левым, должно работать выше и ниже рынка, имея
целью получение общественного блага. Ниже рынка - в сфере
экологии, выше рынка —в образовании, сфере культуры.
2.4
Клинтон)
Базовая модель третьего пути (Т. Блэр, Г. Шрёдер, Б.
Для сторонников третьего пути переход в новое состояние, в
целом охватываемое термином «глобализация», предстает как переход
в новую современность (общество, которое создается глобализацией и
характеризуется глобальным свободным рынком, информационной
открытостью и функционированием этого рынка в электронной
форме). Классическая модернизация представляла собой переход от
традиционного общества к современному. Но современное общество,
ядром которого стала индустриализация, может быть названо сегодня
традиционным в сравнении с тем обществом, которое создается
глобализацией и уже сегодня характеризуется глобальным свободным
рынком. Концепция третьего пути является новым прогрессизмом.
Так она была названа в основных документах сторонников третьего
пути. В этих документах лидеры США, Англии и Германии ставят
перед своими странами цель продолжения прогрессивного развития. В
условиях глобализации оно принимает новый в и д - освоение
глобальной экономики и решение тех внутренних задач, которые
вытекают из новой ситуации неподчинения глобального рынка ни
государствам, ни системе государств, ни наднациональным органам.
Подобно тому, как либеральные реформы в отдельных странах были
частью их модернизации, глобальная либерализация рынка считается
необходимой составной частью новой модернизации. Концепция
третьего пути предполагает возможным соединение социальной
солидарности с глобальной динамичной экономикой. Отчасти страны,
вставшие на этот путь, намерены исправить эксцессы мирового рынка
политикой, проводимой в своих странах. Но главная цель обеспечить прогресс своих стран.
Новые прогрессисты провозгласили начало новой фазы
модернизации Запада как перехода к глобальному свободному рынку
и строящемуся на этой основе новому обществу. Таким образом,
сторонниками третьего пути явились те политические силы на Западе,
которые приняли требование участия в глобальном свободном рынке
как следствии собственного развития Запада, но попытались
совместить это с социальной политикой, адекватной новым условиям.
Сегодня многие западные страны выбирают третий путь
развития. Канцлер ФРГ Г. Шредер называет его серединным. Несмо­
тря на то, что на этом пути именно он испытал серьезные трудности,
предложенная модель заслуживает внимания. В ней предлагается
новая трактовка модернизации и попытка преодолеть противостояние
левых и правых сил.
У. Клинтон в конце 1990-х характеризовал свой курс как «третий
путь». Т. Блэр пришел к власти под лозунгом третьего пути. Варианты
такого развития появились и в континентальной Европе, прежде всего
в Германии Г. Шредера. Использование этого варианта развития
западными странами можно представить как новый этап
политической модернизации.
Не существует общезападной модели третьего пути. Даже при
согласии на подобное развитие между Т. Блэром, Л. Жоспэном и Г.
Шредером существовали разногласия и даже противоречия.
Сегодня можно найти множество «третьих путей», вытекающих
из базовой модели третьего пути. Базовая модель третьего пути
включает реформу государства, превращение его в социальное
государство в особом, новом смысле, рост влияния гражданского
общества, новые формы социального контроля, связывающие права с
ответственностью,
переход
к
ответственному
капитализму,
«восстановление в правах» понятий общественного блага и
социального
равенства,
сочетание
индивидуализма
и
коммунитаризма, пересмотр концепции социальной помощи, новое
отношение к проблеме занятости, учет нестабильности экосистемы,
обеспечение устойчивого экологически безопасного развития, соз
дание условий для раскрытия человеческого потенциала, признание
важности социального и человеческого капитала, формирование
способности жить в глобальном мире, ощущать ответственность за
мир в целом.
2.5
Этическая концепция «компетентного консеквециализма»
(Э. Гидденс)
Идеология «третьего пути» глобализации, базирующаяся на
обновленных — с учетом достижений неолиберализма — ценностях
социал-демократии была взята на вооружение в конце 90-х годов
пришедшими к власти Т. Блэром и Г. Шредером.
Идейную основу этой доктрины составила разработанная
Э. Гидденсом этическая концепция «компетентного консеквенциализма» (чиаІіЯесісотеяиетіаІізт) разновидности моральной
философии утверждающей, что реализация прав граждан,
корпораций и государств непосредственно зависит от их готовности
взять на себя ответственность за возможные последствия своих
действий. Признавая вслед за неолибераіачи полезность ограничения
вмешательства государства в функционирование рынка, сторонники
«третьего пути» настаивают на том, что правительства и корпорации
обязаны взять на себя ответственность за обеспечение безопасной и
упорядоченной среды в возникающем космополитическом мировом
обществе. Анархия, порожденная глобализацией, не является игрой
«сил природы», и государства обязаны совместно ее регулировать.
Почти повсеместное «полевение» европейских правительств
после глобального финансового кризиса можно рассматривать как
своеобразный
вотум
недоверия
сторонникам
«жесткого»
неолиберального курса. Однако на практике заметить какие-либо
существенные расхождения приверженцев «третьего пути» с
последними не представляется возможным. Предложение создавать
социальные
институты,
учитывающие
на
основе «принципа
пропорциональности» многообразные
индивидуальные
интересы
граждан и представляющими им равные шансы для реализации своих
устремлений, налагает на правительства и государственные структуры
обязательство регулировать «парадигматические риски», то есть
позитивные и негативные эффекты, вызываемые глобализацией. При
этом вопрос о том, как практически совместить идеалы »государства
всеобщего
благосостояния» с
неолиберальными
требованиями
Вашингтонского консенсуса, остается открытым.
Контрольные вопросы
1 Влияние глобализации на национальные интересы и
государства, роль ТНК в процессе глобализации.
2 Основные стороны деятельности Римского клуба, значение и
результаты.
3 Теоретические проблемы концепции третьего пути.
4 Практические проблемы концепции третьего пути.
5 Взаимосвязь концепции третьего пути и прогрессивного
развития государства.
Вопросы для самоконтроля
1 Определите новые глобальные вызовы времени и способы
выработки адекватного ответа.
2 Кажите примеры использования модели третьего пути в
современной политике.
3 Глобализация политики
3.1 Идея «глобальной политики» (Дж. Розенау, К. В. I.
^ аікег)
Идея «глобальной политики» бросает вызов традиционному
разделению
политики
на
внутреннюю/
международную,
внутреннюю/внешнюю,
территориальную/нетерриториальную
политику,
как
принято
в
традиционных
концепциях
«политического». Они считают, что политические общности и
цивилизации не могут дальше характеризоваться просто как
«дискретные миры; они запутаны и вовлечены в сложные структуры
власти, отношений и действий. Сегодня больше невозможно видеть
местоположение эффективной политической власти только в рамках
национальных правительств, эффективная власть разделена и
меняется разнообразными силами и агентствами в национальные,
региональные и международные уровни. Политическое пространство
для развития и функционирования эффективного правительства и
ответственность власти больше не ассоциируется только лишь с
разграниченной политической территорией.
Джеймс Розенау разработал более сложную типологию,
основанную на трех типах структур (формальный, неформальный и
смешанный) и на двух типах процессов (однонаправленный и
мультинаправленный). Данная типология дальше усложняется
разграничением, которое Розенау делает между 8 разными типами
общностей, вовлеченных в процесс управления. Однонаправленные
процессы управления дают иерархическую картину реальности; они
либо сверху - вниз, либо снизу - верх, либо движимы рынком. Они
дополняются многонаправленными и нелинейными процессами,
которые Розенау называет сетевым, примыкающим и мобиус-сетевым
управлением.
с
Принципиальная позиция Р. Вайринена в том, что сегодня
государство остается наиболее вероятным
кандидатом для
выполнения задачи глобального управления, несмотря на тот факт,
что оно имеет определенные слабости, уменьшающие успех его
усилий. К«к результат, роль государства в глобальном управлении
является оспариваемой темой. Некоторые авторы подчеркивают
продолжающуюся трансформацию государства; оно претерпевает
упадок, сжимается, и его власть в любом случае передается
региональным
и
местным
уровням.
С
другой
стороны,
продолжающаяся
уместность
государства
в
регулировании
глобальных финансов и других сфер бизнеса считается и
желательным, и необходимым аспектом глобального управления.
В свете трансформации политической власти и понимания
государства, суверенной власти интересен опыт Европейского Союза
Сам интеграционный процесс в ЕС, его формы и управленческие
модели невозможно объяснить, опираясь на традиционное понимание
государства и организации власти внутри его. Сложность, связанная с
неясностью относительно того, в каких категориях нужно рассуждать
и осмысливать опыт ЕС, породила много дискуссий в научной
литературе. Необходимо отметить тот факт, что вопрос о влиянии
глобализации на процессы в ЕС тоже является спорным. Главные
дискуссионные вопросы заключаются, в том, что собой представляет
собой ЕС | наднациональную структуру, большое национальное
государство или сложное государство; было ли появление ЕС
внутренним
процессом
или
было
результатом
влияния
глобализационных процессов.
3.2
Интернационализация
и
транснационализация:
протяженность, интенсивность и институциализация
Сфера интернационального маркетинга расширяется совсем
скоро. Наблюдается значимый рост торговли, иностранных
инвестиций, усиливается процесс обмена информацией. Поэтому для
понимания развития современного мирового хозяйства нужно более
глубочайшее исследование процесса интернационализации компании
на интернациональных рынках.
Есть разные определения термина «интернационализация».
Рассмотрим некоторые из них:
Интернационализация - это процесс все более глубочайшего
вовлечения в международные операции.
Интернационализация - это последовательный процесс, который
в свою очередь является результатом взаимного действия двух
хороших, но тесновато связанных действий: процесса развития знаний
и процесса вовлечения в иностранный рынок.
Интернационализация представляет собой процесс развития
устойчивых экономических взаимосвязей меж странами (до этого
всего на базе интернационального разделения труда) и выхода
воспроизводства за рамки государственного хозяйства.
В данном пособии интернационализация рассматривается как
процесс выхода компании на забугорные рынки и укрепления её
позиций на этих рынках. Степень интернационализации компании
зависит от влияния разных внешних и внутренних факторов. К
внешним факторам относятся: объекты продаж, элементы наружной
среды целевых рынков, способ ведения операций на забугорном
рынке. К внутренним факторам относятся способности данной
компании: мотивы интернационализации, организационная структура,
деньги, персонал. Объекты продаж представляют собой предложение
со стороны компании продуктов и услуг на иностранном рынке.
Компания может давать новый продукт либо услугу, имеющийся
продукт либо услугу без конфигураций, дополнительные сервисы,
«ноу-хау», технологии, а также их композиции.
Есть разные препятствия интернационализации компании причины
наружной
среды
интернационального
маркетинга:
политические, экономические, правовые, культурные особенности
разных государств, также как и географическое положение.
К главным способам интернационализации относятся: экспорт и
импорт продуктов и услуг, прямые иностранные инвестиции,
совместное предпринимательство, лицензирование, франчайзинг,
договор «под ключ», управленческий договор. Каждый метод выхода
на забугорный рынок имеет свои достоинства и недочеты. К мотивам
интернационализации относятся: расширение сбыта, приобретение
ресурсов, диверсификация источников снабжения и сбыта. Но без
благоприятной окружающей среды на забугорном рынке компания не
сумеет добиться фурора, т.е. стимулы могут исходить и из наружной
среды компании.
К факторам, стимулирующим процесс интернационализации,
можно отнести: благоприятное отношение общественности к первым
попыткам выхода на забугорный рынок из-за чувства государственной
гордости,
повышение
компетентности
персонала
компании,
поощрение работников компании.
Между степенью трудности рынка, выбором стратегии и
способом выхода на забугорный рынок существует взаимосвязь. Рост
интернациональных операций постоянно просит огромных денежных
издержек для поддержания деятельности. Размер инвестиций в
развитие бизнеса на иностранных рынках является индикатором
степени интернационализации компании.
Масштабы
транснационализации.
В
последнее
время
наблюдаемся неизменный рост масштабов транснационализации повышение доли интернационального движения капитала, труда и
иных
ресурсов.
Транснационализация
превратилась
в
многоканальный процесс.
Размер продаж, осуществленных ТНК в 1993 г., составил 5 2
трлн. долл., а в 1997 г. - около 7 трлн., что эквивалентно 114%
мирового экспорта и 22% валового мирового продукта. Причем
начиная с 80-х годов по темпам роста размер их продаж
приблизительно на 40% выше мирового производства и на 30 —
мирового экспорта. Что касается 100 огромнейших компаний, то доля
их^зарубежных продаж в общем объеме реализации составляет более
40%. Размеры зарубежногопроизводства американских ТНК в 4 раза
превосходят экспорт страны, британских - более чем в 2 раза.
Начиная с 80-х годов скоро прогрессировал процесс
интернационализации капитала ТНК через рынок ценных бумаг.
Совместно с тем фактический контроль над компанией традиционно
сохраняется за государством происхождения. Заметным явлением
стал рост числа совместных компаний, учредителями которых
выступают или материнская и аффилированная компании или сами
аффилированные компании, что порождает любознательные и
многообразные внутренние связи. В частности, приблизительно 46%
аффилированных компаний американских ТНК обладают акциями
остальных образований, входящих в систему. Распространение
таковой практики разъясняется основным образом функциональными
потребностями. Схожая структура принадлежности упрощает
применение трансфертных цен и других способов манипулирования
(скажем, с лицензиями, прибылями).
Степень интернационализации компаний, как и государств,
можно рассчитать через соотношение наружной и внутренней
хозяйственной деятельности (инвестиции, занятость, создание,
реализации, НИОКР). Так, анализ динамики соотношения меж ПИИ
(внешние активы) и ВВП указывает, что в целом у всех промышленно
развитых держав оно подросло с 6% в 1980 г. до 11,5% - в 1995 г., у
государств ЕС - с 6,3% до 14,6% соответственно (больший показатель
пришелся на Великобританию - 27,4% в 1995 г.), у США - с 8,1% до
9,8%, а у стране восходящего солнца - с 1,8% до 6% . Еще больше
размеры данного показателя по отдельным корпорациям. Так,
практически 2/3 капиталовложений бельгийских, голландских и
швейцарских ТНК направлялось за границу. Для компаний КоуаІ
Оиісһ ЗһеІІ и РҺНірк иностранные инвестиции составили 70%
внутренних, американского концерна Еххоп 1 80%, ІВМ - 50%.
Это касается не лишь инвестиций, но и зарубежной деятельности
в области НИОКР. Исключение из данной тенденции составляет
сфера использования рабочей силы, где прирост был более
медленным.
Главной формой интернационализации хозяйственной жизни
долгое время была интернациональная торговля. На нынешнем этапе
мирового развития интернациональных экономических отношений
основой глобализации стала интернационализация не обмена, а
производства.
Под транснационализацией производства и капитала в данном
случае предполагаются:
| новейшие явления, качественные конфигурации, происходящие
в мировой экономике, а конкретно: рост числа и активности
межнациональных компаний (ТНК) и межнациональных банков
(ТНБ);
- новый этап процесса интернационализации мирового хозяйства,
отличающийся от прошлых: изменение самого характера вовлечения
государств и компаний в международное* разделение труда, что
находит проявление в интернационализации научно-технического
прогресса и процесса производства, когда мировой рынок
практически диктует стандарты свойства и технико-экономические
характеристики продукции, выпускаемой как материнской компанией
так и её филиалами и дочерними компаниями;
- форма интернационализации хозяйственной жизни, результатом
которой является развитие интернационального производства в
рамках ТНК, включающего на предприятиях материнской компании
ее филиалов и дочерних компаний создание тех видов продукции’
которые
участвуют
в
международном
внутрифирменном
кооперировании;
- новый более высокий уровень интернационализации
производства и капитала, когда происходит его переход в новое
качество;
г
° ■
процесс транснационализации, неразрывно связанный с
расширением масштабов деятельности ТНК, с перевоплощением ТНК
в настоящих субъектов интернациональных рыночных отношений- новейшие формы организации хозяйственной жизни, которые
способствуют её интернационализации.
■І
СрСДСТВа связи глобальной политики: развивающиеся
инфраструктуры и скорость политического взаимодействия
Нации, люди и организации связываются друг с другом с
■ І І
В Н И В
новь"
Ш Ш
коммуникации и
сообщении, которые не знают государственных границ. В то же время
неравный М
к новым способам связи ■ £ § новые
политического участия и неучастия в глобальной н о л Л Г
Появление и развитие новых систем связи создает мир в котовом
особенности места и индивидуальности постоянно подчеркиваются и
интерпретируются
региональными
и
глобальными
роль состоит в
том, чтооы открывать возможности для организации политических
акиии и осуществления политической власти на огромных
расстояниях и вообще преобразовывать современные политические
сообщества и системы территориальных государств. Например
распространение международных и транснациональных организаций!
норм международного права и правовых механизмов - их устройства
и контролирующих функций, - все это получило толчок от новых
систем связи, и все зависит от них как от средства дальнейшего
достижения
их
целей.
Современные
телекоммуникации
перестраивают характер и форму политических организаций, а также
объединяют сообщества друг с другом в рамках новых структур
взаимообмена. Тем не менее, они не только удлиняют дистанцию, на
которой устанавливаются политические отношения, или расширяют
связи между политическими сообществами, они, кроме того,
принимают участие в увеличении скорости политического
взаимодействия. Быстрая информация о событиях, инцидентах и
катастрофах может привести к почти немедленным региональным или
глобальным последствиям. Это, в свою очередь, послужило причиной
сложных и разнообразных реакций исполнительных институтов
государства и гражданского общества.
Существующая
в
настоящее
время
сеть
глобальных
телекоммуникаций охватывает все страны, хотя все еще и
незначительный слой населения .земного шара, что отражает, как и
многие другие глобальные структуры, географию власти и
привилегий. Персональная или прямая международная телефонная и
факсовая связь, существующая в развитом капиталистическом мире,
до сих пор не доступна во многих местах. Например, в небольшом
городке Виллес-де-Браво, расположенном на западе от Мехико,
большинство населения
пользуется услугами
коммунальной
телефонной службы, в то время как в других местах страны даже эти
службы являются редкостью. Неравенство доступа и возможностей
свойственно всей сети глобальных коммуникаций. Интересно, что
сама глобальная сеть - один из наиболее хорошо регулируемых
секторов транснациональной деятельности. Он управляется режимом
международных
телекоммуникаций,
включающим
в
себя
Международный союз электросвязи (ІТІІ, который в свою очередь
охватывает Сектор радиосвязи, Мировые конференции по радиосвязи
и Международную организацию спутниковой связи) и различные
региональные организации. Все эти организации представляют собой
механизмы международной координации, облегчающие работу всей
системы всемирной телефонной, телеграфной, радио и спутниковой
связи. После образования Международного союза электросвязи (ГШ)
в результате сотрудничества между странами появилась возможность
обеспечить бесперебойный поток телекоммуникаций, что было
обусловлено «международным телеграфным режимом, требующим от
своих членов принимать все международные сообщения и соединять
провода отдельных национальных систем в единую сеть.
Преимущества этой системы позволили в начале XX в.
превратить европейский режим ЙШ в глобальный. К концу XX в.
проблемы поддержания эффективной сети глобатьных связей стали
намного более сложными и гораздо более политизированными.
Ставки очень высоки, так как мировой рынок, предлагающий
коммуникативные услуги, огромен:
Е ш стоимость в 1997 г. была оценена в 600 млрд. долларов.
Значение его для национального суверенитета и автономии также
велико и заключается в том, что, в отличие от первых лет
существования телеграфа, никакое государство не может эффективно
контролировать те транснационатьные потоки электронной почты,
информации теле- и радиовещания и т. д., которые пересекают его
границы. Особенно интересный в этом отношении случай
представляет собой Интернет.
Следует подчеркнуть, что по мере того, как мировые воздушные
пути и околоземные орбиты становились все более оживленными,
возрастала и роль режима международных телекоммуникаций в
распределении международных прав на использование свободных
радиочастот и орбит. Без такого рода международной регулирующей
деятельности целостная система глобальных связей становилась бы
все более и более раздробленной и, возможно, все менее и менее
эффективной. Даже такие страны, как Япония, США и
Великобритания, которые могли бы и не соблюдать тех или иных
требований режима, соблюдают их полностью из-за тех громадных
преимуществ, которые предоставляет международная координация в
столь важном коммерческом секторе.
Значимость международного телекоммуникационного режима
обусловлена тем, что он помогает сохранять равновесие между
государственной и корпоративной властью на арене глобальной
политики. До 70-х гг. режим функционировал, не сталкиваясь с
серьезными противоречиями. С тех пор, как глобальные финансовые
службы пережили революцию, а телекоммуникационный бизнес в
США и Великобритании был дерегулирован, режим стал игралищем
политических
страстей.
Его
основополагающие
нормы
стандартизация сетей, коллективное принятие решений по общим
глобальным проблемам (спектр вещания и траектории спутниковых
орбит), совместно обеспечиваемые службы и многосторонняя
координация - остаются нетронутыми. По большей части сохраняются
также правила и механизмы принятия решений. В результате всем
государствам гарантирован минимальный уровень доступа к системе,
особенно спутниковым коммуникациям, которого режим, движимый
исключительно интересами рынка, не мог бы обеспечить. Режим в
определенном смысле обладает элементами глобальной системы в том
своем аспекте, который связан с международным принятием решений.
Обусловлено это различными видами институциональной политики
режима, что дает странам «третьего мира» и их национальным
монополиям владеющим средствами связи, большее право голоса, чем
мог бы им обеспечить их экономический статус, хотя большинство
решений принимается путем выработки консенсуса.
3.4 Акторы глобализации
Акторский аспект в целом — новый, вызывающий интерес
компонент глобализации. Этот термин может также использоваться
для
описания
политической
и
социальной
реальности
доглобализационной эпохи. Однако глобализация начинает новый
этап в истории этого понятия главным образом потому, что она
освобождает индивидуальных акторов от организационных и
первичных взаимосвязей более крупных политических и социальных
целостностей, в основном организаций, и тем самым по-новому
организует мир акторов. Это означает, что, в конечном счете любой
человек является актором, и это не простая игра слов. Мы - акторы в
теоретическом и практическом смыслах, хотя до сих пор ассоциируем
эту новую сторону глобализации скорее с ныне существующим
«автократическим» самодержавием,
нежели
с также
ныне
существующими демократическими компонентами. Естественно, все
феномены глобализации имеют свои акторские аспекты, даже
проблема отношений с развивающимися государствами.
Но акторы глобализации очень часто выпадают, это отчетливо
видно
при
сравнении
новых
специфических
глобальных
функций. Ситуация с отсутствующими акторами возникает, когда в
ходе политических или других процессов глобализации образуются
новые важные функции, но при этом отсутствуют в равной степени
сильные, ответственные и легитимные акторы, способные взять на
себя реализацию этих функций. Естественно, что в условиях подобной
исходной ситуации акторские места «распределяются» заведомо
неверно: либо пустующие места и функции отсутствующих акторов
остаются
незамеченными,
либо
быстро
реагирующие
заинтересованные группы заполняют собой этот вакуум, что серьезно
деформирует политическое пространство. Базовая модель проста:
заинтересованная группа; заполняющая вакуум, может называться
актором только в одном специфическом смысле, то есть в том
смысле, что она преследует исключительно свои собственные
интересы. Чтобы достичь своей цели, она должна в известной мере
сформировать политическое пространство, но так как она
осуществляет это не как легитимный и конструктивный актор, то.
следовательно, ее деятельность неизбежно подразумевает разрушение
политического пространства.
Акторы по определению французского геополитика Ф. Моро*
Дефаржа - это индивиды или структуры, «которые вырабатывают,
выражают и переводят в действие намерения».
Актор в геополитическом смысле- это совокупность всех тех
людей и структур, которые вырабатывают представления о
территориях и пространствах и выражают эти представления, в том
числе в разного рода требованиях, а также воздействуют на
пространства, структурируя сети взаимодействия, включающие
людей, организации и территории.
На |
определенной
территории различные
| акторы
взаимодействуют друг с другом. И это взаимодействие носит либо
характер сотрудничества, либо конфронтации. Причем в современных
условиях количество геополитических акторов неизменно растет. И
это во многом является следствием того, что в условиях дальнейшего
и неуклонного развития демократии, а также под воздействием
процесса глобализации в разряд геополитических акторов включаются
новые субъекты политики.
Геополитические акторы можно классифицировать следующим
образом: \
1. Классические, или традиционные геополитические акторы, к
которым относятся государства, армии, церкви;
2. Новые геополитические акторы, включающие в себя:
- политические партии;
I неправительственные организации;
- воинственные группы, делающие ставку на насилие;
1
Разного
рода
экономические
акторы,
прежде
всего
транснациональные корпорации;
’ средства массовой информации и коммуникации;
3.
В современной геополитике все большее признание получают
так называемые группы людей, которые в той или иной форме
выражают некие геополитические проекты через посредство
националистической политики, а также через представительные
структуры (культурные ассоциации, националистические партии или
другие организации).
Классические геополитические акторы. В геополитике под
«классическими» акторами понимают традиционных участников
международных отношений. К ним относятся государство, армии и
церкви.
Государство как главный актор геополитики. Главным актором
мировой политики является государство. Оно -основной субъект
международного права, а его политика определяет характер
международных отношений, оказывает непосредственное влияние на
степень свободы и уровень благосостояния граждан, на саму
человеческую жизнь. Деятельность и даже существование других
субъектов мировой политики в значительной степени зависит от
отношения к ним со стороны государств.
В современном мире идет стремительный процесс возникновения
новых государств. С начала XX века их количество увеличилось более
чем в три раза и в настоящее время превышает 190. В 60-х
годах XX века рост числа государств был следствием, прежде всего
крушения колониальных империй, а в 1990-х во многом обусловлен
дезинтеграцией тоталитарных государств. Согласно прогнозам,
тенденция образования новых государств сохранится.
Государство — единственный субъект мировой политики,
который
обладает
суверенитетом.
Категория
«национально­
государственный
суверенитет»
имеет
два
аспекта
—
внутренний и внешний. Первый аспект означает свободу выбора
каждым
народом
своего
пути
экономического
развития,
политического
режима, наличие
у
государства собственного
гражданского
и
уголовного
законодательства. Второй
аспект предполагает невмешательство государств во внутренние дела
Друг друга, их равенство и независимость.
При переходе к постиндустриализму изменяется содержание
суверенитета государств. Он трансформируется из абсолютного,
способного отрицать общечеловеческие ценности и интересы, в
просвещенный, основывающийся на принципах равноправия и
самоопределения народов, уважения прав личности как высшей
социальной ценности.
Просвещенный
суверенитет
государств
допускает
возможность демократического ограничения. Если раньше
рекомендации мирового сообщества тому или иному государству
расценивались как вмешательство в его внутренние дела, то в условиях
современного взаимозависимого мира решение отдельных проблем, в
первую очередь военных и экологических,
интересов других государств. Например,
предполагает учет
требования одного
государства к другому о недопущении выбросов в атмосферу вредных
веществ предприятиями или загрязнения рек промышленными
стоками не могут рассматриваться как вмешательство во внутренние
дела или покушение на суверенитет.
В связи с развитием информационных технологий, возникнове­
нием мирового коммуникационного сообщества и прогрессирующей
проницаемостью границ государственные структуры теряют часть
властных полномочий. Государству, включенному в процесс глобали­
зации, сложнее контролировать национальную экономику, особенно
финансовую систему как ее наиболее мобильный компонент, о чем
свидетельствуют финансовые кризисы минувшего десятилетия.
В
современных
условиях
возможности
государств
ограничиваются, с одной стороны, деятельностью других участников
мировой
политики
неправительственных
организаций,
транснациональных корпораций и т. д., с другой —выходом на
международную арену внутригосударственных регионов, которые
устанавливают между собой прямые торговые, культурные и иные
отношения, нередко конкурируя с государством. Тем не менее,
именно государство представляет и олицетворяет суверенитет народа,
являющегося, согласно конституциям многих стран, основным и
единственным источником власти.
В качестве структуры государство представляет собой совокупность институтов, включая правление (правительство) и ад­
министрацию. Государство характеризуется наличием персонала,
бюджета и разного рода функций, которые оно выполняет,
обеспечивая руководство обществом.
Государство как структура наделена, как правило, легитим­
ным авторитетом, в том числе оно обладает монополией на фи­
зическое насилие на своей территории. Столица является тем местом,
где фактически реализуется этот авторитет. И она символизирует этот
авторитет. В рамках геополитического подхода понятие «авторитет» в
определенной мере связано с другим не менее важным понятием «суверенитет», который является, пожалуй, наивысшим выражением
авторитета.
Суверенитет и «невмешательство». На своей собственной
территории государство является сувереном. Оно не подчиняется
никакои другой власти. Однако в современных условиях суверенитет
государства ^ является в значительной мере ограниченным; В
политической науке небезосновательно
заговорили об эре
ограниченного суверенитета.
Суверенитет является юридическим принципом, признанным
международным сообществом. Статья 2 Хартии ООН гарантирует
принцип равного суверенитета всем государствам - членам данной
организации, а также невмешательство во внутренние дела этих
государств. Такой подход характерен для международных отношений
—
и развивающихся на основе Вестфальских договоров
Однако суверенитет - не только юридический вопрос. Он
определенным образом характеризует средства, которыми располагает
государство.
Некоторые
государства
обладают
большими
возможностями для маневра в поле международных отношений. Речь
вдет о
ведущих
мировых державах во
главе с
США.
Они оказываются способными прямо или косвенно влиять на политику других государств. Для большинства же государств
суверенитет не выходит за пределы теоретической концепции: они
не обладают достаточными средствами для проведения независимой
политики. Некоторые политологи акторов международной жизни
делят на «первичных» и «вторичных». Первые обладают реальным
суверенитетом, вторые же - нет.
Суверенитет получает свое выражение в концепции между­
народного права, определяемой понятием »невмешательство во
внутренние дела». Согласно этой концепции, ни одно государство не
имеет права вмешиваться во внутренние дела другого государства.
Однако этот принцип, который вытекает из суверенитета имеет свои
границы. В современных условиях абсолютное невмешательство, как,
например, абсолютная свобода является фикцией. Государства и
остальные геополитические акторы могут оказывать воздействие или
даже противодействовать другим государствам. Речь в данном случае
может идти о так называемых трансгосударственных акторах (церкви,
предприятия, СМИ) или трансгосударственных феноменах (например,
экологических), которые действуют по своим законам и подчас
вопреки юридической концепции суверенитета.
Таким образом, государства и правления, безусловно являются
активными геополитическими акторами, но не единственными и не
неоспоримыми. Время, когда государства и правления были
монополистами на сцене международной политики, осталось в
прошлом. И это призвана учитывать геополитика.
Армия. Теоретически армия не является независимым геополити­
ческим актором. Она, как известно, подчиняется политической власти,
правительству данной страны. Армия, наряду с полицией и
жандармерией, на деле осуществляет в случае необходимости
«легитимное физическое насилие». Это положение признается
международным правом.
I
В демократических странах армия находится на службе
государства и подчиняется правительству. В недемократических
странах для армии характерна особая позиция в политической жизни
страны. В таких странах армия нередко действует автономно,
конкурируя с гражданскими институтами. История знает немало
примеров того, как армия своими действиями выходит далеко за
теоретические рамки ее прерогатив, каковыми являются защита
территории страны и поддержание общественного порядка в случае
возникновения серьезных общественных волнений. В некоторых
ситуациях армия способна выходить из-под контроля власти и
превращаться тем самым в активного, а иногда и доминирующего,
геополитического
актора.
Автономные
действия
армии
в
послевоенные годы не раз имели место во многих странах Африки,
Азии и Латинской Америки.
В развивающихся странах армия играет чаще всего решающую
роль в развитии политических событий. Это выражается, например, в
том, что главы государств многих стран Азии и Африки являются
выходцами из армии. Да и сами правительства в таких случаях
формируются из числа военных лиц. Такие правления в политической
науке получили наименование хунты. Господствующее положение
военных в политической власти — свидетельство слабости
«гражданского оощества» и самой демократии, а также того, что у
этой власти нет достаточной народной поддержки. А потому такая
власть неизбежно, рано или поздно, теряет право на свое
существование.
Церкви. Церкви являются фундаментальными социальными и
политическими структурами, оказывающими существенное влияние
на общественное развитие. Понятно, что церковь как социокультурная
структура является и геополитическим актором, ибо она не может
быть безразличной к вопросам определения судеб общественного
развития. Более того, нередко церковь прямо участвует в конкретной
реализации определенного характера развития мира.
Церкви как один из полюсов политической власти активно
взаимодействуют с мирскими структурами, такими как, например,
государство или политические партии. На основе такого
взаимодействия церкви прямо или косвенно неизбежно оказываются
втянутыми в геополитическую динамику общественного развития.
Церкви могут выступать как сила, способствующая поддержанию
социального и политического зШиз ерю, и л и , наоборот, как актор,
дестабилизирующий социально-политическую ситуацию в стране,
возглавляя протестное движение. В этом, втором, случае церкви
становятся угрозой для государства.
В начале XXI столетия выявилось и очень важное противоречие в
политической жизни многих государств. Учитывая большое число
иммигрантов в странах Западной Европы, например, появился
феномен так называемой двойной принадлежности: с одной стороны,
все граждане страны являются частью государства, а с другой - с
точки зрения вероисповедания они относятся к определенной церкви.
Это приводит к усилению социокультурных различий в обществе, а
при определенных ситуациях —к нестабильности.
Церкви
являются
иерархизированными
структурами.
В
них всегда есть руководство, которое можно отождествлять со
своеобразным правлением, духовенство, что можно сравнивать с
администрацией мирского правления, и верующие.
Некоторые церкви имеют единственного руководителя, другие
же — управляются на коллективной основе. Так, католическая и
православная
церкви являются
иерархизированными
и
централизованными структурами, подчиненными авторитету одного
лица - Папы или патриарха. В исламском мире, наоборот, не
существует одного авторитета. К тому же этот мир разделен на
суннитов и шиитов, организация которых существенно различается
между
собой. Буддистские
образования
также
являются
иерархизированными в том, что касается руководства верующими и
духовенства. Индуистская вера характеризуется иерархией населения,
которая осуществляется за пределами дихотомии духовенства и
верующих.
Духовенство являет собой своеобразную касту в большинстве
обществ и государств и выполняет важную социальную, культурную
и политическую роли. При этом духовенство выполняет
и мобилизационную роль, определяя во многом не только духовные и
культурные, но и политические позиции не только верующих, но
многих других сограждан. Это означает, что духовенство способно
вносить свой вклад в реализацию геополитических целей.
Верующие строго придерживаются правил, обычаев, ритуалов
церкви и подчиняются авторитету ее духовенства. Понятно, что чем
строже соблюдаются церковные обряды и правила, тем большей
является мобилизационная готовность верующих, а в силу этого —тем
большим является и влияние церкви.
Секты представляют собой своеобразные независимые церкви,
приверженцы которой откололись от господствующей церкви.
Адепты таких религиозных общин, как правило, немногочисленны и
редко получают признание властей государства. Деятельность сект
весьма разнообразна и не поддается обобщению. Среди них есть как
толерантные, так и нетерпимые по отношению к другим людям
образования. Есть секты, деятельность которых является открытой и
гласной, есть же и такие, которые действуют негласно и отличаются
строжайшей дисциплиной.
Религиозные представления нередко связаны с территориальным
измерением. В священных текстах упоминаются конкретные
территории, водные бассейны, города, часть из которых имеют, что
называется священный характер. И это имеет большое значение для
верующих и государства, где проживают эти верующие. Священные
территории и места не только имеют социокультурное значение, но и
в определенном
смысле являются
важными геополитическими
ставками. Жизнеописания основателей религий являют собой
агиографию, на основании которой выстраивается отношение к той
или иной конкретной территории или к тем или иным священным
местам.
Геополитические проекты церквей не всегда связаны с
основополагающими для них текстами. На протяжении длительного
времени церковь и государство теснейшим образом связаны между
собой. Европейская колонизация, мусульманская экспансия могут
быть примером геополитических проявлений в согласованной
деятельности церкви и государства. При этом церковь стремится не к
овладению теми или иными территориями. Она ставит задачу
оказывать духовное влияние на население не только своей, но и
других стран.
Геополитический проект церкви может включать в себя за­
дачу изменения границ государства, если последнее является
клерикальным. Национальные церкви, выступая, например, с
националистических позиций, могут становиться своеобразной
поддержкой империалистических проектов государства.
Геополитическое измерение приобретают и сами религиозные
конфликты, которые спорадически возникают между различными
конфессиями.
3,5
Международные институты и организации
Многосторонние межгосударственные отношения стали важным
аспектом международных отношений ХХ-ХХІ веков. Объективные
условия и необходимость многостороннего сотрудничества требуют
от стран поиска новых форм взаимоотношений и кооперации между
ними в различных областях экономики, политики, культуры.
Многосторонние международные институты | организации,
режимы, нормы, правила и т.д. - воплощают в себе долгосрочные
стратегии поведения крупных и малых государств на международной
арене. Институты также имеют собственную логику развития «инерцию», не всегда подконтрольную государствам-участникам.
Поэтому деятельность многосторонних институтов в меньшей
степени зависит от преходящей международной «конъюнктуры», чем
стратегии
отдельных
организаций
или
государств,
а
институциональные
объяснения
мирополитических
и
мироэкономических
процессов являются одними из самых
убедительных в теории и прикладном анализе международных
отношений. Прогнозы, основанные на понимании динамики развития
формальных и неформальных институтов в международном
сообществе, оказываются наиболее точными.
Международные
организации
—
объединения
межгосударственного
или
негосударственного
характера;
объединения государств или государственных институций, созданные
в соответствии с международным правом и на основе
международного договора для. осуществления сотрудничества в
политической, экономической, культурной, научно-технической,
правовой и иных областях, имеющие необходимую для этого систему
органов, права и обязанности, производные от прав и обязанностей
государств, объём которых определяется волей государств - членов.
Основные признаки международных организаций. Любая
организация, чтобы быть признанной международной, должна
обладать, по крайней мере, шестью признаками.
I.
Создается в соответствии с международным правом. Любая
международная организация должна быть создана на правомерной
основе, а именно - организация не должна ущемлять интересы
отдельного государства и международного сообщества в целом.
2. Создается на основе международного договора (конвенции,
соглашения, трактата, протокола и т.д.). Сторонами такого договора
являются суверенные государства, а в последние время участниками
международных
организаций
также
межправительственные
организации.
з
.,,л і, >
3. Цель создания любой
международной
организации
заключается в объединении усилий государств в той или иной
области: политической (ОБСЕ), военной (НАТО), экономической
(ВТО), валютно-финансовой (МВФ) и в других.
4. Наличие соответствующей организационной структуры. Этот
признак подтверждает постоянный характер организации и тем самым
отличает её от многочисленных других форм международного
сотрудничества Межправительственные организации имеют штабквартиры, членов в лице суверенных государств и вспомогательные
органы.
5. Наличие прав и обязанностей, которые в общей форме
закреплены в её учредительном акте. Международная организация не
может превысить свои полномочия. Международная организация
также имеет самостоятельные международные права и обязанности, т.
е. обладает автономной волей отличной от воли государств-членов.
Этот признак означает, что любая организация в своей сфере
деятельности может избирать самостоятельно средства выполнения
прав и обязанностей, возложенных на неё государствами-членами.
6. Членами (участниками) организации являются субъекты как
минимум двух государств, либо результативная деятельность
организации осуществляется как минимум в двух государствах.
Международные организации делятся на международные
межправительственные
(межгосударственные)
организации
и
международные
неправительственные
(негосударственные,
общественные) организации.
Международные
неправительственные
(негосударственные,
общественные) организации — объединения, членами которых (на
основе совместной деятельности для защиты общих интересов и
достижения уставных целей в гражданских, политических,
культурных, социальных и экономических сферах) являются субъекты
из
разных
стран
и
зарегистрированные
в
государстве,
законодательство которого позволяет иностранным физическим или
юридическим лицам создавать общественные организации и быть
избранными в состав руководящего органа такой организации.
Неправительственные организации имеют более сложную
структуру, чем межгосударственные. Они могут быть и чисто
неправительственными, а могут иметь смешанный характер, то есть
включать и правительственные структуры, и общественные
организации, и даже индивидуальных членов.
Пространство (территория) деятельности МНПО определяется
Уставом организации. Международные общественные организации
наделены международной правосубъектностью в той мере, в которой
такая правосубъектность определена тем или иным международным
договором. Например, правом обжалования нарушений норм
Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод.
Международные правительственные организации имеют больше
рычагов воздействия на международную политику и отдельные
государства, чем общественные организации, которые воздействуют,
в основном, через формирование международного общественного
мнения. Однако, несмотря на некое различие между международными
межправительственными и неправительственными организациями,
они активно сотрудничают. Основной формой такого сотрудничества
является консультативный статус. Каждая межправительственная
организация имеет свои правила предоставления консультативного
статуса МНПО.
Для решения политических, экономических, военных и иных
проблем в настоящее время созывается ежегодно около 1000
международных конференций. Международные конференции не
являются международными организациями, а чаще их называют
многосторонней или парламентской дипломатией. Многосторонние
межправительственные конференции и другие форумы, созываются
на регулярной основе (сессии универсальных и региональных
организаций). Вырабатываются правила процедуры, особенности
проведения работы, формируются руководящие и координирующие
органы.
Любая конференция имеетхтрого определённые цели и задачи.
Чаще всего межправительственные конференции созываются для
разработки и принятия международных договоров, заключения актов,
свода принципов по сотрудничеству в конкретной области
международных отношений.
Помимо
международных
организаций
существуют
международные параорганизации (клубы, например - «Большая
Восьмерка»). Они, часто играя значительную роль в международных
отношениях, не могут быть включены в классификацию
международных институтов, так как не имеют официального статусане имеют устава, штаб-квартиры и прочего.
3.6 Транснациональные экономические акторы
Новые геополитические акторы. Кроме «традиционных»
геополитических акторов в последние годы все активнее заявляют о
себе новые участники геополитических процессов. К ним относятся
политические
партии,
неправительственные
организации,
вооруженные
группы,
экономические
акторы
(предприятия,
международные финансовые институты, мафия) и средства массовой
информации. Некоторые из новых акторов представляют собой
«трансгосударственные» структу ры, так как напрямую не связаны ни
с каким государством. Начиная с 1990-х гг. эти транснациональные
структуры все более активно конкурируют с государствами, что
изменяет содержание понятия государственного суверенитета.
Неправительственные
организации.
Неправительственные
организации проявляют себя в международной жизни в двух
ипостасях: с
одной
стороны, образуя
поле
кооперативного
взаимодействия государств-членов, а с другой - выступая в качестве
специфических акторов на международной арене и, таким образом,
оказывая самостоятельное влияние на динамику мировой политики.
На сегодняшний день нет единой оценки численности таких
организаций. По некоторым данным, она колеблется от 30 до 100
тыс. Но дело не только в увеличении численности. Куда важнее
другое: с каждым годом нарастает их влияние на ход развития
мировых событий. Некоторые из специалистов прямо называют НПО
«новыми властелинами мира». Может быть, столь высокая оценка
роли НПО завышена, но не вызывает сомнения тот факт, что в
современных условиях НПО являются важными геополитическими
акторами.
*>
ь
НПО не тождественны государствам. В резолюции ООН от 27
февраля 1950 г. утверждалось, что НПО является такой «организа­
цией, которая не создана на основе межправительственных со­
глашений». Правда, полувековая деятельность разного рода НПО
показала, что многие из этих организацией финансировались
государствами. Они решительно отличаются и от предприятий, хотя и
имеют, как правило, специфическую административную организацию.
Природа НПО чрезвычайно разнообразна, а потому их не­
возможно классифицировать по одному-двум критериям. Дени
Шартье, например, предложил классификацию, основанную на
нескольких критериях. К ним относятся:
- контекст и место создания;
~ изначальное и современное поле деятельности;
- юридическая природа;
- размеры неправительственной организации;
- специфика внутреннего функционирования;
-источники финансирования (государства, международные
организации, фирмы, фонды и т.д.);
- вертикальная и горизонтальная укорененность.
Критерий даты и места создания НПО дает возможность оценить
специфик)' функционирования такого рода организаций. Так. НПО,
созданные в англо-саксонских странах, являются не только
многочисленными, но и функционируют на иных основах, чем НПО,
созданные во Франции или мусульманских странах. В странах где
демократия еще не утвердилась, НПО чаще всего являются
зависимыми от государства.
По способу действия НПО иногда напоминают организации,
«действующие из-за угла» или активно борющиеся на определенной
территории. Это может быть лоббирование, проводимое в рамках
выборного органа власти. Это может быть давление на финансовые
институты. Нередко такого рода деятельность связана с участием в
проведении экспертизы или в работе некоей комиссии. Это могут
быть юридические акции. Критерий области действия позволяет
определять НПО как организации гуманитарные, экономические,
экологические, политизированные.
Существует очень широкое поле, в рамках которого эти новые
геополитические
акторы
оказывают
свое
влияние. Неправительственные организации могут активно влиять на
социальные трансформации, социальное развитие и изменения в той
или иной стране, на местные власти, на все государственное
правление, на проводимые в той или иной стране социальную и
культурную политику.
Однако влияние НПО не ограничивается влиянием на отдельные
страны. Есть все основания утверждать, что под воздействием НПО
формируется мировая политическая повестка.
В последние годы все большее влияние в мире оказывают так
называемые гуманитарные организации, которые все чаще действуют,
не считаясь с государственными границами. Так, гуманитарная
организация» Врачи без границ» действует подчас вопреки, а иногда и
без ведома правительства той страны, где возникла необходимость
оказания неотложной медицинской помощи населению
Нужно сказать, что само название данной организации ставит под
сомнение принцип невмешательства во внутренние дела государств,
который изначально был заложен как краеугольный камень ООН. Эта
решимость вмешиваться во внутренние дела, даже вопреки воле
правительства, когда жизнь населения данной страны оказывается в
опасности, утверждает на деле новый принцип международных
отношений В «право вмешательства».
Экономические геополитические акторы. К числу новых
геополитических акторов в условиях глобализации по праву
относятся транснациональные корпорации (ТНК).
Абсолютное большинство крупнейших ТНК современного мира
имеют американское, европейское и японское происхождение.
Например, США являются родиной 162 ТНК, страны Европейского
Союза - 155, Япония - 126, Швейцария и Южная Корея - по 13,
Канада - 6, Бразилия и Австралия - по 5. На все остальные страны
приходится лишь 11 ТНК.
По своей экономической мощи ТНК не просто сопоставимы с
целым рядом государств, но и превосходят многие из них. Так, по
объему производимой продукции японская корпорация «Мицубиси»
уступает только 21 стране мира. Согласно уже не раз приводившимся
в деловой прессе данным, из 100 крупнейших экономических
субъектов
мира (государства
и
ТНК) более
половины (51) принадлежат к числу последних. Те же источники
утверждают, что на 200 крупнейших ТНК приходится четверть всего
объема мировой торговли. Без транснациональных корпораций
глобализация
почти
немыслима — полагают
современные
исследователи.
Экспансия ТНК означала беспрецедентную концентрацию
экономической мощи, так как она развивалась параллельно с ростом
олигополистических__структур в основных секторах производства
услуг, и особенно финансов. Следует отметить, что 100 наиболее
крупных транснациональных предприятий мира имеют активы за
границей общей стоимостью в 1,8 трлн. долл., осуществляя продажи
за границей в 2,1 трлн. долл. Никогда прежде феномен слияния и
приобретения между крупными предприятиями не был таким
большим и быстрым.
Конференция ООН по торговле и развитию считает, что
постепенно и достаточно интенсивно создается мировой рынок
предприятий. Целые сектора экономики развивающихся стран
переходят под контроль крупных ТНК. Эти корпорации располагают
значительными экономическими ресурсами и стремятся влиять на
действия публичных властей.
При этом сопоставление результатов их деловой активности с
ВВП государств не всегда проясняет общую ситуацию, так как
правительства и руководители этих предприятий преследуют в своей
деятельности не одни и те же цели.
Получается так, что ТНК все чаще становятся прямыми
конкурентами государств. При этом решающее влияние на про­
водимую той или иной ТНК политику оказывает ее руководство, в
большинстве своем представленное гражданами страны, где
находится головная компания. Это позволяет говорить о том,
что чаше всего ТНК является, по сути дела, продолжением
государства, в котором находится руководство данной корпорации, а
потому экономическое влияние вольно или невольно дополняется
влиянием политическим. А геополитические вопросы в таком влиянии
играют далеко не последнюю роль.
Международные финансовые институты как геополитические
акторы. Развитие международного сотрудничества в послевоенные
годы сопровождалось становлением финансовых и валютных
институтов, сформированных на основе Бреттон-Вудских соглашений
1944 г. Тогда было предусмотрено создание двух международных
валютно-финансовых организаций — Международного валютного
фонда (МВФ) и Международного банка реконструкции и развития
(МБРР). После того как США в 1971 г. прекратили свободный обмен
доллара на золото, Бреттон-Вудская система формально прекратила
свое существование.
Однако МВФ и МБРР продолжают функционировать и даже
расширяться как глобальные экономические организации. Были
созданы Международная финансовая корпорация (МФК, 1956),
Международная ассоциация развития (МАР) и Многостороннее
агентство по инвестиционным гарантиям (МАГИ, 1988) как филиалы
МБРР. Все пять организаций тесно связаны между собой. Членами
МБРР могут быть только члены МВФ, а членами трех филиалов только члены МБРР Формально данные организации имеют статус
специализированных учреждений ООН. Однако они полностью
независимы в своих решениях (в том числе и от ООН).
Эти институты формально являются частью системы ООН, но
фактически подчиняются различным мандатам и процедурам МВФ и
МБРР. Они насчитывают около 15 тыс. человек (13 тыс. - в МББР и 2
тыс. - в МВФ). Эти организации имеют разные мандаты,
охватывающие экономическую, социальную, политическую и
культурную области.
В настоящее время все указанные финансовые институты
являются активными проводниками в жизнь идей глобализации и
свободной торговли. Значительное место в их деятельности занимают
политические вопросы. Оказывая финансовую помощь, и МВФ, и
МБРР задают четкие параметры экономического развития, что
предопределяет и внутреннюю, и внешнюю политику государств.
Поэтому финансовые структуры оказываются прямыми участниками
политических процессов, преобразуя политическое пространство не
только отдельных стран, но и целых регионов.
Мафиозные
организаг^ии.
Мафия
является
подпольным
участником финансовой деятельности, уголовно наказуемой во всех
странах. Она включает в себя самые разные структуры, начиная с
итальянских мафиозных образований и включая китайские триады,
японские структуры, объединенные в движении «Якудза», италоамериканские мафиозные группы, преступные сообщества в нашей
стране, турецкую мафию, албано-косоварские группы. К этому же
типу структур относятся и организованные группы колумбийских
наркобаронов.
Мафия получает свои доходы от подпольной экономики.
Она стремится установить контроль над теми рынками и видами
деятельности, которые являются наиболее рентабельными. Это
относится к следующим видам деятельности: продажа оружия,
производство и торговля наркотиками, торговля людьми и
проституция, рэкет, воровство, убийства и т.д.
Строго говоря, мафиозные структуры не являются геополи­
тическими: они не ставят цель завоевания территории. Однако они
стремятся устанавливать свое влияние не только в конкретных местах
своей непосредственной деятельности, но и добиваются того, чтобы
воздействовать в нужном для себя направлении и на государственные
решения. А это неизбежно придает самому факту существования
мафиозных структур геополитическое измерение.
Контрольные вопросы
1 Развитие процесса транснационализации, этапы и содержание.
2 Роль средств коммуникации в процессе глобализации.
3 Акторы в геополитике. Их классификация.
4 Основные признаки государства. Роль государства в
международных отношениях.
5 Признаки, структура, роль международных организаций и
институтовх
'
.. ,г:\
1 Характеристика неправительственных организаций как
геополитических акторов. Роль транснациональных акторов в
мировом рынке.
2 Международные финансовые
проводники идей глобализации.
институты
как
активные
4.1 Теории транснационализации
Теории транснационализации- это группа теорий в области
мировой экономики, объясняющих особенности появления и развития
транснациональных корпораций (ТНК), а также закономерности
осуществления
этими
корпорациями
(компаниями)
прямых
иностранных инвестиций (НИИ). Несмотря на значительные прямые
иностранные инвестиции и большое количество осуществивших их
ТНК уже в начале XX века, первые специальные концепции,
объясняющие феномен ТНК, появились лишь в 1950-1960-х годах.
Дальнейшее развитие теорий транснационализации обеспечили
несколько конкурирующих научных школ. Наибольшую известность
получили эклектическая теория ПИИ британского ученого Дж.
Даннинга,
теория
использования
рыночной
власти
для
транснационализации
(школа
С.
Хаймера
Ч.
Киндлебергера), теория жизненного цикла товара (создана в рамках
Гарвардского проекта многонационального предприятия под
руководством Р. Вернона), адаптированная японскими учеными К.
Кодзима и Т. Озава под анализ ПИИ теория «летящих гусей», а
также теория интернационализации фирмы Уппсальской школы (ее
лидер - шведский ученый Я. Юхансон).
Все названные теории опираются главным образом на
эмпирический материал ТНК развитых стран. Однако в настоящее
время транснационализация охватила и многие развивающиеся
страны.
По
сути,
усиливается
тенденция
формирования
полицентричного мира, где все возрастающую роль начинают играть
ТНК развивающихся и постсоциалистических стран. Эти компании
характеризуются своей спецификой осуществления ПИИ, которая
часто сильно отличается от особенностей ПИИ компаний из США,
Японии и Западной Европы. Соответственно основные усилия
современных специалистов в области теорий транснационализации
сосредоточены в сфере адекватного учета реалий новых участников
транснационализации.
Мировой опыт транснационализации. В целях комплексного
анализа международной внешнеэкономической деятельности ТНК и
движения прямого капитала следует рассмотреть мировой опыт
транснационализации отдельных стран в историческом плане,
сопоставляя взаимную динамику ПИИ, а также теоретические аспекты
интернационализации фирм. Беспрецедентные по времени и
интенсивности успехи экономического развития связаны со многими
факторами, из которых ключевыми для развития ТНК являются:
становление мировой денежной системы и переход к
необеспеченным валютам, международная валютная система;
- развитие финансового рынка и секьюритизация активов;
- развитие коммуникаций и интернет;
- гармонизация законодательства, либерализация рынков;
- развитие национальных и наднациональных институтов.
Именно эти процессы обеспечили бурное развитие по всему миру
ТНК и прямого инвестирования, дали плодотворную почву для
нарастания в мировой экономике зарубежного инвестирования и
деятельности ТНК. Послевоенное развитие открывало новые
возможности развития стабильной финансовой системы. Влияние
инфляции и резкие изменения курсов валют оказывают сильное
влияние на международную производственную деятельность,
постепенное изменение и выравнивание уровня инфляции по всему
миру привнесло элемент стабильности, ведению мировой торговли и
трансграничного бизнеса. Развитие мировой денежной системы
обеспечило столь бурное увеличение ТНК посредством следующих
преобразований:
- становление международных расчетных валют;
“ появление возможностей
расширения
международных
банковских операций;
- появление международных финансовых рынков;
- создание условий и возможностей для прямого инвестирования,
осознанных ТНК.
^
Эти условия определили бурное развитие ПИИ, стали важными
инструментами и средой функционирования транснациональных
корпораций. В послевоенный период спрос на доллар превзошел
предложение до такой степени, что США начали планомерно
увеличивать с помощью монетарной политики экспорт валюты, в том
числе через захват американскими ТНК перспективных рынков, этот
период с 1946-1952 гг. назовут эрой «долларового дефицита». Также
долларовый дефицит помог американским банкам практически
монополизировать финансирование международной торговли и
международное движение капитала
Возможность более свободной репатриации капиталов, дало
огромные возможности нарождающимся ТНК укрепить свои позиции
на мировом рынке. Стабилизации валют в Западной Европе
предопределило создание Общего рынка, объединившего шесть стран
(Западную Германию, Францию, Италию, Бельгию, Люксембург и
Нидерланды), в рамках которого все тарифы внешнеторгового
оборота в течение 10 лет были устранены и установлен общий
внешний тариф. Это поставило проблемы перед американскими
корпорациями, использовавшими возможности выгодного экспорта в
Европу, ведь Общий рынок установил приоритет региональной
торговой интеграции, что поставило американские фирмы в
неблагоприятные условия. У компаний США не осталось другого
выбора, кроме как инвестировать в производственные мощности
стран группировки, обеспечивая равный доступ на процветающий
Общий рынок.
;
В период бурного роста и европейского экономического чуда с
1954 по 1964 гг. американские производители ускорили прямые
иностранные инвестиции в Обший рынок, с помощь финансирования
части этих капиталовложений американскими банками. Этот феномен
показывает роль ТНБ (транснациональных банков) в экспансии
национального капитала. Транснациональные банки и корпорации
США взаимно дополняют друг друга, так как банки обеспечивают
институциональную
основу
проникновения
контролирующего
производственного капитала на рынки зарубежных стран. У
производителей США сложились компании и банки, так называемые
«пионеры» на рынках разных стран, начинавшие процесс
транснационализации и захват рынка другой страны, за которыми
тянулись остальные компании из смежных и иных отраслей,
нацеленные в увеличении географии своего присутствия и
возможности сбывать по всему миру свою продукцию. Увеличение
вывоза капитала из США не могла не сказаться на состоянии
платежного баланса. Эти изменения были связаны не только
первоначальным вывозом капитала в форме ПИН, но и структу рными
сдвигами в экспорте и импорте. Так, американские корпорации,
размещая свои хозяйственные мощности в Европе, закупали
оборудование в США, что увеличило экспорт средств производства.
Решением проблем дефицита стало введение уравнивающего налога в
виде 15% акциза на покупку резидентами США иностранных акций и
облигаций, а также в 1965 г. дополнительные формы контроля
капитала: \
ограничение американскими банками кредитовать оффшорных
заемщиков;
- ограничения на прямые заграничные инвестиции.
Эта экономическая политика властей стимулировало развитие
оффшорных финансовых рынков, кроме того американские банки
создавали свои оффшорные филиалы для основы кредитования, что
помогло
создавать
транснациональным
компаниям
специализированные
филиалы
для
получения
оффшорного
кредитования и направления этих займов в иностранные филиалы.
Конечно же, становление мировой денежной системы повлияло
на транснационализацию не только компаний США но и темпы роста
количественных и качественных характеристик деятельности ТНК
заметно различаются по отдельным странам, как объемом, так и
временем включения в процесс транснационализации. Например, в
70-е годы значительными движениями двустороннего потока прямых
инвестиций характеризовались такие страны как США, Австралия,
Канада, Германия, Италия, Франция, Канада, Новая Зеландия,’
Бразилия, в 80-е годы возросла роль Турции, Мексики, Китая
(Гонконг, Макао), Тайваня, Сингапура, Саудовской Аравии,
Нидерландов, Португалии, Малайзии, Люксембурга, Ирландии,
Индонезии, Аргентины, Японии, других развитых страны Западной
Европы. В следующее десятилетие к этим странам присоединились
Венесуэла, Вьетнам, Таиланд, Южная Африка, Филиппины, Россия и
некоторые страны Юго-Восточной Европы.
Вместе с тем, соотношение экспорта и импорта капитала в
разных странах различно, вектор направления ПИИ говорит о
качестве и особенностях включения в транснационализацию
отдельных государств. Также, можно сказать, что развитые страны
преобладают в этом процессе, в котором лидирует США - экспорт
накопленных инвестиций которых составил в 2009 г. 4,303 трлн.
долл., а импорт накопленных инвестиций в том же году составил
3,121 трлн. долл.. Это говерит о том, что США являются
локомотивами процесса международного размещения производства, и
ее экономика пребывает в наиболее развитой стадии, так как она
характеризуется значительным двусторонним потокам прямых
инвестиций, и многие компании жаждут попасть на этот рынок, а
многие страны с нетерпением ждут американские ТНК на своих
внутренних рынках. Другой пример Япония, ТНК которой производят
по всему миру высокотехнологичную продукции в области
автомобилестроения и электроники, однако потоки прямых
инвестиций в этой стране характеризуются однобокостью, т.е.
значительным превышением экспорта над импортом (экспорт
накопленных ПИИ в 2009 г. - 741 млрд., импорт - 200 млрд.) и не
широкой географией распределения. Эту особенность некоторые
исследователи объясняют особенностями предпринимательства в
Японии и некоторой закрытостью многих отраслей от зарубежных
инвесторов.
Примером страны ориентированной на импорт является Китай
без учета Гонконга, Тайваня и Макао, экономика которого пребывает
в инвестиционном буме. Транснациональные корпорации со всего
мира ринулись в Китай, в его специальные экономические зоны
преследуя цели минимизации издержек и захвата потенциально в
будущем одного из самых емких рынков. Поразительно, с какой
быстротой происходят изменения в политике привлечения
инвестиций, ведь в 1980 г. накопленные инвестиции в Китае
составляли чуть больше 1 млрд. долл. США, в 1990 г. уже 20,7 млрд.
долл., в 2000 г. — 193,3 млрд. долл., в 2009 г. —473,1 млрд. долл., а
накопленные инвестиции из Китая в 1982 г. составили 44 млн. долл., в
1990 г. - 830 млн. долл., в 2000 г. - 27,7 млрд. долл. и в последние
четыре года в 2006 г. с 73 млрд. долл. до 230 млрд. долл. в 2009 г., что
связано с политикой китаиских компаний и правительства на
экономическую экспансию за рубеж. Если не принимать во внимание
последние годы, в которые Китай интенсивно наращивал свою
зарубежную экспансию путем покупки компаний по всему миру,
имеющих запасы сырья, и столкнувшиеся с трудностями, ввиду
финансово-экономического кризиса. Другие страны Азии еще менее
значительны в транснационализации своих экономик, например
Индия, экспорт инвестиции которой составил в 2009 г. 77 млрд. долл.,
импорт 164 млрд. долл. США, либо Южная Корея, имеющая почти
50% экспортную квот)', импорт накопленных ПИИ которой в 2009 г.
составил 111 млрд. долл., а экспорт 116 млрд. долл., для сравнения
экспорт товаров Кореи составил 422 млрд. долл. в 2009 г.
Основные тенденции развития мировой экономики последних
двух десятилетий такие как: глобализация, интернационализация,
либерализация внешней торговли и перемещения капиталов.
регионализация, а также транснационализация, стирают различия
между странами и регионами мира с огромной скоростью, и выносят
на
передний
план
в
мировой
торговли
и
экономике
транснациональные корпорации. На их долю по разным подсчета уже
приходится от одной пятой до одной четвертой мирового ВВП. а
торговля Мюқду филиалами и дочерними структурами составляет до
трети мирового внешнего торгового борота.
Деятельность и инвестиции ТНК характеризуются большей
отдачей
и
эффективностью
капитала,
чем
традиционные
капиталовложения, большим процентом достижения успеха, высокой
организацией^ ведения проектов и бизнеса, инновационной
составляющей (что выражается либо в продукте, услуги, либо
маркетинге, сбытовой политики, бизнес идеи и т.д.), конкурентными
преимуществами, получаемыми либо позволяющие инвестировать.
Рассматривая детально конкурентные преимущества, напрашивается
главное - именно они могут позволить компании стремится
расширять географию экономического влияния, т.е. сбыта своей
продукции либо услуги, при этом идя на риск получения прибыли,
ведь разным странам соответствует разная норма и качество прибыли’
риски получения дохода.
|
Рост значения ТНК в международной экономике наглядно
показывают тенденции последних десятилетий и статистические
данные. Так прямое инвестирование компаний США за рубежом
(вычисленное по методике Министерства Торговли США
накопленные) в 1960 г. равнялось 31,9 млрд. долл., в 1970 г. достигло
75,48 млрд. долл., еще через десять лет в 1980 г. составило уже
215,375 млрд. долл., в 1990 г. равнялось 424,086 млрд. долл., достигло
на конец 2004 г. 1660,1 млрд. долл., также надо отметить, что только в
2004 г. американские корпорации вложили по всему миру сумму
равную 252,012 млрд. долл., доля США в экспорте прямых
иностранных инвестиций в 2006 г. составила 31,4% к мировому
объему.7 Прямое иностранное инвестирование в США в 1960 г
равнялось сумме в 6,91 млрд. долл., в 1970 г. - 13,27 млрд. долл., в
1980 г. | 83,046 млрд. долл., в 1990 - 396,702 млрд., за 2004 г.
составило 95,859 млрд. долл. и достигла суммы равной более 2 трлн
долл. Из этого следует, что деятельность ТНК ведет к образованию у
стран второй экономики, за пределами ее границ, например, у США в
2008 г. ВВП этой экономики достиг 4 трлн. долл., что больше ВВП
многих развитых стран и уступал тогда только ВВП Японии. В
настоящее время существует около 82000 ТНК по всему миру,
которые осуществляют свою деятельность через 810000 своих
зарубежных филиалов и структур, для примера, экспорт зарубежных
структур ТНК составил в 2008 году треть от мирового экспорта, а на
них работало около 77 млн. человек, что вдвое больше рынка труда
Германии.
Очевидно, что важнейшим и фундаментальным фактором
глобализации и развития мировой экономики стал опережающий рост
ТНК и ПИИ. Так, за период с 1991 по 2008 гг. объем импорта
накопленных прямых иностранных инвестиций в мире вырос с
величины равной 2, 347 трлн. дол. США по текущим ценам и курсу до
суммы равной 15, 491 трлн. дол. США и составил в 2009 году сумму
равную 17, 743 трлн. дол. США (увеличение ПИИ более чем в 7,5 раз),
тогда как мировой ВВП вырос за этот же период с суммы 23, 225
трлн. дол. США до суммы равной 60, 444 трлн. дол. США
(увеличение менее 3 раз), а мировой экспорт увеличился с суммы в 3,
306 трлн. дол. США до 16,026 трлн. дол. США (увеличение чуть
менее 5 раз). Ведущая роль ТНК и прямых иностранных инвестиций
как
цементирующего
фактора
ускорения
глобализации
подтверждается статистическими данными.
Теории ТНК пытаются объяснить существование и рост
международных корпораций, стремятся найти, идентифицировать и
оценить определяющие
факторы
и детерминанты
выноса
производства за национальные границы владельцами этих
корпораций. В настоящее время существует две области
исследований, схожие друг с другом, - это теория ТНК
ориентированная на микроэкономический уровень, и теория,
концентрирующаяся на обосновании причин транснационализации
фирмы, которая исследует факторы, влияющие на способность,
готовность и мотивацию фирм участвовать в зарубежном
инвестировании и производстве за пределами национальных границ.
Транснациональная корпорация - предприятие, которое имеет в
собственности или долю в собственности достаточную для
управления или поддержания своих экономических интересов в
активах создающих добавленную стоимость в двух или более
государствах. Главный способ участия в собственности и контроле
капитала зарубежного предприятия являются прямые иностранные
инвестиции, хотя ТНК может участвовать в иностранном
производстве посредством союзов и альянсов с иностранными
фирмами. В своей сущности прямые иностранные инвестиции —это
капитал, создающий добавленную стоимость, ведь под ними
понимается более десяти процентное участие не резидента в доле
компании, следовательно, надо понимать: как он формируется и
почему он движется из одной страны в другую. Главной
характеристикой прямого зарубежного инвестирования является
контроль через владение частью акционерного или иного капитала
реципиента, позволяющий ТНК осуществлять свою деятельность в
данной стране, т.е. часть капитала инвестора (производство, продажи
и т.д.) перемещаются в другую страну. Контроль и управление либо
нового созданного предприятия (так называемые инвестиции §гееп
Гіеісі) либо международного слияния или поглощения (сгозз-Ьогёег
М&Аз) компаний является ключевой целью прямого инвестора, этим
и отличается мировое движение прямых инвестиции от других форм
международного движения капитала. Именно контроль над
управлением позволяет инвесторам: выходить на рынки другого
государства, использовать дилерскую сеть реципиента, обладать
нужной информацией, как нормативного характера, так и
особенностей ведения бизнеса в данной стране, использовать и
получать результаты НИОКР, технологии, инновационные формы
организации и ведения производства, расширять производство и
географию присутствия.
Сближение исследований в сфере мировой экономики и
международного бизнеса, и ориентация в экономической науке на
прикладные исследования в 1980-2000-е годы, способные объяснить
изменения
в
структуре
функционирования
глобального
экономического развития, привело к признанию большинством
авторов
теорий
о
прямом
инвестировании
того,
что
транснациональные компании являются одним из основных Объектов
изучения в рамках мировой экономики. В области изысканий
международного бизнеса компании не рассматриваются как безликие
«винтики» в системе мирохозяйственных связей, что характерно для
абстрактных исследований экономического мейнстрима, на передний
план выходит предприниматель, управленец, человек стоящий во
главе ТНК и принимающий решение о размещении производства на
том
или
ином
рынке.
Поэтому
следует
прибегать
к
междисциплинарному синтезу, и сочетать экономические знания с
выводами социокультурных и иных общественных наук. Ведь многие
тенденции в современной глобализированной экономики можно
объяснить и понять с помощью не экономических факторов к
которым мы еще обратимся.
Существует две близких разновидностей ТНК: международная
торговая компания и многонациональная производственная фирма.
Как и международные торговые организации, многонациональные
производственные
фирмы
осуществляют
и
принимают
международные сделки, но в отличие от них, имеют и управляют
иностранными производственными активами. Из этого следует что
объяснение
феномена
ТНК
касается
местоположения
производственных и иных активов и организация деятельности этих
активов. Для этого требуется объединить два берега экономической
теории своеобразным мостом. Первым берегом является теория
международного
распределения
ресурсов,
основанная
на
пространственном
распределении
факторов
производства
и
снабжения, которая сосредоточенна на местоположении производства.
Второй, является экономическая организация производства, которая
изучает способы организации производства и механизмами
управления деятельности, касающейся этого производства. Также
потребуется теория фирмы, то есть теория стратегического
управления, так как фирмы могут реагировать и действовать на любой
данный набор переменных расположения и организации производства
по-разному.
Обращаясь
к традиционным
классическим
и
неоклассическим теориям международной торговли, которые были
доминирующими парадигмами в мировой экономике до 50-60 гг.
прошлого века, существовала только первая проблема, то есть,
местоположение производства. Вопросы, касающиеся управления
деловой активности были в значительной степени проигнорированы.
Это было, потому что рынок, как полагали, был прекрасным
механизмом обмена Ресурсы были мобильны только в пределах
национальных границ и колоний, фирмы участвовали только в
производственной
деятельности,
а
предприниматели
были
заинтересованы только в максимизации прибыли. Управленческая и
организаторская стратегия, как предполагалось, была ограниченна
нахождением
оптимального уровня
выпуска продукции и
минимизации себестоимости. Дефекты и несовершенство товарных
рыков и рынков факторов производства позволило возникнуть
альтернативным способам организации производства и сделок.
Например, вместо одной фирмы продающей свою продукцию другой
фирме, которая впоследствии добавляет ему ценность, та же фирма
может координировать действия (операции) обеих фирм, и тем самым
заменить рынок в качестве механизма распределения ресурсов и
промежуточных продуктов. Если в этом процессе хотя бы одно
действие производства и сбыта охватывает государственные границы,
появится иностранная продукция. Факторы, влияющие на методы
(способы) организации международных операций, таким образом,
заложены в основе теории транснационализации.
Появление ТНК и увеличение признаков дисбаланса рынков, не
только открывает возможности иностранного производства, но и
может потребовать пересмотра теории международной торговли. Ведь
некоторые типы международных сделок, например, внутри
фирменной торговли, могут быть объяснены только при помощи
теории организации фирмы.
Разные ученные отличаются в выборе переменных и угла обзора,
через который будут объясняться явления. Некоторые авторы
рассматривают ПИИ в макроэкономической перспективе, например,
японский исследователь К. Кодзима (1973,1978-1982) - беря за базис
неоклассическую модель международной торговли, расширяя ее.
адаптируя и объясняя с помощью нее степень вовлеченности страны в
мировые цепочки иностранного производства. Не удивительно, что
они
концентрируют
свое
внимание
на
расположении
производственных активов и вопросах специфики торговли и
производства компаний различных национальностей. Позже, эти
стратегические торговые экономисты признали потребность включить
несовершенства рынков в объяснение любой международной
сделки.
|_______________
ДРУ™6 исследователи более фокусируются на поведении
отдельного предприятия, развивая теорию фирмы (которая стремится
ответить на совершенно другие вопросы, что теория международной
торговли
и
производства),
пытаются
объяснить
природу
существования и роста ПИИ и ТНК. Это экономическая школа,
которую развивали П. Бакли и М. Кассой (1976, 1985, 1987) Дж.
Хенарт (1982, 1986), А. Ругман (1986), Д. Тис(1981, 1985)
рассматривает
ТНК
как
иерархии
интернализирующие
международные рынки товаров и услуг, опираясь на методологию и
подход основателя теории фирмы, новой институциональной теории и
теории транзакционных издержек Рональда Коуза (1937,1960), и
теоретиков организации и управления фирмы, таких как А. Алчиан, X.
Демшетз (1972), Герберт Саймон (1947, 1955) и О. Уильямсон (1975
1985,1986).
1 I
Третья группа экономистов пыталась ответить на вопрос, почему
фирмы из одной страны способны более эффективно проникают на
иностранные рынки, чем местные компании, и почему компании
стремятся управлять и организовывать производство за пределами
своих национальных границ. Стивен Хаймер (1960,1968,1976) был
отиом-основателем
этого
направления,
объясняя 1 феномен
организации зарубежного производства путем прямого иностранного
инвестирования, которые не смогли бы быть успешны без обладания
монополистическими
преимуществами
над
их
местными
конкурентами. В его аргументах видна не как таковая теория фирмы, а
теория индустриальной организации и структуры рынка и отраслей,
которые несколькими годами ранее была показана на примере
промышленности США Дж. Байн (1956), а еще ранее теорией
монополистической
конкуренции
Э.
Чемберлена
и
Й.
Шумпетера. Рассматривая
теоретические
наработки
по
определяющим
факторам
и детерминантам
международного
производства, очень важно различать разные подходы, так как одни и
те же переменные могут быть экзогенными в одних и эндогенными в
других. Следовательно, объясняя транснациональное размещение
производства, и применение ПИИ фирмами, может помочь закончить
своеобразную
«мозаику»
понимания
моделей
владения
и
местоположения иностранных активов.
Наиболее активно участвующие в интернационализации и
прямом зарубежном инвестировании страны Северной Америки.
Европы, Восточной Азии, создали своеобразный треугольник
взаимного движения ПИИ, однако страны региона значительно
отличаются качественными составляющими
контролирующего
капиталовложения. Найти качественные характеристики прямого
инвестирования намного сложнее, так как они зависят от множества
параметров,
включающих
экономические,
географические,
социокультурные, исторические и многие другие.
На специфику внешнеэкономических связей и модели
интернационализации оказывают влияние текущая отраслевая
структура экономики государства, политические кризисы пережитые
страной, научно-исследовательский потенциал, соседство с развитыми
странами, размеры страны и емкость внутреннего рынка, особенности
ведения бизнеса и правоотношений.
4.2 Концепция Хаймера-Киндельбергера
Первый, достаточно хорошо известный анализ ТНК был
проведен Стивеном Хаймером, которому приписывают авторство
теории роста ТНК. Он представлен главным образом в сборнике
избранных статей Хаймера о ТНК, выпущенном его коллегами в 1979
г., после его смерти. Подход Хаймера был основан на теории фирмы и
теории отраслевой организации. Опираясь на работы Чандлера он
предложил «закон возрастающего размера фирмы» («Іачу оГ іпсгеа5Іп§
Ягш 8Іге»), согласно которому фирмы проходят четыре этапа роста.
На первом этапе существуют небольшие фирмы с неограниченной
ответственностью, управляемые и контролируемые собственниками.
На втором этапе - крупные компании с ограниченной
ответственностью, которые Хаймер назвал национальными. На
третьем этапе фирмы М-формы, мультидивизиональные
организации,
состоящие
из
различных
бизнес-единиц
(подразделений),
подотчетных
штаб-квартире.
И
наконец,
транснациональные фирмы, контролирующие производственные
активы как внутри, так и за пределами страны своего происхождения.
По мнению Хаймера, рост фирмы осуществляется за счет
внутреннего расширения масштабов деятельности, слияний и
поглощений, вертикальной интеграции и диверсификации, развития
внутри страны и затем - в других странах. Общим мотивом
расширения фирмы выступает стремление к получению прибыли. В
этом контексте применяются как защитные, так и проактивные меры,
направленные на обеспечение контроля над рынками и являющиеся в
значительной степени антиконкурентными. По этим причинам их
можно рассматривать с точки зрения общей концепции «рыночной
власти».
у
Проактивные
меры
связаны
со
стремлением
в
«привлекательные», по терминологии Портера, отрасли в сходных или
отличающихся ввдах деятельности. Такие отрасли не должны
характеризоваться высоким уровнем конкурентции ех апіе и
становятся более «привлекательными» при использовании ех роз!
обычных антиконкурентных мер: сговора, барьеров входа
антиконкурентных слияний и поглощений, вертикальной интеграции
и т.п.
Применяются
также
защитные
меры.
Например
диверсификацию можно рассматривать как попытку «сгладить»
жизненный цикл продукта или создать, в терминах стратегического
управления, «всепогодную компанию» («аіі-^еаіһег сотрапу»)
Организацию с М-структурой можно рассматривать как средство
более эффективного достижения данной цели.
Процесс
придания
рынкам
«привлекательности»,
т.е.
монополизация, генерирует конкурентные преимущества. Хаймер
называл их монополистическими преимуществами (топороіізііс
айуапа§ез). Они также известны в литературе как преимущества
владения (оүупегзһір асіуапіа^ез). Владение вовсе не обязательно
предполагает или подразумевает монополию, поэтому эти два
термина не являются синонимами. Терминология Хаймера
акцентирует то обстоятельство, что, на его взгляд, преимущества
выступают результатом монополии, а не естественного или
безобидного процесса роста. Все связанные с этим явления, такие как
нераспределенная
прибыль, торговые марки, маркетинг и
дистрибьюция, М-форма, «всепогодность» и даже расширение
горизонтов и видения, достигаемые фирмами в ходе экспансии,
рассматриваются Хаймером как монополистические преимущества.
Использование
«монополистических»
преимуществ
подразумевает соперничество и/или сговор между потенциально
конкурентными фирмами. Олигополистическое взаимодействие
является фоном, сценой баталии. Как вытеснение ряда соперников,
так и сговор могут сделать рынки более «привлекательными». В этом
контексте все вышеупомянутые действия могут рассматриваться
одновременно как защитные и наступательные. Вытеснение
конкурентов и/или сговор с ними повышают ожидаемую прибыль или
снижают ожидаемые убытки.
В этом контексте ТНК является естественным расширением
деятельности фирмы. «Привлекательные» рынки могут существовать
как внутри страны, так и за ее пределами. Одно из различий между
ними заключается в том, что существуют естественные трудности, с
которыми сталкивается компания при выходе на иностранные рынки.
Они связаны с незнанием языка, культуры, отсутствием нужных
связей, потенциальным дискриминационным поведением со стороны
государственных органов и других субъектов и т.д. Из этого следует,
что
при
данных
стимулах
необходимы
отличительные
(монополистические) преимущества. Отличительные они в том
смысле, что фирмы в соответствующей зарубежной стране также
могут иметь некоторые преимущества, поэтому иностранной фирме
необходимо иметь больше преимуществ (и/или более выгодные
преимущества) для победы над своими конкурентами. Процесс
выявления отраслей, которые более «привлекательны» ех апіе и
потенциально могут быть еше более «привлекательными» ех рой,
подразумевает соперничество
и сговор
с другими ТНК
(потенциальными
конкурентами),
а также
с фирмами
в
соответствующей стране.
?
Наиболее распространенные интерпретации теории Хаймера
сосредоточены
на
преимуществах
(часто
называемых
преимуществами
владения),
особенно
на
необходимости
предварительного существования отличительных преимуществ
потенциальной ТНК. Однако тезис об «уменьшении соперничества»
является неотъемлемой частью всей концепции Хаймера.
В вышеупомянутом объяснении не рассматривается проблема
выбора способов входа на рынок. Например, почему бы не
использовать лицензирование, экспорт, франчайзинг и другие
рыночные формы международных операций? По-видимому,
установившаяся точка зрения заключается в том, что Хаймер
концентрировал внимание на монополистических, а не на
«естественных» случаях несостоятельности рынка, связанных с
трансакционными издержками. Возможно, поэтому он уделил
недостаточное внимание проблеме способа входа в отрасль. Данная
критика не учитывает того факта, что само сосредоточение Хаймера
на проблеме контроля, придания отраслям «привлекательности»
посредством процесса монополизации создает, почти по определению,
предпочтительность ПИИ по сравнению с рыночными мерами,
поскольку ПИИ подразумевает степень контроля, недоступную при
других способах входа. В этом смысле теория Хаймера является более
самодостаточной, чем обычно предполагается.
Другое крупное и, возможно, доминировавшее до недавнего
времени направление в исследовании ТНК концепция
интернализации трансакционных издержек. Сторонники этой школы
акцентируют внимание на интернализации несовершенств рынка Они
считают
'гиьг -------------------------------------- —
*
...........\л і,і/ід ^ іи с н н ы с »
несовершенства рынка, которые возникают вследствие чрезмерных
рыночных трансакционных издержек.
Эклектический синтез концепции Хаймера и подходов
интернализации/трансакционных издержек был предложен в
«эклектической теории» Даннинга и - сравнительно недавно - в
рамках ОЛИ-парадигмы (Оипегзһір, Ьосаііоп, Іпіегпаіігаііоп - ОН). В
теории Даннинга причинами существования ТНК являются
преимущества владения и интернализация рыночных трансакций
наряду с факторами местоположения. В ранней работе Даннинга по
ТНК деятельность американских ТНК в Европе объяснялась именно с
точки зрения факторов местоположения. Другие авторы уделяли роли
этих факторов довольно мало внимания отчасти вследствие
убежденности в том, что различия в расположении производства
между развитыми странами не важны. Теперь эта точка зрения
радикально изменилась.
В целом популярные в настоящее время теории ТНК обычно
акцентируют внимание на эксплуатации фирмами монополистических
преимуществ, интернализации рыночных трансакционных издержек,
эклектическом синтезе и факторах местоположения (ОЛИ-парадигма)
также
— і----------у1
«разделим и
властвуй»).
О
И Л
____________
С вышеизложенным связаны дополнительные вопросы о
стимулах роста, характере и способах приобретения преимуществ, а
также о направлении экспансии. Во всех теориях поддерживается
(или, по крайней мере, не ставится под сомнение) концепция
максимизации прибыли. В теории Хаймера выражением этой
концепции, помимо прочего, является стремление к монополизации
рынков; в теории интернализации - стремление к сокращению
трансакционных издержек. В обоих случаях стимулом для экспансии
является увеличение прибыли - за счет монополии или сокращения
трансакционных издержек. При этом отсутствуют упоминания о
каких-либо внутренних стимулах роста, и не ясно, идет речь о
краткосрочной или долгосрочной максимизации прибыли.
Что касается преимуществ (в том числе и связанных ■
нематериальными активами), то не всегда понятно, откуда они
берутся. В исследовании Хаймера преимущества возникают в
процессе экспансии, мотивированной возможностью получения
прибыли (монопольной) на внешнем рынке. В теории интернализации
преимущества либо считаются унаследованными, либо являются
результатом самого процесса интернализации. Ни в одном из этих
случаев преимущества не рассматриваются как результат действия
внутренних стимулов к росту.
В отношении направления экспансии также нет ясности. С точки
зрения монополистических преимуществ можно утверждать, что
диверсификация должна происходить там, где существуют
«привлекательные» рынки, внутри страны и/или за ее пределами. Это
согласуется с анализом пяти сил Портера, согласно которому выбор
привлекательных
отраслей
частично объясняется действием
конкурентных сил. В теории Хаймера в качестве фактора
выталкивания (ризһ Гасіог) выступает жизненный цикл продукта,
который способствует диверсификации. Однако при этом не
проводится различие между диверсификацией на внутреннем рынке и
экспансией за границу.
Таким образом, существующие исследования не дают
удовлетворительного объяснения процессов эндогенного роста,
характера и способов приобретения преимуществ, внутренних
стимулов и направления экспансии и не позволяют выйти за пределы
сравнительной статики. Кроме того, существует потребность в более
тщательном
исследовании
причин
разграничения
между
диверсификацией внутри страны и экспансией за ее пределы.
Американский экономист Дж. Тобин выдвинул концепцию
портфельной ликвидности, согласно которой поведение инвестора
определяется желанием диверсифицировать свой портфель ценных
бумаг (в том числе за счет иностранных ценных бумаг), взвешивая
при этом доходность, ликвидность и риски. Еще один американский
экономист - Ч. Киндлебергер, развивая эту концепцию, дополнил ее
предположением, что в разных странах для рынков капитала
характерно разное предпочтение ликвидности и поэтому возможен
активный обмен портфельными инвестициями между’ странами.
Модель
монополистических
преимуществ
была разработана
американским экономистом С. Хаймером и далее развита Ч.
Киндлебергером и другими экономистами. Она базируется на идее,
что иностранный инвестор находится в менее благоприятной
ситуации по сравнению с местным: он хуже знает рынок страны и
«правила игры» на нем, у него нет здесь обширных связей, он несет
дополнительные транспортные издержки и больше страдает от
рисков. Поэтому ему нужны дополнительные, так называемые
монополистические (т.е. присущие только ему) преимущества перед
местным конкурентом, за счет которых он мог бы получить более
высокую прибыль. Это премия за инвестиционный риск, получаемая в
силу преимуществ, возникающих в ходе монополистической
конкуренции (теорию разработал Э. Чемберлен). Большинство теорий
внешней торговли акцентируют внимание на различиях стран
которые являются необходимой предпосылкой обмена в рамках
международного разделения труда. Однако изучение статистики
внешней торговли показывает, что наибольший объем торгового
оборота приходится на те пары торговых партнеров, которые имеют
очевидные признаки подобия. Эти признаки весьма разнообразны
Так, например, основную часть потоков прямых инвестиций
составляют встречные потоки промышленно развитых стран а
продуктовый обмен между США и Канадой по разнообразию и
ооъему несопоставим с потоками между США и Мексикой На
первый взгляд эта статистика плохо согласуется с тем очевидным
фактом, что оомен порождается различием, а не сходством стран.
Однако тенденции углубления международного разделения труда
возрастание важности подобия торговых партнеров, скорее, взаимно
дополняют друг друга Дело в том, что в большинстве промышленно
развитых стран приобретенные преимущества в использовании
инновационных ресурсов перерастают в качество долговременных
конкурентных преимуществ. Таково, например, положение японских
фирм в сегменте аудио- и видеотехники, американских 1 в сегменте
вычислительной техники. Поэтому в продвижении товаров на
мировые рынки важным параметром становятся характеристики
спроса на рынке торговых партнеров. С этой точки зрения для
японских фирм более важен немецкий, а не отечественный
потребитель, который отличается и более высоким качеством спроса
и более высокой платежеспособностью. Эта логика рассуждений
приводит нас к тому выводу."что подобие рынков формируется
такими важными факторами, как общность истории, культуры
традиции и обычаев различных стран, причем значимость их действия
находит себе подтверждение в международной статистике торговли
Эти положения являются основой теории подобия стран.
Современный уровень развития теорий международной торговли
характеризуется появлением неотехнологических теорий. Самой
яркой из которых является теория международного жизненного цикла
продукта, которая была предложена в 1966 г. Ч. Киндельбергером. Р
Верноном и Л. Уэлсом. Эта теория объясняет особенности реализации
структурной, продуктовой и инвестиционной стратегии ТНК основных структур, действующих на миоовом оынке
4.3 Модель жизненного цикла продукта (Р. Вернон)
Модель жизненного цикла продукта (цикла жизни продукта)
была разработана американцем Раймондом Верноном в середине 60-х
годов XX века.
В соответствии с этой моделью новый продукт проходит четыре
стадии цикла жизни (иногда их насчитывают пять): I - внедрение на
рынок; II - рост продаж; III - зрелость (IV - насыщение рынка); IV (V)
- спад продаж.
Международный цикл жизни продукта выглядит для фирмы,
впервые наладившей его производство, несколько иначе: I - мо­
нопольное производство и экспорт нового продукта; II - появление у
иностранных конкурентов аналогичного продукта и их внедрение на
рынки (прежде всего на рынки своих стран); III - выход конкурентов
на рынки третьих стран и соответственно сокращение экспорта
продукта из страны-пионера; IV - выход конкурентов на рынок
страны-пионера (как возможная стадия).
В основе теории Р. Вернона лежит тот факт, что в XX веке
большинство новых продуктов, получивших мировое признание, было
разработано американскими фирмами и первоначально продавалось
на американских рынках (серийное производство автомобилей,
телевизоры, персональные компьютеры, полупроводниковые чипы,
фотокопировальные машины). Р. Вернон объясняет это огромными
ресурсами американского рынка, что стимулирует американские
фирмы разрабатывать новые потребительские товары, а высокая
стоимость рабочей силы в США стимулирует фирмы разрабатывать
новые ресурсосберегающие технологии.
Из того факта, что новый продукт разработан американской
фирмой и впервые появился на рынке этой страны, вовсе не следует,
что он должен производиться в США. Он может производиться за
границей в странах, где издержки на его производство ниже, а затем
экспортироваться обратно в США. Однако Р. Вернон доказывает, что
большинство новых продуктов первоначально производились в США.
По
его
мнению,
фирмы-инноваторы
считали
более
целесообразным расположение производственных мощностей вблизи
рынка сбыта и центра принятия решений фирмы, учитывая
неопределенность и риск, связанные с созданием и продвижением
новых продуктов. Кроме того, как показывает опыт, спрос на
большинство
новых
продуктов
демонстрирует
тенденцию
базироваться на неценовых факторах. Следовательно, фирмы могут
предлагать относительно высокие цены на новые продукты, что
устраняет необходимость поиска в других странах производственных
возможностей с более низкими издержками.
Продолжая свою аргументацию, Р. Вернон отмечает, что в самом
начале жизненного цикла обычного нового продукта, спрос на него
начинает быстро расти в США, а спрос в других развитых странах
ограничивается сегментом потребителей с высоким доходом.
Ограниченный первоначальный спрос в этих странах не стимулирует
в них производство этого продукта, но заставляет экспортировать
определенное количество этих продуктов из США.
Через некоторое время спрос в других развитых странах начинает
расти (Великобритания, ФРГ, Франция, Япония) и становится
выгодным производство новых продуктов национальными фирмами
для внутреннего рынка. Кроме того, американские фирмы могут
организовать производство в тех странах, где спрос увеличивается. В
результате, производство в других развитых странах начинает
ограничивать потенциал экспорта из США.
По мере насыщения рынка в США и других странах продукт
становится более стандартизированным, цена становится главным
конкурентным преимуществом и большее значение придается
снижению издержек. Производители из развитых стран, где рабочая
сила дешевле, чем в США (например, Италия, Испания) получают
возможность начать экспорт в США. Если фактор издержек
возрастает, процесс на этом не остановится. Цикл, в ходе которого
США утратили свои преимущества в пользу других развитых стран,
может повториться еще раз, когда развивающиеся страны (например,
Таиланд) начинают приобретать производственные преимущества над
развитыми странами (например, более дешевая рабочая сила). Таким
образом, глобальное производство сначала перемещается из США в
другие развитые страны, а затем из них в развивающиеся страны.
Последствия этих тенденций для мировой торговли проявляются
в том, что через определенное время США превращаются из
экспортера нового продукта в его импортера по мере концентрации
производства в странах с более низкими издержками.
4.4 Теории интернализации (А. Рагмен)
Над проблемами транснационализации производства стали
задумываться
в
связи
со
стремительным
развитием
транснационального бизнеса
60-70-х годах XX века. Хотя
определенные формы транснациональной деятельности восходят к
более раннему периоду - началу XX столетия - именно во второй его
половине транснационализация производства достигла таких
масштабов, что стала важнейшим фактором, определяющим пути
развития многих национальных хозяйств и мировой экономики в
целом.
В
западных
экономических
концепциях
теория
транснационализации производства развивалась на пересечении
нескольких направлений экономической мысли:
— теории организации и фирмы;
- теории мирового разделения труда и международного обмена;
~ теории международных инвестиций.
В теории организации и фирмы отражены особенности развития
транснациональных корпораций (ТНК), являющихся ведущей
организационной формой транснационализации производства. Первые
фундаментальные труды, посвященные изучению феномена ТНК,
появились в начале 60-х годов XX века (работы А. Чендлера, С.
Хаймера, Дж. Даннинга и др.), но наибольшее число публикаций
относится к 70-м-началу 80-х годов (Т. Бакли, Ч. Киндлбергер, Р.
Кейвз,^ А. Рагмен и др.). Ускоренная транснационализация
европейских компаний служила формой сопротивления стратегиям
американских ТНК в Европе. Таким
образом, процессы
интернационализации не всегда определяются экономическими
выгодами, в значительной мере они могут рассматриваться как
контрмеры, направленные на сдерживание основных конкурентов
ТНК дома и за рубежом. П. Фишер отмечает, что эта
модифицированная версия модели остается приемлемой и сегодня и
применима в основном к финансово мощным компаниям из стран
триады - США, Европы и Японии. Он пишет, что «плановикиэкономисты и промышленные политики России могут использовать ее
для отбора корпораций из числа соперников тех промышленных
лидеров (в глобальном масштабе или в масштабе рынка их
происхождения), которые уже проникли на российский рынок,
особенно в секторах с олигополистической структурой. Кроме того,
большое число участников в публичных тендерах улучшит позицию
правительства при ведении переговоров».
Среди теорий, объясняющих процессы транснационализации
производства, следует выделить теорию «интернализации»,
получившую развитие в работах англичан П. Бакли и М. Кэссона,
канадца А. Рагмена, японца И. Цуруми и др.
Теория
«интернализации» сформировалась в рамках нового теоретического
направления - теории фирм. Начало развитию этого направления
было положено Р. Коузе (1937 г.) и Е. Пенроуз (1958 г.), затем
последовали работы К. Эрроу и других экономистов, которые
пытались объяснить стремление фирм к прямым инвестициям
неспособностью рынка (как экономического института) эффективно
осуществлять обмен активами, товарами и информацией между
независимыми продавцами и покупателями. Такая неспособность
рынка может проявляться в высоких расходах на переговоры и
сделки (в частности, на рынках промежуточных продуктов),
нестабильности поставок, необходимости защиты прав собственности,
отсутствии рынков для срочных сделок, неспособности фирмыпоставщика получать максимальную цену за продаваемый товар или
активы либо из-за неосведомленности покупателя, либо из-за того
что полная цена на продаваемые активы зависит от их использования
совместно с другими активами, которыми владеет исключительно
продавец. Чем выше эти издержки, тем активнее фирма стремится
заменить рыночные отношения системой внутрифирменных связей.
Учреждая
собственную
сбытовую
сеть
либо
-----организуя
производственное отделение за рубежом фирма интернализирует
разные стадии производства и реализации товара, о чем
свидетельствует различная структура внутрифирменных товарных
потоков. Термин «интернализация» (іпіешаі - «внутренний»)
противопоставляется термину «интернационализация», поскольку
авторы этой теории переносят акцент при объяснении экспансии ТНК
с внешнеэкономических факторов на преимущества управляемого
внутреннего рынка транснационального формирования.
Модель интернализации опирается на идею Р. Коуза о том, что
внутри большой корпорации между ее подразделениями действует
особый
внутренний
рынок,
регулируемый
руководителями
корпорации и ее филиалов (подразделений). Создатели модели
интернализации - англичане П. Бакли, М. Кэссон, А. Рагмен, Дж.
Даннинг и др. считают, что значительная часть формально
международных операций является фактически внутрифирменными
операциями между подразделениями больших хозяйственных
комплексов, называемых ТНК.
Модель интернализации (от англ. Іпіегпаі - внутренний)
опирается на идею англо-американского экономиста Рональда Коуза о
том, что внутри большой корпорации действует особый внутренний
рынок, регулируемый руководителями корпорации и ее филиалов. Это
открывает возможности для более удобной передачи технологии и
позволяет реализовать
потенциал
вертикальной
интеграции.
Создатели модели интернализации (англичане Питер Бакли, Марк
Кэссон, Алэн Рагмен и др.) считают, что значительная часть
формально
международных
операций
является
фактически
внутрифирменными операциями ТНК, направления которых
определяются стратегическими целями самой фирмы и не имеют
никакого отношения к принципам сравнительных преимуществ или
различиям в обеспеченности факторами производства.
Как указывает А. Рагмен, интернализация позволяет ТНК
преобразовывать
неосязаемые
исследовательские
активы
в
специфический вид собственности, создавать монополию на знания и
информацию.
В
рамках
международно
организованной
производственной сети возрастают возможности ТНК контролировать
и планировать производственные затраты, эксплуатировать рыночную
власть политикой дискриминации в ценах, обходить связанные с
государственным вмешательством ограничения, в частности, через
механизм трансфертных цен. Эта теория, подчеркивает Дж. Даннинг,
помогает понять, каким образом фирма эксплуатирует свои
преимущества перед конкурентами. В прежних теориях данный
вопрос не рассматривался.
Попытку
интегрировать
теорию
интернализации
с
менеджеризмом и институциональным направлением экономической
мысли предприняли экономисты Г. Саймон и О. Уильямсон, Г.
Саймон применил анализ поведения менеджеров в государственных и
частных организациях для определения типа организационной
структуры, в наибольшей степени отвечающей задачам управления
внутренним рынком ТНК. О. Уильямсон интегрировал в теорию
транснационализации
производства
принцип
американской
институциональной школы, в частности, концепцию контрактных
отношений, что позволило ему использовать теорию интернализации
для анализа не только вертикальной и горизонтальной интеграции, но
и природы трудовых конфликтов.
Концепция
внутрифирменной
централизации,
которая
игнорировалась при оценке процессов транснационализации
производства с позиции теории индустриальной экономики, получила
развитие в работе М. Тейлора и Н. Трифта. Авторы выделили
множество форм организации управления транснациональным
производством: от моноцентрической до полицентрической модели.
Однако у данного подхода есть недостаток: он не учитывает
временной фактор.
4.5 Теория организации (Г. Саймон, О. Уильямсон)
Проблемы организации ставились в рамках еще экономической
теории, где существовала теория поведения фирмы. Но основное
развитие теория организации получила уже после выделения
специальной науки об управлении.
Экономисты-классики (А. Смит, Д. Рикардо, Дж.С. Милль) имели
дело не с организациями, а с хозяйствующими субъектами. Компании
обычно имели одного владельца, одновременно выступающего и в
качестве управляющего, за счет этого организация отождествлялась со
своим собственником и не являлась самостоятельным субъектом
рынка.
В соответствии с неоклассической теорией организация стала
выступать как «рыночный институт», поэтому период формирования
ортодоксальной неоклассической теории организации с конца XIX в.
до первой трети XX в. считается первым этапом теории
организации. Образование организаций связывалось с процессом
промышленного производства, причем происходило укрупнение
производства. А. Маршалл объяснял данный процесс концентрации
преимуществами именно крупномасштабного производства, которые
заключаются в «экономии квалифицированного труда, экономии
машин и экономии сырья». Рональд Г. Коуз (КопаЫ Н. Соазе) в работе
«Природа фирмы» (1937) связывает появление экономических
организаций с возможностью сократить издержки использования
механизма цен (внешние трансакционные издержки). Хотя с
появлением организации контрактные отношения не исчезают
полностью, их количество значительно уменьшается. Размер
организации, по мнению Коуза, зависит от соотношения внешних и
внутренних трансакционных издержек, а также технических
нововведений. Если первоначально рассматривался только вариант
фирмы, действующей в условиях совершенной конкуренции (модель
Л. Вальраса), то с 20-х годов XX в. в работах П. Сраффи, Э.
Чемберлена, Дж. Робинсон, Г. Штаккельберга и др. рассматриваются
и неконкурентные типы организаций. В этот же период для анализа
организации разрабатываются производственные функции (Дж. Б.
Кларк и др.), то есть впервые делаются попытки дать количественное
описание организации.
В целом организации, построенные на основе классической
теории, являлись достаточно консервативными, т.к. не учитывали
изменения, происходящие во внешней среде (конкуренция,
усложнение технологии и необходимость повышения квалификации
каждого работника, повышение уровня образования и другие), а также
структуру капитала.
Ко второму этапу истории развития теории организации
относится период конца 40-х - середины 70-х годов XX века (так
называемая неортодоксальная неоклассика). В это время меняется
подход к организации: с целью приближения основных положений
теории организации к действительности для анализа начинают
использоваться методы исследования, заимствованные у других наук
(психологии, социологии, математики). В отличие от ортодоксальной
неоклассической теории организации перестает действовать постулат
о совершенстве информации, которой обладают экономические
агенты.
Критикуется и тезис о том, что главной целью организации
является максимизация прибыли. Так, Г. Саймон видит в нем 5
проблем: неясно, какая именно прибыль должна максимизироваться краткосрочная или долгосрочная; предприниматель ориентируется не
только на прибыль, но и на получение некоего удовлетворения от
своей деятельности; предприниматель может стремиться не к
максимальной прибыли, а к какой-то приемлемой для себя; зачастую
организациями управляют не собственники, а менеджеры, и они могут
быть вообще не заинтересованы в прибыли; в условиях
несовершенной конкуренции максимизация прибыль зависит не
только от предпринимателя, но и от действий конкурентов.
Другие ученые, такие как А. Алчиян и М. Фридман, подвергли
идеи Саймона критике. Споры о целях организации продолжались
до 1971 г., когда Р. Солоу в математической форме доказал, что вне
зависимости от целевой установки организации идентичным образом
реагируют на изменение цен факторов производства, налогов и т.д.
Следовательно, определение цели организации практически не
приближает к пониманию механизма ее функционирования. С 80-х гг.
XX в. начинается третий этап в развитии теории организации, в
основе которого лежит неоинституциональный подход, отраженный в
работе Р. Коуза 1937 г. Начиная с 80-х годов неоинституциональное
направление отрывается от неоклассического, в рамках которого оно
возникло, и разделяется на две ветви: теорию институтов и
институциональных изменений (Д. Норт и его последователи Ц.
Хирш, Э. Кич и др.) и теорию способов управления (О. Уильямсон).
Данные теории будут рассмотрены нами более подробно несколько
позже.
\
Свое полное развитие теория организации получила в рамках
теории менеджмента. В конце XIX — начале XX в. промышленная
революция определила необходимость научного подхода к
управлению.
Фабричная
система
заставила
руководителей
сосредоточиться на разработке научных и рациональных принципов
организации управления. Решение данной проблемы шло в двух
направлениях: 1) повышение производительности за счет облегчения
выполняемой работы; 2) мотивация работников, чтобы они
пользовались новыми методами и приемами выполнения работы.
Г. Саймон в книге «Притчи администрирования» (1946 г )
критикует методы управления за непоследовательность и частую
невозможность применения, а в книге «Поведение работника в
организации» (1947 г.) говорит о том, что основой управления
является принятие решений. Институты и организации анализируются
и с точки зрения реальных процессов, и с точки зрения процессов
познания. В 1958 г. в совместной работе с Дж. Марчем «Организации»
Саймон пытается подвести итог знаниям по бихевиористской теории
организации. Теория способов управления (теория трансакционных
издержек) - конец 1980-х гг. В отличие от Норта Уильямсон изучает
экономических субъектов, причем дает свою трактовку понятия
фирмы: «Фирму... полезнее рассматривать как способ управления
сделками». Учитывается структура активов фирмы: их специфика
определяет способ управления. Критерием является минимизация
издержек. Различаются три типа управления компанией: 1) рыночный,
при котором внутри компании существует рынок, подразделения
самостоятельны и взаимодействуют на основе договоров, есть и
трансакционные издержки; 2) иерархический, когда в основе
построения компании лежит принцип пирамиды, решения
принимаются наверху пирамиды и существуют бюрократические
издержки; 3) гибридный, сочетающий элементы рыночного и
иерархического типов. Выделение типов управления компанией
позволяет лучше понять их основные характеристики, а также
достоинства и недостатки.
4.6 Эклектическая теория (Дж. Даннинг)
Одной из самых известных современных теорий, претендующих
на исчерпывающее объяснение причин роста прямых иностранных
инвестиций и возникновения транснациональных компаний, является
так называемая эклектическая теория Дж. Даннинга. Поскольку ее
автор является старшим экономическим советником ЮНКТАД,
влияние данной теории прослеживается в выпускаемых под эгидой
этой организации аналитических отчетах и других публикациях.
Исторически теории международной торговли и движения факторов
производства между странами существовали отдельно; Дж. Даннинг
попытался объединить их в рамках единой теоретической модели.
Согласно его теории ТНК возникает вследствие реализации трех
преимуществ. Прежде всего, фирма должна обладать уникальным
конкурентным преимуществом, например патентом или торговой
маркой, что позволяет ей успешно действовать на зарубежном рынке
(преимущество собственности). Затем, с точки зрения фирмы, должна
быть эффективной эксплуатация зарубежных производственных
активов плюс к активам в своей стране или вместо них (преимущество
местоположения).
Причинами, обусловливающими преимущества местоположения,
могут быть транспортные издержки, необходимость оказывать услугу
на месте, обход тарифных и иных ограничений, доступ к лучшим по
соотношению «цена — качество» факторам производства и т.д.
Наконец, фирма должна предпочитать собственный контроль над
эксплуатацией зарубежного производственного актива передаче его
по контракту в пользование внешней фирме (преимущество
интернализации).
т| г ,
Применяя теорию Даннинга к международной экспансии банков,
можно увидеть, что предлагаемые ею объяснения в целом
удовлетворительны. Действительно, если бы ТНК были совершенно
идентичны местным компаниям, для них вход на рынок какой-либо
«чужой» страны был бы связан с убытками, поскольку всегда
присутствуют, пусть и снизившиеся в результате развития процессов
интернационализации и глобализации, но все же отличные от нуля
дополнительные издержки ведения бизнеса в чужой стране. Эти
издержки,
получившие
в литературе
название
«издержки
чужестранца» (ІіаЬіІііу оГ Гогещппезз), включают коммуникационные и
транспортные расходы, дополнительные затраты по направлению
персонала за рубеж, расходы по преодолению языковых, культурных,
таможенных и иных барьеров, издержки нахождения вне привычной
деловой и регуляторной среды и т.д.
В банковской отрасли издержки чужестранца особенно велики в
рознице и обслуживании малого и среднего бизнеса. Часто
иностранные банки, входящие на новый для себя рынок, сталкиваются
с проблемой отрицательного отбора (асіуегзе зеіесгіоп): им достаются
только клиенты с плохим кредитным качеством, от которых
отказываются местные банки. Международные банки, следовательно,
должны
обладать
каким-то
специфическим
преимуществом
(преимуществом собственности в терминах Дж. Даннинга) например, лучшей технологией, более дешевым фондированием или
способностью снизить издержки благодаря эффекту масштаба, —
позволяющим компенсировать издержки чужестранца и добиться
коммерческого успеха за границей.
Объясняя международную экспансию банков с позиций
эклектической теории, можно использовать подход Грубеля. Банки,
выходя на зарубежный рынок, вынуждены искать свой механизм
компенсации издержек чужестранца. Таким механизмом часто
оказываются специфические знания о стране происхождения и связи с
ней, позволяющие таким банкам с большей эффективностью, чем
местные банки, обслуживать торговлю с этой страной, работать с
(недавними) иммигрантами, прибывшими из нее, и оказывать услуги
ее компаниям, выходящим на зарубежный рынок.
Поскольку в банковской отрасли исключительно важную роль по
сравнению с другими отраслями играет фактор доверия, издержки
чужестранца в этой сфере могут быть выше, чем в среднем по
экономике. Во многом в силу этого в развитых странах - за
исключением совсем небольших (Гонконг, Сингапур, Новая Зеландия)
~ иностранные банки не занимают на рынках доминирующего
положения. Вместе с тем в случае слабых национальных банковских
систем возможна ситуация, когда национальные банки априори не
пользуются доверием, и правильнее говорить не об издержках, а о
преимуществе чужестранца (ас!уап1а§е оҒ іогеі§ппе55). Именно такой,
на наш взгляд, была ситуация в 1990-е гг. в России. В терминах
теории Дж. Даннинга это преимущество можно условно считать
одним из преимуществ собственности: иностранная торговая марка в
тот период могла позитивно восприниматься клиентами банков в силу
ее отличия от считавшихся ненадежными российских банков.
Впрочем, и мировой, и российский опыт показывает, что такое
преимущество уменьшается по мере укрепления национальных
банков и преодоления кризисных явлений в экономике.
Особенности банковской отрасли исторически предопределили
то обстоятельство, что большое значение для банков всегда имели
преимущества местоположения, поскольку существенная часть
банковских услуг в докомпьютерную эру могла оказываться только в
том месте, где находился клиент. Развитие информационно­
коммуникационных технологий заметно уменьшило роль этого
фактора, но не устранило его вовсе: нередко, например, определение
кредитоспособности клиента требует непосредственного контакта
между ним и работниками банка.
Одной из причин, способствующих формированию в банковской
сфере преимущества местоположения, является отмеченный выше
высокорегулируемый характер этой отрасли. Для регуляторов
практически во всех странах мира свойственно крайне настороженное
отношение к трансграничному предоставлению банковских услуг и
серьезное внимание к формам и способам продвижения иностранных
банков на национальный банковский рынок. Таким образом, очень
часто интенсивность и формы прямых инвестиций, осуществляемых
международными
банками,
определяются
не
столько
экономическими, сколько регуляторными соображениями.
Говоря о преимуществах интернализации, следует отметить, что
в банковской сфере весьма затруднено использование таких
традиционных для многих отраслей экономики соглашений, как
лицензирование и франчайзинг. Подобные соглашения между
банками крайне редки даже внутри одной страны (нам известен лишь
один пример - австралийский ВешІі§о Вапк, открывающий в ряде
регионов страны филиалы по франчайзинговым контрактам с
местными общинами), не говоря уже о международном рынке.
Причины заключаются как в практической неосуществимости
патентной защиты большинства инноваций в банковской сфере, так и
в очень высоком репутационном риске для банка-принципала,
связанном
с
возможным
невыполнением
банком-франчайзи
обязательств перед третьими лицами. Согласно теории Дж. Даннинга
развитие транснационального производства тем более вероятно, чем
выше трансакционные издержки использования рынка и чем,
следовательно, выше эффективность ТНК как альтернативного рынку
координирующего механизма Таким образом, в тех случаях, когда
банки осознают реальность прибыльной деятельности на зарубежном
рынке (т.е. налицо преимущества собственности и местоположения),
можно ожидать, что такая деятельность будет вестись ими
непосредственно.
Ряд сторонников эклектической теории, в частности М. Кассон,
считают важнейшей причиной зарубежной экспансии банков
стремление интернализировать прежде всего информационные
преимущества, которыми они обладают, обслуживая своих
продвигающихся на внешние рынки крупнейших клиентов. Так.
глобализация компаний-клиентов влечет за собой глобализацию
банков. Можно сказать, что тем самым эклектическая теория
включает подход X. Г рубеля в качестве своей составной части.
4.7 Теория «международного бизнеса» (П. Бакли, Р. Э. Кейвз)
Широкий спектр теоретических и методологических вопросов
международного бизнеса глубоко исследованы в трудах таких ученых
как И. Ансофф, П. Бакли, Р. Вернон, Н. Гуд, Дж. Даннинг, Дж.
Дэниэлс, М. Кастельс, Р. Кейвз, К. Киндельбергер, М. Портер, А.
Рагмен, Л. Радеба, А. Стрикленд, А. Томпсон, С. Хаймер, А. Чандлер,
С. Янг, Л. Евенко, Н. Иноземцев, И. Иванов, Э. Кочетов, А. Мовсесян
С. Муртазалиева, З.Окрут, В. Попов, Н. Симония, Е. Халевинская, Р.
Хасбулатов, В. Щетинина, Ю. Яковец и многих других. Однако такие
аспекты этой проблемы как взаимосвязь и взаимозависимость между
организационным
построением
бизнес
структур
и
их
конкурентоспособностью в условиях глобализирующегося мира,
появления
«новой»
экономики,
эволюция
факторов
траисформирующах формы международных бизнес структур и др!
остались вне поля их научных интересов.
П. Бакли, в 1995 году сформулировал основные положения
концепции «международного бизнеса». Эта концепция отражает
экономические,
политические
и
социальные
составляющие
международного предпринимательства.
В частности, в ней исследуются процессы, происходящие в
международной организованной производственной системе под
влиянием внешних факторов: дифференциация и интеграция
Дифференциация - это процесс создания в рамках транснациональной
сети отделений для взаимодействия с однородными элементами
внешнего окружения, а интеграция - процесс координации
деятельности этих отделений.
При этом, по мнению П. Бакли, на транснационализацию
производства в начале XXI века будет оказывать воздействие
одновременное усиление как конкуренции, так и сотрудничества
между фирмами, выражающееся;'во-первых, в стремлении улучшить
конкурентоспособность на национальном, отраслевом, фирменном и
продуктовом уровнях с повышением внимания к проблеме
источников конкуренции; во-вторых, в развитии совместного
предпринимательства различных союзов и альянсов, а также других
форм сотрудничества между фирмами.
П. Бакли также подчеркивает, что в международном бизнесе
растет значение технологических императивов. Все большую роль
играет направление растущих ресурсов на исследование и развитие,
управление радикальными инновациями, как в отношении
производимого продукта, так и самого инновационного процесса.
П. Бакли выделяет особую тенденцию, называя се «социальные
изменения». Он считает, что будущее предопределено требованиями
улучшить социальные условия. Вопросы «стиля жизни», по его
мнению, выступают в роли институциональных детерминантов систем
потребления и трудовых стандартов.
Теория «международного бизнеса» включает важный раздел,
касающийся
влияния,
оказываемого
на
транснациональное
производство развитием региональных интеграционных процессов.
По убеждению П. Бакли, региональные интеграционные рынки все в
большей степени становятся главными центрами притяжения для
иностранных прямых инвестиций.
Вклад П. Бакли в теорию «международного бизнеса» был
дополнен в 1996 году положениями, высказанными американским
исследователем Р. Кейвзом. По его мнению, существо ТНК —
ведущего оператора «международного бизнеса» - лучше всего
объяснять, определив его как объединение производств, которое
«расползается» через национальные границы, а если при таком
определении применить подход «трансакционных издержек», то
благодаря этому становится возможным объяснить, по какой причине
территориально рассредоточенные предприятия представляют собой
единые активы «...скорее под единым контролем, чем нечто,
связанное друг с другом торговыми узами». Далее мы подробней
остановимся
на трансакционной
модели
построения
сети
транснационального производства, так как этот вопрос заслуживает,
на наш взгляд, отдельного рассмотрения. Здесь же отметим еще ряд
соображений Р. Кейвза о природе ТНК.
По его убеждению, деятельность любой по мощности ТНК не
совместима с понятием «чистая конкуренция». ТНК незамедлительно
воздвигает барьеры на пути появления в сфере ее деятельности какойлибо новой фирмы, особенно тогда, когда конкурирующие операторы
хозяйствования расположены к проведению политики самообороны, а
не политики сотрудничества и взаимодействия. Отход от принципов
здоровой конкуренции также неизбежен, когда ТНК поглощает
местные компании.
С точки зрения Кейвза, ловля транснациональной компанией
любой возможности вырвать монопольную ренту из зарубежного
кармана, не представляется рентабельной. ТНК с вертикальной
структурой построения, как правило, конкурируют на рынках
невосполнимых ресурсов. Это заставляет их, как полагает Кейвз,
«тягаться» с правительственными структурами стран-реципиентов,
которые стремятся максимизировать перевод ресурсной ренты в свой
национальный доход. Значительность расходов, связанных с добычей
природных ресурсов, вероятность осуществления правительством
экспроприации теоретически сдерживают процесс инвестирования до
тех пор, пока вкус к подобным «играм» или перенесение обязательств
по издержкам на плечи правительства не устранят эту проблему как
таковую.
Как показывает обзор существующих на Западе теорий
транснационализации, пока не удаю сь добиться их синтеза, хотя
степень взаимопроникновения усиливается.
На наш взгляд, становление общей теории возможно на базе
применения синергетической методологии. Как указывается в
фундаментальной работе «Синергетическая парадигма Многообразие
поисков и подходов», синергетическое знание отвечает принципу
согласия (коммуникативности, диалогичности), означающему, что
бытие как становление формируется и узнается лишь в ходе диаюга,
коммуникативного, доброжелательного взаимодействия субъектов и
установления гармонии в результате диалога. Для различных
подходов характерен селективный отбор эмпирических фактов. «В
научном исследовании, —пишет Н. Полани, —всегда имеются какие-то
детали, которые ученый не удостаивает особым вниманием в процессе
верификации теории. Такого рода личностная избирательность
является неотъемлемой чертой науки». В результате этого то или иное
явление, в зависимости от личностных установок, может либо
приобретать, либо терять смысл.
Синергетическая методология позволяет взглянуть с общих
позиций, поскольку применяется к различным областям исследования.
Она дает возможность научной коммуникации в понятиях, подходах
конкурирующих теорий. Тем самым реализуется принцип
конвенциональности в научном познании, сформулированный А.
Пуанкаре.
Важно значение в характеристике синергетического знания
принципов соответствия и дополнительности. Принцип соответствия
означает возможность перехода от досинергетической (классической,
«неклассической» и «постклассической») науки к синергетической. То
есть синергетическая парадигма включает в себя прежние модели как
частный случай. Это позволяет, на наш взгляд, синтезировать
различные знания о транснационализации в общую концепцию на
базе синергетики.
Принцип
дополнительности
означает
независимость
и
принципиальную частичность, неполноту как досинергетического
описания реальности (без синергетического), так и частичность
синергетического (без досинергетического).
Таким
образом,
синергетическая парадигма (которая пока еще складывается) система идей, принципов, образов, представлений, из которых,
возможно, со временем вырастет фундаментальная научная теория
иди даже мировоззрение. Эта общенаучная теория служит базой ряда
частнонаучных теорий (в экономике и других науках). На наш взгляд.
сочетание теоретического изучения процессов транснационализации с
новой парадигмой научного познания (синергетикой) расширяет
теоретические «пределы», ведет к взаимодополняемости теорий, так
как обеспечивает более широкий взгляд на исследуемые явления.
Контрольные вопросы
1 Основные теории транснационализации. Условия развития
ТНК.
І . .
•
| •
2 Взаимодействие мировой финансовой системы и процессов
транснационализации.
3 Значение экономических исследований в области теорий ТНК.
4 Концепция С. Хаймера. модель Р. Вернона.
5 Этапы развития теории организации.
Вопросы для обсуждения
1 Какие существуют объяснения причин возникновения ТНК в
современных теориях?
2 Определить условия эффективности стратегий корпоративного
строительства.
5.1 Основные процессы модернизации: универсализация
риска, глобализация риска, ииституциализация риска, усиление
риска (Э. Гидденс)
Э. Гидденс, анализируя процессы модернизации и ее переход в
более высокую (рефлективную) стадию, не уделял, как Луман, столь
пристального внимания эпистемологии риска. Но, может быть,
именно поэтому он выявил те структурные элементы социума,
трансформация которых порождает риски.
Гидденс, как и У. Бек отметил двусторонний характер перехода к
стадии рефлексивной модернизации, ввел понятие «разъединение»,
т.е. изъятие социальных отношений из локального контекста и их
включение в глобальный контекст, постоянно подчеркивая, что
модернити внутренне присуща тенденция к глобализации.
«Немыслимая
и
всевозрастающая
взаимозависимость
повседневных решений и глобальных последствий есть ключевой
пункт новой повестки дня». Он ввел понятие безличных институтов
(абстрактных систем), указав при этом, что природа социальных
институтов модерна тесно связана с настройкой механизмов доверия в
этих системах. Вообще, доверие является базовым фактором для
существования
в
условиях
пространственно-временной
дистанцированное™, присущей- веку модерна. Автор ввел также
понятие «онтологическая безопасность», т. е. ощущение надежности
людей и вещей, надежности и предсказуемости повседневной жизни.
Гидденс уделил много внимания соотношению модерна и традиции.
Модернизация разрушает традицию, главным «врагом» которой
является растущая институциональная рефлективность. Но, по
мнению Гидденса (и это важно для нас), «сотрудничество» модерна и
традиции было критически важным на его ранних стадиях, когда
предполагалось, что риск может быть калькулирован.
Анализируя собственно механику производства рисков, Гидденс
подчеркивал, что современный мир структурируется главным образом
рисками, созданными
человеком.
Эти риски
имеют ряд
отличительных признаков.
Во-первых, современные риски обусловлены глобализацией в
смысле их «дальнодействия» (ядерная война).
Во-вторых, глобализация рисков, в свою очередь, является
функцией возрастающего числа взаимозависимых событий (например,
международного разделения труда).
В-третьих,
современный
мир
это
мир
«институционализированных сред рисков», например, рынка
инвестиций, от состояния которого зависит благополучие миллионов
людей. Производство рисков динамично: осведомленность о риске
есть риск, поскольку «разрывы» в познавательных процессах не могут
быть, как прежде, конвертированы в «надежность» религиозного или
магического знания.
В-четвертых, современное общество перенасыщено знаниями о
рисках, что уже само по себе является проблемой.
Наконец, Гидденс ввел чрезвычайно важное для наших
последующих рассуждений понятие «среда риска» в современном
обществе, выделив три ее компоненты: угрозы и опасности,
порождаемые рефлективностью модернити; угроза насилия над
человеком, исходящая от индустриализации войн, и угроза
возникновения
чувства
бесцельности,
бессмысленности
человеческого существования, порождаемая попытками человека
соотнести свое личное бытие с рефлективной модернизацией.
Глобальность является в сущности неизбежной проблемой
современного мира. И это не однолинейное, однонаправленное и
одновременное развитие, а комплекс противоречивых связей, в
некоторых случаях конфликтующих между собой процессов
социальных изменений. По мнению исследователей (Р. Робертсон, Э.
Гидденс, И. Валлерстайн, П. Штомпка, А. Мартинелли и др.), в
результате глобализации горизонтальное разнообразие и вертикальное
неравенство, скорее, возрастают, нежели исчезают. Увеличивается
напряжение
противоречия
между
раслущей
глобальной
независимостью в области технологии, финансов, информации и
сохраняющимся разделением национальных обществ, политики и
культур. Сегодня противоречия между процессом глобализации и
национально-государственными образованиями нельзя игнорировать.
Под воздействием глобализации формы пространственновременной
организации
социальных
связей
и отношений
претерпевают глубокую трансформацию. Пространство частной и
публичной жизни обретает третье измерение, меняющее привычную
систему координат. Из плоскостного оно становится сферическим,
позволяющим прокладывать новые пути, быстро и легко налаживать
коммуникации между различным частями земного шара. Все это
меняет социальное положение индивидов — оставаясь частичками
национальных организмов, они становятся гражданами мира. В то же
время в условиях глобализации и «высокой современности»
увеличиваются
и усиливаются
факторы
риска,
возникают
неуправляемые ситуации, таящие в себе угрозу не только отдельным
индивидам, но и большим системам, в том числе государствам.
Опасности подвергаются жизни миллионов людей и даже всего
человечества
Объективные и субъективные факторы глобализации подводят к
непрозрачности,
нестабильности,
неустойчивому
характеру
социальной жизни, происходят:
универсализация риска, то есть возможность глобальных
бедствий, которые угрожают всем, независимо от класса, этнической
принадлежности, отношения к власти и т. д.;
I
глобализация риска, которая приобретает необычайный размах,
затрагивая большие массы людей;
институционализация риска, т. е. появление организаций,
принимающих его в качестве принципа собственного действия;
возникновение
или
усиление
риска
в результате
непреднамеренного побочного эффекта либо эффекта бумеранга
человеческих действий.
В целом можно констатировать, что глобализация пока не
привела к устойчивому, безопасному развитию мира. Напротив, она
оказалась чреватой глобализацией рисков. Социально-экономические
противоречия и идейно-политические конфликты, порождаемые или
обостряемые ею, ведут к серьёзным глобальным опасностям, включая
дальнейшую интернационализацию криминального бизнеса, угрозы
расширения международного терроризма и роста других форм
насилия, ксенофобии, нетерпимости
5.2 Общество риска: к новой современности
Современное
оощество
может
быть
определено
как
«постиндустриальное общество» (Д.Белл), «постэкономическое
общество» (Д. Белл, В.Л. Иноземцев), «информационное общество»,
«планетарное информационное общество», «устойчивое общество» и
даже «планетарное гражданское общество» (Н. Моисеев, Д. И. Львов),
но, прежде всего, это «общество риска».
Существует множество определений понятия «риск». Так,
Э. Гидденс считает риск одной из атрибутивных черт «высокой
современности»,
которая
характеризуется
принципиальной
неуправляемостью целого ряда ситуаций и процессов, угрожающих не
отдельным индивидам и небольшим сообществам, а человечеству в
целом.
Риск —это форма деятельности в условиях неопределенности при
наличии возможности оценить вероятность ее результата. Риск есть не
только деятельность, но и характеристика состояния личности,
группы, общества.
Риск, по мнению У. Бека, - это всеобъемлющая характеристика
общества на определенном уровне его развития, которое после
индустриального и постиндустриального этапов превращается в
«общество риска». Суть «общества риска» состоит в том, что логика
производства
индустриального
общества
(накопление
и
распределение богатства) трансформируется в логику производства
массового
распространения
рисков,
порождаемых
научнотехническими системами.
Понятие «риск» не исчерпывается вероятностью негативных
последствий, оно включает в себя вероятность благоприятного
результата. И, тем не менее, в любом случае ситуация риска
предполагает неопределенность в отношении будущего. Более
адекватным для современной действительности является понятие
«риска», которое не подразумевает ничего исключительного,
привычного для повседневной жизни и, в то же время вносит элемент
неопределенности.
В современной науке, изучающей риск, выделяют два вида риска:
техногенный и социогенный. Риск техногенный - это все виды
пагубного влияния результатов самого процесса производства на
здоровье человека, на природную среду, а также результат
отчуждения искусственно созданной человеком технической системы.
утрата контроля над ней.
Под
социогенным
риском
подразумевают
результат
возникновения в обществе ситу ации неопределенности как следствия
утраты со стороны общества контроля над социальными
изменениями. К ним относятся общественные конфликты, различные
виды девиации и некоторые формы социальной напряженности.
Выделяют и следующие виды рисков:
- геополитические, которые порождены политикой тоталитарного
режима: наша система окружена враждебным миром, поэтому
геосфера есть одновременно ресурс и пространство борьбы с этим
миром;
- природные, которые порождены самой природной средой;
- идеологические, которые вызваны приоритетом идеологии над
культурой, а системы - над человеком и др.
Согласно предложенной классификации существует ряд рисков,
возникающих и проявляющих себя в рамках социальной сферы
общества. Это так называемые социальные риски, взгляды на
сущность, специфику и виды которых расходятся в зависимости от
понимания различными учеными сущности риска как такового и его
видов в частности. Так, А. Альгин полагает, что социальные риски
«связаны с изменением системы ориентаций в жизнедеятельности
человека; предметной среды человека».
Исходя из вышеизложенного, представляется возможным сделать
вывод о том, что к социальным рискам относятся такие явления и
процессы социальной сферы общества, которые несут опасность
социальной дестабилизации и являются весьма сложными по своей
структуре, специфическим функциям и социетальным последствиям,
что затрудняет качественное прогнозирование их развития!
Социальные риски являются индикатором уровня социальной
напряженности как на локальном, региональном уровне, так и на
уровне всего мирового сообщества.
Ряд авторов определяют общество риска как специфический
способ организации социальных связей, взаимодействия и отношений
людей в условиях неопределенности, когда воспроизводство
жизненных средств, физических и духовных сил человека
приобретают
не
социально
направленный
характер,
а
преимущественно
случайный,
вероятностный,
вытесняясь
производством самого риска.
Таким образом, понятие «риска» не является новацией.
Социальные риски существовали на протяжении человечества и
прослеживается еще в трудах древнегреческих мыслителей: Платона,
Аристотеля, Сенеки, а также Ф. Бэкона, Т. Гоббса, Д. Юма, И. Канта.
В этих работах говорится, что на стадии первобытного общества
наиболее значимыми рисками, которым подвергались люди, были
природные (экологические) риски, а также ряд медицинских (болезни
и смертность). В период рабовладельческого строя помимо
перечисленных стали приобретать значимость экономические и
военные риски. В период античности возникает новый тип риска духовный, который описывается Платоном.
Переход к индустриальной стадии развития сопровождался
усилением
социальных
рисков,
возникших
на
заре
рабовладельческого общества. Причем данное усиление было
детерминировано рядом экономических и политических рисков,
связанных с процессами огораживания, частичной заменой ручного
труда машинным, массовыми миграциями, ростом преступности,
географическими открытиями и рядом других факторов. Именно в
этот период на руоеже между средними веками и Новым Временем —
происходит
заимствование
термина
«риск»
из
лексикона
мореплавателей и торговцев. Формулируется тезис: «Риск —
благородное дело».
В конце XVIII — начале XIX века происходит формирование и
развитие техногенного риска, связанного с научно-техническим
процессом, усилившейся механизацией производственных процессов,
многочисленными открытиями в естественных науках. Кроме того, на
протяжении XIX века осуществляется накопление национальных
(этнических) рисков. В середине XX века, по мнению ряда ученых,
происходит переход к новой ступени общественного развития - так
называемому постиндустриальному или информационному обществу,
которое не только вобрало в себя все ранее существовавшие виды
рисков, но и сгенерировало множество новых. К их числу можно
отнести такие, как риск терроризма, информационный риск и др.
По мере развития общества увеличивалось число рисков, и
возрастала мера опасности. В связи с развитием глобализации
социальный
риск
стал
элементом
транснационального
и
межгосударственного взаи модействия.
Возникновение рисков в различных сферах общественной жизни
породило необходимость теоретического осмысления сущности риска
и их содержания. В конце прошлого века возникла новая дисциплина социология риска, которая изучает риск как социальное явление,
особенности его возникновения, функционирования и перехода в иное
состояние.
С учетом вышеизложенного нам представляется возможным
сделать вывод о затруднительности выявления социальных рисков в
чистом виде, поскольку каждый из них очень тесно связан с
явлениями и процессами, протекающими в других сферах общества.
Так, в концепции У. Бека риск есть систематическое
взаимодействие
общества
«с
угрозами
и
опасностями,
инициируемыми и производимыми процессом модернизации как
таковым. В отличие от опасностей прошлых эпох риски суть
последствия, связанные с угрожающей мощью модернизации и
порождаемыми
ею
глобальной
нестабильностью
и
неопределенностью... В обществе риска неизведанные и неожиданные
последствия приобретают характер господствующей силы».
О. Яницкий, опираясь на теоретические конструкты У. Бека,
Н. Лумана и Э.Гидденса, разработал концепцию «общества всеобщего
риска», которая сводится к совокупности техногенных рисков,
порожденных форсированной модернизацией, и социогенных рисков,
имеющих общественную природу своего происхождения. При этом в
его работах четко прослеживается некоторое противоречие. С одной
стороны, он на примере России описывает процесс формирования
«общества
всеобщего риска»,
анализирует различные его
характеристики, а с другой стороны, пишет о том, что «общество
всеобщего риска» - это именно парадигма, то есть, теоретическая
конструкция, а не слепок с текущей действительности.
Однако основным условием становления общества всеобщего
риска, согласно У. Беку и О. Яницкому, яшіяется смена позитивной
логики общественного развития негативной. Первая своим
нормативным идеалом имеет достижение равенства. Этот идеал,
будучи основан на такой позитивной ценности социальных
изменений, как рост богатства, признается обоими авторами
утопичным и недостижимым. Нормативным же идеалом общества
риска является безопасность, вследствие чего социальный проект
имеет негативный и защитный характер. Такое общество
ориентируется уже не на достижение лучшего (общественный
прогресс), а на защиту и избежание худшего. При этом изменяется
система ценностей (это уже не ценности «неравноправного
общества», а ценности «небезопасного общества»); ориентация на
удовлетворение потребностей трансформируется в ориентацию на их
самоограничение. Одним из наиболее важных условий для подобной
смены ценностей послужило превращение окружающей среды, а
также созданной человеком системы жизнеобеспечения в среду
жизненного разрушения. В такой ситуации общество уже не может
развиваться прежними темпами, ему необходимо все больше сил для
предотвращения тех последствий, которые породил общественный
прогресс.
, ,.
^
Согласно рискологам, человек опасается думать о будущем и
ориентируется на сегодняшний день, на достижение немедленного
успеха, на получение моментальной, сиюминутной выгоды. Горизонт
мышления
ограничивается
ежедневным
существованием.
Способствуют этому и средства массовой информации, которые
повсеместно насаждают конформизм, вследствие чего люди
привыкают к повседневным рискам, привыкают мыслить в категориях
кризиса, не задумываются над тем, как можно эти риски устранить.
Научно-философское осмысление предельных оснований бытия,
природы социума и человека, их взаимоотношений помогут устранить
имеющиеся риски и предотвратить потенциально негативные. Важная
роль в этом процессе принадлежит образованию. Оно, с одной
стороны, обеспечивает грамотность населения в области знаний о
рисках и вопросов безопасности, а с другой стороны - образование
поможет повысить профессионализм людей, работающих в области
управления рисками.
Риск - обратная сторона потребления и комфорта, потеря
которого вызывает такой же страх, как потеря собственной
идентичности.
Основной смысл понятия риска в самом общем виде заключен в
терминах «ценность» и «вероятность» («неопределенность»)
последствий. Риск неустраним из социальной жизни, а пределы
безопасности создаются самим обществом.
Понятие безопасности многозначно: как общенаучное понятие это необходимое свойство, атрибут живой материи, а также условие
функционирования и самосохранения биосоциальных организмов,
систем; как общесоциологическое понятие качественная
характеристика устойчивого развития социальных, социет&іьных и
социокультурных систем; как специализированное понятие защищенность объектов безопасности, их определенное состояние,
при котором они способны противодействовать угрозам; как
социокультурное понятие - конкретная историческая форма
обеспечения безопасного развития.
Таким образом, «общество риска» - это определенная стадия
развития социальности, которая характеризуется генерированием
рисков, опасностей и угроз, нестабильностью, неопределенностью,
двойственностью, отсутствием четких критериев поведения в
обществе, снижением ценностей нормативно-регулятивного ряда, а в
качестве основы социальной солидарности людей выступают риск и
безопасность.
В целом, вышеперечисленные теории риска объединяет
критическое отношение к социокультурным особенностям «поздней
современности».
Таким образом, специфика современного общества заключается в
том, что социальная реальность изменяется с головокружительной
скоростью, вынуждая членов общества и общество в целом
функционировать в таких ситуациях, стереотипы, правила поведения,
в которых отсутствуют в индивидуальной или общественной
практике, в имеющемся опыте взаимодействия. В этом случае
неопределенность выступает конструирующим признаком, то есть
средой появления риска, поэтому возрастание неопределенности
может повлечь за собой еще больший риск. Риск является
объективной категорией современного научного анализа, поскольку
вносящие неопределенность в наши действия элементы присутствуют
в самой окружающей нас реальности, тогда как содержание понятия
«рискованного поведения» субъективно.
5.3 Основные черты глобальных проблем
Возникновение глобальных проблем, возрастание опасности их
последствий ставят новые задачи перед наукой в прогнозировании и
способе их решения. Глобальные проблемы - это сложная и
взаимосвязанная система которая оказывает воздействие на общество
в целом, человека и природу, поэтому требует постоянного
философского осмысления.
К глобальным проблемам, в первую очередь, относятся:
- предотвращение мировой термоядерной войны, создание
ненасильственного мира обеспечивающего мирные условия для
социального прогресса всех народов;
- преодоление возрастающего разрыва в уровне экономического и
культурного развития между странами, устранение во всем мире
экономической отсталости;
обеспечение
дальнейшего
экономического
развития
человечества необходимыми для этого природными ресурсами
(продовольствие, сырье, источники энергии);
преодоление
экологического
кризиса,
порождаемого
вторжением человека в биосферу:
- прекращение стремительного роста населения (рост
численности населения в развивающихся странах, падение
рождаемости в развитых);
своевременное предвидение и предотвращение различных
отрицательных последствий НТР и рациональное эффективное
использование ее достижений на благо общества и личности.
Философское осмысление глобальных проблем — это изучение
процессов и явлений, связанных с проблемами общепланетарной
цивилизации,
всемирно-исторического
процесса.
Философия
анализирует причины, которые привели к появлению или обострению
глобальных проблем, изучает их социальную опасность и
обусловленность.
В современной философии сложились основные подходы к
пониманию глобальных проблем:
* все проблемы могут стать глобальными:
- число глобальных проблем необходимо ограничить числом
насущных и наиболее опасных (предотвращение войн, экология.
народонаселение);
- точное определение причин возникновения глобальных
проблем, их признаки, содержание и методы быстрейшего
разрешения.
Глобальные проблемы имеют общие черты: затрагивают будущее
и интересы всего человечества, для их разрешения требуются усилия
всего человечества, они требуют неотложного разрешения, находясь в
сложной взаимосвязи между собой.
Глобальные проблемы имеют, с одной стороны, естественно­
природный характер, с другой, - социальный. В этой связи их можно
рассматривать как влияние или итог человеческой деятельности,
оказавший отрицательное влияние на природу. Второй вариант
возникновения глобальных проблем — кризис в отношениях между
людьми, который затрагивает весь комплекс взаимоотношений между
членами мирового сообщества.
Глобальные проблемы объединяются в группы по наиболее
характерным признакам. Классификация позволяет установить
степень их актуальности, последовательность теоретического анализа,
методику и последовательность решения.
Наибольшее распространение получил метод классификации, в
основе которого стоит задача определения остроты проблемы и
последовательность ее решения. В связи с этим подходом можно
выделить три глобальные проблемы:
- между государствами и регионами планеты (недопущение
конфликтов, установление экономического порядка);
- экологические (защита окружающей среды, охрана и
распределение топливных сырьевых ресурсов, освоение, космоса и
Мирового океана;
- между обществом и человеком (демография, здравоохранение,
образование и др.).
Глобальные проблемы современности порождены, в конечном
счете, именно всепроникающей неравномерностью развития мировой
цивилизации,
когда
техническое
могущество
человечества
неизмеримо превзошло достигнутый им уровень общественной
организации, политическое мышление явно отстало от политической
действительности,
а
побудительные
мотивы
деятельности
преобладающей массы людей и их нравственные ценности весьма
далеки от социального, экологического и демографического
императивов эпохи.
5.4 Классификация глобальных проблем
Разработка классификации глобальных проблем явилась итогом
длительных исследований и обобщения опыта нескольких
десятилетий их изучения. Классификация помогает глубже понять
существо проблем, наметить пути их решения. Исследователями
предложено множество вариантов классификации. Целесообразно
принять за основу вариант, разработанный российскими учеными
И. Т. Фроловым и В. В. Загладиным. Согласно этому варианту все
глобальные проблемы делятся на три большие группы.
Первую группу составляют те проблемы, которые связаны с
отношениями
между
основными
социальными
общностями
человечества, т.е. между группами государств, обладающих сходными
политическими, экономическими и иными интересами: «ВостокЗапад», богатые и бедные страны и др. Эти проблемы следует назвать
интерсоциальными. К ним относится проблема предотвращения
войны и обеспечения мира, а также установления справедливого
международного экономического порядка.
Вторая группа объединяет те проблемы, которые порождены
взаимодействием
общества
и
природы.
Они
связаны
с
ограниченностью возможностей окружающей средь* выносить
нагрузки антропогенного характера. Это такие проблемы, как
обеспеченность энергией, топливом, сырьевыми ресурсами, пресной
водой и т.д. К этой же группе относится и экологическая проблема,
т.е. проблема охраны природы от необратимых изменений
отрицательного характера, а также задача разумного освоения
Мирового океана и ко смич ес кош^пространства.
Третью группу глобальных проблем составляют те, которые
связаны с системой «индивид-общество». Они непосредственно
касаются отдельного человека и зависят от способности общества
предоставить реальные возможности для развития личности. Сюда
относятся проблемы здравоохранения и образования, а также вопросы
контроля за численностью народонаселения.
Длительное время в центре интерсоциальных проблем
находилось противостояние двух
общественно-экономических
систем, двух идеологий. Мир был расколот на две противостоящие
группировки: страны, ориентированные на США и соответствующий
им политический порядок, и страны, ориентированные на СССР и
соответствующую общественно-политическую систему. Сегодня
противостояние двух систем ушло в прошлое. Однако было бы
ошибочным полагать, что вместе с ним ушли в прошлое и все
интерсоциальные проблемы. Острота их не уменьшилась но
изменился характер проблем. На смену двухполюсному миру пришел
мир многополюсный. Вместе с тем существует тенденция его
превращения в однополюсный. В мире сегодня резко выделяется
единственная супердержава, какой являются Соединенные Штаты
Америки. Ни одна страна, даже из числа так называемых «великих
держав», не может сравниться с США по масштабам экономического
и военного потенциала. Многое теперь зависит от политики США на
международной арене, от характера и направленности этой политики.
Однако столь же многое зависит от отдельных крупных держав (в том
числе от России), от региональных объединений государств, - от того,
смирятся ли они с возможным диктатом США или найдут в себе силы
сохранить свою самостоятельность, не обостряя при этом
международной ситуации. Особенности современного положения
влияют на характер интерсоциальных проблем.
Вторая
группа
глобальных
проблем,
связанная
с
взаимодействием общества и природы, может быть в свою очередь
подразделена на несколько подгрупп. Это, во-первых, экологические
проблемы; во-вторых, проблемы, связанные с освоением обществом
природы, т.е. проблемы сырьевых и энергетических ресурсов; втретьих, проблемы, «связанные с относительно новыми глобальными
объектами - космическим пространством и Мировым океаном.
Под экологическими проблемами (первая подгруппа) здесь
понимаются меры против загрязнения окружающей среды. Они
включают в себя охрану водного и воздушного бассейнов, охрану
почв, сохранение растительного и животного мира, сохранение
генофонда. Таким образом, экология в данном случае понимается в
собственном смысле - как раздел знаний о биосфере и комплекс мер,
направленных на сохранение биосферы Земли в условиях активнопреобразующего воздействия человека. Человек рассматривается как
составная часть биосферы, как одна из ее главных компонент.
Термин «экология» впервые употребил еще в XIX в. немецкий
ученый Э. Геккель. Едва ли он предполагал, что этот термин станет
столь популярным впоследствии - в XX в. Буквально «экология»
означает «учение о доме, жилище». Э. Геккель полагал, что экология
призвана изучать взаимодействие того или иного живого организма с
окружающей средой. Сегодня под экологией имеют в виду в первую
очередь экологию человека. Именно в этом смысле чаще всего
говорят об экологических проблемах. В этой связи от собственно
экологических проблем следует отличать проблему ресурсов
(сырьевых и энергетических), т.е. вторую подгруппу. Последняя
выступает в качестве относительно самостоятельной, хотя и имеет
тесную связь с экологическими проблемами.
В подходе к решению экологических проблем можно выделить
три главных направления. Они формируют основные стратегии
природоохранительной деятельности: ограничительную, стратегию
оптимизации, стратегию замкнутых циклов.
Ограничительная стратегия в качестве главного средства
предотвращения экологических катастроф предлагает ограничение
развития производства и соответственно потребления. С этой точки
зрения всякий рост производства чреват увеличением нагрузки на
природную среду. Следовательно, сама по себе тенденция к
непрерывному экономическому росту неизбежно увеличивает
экологическую
напряженность.
Сторонники
ограничительной
стратегии настаивают на «нулевом росте», требуют немедленного
закрытия экологически вредных производств, призывают к
добровольному ограничению потребления и т.д. Стратегия
оптимизации предполагает нахождение оптимального уровня
взаимодействия общества и природы.
Такой уровень, разумеется, должен не превышать критического
порога загрязнения. Он должен быть таким, чтобы был возможен
обмен веществ между обществом и природой, не отражающийся
отрицательно на состоянии окружающей среды. Наконец, стратегия
замкнутых циклов предполагает создание производств, построенных
по циклическому принципу, за счет чего достигается изоляция
производства от воздействия на окружающую среду. Замкнутые
циклы возможны при использовании биотехнологии, позволяющей
перерабатывать неорганические отходы производства в органические
вещества. Последние вновь могут быть использованы для создания
полезных человеку продуктов.
Названные три стратегии не являются альтернативными: в
зависимости от конкретных обстоятельств может быть применена та
или другая стратегия. Две последние (оптимизации и замкнутых
циклов) сильно зависят от технологического совершенства
производственного процесса. Первая же (ограничительная) не всегда
возможна там, где уровень производства и потребления и
соответственно качество жизни невысоки. Все три стратегии
противостоят
безоглядному
и
хищнически-расточительиому
отношению к природе. Они основаны на понимании выживания
человечества.
Вторая подгруппа проблем, относящаяся к группе «обществоприрода» - проблемы ресурсов. Речь идет о таких ресурсах, как
воздух и вода, без которых жизнь человека невозможна, а также
энергетические и сырьевые ресурсы. В частности, проблема водных
ресурсов считается одной из наиболее острых в мире. Пресная вода
составляет небольшую часть водного баланса Земли - 2,5-3%. При
этом наибольшая ее часть сосредоточена во льдах Арктики и
Гренландии, а на долю рек и озер приходится очень небольшая доля.
Энергетические ресурсы представлены запасами ископаемого
топлива, такими, как нефть, газ, уголь, горючие сланцы. Сырьевые
ресурсы - это. прежде всего минеральное сырье, содержащее
необходимые для промышленного производства компоненты.
Сегодня нет достаточно точных данных относительно того, на
какой срок человечество может считать себя обеспеченным
ископаемым топливом и минеральным сырьем. Однако вполне
очевидно, что их запасы исчерпаемы и невозобновимы. Поэтому если
даже нынешнее поколение может быть уверенным в том, что «на наш
век хватит», то возникает вопрос: что мы оставим потомкам?
Развитые страны определенным образом решили для себя этот вопрос.
В частности, там отдается предпочтение развитию нематериаюемких
производств, таких как электроника и другие, связанных с новейшими
достижениями техники. В отношении к энергетическим ресурсам
многому научил страны Запада энергетический кризис 70-х гг., когда
Ближневосточные государства резко сократили экспорт нефти. С тех
пор были приняты и реализованы серьезные меры по значительно
более экономному потреблению нефтепродуктов. Одновременно
созданы запасы стратегического значения. В США, например,
законсервирована добыча нефти на собственной территории, с тем,
чтобы иметь резерв на случай непредвиденных обстоятельств.
Третья большая группа проблем непосредственно связана с
человеком, с его индивидуальным бытием. Это проблемы
«человеческих качеств» - развития нравственных, интеллектуальных
и иных задатков человека, обеспечения здорового образа жизни,
нормального психического развития. Особое внимание к этим
проблемам стало характерной приметой глобалистики, начиная со
второй половины 70-х гг.
5.5 Антропосоцнальные глобальные проблемы
Антропосоциальные глобальные проблемы, возникающие между
обществом и человеком. Это демографическая проблема, вопросы
здравоохранения, образования, духовной культуры человека и
общества; преодоления «демографического взрыва» в отсталых
странах и депопуляции населения в развитых странах; предвидения и
предотвращения отрицательных последствий научно-технического
прогресса, его рационального и гуманного использования;
образования, воспитания, культуры, выработки духовных ценностей;
здравоохранения и медицины; алкоголизма, наркомании, СПИДа;
демократизации отношений личности и общества; международного
терроризма; манипулирования поведением и т. п.
Осознание глобальных проблем, неотложности пересмотра
многих привычных стереотипов пришло к нам поздно, гораздо позже
опубликования на Западе первых глобальных моделей, призывов
остановить рост экономики. Между тем все глобальные проблемы
теснейшим образом связаны между собой.
Развитие человеческого общества всегда было противоречивым.
Оно постоянно
сопровождалось
не только установлением
гармоничной связи с природой, но и разрушительным воздействием
на неё.
Охрана природы до недавнего времени была делом отдельных
лиц и обществ, а экология первоначально не имела никакого
отношения к охране природы. Резкая перемена произошла в силу двух
взаимосвязанных обстоятельств, характерных для второй половины
прошлого века: роста населения Земли и научно-технической
революции.
Быстрый
рост
населения
Земли
получил
название
демографического взрыва. Он сопровождался изъятием у природы
огромных территорий под жилые дома и общественные учреждения,
дороги, аэропорты и пристани, посевы и пастбища. Сотнями
квадратных
километров
вырубались
леса.
Под
копытами
многочисленных стад степи и прерии превращались в пустыни.
Одновременно с демографическим взрывом произошла и научнотехническая революция. Человек освоил ядерную энергию, ракетную
технику, вышел в космос. Он изобрел компьютер, создал электронную
технику и промышленность синтетических материалов.
Демографический взрыв и научно-техническая революция
привели к колоссальному увеличению потребления природных
ресурсов. При высоких темпах потребления стало очевидным
исчерпание многих природных ресурсов в ближайшее время.
Одновременно отходы гигантских производств стали все больше
загрязнять окружающую среду, разрушая здоровье населения. Во всех
промышленно развитых странах большое распространение получили
раковые, хронические лёгочные и сердечно-сосудистые заболевания.
Первыми забили тревогу ученые. Начиная с 1968 г, итальянский
экономист Аурелио Печчен стал ежегодно собирать в Риме крупных
специалистов из разных стран для обсуждения вопросов о будущем
цивилизации. Эти встречи получили название Римского клуба. В июне
1972 г. ООН провела в Стокгольме Первую международную
конференцию по окружающей среде и развитию, которая обобщила
материалы о загрязнении и его вредном влиянии на здоровье
населения многих стран. Участники конференции пришли к выводу,
что человек из субъекта, изучавшего экологию животных и растений,
в новых условиях сам должен превратиться в объект многосторонних
экологических исследований. Они обратились к правительствам всех
стран мира с призывом создать для этих целей специапьные
государственные учреждения.
Однако антропогенное воздействие на природу достигло таких
масштабов, что возникли проблемы глобального характера, о которых
в начале XX века никто не мог даже подозревать. Научные
исследования нужны не только для решения или смягчения этих
проблем, но и для выяснения причин их возникновения, ведь без этого
решить их невозможно.
Контрольные вопросы
1 Становление и развитие общества риска.
2 Глобальные проблемы
современности, типология и
теоретические основы.
3 Актуальность и взаимосвязь глобальных проблем. Способы их
решения.
4 Проблема «постмодерна» в теории Э. Гид денса.
5 Цели, задачи, основы создания общественных движений. Их
роль и виды.
Вопросы для обсуждения
1 Определить объективные
и субъективные
факторы
глобализации, влияющие на социальную жизнь.
2 Какова природа харизматического лидера? Его роль в
политических, религиозных, экономических процессах.
6
Демократические революции и процесс демократизации в
странах Восточной Европы
6.1 Социально-экономическое и политическое развитие стран
«реального социализма» и углубление предкризисных процессов
Глобализация мировой экономики оказывает все возрастающее
воздействие
на
эволюцию
и
трансформацию
социальноэкономических систем и институтов, структурные характеристики
национальных и региональных экономик. В специфических условиях
протекают глобализационные процессы в странах СНГ.
Государства СНГ объединяет не только геополитическое
положение, но и длительное существование в одном государстве с
жесткими хозяйственно-экономическими связями.
СНГ было основано главами БССР, РСФСР и УССР путем
подписания 8 декабря 1991 в Минске Соглашения о создании
Содружества Независимых Государств (известно в СМИ как
Беловежское соглашение).
21 декабря 1991 г. к Соглашению присоединились Азербайджан
Армения,
Казахстан,
Киргизия,
Молдавия,
Таджикистан,’
Туркменистан, Узбекистан, подписавшие совместно с Белоруссией,
Россией и Украиной в Алма-Ате Декларацию о целях и принципах
СНГ*
До^ ратификации парламентами действительного членства
Азербайджан (до сентября 1993) и Молдавия (до апреля 1994) были
ассоциированными членами СНГ.
В октябре 1993 г. действительным членом СНГ стала Грузия.
В августе 2005 г. Туркмения вышла из действительных членов
СНГ и получила статус ассоциированного члена-наблюдателя.
Молдавия и Украина, как и Туркмения, не ратифицировали Устав
СНГ. Это означает, что формально они членами Содружества не
являются, хотя при этом Украина остаётся одним из государствоснователей СНГ.
В ряде структур СНГ (координационные комитеты аппаратов
президентов, по статистике, железным дорогам и др.) в качестве
наблюдателя участвует Монголия. В 2008 году о своём желании
вступить в СНГ заявил Афганистан. В 2009 г. Грузия вышла из
состава СНГ. В 1993 году принят Устав С Н Г который
предусматривает сферы совместной деятельности государств:
- обеспечение прав и свобод человека,
- координация внешнеполитической деятельности.
1 сотрудничество в формировании общего экономического
пространства, в развитии систем транспорта и связи,
- охрана здоровья населения и окружающей среды,
I вопросы социальной и иммиграционной политики,
- борьба с организованной преступностью,
- сотрудничество в оборонной политике и охране внешних
границ.
Согласно Уставу, приём в СНГ новых членов осуществляется при
их обязательствах исполнять все решения СНГ и при согласии уже
имеющихся членов СНГ.
Первый среди уроков более чем пятнадцатилетнего периода
существования СНГ состоит в том, что формирование новой системы
взаимоотношений между бывшими республиками СССР оказалось
более сложным и противоречивым, - впрочем, как и переход от
централизованно-управляемой к рыночной экономике. Второй урок
состоит в изначальной переоценке позитивного влияния «внешнего
фактора». Становится очевидным, что экономическая помощь со
стороны высокоразвитых стран Запада отнюдь не бескорыстна. На
практике она зачастую имеет негативные последствия в форме роста
внешней задолженности, а также экономической и политической
зависимости от предоставляющих помощь стран и международных
организаций. В конечном счете, это ведет к ухудшению
экономических условий для экономического роста. Третий урок
заключается в том, что, несмотря на очевидные проблемы и
противоречия объективный потенциал интеграции на постсоветском
пространстве сегодня представляется выше, чем раньше.
Эксперты указывают на различную готовность к интеграции
государств СНГ. В настоящее время интеграция осуществляется на
трех разных скоростях. Первый вариант интеграции - собственно СНГ
- представляет собой международную организацию политико­
консультативного типа с определенными военно-политическими
обязательствами в рамках Договора о коллективной безопасности. На
второй скорости происходит экономическая интеграция более узкой
группы государств - Белоруссии, Казахстана, Киргизии, России,
Таджикистана, Украины. Максимальную степень интеграции
предполагает Союзное государство России и Белоруссии.
Потенциал интеграции в рамках СНГ определяется целым рядом
как внешних, так и внутренних факторов. К внешним факторам
следует отнести требования, предъявляемые к странам в условиях
процесса
глобализации
мировой
экономики.
Усиление
взаимозависимости экономик различных стран сопровождается
усилением конкуренции между ними, а также стремлением государств
укрепить свои позиции на мировом рынке посредством вхождения в
различные интеграционные образования. Становится все более
очевидным, что стать самостоятельным субъектом мирового
хозяйства, способными на равных взаимодействовать со странами ЕС,
США, Японией, Китаем, страны СНГ могут лишь объединив свои
экономические потенциалы. «Внутренний» потенциал интеграции
основывается, прежде всего, на том, что экономика союзных
республик до распада СССР представляла собой единый
народнохозяйственный комплекс, формировавшийся длительное
время. Положительный потенциал интеграции стран СНГ вытекает и
из того обстоятельства, что, советская экономика развивалась во
многом «параллельным курсом». Более того, по целому ряду
параметров и достижений
она не уступала экономикам
высокоразвитых стран Запада. Отсюда необходимость соблюдения, в
известной степени, принципа преемственности в социальноэкономическом развитии. Это предполагает всемерное сохранение и
развитие в странах СНГ научно-технического и социальноэкономического потенциала, накопленного за предыдущий период,
включая десятилетия строительства «реального социализма». Решить
данную задачу возможно лишь на путях объединения (используя
новые формы и принципы) разрозненных частей некогда единого
народнохозяйственного комплекса.
Успешная экономическая интеграция требует выработки
эффективной макроэкономической политики. Последняя, в свою
очередь, опирается на соответствующую экономическую идеологию в
отношении которой необходимо достижение определенного согласия.
Сегодня очевидно, что политика экономического либерализма,
упование на действие «невидимой руки рынка», минимизация роли
государства в экономике не оправдались в практике построения
рыночной экономики на постсоветском пространстве.
Согласованная идеология макроэкономической политики, опора
на
общий
положительный
опыт
в
«институциональном
строительстве», позволят выработать и реализовать эффективный
механизм экономической интеграции. Одним из важнейших его
составляющих
следует
рассматривать
создание
в
СНГ
транснациональных корпораций (ТНК). Их деятельность должна
рассматриваться в контексте прогрессирующей глобализации мировой
экономики и международной конкуренции транснациональных
корпораций, ТНК выступают основными субъектами глобальной
экономики, аккумулирующими значительную часть образующихся в
ней доходов. Создание и успешное развитие таких организационных
структур в России и странах СНГ требует поддержки, в том числе и на
правительственном уровне. Экономика стран СНГ без таких компаний
обречена быть не субъектом, а объектом
общемировых
экономических отношений. Создание таких корпораций позволит
интенсифицировать интеграционные процессы. В современной
экономике товарооборот между государствами в значительной
степени осуществляется в рамках ТНК. На глобальном уровне
транснациональные корпорации способны служить проводниками
геоэкономических интересов СНГ в третьих странах.
После распада СССР быстро ухудшалось экономическое
положение большинства государств Содружества, причем в немалой
степени
вследствие
разрыва
хозяйственных
связей,
неурегулированности валютно-финансовых отношений, механизма
расчетов и ценообразования.
Поиск государствами - участниками СНГ собственного места в
мире порождал расхождения в подходах к вопросам безопасности,
многим региональным и глобальным проблемам. Складывалось
неодинаковое отношение и к деятельности самого Содружества. Не
случайно половина участников присоединилась лишь к 40-70 %
подписанных в рамках СНГ документов — преимущественно об
экономической проблематике.
Эта центробежная тенденция стала, по сути, продолжением
процессов распада СССР. Поскольку хозяйственные связи между
союзными республиками устанавливались и поддерживались
преимущественно
на
административно-командной
основе,
разрушение единого государства в условиях перехода к рынку не
могло не привести к их серьезным структурным деформациям, что
выразилось в резком снижении объема взаимной торговли, который
составляет сегодня менее трети совокупного внешнеторгового
оборота государств - участников СНГ.
Продвижение
регионального
и
трансрегионального
сотрудничества на пространстве Содружества является объективной
тенденцией. В 2000 г. Республика Беларусь, Казахстан, Киргизская
Республика, Россия и Таджикистан учредили международную
организацию «Евразийское экономическое сообщество» (ЕврАзЭС),
которая создавалась для продвижения процесса формирования
Таможенного союза и Единого экономического пространства, т.е. речь
шла о реализации ранее достигнутых соглашений. Сложившаяся в
СНГ уже на начальной стадии его развития практика многоформатной
и разноскоростной интеграции получает дальнейшее развитие,
поскольку отражает, помимо прочего, закономерный поиск
государствами-участниками оптимальных конфигураций и методов
взаимодействия. Сотрудничество в рамках Союзного государства,
Евразийского экономического сообщества, Договора о коллективной
безопасности, Центральноазиатского экономического сообщества
является примером налаживания такого взаимодействия и не
противоречит участию государств в Содружестве. Это подразумевает,
конечно, что такие объединения носят открытый характер и являются'
взаимно транспарентными, а их цели и практическая деятельность
лежат в общем русле развития СНГ.
Магистральной тенденцией развития Содружества в XXI веке
является наполнение форм многостороннего сотрудничества
реальным содержанием, их адаптация к масштабным разноплановым
задачам, стоящим перед государствами - участниками и СНГ в целом.
На этом пути постепенно будут складываться предпосылки
эволюции СНГ в полноценное интеграционное объединение
широкоформатного сотрудничества.
Фундамент всего комплекса взаимодействия в рамках СНГ
составляет взаимовыгодное торгово-экономическое сотрудничество.
Благоприятные перспективы для взаимной поддержки и координации
деятельности
государств Содружества в сфере экономики
обусловлены
наличием
потенциально емкого
рынка СНГ,
установившихся за десятилетия технических и потребительских
стандартов, сложившейся технической инфраструктуры (единая
ширина железнодорожной колеи, типы транспортных средств, ЛЭП
единых параметров и т.п.), а также схожестью реформаторских задач.
Эго позволяет не только сохранить традиционные экономически
обоснованные производственные связи, но и продуктивно развивать
их на качественно новой основе.
Необходимой
предпосылкой социально-экономического и
политического развития каждого из государств - участников является
поддержание мира и стабильности на пространстве СНГ.
Ведущая роль в миротворчестве на пространстве СИГ
принадлежит Российской Федерации, которая несет основное бремя
операций
по
поддержанию
мира. Совместно
с другими
заинтересованными государствами - участниками СНГ Россия
активно способствует урегулированию конфликтов.
На данном этапе взаимодействие соответствующих ведомств
государств - участников Содружества в правоохранительной сфере
следует консолидировать на таких направлениях, как борьба с
организованной преступностью, незаконным оборотом наркотиков и
торговлей оружием, пресечение нелегальной миграции и торговли
людьми, противодействие легализации (отмыванию) доходов,
полученных незаконным путем.
Важнейшим аспектом деятельности СНГ с момента образования
является обеспечение прав и основных свобод человека в
соответствии с общепризнанными принципами и нормами
международного права, документами ОБСЕ.
В гуманитарной сфере одной из основных задач остается
дальнейшее
развитие
исторически
сложившегося
общего
образовательного, научного и культурного пространства как важного
фактора стимулирования интеграционных процессов в других сферах.
В ходе совместного поиска эффективных методов по
налаживанию взаимодействия в гуманитарной сфере созданы
координирующие структуры Содружества (советы по сотрудничеству)
в областях образования, культуры, здравоохранения, туризма,
гидрометеорологии и экологии.
Несмотря на наличие обширной нормативно-правовой базы в
данной сфере многие соглашения работают неэффективно. К тому же
в отдельных документах, в основном принятых в первые годы после
образования СНГ, изложены общие, декларативные подходы к
сотрудничеству в гуманитарной сфере без определения четкого
механизма выполнения взаимных обязательств. В силу различных
факторов не все государства проявляют заинтересованность в
подписании многосторонних договоров и соглашений в данной сфере
в рамках Содружества.
Сроки
процедуры
ратификации
законодательством
не
определены, межгосударственные договоры, заключенные в рамках
СНГ, нередко ратифицируются через несколько лет после подписания,
когда теряется их актуальность.
Значительное внимание в рамках СНГ уделяется вопросам
сотрудничества
в
области
образования
(соответствующее
многостороннее соглашение было подписано главами правительств
уже вскоре после создания Содружества).
Формирование единого (общего) образовательного пространства
государств - участников СНГ - процесс длительный. Он требует
проведения большой работы по сближению систем образования
государств СНГ на основе соответствующей межгосударственной
программы.
Для обеспечения более эффективного взаимодействия в
гуманитарной сфере представляется целесообразным предпринять
новые шаги по консолидации усилий в повышении роли и места
Ц
образования, науки, культуры, спорта и других форм гуманитарного
сотрудничества в развитии межгосударственных отношений. При
этом, наряду с сохранившимся здесь с советских времен
значительным потенциалом, следует более активно использовать тот
немалый задел, который удалось создать странам СНГ за годы
независимости.
Мировой опыт свидетельствует: те страны, которые не способны
к объединению усилий, обречены на экономическое и политическое
поражение. В условиях глобализации государства —участники СНГ
рискуют быть вытесненными на периферию мирового развития,
оказаться в зависимости от внешних центров силы. Альтернативой
является
создание
этими
государствами
эффективного
интеграционного сообщества, спосооного играть самостоятельную
роль в международных делах.
Ключ к реализации такого варианта развития Содружества лежит
в сфере экономики. Важно обеспечить максимально полное
использование
потенциала
торгово-экономических
связей
и
кооперации. Усилия государств СНГ предстоит сконцентрировать на
формировании максимально благоприятных условий для взаимной
торговли, создании действенной платежно-расчетной системы,
гармонизации и сближении национальных внешнеторгового,
налогового и таможенного законодательств, согласовании основных
подходов к внешнеторговой политике и защите внутреннего рынка.
Будут
решаться
проблемы
противостояния
негативным
последствиям
глобализации
и одновременно максимального
использования ее преимуществ.
Усложнение военно-политической обстановки в результате резко
возросшей угрозы международного терроризма и не уменьшающегося
количества вооруженных конфликтов в мире, все более широкие
масштабы
распространения
наркотической
агрессии
ставят
государства Содружества перед императивом налаживания более
активного взаимодействия в деле эффективного обеспечения
национальной и коллективной безопасности с опорой на
двусторонние и многосторонние соглашения, а также усиления
координации шагов государств СНГ на международной арене.
Промышленный потенциал государств СНГ составляет примерно
10,0% мирового, запасы основных видов природных ресурсов - около
25,0%,
экспортный
потенциал
4,5%.
Транспортно­
коммуникационные системы (железные дороги, аэродромы, включая
военные, морские и речные порты, трубопроводный транспорт)
государств-участников СНГ достаточно развиты. В бывшем СССР
железные дороги перевозили половину всех грузов и четверть
пассажиров общемирового объема.
Резкое сокращение хозяйственных связей между государствами
СНГ наряду с трансформационными процессами построения рыночно
ориентированной экономики привело к падению производства,
инвестиций, потребительского спроса, вытеснению отечественных
товаров с внутренних рынков государств Содружества. Такие
тенденции не отвечают коренным интересам ни одного из государствучастников СНГ.
|
^
^ 1;/
Неудовлетворенность экономическими связями на уровне всего
содружества
предопределила
подписание
Договора
между
Республикой Белоруссия, Республикой Казахстан, Киргизской
Республикой и Российской Федерацией об углублении интеграции в
экономической и гуманитарных отраслях (Москва, 29 марта 1996 г.)
Этот Договор предусматривает создание в перспективе Сообщества
интегрированных государств и поддержание совместных усилий
поэтапного углубления интеграции в экономике, науке, образовании,
культуре, социальной сфере и иных областях при соблюдении
суверенитета, формирование единого экономического пространства,
развитие единых транспортных, энергетических, информационных
систем,
гармонизацию
законодательства,
согласование
внешнеполитического курса, а также развитие Таможенного союза. На
основе этих договоренностей был подписан Договор о Таможенном
союзе и Едином экономическом пространстве (Москва, 26 февраля
1999 г.).
Таможенный союз - это торгово-экономическое объединение
государств, основывающееся на принципах: единой таможенной
территории государств-участников Таможенного союза (отмена
таможенных пошлин и количественных ограничений, установления и
применения в отношениях с третьими странами одинакового
торгового режима, общих таможенных тарифов и мер нетарифного
регулирования внешней торговли).
Единое
экономическое
пространство
пространство,
объединяющее территорию государств-участников договора, на
котором функционируют однотипные механизмы регулирования
экономики, основанные на рыночных принципах и применении
гармонизированных
правовых
норм,
существует
единая
инфраструктура и проводится согласованная налоговая, денежнокредитная, валютно-финансовая, торговая и таможенная политика,
обеспечивающая свободное движение товаров, услуг, капитала и
рабочей силы.
Это достаточно полное определение, по форме близкое с
используемым при конструировании ЕС. Однако существенное
отличие основано на введении в ЕС единой валюты, а также
конкретных критериев согласования экономической политики.
Основными целями формирования Единого экономического
пространства являются: эффективное функционирование общего
(внутреннего) рынка товаров, услуг, капитала и труда; создание
условий стабильного развития структурной перестройки экономики в
интересах повышения жизненного уровня населения; проведение
согласованной налоговой, денежно-кредитной, валютно-финансовой,
торговой, таможенной и тарифной политики; развитие единых
транспортных, энергетических и информационных систем; создание
оощей системы мер государственной поддержки
развития
приоритетных отраслей экономики, производственной и научно­
технологической кооперации.
Формирование Таможенного союза и Единого экономического
пространства, а позднее и ЕврАзЭС обеспечивается следующими
органами управления интеграцией: Межгосударственным Советом,
Интеграционным Комитетом, Межпарламентской Ассамблеей, Судом
Сообщества. При этом государства остаются суверенными и
равноправными субъектами международного права. Суверенитетом
обладает государство в целом, и передача им отдельных полномочий
органов
государственной
власти
соответствующим
органам
межгосударственных объединений не затрагивает суверенитет
государства, передающего эти полномочия. Суверенитет государства
есть качественное состояние* и он не ограничивается при
добровольной передаче всеми государствами части своих полномочий
при образовании межгосударственного объединения.
Максимальная
степень
политической
и
экономической
интеграции закладывалась при создании Союзного государства
России и Беларуси и подтверждалась Договором о создании Союзного
государства (Москва, 8 декабря 1999 г.).
Проблемы широкой интеграции в рамках СНГ связаны с рядом
фундаментальных факторов.
Во-первых, различная геополитическая и внешнеэкономическая
ориентация государств бывшего СССР. Можно условно сказать, что
Прибалтийские республики, Украина и Молдова ориентированы на
ЕС, Туркменистан, Азербайджан, Кыргызстан тяготеют к исламскому
миру, а Казахстан и Узбекистан - пытаются интегрировать азиатские
ценности и американскую рыночную эффективность. Отметим, что в
Европейском
Сообществе
страны
обладают
сопоставимыми
ценностями и имеют четко выраженный обший интерес - построение
объединенной Европы. Кроме того, изначально существовал разрыв
между завышенными ожиданиями в отношении Содружества и
практикой.
Во-вторых, в странах-участниках СНГ нет единой правовой
системы.
Правовая система СССР исключительно быстро
развалилась. Хотя правовые вопросы можно быстро решать и
законодатели устранят юридическую расплывчатость в случае, если
политическая воля руководства стран будет направлена на углубление
интеграции.
Отсутствие
юридической
обязательности
и
рекомендательный характер разрабатываемых МПА документов
позволяет использовать модельные законы без страха ущемить
национальный суверенитет. Кроме того. Конституции России и
других государств - участников СНГ, ничего не говорят о
Содружестве. По мнению ряда экспертов, СНГ, как международная
организация, не имеет ясной легитимной основы. Колебания вокруг
вопроса о том, какое право должно развиваться в первую очередь международное или конституционное - также не способствует
формированию непротиворечивой правовой системы.
Эффективным инструментом гармонизации законодательства
является разработка модельных законов. Модельные правовые акты
разрабатываются для регулирования конкретных проблем, в то время
как соглашения и конвенции зачастую носят декларативный характер.
Основой развития Содружества Независимых Государств должно
стать наполнение форм многостороннего сотрудничества реальным
содержанием, их адаптация к масштабным разноплановым задачам,
стоящим перед государствами - участниками СНГ как во
взаимодействии друг с другом, так и с межгосударственными
объединениями вовне (Европейским Союзом, Всемирной торговой
организацией и др.)
В этой связи использование различных форм интеграции, как по
уровням, так и по глубине (двухсторонняя, многосторонняя,
односкоростная, разноскоростная) в краткосрочной перспективе
должно содействовать интеграционному процессу. И все же в
перспективе будет найдена наиболее оптимальная форма интеграции,
остальные будут играть все меньшую роль.
Как отмечают многие обозреватели, к концу 2005 года политику
России в отношении стран СНГ (и вообще постсоветских государств)
стала «формировать» российская газовая монополия «Газпром», как
бы заменившая собой Министерство иностранных дел. Цены на
поставляемый природный газ превратились в действенный
инструмент поощрения и наказания стран СНГ в зависимости от их
политики в отношении России:
В июле 2005 было объявлено о постепенном увеличении цен на
газ для прибалтийских государств до общеевропейского уровня - 120125 долл. В 2005 году цена 1 тыс. куб. м газа составляла 92-94 долл.
Для Латвии, 85 долл. для Литвы, 90 долл. —для Эстонии.
Были повышены цены на газ для Грузии, Армении, Молдавии,
Азербайджана и Украины.
После того как Россия перешла на рыночные цены на газ,
поставляемый партнёрам по СНГ, Содружество лишилось главного
объединяющего фактора - низких цен на газ и нефть. Одновременно
на протяжении всего 2006 года российское руководство
предпринимало усилия по формированию на базе СНГ некоего союза
государств, связанных системой нефте и газопроводов и признающих
лидирующую и ключевую роль России как монопольного поставщика
энергоресурсов в Европу со всего постсоветского пространства.
Сопредельные государства в этой структуре должны играть роль либо
поставщиков своего газа в россииские трубопроводы (Туркмения,
Казахстан, Узбекистан), либо транзитных стран (Украина,
Белоруссия). Залогом энергетического союза должна была стать
продажа энергетических и энерготранспортных активов или обмен
ими. Так с Туркменией была достигнута договорённость об экспорте
её газа через «Газпром».
6.2
Перестройка в СССР (1985-1990 гг.) и её влияние на
внутренние политические процессы в ЦВЕ
10 марта 1985г. на пост Генерального секретаря ЦК КПСС был
избран М. С. Горбачев. Новый курс внутренней политики, впервые
заявленный на апрельском (1985 г.) пленуме ЦК КПСС, был одобрен
XXVII съездом партии и воплощен в планах XII пятилетки.
«Перестройка означала: создание эффективного механизма ускорения
социально-экономического
развития,
всестороннее
развитие
демократии, укрепление дисциплины и порядка, уважение к ценности
и
достоинству
личности,
отказ
от
командования
и
администрирования, поощрение новаторства, решительный поворот к
науке, соединение научно-технических достижений с экономикой и
многое другое». «Необходимо было отказаться от конфронтации с
Западом, выйти из международной изоляции и сосредоточиться на
решении неотложных внутренних задач экономической модернизации
с учетом передовых мировых достижений». Это предполагало
проведение
гибкой
внешнеполитической
линии.
Началась
радикальная перестройка экономической системы. Однако ее успех во
многом зависел от политической системы. Ее надо было
преобразовать таким образом, чтобы она обеспечила необратимость
социально-экономического переворота.
После распада «социалистического лагеря» в политической науке
были произведены терминологические уточнения. Часть региона
зарубежной по отношению к СССР Восточной Европы стала
именоваться «Центральной и Восточной» (или даже «ЦентральноВосточной») Европой. К ней стали относить Болгарию, Венгрию,
Польшу, Чехию, Словакию, Румынию, Словению и три страны
Прибалтики (Латвию. Литву и Эстонию).
В группу стран Юго-Восточной Европы начали включать
государства бывшей Югославии (кроме Словении), Албанию,
Болгарию и Румынию. Восточной Европой в публикациях стали
именовать Белоруссию, Украину, Молдавию и Россию. При этом,
наряду с новым словоупотреблением в литературе продолжало
фигурировать прежнее обобщающее название «Восточная Европа»,
которое объединяет как бывшие страны ОВД, так и новые страны,
образовавшиеся в 1991 г. на европейских частях пространства
распавшихся СССР и Югославии.
«После падения коммунистических режимов в странах
Восточной Европы в 1989 г. в них начались процессы трансформации.
Государства, вставшие на путь демократических реформ, включая
Россию и другие страны бывшего СССР, стали называть «странами с
переходной экономикой» и «переходными странами» (ігапзіііопаі
здсіеііез)».
;
' тГ- н;. - ; • ? . *М' ^
Новые некоммунистические или коалиционные правительства
стали осуществлять политические и экономические преобразования.
Проводилась линия на либерализацию ценообразования и внешней
торговли. Предпринимались меры по сдерживанию инфляции. Шла
приватизация государственной собственности. Начала создаваться
база рыночного хозяйства.
Образцом успешного проведения преобразований стала реформа
в Польше, которой после распада социалистического строя раньше
других
восточноевропейских
стран
удалось
преодолеть
экономический спад и достичь дореформенного уровня жизни.
Решающим фактором успеха польских реформ стало решение
западных стран списать 2/3 внешней задолженности страны.
В декабре 1992 г. посредством подписания соглашения между
органами власти обеих частей Чехословацкой федерации эта страна
была разделена на два государства - Чехию и Словакию. Реформы в
Чехии осуществлялись более быстрыми темпами, хотя шли они
труднее, чем в Польше. «Сравнительно гладко преобразования
удалось провести в Венгрии, оказавшейся подготовленной к
рыночным реформам «особой экономической политикой» Я. Кадара в
70-80-х годах. Румыния и Болгария по темпам и эффективности
реформ отставали. В них преобразования сопровождались глубоким
спадом производства и обеднением населения».
Среди республик бывшей Югославии наиболее успешно
трансформация социалистической системы проходила в Словении, в
которой удалось избежать резкого падение жизненного уровня.
Остальные части югославской федерации не смогли приступить к
преобразованиям из-за войн, разгоревшихся на территории
Югославии.
Чрезвычайно трудно преобразования шли в Албании, где
компартия лишилась власти в 1992 г., а реформы, начатые новым
президентом Сали Беришей, обернулись криминализацией экономики
и тяжелым внутриполитическим кризисом 1997 г.
«В целом, в первой половине 90-х годов в странах Центральной и
Восточной Европы утверждались демократические тенденции, хотя в
некоторых из них имелись проявления авторитарности (в Польше и
Словакии). В наибольшей степени авторитаризм проявил себя в
странах распадавшейся Югославии. Во всех странах крепли
националистические настроения, принявших крайние формы в
странах Балканского полуострова».
Позиции правых партий, пришедших к власти после распада
«социалистического лагеря», к середине 90-х годов стали слабеть.
Наметилось усиление влияния сил социал-демократического толка.
Л. Валенса в Польше в 1995 г. проиграл президентские выборы
социал-демократу Александру Квасьневскому. В Чехии в 1998 г. было
сформировано социал-демократическое правительство. В Румынии в
2000 г. после неудачного правления правоконсервативной коалиции в
1995-1999 гг. к власти вернулся первый «посткоммунистический»
президент И. Илиеску. Социалисты стали возвращать себе влияние в
Венгрии. Однако, приходя к власти, социал-демократы оставались
проводниками умеренно-правого социально-экономического курса
при сохранении ориентации на США и НАТО.
«Влияние России в этой части мира упало - отчасти оттого, что
Российская Федерация после распада СССР утратила границу с
«прежней» Восточной Европой - за исключением небольшого участка
российско-польской границы в Калининградской области. Российская
Федерация
взамен
старых
союзных
договоров
СССР
с
социалистическими странами в 1993 г. подписала серию договоров о
дружбе и сотрудничества с Болгарией, Польшей, Чехией, Словакией,
Венгрией и Румынией». Из них договоры с Венгрией и Румынией не
были ратифицированы Государственной Думой России, поскольку их
содержание было сочтено «не соответствующим интересам России».
В случае с Венгрией речь шла о пункте, в котором говорилось об
ответственности СССР за вмешательство в венгерские события 1956 г.
В договоре с Румынией —о статье относительно осуждения «пакта
Молотова - Риббентропа» 1939 г. и его последствиях для Румынии,
что могло подразумевать косвенное указание на неправомерность
вхождения Бессарабии в состав СССР в 1940 г.
Довольно натянутыми в первой половине 90-х годов были
отношения России со странами Прибалтики. С их территории в этот
период начали выводиться российские (бывшие советские) войска,
что сопровождалось вспышками национализма, на волне которых в
Латвии и Эстонии были приняты законы о гражданстве, которые
носили дискриминационный характер по отношению к русскому
населению.
«После распада прежних отношений с Советским Союзом страны
региона стали переориентировать экономические связи на Запад. То
же сделала и Россия». В итоге объем ее торговли с
восточноевропейскими странами уменьшился. Бывшие союзники
СССР поставили целью вступление в Европейское сообщество,
преобразовавшееся в 1993 г. в Европейский Союз. «С 1995 г.
государства региона стали заключать договоры об ассоциации с ЕС. В
1994 г. все восточноевропейские страны, ранее входившие в ОВД, и
три прибалтийские страны получили статус ассоциированных
партнеров Западноевропейского союза. В
1996 г. к ним
присоединилась Словения. С 1998 г. начались переговоры об» их
вступлении в Европейский Союз».
По степени готовности к нему в первую группу были включены
Польша, Чехия, Венгрия, Словения и Эстония. Вторая группа,
пополнившая список кандидатов в 1999 г., включила в себя Р у м ы н и ю .
Болгарию, Латвию, Литву и Словакию. На саммите ЕС в Хельсинки в
декабре 1999 г. все они наряду с Кипром, Мальтой и Турцией были
наделены статусом кандидатов на вступление в ЕС. Руководство
Евросоюза критично считало, что большинство из них не завершило
необходимых предварительных реформ. Ожидалось, что в результате
вхождения новых слабых участников возрастет нагрузка на фонды
ЕС, а приток рабочей силы из восточных регионов увеличит
безработицу в западной части Европы.
6-3 Внешние и внутренние факторы революций 1989 г.
Революции 1989-1990 г. в странах региона явились результатом
общенациональных кризисов, сочетания внутренних и внешних
факторов. ^ Основной внешнеполитической предпосылкой явилась
«перестройка» в СССР, подготовившая слом прежней системы идейно
и политически: имеется в виду гласность, новое в идеологии, отказ
Москвы от диктата в социалистическом лагере. Анализируя
внутренние факторы, следует в первую очередь подчеркнуть, что
социализм как путь развития и его сталинская модель были для стран
Европы в целом инородны. Ни одна из них не смогла к нему
адаптироваться ни через национальную специфику, ни через
частичные
реформы,
ни
через
кризисы.
Консервативная
административно-командная система превратилась в тормоз развития:
фактическая однопартийность не позволяла учитывать требования
времени; монополия на власть вела к политической и моральной
деградации руководящего слоя партийно-государственного и
хозяйственного аппарата; господствующая идеология оказалась в
состоянии стагнации.
Необходимо также обратить внимание на то, что в странах
региона сохранялись некоторые элементы или остатки гражданского
общества: некоммунистические партии в рамках национальных
фронтов в Чехословакии, Болгарии и другие неформальные
объединения. Накопились и обострились экономические проблемы.
Все вышеуказанное, взятое в комплексе, обусловило необходимость
радикальных изменений и быстроту краха административнокомандной системы в странах Центральной и Юго-Восточной
Европы.
Содержание революций - радикальная смена политических сил.
находящихся у власти. В некоторых странах (например, Польше и
Чехословакии) власть перешла к явно несоциалистическим и даже
антикоммунистическим движениям. В других (например, в Болгарии,
югославских республиках Сербии и Черногории) произошла
модернизация компартий и их программ, что позволило им в течение
некоторого времени сохранить властные полномочия.
Общая направленность всех революций однопланова. Их
разрушительный аспект был обращен против тоталитаризма,
отсутствия или нарушения гражданских прав, против неэффективной
административно-командной экономики, коррупции. Созидательная
сторона была ориентирована на установление политического
плюрализма и реальной демократии, приоритета общечеловеческих
ценностей, на развитие экономики по действующим в высокоразвитых
странах законам, на повышение жизненного уровня.
С позиций геополитики и международных отношений в Европе и
мире, революции рубежа 80-90-х годов привели к резкой смене
внешнеполитических
и
экономических
ориентаций
стран
Центральной и Юго-Восточной Европы. На рубеже 1990-1991 г. была
ликвидирована военно-политическая Организация Варшавского
договора. СЭВ, введя с 1 января 1991 г. взаиморасчеты в
конвертируемой валюте, погиб, что нанесло сильнейший удар по
экономике всех восточноевропейских государств. Для подавляющего
большинства стран региона (за исключением Сербии и Черногории) с
самого начала 90-х годов характерно стремление максимально быстро
вступить в Европейское сообщество, НАТО и другие западные
структуры. Одновременно выяснилось, что их интеграция с Западом
будет проходить сложно, долго и болезненно.
Процесс ликвидации социализма в странах региона в целом шел
сходными путями. В то же время необходимо обратить внимание и на
некоторые национальные особенности как событий 1989-1990 г., так
и последующего развития.
Польша. На пленуме ЦК ПОРП (январь 1989 г.) сторонники
радикальных реформ добились принятия решений о переходе к
политическому плюрализму и о диалоге компартии с другими
общественно-политическими силами. В феврале - апреле 1989 г.
состоялся ряд заседаний «круглого стола» (ПОРП, оппозиция,
католическая церковь), на которых стороны договорились о
разрешении
оппозиционной
деятельности,
легааизации
«Солидарности», изменении закона о выборах. На парламентских
выборах (июнь 1989 г.) победу одержала оппозиция. В конце 1989 г. в
Польше было сформировано коалиционное правительство, которое
возглавил представитель «Солидарности» и католической церкви Т.
Мазовецкий и в котором было только четыре министракоммуниста. После этого ускорился процесс формирования новых
политических и экономических структур. Изменилось даже название
государства: Речь Посполита Польска (Республика Польша) вместо
ПНР. Президентом на выборах 1991г. был избран бывший лидер
«Солидарности» Л.Валенса.
«Солидарность»
раскололась, а
значительная часть членов этого профсоюза-партии перешли в
оппозицию к правительству и президенту. ПОРП в январе 1990 г.
была преобразована в Социал-демократию Республики Польша,
поддерживающую многопартийность и рыночную экономику. В
стране действует свыше 50 партий, среди которых много
католических.
Перевод экономики на законы рынка проходил под руководством
министра финансов Л.Бальцеровича и осуществлялся методом
«шоковой терапии».
Внутриполитическая
жизнь
в
90-е
годы
отличалась
нестабильностью. Правительства часто менялись. Президент Валенса
постоянно конфликтовал с парламентом. С ноября 1995 г.
президентом Польши является лидер Социал-демократии Александр
Квасьневский..
Восточная Германия. Летом 1989 г. эмиграция граждан ГДР в
ФРГ приобрела массовый характер - до конца года свыше 200 тысяч
переселились в Западную Германию. Во многих городах проходили
массовые манифестации с требованием немедленно начать
политические и экономические реформы. В октябре 1989 г.
Э.Хонеккер был вынужден уйти с высших постов в партии и
государстве. Парламент исключил из конституции статью о
руководящей
роли
компартии,
сформировал
коалиционное
правительство. Была открыта граница с Западным Берлином. СЕПГ
признала свои ошибки и злоупотребления, изменила свое название на
Партию демократического социализма (ПДС).
На парламентских выборах (март 1990 г.) ПДС потерпела
поражение. Начался процесс подготовки к объединению Восточной и
Западной Германии. Был разрушен символ «железного занавеса» Берлинская стена. По решению парламентов ГДР и ФРГ с 1 июля 1990
г. начал действовать договор об экономическом и валютном союзе
двух частей Германии. 3 октября 1990 г. ГДР прекратила свое
существование, вместо нее появились пять новых федеральных земель
ФРГ. Две части Германии объединились.
Чехословакия. Осенью 1989 г. проходят манифестации
оппозиции, которая консолидируется, начинает возглавлять массы и
требует перехода к многопартийности и рыночной экономике. После
разгона 17 ноября 1989 г. демонстрации пражских студентов
наблюдается рост протеста. Оппозиция создала общественнополитическое объединение «Гражданский форум», руководителем
которого стал Вацлав Гавел. Оно возглавило массовые выступления
под лозунгами возврата к демократии и гуманизму. В декабре 1989 г.
КПЧ по существу капитулировала, согласившись с решением
парламента об отмене конституционной статьи о руководящей роли
компартии. Федеральное собрание избрало своим председателем
А. Дубчека, президентом страны - В. Гавела, сформировала
многопартииное правительство. В 1990-1991 г. страна получила
название Чешской и Словацкой Федеративной Республики. Началась
денационализация, было заключено соглашение о выводе советских
войск. Перестройка экономики протекала без особых социальных
потрясений. Был принят закон о люстрациях, запрещающий бывшим
функционерам КПЧ и работникам госбезопасности занимать любые
руководящие должности. На парламентских выборах (июнь 1992 г.) и
в Чехии, и в Словакии победили партии, лидеры которых сразу
объявили о скором, но цивилизованном «разводе» двух республик. На
июльских (1992 г.) выборах президента в Федеральном собрании не
был избран В. Гавел, сторонник единого государства чехов и
словаков. Погиб в автокатастрофе стоящий на этих же позициях
А. Дубчек. В конце ноября 1992 г. парламент незначительным
большинством голосов утвердил ликвидацию ЧСФР. В ночь на 1
января 1993 г. на политической карте появились новые государства республики Чехия и Словакия. Президентом Чехии является В. Гавел
(в январе 1998 г. он был избран на второй пятилетний срок). До конца
1997 г. правительство страны состояло из представителей правых
политических сил, а премьер-министром являлся лидер Гражданской
демократической партии В.Клаус. С 1998 г. социально-экономические
мероприятия в стране проводит «левое» правительство, возглавляемое
лидером чешских социал-демократов Милошем Земаном.
Стратегическое направление всей внутренней политики номер
один в Чехии остается неизменным на протяжении существования
республики —активный переход к рынку и гражданскому обществу,
но без шоковой терапии. Реформирование экономики протекает
весьма успешно, с лучшими среди бывших социалистических стран
показателями. С 1999 г. Чехия является членом блока НАТО. Она
входит в состав группы стран, прием которых в Евросоюз был
намечен на 2004 г. Крупнейшим торговым партнером Чехии является
ФРГ (примерно 1/3 импорта и экспорта). В Словакии реформы
проходят несколько медленнее, но с неплохими результатами. С конца
90-х годов у власти находится коалиция правых и центристских сил
(президент Рудольф Шустер, правительство М. Дзуринды).
Болгария. Радикальные реформы в этой стране были начаты
«сверху» - новым коммунистическим руководством. Компартия на
некоторое время сохранила власть, а затем продолжала занимать
довольно сильные политические позиции в стране.
Крах болгарской «перестройки» привел в ноябре 1989 г. к
отстранению Т. Живкова. Генеральным секретарем ЦК БКП был
избран министр иностранных дел Петр Младенов, который вскоре
занял и учрежденный пост президента Болгарии. В январе 1990 г. на
внеочередном съезде БКП приняла «Манифест о демократическом
социализме» (признание деформаций социализма, осуждение
национальной политики Т. Живкова, отказ от руководящей роли, курс
на радикальное обновление социализма в Болгарии). Вскоре после
съезда БКП была переименована в Болгарскую социалистическую
партию (БСП).
Был создан Союз демократических сил (СДС), который
объединил 16 антикоммунистических партий. Это движение и стало
основной оппозиционной силой. Возглавил его философ Желю
Желев. В июне 1990 г. состоялись парламентские выборы, на которых
БСП получила небольшой перевес над оппозицией. Но в августе 1990
г. Великое Народное собрание избрало президентом Ж. Желева, а в
конце года сформировало первое коалиционное правительство, в
котором социалисты имели более половины портфелей.
Ж. Желев был президентом Болгарии до конца 1996 г. В ] 997—
2001г. главой государства являлся Петр Стоянов — представитель
антисоциалистических сил. В ноябре 2001г. президентом на
пятилетний срок был избран лидер Социалистической партии Георгий
Пырванов. Правительство
страны
поочередно составляли то
социалисты, то правые партии. С лета 2001г. премьер-министром
Болгарии является бывший монарх страны Симеон И.
Румыния. В декабре 1989 г. в небольшом городке Тимишоаре
состоялась мирная демонстрация с антидиктаторскими лозунгами.
Она была жестоко подавлена силами безопасности и войсками. На
расправу раоочие города ответили общей забастовкой, которая
явилась началом демократической революции. Волнения охватили
многие города. В Бухаресте они приняли характер столкновения с
правительственными войсками. По приказу Чаушеску спецчасти
открыли огонь по митингующим, но армия в целом заявила о своем
нейтралитете, а позже перешла на сторону восставших.
Манифестантами было захвачено здание ЦК РКП. В течение
нескольких дней в столице шли бои со спецподразделениями,
верными диктатору. Сопротивление вскоре было подавлено, а власть
перешла к Фронту национального спасения. Н.Чаушеску и его жена
Елена были схвачены и по приговору военного суда расстреляны.
Югославия. В январе 1990 г. на XIV (чрезвычайном) съезде
Союза коммунистов начинается распад федеративного государства.
Делегации Словении и Хорватии покинули его после отказа принять
их предложения о проведении уже в 1990 г. многопартийных выборов
и о превращении республиканских СК в самостоятельные партии. В
результате произошел фактический раскол СКЮ, началась социалдемократизация
республиканских
компартий,
появились
многочисленные новые партии и движения, быстро и широко
распространялись идеи национализма и антикоммунизма.
В 1990 г. состоялись выборы в республиканские скупщины
(парламенты), на которых бывшие коммунистические партии
потерпели поражение в Хорватии и Словении, не получили
большинства в Македонии, Боснии и Герцеговине, но сохранили
власть в Сербии и Черногории. После выборов начинается реальная
дезинтеграция СФРЮ, чему способствовала утеря интегрирующего
фактора в лице СКЮ, усиление центробежных тенденций, большие
социально-экономические
и
культурные
различия
между
республиками.
•
Во второй половине 1990-ых годов Словения и Хорватия
провозгласили свой государственный суверенитет и начали
формировать основные институты государства (армию в первую
очередь). Федеральные власти и Сербия выступили против выхода
республик из многонационального государства. В мае 1991г. начались
военные действия против Хорватии и Словении, которые
продолжались до 1 марта 1992 г. Они были прекращены под влиянием
следующих факторов: а) признание Западом независимости Словении,
Хорватии и других югославских республик; б) развитие процесса
дезинтеграции (выделение из федерации Боснии и Герцеговины,
Македонии); в) сильное давление международного сообщества (ООН,
Запад, Россия). Военные столкновения были наиболее ожесточенными
на территории Хорватии.
В сентябре 1991г. в Македонии был проведен референдум, по
результатам которого была провозглашена новая суверенная
республика. Югославская армия была выведена из нее без
вооруженных столкновений. В апреле 1992 г. Сербия и Черногория
объединились в Союзную Республику Югославия (так называемую
«малую Югославию»). Безусловно, главенствовала в ней до конца 90х годов, определяла внешнюю и внутреннюю политику Сербия и ее
лидер Слободан Милошевич. Наиболее трагический характер имели
события первой половины 90-х годов в Боснии и Герцеговине,
известные под названием «боснийский кризис». Здесь в 1992 - 1995 г.
проходила гражданская война с межэтническим характером.
Население Боснии и Герцеговины многонационально - 40%
мусульман («босняков»), 32% сербов, 18% хорватов. В 1990-1991г.
здесь происходила резкая поляризация населения и политических
партий по национальному признаку. Мусульмане и хорваты
выступали за суверенитет республики, сербы - против. В январе 1992
г. Скупщина Боснии и Герцеговины большинством голосов (хорваты
и мусульмане) утвердила меморандум о суверенитете и избрала
президентом лидера мусульманской общины. Сербская фракция
покинула парламент, а сербские районы заявили о своей автономии и
неподчинении решению Скупщины. В апреле 1992 г. в соответствии с
меморандумом Босния и Герцеговина провозглашается независимой и
сразу признается ЕС. В этом же месяце в Боснии начинается
гражданская война. В конце апреля была самопровозглашена
«Сербская республика Боснии и Герцеговины». В июне 1992 г.
федеральная армия была выведена, и с этого времени война
продолжалась между формированиями трех общин. В июне 1992 г.
решением Совета Безопасности ООН были введены жесткие
экономические санкции против Союзной Республики Югославии и
боснийских
сербов,
субъективно
признанных
агрессорами,
единственными виновниками воины в Боснии и Герцеговине.
С 1992 г. на территории бывшей Югославии находились
миротворческие силы ООН («голубые каски»), выполняющие
следующие функции: разъединение воюющих сторон, контроль за
соблюдением
перемирий,
охрана
гуманитарных
конвоев.
Международное сообщество также разработало и попыталось
реализовать несколько планов мирного урегулирования боснийского
кризиса, но они в силу разных причин не были претворены в жизнь. С
августа 1995 г. силы НАТО начали наносить массированные удары по
военным объектам боснийских сербов, тем самым поддерживая
крупномасштабное наступление^ мусульман и хорватов. Сербы
потерпели поражение и потеряли значительную часть территории.
Успех этой объединенной операции против Республики Сербской
предопределил будущие соглашения по Боснии и Герцеговине.
В октябре 1995 г. наступило перемирие, а в конце октября середине ноября на американской авиабазе в Дейтоне проходили
переговоры делегаций Хорватии, мусульман Боснии и Герцеговины,
Сербии (представляла интересы боснийских сербов). 14 декабря 1995
г. в Париже состоялось торжественное подписание мирного договора,
на котором присутствовали руководители государств-гарангов его
соблюдения (США, Англии, Франции. Германии. России). Основные
положения дейтонских соглашений могут быть сведены к
следующему: а) Босния и Герцеговина - единое (внешне) государство,
имеющее президента, парламент, правительство; б) оно состоит из
двух частей - Хорвато-мусульманской федерации (51% территории) и
Сербской республики (49%); в) раздел земель, соблюдение договора и
поддержание мира обеспечивают так называемые многонациональные
силы (преимущественно из стран НАТО и под командованием этого
блока), которые заменяют миротворческие батальоны ООН; г)
санкции против Союзной Республики Югославии постепенно
снимаются. Во второй половине 90-х годов ситуация в Боснии и
Герцеговине внешне нормализовалась, но она по-прежнему не
существует как единое государство. Многонациональные силы
продолжают оставаться, являясь единственным гарантом сохранения
мира на боснийских землях. В конце 90-х важные события произошли
в Сербии и Союзной Республике Югославии, а также вокруг них. В
Сербии сформировалась и активно действовала антисоциалистическая
оппозиция, противостоящая в первую очередь президенту
республики, лидеру соцпартии Слободану Милошевичу. В 1997 г.
С.Милошевич, опасаясь поражения на выборах в Сербии, добился
собственного избрания на пост президента СРЮ.
1999 г. - апогей косовского кризиса. Напомним, что Косово автономный край в составе Сербии, минимум 90% населения которого
в конце XX века составляли албанцы. С конца 40-х годов здесь
проводится активная деятельность по отделению области от Сербии и
Югославии. В 1990 г. была принята «Декларация независимости
Косово». В 1997 г. была сформирована албанская Армия
освобождения Косово, которая вскоре объявила открытую войну
Белграду под лозунгом полной независимости и присоединения к
Албании. С весны 1998 г. в регионе началась настоящая гражданская
война с этническим характером и многочисленными жертвами. Запад
обвинил Сербию и СРЮ в геноциде против косовских албанцев и
предложил подписать договор, фактически отторгавший Косово от
Сербии через несколько лет. Отказ югославской делегации подписать
унизительный документ послужил поводом для агрессии НАТО
против Союзной Республики Югославии (март - июнь 1999 г.). В ней
участвовали 19 развитых стран мира с экономическим потенциалом,
равным 679 югославским. Она проходила без санкции ООН. Было
совершено свыше 25 тысяч авианалетов, выпущено более 1 тысячи
крылатых ракет и 31 тысячи снарядов с обедненным ураном.
Руководство СРЮ (С.Милошевич) и Сербии было вынуждено
капитулировать. В Косово были введены многонациональные
вооруженные силы, в которых доминировали войска НАТО. С конца
1999 г. происходит постепенная суверенизация края (в нарушение
резолюции Совета Безопасности ООН о территориальной целостности
СРЮ) и вытеснение из него остатков сербов и черногорцев.
В 2000 г. С.Милошевич проиграл президентские выборы в СРЮ
Воиславу Коштунице. В 2001 г. новый премьер Сербии Зоран
Джинджич распорядился о выдаче С.Милошевича Международному
трибуналу по расследованию военных преступлений в бывшей
Югославии (Гаага).
^•4 Становление многопартийности и формирование новых
политических структур
Распад социалистической системы был неизбежен, но сценарии
смены
государственного
строя
зависели
от
наследия
социалистической эпохи. М. В. Карпов в статье «Блеск нищих
демократий» пишет о том, что в самом начале 90-х годов в
западноевропейской
и
американской
политологической
и
экономической литературе преобладали пессимистические прогнозы
дальнейшего развития государств ЦВЕ. В качестве основных причин
для пессимизма называли отсутствие или крайнюю слабость в этих
странах таких предпосылок для демократии, как развитая система
многопартийности, группы профессиональных политиков, должная
степень развития гражданского общества, эффективность государства,
представления о главенстве закона и т.д.
Польша. Демократическая, антитоталитарная революция 1989 г.
в Польше была первой революцией такого типа в Центральной и
Восточной Европе. При этом специалисты ИМЭПИ РАН
подчеркивают, что «по своим предпосылкам, движущим силам и ходу
она весьма отличалась от большинства революций того времени в
восточноевропейских странах, так как являлась следствием массового
общественного движения в Польше 1980-1981 гг.».
В 1989 г. перемены произошли в результате заключения договора
между реформаторским крылом Польской объединенной рабочей
партии (ПОРП) и умеренной частью политической оппозиции,
вышедшей из общественно-политического движения «Солидарность»,
сформировавшегося в 1980-1981 гг. Этот договор был заключен
между сторонами в ходе работы «круглого стола» в феврале-апреле
1989 г. При поддержке реформаторского крыла ПОРП правительство
организовало несколько заседаний круглого стола с участием
представителей
государственной
администрации,
ПОРИ,
общественных организаций, католической церкви и профсоюзов.
Заключительные документы круглого стола, подписанные в апреле,
закрепили стратегию реформы политической системы. На июнь
назначались первые выборы в сейм на альтернативной основе. По
взаимной договоренности «60 % депутатских мандатов изначально
гарантировалось для ПОРП и ее союзников по коалиции, а остальные
40 % мест отдавались беспартийным депутатам и представителям
оппозиции». В соответствии с решениями круглого стола в апреле
был также восстановлен институт президента и учреждена вторая
палата парламента. Тогда же был изменен закон о профсоюзах,
допустивший существование независимых профобъединений.
Июньские выборы показали стремительное падение влияния
ПОРП и рост популярности оппозиционных движений, в том числе
«Солидарности». Новый состав парламента лишь большинством в
один голос избрал на пост президента В. Ярузельского. В декабре
были приняты поправки к конституции, провозгласившие Польшу
демократическим правовым государством. Исключались статьи о
ПОРП как руководящей политической силе польского общества и
социалистическом характере польского государства, закреплялась
многопартийность.
В целом «в Польше отсутствовало серьезное сопротивление
реформам как со стороны политических элит, так и со стороны
значительной части населения». В январе 1990 г. XI съезд ПОРП
заявил о прекращении деятельности партии. По предложению
Ярузельского в ноябре—декабре 1990 г. состоялись внеочередные
президентские выборы, принесшие победу Л. Валенсе. Таким
образом, для Польши открывалась новая страница в ее истории,
означавшая перемены во всех областях жизни общества.
Венгрия. Мирно, без бурных политических потрясений
совершился демонтаж прежней системы в Венгрии. К моменту
перехода, как уже отмечалось, в Венгрии уже накопились изменения,
которые неминуемо вели к смене существующего строя. К 1989 году
здесь фактически уже образовалось несколько оппозиционных
партий. К чести руководства ВСРП следует отметить, что оно само
проявило готовность и политическую волю осуществить перемены в
стране и сесть за стол переговоров с оппозицией, и это при всем том,
что страну в отличие от Польши отнюдь не сотрясали забастовки или
митинги протеста. Венгрия продемонстрировала всему региону
пример политической культуры, способности политических сил
договориться в переломный для своей страны момент.
После февральского 1989 г. Пленума ЦК ВСРП был объявлен
курс на демократизацию государственного устройства, ввод
многопартийности. В октябре 1989 г. состоялся внеочередной съезд
ВСРП, принявший решение о преобразовании ее в Венгерскую
социалистическую партию. Реформаторское крыло добилось
значительного обновления партийной программы, а ортодоксальные
коммунисты вместе с частью центристской группировки воссоздали
ВСРП.
На фоне раскола правящей партии новые оппозиционные партии
одержали убедительную победу на первых свободных выборах весной
І990 г. Фаворитом их стал Венгерский демократический форум,
который вместе с христианско-демократической партией и
воссозданной партией мелких хозяев образовал правящую
либерально-демохристианскую коалицию. Лидер ВДФ Йожеф Анталл
возглавил правительство. Президентом республики стал Арпад Геиц,
руководитель второй крупнейшей партии бывшей оппозиции «Союза свободных демократов», отстаивавшего национально­
либеральные идеи. Венгерский парламент принимает закон,
разрешающий формирование в стране новых политических партий, а
чуть позже в Венгрии было провозглашено создание новой
республики. Новая конституция содержала в себе гарантии
многопартийности, рыночного хозяйства, частной собственности и
демократического устройства страны.
Чехословакия Иной сценарий смены власти произошел
в Чехословакии. 17 ноября 1989 года состоялась студенческая
демонстрация на улицах Праги, приуроченная к 50-й годовщине
нацистской расправы над чешскими студентами. На митинге
прозвучати требования отказаться КПЧ от своей руководящей роли,
отставки правительства и проведения демократических выборов.
Власти приняли опрометчивое решение разогнать демонстрацию, но в
тех условиях, когда начались демократические процессы в соседних
странах, рухнула Берлинская стена - символ разделения Востока и
Запада, такая позиция правящих сил вызвала в стране бурю
негодования. В знак протеста произошли массовые митинги и
манифестации в Праге, Братиславе, Брно. Ситуация угрожала
перерасти во всеобщую забастовку. По призыву «Гражданского
форума» - объединения чешских оппозиционных студенческих,
правозащитных
и
интеллигентских
организаций,
а
также
объединенного комитета словацких оппозиционных организаций
(«Общества против насилия») начались акции гражданского протеста.
Апогея они достигли 25 ноября. Под давлением общественного
мнения внеочередной Пленум ЦК КПЧ сместил с поста генерального
секретаря партии М. Якеша. Его преемник К. Урбанек представлял
реформаторское крыло КПЧ, стремившееся к компромиссу в
оппозицией и полной смене прежнего руководства страны. Уже в
конце ноября Федеральное собрание ЧССР исключило из
конституции статью о р) доводящей роли коммунистической партии.
В его состав путем ротации были введены представители оппозиции, а
председателем избран герой «пражской весны» А. Дубчек. В декабре
1989 г. с поста президента республики ушел Г. Гусак, а новым
президентом Федеральное собрание избрало лидера «Гражданского
форума» В. Гавела. В июне 1990 года состоялись свободные выборы.
Победу одержал Гражданский форум, после чего было сформировано
правое правительство под председательством В. Клауса. А через два
года некогда единое государство - Чехословацкая федерация
прекратило свое существование, и на карте Европы возникли два
новых государства Чешская и Словацкая Республики. События в
Чехословакии были впоследствии признаны «классическими» по
своему сценарию. Эта революция получила название «бархатной», так
как происходила мирным, бескровным путем.
Румыния.
Более
драматично
складывалась
ситуация
в Румынии, где падение
коммунистической
диктатуры
сопровождалось серьезными военными столкновениями. Поводом к
обострению политической ситуации в стране стал расстрел
подразделениями
службы
госбезопасности
«Секуритате»
демонстрации протеста в городе Тимишоаре 17 декабря 1989 г., где
накануне был арестован венгерский священник А. Текеши.
В последующие дни волнения начались в Будапеште. Министр
обороны В. Миля, отказавшийся ввести в Тимишоар армейские части,
был застрелен секуристами. Несмотря на объявление в официальных
средствах массовой информации о самоубийстве министра, армия
начала поддерживать повстанцев. С 22 декабря столкновения между
военными и сотрудниками «Секуритате» происходили уже по всей
стране. Эпицентром восстания стала столица, где многотысячная
толпа при поддержке танковых подразделений осадила дом
Государственного совета. «Характерно, - замечает А. А. Маслов, что антикоммунистических лозунгов в то время еще не было. Все
требовали
только отставки
Н.
Чаушеску, демократизации
политической жизни и проведения свободных выборов».
Бои завершились 25 декабря, и в тот же день после
импровизированного заседания военного трибунала супружеская чета
Чаушеску, властвовавшая в коммунистической Румынии, была
расстреляна. В результате столкновений погибли более тысячи
человек, половина из которых - в Бухаресте. Власть перешла к
созданному в дни восстания Фронту национального спасения (ФНС).
В состав его руководства вошли как известные правозащитники, так и
опальные
бывшие
руководители
партии
и правительства.
Председателем ФНС стал Ион Илиеску, входивший в свое время в
окружение Чаушеску.
Программа ФНС содержала популярные лозунги - ликвидация
однопартийное™,
установление
правовой,
демократической
государственности, организация свободных парламентских и
президентских выборов, признание равноправия форм собственности.
С учетом того, что в период правления Чаушеску в стране
отсутствовали малейшие признаки организованной оппозиции, ФНС
сразу же завоевал прочные лидирующие позиции. Бурный процесс
образования новых партий и движений, развернувшийся в
последующие месяцы, не изменил ситуацию. Коммунистическая же
партия была запрещена новым правительством уже в первые дни 1990
г. Возникшая на ее основе Социалистическая партия труда оказалась
немногочисленной
и
идеологически
дезориентированной.
Единственными серьезными конкурентами ФСН на выборах в
стали
Нашюнал-цэрэнистская (христианско-демократическая) и Националлиоеральная, а также выступившая с ними в едином избирательном
блоке Социал-демократическая партия.
На всеобщих выборах 20 мая 1990 г. победу с огромным
преимуществом одержал Ион Илиеску, «который уже успел к этому
времени превратить свой Фронт национального спасения (ФНС) в
Партию социальной демократии (ПСДР)». Его сторонники получают
абсолютное большинство в парламенте, а он становится первым
президентом свободной Ру мынии.
Болгария Гораздо менее радикально происходили перемены
в Болгарии. В стране был совершен бескровный переворот,
получивший, как и в Чехословакии, название «бархатной революции».
Толчок для смены политического строя был дан «молодым крылом»
самой коммунистической партии. Ноябрьский 1989 г. пленум ЦК БКП
сместил Т. Живкова с занимаемой должности. Генеральным
секретарем стал лидер «реформаторов» П. Младенов. Уже в январе
1990
г.
была
осуществлена
конституционная
реформа,
ликвидировавшая монополию коммунистической партии на власть,
закрепившая принцип многопартийности. Младенов попытался
перевести события в русло «управляемых» реформ. Однако в
считанные месяцы сложилось мощное оппозиционное движение,
перехватившее у коммунистов инициативу. Основу организованной
оппозиции составили объявившие о своем восстановлении
существовавшие еще в середине века партии - социалдемократическая,
радикально-демократическая.
Болгарский
земледельческий народный союз. В декабре 1989 г. оппозиционные
партии и движения объединились в Союз демократических сил (СДС).
В стране началась стремительная поляризация политических сил.
Организованные по инициативе СДС в конце 1989 г. массовые
демонстрации с требованием радикальных демократических перемен
вынудили
правительство
начать
подготовку
выборов
на
альтернативной основе. В самой БКП усилилась борьба фракций. В
апреле 1990 г. после общепартийного референдума была изменена
идеологическая ориентация партии —она стала называться Болгарская
социалистическая партия. Выборы, прошедшие в июне 1990 г.,
принесли успех БСП. Решающую роль сыграли результаты выборов в
провинции, еще мало охваченной гражданским движением.
Оппозиция попыталась взять реванш «на улице». Правительство
оказалось под жестким прессингом. Не прекращавшиеся митинги,
демонстрации и студенческие забастовки вынудили Младенова уйти с
поста президента страны. 1 августа 1990 г. на эту должность был
избран
известный
публицист Желю
Желев,
председатель
координационного совета СДС. С образованием в декабре 1990 г.
коалиционного правительства Д. Попова с участием представителей
СДС, БСП и БЗНС процесс демонтажа коммунистического
государственного строя завершился.
Албания. В Албании ввиду отсутствия серьезной политической
оппозиции импульс к переменам также был дан правящей
коммунистической Албанской партией труда. Видимо, сказалась
общая политическая ситуация, которая сподвигла на реформы
албанское руководство. Албания позже остальных вступила на путь
реформирования общества.
Начало было положено на IX пленуме ЦК АПТ, проходившем
22-23 января 1990 года. Делегаты приняли программу из 25 пунктов,
провозгласивших
большую
децентрализацию
экономики
и
проведение демократизации политических и социальных институтов.
В марте 1991 года состоялись первые парламентские выборы на
многопартийной основе. Победу одержала АПТ (56%), ее оппонент,
только что возникшая Демократическая партия Албании получила
39%. К власти пришло коалиционное правительство. 3 июня 1991
АПТ сменила название на Социалистическую партию и отказалась от
марксистско-ленинского
наследия.
Однако
сохраняющаяся
неустойчивость внутриполитической ситуации привела к смене трех
правительств и проведению в марте 1992 г. досрочных парламентских
выборов. Победу на выборах одержала Демократическая партия
(ДПА). Ее лидер Сали Беришу был избран парламентом на пост
президента страны. Сформировалось новое правительство С. Бериша
взявшее курс на радикальную перестройку экономической системы!
Бывшая до этого правящей, Социалистическая партия Албании
потерпела поражение и перешла в оппозицию.
М. Грачев в статье Грачев М. «Переход от тоталитаризма к
демократии в Албании» отмечает, что процесс демократизации в
Албании шел очень трудно. Старое давало о себе знать во всех сферах
общественной жизни. Так, в результате референдума, проведенного 6
нояоря 1994 г., проект новой Конституции Республики Албании не
был поддержан большинством албанских граждан, принявших
участие в голосовании. Понадобились большие дополнительные
усилия, чтобы изменить отношение людей к демократическому
процессу.
В
силу
глубокой
укорененности
авторитарной
разновидности политической культуры в массах все еще широко
распространены настроения пассивности, отчуждения от политики. В
этом же направлении действуют издержки экономических
преобразований в Албании, прежде всего падение материального
уровня жизни народа, массовая безработица и другие.
В последующие годы доминирующее положение в руководстве
страной получила демократическая партия. В марте - июне 1996 г.
прошли три тура парламентских выборов, в результате которых
Демократическая партия получила 87% мест в Народном собрании.
Югославия. Перемены, начавшиеся в начале 90-х годов
в Югославии, имели драматические последствия для судеб народов,
населявших ее. Как уже отмечалось выше, Югославия неминуемо шла
к своему распаду. Перелом наступил в январе 1990 г. На XIV
Внеочередном съезде СКЮ делегации Словении и Хорватии заявили
о независимости своих Союзов коммунистов и покинули съезд.
«Начался прямой процесс развода партии по национальным
квартирам», - отмечает В. А. Медведев. СКЮ распался на фактически
независимые республиканские организации (шесть республиканских и
две краевые). Эпицентр власти окончательно переместился в
республики.
В 1990 году еще оставалась надежда сохранить единое
государство, хотя бы в реформированном виде. Но реформа
политической системы, которая означала введение политического
плюрализма, становление многопартийности неминуемо вела к
углублению самостоятельности субъектов федерации. В ноябредекабре 1990 года прошли выборы в парламенты республик, которые
привели к формированию новых органов власти. В Сербии и
Черногории победили реформированные коммунисты, в Боснии и
Герцеговине, Македонии, Словении к власти пришли коалиционные
правительства. В Хорватии - националистические силы.
Далее Словения и Хорватия при активной, стимулирующей
поддержке ФРГ и США в одностороннем порядке в октябре 1991 года
вышли из федерации на основании решений, принятых на
проведенных в республиках плебисцитах. Осуществление этого акта и
последовавшее за ним, как цепная реакция, провозглашение
независимости Боснии и Герцеговины, Македонии вызвали лавину
территориально-этнических проблем. Известный специалист по
новейшей истории Югославии Е.Ю. Гуськова видит корень
последовавших за распадом страны военных конфликтов в том, что
«...сам выход из СФРЮ осуществлялся не на правовой основе, без
урегулирования
пограничных
вопросов,
имущественного
наследования, распределения долгов, при полном и немедленном
разрыве всех годами складывающихся экономических, военных,
научных, культурных и других связей, игнорировании требований
Президиума СФРЮ, соблюдении законности и конституционности».
6.5 Экономические реформы в посткоммун истичсских
странах и их политические последствия
В
большинстве
посткоммунистических
государств
за
утверждением политической демократии последовала либерализация
экономики. Однако переход от планового хозяйства к свободному
рынку проходил неравномерно. Сразу после крушения коммунизма
сформировались два подхода к экономическим реформам. Некоторые
экономисты выступали за ускоренный разрыв с прошлым, другие же
считали, что это следует делать постепенно. Страны, где
осуществлялись радикальные реформы, как правило, демонстрируют
более высокие темпы роста и меньший уровень инфляции и
привлекают больше иностранных инвестиций. Там, где реформы
проводились ускоренно, усиление неравенства в обществе также было
менее значительным. То же самое можно сказать и о масштабах
бедности. Стоит также отметить, что в государствах, где
осуществлялись радикальные реформы, были созданы и более
совершенные институты. Во всех таких странах утвердился
либерально-демократический строй; в то же время, там, где реформы
проводились постепенно, например, в России, государство захватили
небольшие группы сверхбогачей олигархов - именно они играли
определяющую роль в принятии властями экономических решений.
Что же касается масштабной приватизации, то ее эффективность
зависела не от скорости, а от транспарентности процесса и честных
правил игры.
С конца 1980-х годов многие государства ЦВЕ прошли серьезный
путь в построении и отладке демократических институтов и процедур.
Но функционирование этих структур демонстрирует значительный
потенциал авторитарности. Важен поиск адекватного языка описания
происходящих перемен, отход от старой телеологической схемы
«демократического транзита».
Изменения в основных параметрах государственного устройства
стран этой части мира связаны с их изначальным стремлением:
создать такие правовые и политические институты, которые
позволяли бы интегрироваться в мировые экономические процессы;
- сформировать ответственное и демократическое правление.
Стратегический курс в большинстве случаев не предполагал
наличия четкого результата в виде создания «демократического
режима». Скорее, он ориентировал на «выход из прошлого», отказ от
коммунистической авторитарности или от ее коммунистической
версии.
Многие политические практики строились как следствие, «от
противного». Они во многом игнорировали местные традиции, вольно
или невольно копируя зарубежные модели институтов либеральных
демократических государств. Результатом посткоммунистических
реформ в ряде стран ЦВЕ стал причудливый симбиоз авторитарно­
демократических элементов в их политических институтах, который
придает местным процессам оригинальные, уникальные черты.
Описывая достижения стран Центральной и Восточной Европы,
необходимо выделить две особенности.
Во-первых, внешние
условия
для
развития
в
них
демократизационных
процессов
были
исключительно
благоприятными: успешно интегрировав «пионеров» третьей волны
демократизации (Испанию, Португалию, Грецию), Европа была
готова активно способствовать ее продолжению — демократизации
государств распавшегося «социалистического лагеря».
Во-вторых, уровень и качество демократии в рассматриваемых
странах оставляют желать лучшего. Налицо довольно сильные
ностальгические настроения. Видны «издержки модернизации» —
имеются евроскептики и клерикалы (Польша), возродились
коммунисты (Чехия), существуют проблемы с «чгеі&ге зШГе»
(Венгрия), слабо гражданское общество. Политика носит более
элитистский, «персоналистский» и коррумпированный характер,
нежели в традиционных демократиях. Трудно назвать состоявшимися,
а тем более - демократическими государствами Боснию и
Герцеговину и анклав Косово; немало проблем с целостностью и
стабильностью в Сербии и Македонии. Следует также обратить
внимание на неинклюзивность демократии в Латвии и Эстонии, где на
протяжении всего периода посткоммун истического развития
значительная часть русскоязычного населения была лишена
политических прав. Именно это не позволяет отнести данные
государства, демонстрирующие неплохие результаты по многим
другим параметрам, к числу тех, где транзит успешно завершен. Как
метко заметилпольский журналист К. Геберт, «центральноевропейцы
выучили словарь демократии, но пока не постигли ее грамматики».
Однако все это не отменяет общего вывода об успехе
демократического транзита: страны Центральной и Юго-Восточной
Европы создали у себя рыночные экономики и достаточно далеко
продвинулись по пути демократизации.
Рейтинговые оценки, выводимые мевдународными или
авторитетными национальными организациями, й инструмент,
требующий разборчивости в применении. Любая задействованная в
них статистическая информация нуждается в проверке на
сопоставимость с другими странами, любое экспертное заключение
может оказаться субъективным. Однако, нельзя впадать и в другую
крайность,
объявляя
все
рейтинги
некорректными
и
ангажированными. Если рассматривать рейтинги не как «вердикт
стране», а как аналитический инструмент со своими недостатками и
достоинствами и использовать такие их преимущества, как
универсальность и повторяемость (что позволяет отследить
динамику), то они бывают весьма полезными.
Для сравнения степени демократичности государств чаще всего
применяются рейтинги «Свобода в мире» организации «Ғгеейош
Ноизе». Несомненное достоинство
этого рейтинга - ежегодное
составление на протяжении нескольких десятилетий. Но у него
имеются и серьезные недостатки. Главные из них - преимущественно
экспертная основа анализа (к тому же подбор экспертов, вне
сомнения, весьма идеологизирован) и отсутствие поправок на
национальную специфику. Это делает рейтинг особенно уязвимым,
когда ему приходится отражать динамично меняющуюся ситуацию.
Так,
оценки,
полученные
Россией
и
многими
другими
посткоммунистическими странами 10-15 лет назад, были выставлены
им «авансом»: страны ЦВЕ начинали транзит с показателей 2-3;
Россия, Казахстан, Киргизия - с 4—5. Но если за последующие годы
страны ЦВЕ этот аванс «отработали», то у России его пришлось
«отнимать», а потом еще и «наказывать» ее.
Сопоставив (по данным Фонда Бертельсманна) индексы
демократии и рыночной экономики посткоммунистических стран, мы
обнаружили ряд интересных зависимостей:
1. Успех посткоммунистических преобразований подразумевает
достаточно
высокую
степень
гармоничности
в
развитии
экономической и общественно-политической сфер (разница между
двумя индексами в пределах ± 0,5 балла). К восьми наиболее
успешным странам в этой категории примыкает Хорватия, где
разница в индексах лишь чуть больше (0,6).
2. Совпадение индексов может означать сопоставимый по
сложности набор экономических и политических проблем, с
которыми столкнулась страна. Не случайно в данной категории
оказались, в частности, две самые неуспешные страны, пережившие
тяжелые гражданские воины (Босния и Герцеговина и Таджикистан).
3. Отставание экономических преобразований не является
непреодолимым препятствием для демократизационных процессов.
Об этом свидетельствует опыт трех соседствующих балканских стран,
а также - отчасти - Молдавии и Монголии.
4. Экономическая трансформация не всегда влечег за собой
успешную демократизацию. Вместе с тем обратим внимание, что из
семи стран этой
категории
пять являются экспортерами
углеводородов, то есть наличие надежного источника экспортных
доходов, обеспечивая продвижение рыночных реформ, не создает
стимулов для демократизации (закономерность, на которую еще в
начале 1990-х годов указывал С.Хантингтон). Наибольшего интереса
в рассматриваемой категории заслуживают Россия, существенно
опережающая все остальные страны этой группы подушевому ВВП, и
Казахстан, где рыночный индекс превышает демократизационный на
рекордные 2,6 балла
6.6 Национально-этнические проблемы и рост национализма
в ряде стран ЦВЕ
В процессе перехода стран ЦВЕ от централизованно
планируемой экономики к рыночной (конец 80-х - начало 90-х годов)
в них резко обострились политические, социально-экономические и
национально-этнические противоречия. В результате произошел
распад по этническому признаку Чехословакии на два государстваЧешскую Республику и Словацкую Республику, а Югославии- на пять
государств: Союзную Республику Югославия, республики Хорватия,
Словения, Македония, Босния и Герцеговина.
После Второй мировой войны в отличие от Западной Европы
значительно возросла однородность национального состава населения
ряда стран ЦВЕ. Перед войной в целом в странах региона
национальные меньшинства превышали четверть всего населения, а,
например, к 1960 г. они составляли лишь около 7%. При этом
выделялись: однонациональные страны с очень малой долей
национальных
меньшинств Польша, Венгрия, Албания;
однонациональные страны со значительными группами национальных
меньшинств - Болгария (этнические турки, цыгане), Румыния
(венгры, немцы, цыгане); двунациональные страны - Чехословакия,
населенная чехами и словаками, исторически связанными с
определенной территорией, притом в Словакии были и значительные
по численности меньшинства І венгры и цыгане; наконец,
многонациональные страны - Югославия. Последняя была в основном
(на 84% по переписи 1991г.) населена южнославянскими народами, но
в некоторых ее республиках, прежде всего в Сербии, имелись
значительные группы национальных меньшинств (албанцы и венгры).
В
процессе
обострения
политической
и
социальноэкономической обстановки в ЦВЕ в конце 80-х - начале 90-х годов
усилились межнациональные противоречия. Это привело к распаду
Чехословакии
и
Югославии.
Теперь
к
первой
группе
однонациональных меньшинств присоединились Чешская Республика
и Словения. В тоже время межнациональные проблемы (а в
некоторых случаях и острые конфликты) продолжают усложнять
развитие Румынии, Болгарии и особенно Сербии, Македонии,
Хорватии, Боснии и Герцеговины.
С межнациональными проблемами и с экономическими
факторами тесно связаны интенсивные миграции. Массовая
внутренняя миграция населения была особенно велика в первое
десятилетие после войны (в Польше и Чехословакии, связанная с
перемещением немцев в Германию из польских воссоединенных
земель и приграничных районов Чехии, а также в Югославии - из
разрушенных войной горных районов на равнины и пр.). Имело место
и эмиграция; в поисках работы из Югославии эмигрировало в 60-80-х
годах свыше 1 млн. человек (большинство в ФРГ и Австрию) и
немного меньше из Польши; из Болгарии эмигрировала в Турцию
часть этнических турок, из Румынии - большинство этнических
немцев (в ФРГ). Резко усилились в начале 90-х годов внутренние и
внешние миграции населения в бывшей Югославии как результат
острейших межнациональных конфликтов; основная масса их —
беженцы из Боснии и Герцеговины и Хорватии. Часть их стремилась
покинуть зоны межнациональных конфликтов, а другая - подверглась
насильственному переселению с целью достижения большей
этнической однородности населения в тех или иных районах
(например, выселение сербов из хорватской Западной Славонии и
Сербской Крайны или хорватов с севера Боснии и с востока
Славонии).
Особо сложное положение было в Автономном Крае Косово и
Метохия (для краткости АК Косово) на юге Сербии. Там ко времени
распада Югославии (1991г.) население на 82% состояло из албанцев.
на 11 % - сербов и черногорцев, на 3% - славян-мусульман, а так же
цыган и др. Преобладание албанского населения в Косово - результат
нескольких процессов.
Во-первых, после битвы на Косовом поле в 1389 г., когда
сербские войска понесли судьбоносное поражение от наступавших на
Балканы турок, сербское население в Косово сократилось.
Последующие восстания сербов и войны между Австрийской и
Турецкой империями за обладание Балканами сопровождались
разорением сербских земель и массовым переселением сербов за
Дунай (особенно в конце XVII в.). На опустошенные земли Метохии и
Косово с редким славянским населением постепенно стали спускаться
с гор албанцы, которые к XVIII в. Уже большей частью были
обращены в ислам. В итоге Первой Балканской войны турки были
изгнаны с большей части Балканского полуострова. Именно тогда, в
1913 г. было создано независимое албанское государство и
установлены существующие и поныне границы с ее соседями Сербией, Черногорией, Македонией и Греций.
За годы Второй мировой войны в оккупированной фашистами
Югославии из Косово и Метохии было изгнано почти 100 тыс. сербов.
На их место из Албании, находившейся под протекторатом
фашистской Италии, переселили много албанцев. По переписи
населения Югославии 1948 г., в Косово и Метохии жило уже 0.5 млн.
албанцев (более 2/3 их населения).
В СФРЮ в составе республики Сербия был выделен Автономный
Край Косово и Метохия. По новой конституции страны 1974 г.
население края получило еще более широкую автономию (свое
правительство, парламент, судебные органы и т л.). В АК Косово,
несмотря на наличие широкой автономии, стал усиливаться албанский
сепаратизм и национализм. С 1968 по 1988 г. под давлением
албанских националистов Косово вынуждены были покинуть около
220 тыс. сербов и черногорцев.
Во-вторых, численность мусульманского албанского населения
росла высокими темпами в результате большого естественного
прироста, который был в несколько раз выше, чем у сербов и
черногорцев. В 60-х годах XX века в АК Косово наступил
демографический взрыв. За 30 лет (с 1961 по 1991 г.) албанское
население увеличилось там за счет естественного прироста в 2.5 раза
(с 0.6 до 1.6 млн. чел.). Такой быстрый рост повлек за собой
обострение в крае жизненно важных социально-экономических
проблем. Резко возросла безработица, все более острой становилась
проблема земли. Быстро увеличивалась плотность населения. С 1961
по 1991 г. она возросла с 88 до 188 человек на 1 км. кв. Территория
Косово и Метохии - район самой высокой плотности населения в
Юго-Восточной
Европе.
В
таких
условиях
обострились
межнациональные отношения в крае, усилились выступления
албанцев с требованиями выделения АК Косово в отдельную
республику. Правительство СФРЮ вынуждено было ввести в АК
Косово внутренние войска. В 1990 г. скупщина (парламент) Сербии
принимает новую конституцию, по которой АК Косово теряет
атрибуты государственности, но сохраняет черты территориальной
автономии. Албанцы проводят референдум по вопросу о «суверенном
независимом государстве Косово», усиливаются террористические
акции, создаются вооруженные отряды.
В 1998 г. албанские сепаратисты создают «освободительную
армию Косово» и переходят к открытым военным действиям против
сербских войск, добиваясь интернационализации «косовского
вопроса». Это им удается, и после провала мирных переговоров во
Франции, на которых югославская сторона была готова предоставить
Косово самую широкую автономию, в марте 1999 г. начинается
бомбардировка Союзной республики Югославии авиацией стран
НАТО.
Разыгрался новый акт балканской драмы, балканского кризиса.
Страны НАТО вместо заявленной цели бомбардировок |
предотвращения
гуманитарной
катастрофы
в
Косово
способствовали этой катастрофе. За месяц с начала (март 1999 г.)
военно-воздушной операции НАТО против СР Югославии Косово
вынуждены были покинуть (по данным ООН) свыше 600 тыс.
этнических албанцев. Но трагедия состоит в том, что вооруженный
конфликт в Косово ни на шаг не способствовал решению «косовского
тщГ
I
вопроса», вместе с тем он нанес огромный урон населению и
народному хозяйству СР Югославии.
В конечном счете трагические события на территории бывшей
Югославии в последнем десятилетии XX века - это еще один этап
борьбы стран НАТО за господствующее влияние на Балканском
полуострове.
Контрольные вопросы
1 Процесс образования СНГ: объективные предпосылки,
проблемы и результаты.
2 Интеграционные процессы на постсоветском пространстве ТС
и ЕЭС.
3 Содержание политических процессов в странах ЦВЕ в 80-90-х
гг. XX века. Сравнительный анализ.
4 Процессы демократизации в странах Восточной Европы.
5 Смена социалистической системы и строительство новых
политических институтов в странах Восточной Европы. Партийное
строительство.
Вопросы для обсуждения
1 В чем сущность экономических преобразований в странах
ЦВЕ? Определите их результаты и эффективность.
2 Выявите влияние национально-этнических противоречий на
процессы распада и создания новых государств.
7.1 Понятие «идентификация»
Идентификация - это понятие было введено 3. Фрейдом, но
широко распространилось за рамками психоанализа, в частности - в
психологии социальной. Идентификация рассматривается как
важнейший механизм социализации, проявляющийся в принятии
индивидом роли социальной при вхождении в группу, в осознании им
групповой принадлежности, формировании установок социальных и
пр. Современное понимание идентификации охватывает несколько
пересекающихся областей психической реальности.
1. Преимущественное понимание - как процесс и результат
самоотождествления с другим человеком, группой, образом или
символом
(=> интроекция) на основании установившейся
эмоциональной связи, а также включение их в свой внутренний мир и
принятие как собственных норм, ценностей и образцов. Уподобление,
отождествление с кем-либо, чем-либо. Открытое подражание как
следование образцу особенно ярко выступает в дошкольном детстве.
2. Опознание чего-либо или кого-либо. В этом значении термин
используется в психологии общей и в психологии инженерной и
юридической, где понимается как процесс сопоставления, сличения
одного объекта с другим на основании некоего признака или свойства,
в результате чего устанавливается их сходство или различие.
Благодаря идентификации происходит распознание образов,
образование обобщений и их классификация, анализ знаковых систем
и пр. Когда объект идентификации - человек, она выступает как
процесс опознания того качества, на основании коего можно:
а) отнести личность к некоему классу или типу - например,
идентификация преступника;
б) признать личность целостной и идентичной самой себе,
3. Представление, видение субъектом другого человека как
продолжения себя самого (=> проекция); наделение его своими
чертами, чувствами, желаниями. Например, родители, ожидающие от
ребенка осуществления собственных честолюбивых замыслов.
4. Понимание и интерпретация другого человека путем
отождествления себя с ним. Здесь идентификация есть эмоционально­
когнитивный процесс неосознаваемого отождествления субъектом
себя с другим - субъектом, группой, образцом; механизм постановки
себя на место другого, что проявляется в виде погружения,
перенесения индивидом себя в поле, пространство, обстоятельства
другого индивида и приводит к усвоению его смыслов личностных.
Это позволяет моделировать смысловое поле партнера по общению,
обеспечивает
взаимопонимание
и
вызывает
содействующее
поведение. Как механизм взаимопонимания - это способ понимания
другого через осознанное или бессознательное уподобление его
характеристикам самого субъекта. В психоанализе идентификация
понимается как бессознательное отождествление, уподобление себя
другой личности, вследствие чего появляется подражание в поведении
и пр. Это понятие было введено 3. Фрейдом, сначала - для
интерпретации явлений патологической депрессии, позднее для
анализа сновидений и неких процессов, посредством коих маленький
ребенок усваивает образцы поведения других значимых, формирует
«сверх - Я», принимает женскую или мужскую роль и пр.
Идентификация - противоположность нарциссизму и играет
огромную роль в поведении и психической жизни. Ее
психологический смысл - в расширении круга переживаний, в
обогащении внутреннего опыта. Она известна как самое раннее
появление эмоциональной привязанности к другому человеку.
Идентификация - это форма защиты психологической,
характерная тем, что при ее действии происходит бессознательное
уподобление индивида тому объекту, который ему угрожает: защита
от объекта, вызывающего страх, путем уподобления ему. Благодаря ей
также достигается символическое обладание желаемым, но
недосягаемым объектом (комплекс Эдипа). При расширительном
толковании - неосознаваемое следование образцам и идеалам,
позволяющее преодолеть собственную слабость и чувство
неполноценности. Идентификация может происходить с любым
объектом - человеком, животным, предметом, идеей и пр. Механизм
идентификации обеспечивает взаимную связь индивидов в
социальной группе, создает аффективную общность как особое
вживание, в чувствование, обретая в некоих случаях свойство
«психической инфекции», столь характерной для толпы. Фрейд
выделил несколько типов идентификации. В младенчестве возникает
идентификация первичная - примитивная форма эмоциональной
привязанности ребенка к матери. Впоследствии эта «тотальная
захваченность объектом» уступает место идентификации вторичной,
играющей
роль
механизма
защитного
(=>
защищенность
психологическая), благодаря
коему ребенок справляется с
беспокойством, вызванным угрожающим авторитетом, путем
включения неких аспектов его поведения в собственные действия. Эта
форма идентификации - предистория комплекса Эдипа, когда
маленький мальчик во всем хочет занять место отца и, боясь его
наказания, копирует некие особенности его поведения. Эта
парциальная идентификация амбивалентна и может проявляться в
отношении, как любимого лица, так и лиц ненавистных или
вызывающих зависть. Особое значение этот тип идентификации
обретает при усвоении ребенком запретов родителей, при
формировании у него устойчивости к искушениям, при развитии
совести. Идентификация помогает ребенку справиться с комплексом
Эдипа. Это происходит к пяти-шести годам: ребенок как бы решает
проблему, идентифицируясь с родителем своего пола. Т.е., не будучи
в состоянии изменить ситуацию, вызвавшую зарождение комплекса
Эдипа, и реализовать нелюоовь к отцу, мальчик старается принять его
позицию и стать похожим на него. Применительно взрослого субъекта
идентификация связывается с симптомом невротическим, при коем у
субъекта - из-за желания оказаться в положении объекта - возникают
болезненные
явления,
характерные
для
последнего.
Для
неортодоксального психоанализа (А. Фрейд, Д. Рапопорт) понятие
идентификации стало центральным механизмом формирования
способности Я-субъекта к саморазвитию. При этом между субъектом
и отражаемым объектом происходит установление определенной
эмоциональной связи, содержанием коей является переживание своей
тождественности с объектом.
д |
Щф
|В |
7.2
Трансформация идентичности в контексте процессов
глобализации, постмодернизации и децентрализации общества
Стремительные изменения в мире в конце XX - начале XXI века,
связанные в первую очередь с нарастающими и весьма
противоречивыми процессами глобализации резко обострило
проблему национальной идентичности.
Никогда ранее в мировой истории эта проблема не стояла столь
судьбоносно, даже фатально. И никогда ранее она не охватывала
практически все государства и народы мира. Кризис национальной
идентичности приобрел такие формы и масштабы, что его
преодоление для многих из них означает уже не только выбор
адекватной конкурентоспособной стратегии развития, но и
превратилось в вопрос национального выживания. Целый ряд
процессов глобализации непосредственно влияют на обострение
кризиса идентичности.
Эти процессы - демократизация, экономизация, информатизация,
культурная стандартизация, ценностная универсализация и др. неизбежно наталкиваются на национальную идентичность как на
препятствие своему естественному развитию, как на центральное
ядро, хранящее наиболее устоявшиеся, накапливающиеся порой
тысячелетия, и потому наиболее прочные представления различных
этнонациональных общностей о себе самих. При этом развиваются
многообразные конфликты, исход которых зависит от прочности или
рыхлости
сложившихся
национальных
идентичностей,
их
бескомпромиссности и жесткости, невосприимчивости к новому, или,
напротив, их гибкости, способности к адаптивному изменению,
обновлению без утраты культурных идентификационных ядер.
Глобализация, стремящаяся перемолоть национальную идентичность,
растворить ее в глобальных процессах - это, таким образом, своего
рода квалификационный турнир для таких ядер.
Одновременно национальная идентичность попадает в жесткие
тиски экономизации, неуклонно ведущей к формированию единого
мирового
экономического
пространства,
что
делает
нежизнеспособными
модели
национальной
безопасности
и
национального развития, основанные на изоляционизме, а
интеграцию в это формирующееся пространство — единственно
возможным способом эффективной зашиты национальных интересов.
Отказаться от интеграции - значит отказаться от полноценного
развития. Ни одно общество не может быть конкурентоспособным, не
став частью мирового экономического пространства. Этот фактор
помимо всего прочего определяет приоритетность геоэкономических
механизмов обеспечения национального развития по сравнению с
геополитическими
и геостратегическими, поскольку
именно
геоэкономика становится основной парадигмой развития мирового.
Однако такая интеграция в ряде случаев ведет к размыванию
национальной
идентичности,
ее
растворению
в
процессе
экономизации.
В условиях повсеместного и всеобъемлющего кризиса
национальной идентичности каждое государство, разумеется, делает
все возможное для его преодоления. И вполне закономерно, что
попытки отстоять свою идентичность в ряде случаев сталкиваются с
аналогичными
попытками,
предпринимаемыми
другими
государствами. Идет «битва идентичностей». В этой конкурентной
борьбе пощады не дают никому. И выигрывают те государства, чья
идентичность
имеет
большую
историческую,
культурную,
этническую и политическую глубину и силу. Государства, слабые в
этом отношении, вынуждены лишь наблюдать, как их национальные
идентичности неизбежно растворяются в процессах глобализации.
Говоря о кризисе национальной идентичности, нельзя не
упомянуть тесно связанную с ней эрозию национального государства
в том виде, в каком оно складывалось начиная с XV в. и достигло
наивысшего развития к концу XIX в. С одной стороны, в ходе
интеграционных процессов государства передают ряд своих функций
наднациональным органам. С другой - эти процессы являются лишь
отражением
растущего
могущества
транснациональных
экономических структур, влияние которых превосходит влияние
любого отдельно взятого государственного ведомства. Регулирование
деятельности таких структур в рамках отдельно взятого
национального государства часто оказывается бессмысленным.
Однако, как отмечаюсь выше, вряд ли правильно предсказывать
полное исчезновение национальных государств. Скорее следует
ожидать, что они будут постепенно утрачивать функции носителей
исключительно суверенитета и включаться в иерархическую
вертикать в качестве среднего звена (над ними — международные
организации
и
наднациональные
органы
интеграционных
группировок, под ними - органы регионального и муниципального
управления с расширенными полномочиями).
7.3
Интеграция и кризис идентичности: националистический
вызов объединяющейся Европе
Стремительные изменения в мире в конце XX - начате XXI века,
связанные в первую очередь с нарастающими и весьма
противоречивыми процессами глобализации, резко обострили
проблему национальной идентичности. Никогда ранее в мировой
истории эта проблема не стояла столь судьбоносно, даже фатально. И
никогда ранее она не охватывала практически все государства и
народы мира. Сегодня большинство стран мира вовлеченных в
процесс глобализации, вынуждейо решать проблемы идентичности в
условиях, при которых необходимо войти в глобализирующийся мир
и, одновременно с этим, сохранить свою национальную идентичность.
На современном этапе развития кризис национальной идентичности
приобрел такие формы и масштабы, что его преодоление для многих
из
стран
означает
уже
не
только
выбор
адекватной
конкурентоспособной стратегии развития, но и превратилось в вопрос
национального выживания. Интеграция мирового сообщества,
интернационализация образов жизни, появление наднациональных
объединений (Европейский союз, ООН, НАТО, ЕврАзЭС),
образование глобальных транснациональных корпораций, увеличение
роста миграционных процессов и развитие международного рынка
труда, развитие телекоммуникационных технологий, разрушающих
единый ритм национальной жизни за счет создания альтернативного
виртуального времени и пространства - все это требует
переосмысления национальной идентичности, жизненность которой
все чаще ставится под сомнение.
Для ЕС понятие «европейской идентичности» является
стержневым.
«Европейская
идентичность
необходима
для
Европейского союза, чтобы избежать фрагментации, ^саоса и
конфликтов всякого рода (военных, социальных, экономических и
политических) и содействовать достижению единства, солидарности,
субсидиарности, согласия и сотрудничества». Сегодня в ЕС
идентичность является двойной проблемой. Во-первых, существует
потребность в идентичности на уровне союза. Эта идентичность
должна быть ясной и понятной как в ЕС, так и за его пределами. Вовторых, необходимо структурно интегрировать Европу не только на
уровне политик, экономик и, главным образом, демократий, но и на
уровне существующих национальных идентичностей, которые
нередко обладают свойствами центробежности и пассивности по
отношению к наднациональным европейским структурам. Вопрос о
европейской идентичности является одним из главных в дискурсе о
Европейском союзе. В современной Европе окончательный ответ на
вопрос, что же есть европейская идентичность, не может сегодня дать
никто. С одной стороны, в политической науке имеется явное
противоречие между теоретическим описанием этого феномена и его
эмпирическим тестированием. С другой стороны, дискурс
европейской идентичности слишком разнонаправлен и, как следствие,
она понимается в Европе достаточно по-разному. Существуют
абсолютно разные исторические, политические, социальные и
нормативные представления о европейской идентичности, поэтому
мы должны признать наличие различных контекстов, теоретических
основ и политических реалий употребления этого понятия.
«Европейская идентичность никогда не представляла собой единого
концепта», а главное, не был разработан план по ее развитию в
контексте европейской интеграции. Такие проевропейские политики и
технократы, как Р. Шуман, стоявшие у истоков концепции
евроинтеграции, намекали, что процесс интеграции и создания новой
Европы окажется долгим поэтапным мероприятием.
Единая Европа не будет построена сразу в соответствии 6 единым
комплексным планом. Если конструкт «Европа» раньше совпадал с
территориальными пределами западного христианства (т.е. без
Балкан) и большей части бывшего советского пространства, то в
настоящее время «Европа» - гораздо более широкое понятие, по
крайней мере оно применимо к пространству от Урала до Босфора. А
что такое «Европа» сегодня с точки зрения культуры, является вообще
спорным вопросом.
Все более очевидной становится трансформация концепций
европейской идентичности, где дискурс культурного единства Европы
уступает место дискурсу, связанному с реальными «вызовамиответами», стоящими перед Европой сегодня. Культурное единство
Европы І фантазматический концепт, поскольку ничего более
разрозненного с точки зрения культурного разнообразия, пожалуй,
нет.
Щ-"* 1 Щ)
■-р а Щ И В ™
Даже идея христианства не может служить сегодня основным
мерилом европейской идентичности, поскольку ЕС все меньше
рассматривается как «христианский клуб», даже в таких странах, как
Германия и Франция.
«Промоутеры политической идентичности утверждают, что
общее культурное основание в Европе слишком слабо, чтобы
стимулировать европейца к осознанию принадлежности к некоему
коллективу».
Действительно, этнокультурные факторы, такие, как языки,
религии, национальности, которые представлены сегодня в
пространстве ЕС. слишком многообразны, для того чтобы стать
отправной точкой в конструировании европейской идентичности.
«Политическая идентичность лучше связывает между собой людей,
населяющих страны ЕС. Хотя европейские культуры действительно
разнообразны, их единство в Европейском союзе определяет
европейскую культурную концепцию».
Это позволяет поддерживать национальные и региональные
традиции, поскольку дает возможность комбинировать культурные
различия под общие основания. Но политическая интеграция ЕС до
сих пор не состоялась, ЕС так и не стал полноценным
международным актором, даже на уровне внешней политики. Есть
отдельные страны, которые вступают в межгосударственные
соглашения с третьими странами, но не более того.
К тому же политическая интеграция ЕС затруднена тем фактом,
что политический дизайн государств-участников разнообразен: это и
президентские и парламентские республики, и конституционные
монархии, различающиеся своими партийными системами и уровнями
организации власти. Собрать их в единое унифицированное целое
представляется утопическим мероприятием, поскольку это требует
институционального изменения внутри каждого участника союза, а
возможно, и выработки некоторой «средней политии» (политической
организации общества), которую разделяли бы все его участники. С
момента подписания в 1992 г. Договора о Европейском союзе в ЕС до
сих пор не решен главный политический вопрос - о легитимности
наднациональных структур и их связи с гражданами стран-участниц
ЕС, что усиливает позиции евроскептиков. Уход от «дефицита
демократии» на национальных уровнях привел к новому «дефициту
демократии» в наднациональных структурах ЕС, поскольку
наднациональные политические институты Европы, за исключением
Европарламента, не узаконены путем голосования ее жителей.
Члены Европейской комиссии - главного органа исполнительной
власти ЕС - назначаются национальными правительствами. Совет
Европейского союза продолжает оставаться межправительственным
учреждением. Наконец, Европейский парламент, единственный
институт, узаконенный в соответствии с избирательным правом,
имеет так мало полномочий, что его решения и обсуждения по
большей части игнорируются общественным мнением. Все эти
институты весьма далеки от европейцев, которые в значительной
степени рассматривают их как технократическую бюрократию, и не
более. Особенно ярко этот факт обнаружился в связи с выборами в
Европарламент в 2004 г. и в провальном 2009 г. В 2009 г. в среднем по
ЕС явка составила 43,1%.
«Для большинства европейских граждан ЕС ничего, кроме
абстрактной концепции, не представляет. Многие люди не считают,
что система управления ЕС является частью их повседневной жизни,
хотя арены вмешательства и политические полномочия ЕС постоянно
расширяются». Современная задача институтов ЕС по формированию
европейской идентичности должна быть сведена к усилению роли
Еврокомиссии и
Европарламента в построении гражданского общества за
пределами государств-наций. Если этот наднациональный проект
продолжит развиваться в данном направлении, ЕС станет ярким
примером многонационального общества, объединенного общей
социальной идентичностью. В противном случае европейская
идентичность еше долго будет оставаться категорией дискурса и
политической риторики вне контекста существующей повестки дня
современной Европы.
7.4
Европы
Борьба
против расизма
и ксенофобии:
опыт новой
Расизм и ксенофобия - это процессы символического
конструирования врага, создаваемого как целиком отрицательная
фигура, нацеленная на удовлетворение собственной потребности в
идентификации, потребности принадлежать к безопасной и
защищенной общности. Вскрыть эти механизмы и показать их
ложность, конечно, необходимо, но недостаточно (и часто
бесполезно), потому что их влияние не базируется ни на
познавательных способностях, ни на рациональных аргументах, даже когда они пытаются предстать в форме «объективной»
дискуссии, - но всего лишь на различных способах поиска виноватых.
Появившись в конце XVIII столетия, расизм вошёл в симбиоз с
современным ему колониализмом и национализмом и достиг своего
апогея в прошлом столетии, когда слияние фашизма и антисемитизма
в нацистской Германии привело её, в конце концов, к уничтожению.
Согласно идее, сформулированной однажды Пьером-Андре Тагиевым,
который сегодня является цепным псом неоконсерватизма
современный расистский дискурс претерпел настоящую метаморфозу’
отказавшись от свойственных ему иерархических «расистских»
посторенний (сформулированных Гобино, Чемберленом, Ваше де
Лапужа или Ломброзо в XIX веке), чтобы стать более
дифференциальным и культурологическим. Другими словами расизм
сдвинулся от «науки о расе» к этноцентризму. Эти изменения, однако
не модифицируют старые механизмы социальной выбраковки и
морального исключения, которые Ирвинг Гоффман в итоге
характеризовал понятием клеймение.
в сегодняшней Европе мигрант наделяется, прежде всего
чертами мусульманина. Исламофобия играет для нового расизма роль’
которую до Второй мировой войны играл антисемитизм для
национализма и фашизма. Память о Холокосте, - историческое
восприятие антисемитизма сквозь призму произошедшего геноцида имеет тенденцию затенять эти аналогии, которые, однако, вполне
очевидны.
Карикатурное
изображение
араба-мусульманина
нарисованное современной ксенофобией, не отличается от того как
изображал антисемитизм евреев в начале XX века. Бороды, пейсы и
кафтаны, отличавшие в прошлом иммигрантов-евреев в Центральной
и Восточной Европе, соответствуют бородам и покрывалам
мусульман сегодня.
В обоих случаях религия, культурные особенности, отличия в
одежде и кухне меньшинств были использованы для создания
отрицательного стереотипа инородца, которого
невозможно
ассимилировать национальным сообществом. Иудаизм и ислам, таким
образом, предстают как отрицательная метафора чуждости: столетие
назад облик еврея в иллюстрациях популярных изданий неизбежно
содержал крючковатый нос и торчащие уши, так же, как сегодня
принадлежность к исламу идентифицируется через паранджу,
несмотря на то, что 99,99 процентов мусульманских женщин,
живущих в Европе, не используют её. На политическом уровне
призрак исламистского терроризма заменил собой призрак «жидобольшевизма».
Первой крупной инициативой по Борьбе с расйзмом и
ксенофобией стала принятая в июле 1996 г. Советом и
представителями государств-участников резолюция, в которой 1997
год был объявлен «Европейским годом против расизма».
После подписания Амстердамского договора статья 13 позволяет
осуществлять борьбу с любой формой дискриминации по признаку
пола, расы, этнического происхождения, вероисповедания или
мировоззрения,
физической
неполноценности,
возраста
или
сексуальной ориентации. На основании этой статьи Совет в июне 2000
г. выпустил директиву по применению принципа равноправного
отношения безотносительно к расе или этническому происхождению.
В том же году Совет выпустил программу действий Сообщества
по борьбе с дискриминацией (2001-2006 гг.) с целью поддержки
мероприятий по предотвращению и борьбе с дискриминацией по
признаку расы или этнического происхождения.
Действия Европейского Союза не ограничиваются статьей 13.
Союз прилагает множество усилий по внедрению мер, направленных
против расизма и ксенофобии, во всех политических областях, в
частности, в сфере занятости, в европейских структурных фондах,
общем и профессиональном образовании и в молодежной политике.
Кроме того, статья 29 Договора о Европейском Союзе, введенная
Амстердамским договором, предлагает правовое основание для
Борьбы с расизмом и ксенофобией в сфере полицейского и судебного
сотрудничества по уголовным делам.
Ниццкий договор, вступивший в силу 1 февраля 2003 г.,
дополняет предусматриваемый Амстердамским договором механизм
санкций механизмом предотвращения и раннего предупреждения.
Последний относится в первую очередь к случаям нарушения прав
человека, среди них - расизм, ксенофобия и антисемитизм.
Основанная в 1994 году Европейская комиссия против расизма и
нетерпимости (ЕКРН) состоит из персонально поименованных лиц от
всех государств-членов Совета Европы, имеющих необходимую
компетенцию и высокие моральные качества.
Задачами Комиссии являются:
борьба против расизма, ксенофобии, антисемитизма
нетерпимости в Европе;
и
§ обз°Р эффективности законодательства, политики и других мер
государств-членов Совета Европы с точки зрения преодоления
расизма, ксенофобии, антисемитизма и нетерпимости;
рекомендация мер на местном, национальном и европейском
уровне;
■ разработка общеполитических рекомендаций государствамчленам;
г
анализ международных правовых инструментов с целью их
возможного усиления.
В перспективе Комиссия должна способствовать интеграции
мультикульту рной Европы и укреплению ее демократических основ.
Методы работы и результаты. Путем специальной процедуры
проверяется конкретная ситуация в каждом отдельном государствечлене Совета Европы, с тем чтобы иметь затем возможность внести
практические и необходимые предложения (так называемый подход
«от страны к стране»).
Для этого рабочая группа Комиссии из 4-5 членов предпринимает
подробный анализ страны, который затем обсуждается на пленуме
Комиссии. Предварительный результат представляется национальным
учреждениям с целью вступления в диалог. Этот диалог проводится
конфиденциально. Затем результат официально доводится до
Комитета Министров.
Комитет принял к настоящему времени семь общеполитических
рекомендаций.
- В первой рекомендации содержались указания по принятию
мер на национальном уровне, как в правовой, так и в политической
областях.
Вторая
рекомендация
касается
специализированных
организаций по борьбе против расизма, ксенофобии, антисемитизма и
нетерпимости на национальном уровне, если такие организации уже
существуют. Приложение к этому документу содержит основные
принципы, относящиеся к таким организациям, в частности их,
уставы, различные формы их укрепления, их функции и
ответственность, управление, функционирование и стиль их
деятельности.
- Третья рекомендация касается борьбы против расизма и
нетерпимости по отношению к синти и рома (цыганам).
- Четвертая рекомендация посвящена национальному опросу об
опыте восприятия дискриминации с точки зрения жертв.
| Пятая рекомендация охватывает проблемы борьбы против
нетерпимости и дискриминации в отношении мусульман.
Шестая рекомендация касается борьбы с распространением
расистских, ксенофобных и антисемитских материалов через
Интернет.
г
Седьмая
рекомендация
посвящена
национальному
законодательству по борьбе с расизмом и расовой дискриминацией.
Для выработки этих рекомендаций ЕКРН создала специальную
рабочую группу, которая должна руководствоваться в том числе и
предварительным проектом Рамочной конвенции против расизма
(документ СКІ-СТ-ЛЖ (94) 9),
В настоящее время Комитет проводит второй раунд подготовки
докладов «от страны к стране» о положении дел в каждом
государстве-члене Совета Европы. Все доклады доступны для
широкой общественности на сайте ЕКРН. Кроме этого,
Комиссия
обобщает
и
распространяет
материалы
«положительного опыта» борьбы против расизма и нетерпимости. В
планах работы Комиссии значатся такие мероприятия, как:
- дальнейшая разработка специфических рекомендаций для
стран;
- разработка дополнительного протокола к статье 14 ЕКПЧ;
р инициирование создания общеевропейского органа как
совместного учреждения Совета Европы и Европейского Союза.
7.5 Большая Европа и западноевропейская интеграция
К XVIII веку «Европой» считались территории, простиравшиеся
вплоть до Урала и составлявшие 10 млн. кв. км. Но и это не было
пределом. В результате великих географических открытий и
последовавшей за ними колонизации новых земель за океанами
появились страны, по сути свбей, европейские - Соединенные Штаты
Америки, Канада, Австралия, Новая Зеландия и Южно-Африканский
Союз. В 1914 г. их территория составляла 50 млн. кв. км. Кроме того,
в эпоху империализма под контролем европейских держав оказались
еше колониальные империи площадью около 52 млн. кв. км. «В 1914
г. Европа, ее государства, ее империи и ее цивилизация, - пишет Ф.
Бродель, - простирались на 112 млн. кв.км.
«
Таким образом, к началу XX века европейская вселенная
охватывала 74% из 150 млн. кв. км земной суши... В собственно
Европе жило 440 млн. человек и еше 740 млн. за ее пределами (540
млн. в колониальных империях и 200 млн. в неколониальных странах
европейской цивилизации). Вне этого европейского мира находилось
всего 400 млн. человек»). Разумеется, концепция Ф. Броделя, хотя она
и не лишена
исторического
смысла,
расширительна до
экстравагантности. Другой крайностью является взгляд некоторых из
наиболее ретивых «евроисториков», которые склонны ограничивать
пределы «Европы» границами государств-членов ЕС. Если следовать
этой концепции, то конфигурация континента меняется чуть ли не
кавдые пять-десять лет. До 1972 г. «Европа» ограничивалась
территорией шести западноевропейских государств, затем - девяти,
двенадцати, а сейчас - пятнадцати. Что дальше? Где же пройдет
окончательная граница «Европы»? Очевидно, там, где будет угодно
руководящим органам Евросоюза. Комментарии, как говорится
излишни.
!
’
Научная истина, как всегда, лежит где-то посередине. Народы
бывших колониальных империй, завоевавшие свою независимость,
тем самым достаточно ясно выразили свое отношение к Европе и идее'
своей принадлежности к ней. Народы бывших доминионов, не
забывая своего родства с европейской цивилизацией, тем не менее, и
не помышляют о том, чтобы их страны относили к Европе.
Собственно, проблема сводится к одному: являются ли частью
Европы страны Восточной Европы и бывшие республики Советского
Союза?
^На этот вопрос должен быть дан простой и однозначный ответ:
да, безусловно, являются. Идея исключения всех или некоторых из
этих стран из состава Европы похожа на грабли - они неизменно бьют
по лбу того, кто на них наступит. Невозможно представить себе
историю, культуру, экономику и политику Европы без Польши и
России, Албании и Белоруссии, Сербии и Украины; без населяющих
их народов, которые по своему этническому происхождению,
психологическому складу, религиозной принадлежности сродни
жителям Западной Европы. Особое значение имеет неуничтожимое,
возрождающееся с каждым новым поколением единство культуры.
Как справедливо заметил уже цитировавшийся нами Ф. Бродель,
«культура —это общий язык Европы»),
В то же время не менее очевидно, что между западной и во­
сточной частями континента имеются существенные различия,
которые и служат питательной почвой для спекуляций относительно
чужеродности тех или иных народов Европе. «Более пяти столетий, —
пишет оксфордский профессор Норман Дэвис, - кардинальной
проблемой в определении Европы было включение или исключение
России. Православная, самодержавная и экономически отсталая
Россия была явно плохой парой. Поэтому западные соседи России
часто искали предлог для того, чтобы исключить ее. Сами русские
никогда не были уверены, хотят ли они быть внутри или вне
Европы»).
Ни в коей мере не посягая на целостность исторического про­
цесса в Европе, необходимо все же со всей определенностью при­
знать, что интеграция родилась в Западной, а не Восточной Европе, и
пока остается исключительным достоянием западноевропейских
стран. Это, как мы увидим в дальнейшем, далеко не случайно. Истоки
интеграции следует искать на Западе, в особенностях за­
падноевропейской истории и западноевропейской разновидности
европейской цивилизации.
Интеграцию, как правило, выводят из интернационализации
производства. Это - действительно материальная предпосылка
интеграционного строительства. Но между интернационализацией и
интеграцией нет однозначной каузальной зависимости. Во многих
других регионах мира достигнута высокая степень региональной
экономической взаимозависимости, но это в лучшем случае выли­
вается в создание торгово-политических группировок, но не инте­
грированных сообществ. В чем же состоит уникальность Западной
Европы, сделавшая ее родиной интеграции?
На этот счет существуют различные мнения. Уникальность
Западной Европы часто связывают с буржуазными революциями
ХУП-ХУОТ веков и их «продуктом» Ц государством-нацией и
капиталистическим способом производства Некоторые исследователи
идут дальше и ищут истоки самобытности Западной Европы в
протестантской этике, великих географических открытиях или на­
учных революциях ХУ-ХУІ веков, эпохе Возрождения или средне­
вековых европейских городах. Иногда генезис западноевропейской
цивилизации выводят из исторического размежевания христианства в
XI веке. Все эти объяснения правильны: в них «схвачены» важнейшие
вехи становления западноевропейской цивилизации, без которых
феномен интеграции XX века был бы немыслим. Но и это не предел есть немало веских оснований для того, чтобы попытаться проследить
зарождение уникальных черт Западной Европы в еще более ранний
период, относящийся к первым векам христианской эры.. Причем
каждая из этих черт, как правило, соединена со своим антиподом. Их
диалектическое
взаимодействие
и
создает
неповторимость
западноевропейского общества
Главной чертой самобытности Западной Европы является упо­
рядоченный индивидуализм. Его наиболее существенными про­
явлениями являются римское право и протестантская этика, опре­
делившие на различных стадиях истории основы социального вза-
имодеиствия индивидуумов. Мир обособленных, соперничающих
друг с другом, но, одновременно, подчиняющихся общим законам и
взаимодействующих в рамках рыночной экономики лиц и составляет
гражданское общество — основу основ западноевропейской
цивилизации. В нем изначально заложен принцип верховенства
индивидуума над коллективом, окончательно утверждавшийся на
протяжении последних трех столетий в результате освобождения
западноевропейского оощества от пережитков феодального и
раннекапиталистического угнетения личности. Безусловный триумф
этого принципа в Западной Европе приходится на послевоенное
время. Не будет преувеличением сказать, что окончательное осво­
бождение индивидуума в Западной Европе стало главной предпо­
сылкой успешной и прочной интеграции. Именно свободные ин­
дивидуумы, наделенные достаточно высоким чувством социальной
ответственности и развитой социальной компетентностью, и соста­
вляют основание пирамиды субсидиарности - системы разделения
ответственности и власти внутри Европейского сообщества.
Вторым важным истоком западноевропейской самобытности
является своеобразный способ хозяйствования, зародившийся еще в
первые века нашей эры и ставший господствующим примерно к XV
веку. Индивидуализм в условиях высокой плотности населения и
обнаружившегося уже к XIII веку недостатка свободных земель
сделали
экономически
целесообразным, а
вернее сказать,
неизбежным, утверждение интенсивного типа хозяйствования и в
сельском хозяйстве, и в городских промыслах. Его главными чертами
были частная собственность на средства производства, личная
инициатива и непрерывное повышение производительности факторов
производства за счет внедрения технических усовершенствований и
открытий. Преимущества этого типа хозяйствования проявились
далеко не сразу. Однако, после того как накопилась определенная
«критическая масса» технических и организационных достижений,
страны Западной Европы вырвались вперед в экономическом
соревновании с другими регионами Земли, в частности, с Восточной
Европой.
Наивысшего расцвета интенсивный тип хозяйствования достиг в
средневековых городах. В соединении с развитием торговли,
денежного обращения, великими географическими открытиями и
колонизацией новых земель, созданием мирового рынка он
органически перерос в систему торгово-финансового, а затем и про­
мышленного капитализма.
Становление интенсивного, а позднее капиталистического типа
хозяйственной деятельности на базе индивидуализма и частной
собственности было отмечено глубочайшими противоречиями.
Парадокс заключался в том, что принцип частной собственности,
интенсивный характер хозяйственной деятельности, ставшие базой
созидания современной Западной Европы, одновременно порождали
разрушительную рознь между различными ячейками общества,
замкнувшимися в своих узких и корыстных интересах. Чем более
прочным и более развитым становился институт частной соб­
ственности, тем глубже был порождаемый им партикуляризм. Это
противоречие достигло своего апогея в первой половине XX века.
Партикуляризм,
воплотившись
в
нескольких
мощнейших
государствах-нациях, создавших обширные колонии и находившихся
в состоянии острейшего соперничества в Европе, вылился в две
мировые войны, которые унесли десятки миллионов человеческих
жизней. Интеграция стала самым эффективным орудием преодоления
этого извечного разрушительного противоречия. Тупик, в котором
оказалась Западная Европа в результате Второй мировой войны,
поддержка объединительных начат в ее жизни со стороны
Соединенных Штатов и страх перед «советской угрозой» создали
благоприятные условия для практического осуществления так
называемой «европейской идеи», зародившейся еще в эпоху
Возрождения.
Первые шаги интеграции были лишь частью объединительного
процесса охватившего во второй половине 40-х гг. страны Западной
Европы. Под эгидой США создается Европейский платежный союз и
Европейская
организация
экономического
сотрудничества,
впоследствии преобразованная в Организацию экономического со­
трудничества и развития (ОЭСР). В 1948 г. на конгрессе западно­
европейской общественности в Гааге возникает влиятельное Евро­
пейское движение. В 1949 г. создается Совет Европы, наделенный
широкими, хотя и несколько неопределенными полномочиями. В 1948
г. Франция, Великобритания и страны Бенилюкса учреждают
Западноевропейский союз, направленный преимущественна против
угрозы германского реваншизма. Годом позже, по инициативе
Соединенных Штатов, избирается принципиально иной путь - для
решения проблемы безопасности Западной Европы создается
Организация Северо-Атлантического договора (НАТО), в состав
которой включается и Западная Германия, только что оформившаяся в
новое государство - Федеративную Республику Германия. Таким
образом, почти одновременно были созданы общеевропейские
организации в политической, экономической и оборонной областях.
В начале 70-х гг. в Западной Европе сложилось парадоксальное
положение. С одной стороны, неоспоримые успехи начального этапа
интеграции резко увеличили притягательность интеграционных иде­
алов в глазах европейского общественного мнения и правительств
третьих стран. Отражением этого было первое расширение ЕС: с 1
января 1973 г. новыми членами сообществ стали Великобритания,
Дания и Ирландия: «шестерка» тем самым превратилась в «девятку».
С другой стороны, сам интеграционный процесс явно засто­
порился, наступил период «малых шагов» и острых противоречий
между участниками интеграции. Тем не менее, была начата
подготовка ко второму расширению ЕС, которое должно было
распространиться на относительно менее развитые страны Южной
Европы. Предпринятые сообществами меры в сочетании с глубокими
экономическими и политическими преобразованиями в странахкандидатах позволили успешно завершить процесс подготовки в
первой половине восьмидесятых годов: 1 января 1981 г. к
сообществам присоединилась Греция, 1 января 1986 г, - Испания и
Португалия.
В начале 70-х гг. удалось, наконец, решить проблему создания
собственных финансовых средств ЕС за счет перечисления в бюджет
сообществ таможенных поступлений, включая компенсационные
сборы от ввоза иностранной сельскохозяйственной продукции, а
также части налога на добавленную стоимость. Европейский пар­
ламент получил право контроля над бюджетом ЕС.
Интеграционное строительство несколько оживилось с приходом
к власти в 1974 г. Валери Жискар д'Эстена во Франции и Гельмута
Шмидта в ФРГ, не обремененных «демонами национализма». Им
удалось продвинуть целый ряд важных согласованных решений.
Эпизодические встречи в «верхах» были заменены регулярными
заседаниями Европейского совета на уровне глав государств и
правительств, который сразу же стал важнейшей «несущей
конструкцией» интеграционных институтов. Одновременно было
решено ввести, наконец, прямые всеобщие выборы в Европейский
парламент, что существенно укрепило демократическую базу ЕС.
Однако попытка возродить идею политического союза («доклад
Тиндеманса» 1975 г.) вновь осталась без каких-либо последствий.
Наиболее крупным достижением этого периода было создание по
инициативе Жискар д'Эстена и Шмидта Европейской валютной
системы (ЕВС), которая начала действовать 13 марта 1979 г. Хотя
формально ЕВС находилась вне рамок институциональной структуры
ЕС, по своей сути она была одной из важных опор интеграционного
строительства. Достигнутая в ее рамках длительная валютная
стабильность оказала благотворное воздействие не только на
экономику
западноевропейских стран, но и содействовала
постепенному преодолению центробежных тенденций внутри ЕС.
Условия для нового подъема западноевропейской интеграции созрели
лишь к середине 80-х гг. Его начало и весь последующий ход
неразрывно связаны с именем выдающегося политического деятеля
Франции Жака Делора, который возглавил Комиссию Европейских
сообществ в июле 1984 г. Из всего многообразия возможных путей
ускорения интеграции он избрал проект, который смог сплотить
правительства всех 12-ти государств-членов ЕС, начиная от испанских
социалистов и кончая британскими ультра-консерваторами. Это был
проект «Европа-1992», вольно или невольно приуроченный к
пятисотлетию открытия Америки. Он предусматривал завершение
создания единого внутреннего рынка, предусмотренного еще Римским
договором 1957 г.
Для осуществления проекта потребовалось изменить и дополнить
договорно-правовую базу интеграционного строительства. 15 июня
1985 г. Комиссия опубликовала «Белую книгу», в которой содержался
конкретный план действий в целях создания единого внутреннего
рынка. Заслуга Комиссии, возглавляемой Делором, состояла, прежде
всего, в том, что ей удалось переломить скептическое отношение к
интеграции, воцарившееся в западноевропейском общественном
мнении в конце 70-х - начале 80-х гт. - период, который журналисты
окрестили эпохой «евросклероза». На смену пессимистическим
настроениям
пришел
настоящий
ренессанс
интеграционной
идеологии, который не замедлил принести осязаемые результаты и в
политической сфере.
Предложения Комиссии о создании единого внутреннего рынка
были одобрены Европейским советом и составили органическую
часть Единого европейского акта (ЕЕА). принятого в 1986 г. и
вступившего в силу в 1987 г. Значение этого документа состояло, вопервых, в том, что в нем была недвусмысленно выражена поли­
тическая воля государств-членов ЕС к дальнейшему углублению и
развитию
интеграции.
Во-вторых,
ЕЕА
положил
начало
существенному расширению законодательной базы интеграции,
проложив путь к разработке и принятию в дальнейшем
Маастрихтского и Амстердамского договоров. В-третьих, ЕЕА
раздвинул рамки интеграционного процесса, в который были
законодательно включены такие новые области как валютная
политика, оказание помощи менее развитым странам и регионам ЕС,
научно-технический прогресс и охрана окружающей среды, а также
координация внешней политики государств-членов при помощи
Секретариата
политического
сотрудничества,
неофициально
действовавшего в аппарате Комиссии ЕС с 1970 г. Единый
механизм принятия
решений,
раздвинув
рамки
применения
принципа
квалифицированного большинства. Были также расширены права
Парламента.
Задачи и цели, выдвинутые в Едином европейском акте и «Белой
книге» 1985 г., были вскоре трансформированы в конкретные
законодательные предложения. Комиссия и государства-члены
приступили к разработке почти 300 новых решений, касавшихся всех
сторон экономической деятельности. Реализация проекта «Европа1992» оказала огромное психологическое и политическое воздействие
на все страны мира. Пожалуй, впервые за всю свою историю ЕС
смогли претендовать на роль лидирующего полюса мировой политики
и экономики и были признаны в этом качестве. Одним из важнейших
элементов усиления морального авторитета и политического влияния
интегрированной
Европы
было
установление
официальных
отношений между ЕС и Советом Экономической Взаимопомощи,
открывшее дорогу к налаживанию непосредственных связей между
ЕС
и , отдельными
социалистическими
странами.
Крах
социалистических режимов в Центральной и Восточной Европе,
падение берлинской стены и начало воссоединения Германии явились
полной неожиданностью для руководства ЕС и государств-членов.
Геополитическая среда, в которой сообщества успешно развивались
более 30 лет, радикально изменилась. Руководящие круги Западной
Европы были поставлены перед необходимостью дать адекватный
ответ на вызовы и возможности, рожденные новой обстановкой в
мире. Попыткой выполнить эту задачу стала межправительственная
конференция, разработавшая проект будущего Маастрихтского
договора.
7.6 Институциональное развитие ЕС
ЕС принято считать одним из самых эффективных и уникальных
международных
интеграционных
объединений.
Меры
по
усовершенствованию институциональной системы Европейского
сообщества предпринимались на всем протяжении существования ЕС.
Начиная с первых лет существования Европейских сообществ, их
структура критиковалась как излишне бюрократизированная и в силу
этого
антидемократичная.
Как
подчеркивает
исследователь
С. Бирюков, долгое время в контексте «холодной войны» и
коллективной угрозы, которая укрепляла легитимность европейского
строительства, граждане считали его делом элит. Обвинения в том,
что институциональные структуры ЕС неэффективны и не способны
решать реальные общественные проблемы, отнюдь не новы. К
примеру, П. Тейлор и Д. Криссочоу критикуют структуры ЕС за то,
что обеспечиваемая ими взаимосвязь национальных и европейской
бюрократий лишает граждан возможности четко определить, кто же
из политиков или администраторов несет ответственность за то или
иное конкретное решение. Самими принципами организации
сообщества, по их мнению, основная масса европейцев отстранена от
формирования приоритетов интеграционной политики и влияния на
исходящие от ЕС законы.
К примеру, большинство политиков и исследователей отмечают у
европейцев низкий уровень интереса к интеграционной политике. Так,
по данным опроса, проведенного Комиссией в 2001 году,
большинство европейцев не знает, на что тратятся деньги ЕС; 78%
опрошенных «не очень хорошо осведомлены» о его расширении на
Восток, а 87% не интересуются дебатами о связанных с этим
преимуществах и недостатках; только 20% точно знают, сколько стоит
их валюта по отношению к евро, и 41% не имеют ни малейшего
понятия о саммите в Ницце (декабрь 2000 года). А опрос,
проведенный в 25 странах в январе 2004 года, показал, что только
четвертая часть жителей Европы хорошо осведомлены относительно
вопросов, касающихся проекта Европейской конституции. Если
изучить данные опроса, опубликованного в марте 2005 года по
результатам референдума, проведенного в Испании за принятие
конституции,
то
выяснится,
что
47%
опрошенных
продемонстрировали хорошее знание Конституции ЕС, причем и эти
граждане, и те, которые очень плохо знали текст, в основном
поддержали конституцию, а это 74 и 70% соответственно. *В целом
граждане Европы стали больше интересоваться будущим ЕС, тем не
менее, вопрос полной легитимности ЕС остается все еще открытым.
В политической науке является общепризнанным, что
легитимность - это не просто законность, а восприятие власти в
качестве законной, эффективной и справедливой. Она представляет
собой форму поддержки, оправдания правомерности применения
власти и осуществления конкретной формы правления либо
государством в целом, либо его отдельными структурами и
институтами. Легитимность многих современных политических
систем опирается на рационально легальные основания по
классификации М. Вебера. Так, международные организации
легитимируются путем ратификации в национальных парламентах
соответствующих стран международных договоров, подписанных
представителями от лица нации, или проведением референдумов по
этому поводу. Посредством договора создается система баланса и
контроля, функция которой I установить пределы полномочий
создаваемой организации. Межправительственные объединения
действуют в сфере межгосударственного сотрудничества, не
затрагивая внутренних функций государств.
Так как ЕС имеет неоднозначную правовую природу и обладает
признаками не только международной организации, но также
конфедерации и федерации, что обусловлено наличием у союза
широких властных полномочий, добровольно переданных ему
государствами-членами, то традиционного договора, на который
опирается политическая система ЕС, для обеспечения легитимности
этой
организации
недостаточно.
Договор
не
защищает
основополагающих прав личности, которые могут быть затронуты в
ходе его применения. Гарантировать их можно только с помощью
конституции.
Таким образом, поскольку полномочия ЕС принципиально более
широкие, чем у обычной международной организации, то и
источников, механизмов легитимности должно быть больше. К
примеру, источниками легитимности должны быть все уровни,
начиная с индивидов путем их участия в демократических процедурах
принятия решений, в том числе референдумах, выборах своих
представителей и т. д. Кроме того, соблюдение государствами —
членами законов ЕС и их имплементация очень важны для
осуществления поставленных ими же целей. А расширение союза до
25 членов предполагает, что процесс приятия решений институтами
ЕС должен стать как можно более эффективным и простым. Оценивая
простоту принятия решений союза15 и предложенных проектов
реформирования, журнал «Тһе Есопотізі» резюмирует, что без
реформирования соглашение с новыми решениями должно бы стать
практически невозможным. Среди «двойных решений», то есть тех,
которые затрагивают простые подсчеты голосов государств без веса
страны и населения, но с различным порогом: 71% голосов и
населения, 60% голосов и населения, 50% голосов и населения,
заметно увеличивается простота работы только при 50%, но при таком
раскладе количество объединений, блокирующих решение, также
значительно возрастает.
Впервые особенно остро вопрос легитимности |С стал
подниматься в 80е гг., когда Европарламент стал играть более
активную роль. А группа европарламентариев во главе с А. Спинелли
создали Европейское федералистское движение, выступавшее за
оформление еврофедерации на конституционной основе. С
подписанием Единого европейского акта увеличились полномочия
Европарламента, представительного органа ЕС, в частности, его
влияние на разработку законов, касающихся ЕВР и соглашений с
третьими странами. Основными вехами институционального развития
союза в 90-е годы стали разработка и принятие Маастрихтского
договора о Европейском союзе (1992) и Амстердамского договора
(1997). С точки зрения тенденций децентрализации и демократизации
важными шагами являлись дальнейшее распространение голосования
квалифицированным большинством, включение в законодательство
ЕС принципа субсидиарности, учреждение Комитета регионов,
введение единого гражданства, усиление роли Европарламента в
законотворческом процессе как основного звена развивающегося
демократического механизма Союза. Однако опыт ратификации
Договора о ЕС (референдумы в Дании, Франции, Ирландии,
голосование в палате общин в Великобритании) лишний раз
подтверждает, что кризис легитимности, ее недостаток может
угрожать дальнейшему развитию интеграции. Амстердамский договор
расширил область применения процедуры «совместного решения»,
укрепил роль парламента в деле назначения председателя Комиссии.
Но все эти позитивные и рациональные нововведения были крайне
незначительны и недостаточны, так как вопросы, связанные с
буду щим расширением ЕС, остались нерешенными.
Исключительно важным стало подписание Ниццского договора,
предусматривающего изменение состава Европейской комиссии,
наделение государств-членов голосами в Совете и парламенте,
расширение областей, по которым можно принимать решения
квалифицированным большинством, и Хартии ЕС об основных правах
в декабре 2000года. Новая Хартия рассматривается исследователями в
качестве средства усиления привлекательности ЕС и интеграции в
широких кругах населения и средства укрепления значения
европейского гражданства. Она стала действующей правовой основой
«человеческого измерения» ЕС.
Решающий тгап реформирования институтов ЕС был связан с
Лаакенской декларацией (2001). названной «Будущее Европейского
Союза». Согласно ей в целях подготовки и демократического
обсуждения
пакета
реформ
был
образован
временный
представительный орган, названный Конвентом. На Конвент были
возложены
следующие
задачи:
соответствующее
принципу
субсидиарности разграничение компетенций между союзом и
государствами-членами, определение статуса Хартии о правах
гражданина
ЕС,
упрощение
договоров,
прояснение
роли
национальных парламентов в обшей архитектуре Европы и создание
проекта конституции, в которую инкорпорирован текст Хартии ЕС об
основных
правах.
Проект
конституции,
принятый
на
межправительственной конференции в октябре 2004 года,
предполагает введение поста президента ЕС, главы европейского
МИД, изменяет численность Европарламента, принятие решений
будет проводиться квалифицированным большинством (если за него
выступает 55% стран, представляющих не менее 65% населения
Евросоюза) с сохранением права вето в вопросах внешней политики и
налогообложения. Значение принятия этого документа нельзя
переоценить, так как 1 мая 2004 года состав ЕС увеличился на 10
государств. Это Венгрия, Кипр, Латвия, Литва, Мальта, Польша,
Словакия, Словения, Чехия и Эстония. Очевидно, что процесс
принятия решений оставаться прежним не может. Когда в Евросоюзе
находятся 25 стран, нельзя допустить, чтобы одно государство могло
все заблокировать. Тогда просто все остановится. Как говорил некогда
бельгийский премьер Ги Верховстацт, «Европейский союз похож на
велосипед: как только остановится - сразу упадет». Но принятие
конституции и создание «наднациональная демократии» еще не
значит построения классической демократии на уровне государства в
СИЛУ„ ограниченности компетенции Европейского парламента,
устойчивости национального самосознания и опасений нивелировки
этнокультурных ценностей.
Предлагаемые
в ходе работы
Европейского конвента изменения, касающиеся функционирования
Совета и Комиссии, а также усилия по децентрализации механизма
выработки общей политики свидетельствуют о том, что результатом
реформы станет не качественный скачок в направлении создания
единого наднационального центра принятия решений, не зависимого
от воли государств-членов, а сбалансированная система, которая в
целом
представляет
собой
усовершенствованную
модель
институционального «треугольника» (Комиссия, Парламент, Совет) и
«метода сообщества».
Эта система будет опираться на три «источника легитимности»
соответствующих трем уровням - общеевропейскому, национально-’
государственному и уровню индивидов, а процесс принятия решений
останется в большой степени компромиссным по своему характеру
Продолжающееся использование прежних процедур принятия
решений если и не нарушит или блокирует интеграционный процесс,
то все же будет способствовать тому, что государства-члены, готовые
к более глубокой интеграции, вновь станут в большей степени
обращаться к межгосударственному сотрудничеству.
При тгом потребуется достаточная гибкость, которая позволит
расширенному союзу оставаться дееспособным. В этом смысле
перспектива еще большего «эшелонирования» интеграционного
процесса в связи с усилением экономической и политической
гетерогенности ЕС дает основания предполагать, что процесс
принятия
решений
приобретет
наряду
с
существующим
«вертикальным»
(субсидиарность)
еще
и
«горизонтальное»
измерение.
7.7
Институциональная эволюции Европейского сообщества:
проблемы и перспективы
По традиции под институтами ЕС до сих пор подразумевали
прежде всего» если не исключительно, только основные компоненты
его политико-организационной структуры. Речь идет о Комиссии
Совете министров. Европарламенте, Суде ЕС и нескольких других
формальных институтах интеграционного объединения, структура и
компетенция которых подробно расписаны в основополагающих дого­
ворах о европейских сообществах, в Едином европейском акте от 3
декабря 1986 г. (ЕЕА) и в Договоре о Европейском союзе от 7 февраля
1992 г. (ДЕС).
Между тем в последние десятилетия заявил о себе и продолжает
набирать вес в различных отраслях гуманитарных исследований, и в
интеграционных исследованиях в частности, так называемый
институциональный подход, или институ ци он ал изм. согласно
которому слово «институт» («институция») имеет иной, гораздо более
широкий и общий смысл. По мнению институционалистов, институты
(рынок, семья, бюрократия, партия) представляют собой логически
последовательные образцы человеческой деятельности, прибегая к
которым люди и организации производят и воспроизводят свое
материальное существование и организуют время и пространство.
Иными словами, общественные институты, будь то экономические,
социальные или политические —это ограничительные рамки, которые
своим
относительным
постоянством
упорядочивают
взаимоотношения между людьми, организациями, государствами.
Наметившийся переход от преимущественного внимания к
формальным институтам к институциональным проблемам в новом
понимании отразил изменение исходной точки отсчета для большой
группы политологов. По наблюдению Марча и Ольсена, «исторически
политическая наука сосредотачивалась на том, как политическое
поведение выражает себя через институциональную структуру»,
теперь же существенная часть политологов на Западе исходят из того,
что политические явления лучше всего понимать как совокупность
результатов поведения, подлежащего изучению на уровне индивида
или группы.
Прежде всего, следует отметить, что институты ЕС
продемонстрировали способность к саморазвитию. Самым очевидным
примером такого саморазвития является расширение сферы
компетенции Евросоюза, то есть передачу ему полномочий во все
новых сферах. Договор о ЕЭС наделил Сообщество полномочиями
преимущественно в сфере экономической политики, необходимыми
для создания таможенного союза. Единый европейский акт
распространил компетенцию Сообщества на вопросы социальной
политики, энергетики, охраны окружающей среды, научного и
технического развития. С принятием Маастрихтского договора
произошел качественный скачок - интеграционные процессы
распространились на такие чувствительные сферы как внутренняя и
внешняя политика. Помимо этого Маастрихтский договор включил в
первую опору вопросы защиты прав потребителей, образования,
здравоохранения и т.д. (всего девять новых направлений).
Амстердамский договор увеличил полномочия ЕС в вопросах охраны
прав и свобод граждан и иммиграционной политики. Еще одна
важнейшая тенденция развития Европейского Союза - постепенное,
но неуклонное углубление интеграции. Классическим примером этого
являются пройденные им. четыре стадии экономической интеграции:
зона свободной торговли —таможенный союз —единый внутренний
рынок - валютный союз. С институциональной точки зрения
углубление интеграции означает передачу на наднациональный
уровень новых, все более детальных и значимых полномочий в
пределах какой-либо сферы. Вот каким образом расширялись
полномочия ЕС в сфере социальной политики: Договор о ЕЭС (1957
г.) наметил 'Цишь общие цели и принципы социальной политики. При
этом Сообщество было не вправе принимать какие-либо обязывающие
решения, его функция состояла лишь в «содействии тесному
сотрудничеству между государствами-членами... путем проведения
исследований, выработки заключений и организации консультаций».
В Едином европейском акте (1987 г.) среди задач социальной
политики было особо выделено «улучшение охраны труда и здоровья
трудящихся», и Сообщество получило право посредством директив
(т.е. обязательных к исполнению нормативных актов) устанавливать
минимальные требования по охране труда. В ходе переговоров,
предшествовавших заключению Маастрихтского договора (1992 г.),
Великобритания не согласилась с намерениями своих коллег по ЕС, и
остальные 11 государств-членов были вынуждены подписать
отдельное Соглашение о социальной политике, установившее в
рамках ЕС особый, не затрагивающий Великобританию, режим
проведения социальной политики. В нем предусматривалось:
1) отныне Сообщество не просто организует взаимодействие
государств-членов, но и «поддерживает и дополняет деятельность
государств-членов», т.е. проводит самостоятельную социальную
политику; 2) включение в сферу социальной политики Сообщества
ряда новых задач; 3) право Сообщества устанавливать минимальные
стандарты не только по охране труда, но и по всем другим
направлениям социальной политики. Главной тенденцией развития
Союза с начала 1990-х годов и вплоть до сегодняшнего дня является
нарастание разнообразия, в том числе и формирование на
коммунитарном уровне новых методов управления. Вместо единого
коммунитарного метода после Маастрихта возникает сложная смесь:
межправительственное сотрудничество в рамках второй и третьей
опоры; ЭВС с уникальным методом регулирования, который
П. Магнетт и Э. Ремакль даже называют «четвертой опорой»,
межправительственной по сути и искусственно встроенной в первую;
открытый
метод координации, созданный для
реализации
Лиссабонской стратегии и осуществляемый путем взаимного обмена
примерами и опытом между государствами-членами; вариант
открытого метода координации в сфере иммиграционной политики,
где Совет принимает основные ориентиры, а Комиссия ведет
тщательный контроль деятельности государств-членов по их
воплощению в жизнь; распределительный режим, осуществляемый
как непосредственно Комиссией (аграрная политика), так и путем
передачи компетенций независимым агентствам (например, политика
конкуренции); еще один вариант метода открытой координации в
сфере политики занятости, где государства-члены представляют
Комиссии ежегодные планы по борьбе с безработицей, Комиссия
оценивает эти планы и дает текущие рекомендации по их
исполнению... Причем все перечисленное - лишь базовые модели
существующих методов регулирования. Более детальный анализ
увеличивает их количество на порядок. И если в начале 1990-х годов и
эксперты и политики полагали, что межправительственное
сотрудничество во второй и третьей опорах - явление временное и
переходное, то сегодня в свете расширения очевидно, что подобное
разнообразие - всерьез и надолго.
В целом «развитие политической системы ЕС в целом идет по
пути накопления ею консенсусных черт в ущерб мажоритарным». На
макроуровне к таким чертам можно отнести пропорциональную
систему выборов в Европарламент; широкий политический спектр
депутатов ЕП; совершенствование механизмов контроля за Комиссией
со стороны Европарламента; множество элементов децентрализации
на основе разделения компетенции и принципов субсидиарности и
пропорциональности; эффективный конституционный контроль,
осуществляемый Судом ЕС. На мезоуровне следует упомянуть
автономию агентств, развитие кооперационных практик в
треугольнике Совет—Комиссия-Европарламент при принятии текущих
решений, систему «комитетов комитологии», которая обеспечивает
согласование интересов Комиссии и государств-членов при
реализации исполнительных полномочий; активно используемые
институтами ЕС каналы связи с неправительственными акторами;
функционирование Европарламента на основе «большой коалиции»!
Необходимо добавить, что за время существования ЕС функции
Комиссии претерпели значительные изменения. Изначально она
задумывалась
как генератор
идей,
мотор
интеграции
и
«хранительница Договоров». Но в 90-е годы Комиссия «из института,
готовящего и рекомендующего политику, превратилась в институт,
который одновременно реализует эту политику»; она должна
«формулировать амбициозную политическую повестку дня, но имеет
организационную структуру, слабо приспособленную для этой
задачи». Несмотря на все реформы, проблема неэффективности
Комиссии, ее перегруженности второстепенными функциями и слабой
координации деятельности Генеральных директоратов остается
нерешенной.
Как видно, вся история институтов ЕС - это история
изощренного
балансирования
между
наднациональным
и
национальным, выстраивание гибкой системы, сочетающей и то, и
другое, сохранение решающих рычагов в руках национальных
правительств и одновременно добровольный отказ от ряда важных
полномочий.
1 Теоретические аспекты понятия «идентификация».
2 Процесс объединения Европы и проблема национальной
идентичности.
3 Новые вызовы в Европе: ми фация и проблема беженцев.
4 Этапы развития интеграционных процессов в Европе.
5 Строительство системы управления единой Европы: сложности
и способы их преодоления.
Вопросы для обсуждения
1 Выявите соотношение национального и наднационального в
вопросах создания и развития институтов Европейского союза.
2 Какова роль элиты, бюрократии и национальных органов
управления в работе Европейского союза?
8.1
Создание облика государства и его международная
репутация
Имидж (образ) страны это комплекс объективных
взаимосвязанных между собой характеристик государственной
системы
(экономических,
географических,
национальных,
демографических
и
т.д.),
сформировавшихся
в
процессе
эволюционного
развития
государственности
как
сложной
многофакторной подсистемы мирового устройства, эффективность
взаимодействия звеньев которой определяет тенденции социальноэкономических,
общественно-политических,
национально­
конфессиональных и иных процессов.
Имидж государства, как и любой другой, имеет несколько
пластов и различных аспектов. Для того чтобы осуществить
комплексное
исследование
образа
страны,
необходимо
проанализировать восприятие имиджа гражданами как внутри
государства, так и извне, поскольку именно от международного
имиджа во многом зависят инвестиционная привлекательность
страны, расширение возможностей для туризма, сотрудничество
деловых кругов и т.д.
Исследователи считают, что коллективное восприятие образа
страны ее гражданами формируется на основании того, что «говорит»
и что «делает» власть. Эго означает, что каждая страна постоянно
отстраивает свой имидж - ведь власть всегда что-то говорит и что-то
делает.
Имидж страны включает в себя ряд основных элементов,
составляющих его структуру.
К ним можно отнести следующие:
- имидж власти;
- имидж экономики;
- имидж Вооруженных Сил;
- внешнеполитический имидж страны;
- имидж информационной политики государства и т.д.
Таким образом, имидж представляет собой целенаправленно
сформированный
образ,
призванный
оказать
эмоционально­
психологическое воздействие на кого-либо с целью популяризации,
рекламы. Образ государства - это база, определяющая, какую
репутацию приобретает страна в сознании мировой общественности в
результате тех или иных акций ее субъектов, взаимодействующих с
внешним миром.
В наше время массовых коммуникаций многие страны
занимаются
целенаправленным
созданием,
развитием
и
продвижением положительного имиджа государства на мировой
арене, понимая, что позитивный образ страны - важнейший
инструмент защиты ее национальных интересов, привлечения
инвестиций,
расширения
туристического
бизнеса,
усиления
национальной гордости и т.д. Естественным является наличие
ежегодной статьи в бюджете на рекламу своей страны и ее
достижений. Например, в Соединенных Штатах на это ежегодно
отводится один миллиард долларов, а Объединенные Арабские
Эмираты на создание привлекательного образа страны за рубежом
тратят 5% государственного бюджета в год. Используя рекламу,
миллионы туристов привлекают Турция, Египет, Греция, Кипр,
Румыния и т.д. То же происходит и в развитых европейских странах Германии, Франции, Великобритании.
Применительно к России следует отметить, что и здесь ситуация
постепенно улучшается. Вспомнить хотя бы празднования 300-летия
Санкт-Петербурга в 2003 году и 60-летия окончания Великой
Отечественной войны в 2005 году, которые широко освещались
отечественными и зарубежными СМИ.
В
России
проблематика
«имиджа»
стала
предметом
общественного внимания и научного анализа только в последнее
десятилетие. Формируется новая область научного знания имиджелогия. Категория «имидж» входит в понятийный аппарат
различных наук (психологии, социологии, философии, политологии,
культурологии и др.), появились первые кафедры и факультеты
имиджелогии. Растет количество научных и научно-популярных
публикаций в данной области, увеличивается количество различных
практических имидж-центров и студий; к теме имиджа, в последнее
время, обращается все больше политиков, журналистов и ученых.
Вообще имидж страны (как и любой другой имидж) формируется
по естественным и искусственным каналам коммуникации, и
определяет отношение к объекту (т.е. к самому государству).
Известно, что основная часть взаимодействий как внутри страны, так
и на международной арене, строится не на сущностном познании, а
именно на основе имиджа. Так, имидж страны, совпадающий со
стереотипно
требуемым,
повышает
конкурентоспособность.
Необходимый имидж страны - убедительный аргумент для влияния
на принятие множества межгосударственных решений. Получается,
что одна из важнейших задач первых лиц страны - овладение
технологией имиджирования, адекватной смыслам и
„ целям
цтаи
государственной политики, и успешное управление имиджем страны.
Сегодняшний имидж России
в значительной степени
предопределен прошлым страны и проявлением той общей идеи
которая позволяла сплачивать и мобилизовывать народ на решение
важнейших общегосударственных задач. Важность такой идеи
определяется тем, что общество объединяется не только
материальными, экономическими, политическими интересами, но и
прежде всего, духовно-культурными | коренными, глубинными’
фундаментальными.
с другой стороны, характер и практические формы организации
международного взаимодействия также зависят от того, что несёт в
себе образ государства.
Иначе говоря, как многоплановая категория, имидж страны
включает в себя исторические, политические, экономические
социологические, художественные и иные аспекты, которые в
частности, могут быть вычленены ретроспективным анализом
Из вышеизложенного, по крайней мере, следует, что формальный
образ современной России соединяет в себе комплекс объективных
взаимосвязанных между собой характеристик государственной
системы
(экономических,
географических,
национальных,
культурных, демографических и т.д.), сформировавшихся в процессе
эволюционного развития российской государственности как сложной
многофакторной подсистемы мирового устройства, эффективность
взаимодеиствия звеньев которой определяет тенденции социальноэкономических,
общественно-политических,
национально­
конфессиональных и иных процессов в стране. Такова база
опосредующая репутацию России в сознании собственной и мировой
общественности в результате тех или иных акций ее державных
суоъектов, а также закрепившихся исторических смыслов.
Основными проводниками имиджа страны за рубежом
выступают
субъекты
международных
сфер:
дипломатии,
внешнеэкономической деятельности (включая финансовую сферу)
туризма, транспорта, гостиничного дела. Комплексной программы
такой деятельности в России, к сожалению, не существует, хотя
отдельные акции в этом направлении осуществляются, в частности во
взаимоотношениях со Всемирным банком и другими финансовыми
институтами в связи с проведением определенной финансово­
кредитной, бюджетной политики.
Для выявления имиджа страны в сознании населения, то есть на
уровне бытовой психологии, используют ряд устоявшихся
характеристик, параметров: символов, особенностей менталитета
нации, ее культуры, негативных аспектов жизнеобеспечения,
коммуникативных препятствий.
Как же выглядит в бытовом сознании простых жителей других
стран современная Россия? По результатам анкетирования,
проведенного в 1998 г. журналом «Вокруг света» с участием
иностранных корреспондентов, собирательный образ России в глазах
жителей США, Франции, Южной Африки, Японии и Австралии
составляют: водка, холод, борщ, экономический кризис, бедность,
мрачные настроения,
очереди, там
и сям
разбросанные
«Макдональдсы», в которых, якобы, купить что-то можно только за
доллары. Многие иностранцы не прочь выпить вместе с русскими, но
жить в России точно не хотели бы. Оказывается, что, по мнению
некоторых, Ленина уже убрали из мавзолея. Радует хотя бы то, что, по
мнению опрошенных иностранцев, медведи по Красной площади
больше не ходят.
8.2 М ифы и устойчивые стереотипы имиджа.
К. Боулдинг. в своей книге «Имидж» (1956) развивает
концепцию,
согласно
которой
имидж
представляет собой
определенный поведенческий стереотип, влияющий на поступки
отдельной личности, группы лиц или нации. По его словам, понятие
имиджа противоположно по своему смыслу понятию знания. «Знание
основано на истине, имидж - на вере».
По словам Боулдинга, политические имиджи - это имиджи ролей.
В политической и социальной жизни каждый человек берет на себя
определенную роль и строит свое поведение в соответствии с
имиджем этой роли. Все общество пронизано имиджами
политических ролей. Государственная администрация, учреждения,
банки, церкви, школы, университеты, профсоюзы, клубы - все они
состоят из политических имиджей: президентов, вице-президентов,
менеджеров, членов комитетов, секретарей, проповедников, учителей.
В обществе происходит постоянное перераспределение политических
имиджей. Но наряду с индивидуальными имиджами существует
сложный
национальный
имидж представление,
которое
складывается об одной нации в общественном мнении другой, или же
представление нации о самой себе. Национальный имидж играет
большую роль в международных отношениях, национальная
политика, по словам Боулдинга, во многом зависит от существующего
национального имиджа
Но по своей структуре имидж противоположен знанию. Боулдинг
считает, что имиджи всегда основаны не на действительных фактах, а
на престиже, мнениях, иллюзиях, которые люди создают о самих себе
на мифологическом представлении о прошлом и на воображаемом
представлении о будущем. Наше поведение определяет то, как мы
представляем себе мир, а не то, каков он есть на самом деле. Нация,
по словам Боулдинга, - это создание ее историков, так как, описывая
национальную историю, они рисуют прошлое с точки зрения, которая
выгодна нации, приспосабливают ее к популярным имиджам.
В создании этого национального имиджа большую роль играют и
Имиджи культуры. «Субкультура в нашем обществе, - пишет
Боулдинг, I создается и поддерживается с помощью общественных
имиджей. Существует стандарт интеллектуальной субкультуры
университетов, стандарты молодежной субкультуры, научной
политической. Все они зависят от традиционных имиджей.
Как мы видим, во всех этих исследованиях акцент делается на
том, что имидж представляет собой неадекватный образ, нарочито,
сознательно направленный на неверное, I искаженное отражение
действительности. Понятие имиджа следует отличать от понятия
стереотип. Американский социолог У. Липпман в своем исследовании
«Общественное мнение» определил стереотип как явление
обыденного сознания, стремящегося к упрощению и схематизации
действительности. Под стереотипами обычно понимают устойчивые
традиционалистские формы обыденного сознания, набор предвзятых
положений и обобщений, принимаемых на веру. Само слово
«стереотип» происходит от латинского зіегео |
«твердый»
«устойчивый», «неизменный». Стереотипы | это предрассудки’
ставшие нормами оценки и суждений. Арсенал американской
«массовой» культуры изобилует подобными стереотипами, которые
закрепляются в самых разнообразных жанрах искусства. Возьмем в
качестве примера один из самых массовых видов искусства США кинематограф. Персонажи в нем действуют четко в соответствии с
приписанными им масками «хороших» и «плохих парней», эти
стереотипы нашли свое наибольшее распространение в вестернах или
гангстерских фильмах.Очень четко проявляется стереотипизация
национальных
меньшинств,
выражающая
идею
расового
стереотипами черный
всегда лентяй, вор, трус, опасный человек, китаец 1 обязательно
повар, официант, злодей, мексиканец - батрак, вор, бандит, и т. д.
На основе стереотипов строятся традиционные приемы во многих
жанрах «массовой культуры». Сам жанр здесь выступает как
стереотип, который редко подвергается существенным изменениям.
Для стереотипной эстетики «массовой культуры» характерен прием
так называемого счастливого конца - хэппн энд. Если учесть, что
задача «массовой культуры» заключается в том, чтобы отвлекать,
успокаивать и обнадеживать, то становится понятным, почему хэппи
энд - обязательный элемент продукции голливудского типа. Впрочем,
этот прием характерен не только для кинематографа, но и для
массовой литературы: эстетические принципы здесь общие.
В отличие от стереотипа имиджи являются более подвижными,
гибкими.
пластичными,
легко
приспосабливающимися
к
соответствующим вкусам и потребностям. В отличие от стереотипа,
который консервативен и неизменен, имиджи текучи, они живут
недолгое время, быстро умирают и быстро рождаются вновь.
Стереотип прост и однообразен по своей структуре, напротив, имидж
сложен, он требует соучастия аудитории в домысливании того или
иного содержания. Стереотип рассчитан на восприятие всех, имидж на восприятие отдельных групп. Поэтому существуют имиджи не
только отдельных национальностей и политических партий, но и
отдельных групп и личностей. Имидж всегда основан не на
действительных фактах, а на эмоциях, воображении, престиже. Таков,
например, национальный имидж.
Имидж относится к тому, что Маркс называл «превращенной
формой сознания», то есть к такой форме, в которой истинные,
действительные отношения скрываются за явлениями случайными,
несущественными,
выступающими
в качестве конечных и
существенных причин. Типичным примером превращенного сознания
служит проанализированная Марксом способность денежной
стоимости к самовозрастанию или же явления товарного фетишизма,
скрывающие за отношениями вещей отношения людей.
То же самое происходит и в той области, в которой действуют
имиджи. Здесь представление о политическом деятеле формируется
не на основе его реальных качеств как личности, а на основании
таких, казалось бы, второстепенных качеств, как престиж,
общественный статус, которые выступают на первый план, в
современных условиях значение культурного имиджа не менее важно,
чем
значение
политического
имиджа
В связи
с этим
правительственная администрация США, начиная с Кеннеди, уделяет
много
внимания
вопросам
государственного
регулирования
искусством, пытаясь оказать влияние на процессы духовного и
культурного развития страны. У нас нет возможности касаться
существа этой политики. Отметим только, что довольно часто борьба
эта ведется не за культуру как таковую, а за культурный имидж, то
есть за престиж.
Имиджи и стереотипы играют огромную роль не только в сфере
культуры или политической жизни, но и в области международных
отношений. Как отмечает в своей книге «Логика международных
отношений» американский политолог Роберт Джарви, национальные
имиджи, то есть представление нации о самой себе или о других
нациях, довольно часто определяют характер международных
отношений, воздействуют на баланс политических, экономических
или военных факторов. Поэтому во многих странах создание
позитивного
национального
имиджа
является
специальным
предметом социологической и политической пропаганды. В США,
например, постоянно проводятся опросы общественного мнения как
внутри страны, так и за рубежом, имеющие целью оценить состояние
национального имиджа. Характер этого имиджа во многом влияет на
принятие крупных политических решений.
Сегодня борьба за хороший национаіьный имидж привела к
созданию в США огромного пропагандистского аппарата, который
всеми средствами пропагандирует «массовую культуру» за рубежом,
осуществляет ее экспансию в глобальном масштабе. Отметим, что в
основе распространения «массовой культуры» лежат испытанные
механизмы воздействия на массовое сознание. К ним, как мы видели,
относятся создание популярных имиджей, система «звезд»!
бестселлеризм, использование средств торговой и политической
рекламы. Все эти механизмы широко и эффективно используются в
США и в других капиталистических странах, где «массовая культура»
является
могущественным
орудием
идеологической
и
психологической пропаганды.
8.3 Формирование нового образа России в мировой политике.
Прежде чем перейти к рассмотрению практики МИД России в
осуществлении имиджформирующей деятельности, оговоримся, что
будем понимать под ней такую целенаправленную работу, которая
прямо или косвенно влияет на создание имиджа Российского
государства па международной арене. В связи с этим в
дипломатической практике можно выделить ряд наиболее значимых
направлений; правозащитная деятельность, работа с соотечественни­
ками за рубежом, налаживание и укрепление сотрудничества в
области культуры, науки и спорта, популяризация русского языка,
пропаганда российского образования, информационное обеспечение
внешней политики и историко-архивная деятельность. Рассмотрим
каждый из этих пунктов подробнее.
Работа в области зашиты прав человека была и остается одним из
приоритетов в деятельности министерства Она направлена как в
целом па борьбу с нарушениями прав человека во всем мире, гак и на
борьбу с нарушением прав и дискриминацией русскоязычного
населения и граждан России, проживающих за рубежом. Активная
позиция МИД России по этим вопросам, помимо непосредственного
практического эффекта их решения или. как минимум, привлечения
внимания ко многим из них, способствует позиционированию России
на международной арене
как демократического правового
государства.
;г , к [ *
Другое важное направление деятельности МИД России - это
работа с соотечественниками за рубежом. Вообще проблема
соотечественников, поддержки русскоязычных диаспор за границей,
содействие переселению на Родину и прочие связанные с этим
вопросы в настоящее время являются одной из приоритетных задач на
уровне всего государства.
В конце 2008 г. распоряжением Президента от 10 ноября 2008 г.
№ 1646-р была утверждена государственная Федеральная программа
по работе с соотечественниками за рубежом (на 2009 - 2011 гг.),
предусматривающая, в частности: содействие
консолидации
организаций
соотечественников.
проведению
ими
скоординированных международных акций, форумов, фестивалей:
развитие информационного обеспечения соотечественников; развитие
образовательных, культурных и научных связей: защиту прав и
свобод соотечественников, поддержку социально не защищенных
слоев соотечественников.
Тесно связана с вопросом поддержки соотечественников задача
охраны русского языка. Согласно официальным данным, по
состоянию на 2010 г. в 45 странах мира на базе 50 Центров науки и
культуры (РЦНК) функционируют курсы русского языка, которые
посещают более 15 тыс. человек (46% в странах Европы, 30% Африки, 16% - Азии, 3% - Америки, 5% - СНГ). При этом
численность слушателей этих курсов в 2008 2010 гг. увеличивалась
примерно на тысячу человек в год. Обращает на себя внимание,
однако, малое количество изучающих русский язык в странах СНГ. В
связи с этим был разработан проект создания учебно-методических
центров русского языка на базе РЦНК в странах СНГ. Планируется их
открытие в Армении, Абхазии, Азербайджане, Казахстане, Молдавии,
Узбекистане и Украине.
Значение этой деятельности по поддержке, популяризации и
распространению русскою языка с точки зрения создания позитивного
имиджа государства трудно переоценить. Ведь именно язык является
одним из главных «проводников» в культуру любого народа, он
формирует ту уникальную среду, которая способствует повышению
интереса к России, формированию более позитивного к ней
отношения.
Другая взаимосвязанная сфера имиджевой деятельности — это
популяризация русской культуры в самом широком смысле, науки
образования и спорта. В этой области проводится обширная рабств
как в рамках МИД России, так и в рамках сотрудничества с другими
государственными
и
общественными
структурами.
При
непосредственном
участии
министерства
систематически
организуются фестивали российской культуры в разных странах мира.
Продолжает реализовываться хорошо зарекомендовавшая себя
практика проведения перекрестных тематических Годов России в
зарубежных странах и зарубежных стран в России.
Проводится постоянная работа по продвижению российского
образования и привлечению иностранных граждан в российские вузы,
предпринимаются шаги по налаживанию и укреплению связей в
области науки. В целом российская культура, наука и образование
представляют собой огромный, практически неисчерпаемый ресурс по
формированию и продвижению позитивного имиджа государства за
рубежом. Использование достаточно большой привлекательности
российского культурного наследия в мире, а также потенциала
отечественной науки способно обеспечить существенное улучшение
восприятия России за рубежом.
Важная сфера деятельности МИД России в практике
формирования имиджа государства - историко-архивная работа
Основное направление здесь - противодействие ревизии истории и
искажению исторической правды в ущерб интересам России. В
последнее время весьма явственно обозначилось направление
тенденциозного переписывания истории, особенно в некоторых
бывших союзных республиках (Латвии, Литве, Эстонии, Украине,
Грузин). Причем это принимает такие масштабы, что должно быть
оценено как угроза российским национальным интересам.
Тесно связано с этим другое направление работы информационное обеспечение внешней политики государства. Эта
функция является одной из приоритетных в деятельности МИД
России и закреплена в числе государственных задач в действующей
Концепции внешней политики. В рамках этой деятельности ведется
постоянный мониторинг между народной проблематики вообще, а
также сообщений (как новостных, так и аналитических) о Российской
Федерации, присутствующих в мировом информационном поле
Департамент информации и печати МИД РФ регулярно создает и
распространяет информационные материалы по всем актуальным
вопросам внешней политики России Принимаются меры по
продвижению российской сети телевещания (англо-, арабо- и
испаноязычныс каналы «Россия сегодня»), по поддержке проекта
«Российская газета» - выпуск приложений о России в ведущих
печатных изданиях США, Великобритании, Болгарии, Бразилии,
Франции. Италии, Испании, Аргентины, ФРГ и Сербии.
Продолжается работа по совершенствованию интернет-ресурсов
МИД России, а также российских заграничных учреждений (РЭУ) дипломатических представительств, консульских учреждений и пр. На
сегодняшний день практически все они имеют свои страницы в
глобальной сети, что значительно облегчает коммуникацию между
подразделениями министерства и улучшает доступ граждан к
необходимой им информации, а, следовательно, делает образ России
более открытым и понятным.
8.4 Демонизация имиджа России
Успех российской внешней политики, таким образом, сегодня во
многом зависит от умелого использования ресурсов гибкой власти символического, капитала культуры, политических ценностей и
смыслов, сконцентрированных в новом имидже России. «Важно
создать имидж России с четкой картиной будущего, рождающей
позитивные ассоциации как у россиян, так и у народов других стран
современного мира. Привлекательный имидж России - это власть ее
политических идеалов и культурных символов, привлекательность
политических лидеров и культурных достижений, которые
непрерывно транслируются по мировым каналам коммуникаций и
заставляют позитивно говорить о себе весь мир. В этом смысле имидж
страны - это ее послание, обещание и историческая перспектива», подчеркивают авторы.
Что же мешает современной России передавать свои «послания»
миру, вернее, что их искажает? С одной стороны, это, без сомнения,
«мутное зеркало» мировых каналов коммуникаций (в т.ч. западных
масс-медиа), сознательно продуцирующих одни и те же «черные
мифы»: плохо управляемая, коррумпированная, игнорирующая права
человека, понимающая только силу и прямое давление страна и др.
Технологии, задающие преобладание негативного ньюслайна в
отношении России, также рассмотрены в монографии. С другой
стороны, чрезмерная демонизация России во многом является
следствием неуверенности и нескоординированности действий самого
государства в мировом информационно-символическом пространстве
Хотя, как справедливо замечают авторы, работа в этом направлении
уже начата. Главная задача теперь - задать системность и
стратегическое мышление. А это возможно только в контексте
установления доверительного диалога внутри страны.
Ведь имидж заключает в себе огромный практический смысл. В
НС Т? 1 ЬК° политические Дивиденды, но даже и экономический
эффект. Ни одно государство не станет вкладывать капитал в
экономику этой страны, которая не вызывает уважения или доверия.
Невозможно извлечь и политические выгоды, если страна не
пользуется признанием.
Стратегически важно, будут ли её оценивать как великую
державу или как колониальную страну. Но, с другой стороны
создание имиджа - не сооружение архитектурного завитка на
фронтоне неустойчивого здания. Наши властители, судя по всему,
полагают, что авторитет страны поддерживается грозными
высказываниями, жесткой позицией по конкретномумеждународному
вопросу или прямолинейными идеологическими акциями.
Поэтому, увы, привлекательный образ России в мировом
общественном сознании сегодня не просматривается. Вооруженный
конфликт с Грузией не принес стране дивиденды. Американские
идеологические службы внедрили в общественное сознание идею
очередной российской агрессии. Польша. Украина тоже используют
любой повод, чтобы демонизировать образ России. Тема
идентичности захватывает в свою орбиту, как мы видим, весьма
внушительное множество мучительных и болезненных процессов.
Власти, разумеется, заинтересованы в изучении этой проблемы.
Предполагается, что роль России международных делах оказывается
все более весомой. Однако историческая миссия страны реализуется
недостаточно эффективно, и не только потому, что образ России
демонизирован, искажен средствами массовой информации США и
других государств. Только за последние годы стало ясно, что без
формирования нового имиджа России не удастся реализовать
исторические задачи. О своем имидже заботится каждое государство
имея в виду как репутацию среди граждан собственной страны, так и
среди и среди зарубежной общественности. Мы можем говорить
сегодня об эрозии национальной идентичности. Историческая миссия
страны реализуется крайне неэффективно. И дело не только в том что
образ
России
демонизирован, искажен средствами массовой
международной
образ России как страны третьего мира, которая не способна
разрешить свои экономические,
демографические, социальные,
этнические проблемы.
8.5
Информационная политика России - инструмент для
созлания и корректирования имиджа страны в международном
аспекте
Каждая уважающая себя страна мира заинтересована в том,
чтобы о ней знали как можно больше, чтобы эта информация носила
позитивный окрас, дабы упрочить свое положение на международной
арене, завоевать уважение как своих конкурентов, так и партнеров, и
обеспечить приток инвестиций. Правительства всех высокоразвитых
стран привлекают все возможные средства, используют различные
методы, тратят огромные суммы на создание и поддержание
позитивного образа. В течение достаточно продолжительного времени
- более десяти лет с момента распада СССР и начала демократических
преобразований в стране - государством не велось никакой
специальной
деятельности,
направленной
на
формирование
положительного имиджа России за рубежом. В период до 90-х годов
XX
века
мошная
пропагандистская
машина обеспечивала
повсеместное информационное присутствие и обеспечение интересов
СССР. Этот процесс проводился на прочной идеологической основе.
Так в 1961 году было создано Агентство печати «Новости» (АПН),
которое было призвано вести «пропаганду советского образа жизни за
рубежом». В том же направлении работали Союз советских обществ
дружбы, в определенной степени - Телеграфное агентство Советского
Союза (ТАСС).
Однако после кардинальных изменений в начале 90-х годов
власти отказались от старых методов ведения информационной
политики за пределами страны, не предложив ничего взамен. В итоге,
страна постепенно теряла не только очень сильный информационный
ресурс, но и «сдавала» свои позиции на мировой арене.
И, наконец, в 2001 году сразу три органа власти заявили о начале
крупномасштабных и всеобъемлющих действий по работе над
формированием положительного образа страны: это Администрация
Президента РФ, Министерство печати, телевидения, радиовещания и
средств массовой информации и Министерство иностранных дел
Российской Федерации. Имидж страны - «это унифицированный для
массового сознания вирту альный образ страны, созданный средствами
эмоционально-психологического и художественного воздействия, в
котором тесно переплетаются оценка реальной ситуации и мнения,
сформированные с целью повышения престижа, уважения к стране и
ее популяризации». Имидж страны бывает внутренним - для граждан,
и внешним I для мирового сообщества. Оба имиджа между- собой
тесно связаны, поскольку восприятие образа страны обществом не
может сильно отличаться от его действительного состояния,
следовательно, задача конструирования позитивного имиджа задает
приоритеты развития самого общества - ставит на первое место
заботу о людях. Когда человеку станет комфортно в своем
государстве, когда он будет обеспечен необходимыми ресурсами (не
только материальными, но и духовными), защищен и востребован,
именно тогда отпадет необходимость в формировании имиджа,’
поскольку он уже будет создан реальными действиями власти. А пока
о своем внутреннем имидже власть имущие заботятся лишь накануне
выборов. Этот имидж не слишком хорош, но перед выборами они его
несколько улучшают, применяя разные подходы к разным слоям
населения. Таким образом, единого имиджа нет, и не создается внутри
страны.
Итак, формирование позитивного образа общества - один из
основных инструментов его развития. Важная роль в данном процессе
отводится СМИ, поскольку они оказывают беспрецедентное влияние
на общественное мнение, служат как источником информации, так и
мощным информационным оружием, которое активно используется в
информационной войне. Нужно отметить, что дискредитация России в
западных средствах массовой информации является не столько
спланированной операцией определенных сил, сколько вызвана
давлением конкуренции, которой подчинены все составляющие
мировой экономики. «Складывающееся положение вызвано не только
реальными проблемами российского общества, но и отсутствием
системы информационного противодействия государственных и
финансово-промышленных структур потоку негативных оценок
положения в России». Из всего вышесказанного можно сделать вывод,
что российскому государству за право адекватно выглядеть в глазах
мирового сообщества придется вести очень трудную и долгую борьбу
- борьбу со стереотипами. Пассивная позиция в нынешнем положении
или действия методами точечных ударов, лишь в определённые
моменты, например, связанные с официальными визитами Президента
или высших правительственных делегаций, не может быть
адекватным ответом на довольно агрессивную информационную
политику в отношении России со стороны буквально всех стран мира,
активно влияющих на общемировые политические и экономические
процессы. Российское государство должно проводить четкую,
системную, целенаправленную политику по строительству своего
имиджа.
Для формирования достойного имиджа России необходимо
систематически освещать в других странах все положительные
тенденции, демонстрировать наши успехи. Информационная политика
национального телевидения играет сегодня против репутации России.
Темами, которым уделяется большее внимание, являются катастрофы.
Это не значит, что проблемы нужно замалчивать. Но нужно
показывать, как проблемы решаются, как концентрируются ресурсы,
показывать примеры эффективной политики. Необходимо разработать
и последовательно реализовать принципы информационной политики
государства, учитывающей потребности в развитии его репутации.
Как уже отмечалось выше, освещение жизни в России в западных
СМИ носит в основном негативный характер. Вот основные
направления критики:
- российская демократия не соответствует западным нормам;
- Россия все еще далека от западного идеала открытой
демонополизированной экономики со стабильными законами,
привлекательной налоговой системой, развитой инфраструктурой;
- Россия противоречит Западу, не отказываясь от его помощи;
- интеграционные тенденции с участием России - признак
возрождения ее «имперских амбиций»;
- российское общество - глубоко криминализированное и
коррумпированное.
Не только государство, но и медиа сообщество, бизнес структуры
должны направить свои усилия на формирование положительной
репутации страны. К сожалению, такие качества как порядочность,
компетентность, честность, обязательные для западных коммерческих
структур, еще не стали правилом для российских деловых кругов, что,
безусловно, снижает конкурентоспособность, а соответственно
инвестиционную привлекательность отечественного бизнеса. Важным
показателем надежности для иностранных инвесторов является
социальная ответственность, активность, пока не свойственные
российским предпринимателям.
Для создания положительного образа России необходимо
проведение целенаправленной государственной информационной
политики и реализация комплексной стратегии, состоящей из ряда
элементов:
преодоление негативных внутренних факторов, влияющих не
только на образ страны и бизнеса, но в первую очередь на само их
развитие;
четкое определение задач, объектов, характера и механизмов
информационного воздействия, в частности, необходимо выделение
ключевых, наиболее значимых иностранных СМИ и постоянная
активная информационная работа с ними;
- постановка вопроса об облике России на уровне
межгосударственного диалога со всеми ведущими партнерами. В
рамках этой проблемы возможно акцентирование внимания лидеров
государств, в том числе стран СНГ, на антироссийские кампании в
некоторых из них;
систематические официальные действия, направленные на
улучшение облика России в целом, в том числе через принятие
документов и заявлений стратегической направленности, адекватно
показывающих возможность долгосрочного сотрудничества с Россией
в экономической сфере, а также с помощью создания общественно­
государственного института, формирующего облик России за ее
пределами,
участвующего
в
разработке
и
реализации
информационной политики государства:
- развитие принципа информационной открытости, прежде всего
организация реального взаимодействия на конструктивной основе
зарубежных журналистов, политических и общественных деятелей с
лицами в российском руководстве, принимающими решения,
привлечение в Россию иностранцев (в турпоездки, на научные и
деловые конференции, на стажировки и обучение) для получения ими
собственных впечатлений о России и снижения их зависимости от
СМИ; направление в развитые страны специалистов, бизнесменов,
студентов, преподавателей не только для обучения, но и для общения
с наиболее образованной частью российского общества; если Россия
продолжит свое движение вперед по пути демократии и интеграции в
мировое экономическое и информационное сообщество, то мы
получим оздоровление общественных институтов, восстановление
доверия к СМИ, постепенное создание гражданского общества. Если
же восторжествуют изоляционистские тенденции и в стране
установится мобилизационный режим, СМИ будут использованы
только как орудие манипуляции массовым сознанием, что
подразумевает замалчивание, искажение или фальсификацию
информации, интерпретацию фактов в интересах узкого круга лиц и
т.д. Дальнейшее создание некоей виртуальной реальности приведет
страну к катастрофе, от которой она никогда не оправится.
1 Имидж как образ государства. Восприятие имиджа внутри
государства и за его пределами.
2 Политический имидж государства. Условия его формирования.
3 Имидж и стереотип: общее и особенное.
4
Деятельность
Российской
Федерации
в
создании
положительного образа государства.
5 Основные проблемы (внутренние и внешние) в формировании
положительного образа России в мире.
Вопросы для самоконтроля
1 Определить взаимосвязь политического имиджа и социальноэкономического развития государства.
2 Укажите реальные и субъективные оценки политического
развития России в средствах массовой информации. Определите
уровень информационной пропаганды.
9.1
Источники и составные
неолиберальному капитализму
части
мировой
оппозици
г т л Р°пИН0Й совРеменного движения антиглобалистов является
США. В известном смысле, это совершенно закономерно, ибо именно
ША представляют сегодня наиболее развитую индустриальную и
торговую державу мира, и американское общество, волей судьбы,
находится на переднем крае не только самой глобализации, но и
связанных с ней рисков. Следует отметить, что сами антиглобалисты
подавляющая их масса - не являются противниками развития
международных связей и современных технологий, но выступают
конкретно
против
«неолиберальной
капиталистической
глооализации».
С точки зрения своего «классового состава» американские
антиглобалисты представляют довольно значительную прослойку
либерального среднего класса - т. е. людей с хорошим образованием'
социально и производственно активных. В качестве первых ячеек
антиглобализма
в
США
выступили,
к
примеру,
такие
неправительственные организации,
как союз защиты прав
потребителей «РиЫіс Сігігеп», межконфессиональное движение за
списание долгов беднейшим странам «ІиЬПее-2000», различные
экологические объединения. Чуть позже сюда примкнули фермеры и
отдельные профсоюзы.
Главными мишенями антиглобалистов стали организации
воплощавшие в их глазах действенные центры неолиберальной
экономической политики: Всемирный Банк (ВБ), Международный
Валютный Фонд (МВФ) и Всемирная Торговая Организация (ВТО)
Логика, приведшая к объединению в едином антиглобалистском пуле
достаточно разношерстной публики, в целом элементарно проста:
международные финансовые организации обрели слишком большую
власть над судьбами простых людей, в том числе -н а д их
собственностью; эта власть недемократична по своей природе (т е
олигархична).
В американском
антиглобализме практически
отсутствует марксистская или вообще социалистическая риторика.
идеал
для
большинства американских
антиглобалистов Американская революция.
Антиглобализм в Европе. Здесь новые новые ветры, поду вшие с
Атлантики, вывели из летаргической спячки практически полностью
утратившие свое влияние после распада мировой системы социализма
левацкие силы. Борьба за демократический контроль над глобальными
ИИ
финансовыми институтами, к которой призвали американские
«товарищи», стала интерпретироваться европейскими левыми
преимущественно как новая фаза всемирной классовой борьбы, как
борьба против капитализма в целом. Эмиссары крайне левых партий и
организаций
бросились
активно
вербовать
в
аморфной
антиглобалистской среде своих сторонников.
То же самое начали делать радикальные правые движения,
заменившие словом «глобализм» свое коронное понятие о
«мондиализме» как проекте всемирного американского господства и
под «властью капитала» часто имеющие в виду «власть еврейского
капитала». Была даже выдвинута идея конвергенции ультралевой и
ультраправой фронды в качестве стратегического союза за «новый
социализм». Сегодня, после стремительного подъема радикального
политического ислама с его «антикапиталистической» риторикой,
некоторые идеологи как из ультралевого, так и ультраправого лагеря
призывают к объединению с исламистами - каждый под своим
соусом.
Нельзя, конечно, говорить, что в Европе вообще не существует
умеренного антиглобализма, близкого по своей природе к
американскому. Достаточно напомнить об АТТАК - одной из
крупнейших организаций антиглобалистов не только в Европе, но и в
мире, призывающей не к мировой революции, а к реформам в
международном банковском секторе. Тем не менее, разница между
европейским
и
американским
антиглобализмом
продолжает
оставаться существенной.
Антиглобализм в Латинской Америке. Чем-то средним между
американским и европейским является современный антиглобализм в
Латинской Америке. С одной стороны, здесь сильны марксистские
представления, укорененные в среде местной интеллигенции, с другой
- дело не доходит до жестких сектантских разборок пё поводу
«идейной чистоты», свойственной европейским радикалам. Именно в
Латинской Америке, в бразильском городе Порту-Алегри, уже
несколько лет подряд проходят Всемирные социальные форумы,
задуманные как своеобразная демократическая альтернатива форумам
давосским, собирающим мировую политическую и финансовую
элиту.
Именно всемирные форумы в Порту-Алегри обнаружили
фундаментальные
противоречия
в
позициях
многих
антиглобалистских групп и невозможность выработки единой
действенной
стратегии
противостояния
неолиберальной
глобализации.
Новый мировои порядок. Вместе с тем, «паровоз» глобализации
продолжает идти вперед на всех парах, и следующая его остановка
вряд ли будет в «коммуне». После окончания Холодной войны и
сдвига всех осей глобального геополитического противостояния
насущно стал вопрос нового передела «послевоенного» мира, который
должен отразить новые силовые и экономические реалии. В свете
постсентябрьских событий, формирования глобальной коалиции по
борьбе с международным терроризмом и балансирования мира на
грани новой крупномасштабной войны, проблематика «чистого»
антиглобализма отошла на второй план. На авансцену выступили
политические апологеты и Противники-Нового мирового порядка.
В
сложившейся
драматической
ситуации
вопрос
об
экономической целесообразности международных правил игры вновь
как и в эпоху Холодной войны, уступает место вопросу
целесообразности политической, что предполагает наличие известных
экономических издержек ради достижения задач, поставленных
политическими элитами. При этом складывается парадоксальная
ситуация, когда элита англо-саксонского мира выступает в качестве
активного спонсора неолиберальной глобализации, тогда как местная
общественность является наиболее технически и идейно подкованной
фракцией
международного
антиглобалистского
движения
трансформирующегося сегодня, под давлением обстоятельств в
оперативный пацифизм.
5
В силу всего вышесказанного представляется, что англо­
саксонский мир являет собой, в настоящее время, форпост
глобализации и антиглобализма одновременно. Иными словами.
ключевые вопросы Нового мирового порядка, глобальной экономики
и организованной общественной реакции на эти феномены решаются
сегодня, в существенной степени, в рамках англо-саксонской
«цивилизационной формации», представляющей собой как бы
«эллинизм» нового времени. Это не исключает «взноса» других
регионов и культур в процесс решения насущных мировых проблем,
однако, ни одна из иных «цивилизаций» не обладает равносильным
уровнем развития научно-технической базы и соответствующего
социального кпо\ү-һо\у.
Насколько нам представляется, на современном уровне научнотехнического развития любая альтернативная цивилизационная
модель будет нести в себе родовые пятна регионализма, а значит являться
объективно
тормозящей
процесс
культурной
и
экономической глобализации во всех смыслах последней. В этом
отношении прогрессивный подход к глобализационной проблеме
может строиться, на базе повышенного внимания не только к
политическим и финансовым институтам англо-саксонского мира (и в
пераую очередь - США), но и соответствующим общественным
инициативам, за которыми стоит опыт исторически передового
рубежа социальной реальности.
9.2 Антиглобалистские движения - прообраз гражданского
сопротивления в XXV в.
На фоне глобализационных изменений конец 90-х гг XX века и
начало
XXI
века
ознаменовались
всплеском
активности
общественных
объединений,
получивших
название
антиглобалистских.
Эти
организации
отстаивают
интересы
различных, и, подчас, широких слоев населения. Они реагируют на
проявления, по их мнению, социальной несправедливости в
различных сферах жизни общества в условиях глобализации. Они
выдвигают свои требования к национальным правительствам и
международным организациям, влияющим на положение граждан.
Антиглобалистское движение отличается от социальных движений
прошлых лет и во многом представляет новый тип политического
актора. Группы и объединения, составляющие его, имеют
своеобразную организацию. Ими применяется сравнительно новая
тактика социального действия. Движение выдвигает альтернативы
современным формам общественного развития.
Для участников антиглобалистского движения актуален вопрос о
выработке более или менее консолидированной конструктивной
позиции. Объединению усилий общественных организаций в работе
над
альтернативными
социально-экономическими
проектами
призвана служить практика социальных форумов. Центральным
явлением в этой области стал Всемирный Социальный Форум (ВСФ).
Идейными предшественниками антиглобалистов можно считать
«новых левых« 1960-х - 1970-х годов.
Тем не менее, принято считать, что антиглобализм зародился
во Франции. В июне 1998 года несколько французских изданий,
общественных
ассоциаций
и
профсоюзов
объединились
в
Ассоциацию граждан за налогообложение финансовых операций,
«АТТАК-Франция» (АТТАС - Аззосіаііоп Гог Іһе Тахаііоп оГ Ғіпапсіаі
Тгап$ас*іоп5 £ог іһе АісІ оГ Сігігепз). Главным требованием АТТАК
является установление «Налога Тобина« (налога, предложенного в
1972 году нобелевским лауреатом Джеймсом Тобином). Его суть
состоит в том, что 0,1 % от всех финансовых операций направляется
на борьбу с бедностью и поднятие экономики стран третьего мира.
Кроме того, организация
развивающимся странам.
выступает
за
списание
долгов
Первым проявлением антиглобализма в США стала знаменитая
«битва в Сиэтле« в декабре 1999 года. Массовая акция протеста была
связана с прохождением конференции ВТО в г. Сиэтл и направлена
против
политики
экономической
глобализации
Эта
антиглобалистская акция вызвала по-настоящему большой резонанс в
обществе и спровоцировала демонстрации в таких странах как
Франция, Германия, Канада и т. д. С этого момента по всему миру
начинают
формироваться
антиглобалистские
движения
и
организации.
Позднее в ряды «антиглобалистов» влились: марксисты
пацифисты,
защитники
животных,
анархисты,5
«зелёные»,изоляционисты,
представители
ЛГБТ-движения[
профсоюзные организации, приверженцы притесняемых религий,'
представители
молодёжных,
экологических, студенческих
и
антивоенных движений, борцы за права человека, защитники прав
потребителей,
националисты,
'
противники абортов,
безработные, хиппующие студенты.
В
2003
году
в
мире
насчитывалось более 2500 антиглобалистских организаций Кроме
вышеупомянутой организации АТТАК, могут быть названы
следующие:
- «Глобальное действие». Призывает к протестной деятельности
как на улицах мегаполисов, так и в сельских районах (протестные
движения фермеров в Европе и коммунальных сельхозкооперативов в
Латинской Америке и Малой Азии), к теоретической критике
корпораций и независимому анализу характера и последствий их
деятельности.
II »
«Блэк Блок« («Віаск В1ос»), Специализируется на погромах
дорогих магазинов и офисов, столкновениях с полицией. Стоит на
позициях анархизма. Выступает против капитализма, государства и
войны.
«Третья позиция» («Тһе Тһігсі Розіііоп»). Организация возникла
в Лондоне. Идеологическая основа - причудливое сочетание крайне
левых и крайне правых взглядов, предполагающих использование
агрессивных методов протеста.
«Үа Вазіа». Итальянская организация, выступающая в
поддержку движения Чьяпаса и против неолиберализма.
«Хактивист«. Объединение хакеров-активистов, действующих
по политическим мотивам.
г Радикальные экологи (лидеры Ральф Найдер и теоретик
Мюррей Букчин) считают, что избежать тотальной экологической
катастрофы, неизбежно ждущей «общество растущего потребления»,
можно только при помощи антирыночной революции.
9.3 Основные разновидности идеологии антиглобализма
Название программных
целей и идеологии движения,
называемого антиглобализмом —альтермондиализм. Годом рождения
альтермондиализма считают 1999 год, когда произошли первые
мощные и скоординированные выступления противников мирового
финансового порядка в Сиэтле, во время проведения саммита ВТО.
Существует
три
основных
идеологических
парадигмы
антиглобализма:
Наиболее вульгарная - это фактически теория заговора, суть
которой в том, что США с помощью подконтрольных международных
организаций
типа Всемирного
банка, ВТО, МВФ и т. п.
закабаіяет, развивающиеся страны и использует их ресурсы в своих
интересах.
Другая концепция исходит из того, что глобализация есть
процесс объективный но воспользоваться его результатами могут
только богатые страны Запада, а бедные будут нести потери.
Третья идея состоит в том, что процесс глобализации объективен
и все страны могут воспользоваться результатами, но в разной
степени: богатые получат больше, а бедные меньше и потому нужно
заставить богатых делиться результатами.
Основной тезис антиглобалистов нынешняя
модель
глобализации сформирована под покровительством мирового
капитала и ведёт за собой:
- растущий разрыв в доходах, уровне потребления, здоровья,
образования в странах «золотого миллиарда« и «третьего мира«;
- недопустимые условия для работников низкой квалификации
транснациональных корпораций;
- доминирование массовой поп-культуры, подавление свободного
творчества, «стандартизация умов»;
- потребительское и хищническое отношение к природе, попытка
«обхода» экологических проблем, вывоз грязных производств в
страны «третьего мира»;
- господство идеологии неолиберапизма в целях все большей
экспансии капитала по всему миру, формирования из страннеучастников «золотого миллиарда« сырьевых придатков т. н.
«развитых стран» и т.д.
*
Этой
модели глобализации
противопоставляется
иная —
глобальное социальное творчество, совместное решение глобальных
проблем, интернационализация, «сетевые структуры» по всему миру
и т.д.
Антиглобализм неплохо организован в международном масштабе
и, несомненно, имеет финансовую подпитку 1 иначе, на какие
средства оплачивалась переброска тысяч людей в нужное место и в
нужное время, невзирая на расстояния и визовые барьеры.
Существует три основных варианта восприятия глобализации.
Наиболее радикальный сводится к тому, что все дело рук США,
которые непосредственно или через подконтрольные Вашингтону
организации - Международный валютный фонд, Всемирный банк,
Всемирную торговую организацию и другие - бесцеремонно
превращают развивающиеся страны мира в свою неоколониальную
вотчину, чтобы получить возможность эксплуатировать их природные
и людские ресурсы. Отсюда - неприятие глобализации в любых её
проявлениях, слепая ненависть к США и связанным с ними
международным организациям и форумам.
Другая разновидность идеологии антиглобализма исходит из
того, что глобализация - процесс в своей основе объективный,
обусловленный
техническим
прогрессом,
информационной
революцией, развитием международных связей - производственных,
торговых, финансовых. Однако выгодами этого процесса могут
воспользоваться лишь высокоразвитые страны Запада, тогда как
остальной мир обречён на дальнейшее отставание. А коль выгоден он
только «золотому миллиарду» (людям из высокоразвитых стран мира)
то, ему нельзя позволить «снимать сливки» с глобализации и ещё
больше увеличивать свой отрыв от остального мира.
И, наконец, третья версия. Процесс этот не только объективен, но
может быть полезен всем странам, хотя и в различной степени. Если
развитые страны Запада пользуются его плодами в полной мере, то
остальным передают лишь крохи с барского стола. Поэтому нужно
заставить Запад делиться благами глобализации с другими регионами
мира. А так как официальным путём вынудить Запад к этому вряд ли
удастся, то следует давить на него с помощью массовых выступлений.
В любом из трёх вариантов противники глобализации видят в ней
либо прямую угрозу для большей части мирового сообщества, либо, в
лучшем случае косвенное зло. В доказательство приводятся на первый
взгляд убедительные и потрясающие факты. Например, ежегодник
«Программы развития ООН» сообщает, что разрыв в доходах между
пятой частью мирового населения, проживающего в богатых странах,
и ггжтой частью - в бедных возрос с 30 раз до 7А роз. Более того,
верхний «этаж» даёт теперь 86% мирового валового продукта, 82%
мирового экспорта и 68% прямых зарубежных инвестиций, тогда как
доля самого нижнего «этажа» по всем этим показателям не
поднимается выше 1%. Подобные сопоставления потрясают. Они
рождают впечатление надвигающейся катастрофы и, независимо от
намерений авторов, льют воду на мельницу антиглобалистов.
9.4 Идеологи антиглобализма
Предтеча современного антиглобализма - Субкоманданте Маркос
- одним из первых поспешил откреститься от социализма, предложив
свое видение альтернативного варианта общественно-политического
развития, построенного на иных принципах. В одном из своих
интервью он отрыто заявил, что новое движение не предлагает
никакой социалистической системы, оно предлагает нечто более
сложное, более трудное для построения - отношения равенства между
людьми. При этом необходимо учитывать то, что политические
взгляды Маркоса, согласно его словам, первоначально формировались
под влиянием марксизма-ленинизма, но впоследствии они претерпели
кардинальные изменения под воздействием «индейской реальности».
Это дает определенные представления о его видении социализма.
При этом лидер сапатистов никогда не был последовательным
критиком государственного социализма, считая его меньшим из двух
зол в период холодной войны. Маркос одним из первых отказался от
марксизма в пользу некоего подобия анархистской модели, элементы
которой он нашел в традиционном индейском обществе. Сам он
никогда не причислял себя к анархистам, но всегда был идейно близок
к ним, как и его кумир Эмилиано Сапата.
Более
открытая
критика
государственного
социализма
содержится
в
работах
одного
из
ведущих
теоретиков
антиглобалистского движения Ноама Хомски. Этот американский
мыслитель, открыто причислявший себя к анархо-синдикалистам,
пошел гораздо дальше Маркоса, поставив знак равенства между
советским
коммунизмом
и
корпоративно-государственным
капитализмом США. При этом Хомски вовсе не отказывается от
социализма, напротив — считает его наиболее приемлемой и
прогрессивной формой общественного устройства. Однако то, что
происходило в России после революции, по его мнению, не имело
никакого отношения к социализму, а также не имело ничего общего
со свободой и демократией. Он открыто приветствовал распад СССР,
называя его «триумфом свободы».
Другие
видные
идеологи
антиглобализма Майкл
Хардт и Антонио Негри, продолжившие традиции марксизма, дали
гораздо более глубокую и взвешенную оценку государственному
социализму и его роли в историческом процессе. Их взгляды
складывались всецело под влиянием коммунистических идей, поэтому
под социализмом они, как правило, подразумевали его авторитарный
вариант, а идеальным общественным устройством, по их мнению,
естественно был коммунизм в его марксистском понимании. В своей
совместной работе Хардт и Негри также критически оценивают опыт
Советского Союза и его последователей, утверждая, что советский
эксперимент потерял свою прогрессивную направленность, встав на
почву национальной мифологии во времена сталинского правления.
Более того, в годы холодной войны СССР сыграл отрицательную роль
в развитии революционного движения, наряду с США блокируя
освободительное движение в странах третьего мира. Одну из
основных причин распада СССР Хардт и Негри видят в отсутствии
гибкости в адаптации системы управления и производственного
механизма к изменениям характера рабочей силы. Иными словами:
Советский Союз просто не успевал отвечать на внутренние
изменения, а значит, крах социалистической системы был обусловлен
вполне и закономерен. Хардт и Негри часто критикуются анархистами
за их приверженность марксистской традиции, но нельзя отрицать
того, что предложенная ими доктрина также многое взяла от
анархизма.
Как видим, антиглобалистское движение не шло на решительный
разрыв с марксизмом и с тем, что олицетворял собой опыт
государственного строительства социализма. Однако оно в
значительной мере пересматривало свои взгляды в их отношении.
Само слово «социализм» теперь несколько меняло свое значение.
Идеи «новых левых» получали все большее распространение среди
будущих
антиглобалистов,
вытесняя
и
«модернизируя»
ортодоксальный марксизм-ленинизм, приспосабливая его к новым
социально-политическим
реалиям.
Последовательная
критика
неолиберальной глобализации неизменно приводила к признанию
того факта, что возрождение левого движения должно происходить на
основе
демократических
ценностей
и
совершенствования
гражданского общества.
Что касается отношения к самому институту государства, то
здесь
антиглобализм
и
анархизм
несколько
расходятся.
Антиглобалистская теория в этом вопросе довольно противоречива и
требует особой интерпретации. В большинстве случаев идеологи
антиглобализма выступают не против института государства, а за
активный поиск новых форм общественной организации снизу. Здесь
возникает серьезная дилемма между анархизмом и антиглобализмом,
подобная той, что была предметом спора анархистов и авторитарных
социалистов во второй половине XIX в. Апологеты антиглобализма,
как правило, обращают особое внимание на то, что глобализация
способствует размыванию национальных границ и свободному
перемещению товаров и капитала в ущерб национальным интересам.
Во многих случаях это служит поводом для защиты государстванации. Например, виднейший идеолог антиглобалистского движения
Игнасио Рамоне одним из первых забил тревогу по поводу ослабления
роли государства в условиях глобализации. По его словам: «Сегодня
мир находится в поисках новой стабильности и оказывается под
воздействием двух могучих и противоположных сил слияния и
распада».
Растворение
идентичности
государства
вызывает
небывалую путаницу и ведет к всеобщему хаосу.
На
смену
тоталитарным
режимам
приходит
тоталитаризм »глобалитарных
режимов».
Это
довольно
распространенное мнение среди умеренного крыла антиглобалистов.
Как правило, данное положение служит основной причиной для
жарких дискуссий между анархистами и антиглобалистами. Однако
это противоречие не столь критично и принципиально как кажется на
первый взгляд. Тут все дело в расстановке акцентов. Умеренные
антиглобалисты, как правило, не просто защищают национальное
государство, а лишь отдают ему предпочтение перед лицом
неолиберальной глобализации, ведущей к его постепенному
подчинению или даже поглощению корпорациями-монополиями. В
большинстве случаев они разделяют экономическую и социальнополитическую сферы. Т.е., если ослабление роли государства в
экономике воспринимается отрицательно, то в социальнополитической сфере оно должно только приветствоваться. Более того,
эти тенденции, как правило, считаются взаимосвязанными и обратно
пропорциональными.
9.5
Новые
альтернативны е
движения:
функции
самоопределения и самоорганизации гражданского общества.
Альтернативные
движения собирательное
название
современных общественно-политических сил, которые отличает
негативное отношение к существующим социальным системам,
формам осуществления политических процессов, стандартам
поведения и образа жизни индустриального общества. Появление
альтернативных движений было реакцией на снижение авторитета
представительных органов власти, усиление ее исполнительного звена
и тенденцию к бюрократизации. Эти движения противопоставляют
себя «традиционным» участникам политической борьбы и выдвигают
в качестве ориентира идеалы пацифизма, гармоничного развития
каждой человеческой личности, а также наиболее полного и
всестороннего развития ее потенциала. Исторически альтернативные
движения возникли в 70-80-е гг. XX в., наследуя и продолжая в новых
условиях многие традиции «молодежной революции» 60-х гг. В их
идеологии заметно влияние утопического социализма (А. Сен-Симон,
Ш. Фурье), анархизма (П.А.Кропоткин) и радикализма (Ж.-Ж. Руссо,'
Г. Маркузе, Э. Фромм). Теоретиками альтернативных движений
считаются И. Иллич, И. Хубер и А. Горц.
В число альтернативных входят самые разные по содержанию
своей деятельности движения:
экологические, антивоенные,
феминистские и различные социальные инициативы. Их ядро
составляют образованные представители средних слоев. С точки
зрения политической ориентации альтернативисты тяготеют к левому
флангу, однако среди них есть и приверженцы консервативного
мировоззрения. Общая ориентация на ценности, находящиеся «по ту
сторону» от традиционного размежевания между правыми и левыми,
служит основой для взаимодействия и объединения альтернативных
движений разного профиля. Особенной целеустремленностью
выделяются движения гражданских инициатив - группы, нацеленные
на реализацию конкретной цели (закрытие вредного производства,
обустройство территории и т.д.), альтернативные проекты,
предполагающие переустройство той или иной сферы общественной
жизни (организация молодежной коммуны, альтернативное школьное
образование и т.д.), и политические движения, вырастающие в партии.
После периода радикальной «антипартийности», в кон. 70-х гг.
среди альтернативистов возникли партии экологической ориентации,
которые в ряде европейских стран выступают на парламентском
уровне. Именно экологические партии и альтернативные движения
обосновали необходимость новой формы политического устройства —
«базисной
демократии»,
альтернативной
представительному
правлению. Альтернативные движения склонны поддерживать акции
внепарламентского политического протеста. Динамика парламентских
выборов последних десяти лет показала, что идейно и организационно
связанные с альтернативными движениями политические партии
достигли пределов своего роста. В рамках существующих
политических систем они выполняют важную функцию по выявлению
потенциальных проблем. В России наиболее активны инициативы
экологической ориентации, которые в настоящее время на
федеральном уровне не имеют своего представительства.
Самоорганизация является свойством сложных систем и именно
как функция гражданского общества она получает свое развитие в
полной мере на социальном уровне. Общественными формами
самоорганизации
в
экономической
сфере
выступают
предпринимательство, промышленные и фермерские корпорации и
кооперативы, в политической - общественные движения, профсоюзы,
в социокультурной - творческие объединения, научные ассоциации и
тл.
Самоорганизация как интеграционная форма более подвижна и
мобильна в отличие от неподвижных и застывших средневековых
форм, общим прототипом которых является крестьянская община.
При этом включение в эти формы самоорганизации не связано с
наследственными привилегиями, территориальной и этнической
принадлежностью. Здесь в гораздо большей степени присутствуют
добровольность и инициатива. И, наконец, «естественные»
(родственные земляческие, цеховые) связи уступают место
социальным связям, базирующимся на более широких классовых,
национальных или социокультурных интересах и ценностях. Вместе с
тем сохраняются и общие функции социальной организации, которые
берут начало в древности. Это и непосредственная защита
экономических, политических и духовных интересов своих членов,
это подчинение своих членов корпоративному духу, а тем самым определенное насилие над их индивидуальностью, отгораживание их
от параллельных социальных общностей - других классов, этносов - и
противостояние с ними.
^
Самоорганизация,
будучи
специфической
функцией
гражданского общества, распространяется на его субъекты
(общность), его социальные институты, другие его структурные
образования. Гражданское же общество представляет собой более
высокий интегративный уровень по сравнению со своими
предшественниками.
Политическое самоопределение гражданского общества есть
процесс становления свойственных данному типу общественной
организации институтов и структур, находящий свое функциональное
выражение в политической коммуникации посредством публичного
дискурса
при
одновременной
трансформации
культуры
политического участия.
ш
В
качестве
идеального
результата
политического
самоопределения выступает система, описываемая в рамках модели
«гражданское общество правовое государство», которой
соответствует оптимальный уровень корреляции интересов власти и
общества, а также тип культуры, основные параметры которой
определяются критерием «гражданственности». Движение к данной
модели представляет собой внутренний смысл политического
самоопределения гражданского общества.
Неприятие искусственно созданного социально-политического
порядка порождает проблему институционализации доверия - одного
из ключевых условий для развертывания гражданского общества.
Следствием
этого
является
изменение
самоорганизующего
социального вектора в сторону неформальных сетей, политическая
коммуникация которых с государством строится на основе не
гражданских, а патронально-клиентарных отношений. В этой связи
политическое
самоопределение
гражданского
общества
рассматривается как жизненно необходимый процесс, позволяющий
трансформировать сложившуюся в постсоветский период систему
социального действия и политической коммуникации и приблизиться
к установлению правового социального государства. Поскольку
двуединство государства и гражданского общества составляет суть
современной нации, задача формирования и упрочения последнего
может оыть сформулирована для России как наиболее актуальный
вопрос
национального
выживания
и
прогресса.
Гражданское общество признает, что есть известная сфера
самоуправления и самоопределения личности, в которую государство
не имеет права вторгаться, - суверенитет личности. Это буквально
означает, что не государство дарует права человеку, а человек сам
сознательно
и
ответственно
пользуется
совокупностью
неотчуждаемых прав и свобод, данных ему обществом. В основе
суверенитета личности, несомненно, лежит право распоряжаться
своей жизнью и судьбой по собственному усмотрению. Без
суверенитета не может быть и свободной раскрепощенной
экономически и политически личности, он является главной опорой и
стержнем правового поведения.
Суверенитет личности складывается из совокупности личных,
социальных, политических и других прав человека. Личные права и
свободы не случайно стоят на первом месте. Они обеспечивают
автономию личности, приоритет индивидуальных, внутренних
ориентиров ее развития, самоопределения личности и призваны
защищать человека от давления и подавления из вне, особенно со
стороны государства.
Контрольные вопросы
1 Причины
возникновения
антиглобализма,
масштабы,
региональные особенности.
2 Содержание различных течений антиглобализма. Цели, задачи,
способы отстаивания интересов.
3 Организация антиглобализма, разновидности антиглобализма.
4 Идеологический фундамент антиглобалистских движений.
5 Альтернативные движения и общественно-политические
движения: общее и особенное.
41“
Вопросы для самоконтроля
1 Определите положительные
и негативные стороны
антиглобализма.
2 Укажите роль антиглобализма в решении экономических и
социальных проблем общества.
10 У льтраправая волна в Европе: экспансия иррационализма
или реалполитической ориентации
10.1
Феномен массового «поправения» Европы (Австрия
Бельгия, Дания, Италия, Нидерланды, ФРГ, Португалия]
Франция, Норвегия, Великобритания)
Феномен массового «поправения» Европы - и французов в том
числе I вызван по меньшей мере двумя обстоятельствами:
неспособностью властей обеспечить гражданам безопасность и
неразборчивой иммиграционной политикой государства. И в
принципе у этих явлений одни и те же корни: политкорректность.
доведенная до абсурда.
’
Согласно статистике, 90 процентов иностранных рабочих в
Пятой республике исповедует ислам. Примерно столько же их и среди
тех, кто не дает спокойно жить среднему французу. Кто рэкетирует
детей у школ, торгует из-под полы наркотиками, нападает на
одиноких стариков, громит витрины магазинов, устраивает акты
вандализма в общественном транспорте. События в Афганистане, а
затем и в Израиле лишь укрепили уверенность французов: хочешь
жить спокойно - не стесняйся противостоять угрозе. К тому же и в
самой Франции начались спровоцированные исламскими фанатиками
еврейские погромы, поджоги синагог. Это было уже слишком! В
таком климате у людей неизбежно появился страх, что их страна
неожиданно открывшаяся всем европейским ветрам, может
превратиться в новый Ливан с его бесконечными межэтническими
войнами.
Кадры беспорядков в Ливии, Тунисе, Египте, Судане,
Афганистане и других государствах исламского мира обошли все
мировые телеканалы. Однако это лишь одна - причем лежащая на
поверхности - сторона нынешнего скандала. Вторая носит более
глубинный, и даже формационный характер и напрямую угрожает
Европе.
Речь идет об общей тенденции поправения, радикализации и
даже «фашизации» Европы. Для представителей соответствующих
движений грубо смонтированный интернет-фильм стал не меньшим
подарком, чем для радикальных исламистов.
То, что проблема ислама в целом и его радикальных проявлений
в частности приобрела для Европы характер поистине замкнутого
круга, стало понятно отнюдь не после просмотра видеоролика или
кадров нападения на иностранцев в исламских государствах. Все
последние годы европейские политики пытались реализовывать -
причем одновременно — два противоположных курса в отношении
собственных приверженцев ислама.
Один
курс полностью
отвечал пресловутой
политике
«мультикультурализма» и привел фактически к появлению в
западноевропейских городах целых районов, жизнь и быт которых
полностью копирует «историческую родину» проживавших там
граждан. На уровне правительственных заявлений эта тема не
прослеживается, но приезжающим, к примеру, в Брюссель, Берлин
или Лондон иностранцам неофициально рисуют городскую карту с
указанием районов, куда «белым христианам» лучше не заходить. То,
что
подобная
«скрытая
сегрегация»
ведет
в
тупик,
засвидетельствовали недавние погромы в Лондоне и более ранние в
Париже, чуть было не перекинувшиеся на Бельгию и Германию.
Сторонники другого подхода к решению проблемы места ислама
и его приверженцев в Европе действуют с противоположных позиций
- в духе «интеркультурализма». Они настаивают, что прибывающие в
Европу жители Северной Африки, Ближнего и Среднего Востока и
других регионов должны максимально воспринять культуру и
традиции европейцев. Никаких хиджабов, минаретов - зато
немедленная высылка тех, кто не желает «европеизироваться».
Подобную
политику
проводят власти Швейцарии. Ее
приверженцем был и бывший президент Франции Николя Саркози.
Он сделал собственные выводы из парижских погромов конца 2005
года - когда ему выпало занимать пост министра внутренних дел
Пятой Республики. Правда, эти выводы почему-то в основном
коснулись экстрадированных в Восточную Европу цыган.
Как результат, в сегодняшнем Евросоюзе мы имеем целых два
подхода к проблеме ислама и исламистов. Однако результат от их
применения один: радикализация настроений по обе стороны
баррикад. Растущие на демографических дрожжах мусульманские
обшины все больше обособляются, а правые экстремисты набирают
пропагандистские очки, перерастающие на очередных выборах в
голоса за крайне правые партии.
География «радикализации Европы» уже охватила Францию,
Нидерланды, Бельгию, Италию, Швейцарию, Финляндию, Швецию.
Венгрию, Словакию, Грецию. На подходе - Германия. И речь идет
отнюдь не только о в чем-то забавной антиглобалистской Партии
пиратов с черепом и костями на знаменах, но и о более решительных
парнях, не скрывающих своих исторических прототипов.
Одним из таких движений стало правопопулистское движение
«За Германию». Его название не случайно созвучно лозунгу 1930-х
годов «Германия превыше всего». Даже история его восхождения
очень напоминает стремительный рост популярности националсоциалистов. В 2005 году движение впервые появилось на
общественной сцене в качестве группировки под названием «За
Кельн». Речь шла о протесте против сгроительства в этом городе
новой мечети. Однако вскоре движение приобрело общегерманский
характер. Численность ее членов выросла на порядок, и на выборах в
парламент Берлина в конце 2011 года движение, уже под названием
«За Германию», получило 1,2% голосов.
Неудивительно, что нынешний геополитический скандал вокруг
антиисламского фильма и выступлений радикальных исламистов дал
в руки германских радикалов сильнейший пропагандистский козырь.
Руководство «За Германию» подвергло жесткой критике
министерство внутренних дел за запрет въезда в стран}'
американского проповедника Терри Джонса. Он собирался
презентовать фильм «Невинность мусульман» в качестве одного из
авторов. Вот как сформулировал свой полход к данной проблеме в
интервью «Голосу России» председатель общественного движения
«За Германию» Манфред Рус:
«Я совершенно не понимаю запрета на въезд Терри Джонса в
Германию. В настоящее время в немецких средствах массовой
информации муссируется тема, что Терри Джонс сжег Коран. Но это
неправда. Он лишь пригрозил сжечь Коран в том случае, если в Иране
приведут в исполнение смертный приговор христианскому
священнику. Таким образом, он хотел оказать давление на
ответственные инстанции. И ему удалось добиться отмены приговора
Юсуфу Надархани - так зовут иранского священника, перешедшего в
христианство. 8 сентября этого года Надархани был освобожден. Я не
считаю, что в данном случае поступок Джонса достоин осуждения,
как не согласен и с тем, что это характеризует его как проповедника
ненависти».
Тем
временем
накаляется
обстановка
во
Франции.
Противооорствующие стороны явно взяли курс на провоцирование
Друг друга. Редакция еженедельника Сһагііе НеЬсіо решила
опубликовать серию карикатур на пророка Мухаммеда, а лидеры
французских мусульман, со своей стороны, призвали своих
последователей
провести
22
сентября
в центре Парижа
многотысячную демонстрацию
против фильма «Невинность
мусульман». И хотя власти Франции призывают обе стороны умерить
свои страсти —этого может оказаться недостаточно.
Нынешний конфликт очень важен для всех вовлеченных в него
сторон —от радикальных исламистов до европейских националистов.
Он позволяет им набирать пропагандистские очки, а заодно
«переводить стрелки» с реальных (прежде всего, социальноэкономических) проблем на внешних врагов I другого языка,
вероисповедания, цвета кожи или разреза глаз.
Однако есть две особенности. Во-первых, степень разочарования
европейцев традиционными политическими партиями весьма высока,
выше, чем когда-либо раньше. Во-вторых, идейная разница стирается
- альтернатив экономической политики нет, но общественнополитический маятник ушел далеко в либеральную сторону, что
касается ценностных установок. Свойство маятника в том, что он
неизбежно движется обратно. Так что рано или поздно следует ждать
«поправения», и наиболее вероятный спусковой крючок его - это
именно миграционная тема. Кстати, эта часть политической повестки
дня уже сейчас находится в противофазе общему либеральному
течению, иммиграционные законы только ужесточают. Так что может
получиться, что швейцарская боязливость станет-таки предчувствием
смены общеевропейского настроения.
Новым толчком к обострению иммигрантской проблемы и
усилению антииммигрантских настроений послужил экономический
кризис. При нынешних экономических трудностях европейцы все
чаще воспринимают представителей неевропейских иммигрантских
меньшинств уже не только как источник угрозы общественной
безопасности и фактор разрушения европейской идентичности, но и
как социальных иждивенцев и конкурентов на рынке рабочей силы. В
частности, недавнее исследование Фонда Фридриха. Эберта
констатировало: за два кризисных года (2008-2010) доля “немцев,
заявляющих о «враждебном отношении к иностранцам», возросла с 21
до 25% (в западной части Германии - с 32 до 35%). При этом 66%
опрошенных присоединилось к мнению о том, что «иностранцы
приезжают в Германию, чтобы воспользоваться ее социальными
благами», а 60% высказались за то, чтобы депортировать всех
иностранцев на их родину в случае нехватки в стране рабочих мест.
По сути дела эти и многие другие конкретно-социологические
обследования показывают, что антииммигрантские и особенно
антимусульманские настроения в Европе свойственны сегодня отнюдь
не только сторонникам крайне правых партий. Распространение этих
настроений - характерная особенность европейского общественного
климата в целом, оно обусловливает не только рост электоральной
поддержки праворадикальных партий, но и вообще общественнополитическое поправение Европы.
Сегодня достаточно оснований говорить уже не только об
укреплении праворадикальных сил на политическом пространстве
Европы, но и об определенном смещении вправо всей оси
европейской политической жизни (по крайней мере, в вопросах,
касающихся отношений представителей коренных европейских
национальностей к «новым жителям» Европы). Это выражается, с
одной стороны, в том, что электоральные успехи правых радикалов
ведут к их все более широкому включению в процесс выработки
реальной политики, а с другой - в том, что происходит известная
радикализация системных политических партий и представителей
традиционного политического истеблишмента.
Таким образом, движение к ультраправым в Европе является
реакцией населения на долгое пребывание у власти в ряде стран
Европы социалистов и близких к ним партий. Констатация симптомов
«поправения» европейцев приводит к главному вопросу - почему?
Есть по меньшей мере две взаимосвязанные причины. Первая:
программы и обещания левых партий независимо от стран и названий
расходятся с их конкретными делами. Это порождает скепсис,
разочарование. Люди чувствуют себя просто-напросто обманутыми.
Вторая, политически развитое население Европы все отчетливее
понимает, что в принципе нет большой разницы между левыми и
правыми, когда они дорываются до власти. Короче говоря, приведя
социалистов или близких к ним по духу других левых к управлению
государством, массы не ощущают разительной перемены в том, как
они жили прежде и теперь. К тому же кривая безработицы и при
левых идет вверх, а это главный показатель здоровья общества.
Добавим к этому постоянно вспыхивающие то в одной, то в другой
стране дюмкие судебные процессы о мошенничестве, хищениях
денежных средств, которые по какой-то «странной случайности»
фигурируют чаще всего имена левых, что также снижает их общий
рейтинг. Экстремистские организации, течения, секты этим ловко
пользуются, формируя и эксплуатируя на свой лад изменения в
настроениях людей.
10.2 Смена общественных приоритетов и специфика ротации
— рост влияния крайне правых, наиионалпопулистских и
неофашистских движений (Й. Хайдер, Дж. - К. Фини, Ж.-М. Ле
Пен, П. Фортейн, К. Блохер, П. Кьерсгор, К. Хаген)
В настоящее время Казахстан идет по пути тех стран Западной
Европы, которые в период своего экономического подъема активно
привлекали иностранную рабочую силу. При этом предполагалась,
что гастарбайтеры выполнив свою работу после окончания
контрактов вернуться домой. Этому должно было способствовать и
ротация иностранной рабочей силы каждые три года. С окончанием
бурного экономического роста большинство европейских стран уже в
1970-х годов свертывают программу привлечения иностранной
рабочей силы, и большинство европейцев наивно полагало, что
иностранцы теперь вернуться домой.
Однако в реальности ситуация сложилась совсем по другому,
если первая волна трудовых мигрантов заработав первоначальный
капитал вернулась на родину и открыла собственный бизнес, то
вторые, третьи и последующие партии гастарбайтеров предпочли
оставаться в сытой и благополучной Европе, чем возвращаться домой.
В результате через некоторое время местное население столкнулось с
феноменом новой генерации трудовых мигрантов, которые родились в
странах Европы, но при этом не желали интегрироваться в
европейское общество и принимать европейские культурные
ценности. Более того, они предпочитали жить замкнутыми общинами
как
гарантии
против
аккультуризации
и ассимиляции и
воспроизведения собственной языковой и культурной среды. Так в
большинстве крупных европейских городов появились целые
арабские, турецкие, персидские кварталы и «чайна тауны».
Во многом эта история напоминает современную ситуацию в
Казахстане. С началом экономического подъема Казахстан стал
весьма привлекательным местом для трудовых мигрантов не только
из стран Центральной Азии, но и выходцам из Турции, Пакистана,
Китая, стран Юго-Восточной Азии. В период экономического роста
рабочих рук не хватало почти во всех секторах экономики Казахстана,
при этом государство и частный бизнес активно привлекали
иностранную рабочую силу. Порой доходило до того, что местные не
могли найти работу, так бизнесмены предпочитали нанимать
иностранцев - так дешевле и меньше ответственности. Однако
финансово-банковский кризис и спад в экономике поставил все на
свои места. Казахстан столкнулся с теми же проблемами, что и страны
Европы, только в более концентрированном виде и более сжатые
сроки, подобно подростку, заразившемуся болезнью, которой болеют
люди старшего возраста.
Одной из реакций на эту болезнь является рост ксенофобских
настроений к мигрантам, которые приводят к локальным социальным
взрывам.
Благодаря
современным
возможностям
СМИ
о
произошедших событиях становится известно спустя несколько часов,
а если телевидение и газеты не успевали давать свежие новости, то на
помощь приходил Интернет. При этом заявление властей и
правоохранительных органов объективно провести расследование и
отказ быстро представить виновных рассматривалось взбудораженной
общественностью
как
попытка
замолчать
события.
Это
обстоятельство прекрасно использовали определенные силы в своих
интересах, наполняя «мировую паутину» недостоверной, но
убедительной информацией о новых жертвах, массовых беспорядках
иубийствах.
. I
При этом, следует отметить, что чем чудовищнее ложь, тем
быстрее она распространяется, а среди целевой аудитории фактически
не предпринимались попытки проверить насколько информация
соответствует действительности. В результате произошедшие события
оорастают мифами, на фоне которых объективная информация
становится неинтересной, так как публика теряет интерес.
Соответственно проблема быстро забывается или наоборот
используется различными политическими силами, которые пытаются
использовать кризисную ситуацию в свою пользу, изменить
сложившийся статус-кво и обратить внимание общественности на
неэффективность силовых методов и необходимости выработки
принципиально новой идеологии.
В этой связи весьма интерес европейских опыт демократических
партий в их идеологической борьбе с ультраправыми партиями и
популистами. При этом не следует быть оракулом, чтобы не
спрогнозировать рост популярности идей национал-патриотов в
1 Казахстане, на фоне экономического спада, банкротства многих
предприятий и предстоящего массового ухода трудящихся в так
называемые неоплачиваемые отпуска
Речь пойдет о феномене успеха крайне правых партий в
демократических странах Западной Европы, рост популярности
которых отмечен в конце XX —начале XXI веков. Следует отметить,
что рост ксенофобских настроений во многом был связан с ростом
числа мигрантов из мусульманских стран Азии и Африки, культура и
нравы которых во многом была чужда коренным европейцам.
Казахстан сегодня является открытой страной, ежедневно к нам
приезжают тысячи мигрантов в поисках работы и лучшей жизни. В
будущем, чтобы не оказаться «гостями» на родной земле и не
столкнуться с ростом националистических и ксенофобских
настроений в республике необходимо учитывать зарубежный опыт
интеграции иностранцев. В этом плане страны Западной Европы
представляют наглядный пример.
Самое большое количество мигрантов в европейской стране
отмечается во Франции, и именно здесь еще в середины 80-х годов
XX века, Национальный фронт (НФ) во главе с Жаном-Мари Ле
Пеном добился первых больших успехов. В результате ультраправые
стали набирать от 10% до 20% голосов на выборах и превратились в
серьезных конкурентов традиционных парламентских партий. Вслед
за Францией ультраправые укрепили свои позиции и в других странах
Западной Европы - Австрии, Голландии, Бельгии, Дании, Норвегии,
Германии.
Подъем этих партий во многом связан с темой, благодаря
которой они особенно успешно проводят мобилизацию своих
сторонников и избирателей, - с иммиграцией. Действительно, при
всех различиях в формах проявления и предвыборных программах эти
партии объединяет то, что они явочным порядком захватили данную
проблему. При этом ультраправые предлагают простое решение
трудных задач, связанных с иммиграцией - прекратить дальнейший
приток иностранцев и сократить количество живущих в стране
иностранных граждан.
С точки зрения политологии действительно ли существует
прямая взаимосвязь между иммиграцией и правым популизмом? В
этом вопросе следует усомниться. Напротив правые популисты
используют к собственной выгоде опасения своих избирателей по
поводу негативных воздействий глобализации. Для этого особенно
хорошо подходит тема иммиграции. С одной стороны, все
европейские страны наделали в проводившейся ими до сих пор
иммиграционной
политике
много
ошибок
и
допустили
многочисленные просчеты. Поэтому в этой сфере политики у правых
популистов есть хорошая отправная точка для критики традиционных
парламентских партий.
С
другой
стороны,
иммиграция
затрагивает
вопросы
национальной и культурной идентичности, воздействуя, таким
образом, на озабоченность, являющуюся стержнем связанных с
глобализацией страхов. Ультраправые партии поняли, что могут
весьма эффективно использовать потенциал электората, если
выдвинет вопросы идентичности и поставят во главу угла своей
политической программы.
важно
о том, что у него общего с крайне правыми силами, и в чем их
различия. Крайне правые партии, такие как германская Националдемократическая партия (НДП), Британская национальная партия
(БНП) в Англии или итальянское «Социальное движение трехцветное
пламя» нигде в Европе не имеют на выборах никакого значения. В
литературе, однако указывают на их значение в разработке
расистских, антикапиталистических, этно-националистических и
право-общинных идеологий и на их роль сборного пункта для
имеющих крайне правый уклон воинствующих скинхедов и молодых
неонацистов. Правые популистские партии отмежевываются от этих
радикальных позиций, но отталкиваются в своей деятельности от тех
же самых страхов перед угрозами. Таким образом, защита «расы»
превращается в «защиту культурной и национальной самобытности».
Следует
отметить,
что
неофашистские
организации
стремятся ликвидировать важнейшие принципы демократического
государства (свободу выбора, представительскую демократию,
принцип равенства, разделение властей, права оппозиции и
выступают
вождя
национализм и расизм. При этом они считают, что ценность человека
определяет его этническая принадлежность к какой-либо нации или
расе. Поскольку этому критерию необходимо подчинить также права
человека и гражданина, крайне правые отвергают универсальный
принцип равенства. Они выступают за авторитарную политическую
систему, в которой государство и народ сливаются зачастую в
«этническую оощность», а государственное руководство улавливает
единую волю народа и действует соответствующим образом.
В отличие от неофашистов правые популистские партии в
принципе не подвергают демократию сомнению и не отрицают также
основные
права
и
принцип
равенства.
Они
стоят
на
националистических, традиционно консервативных, авторитарных, а
также и на радикально-либеральных позициях. В своей риторике они
отмежевываются от неонацистов, но также занимают радикальные
националистические и ксенофобские позиции. Еще одним связующим
звеном между позициями неофашистов и правых популистов является
антиевропейский настрой. Если для скинхедов и неонацистов
важнейшим фактором вербовки и мобилизации сторонников является
вражда по отношению к иностранцам, то ппавые п о т /шиРТРіГЫР ПЭПТМІі
»
Ғ
------------------
Ш
ш ш
■>I
•
используют в качестве отправной точки своих политических
кампании «наводнение страны иностранцами» или «понаехали тут»
Правых
популистов
можно
рассматривать
наряду
с
сепаратистским регионализмом и религиозным фундаментализмом
как новую форму авторитарных движений. Эти структуры роднит то,
что они обосновывают политическое объединение не универсально, с
использованием гражданских критериев, а партикулярно —с помощью
этнокультурных, религиозных или территориальных критериев. При
этом существует строгая внутренняя иерархия и радикальное внешнее
отгораживание от других этнокультурных групп.
Очевидно, что мобилизационные стратегии и ключевые пункты
программ этих партий сильно отличаются друг от друга, но можно
показать и некоторые общие черты:
-Среди их сторонников зачастую фигурируют люди, которые
боятся утратить статус в условиях обострившегося экономического
состязания
(исключением
являются,
правда,
приверженцы
сепаратистского регионализма) и поэтому требуют защиты от
международной конкуренции.
-Э ти авторитарные сообщества отражают поиск коллективной
идентичности, потребность в которой ощущается потому, что
современное общество с его социальной дифференциацией и
рационализацией всех сфер жизни воспринимается как отрыв от
корней и утрата смысла. Это ощущение у многих людей усиливается
дополнительно за счет нарастающей культурной гетерогенности,
обусловленной иммиграцией. Распад традиционной среды и уход в
небытие стилей жизни воспринимается как угроза, поэтому звучат
требования отгородиться от чужаков.
Ъ*
Национальное государство - не в последнюю очередь из-за
делегирования государственного суверенитета Европейскому Союзу рассматривается по нарастающей как неспособное обеспечить
требуемую защиту. Ко всему прочему, у многих сочувствующих
возникло впечатление их недостаточной представленности в
политике. Нарастают ощущение политического отчуждения и
разочарование в партиях и политике, и раздаются требования о
принятии радикальных решений на основе прямой, а не
представительной демократии.
Здесь следует отметить, что успех правых популистов или их
поражение на выборах во многом зависят от соответствующей
правительственной политики и от социального состава электората.
Что касается содержания партийных программ, то здесь важнейшей
тенденцией является начинающееся изменение их идеологической
направленности. Их борьба все больше направляется против самых
больших, по их мнению, угроз европейской культуре - глобализации
и ислама. Параллельно с этой расстановкой акцентов в программах
многие правые популистские партии совершили поворот в
экономической политике — отказались от ультра и неолиберальных
представлений и стали сторонниками протекционистской политики,
обещающей защитить людей в собственной стране от угроз
экономической глобализации.
Этот поворот четко прослеживается на примере французского
Национального фронта. Партия начала свою деятельность в конце
1970-х годов, прежде всего с экономической концепции, нацеленной
на приватизацию государственных предприятий и снижение налогов,
которая должна была позволить построить «народный капитаіизм».
Отказ от этих концепций происходил поэтапно до середины 1990-х
годов, когда вместо них во главу угла была выдвинута защита
французской экономики от международной конкуренции. Этот
процесс сопровождался изменениями в электорате Национального
фронта. Первоначально за НФ голосовали преимущественно лица
свободных профессии, ремесленники и мелкие буржуа, но уже в конце
1980-х годов за правых популистов все чаще отдавали свои голоса
рабочие, безработные и молодые избиратели, обеспокоенные
негибкой экономической политикой сначала социалистов, а затем
либералов и голлистов.
Другие основные пункты программы Национального фронта не
испытали воздействия идеологического поворота в экономической
политике. Во-первых, они обвиняли либералов в том, что, уделяя
недостаточное внимание семье, они обрекают французскую нацию на
моральный распад, из чего вытекает необходимость принятия мер по
защите семьи. Во-вторых, призыв к сильному лидеру, который
покончит с отсутствием порядка в политике. Другими требованиями
Национального фронта были сдерживание иммиграции, репатриация
неевропейских иммигрантов на их историческую родину и призывы к
«национальной преференции», а именно предпочтению французов
при раздаче всех государственных благ. Раздавались также
требования о «йгок а 1а сіійегепсе» —праве на различия, точнее говоря,
различное обращение с живущими во Франции людьми на основе
этнокультурных критериев. В последние годы это требование, которое
явно нацелено на то, чтобы сохранить и укрепить французскую
самобытность, все больше и больше выдвигалось во главу угла
политических кампаний.
Датская Народная партия в начале XXI столетия стала третьей
политической партией в стране, взяв на вооружение лозунги борьбы с
иммиграцией. С помощью этой стратегии правые популисты смогли
рекрутировать 25% своих новых избирателей за счет традиционного
электората социал-демократов. Их предвыборная стратегии строилась
на критике правительственной миграционной политики, они
выступали прежде всего против мусульманских иммигрантов и
отождествляли ислам с мусульманских фундаментализмом. Лидеры
партии утверждали, что ислам несовместим с западной демократией
и христианскими основами культуры Старого Света, поскольку он не
выступает за терпимость и взаимное уважение и угнетает женщин.
Предвыборная кампания датской Народной партии фактически
разжигало этническую вражду, что заставило в дальнейшем правящие
партии принять закон ужесточающий право на получение убежища
иностранцами. Ядром предвыборной стратегии датских правых
популистов была попытка изобразить Данию как наводненную
чужаками страну со слишком большой для датских систем
социальной защиты долей иностранцев. Они изобразили будущее
датского королевства как мультикультурного государства в форме
параллельного существования различных правовых систем, в котором
от нынешнего государства всеобщего благоденствия останется только
химера.
Главной фишкой Народной партии была игра на страхе обычных
обывателей потерять национальную идентичность и социальное
государство, которое воспринимается в Дании не как анонимный
страховой институт, а как сообщество граждан. Еще одним аспектом
национальной идентичности, взятым правыми популистами на
вооружение в предвыборной борьбе, был народный суверенитет, а
именно мнение, что лишь датский народ должен принимать решения,
касающиеся его интересов. Этому народному суверенитету,
утверждала Датская народная партия, угрожает передача компетенций
принятия решений на уровень Европейского Союза. Проводимые
партией кампании, направленные против Евросоюза, также вызвали в
действительности большой политический резонанс.
В Нидерландах подобного подхода к мобилизации электората
придерживался Пим Фортейн. После его убийства в мае 2002 года его
последователи смогли потеснить социал-демократов, правых и левых
либералов в парламенте. Предвыборная кампания голландских правых
популистов строилась на антиисламских лозунгах и запрета
иммиграции из неевропейских стран. Успех правых популистов был
обеспечен, прежде всего, из-за неисполнения обещаний и бездействий
правительства в социальной сфере, недостатки в системе школьного
образования и растущую преступность в городах. Таким образом
правые популисты смогли «достучатся» до тех граждан, которых
затронула медленная эрозия систем государственной социальной
защиты.
В благополучной Швейцарии правые популисты также взяли на
вооружение тезис о «наводнения страны иностранцами» и угроза
швейцарской идентичности и фундаментальным ценностям Старого
Света со стороны мусульман-мигрантов. Швейцарский правый
популизм отличается от того, что существует в других европейских
странах, поскольку ее лидер Блохер не создавал новую партию а
переформировал уже сложившуюся за многие десятилетия
изначально определявшуюся знатью деревень и небольших городов
подвластную партию в эффективную и боеспособную организацию.
Ключевой
_ —
парсщпии партии является полемика со
оппонентами, которые по их мнению не выступают за политические
решения, а лишь обслуживает свои собственные интересы.
Второй центральной темой Швейцарской народной партии
является угроза коллапса государства всеобщего благоденствия
беспокоящая прежде всего «маленьких людей». Они всю свою жизнь
работали, а теперь вынуждены констатировать, что пенсии не
гарантированы, социальные блага и услуги системы медицинского
страхования идут на убыль, а их дети становятся безработными. Более
того, они должны еще делиться этими исчезающими благами с
иммигрантами, которые не вносили свой посильный вклады в
государство всеобщего благоденствия.
В последние годы партия все активнее разрабатывала этот аспект
швейцарской идентичности - ностальгию по социальной общности в
рамках которой люди и в экономически трудные времена стоят друг
за друга, и успешно проводила поляризацию между «нами»
(швеицарцами)
и
«ими»
(иностранцами),
которые
просят
предоставить им убежище.
К П ІЛ и Р Р Л и
Т РІ4А ІІ
_
_
_
_
_
_
_
__
и
Анализ развития правых популистских партий и изменения их
стратегии дает объяснения их успехов на выборах. Именно правые
популисты, а не традиционные парламентские партии - социалв последние годы во
главу угла своих политических стратегий политику сохранения и
укрепления идентичности. Это позволило правым популистам
получить голоса избирателей благодаря своей новой стратегии
сфокусированной
на
политике
сохранения
и
укрепления
национальной идентичности.
Соответственно для парламентских партий отсюда вытекает
двоякий вывод. Они должны противопоставить политике правых
популистов по защите идентичности собственную стратегию, и они
должны действовать более активно, чем до сих пор и не замалчивать
проблемы, связанные с иммиграцией во имя «политкорректности». В
противном случае, лозунги правых популистов будут все более
привлекательным для избирателей, а традиционные партии потеряют
значительную долю электората. Более того, приток иммигрантов в
страны ЕС по экономическим и демографическим причинам будет
неизбежно возрастать. Поэтому правительства стран ЕС будут
вынуждены реформировать систему интеграции иностранцев. Вместе
с тем это дорогое удовольствие, и его трудно проводить в условиях
стагнации экономики и сокращения государственных расходов, но
если не предпринимать никаких попыток и оставить все как есть, то
Европу ждут очередные серьезные социальные потрясения.
103 «Системные» левы е и правые против очередного
национального фронта.
«Национальный фронт» (фр. Ғгопі Маііопаі, ҒЩ - правая
националистическая политическая партия во Франции. Основана
в октябре 1972 года французским политиком Жаном-Мари Ле Пеном,
являющимся ее бессменным лидером со дня её основания до 2011
года С 2011 года по настоящее время президентом партии является
его дочь, Марин Ле Пен.
Фактически появление партии было связано с поиском
атьтернативного пути власти социалистов. Наибольших ^успехов
партия «Национальный фронт» добилась на выборах в Национальное
собрание в 1986 году (35 мест) и в Европарламент в 1984 году (10
мест). Позже, в связи с возвращением к мажоритарной системе
выборов в Парламент Франции, партии не удавалось завоёвывать
места в Национальном собрании. В 2002 году на выборах президента
Франции Жан-Мари Ле Пен вышел во второй тур, набрав 16,86%
голосов. Во втором туре он набрал 17,79% голосов, проиграв Жаку
Шираку. В первой половине 2000-х годов «Национальный фронт» по
результатам парламентских и муниципальных выборов являлся
третьей по значимости партией страны. На парламентских выборах
2007 года партия набрала лишь незначительные 4,3 % голосов, не
получив
ни
одного
места
в
Национальном
собрании.
На парламентских выборах 2012 года партия получила два места в
парламенте.
Основные
положения
политической
программы
«Национатьного фронта» в общих чертах следующие:
- прекращение дальнейшей иммиграции из неевропейских стран
и ужесточение требований при получении французского гражданства;
возврат к традиционным ценностям: ограничение абортов
поощрение многодетных семей, сохранение французской культуры;
I
проведение протекционистской политики,
поддержк
французских производителей, мелкого бизнеса;
- противодействие процессам евроинтеграции, большая степень
независимости страны от Евросоюза и международных организаций.
Своим успехом НФ во многом был обязан антииммигрантской
риторике, присутствовавшей в его программе с первых лет
существования, но лишь в начале 1980-х годов ставшей приносить
политические дивиденды, что было связано с ростом актуальности
данной проблемы во Франции. В 80-е годы иммиграция стала
центральной темой всего политического дискурса «лепеновцев», что
заставило миллионы коренных французов, недовольных своим
социально-экономическим положением, по-новому взглянуть на эту
С этого времени НФ
возглавляет лагерь противников «эмансипации» иммигрантов, видя в
них «разносчиков насилия», «захватчиков рабочих мест» и
«ненасытных попрошаек».
В 1983 году Ле Пен выдвигает лозунг, декларирующий право
коренных французов на сохранение своей культуры в условиях, когда
этнокультурная ситуация в стране начинает на глазах меняться,
негативно
оценивая
мультикультурный
проект
интеграции
иммигрантов. Так, партийная программа предполагает возможность
натурализации иммигрантов только на базе ассимиляционного
подхода, когда кандидат на получение гражданства должен быть готов
воспринять «духовные ценности, обычаи, язык и принципы,
образующие основу французской цивилизации». Таким образом,
гражданами Франции могут стать представители любых рас и
этнических групп, при условии, что они станут французами по духү и
культуре.
“
Во время президентской компании 2002 года главный упор был
сделан на проблему законности и общественного порядка. Текущие
установки НФ включают в себя ужесточение наказаний для
большинства видов преступлений, восстановление смертной казни.
НФ склонен возлагать ответственность за совершаемые во Франции,
особенно в пригородах, преступления на иммигрантов. Поэтому
восстановление безопасности (зёсигііё) в стране непосредственно
связано с репатриацией иностранцев на родину и ограничением
дальнейшей иммиграции.
Партия позиционирует себя как единственную альтернативу как
левым, так и правым партиям, и призывает французов к
осуществлению «второй французской революции», в ходе которой вся
реальная власть перешла бы в руки народа и в стране была бы
установлена новая «Шестая республика» авторитарного типа,
основанная на принципе прямой демократии».
Как известно, деление политических сил на левых и правых
возникло 200 лет тому назад во время Великой Французской
революции. Расхождения между левыми и правыми заключаются в их
отношении к основному лозунгу революции | «Свобода, Равенство,
Братство!». Левые делают упор на равенстве, даже если во имя его
придется ограничить свободу. В силу этого к левым относятся все без
исключения социалистические и коммунистические партии, ставящие
перед собой стратегическую цель в виде бесклассового общества
полного социального равенства.
Правые же считают, что равенство неравными от природы
людьми от природы вообще не достижимо и главную свою задачу
видят таких общественных условий, когда естественные социальные
различия будут смягчаться в результате сотрудничества классов при
посредничестве государства. Надо сразу сказать, что делая упор на
понятии «свобода», правые вовсе не исповедуют безграничный
индивидуализм. Напротив, они считают, что человек имеет ценность и
может быть свободен лишь как часть общества и гражданин
государства.
Трактовка понятия «братство» у левых и правых различна.
Левые, считая, что все люди братья, являются интернационалистами и
нередко любят все человечество, а вот до собственного народа у них
порой руки не доходят. Правые же, считая, что хотя все люди братья,
но есть братья старшие и младшие, исходят из того, что не только
отдельные индивиды не равны друг другу, но и между нациями и
государствами также существует неравенство.
«Национальный фронт» под руководством Марин Ле Пен открыл
беспрецедентную по масштабам кампанию по подготовке к
муниципальным выборам, которые состоятся во Франции в марте
2014 года.
Лидер партии поставила целью избрание тысячи своих
кандидатов в местные органы власти. Муниципалитеты не только
управляют городами и сельскими коммунами, но и являются кузницей
кадров, политическими университетами, служат трамплином для
штурма новых политических высот.
«Мы хотим быть представленными во всех эшелонах управления
страной,.
подчеркивает генеральный секретарь «Национального
фронта» Стив Бриуа. - Восхождение к вершине власти начинается с
ее подножия». К тому же мэры крупных городов обычно имеют и
депутатский мандат. До своего избрания главой государства Жак
Ширак на протяжении 18 лет занимал пост парижского
градоначальника.
Если на последних президентских выборах в 2012 году за Марин
Ле Пен проголосовали 6,5 миллиона французов - 18 процентов
избирателей, то, согласно последним опросам, в следующем году ее
партия получит в среднем по стране 25 процентов голосов. В
некоторых городах этот результат может превысить 50-55%.
Социологи объясняют растущую популярность «Национального
фронта» неспособностью «системных» партий - как правых, так и
левых I вывести страну из затяжного кризиса. «Французы устроят
порку соцпартии на выборах в 2014 году, - уверена Марин Ле Пен Вслед за теми, кто разочаровался в Николя Саркози, наши ряды
пополнят недовольные Франсуа Олландом».
Французы исключительно болезненно воспринимают удар по
карману. Поэтому предмет особого негодования - безудержный рост
налогов. С их помощью левое правительство пытается залатать
зияющие дыры в бюджете и остановить рост государственной
задолженности, которая к концу 2014-го достигнет астрономической
суммы в 2000 миллиардов евро. В этом году впервые придется
платить налоги примерно миллиону малоимущих граждан.
Катастрофическое положение, в котором оказалась Франция, не
является чем-то фатальным, утверждает Марин Ле Пен. У нее свои
рецепты выхода из кризиса. «Когда мы придем к власти...», - этой
фразой часто начинает свои выступления лидер «Национального
фронта».
В ее программе появляются новые ориентиры. Наряду с
традиционными приоритетами | типа борьбы с незаконной миграцией
и с преступностью, на первый план выдвигаются социальноэкономические проблемы. Противодействие исламу идет под
знаменами защиты ценностей «светского» государства. Напротив,
борьба с коммунизмом потеряла свою актуальность.
Также на авансцену выходит внешняя политика. Как и ее отец,
Марин считает одной из своих долгосрочных целей активное
сближение с Россией, видит в Москве «естественного союзника»
Франции. Она критикует стремление Парижа «наказать» Башара
Асада - несмотря на то, что две трети французов против военного
вмешательства в Сирии.
«Кто бы мог подумать, - иронизирует Марин Ле Пен, - что под
благодушной
внешностью
президента
генерального
совета
департамента Коррез (Франсуа Олланд занимал эту должность до
своего избрания главой государства. - «Культура»), скрывается такой
ревностный вояка. Он оказался в подчинении у Обамы еще в большей
степени, чем Тони Блэр - у Джорджа Буша».
Глава «Национального фронта» возмущена зависимостью
Парижа от стран, с которыми у нее никогда не было исторических
связей, а именно - от Саудовской Аравии и Катара. Франция, по ее
словам, занялась «обслуживанием толстопузых эмиров».
Мощным наступлением «Национального фронта» обеспокоены и
левые, и правые. «Политические элиты сильно напуганы», констатирует газета «Ье Мопсіе». Социалисты, коммунисты и
«зеленые» по-прежнему видят в Марин Ле Пен своего заклятого врага,
тогда как часть правых, пытаясь договориться с соперником, ведет с
ним закулисный торг. Марин Ле Пен готова в некоторых случаях
заключить соглашение, но диктует свои условия.
Претенденты на предвыборный альянс с «Национальным
фронтом» должны предварительно подписать муниципальную
хартию, в которой предусмотрены отказ от повышения налогов,
обеспечение безопасности граждан, защита мелких коммерсантов,
прозрачность в предоставлении дешевого муниципального жилья и
борьба с незаконными лагерями кочевников-цыган.
Контрольные вопросы
1 Проблема миграции и безопасности в Европе: беженцы и
национализм.
2 Реализация политики мультикультурализма в Европе.
3 Подъем национализма и радикализма в европейских странах:
причины, способы их устранения.
4 Опыт европейских демократических партий в борьбе с
радикалами и популистами.
5 Новые формы авторитарных движений в Европе: основные
характеристики.
1 Определите практический опыт работы «Национального
фронта» Франции в реализации национальной политики.
2 Дискуссия «Национального фронта» о способах реализации
внешней политики.
11.1 Понятие терроризма и его исторические корни
Конец XX и начало XXI в. характерны небывалым всплеском
террористических актов, прокатившимся по многим странам почти
всех континентов Земли. В результате этих чудовищных актов
погибли тысячи ни в чем не повинных людей, уничтожены
значительные материальные ценности.
Терроризм - понятие многоплановое. В нем выделяют такие
элементы, как экстремистская террористическая идеология, комплекс
организационных структур для осуществления терроризма в
различных его формах, а также практика террористических действий.
Терроризм как явление имеет глубокие исторические корни,
уходящие в библейские времена. К концу XX века он из локального
внутреннего фактора превратился в международное явление как по
составу участников и поддерживающих его сил, так и по характеру
преследуемых целей.
В настоящее время насчитывается свыше ста различных
определений терроризма. Практически в каждом из них присутствует
такой элемент, как насилие.
В исследованиях терроризма подчеркивается его многогранная
природа, что затрудняет выработку на международном уровне
единого определения феномена терроризма. Ряд исследователей
пытаются акцентировать внимание на разграничении понятий
«насилие», «экстремизм», «война» и «терроризм».
Как социально-политическое явление терроризм (в том числе
международный) - одна из форм насильственной политической
борьбы, которая нарушает основные принципы и нормы
международного права и международной морали. По совокупности
организационно-тактических характеристик терроризм - это насилие,
носящее системный, наступательный и массовый характер,
использующее тактику непредсказуемых атак с целью нагнетания
страха и отличающееся бивалентностью объекта воздействия,
различными способами действий.
В российской литературе указывается на большое число видов
терроризма- это политический, уголовный, националистический,
воздушный,
международный,
идеологический,
этнический,
религиозный, индивидуальный, государственный, военный, мирный,
корыстный,
криминальный,
идеалистический.
Специалисты
насчитывают более двадцати видов терроризма: от тюремного до
компьютерного.
Пытаясь упорядочить существующие классификации по общим
критерием, Б. К. Мартыненко предлагает разделить терроризм на два
вида: международный и внутренний. Ряд исследователей указывают
на трудности, которые возникают при разграничении внутреннего и
международного терроризма. В докладе Генерального секретаря ООН
в 1990 г. говорилось: «Международный терроризм можно
охарактеризовать как террористические акты, при совершении
которых исполнители (или исполнитель), планируя свои действия
получают руководящие указания, приезжают из других стран,’
спасаются бегством или ищут убежища.
Представляется, что наименее спорным и наиболее эффективным
с прикладной точки зрения является деление терроризма на
международный (в том числе транснациональный) и внутренний.
На основе данного деления возможна экстраполяция стандартов,
применяемых в отношении преступлений международного характера,
на акты терроризма, носящие международный характер, а
преступлений против мира и безопасности человечества - на
террористические акты внутренней направленности.
Б. Дженкинс (США)
говорит о двух
определениях
международного терроризма: «актах терроризма с международными
составляющими последствиями и насилием за пределами принятых
норм дипломатии и войны. Международный терроризм может быть
определен как акт насилия или кампания насилия, проводимая за
пределами признанных правил и процедур международной
дипломатии и войны».
В более узком смысле международный терроризм может
«относиться к актам, которые специально определены и объявлены
незаконными международными соглашениями; или, наконец, он
может относиться к совокупности различных определений,
предлагаемых правительствами различных стран». Действительно]
терроризм многогранен и проявляет удивительную способность
приспосабливаться к любым изменениям окружающего мира. Для
современного терроризма характерны:
количественный рост террористических актов, циничность и
жестокость их исполнения;
жертв;
масштабность последствий акций, значительное количество
высокий
деятельности;
уровень
финансирования
террористической
использование
различными
государствами
отдельных
террористических
группировок
для
расширения
сфер
геополитического влияния:
- участие международных террористических организаций в
распространении своего влияния на другие регионы, активные
попытки установить контроль над территориями с богатейшими
запасами энергоносителей, полезных ископаемых;
- профессионализм и подготовленность террористов на основе
большого опыта их участия в различных конфликтах;
- интернациональный характер террористических группировок;
- усиленные попытки по овладению оружием массового
уничтожения для его возможного использования;
- связь терроризма с наемничеством;
- возросшая техническая оснащенность наиболее опасных
террористических группировок;
размывание границ между внутригосударственным и
международным терроризмом;
- установление устойчивых связей между террористическими
организациями и транснациональной организованной преступностью,
в первую очередь наркобизнесом;
- попытки лидеров некоторых террористических организаций
придать своей деятельности характер национально-освободительной
борьбы;
I
появление
новых
видов терроризма,
в частности,
информационного и электронного (компьютерного).
£
Терроризм (террор) в обычном смысле этого слова имеет древние
исторические корни. Самое общее определение террора (от
латинского Іеітог - страх, ужас) - это политика или методы
устрашения
своих
противников,
осуществляемые
путем
насильственных мер, а террористический акт - это посягательство на
жизнь политиков.
Человеческая история богата примерами террористических актов
в древнем мире, в средние века, в новую и новейшую эпоху. Убийства
древнеегипетских фараонов, политических деятелей древней Греции и
древнего Рима, царей, королей и других властителей в последующие
века убедительные тому подтверждения. Вспомните, убийство Юлия
Цезаря Брутом - классический пример террористического акта в
далеком прошлом.
Террор направлялся не только против отдельных личностей, но и
против масс людей. Опустошительные походы персидского царя
Кира, Александра Македонского, упомянутого уже Юлия Цезаря,
татаро-монгольских завоевателей - Чингисхана, Батыя, Тамерлана
сопровождались огромными жертвами не только воинов, но и
гражданского населения, а также убийствами правителей покоренных
ими земель.
Понятие «террор» как проявление определенной политики
утвердилось в новое время и связано с противоборством политиков и
масс в ходе многочисленных революций, особенно в ходе
Французской буржуазной революции конца XVIII века.
Опыт французских революционеров и контрреволюционеров по
применению террора широко использовался их последователями во
многих странах, в том числе в России. В 1860-ых годах в российском
революционном движении сложились террористические течения,
появились идеологи индивидуального террора. Среди них выделялись
учитель приходской школы С. Г. Нечаев (1847-1882 гг.) и литератоо
П. Н. Ткачев (1844-1886 гг.).
Идея
индивидуального
террора
получила
большое
распространение среди разных течений российских революционеров.
Так в кружке землевольца Н.А. Ишутина возникла террористическая
группа «Ад», участник которой Д.В. Каракозов совершил в 1866 году
неудавшееся покушение на царя Александра II. Террористическую
традицию восприняли и некоторые участники народнического и
социал-демократического движения, особенно эсеры. Притеснения
еврейского населения в ряде районов России вовлекли многих его
представителей в террористические организации. Из наиболее
громких террористических актов того времени было убийство паря
Александра II (1881 г.) и председателя Совета министров России П А
Столыпина (1911г.).
Индивидуальный террор применялся и в западноевропейских
странах и США. Заметное развитие он получил в Италии во времена
освободительной революции 50-60-х гг. XIX века. В США в конце
гражданской войны Севера и Юга агент плантаторов убил президента
А. Линкольна (1865г.). Другой президент США Вильям Мак-Кинли
был убит анархистом в 1901 году. В 1914 году убийство в Сараево
(Босния) австрийского эрцгерцога Фердинанда послужило поводом
для начала Первой мировой войны. Развитие террора, как видно из
этих фактов, было тесно связано с борьбой за власть, за захват
территорий и с революциями.
;
Терроризм стал набирать обороты особенно во время и после
Октябрьской революции 1917 года, совершенной большевиками во
главе с Лениным. В России это проявилось в белом и красном
терроре. Экспроприация большевиками собственности привела к
гражданской войне и проявлениям массового террора. Массовые
убийства противников стали повседневным явлением. В первые
послеоктябрьские годы особенно свирепствовали сторонники
Троцкого, возглавлявшего Красную армию. Они тысячами
расстреливали без суда и следствия захваченных в плен
белогвардейцев. Уничтожались и тысячи бойцов Красной армии,
которые отказывались подчиняться троцкистским военноначальникам
или были обвинены в антисемитизме. Именно тогда были созданы
места ссылки, ставшие известными как ГУЛАГ, в лагеря которого
вначале отправляли противников троцкизма, а затем, при
утверждении власти Сталина, сторонников Троцкого. В результате
этого, а также революционных преобразований в 20-30 годы XX века
в России погибли десятки миллионов человек.
В то же время - в Германии, Италии, Испании, Японии и ряде
других стран - возникло фашистское движение, и у власти
утвердились фашистские режимы, при которых в широких масштабах
применялся массовый террор против противников фашизма. Вторая
мировая война между фашистскими государствами и западными
демократическими государствами и СССР сопровождалась огромным
разгулом террора, порожденного, прежде всего, фашистскими
захватчиками. Ответной мерой в СССР на оккупированных
территориях развернулась массовая партизанская война, а также
применялись методы индивидуального террора против оккупантов.
Партизанские действия и индивидуальный террор против фашистских
агрессоров и местных прислужников оккупантов имели 'место в
Югославии, Франции и других оккупированных странах.
Эти факты свидетельствуют о все большем и большем
использовании методов индивидуального и массового террора от
одного этапа истории к другому в политических целях. Одновременно
опыт истории показал, что с развитием техники вооружений и средств
массового поражения, войны и революции как средство достижения
политических целей несут с собой такой потенциал разрушений, что
они становятся бессмысленными.
11.2
Идеологические
основы
терроризма:
религия,
национализм, сепаратизм, политика (секта сикариев, сектантская
группа
исмаэлитов-ассасинов, группа
«Братство
убийц»,
организация Хезболлах, Республиканская ирландская армия,
«Народная воля»)
Существует мнение, что террористы используют идеологию
лишь для оправдания уже совершенных террористических актов.
Подтверждением этому служит то, что многих террористов не волнует
идеология, они не имеют четкие и построенные планы и цели, одним
словом действуют импульсивно, а не разумно. «Новое поколение
террористов нередко состоит из молодежи, не задумывающейся об
идейных
мотивах
своего
поведения
и
примкнувшей
к
террористической деятельности из любопытства, по случайному
увлечению».
Идеология выступает лишь обрамлением террористических
групп.
В таком
качестве
идеи
изменяются,
забываются
первоначальные цели. В данном случае идеология изменяется в
зависимости от среды, в которой она существует.
Кроме того, существуют террористические организации,
деятельность которых основывается на мировоззренческом начале, не
подверженных периодическому изменению. В большинстве своем
именно эти организации интересуют исследователей идеологий
терроризма.
Основой идеологических доктрин терроризма выступает
экстремизм
радикально-революционного
и
радикально­
консервативного характера. К такому мнению пришло множество
исследователей данной проблемы. Именно экстремизм, питая
терроризм идейно и духовно, содействует его развитию. Однако
неверно утверждать, что терроризм выступает социальной практикой
экстремизма, у него имеется своя социальная практика.
Подводя итог вышеизложенному, идеологию терроризма можно
определить как совокупность крайне радикальных идейных
установок, являющихся теоретическим обоснованием применения
насилия различными способами, на нелегитимной основе для
достижения политических целей террористических организаций.
Террористы были всегда. Самая ранняя террористическая
группировка - секта сикариев, которая действовала в Палестине в I
веке новой эры и истребляла представителей еврейской знати,
выступавших за мир с римлянами. В качестве оружия сикарии
использовали кинжал или короткий меч - сику. Это были
экстремистски настроенные националисты, возглавлявшие движение
социального протеста и настраивавшие низы против верхов. В
действиях сикариев прослеживается сочетание религиозного
фанатизма и политического терроризма: в мученичестве они видели
нечто приносящее радость и верили, что после свержения
ненавистного режима Господь явится своему народу и избавит их от
мук и страданий.
Той
же
идеологии
придерживались
и
представители
мусульманской секты ассошафинов. убивавшие халифов, префектов,
губернаторов и даже правителей: ими был уничтожен Иерусалимский
король Конрад Монферратский. Убийство являлось для сектантов
ритуалом, они приветствовали мученичество и смерть во имя идеи и
твердо верили в наступление нового миропорядка.
В эти же времена в Индии действовали различные тайные
общества. Члены секты «душителей», уничтожали своих жертв с
помощью шелкового шнурка, считая этот способ убийства
ритуальным жертвоприношением богине Кали.
В Китае тайные общества, Триады, были основаны в конке
семнадцатого века, когда манчжуры захватили две трети территории
Китая. Первоначально они были основаны как тайные общества для
свержения господства манчжуров и восстановления династии Минь
на имперском троне. Эти общества во время правления династии
манчжуров фактически превратились в инструмент местного
самоуправления, взяли на себя многие административные и судебные
функции. Многие Триады расширили философию сопротивления
манчжурским завоевателям и включили в число противников также
«белых дьяволов», в особенности, британцев, силой навязавших
торговлю опиумом Китаю. Триады неоднократно предпринимали
попытки к народному восстанию, жестоко подавлявшихся
манчжурами. После Восстания Красных Тюрбанов в начале XIX века,
манчжурами была проведена особо жестокая операция наказания,
когда сотни тысяч китайцев были обезглавлены, закопаны' живьем,
медленно удушены. В результате многие члены Триад были
вынуждены искать прибежище в Гонконге и США. По оценкам
британских властей более двух третей населения Гонконга того
времени состояло в различных Триадах. К началу XX века прежде
легальная база существования Триад была подорвана репрессиями
манчжур,
Триады
постепенно
перешли
на
использование
криминальных методов обеспечения своей деятельности: рэкету,
контрабанде, пиратству, вымогательству. В 1911 году деятельность
Триад полностью превратилась из патриотической в криминальную.
Впервые в истории образовалось государство, возглавляемое и
управляемой членами тайных криминальных обществ, которые
привлекали отряды боевиков Триад для расправы над своими
политическими противниками.
Классическим примером террористической организации Средних
веков, которая значительно развила искусство тайной войны,
диверсионной практики и насильственных средств достижения цели,
является секта Хашашаинов («курителей гашиш»), или, в европейском
произношении, «ассассинов». Около 1090 года некто Хасан ибн асСаббах, ( захватил в горной долине к северу от Хамадана
(современный Иран) крепость Аламут.
Этот проповедник-исмаилит (исмаилиты - одна из множества
мусульманских сект) обладал твердым, отважным характером и имел
большое влияние при дворе турецкого султана. В то время турецкие
кочевники захватили всю переднюю Азию, включая Ирак, Персию
(Иран) и Сирию. Несмотря на свои достоинства и расположение
султана, из-за интриг завистников Хасан был вынужден отправиться в
ссылку.
Хасан учредил семь религиозных степеней и создал кодекс
ассасинов, разработал систему постепенной психологической
обработки своих будущих сподвижников и подданных. Вначале
руководителю предписывалось определить характер человека. Затем
завоевать доверие кандидата в ассасины, потакая его слабостям и
порочным страстям. На третьей стадии необходимо было вызвать в
душе обрабатываемого сомнение в истинности Корана, а на четвертом
- получить от него клятву в полном повиновении. Пятая ступень
неожиданно открывала прозелиту, что все самые знаменитые люди в
его государстве - тайные ассасины. Шестая заключалась в общем
экзамене по всему услышанному ранее материалу. И только седьмая
степень, называемая «изложением аллегории», открывала путь в
секту.
Ирландская республиканская армия существует с 1905 года, и
никогда не признавала раздела Ирландии. После того как Ирландия
обрела независимость, главной
целью деятельности стало
присоединение Ольстера к Ирландской Республике. Основным
средством достижения цели всегда являлся террор.
Главной мишенью террора была объявлена Британская армия.
Идеология ИРА заключается в идеях социализма, национализма,
воссоединения Ирландии. Свою деятельность представляет как
защиту «католических гетто от английских солдат и протестантских
ультра».'
Основные взгляды ИРА сводятся к следующему:
I
воссоединение страны можно добиться «путем революционной
партизанской войны»;
I необходимо вынудить Англию уйти из Ольстера;
“ эта война должна быть войной на истощение*
- воина должна вестись на всей территории врага, то есть в
Ольстере, Великобритании и везде, где можно нанести ущерб
англичанам.
Интересной особенностью является, что террористы иногда
взрывали бомбы в пабах, где проводили время католики для того,
чтобы достать деньги на их защиту.
В сентябре 1994 ИРА объявила о прекращении «военных акций»
и предложила провести переговоры, на что британское правительство
ответило отказом. В скором времени ИРА вновь обратилась к террору,
проведя в течение 1996-1997 серию взрывов и убийств.
Движение «Хезболлах» было учреждено в Иране аятоллой
Хомейни для борьбы с оппозицией. Уже в самом названии —«Партия
Аллаха» — предполагается широкии размах движения, стремление
заменить западную концепцию государства, объединить всех
мусульман и установить приоритет религиозной власти ислама. С
1982 года это движение активно проявляет себя в Ливане.
«Хезболлах» приспособила доктрину Исламской Республики Иран
для шиитов в Ливане и поклялась в верности принципам аятоллы
Хомейни.
В основе этого учения лежит положение, что ислам не только
религия, но и политическая и социально-экономическая система,
которая стоит выше этнических или социальных противоречий.
Из этой идеи можно сформулировать основные задачи
«Хезболлах»:
1. Отмена конфессиональной системы и преобразование Ливана в
исламское государство, управляемое по законам шариата.
2. Сопротивление влиянию империализма и западного образа
жизни, освобождение от них всех мусульман в Ливане.
3. Объединение приверженцев ислама во всем мире на основе
фундаментализма.
4. Борьба с Израилем и освобождение от него Иерусалима и
Палестины.
Для достижения своей главной цели - установление исламского
господства во всем мире, необходимо установить исламский режим в
Ливане, а это можно достигнуть, освободив Палестину от евреев.
Поэтому, данная организация проводит террористические акты
против Израиля.
В то же время конфликт с евреями США и Израиля выступает
следствием трех глобальных мировых конфликтов:
- между «властителями мира» и «растоптанными мира»;
- культурной войны между Западом и исламским миром;
- борьбы между иудаизмом и исламом.
Израиль является порождением западного империализма, и был
создан для утверждения влияния запада на Ближнем Востоке и
использования ресурсов арабских стран. Следовательно, Израиль это ни что иное, как источник зла и насилия на Ближнем Востоке,
главное препятствие исламскому объединению, и он должен быть
уничтожен. Изображение Израиля как инструмента Запада, абсолютно
чужого в регионе, является основой большинства заявлений, писем,
речей лидеров и представителей «Хезболлах».
113
Основные
виды
н
характерные
особенности
международного терроризма
Терроризм —особо опасная форма политической преступности.
Как государственное преступление, терроризм, перешагнув границы
государств, превратился в преступление международного характера.
Он подрывает нормальные отношения между государствами, наносит
ущерб самим основам мирного сосуществования, международному
миру и безопасности народов. Это смесь радикальных проявлений
политической ненависти, изощренной подлости и трусости, отрицание
всего человеческого для удовлетворения амбиций любыми методами
(политический
шантаж, захваты заложников, взрывы). Он
представляет собой грубое пренебрежение целями и принципами
ООН и угрожает международному миру и безопасности, основам
дружественных отношений между государствами, препятствует
международному сотрудничеству и ведет к уничтожению прав
человека, основных свобод и демократических основ общества.
Преступные акты, направленные или рассчитанные на создание
обстановки террора среди широкой общественности, группы лиц или
отдельных лиц в политических целях, ни при каких обстоятельствах
не могут быть оправданы, какими бы ни были соображения
политического,
философского,
идеологического,
расового,
этнического, религиозного или любого другого характера, которые
могут приводиться в их оправдание.
Международный
терроризм как
глобальная
проблема
современности характеризуется:
1) расширяющимися масштабами и географией деятельности
террористических организаций в мире. Сегодня международный
терроризм дает о себе знать практически во всех уголках земного
шара.
2 ) усиливающимся политическим и религиозным экстремизмом
Политический экстремизм предполагает выработку и распространение
взглядов и концепции, оправдывающих применение насилия для
достижения
различных
политических
целей,
формирование
политизированных структур для осуществления насильственных
актов и саму практику их использования тля решения тех или иных
задач политической борьбы.
3) расширяющимися связями с международными, локальными,
национальными и этническими конфликтами. Расширение масштабов
терроризма в значительной степени обусловлено ростом в мире
межцивилизационных и социально-экономических противоречий,
противостоянием между развитым Севером и отстающим в развитии
Югом, усилением маргинального экстремизма.
4) стремлением сделать бизнес на торговле людьми в целях
использования рабского труда и сексуального рабства.
Основные
источники
финансирования
международного
терроризма:
1) прямая преступная деятельность самих террористических
групп и организаций (ограбления, выкуп заложников, финансовые
аферы и т. д.) - откровенная криминальная деятельность.
2) спонсирование со стороны крупных международных
корпораций, заинтересованных либо в устранении конкурентов, либо
в изменении бизнес-климата в каких-то регионах мира.
3) традиционный источник — помощь каких-либо, стран,
использующих террористов в качестве инструментов для достижения
своих целей.
£I
4) помощь от теневой экономики, напрямую связанная с
незаконной торговлей оружием, наркотиками, «живым товаром»
(захват заложников, экспорт проституток, рабочих-гастарбайтеров и т.
д.). Наркотики и оружие являются самым подходящим товаром для
получения тысячепроцентных прибылей, и бизнес от торговли
оружием и наркотиками систематически отчисляет «комиссионные» в
пользу международного терроризма.
5) спонсорство частных лиц через посредничество разного рода
землячеств,
обществ
гуманитарной
помощи,
религиозных
организаций и т. д. Этот источник финансово подпитывает
религиозные и националистические террористические организации.
Исключительно опасным стало сращивание терроризма с такими
видами организованной преступности, как торговля оружием и
транснациональный наркобизнес.
Проблеме международного терроризма присущи многие общие
черты характерные для других общечеловеческих затруднений, такие
как планетарные масштабы проявления, большая острота, негативный
$
динамизм, когда отрицательное воздействие на жизнедеятельность
человечества возрастает; потребность неотложного решения и т.д. В
то же время глобальная проблема международного терроризма имеет
и специфические, характерные для нее черты. Рассмотрим более
подробно наиболее важные из них. Прежде всего, следует обратить
внимание на то, что проблема международного терроризма связана с
основными сферами жизнедеятельности мирового сообщества и
социумов отдельных стран: политикой, национальными отношениями,
религией, экологией, преступными сообществами и т.п. Эта связь
получила отражение в существовании различных видов терроризма, к
которым относят: политический, националистический, религиозный,
криминальный и экологический терроризм.
Члены групп осуществляющих политический террор ставят своей
задачей достижение политических, социальных или экономических
изменений внутри того или иного государства, а также подрыв
межгосударственных отношений, международного правопорядка.
Националистический
терроризм
преследует
цели
решения
национального вопроса, которые в последнее время приобретает все
больше характер сепаратистских устремлений в различных
полиэтнических государствах.
Религиозный
вид
терроризма
обусловлен
попытками
вооруженных группировок, исповедующих ту или иную религию
вести борьбу против государства, где господствует иная религия или
иное
религиозное
направление.
Криминальный
терроризм
формируется
на основе
какого-либо
преступного
бизнеса
(наркобизнес, незаконный оборот оружия, контрабанда и т.п.) с целью
создания хаоса и напряженности в условиях которых, наиболее
вероятно получение сверхприбылей. Экологический терроризм
реализуют группировки, выступающие с помощью насильственных
методов вообще против научно-технического прогресса, загрязнения
окружающей среды, убийства животных и строительства ядерных
объектов.
Другой
отличительной
чертой
глобальной
проблемы
международного терроризма является значительное влияние на нее
международных
криминальных
сообществ,
определенных
политических сил и некоторых государств. Это влияние, несомненно,
ведет к обострению рассматриваемой проблемы. В современном мире
существуют проявления государственного терроризма, связанные с
попытками устранения глав иностранных государств и других
политических деятелей; с акциями, направленными на свержение
правительств зарубежных стран; содания паники среди населения
иностранных государств и т.д.
Международный терроризм является в наши дни неотъемлемой
частью процесса распространения преступных транснациональных
организаций,
поддерживаемых
коррумпированными
государственными чиновниками и политиками. Так, в получившей
широкую известность, работе английских ученых «Глобальные
трансформации» отмечается: «Существуют и негативные формы
международных организаций, такие как террористические и
криминальные организации. Несмотря на длящийся много столетий
конфликт между контрабандистами и властями, в последние годы
рост транснациональных криминальных организаций связан с
наркоторговлей (сейчас согласно оценкам экспертов ее годовой
оборот составляет свыше 300 млрд. долларов) и широким
распространением организованной преступности. Решение этих
проблем стало одной из важнейших задач для правительств и
полицейских сил во всем мире». Еще с одной специфической чертой
глобальной проблемы международного терроризма является ее трудно
прогнозируемость. Во многих случаях субъектами терроризма
становятся
психически
неуравновешенные люди,
чрезмерно
амбициозные политики. Терроризм часто рассматривают как способ
достижения целей на мировой арене и в международных отношениях,
которые не могут быть осуществлены какими-либо иными методами.
В современных условиях формы террористической деятельности
становятся все более сложными, а входят во все большее
противоречие с общечеловеческими ценностями и логикой мирового
развития.
Таким
образом,
проблема
международного
терроризма
представляет реальную планетарного масштаба угрозу для мирового
сообщества. Данная проблема имеет собственную специфику, которая
отличает ее от других общечеловеческих затруднений. Однако,
проблема терроризма тесно взаимосвязана с большинством
глобальных проблем современных международных отношений. Она
может быть рассмотрена как одна из наиболее актуальных глобальных
проблем наших дней.
11.4 Квалификация типов терроризма
Учитывая бесконечное многообразие, смыкание и переплетение
различных форм терроризма, его классификация является непростой
задачей. Зарубежные и отечественные философы, политологи,
историки, систематизируют и классифицируют терроризм, предлагая
специфические критерии классификации, что отражает сложность
этого явления. Политолог Д. В. Ольшанский к наиболее «крупным»
видам терроризма относит: политический (террористические действия
разного чрода, имеющие целью оказание влияния на политических
лидеров, власти или проводимую ими политику, вынудить те или
иные 'политические
действия
или
властные
решения),
информационный (прямое воздействие на психику и сознание людей в
целях формирования нужных мнений и суждений, определенным
образом направляющих поведение людей), экономический (различные
дискриминационные экономические действия, имеющие целью
оказание влияния на экономических конкурентов, социальные группы
и слои населения, а также на государства и их лидеров с целью
достижения конкретных экономически выгодных для террористов
решений) и социальный (бытовой) терроризм (разгул уличной
преступности, нарастающий криминалитет, общая социальная
нестабильность и массовая бытовая неустроенность).
Л. В. Сердюк вьщеляет бескорыстный терроризм, в качестве
примера которого называет деятельность русских революционеровтеррористов в начале XX века. При этом, по мнению автора очевиден
положительный момент фанатической деятельности революционеровтеррористов - в их бескорыстии, в стремлении к социальной
справедливости.
і
В
юридической
литературе
вьщеляют технологический
терроризм, под которым понимают незаконное использование
ядерного, химического, бактериологического (биологического)
оружия
или
его
компонентов,
ядерных,
радиоактивных,
высокотоксичных
химических
веществ,
патогенных
микроорганизмов, а также выведение из строя, разрушение или захват
ядерных, химических или иных объектов, систем жизнеобеспечения
городов и промышленных центров для достижения политических
экономических и иных целей.
По мнению В. В. Лунеева существующий терроризм можно
подразделить на: политический, международный, национальный и
религиозный, государственный, стихийный и организованный
воздушный, уголовный.
По мнению И. В. Сыромятникова можно выделить как минимум
три важных направления: а) борьба против правительства своей
страны, б) борьба за национальное самоутверждение, в) религиозный
терроризм.
Однако
Г. В.
Овчинникова
наиболее точно
классифицирует терроризм на следующие самостоятельные виды.
По территориальному признаку:
- международный;
- внутригосударственный;
По характеру субъекта
терроризм делится на:
террористической
деятельности
’
- неорганизованный или индивидуальный. В этом случае теракт
(реже, ряд терактов) совершает один-два человека, за которыми не
стоит какая-либо организация. Индивидуальный терроризм наиболее
редкое явление в современном мире;
организованный,
коллективный
— террористическая
деятельность планируется и реализуется специальной организацией.
Организованный терроризм - самый распространенный современном
мире.
По своим целям терроризм делится на:
- националистический преследует сепаратистские или
национально освободительные цели;
- религиозный - связан либо с борьбой приверженцев одной
религии с приверженцами другой, либо преследует цель подорвать
светскую власть и утвердить власть религиозную;
- идеологически заданный, социальный - преследует цель
коренного
или
частичного
изменения
экономической
или
политической системы страны.
Иногда это вид терроризма называют революционным.
Примером
идеологически
заданного терроризма служат анархистский, эсеровский, фашистский, европейский «левый»
терроризм и др.
Таким образом, при всем многообразии видов терроризма, споры
по проблемам классификации видов терроризма свидетельствует о
настоятельной
необходимости
дальнейших
исследований
в
психологической науке этих проблем, так как их разработка
обусловлена, в том числе и острой практической необходимостью.
Так же анализируя методы террористической деятельности
Н. Пуховский дает классификацию форм проявления терроризма.
1. Индивидуальный террор или политические убийства чиновников, общественных деятелей, банкиров, сотрудников
правоохранительных органов и т.д.
2. Политические похищения. Как правило, похищают крупных
государственных деятелей, промышленников, журналистов, военных,
иностранных дипломатов и т.д. Цель похищения - политический
шантаж (требования выполнения определенных политических
условий, освобождения из тюрьмы сообщников, выкуп и т.д.)
3. Использование в террористических целях взрывных устройств.
Причины,
по
которым
террористы
отдают
предпочтение
использованию взрывных устройств, очевидны: в результате взрыва
обеспечивается
«эффективность»
теракта,
т.е.
наносится
значительный ущерб. Необходимо отметить особую опасность
рассматриваемого способа совершения теракта. Информация о таких
преступлениях, угроза их повторения и высокая вероятность
использования
террористов-самоубийц
оказывает
серьезное
психологическое воздействие на различные группы населения.
4. Угон воздушного судна и иное преступное вмешательство в
деятельность гражданской авиации. Эта форма терроризма (угон,
взрыв воздушных судов) приводит к значительным человеческим
жертвам и приковывает к себе внимание средств массовой
информации. Этим объясняется то, что значительная часть
террористических актов составляют захваты, угоны, уничтожения
воздушных судов и иные посягательства на безопасность гражданской
авиации.
5. Захват и угон морского судна, и иное преступное
вмешательство в деятельность международного судоходства.
6. Захват заложников.
Существенное значение имеют мотивы и цели преступников. В
ряде ^ случаев лица, захватывающие заложников, вдвигают
«комбинированные» требования: выплата выкупа и выполнение
требований политического характера. Между тем, террористы,
психика которых нарушена, способны на иррациональные,'
непредсказуемые поступки, что должно учитываться при переговорах
с ними, подготовке и проведении акций освобождения заложников.
Террористы прекрасно понимают, что у них не всегда есть
необходимость в массовых убийствах людей. Желаемого результата
можно достигнуть, если будет создана иллюзия, например, обладания
смертоносным оружием и готовности его применения. Таким образом,
путем психологического шантажа, оказывается давление на
общественность. Такова краткая характеристика основных видов
терроризма и проявления его форм. Следует отметить, что при всем
многообразии этих видов и форм, терроризм преследует одну цель сделать ( власти и людей заложниками своих интересов, вызвав у
населения чувство страха, паники, незащищенности.
11.5 Сепаратизм и националистический терроризм
Сепаратизм (фр. зёрагаіізте от лат. 8ерага1т
отдельный), отделенчество - политика и практика обособления,
отделения части территории государства с целью создания нового
самостоятельного государства или получения статуса очень широкой
автономии (индивидуальная свобода действия; самостоятельность).
Сепаратизм ведёт к нарушению суверенитета, единства и
территориальной целостности государства, принципа нерушимости
границ.
Сепаратизм принято подразделять на два вида: религиозный и
этнический., т.е. в первом случае — движение религиозного
меньшинства за отделение, в другом —этнического. Сепаратизм также
различается по целям, которые преследуют соответствующие группы
людей. Во-первых, выделяют сепаратизм, целью которого является
отделение и образование нового независимого государства, яркими
примерами такого сепаратизма являются курдский сепаратизм в
Турции и уйгурский сепаратизм в Китае и Средней Азии. Во-вторых,
сепаратизм, с целью отделения и присоединения к другому
государству, например движение за присоединение к Монголии
автономного региона Китая Внутренней Монголии. В-третьих,
сепаратистские движения, целью которых являются только получение
большей автономии при сохранении региона в составе государства,
борьба за расширение прав автономии Корсики во Франции. Также
сепаратизм различается по процессу протекания в развитых и
развивающихся странах. Как правило, почти всегда основная масса
бастующих развивающихся стран - это люди низших ялоев, а
причинами их недовольств, как правило, являются экономически
неуспешное развитие региона, в таких странах сепаратизм обычно
подавляется силовым путем, например, в сепаратизм в СиньцзянУйгурском автономном округе КНР. В развитых странах настроения,
наоборот, менее экстремистские, выражены идеи обычно в
предоставлении большей автономии, а не отделением, и зачастую
движения представлены партией, защищающей данные требования, а
подавляется такой сепаратизм мягким путем, без применения силы,
например, квебекский сепаратизм.
Националистический терроризм. Причины возникновения
националистического терроризма. Сущность, программные установки
и тактика националистических террористических организаций - ИРА,
ЭТА, ТОТЭ, Сикхский терроризм, Палестинский терроризм,
Народный фронт освобождения Палестины.
Проблема самоопределения и сепаратизма и националистические
террористические организации (курдские, уйгурские, еврейские,
палестинские террористические группировки).
Данный вид терроризма широко распространен в мире,
характеризуется
террористическими
действиями
группировок!
которые стремятся добиться независимости от какой-либо страны или
обеспечить превосходство одной нации над другой. Более всего
проявляет себя терроризм ирландский, сикхский, курдский,
армянский, уйгурский, тамильский, албанский, баскский, \ также
имеются многочисленные примеры в ходе межплеменной войны в
африканских странах.
В националистическом терроризме можно выделить два
направления:
- борьба национальных меньшинств за создание собственного
государства, за предоставление автономии или хотя бы за равные
права с господствующей нацией;
- деятельность национальных групп, подавляющих выступления
меньшинств или для создания этнически однородного государства.
Данный вид терроризма существует уже более 100 лет, что
относит его к числу наиболее долговечных. Поскольку национализм
является одной из главных сил изменений в мировом сообществе, еще
рано говорить об исчезновении националистического терроризма.
Контрольные вопросы
1 Терроризм как социально-политическое явление. Критерии
терроризма.
2 Терроризм как историческое явление. Перевороты, заговоры,
революции, террористические режимы.
3 Международный терроризм как глобальная проблема.
4 Классификация терроризма.
5 Взаимосвязь терроризма и сепаратизма.
Вопросы для самоконтроля
1 Укажите
основные
виды
терроризма.
Особенности
международного терроризма.
2 Определите основные очаги терроризма. Выявите причины его
возникновения и распространения.
12
Энергетическая
безопасность
и
вызовы
глобализированного мира
12.1 Новая стратегия т а р гс: процессы слияний и
поглощений
Слияния и поглощения (англ. Мег%еп т й
класс экономических процессов укрупнения бизнеса и капитала,
происходящих
на макро- и микроэкономическом уровнях,
в
результате которых на рынке появляются более крупные компании
взамен нескольких менее значительных.
Слияние- это объединение двух или более хозяйствующих
субъектов, в результате которого образуется новая, объединённая
экономическая единица.
Слияние форм —объединение, при котором слившиеся компании
прекращают своё автономное существование в качестве юридического
лица и налогоплательщика. Новая компания берёт под свой контроль
и непосредственное управление все активы и обязательства перед
клиентами компаний - своих составных частей, после чего последние
распускаются.
Слияние активов — объединение с передачей собственниками
компаний-участниц в качестве вклада в уставный капитал прав
контроля над своими компаниями и сохранением деятельности
и организационно-правовой формы последних, вкладом вг! данном
случае могут быть исключительно права контроля над компанией.
Присоединение- в этом случае одна из объединяющихся
компаний продолжает деятельность, а остальные утрачивают свою
самостоятельность и прекращают существование, оставшаяся
компания получает все права и обязанности ликвидированных
компаний.
Поглощение- это сделка, совершаемая с целью установления
контроля над хозяйственным обществом и осуществляемая путём
приобретения более 30 % уставного капитала (акций, долей, и т. п.)
поглощаемой компании, при этом сохраняется юридическая
самостоятельность общества.
Слияния и поглощения; Виды сделок М&А:
- слияния (объединение нескольких компаний в одну);
- поглощения (приобретение одной компанией другой);
- обратное слияние (без проведения ІРО);
- выкуп акций заемными средствами (ЬВО);
- выкуп акций менеджментом (МВО);
- отделение и продажа бизнес единицы (зрііьоЯ);
установление контроля над менеджментом компании либо
мажоритарным акционером;
| приобретение контрольного пакета акций компании;
- изменение структуры собственности; намеренное банкротство
компании с последующей скупкой ее активов.
Различают также добровольные и враждебные слияния и
поглощения. Враждебное поглощение может быть как законным
(«белым»), когда компания-агрессор действует исключительно
экономическими и юридическими способами, так и незаконным
(недобросовестным, или «черным», когда враждебность проявляется
именно в сфере менеджмента).
Причины, делающие компанию «лакомой добычей» для
поглощения:
компания «цель»
поглощающей компании;
соответствует
с
главным
планом
I цена акций поглощаемой компании ниже рыночной стоимости;
- уникальность выпускаемой продукции/оказываемых услуг;
^ - при наличие у компании «цели» высоколиквидного баланса с
изоыточными денежными средствами к примеру(пенсионного или
страхового фондов) или крупного портфеля высоколиквидных ценных
бумаг;
- слабое использование долгового потенциала компанией;
наличие у компании «цели» дочерних структур, реализация
которых возможна без существенного ущерба для существующих
денежных потоков;
- низкое качество контроля со стороны менеджмента компании
«цели» рынка своих акций;
- компания «цель» является аутсайдером в своей отрасли.
В
этом
случае
поглощающая
компания
проводит
реструктуризацию и интеграцию, либо же повышает стоимость
компании и после перепродает её инвесторам.
поглощении:
враждебном
- двухуровневое предложение (Лго-йег ойег) - цена, за которую
поглощающая
компания
намерена
приобрести
акции
дифференцируется. За обусловленное максимальное число акций'
платится цена более высокого, первого уровня, объявляемая в то же
время, что и тендерное предложение. Прочие акции приобретаются за
оолее низкую цену;
- частичное предложение (раЛіаІ оЯег) - поглощающая компания
устанавливает максимальное число акций, которое желает купить, но
не оглашает дальнейших действий относительно прочих акций. Это
делается с целью подстегнуть акционеров для быстрого принятия
предложения - продавший акции первым получает самую большую
цену;
«медвежьи объятия» (Ъеаг һи§) - отправка электронных писем
топ-менеджменту компании «цели», информируя о предполагаемом
поглощении и требованием принятия быстрого решения (порой за
несколько часов).
Когда поглощающая компания не получает удовлетворительного
отклика на сделанное предложение, она может прямо обратиться к
акционерам компании «цели» с тендерным предложением. Если же
компания «цель» дает понять, что не возражает против слияния, но
хочет получить за свои акции более высокую цену, такая ситуация
будет называться «объятия плюшевого медведя» (іесіеіу Ьеаг һи§).
Недостаточно
эффективная
реструктуризация
компании
вынуждает к созданию механизмов защиты против враждебных
захватов. Защитные механизмы являются особыми мерами для
предотвращения либо остановки враждебного поглощения. Одной из
таких мер является снижение финансовой привлекательности
поглощения и увеличение расходов связанных со сделкой
поглощающей компании. Существует два вида защитных; тактик:
общие и специальные. Общие тактики это зафиксированные в
законодательстве меры уголовной, административной и гражданскоправовой
ответственности.
Специальные
защитные тактики
реализуются
непосредственно
компанией
по
собственному
усмотрению и могут быть превентивными (применяемыми до
поглощения) и экстренными (после начала поглощения).
Особенности трансграничных слияний и поглощений в
современных условиях.
Глобализацию мировой экономики можно охарактеризовать как
усиление взаимозависимости и взаимовлияния различных сфер и
процессов мировой экономики, выражающееся в постепенном
превращении мирового хозяйства в единый рынок товаров, услуг,
капитала, рабочей силы и знаний.
Процесс глобализации охватывает такие сферы мировой
экономики как:
- внешнюю, международную, мировую торговлю товарами,
услугами, технологиями, объектами интеллектуальной собственности;
- международное движение факторов производства (рабочей
силы, капитала, информации);
-
-
•
X ----------------------ЖЛ
О Ш Ііи іП Ы
(безвозмездное финансирование и помощь, кредиты и займы
международных
ценными бумагами, специальные финансовые механизмы и
инструменты, операции с валютой);
I производственное, научно-техническое, технологическое
инжиниринговое и информационное сотрудничество.
Слияния и поглощения имеют относительно длительную
историю. Как один из способов концентрации производства и
капитала, они прослеживаются со времени формирования
капиталистической рыночной экономики. Но лишь сравнительно
недавно (с 1960-х годов) слияния и поглощения приобретают
существенную роль. Косвенным подтверждением может служить
учреждение специализированного журнала в США «Мегееге апсі
АсфшШош» в 1965 г. А с 1980-х годов слияния и поглощения
приобретают характер постоянно функционирующей системы связей
между экономическими субъектами. Именно в эти годы появляются
солидные исследования по данной проблеме.
Система слияний и поглощений включает в себя два основных
направления:
внутринациональное
и межнациональное,
или
трансграничное (сгозз-Ьогйег). Оба этих направления имеют одну
общую характерную черту - и в том. и в другом отчетливо
прослеживаются этапы, каждому из которых присущи свои
особенности. В западной экономической литературе эти этапы
получили название «волн» М&А.
Обобщая, посвященные этапам развития мирового рынка
слиянии и поглощений исследования, рассмотрим важнейшие черты
всех периодов.
ғ
Первый период с 1893 по 1904 гг., охарактеризовался
значительным количеством сделок по горизонтальному слиянию
Второй период с 1919 по 1929 гг. был отмечен значительным ростом
процессов вертикальной интеграции. Третья период с 1955 по 1969/73
И И
конгломеРатных поглощений. Четвертую волну с
1У74/80 по 1989 гг. выделяет высокая доля враждебных поглощений
лавнымі отличием пятой волны с 1993 по 2000 гг. стал
международный масштаб мега-сделок.
олат РЯД исследователей
и экономистов придерживаются мнения, что
2003 год знаменовался для мирового рынка слияний и поглощений
началом нового этапа его развития, который можно назвать шестой
волной слияний. В период восстановления после спада экономики и
финансовых рынков возникшего в 2000 году нахлынула новая волна
слияний в 2003 году. Новая волна превзошла по масштабу в
количественном плане все предыдущие волны: объем мирового рынка
слияний и поглощений вырос более чем в 3 раза за 5 лет (с $1 2 толн
2002 г. до $4 трлн. к концу 2007 г).
і
Общей, объективной основой «волнообразного» процесса
слияний и поглощений является циклический характер развития
рыночной экономики, выступающий в качестве одной из главных ее
закономерностей. Именно различные стадии, фазы экономического
цикла и обуславливают дифференциацию этапов, волн слияний и
поглощений.
«Волнообразность» процесса слияний и поглощений проявляется
в том, что он имеет свои «приливы», «отливы», и высшие и низшие
точки.
Волна трансграничных слияний и поглощений начинает заметно
прослеживаться с 1980-х годов.
Проведенный анализ позволяет выделить основные факторы,
обусловливающие
особенности
трансграничных
слияний
и
поглощений в современных условиях.
Во-первых, рост количества транснациональных корпораций и
особенно увеличение их экономической и финансовой мощи.
Достаточно сказать, что активы только зарубежных подразделений
ТНК
возросли
за
пепипл г Ю Я?
г
п л і> п і
1
^
П А И 'Г И
ОО
п
.
——
I -------- ---
г
/■^ Л
трлн. долл.
V
Во-вторых, обострение конкуренции на национальных и мировых
рынках прямых иностранных инвестиций, рынках слияний и
поглощений.
В-третьих,
формирование
и
расширение
региональных
интеграционных группировок.
Отмеченные
факторы
предопределяют
особенности
трансграничных слияний и поглощений в современных условиях.
Современный
этап
подобных
слияний
и
поглощений
представляет собой глобальный процесс. В этом процессе участвуют
почти все страны мирового сообщества.
В 1991-2000 гг. в качестве участников на мировом рынке
трансграничных слияний и поглощений эксперты называли 116 стран,
а в 2004-2011 гт. 163 страны. При этом заметно возрастает роль
развивающихся стран и стран переходной экономики в этом процессе.
Глобальность трансграничных слияний и поглощений, в свою
очередь, сопровождается тенденции
сделок на этих рынках. В связи с этим, как замечают западные
исследователи, «нужно готовиться к тому, что по мере увеличения
числа международных слияний, сделки будут становиться более
сложными, поскольку здесь выходят на сцену межкультурные,
финансовые и валютные различия».
Одна из важнейших характерных черт современного этапа
трансграничных слияний и поглощений заключается в тенденции к
росту количества и стоимости крупнейших сделок. К таким сделкам
относятся так называемые мегасделки, стоимость которых превышает
1 млрд. долл. Так, если за период 1987-1996 гг. общее количество
подобных сделок составляло 229 (или 0,91% всех трансграничных
слияний и поглощений), а общий объем их стоимости - 490,5 млрд.
долл. (36,7%), то за период с 1997 г. по 2011 г. - 4573,2 млрд. долл..
Столь стремительный рост количества и стоимости крупнейших
трансграничных слияний и поглощений обусловлен двумя главными
причинами. Во-первых, такие сделки осуществляют крупнейшие
международные компании, обладающие огромными финансовыми
ресурсами; во-вторых, такие сделки обслуживают (организуют,
консультируют,
финансируют)
крупные
институциональные
инвесторы - различные категории банков, инвестиционные фонды
(трастовые, пенсионные, пенсионные и т.д.). Нередко сами
институциональные
инвесторы
выступают
в
качестве
непосредственных участников слияний и поглощений. В частности, в
2007 г. некоторые коллективные инвестиционные фонды осуществили
962 сделки на рынке трансграничных слияний и поглощений на сумму
194,6млрд. долл. Именно благодаря сравнительно большей
активности в различные периоды этих институтов возможны крупные
сделки в те или иные годы.
Острая борьба наблюдается на рынке трансграничных слияний и
поглощений фондовых бирж. В начале 2006 г. американский
фондовый оператор Ыа5сіаЧ 8 іоск Магкеі Іпс. стал крупнейшим
акционером Лондонской фондовой биржи, приобретя у нее за 780
млн. долл. 15% акций. В условиях развития региональных
интеграционных процессов расширяются сделки по трансграничным
слияниям и поглощениям транспортных компаний.
Происходят интенсивные сделки по трансграничным слияниям и
поглощениям на рынке недвижимости. Причем стоимость подобных
сделок значительно возрастает. Поэтому игроки на этих рынках
вынуждены
обращаться
за
финансовой
помощью
к
институциональным инвесторам, в т.ч. формирующимся фондам
недвижимости и пенсионным фондам.
С учетом отраслевой направленности различаются три основных
типа трансграничных слияний и поглощений: горизонтальный
вертикальный, конгломеративный.
’
Первый тип I представляет собой объединение компаний
предприятий одной отрасли, которые осуществляют производство
одних и тех же товаров или одних и тех же этапов производства;
второй тип I объединение фирм разных отраслей, но связанных
определенным технологическим процессом производства готовой
продукции; третий тип характеризуется тем, что происходит слияние
или поглощение компаний различных отраслей, не имеющих ни
целевого
единства с
основной
сферой деятельности
ни
технологического, экономического субъекта, осуществляющего
объединение компаний.
Мировая практика показывает, что все еще преобладает первый
тнп трансграничных слияний и поглощений, несколько снижается
роль третьего типа, и значительно сокращаются сделки связанные со
вторым типом корпоративной интеграции. Так, если в 1990 г. долю
горизонтальных объединений компаний приходилось 54,8% всего
количества и 40,9% общей стоимости трансграничных слияний и
поглощений, то к началу 2007 г. — соответственно 56,2% и 71,2%;
конгломеративных объединений - 40,2% и 40,9%, 37,6% и 27%'
вертикальных объединений - 5% и 3,4%, 6,2% и 1,8%.
й
Важно
подчеркнуть,
что
преобладание
первого типа
трансграничных слиянии и поглощений во многом обусловливает
повышение степени консолидации бизнеса, возрастание уровня
контроля над мировыми рынками крупнейшими ТНК.
12.2 Транснациональные энергетические проекты
Современная система международных отношений в условиях
обострения глобальной конкуренции, усиления взаимозависимости
стран и регионов оказалась менее стабильной и потому более
восприимчивой к нарастающим угрозам глобального и регионального
характера.
Наряду с поиском эффективного ответа на традиционные и новые
вызовы международной стабильности и безопасности в новом
столетии
многократно
повысилась
значимость
обеспечения
глобального энергетического баланса. Энергоресурсы имеют
критически важное значение для улучшения качества жизни и
расширения возможностей для всех государств. Поэтому обеспечение
эффективного,
надежного
и
экологически
безопасного
энергоснабжения по ценам, отражающим фундаментальные принципы
рыночной экономики, признается одним из важнейших вызовов для
всего мирового сообщества.
В последнее время можно наблюдать и определенную смену
акцентов в трактовке самого поняия энергетической безопасности.
Если раньше под энергобезопасностью понималось исключительно
стабильное снабжение основных потребителей углеводородными
ресурсами, то теперь она трактуется значительно шире и включает в
себя добычу, транспортировку и продажу на мировых рынках.
Соответственно, не только страны-поставщики, но и транзитные
государства, потребители, а также транснациональные энергетические
корпорации, то есть представители всех звеньев энергетической цепи,
должны нести свою долю солидарной ответственности. Казахстан,
будучи
одним
из динамично
развивающихся
экспортеров
энергетических ресурсов, роль которого в перспективе будет
неуклонно возрастать, в полной мере осознает свою ответственность в
сфере поставок углеводородов на мировой рынок.
Энергетическая
безопасность
как
ключевой
фактор
международной стабильности является одним из важнейших
политико-экономических приоритетов Казахстана. Наша страна
является
важным
элементом
глобальной
энергетической
инфраструктуры, поэтому существенная составляющая внешней
политики Казахстана направлена на решение задачи обеспечения
стабильных и безопасных маршрутов экспорта отечественного
углеводородного сырья. В основе нашей энергетической стратегии
лежит принцип экономической целесообразности и минимизации
техногенного воздействия энергетики на окружающую среду. Мы и в
дальнейшем будем придерживаться позиции диверсификации
путей транспортировки углеводородов на мировой рынок и
максимально эффективного функционирования трубопроводных
систем. Залог международной энергетической стабильности не только
в сочетании интересов потребителей и поставщиков ресурсов, но и в
гармонизации подходов глобальных геополитических игроков, а
также транснациональных энергетических корпораций.
Присутствие в нашем нефтегазовом секторе крупнейших
энергетических компаний США, Европы, России и Китая выводит
задачу | экспорта
энергоресурсов
на
уровень
широкого
международного сотрудничества.
Географическое
положение
Казахстана
обуславливает
необходимость строительства сети экспортных трубопроводов через
территории
сопредельных
государств.
Эффективное
функционирование трубопровода КТК и работа по расширению его
мощности,
введение
в
эксплуатацию
тысячекилометрового
нефтепровода Атасу | Алашанькоу, присоединение Казахстана к
проекту Баку - Тбилиси - Джейхан, а также проработка других
возможных вариантов являются свидетельством интенсивной работы,
проводимой Казахстаном по развитию новых экспортных маршрутов,
и отражает сбалансированный внешнеполитический курс нашего
государства.
Интересы
многовекторной
энергетической
и
трубопроводной политики Казахстана определяют направления
сотрудничества с нашими ключевыми партнерами —Россией, Китаем,
США, странами ЕС и соседями по Центральной Азии. Казахстанскороссииское взаимодействие в энергетической сфере динамично
развивается в духе традиционного партнерства, на взаимовыгодной и
доверительной основе. Следует отметить совместную разработку
месторождений на Каспии, а также создание на паритетных началах
СП по переработке газа Карачаганакского месторождения на
Оренбургском газоперерабатывающем заводе.
Таким образом, Россия получает стабильный источник
импортного сырья, а Казахстан — доступ к активам крупного
российского энергопредприятия.
Не секрет, что привлекательность Казахстана и Центральной
Азии, в том числе для Европейского союза, сегодня во многом
определяется
наличием
в
регионе
значительных ^запасов
углеводородов.
Казахстан расширяет энергопартнерство с Китаем, и мы
отмечаем встречную заинтересованность китайских коллег. У нас
огромный
потенциал
взаимодействия,
что
подтверждается
результатами последних встреч на высшем уровне. Достаточно
упомянуть проекты по расширению трубопровода Атасу Алашанькоу, возведения его второй очереди, а также прокладку
магистрального газопровода по территории Казахстана в Китай.
Важную роль в процессе интеграции республики в международную
энергетическую инфраструктуру сыграло казахстанско-американское
сотрудничество. Компании из США первые инвесторы
казахстанского нефтегазового комплекса, привнесшие в него новые
знания, инновации и технологии. Треть инвестиций, привлеченных в
казахстанскую экономику,-главным образом в нефтегазовый сектор. американские. В рамках расширения нашего энергопартнерства
определяются перспективы сотрудничества по развитию ядерной
энергетики. Наш многолетний плодотворный опыт сотрудничества с
США в сфере нераспространения в полной мере этому способствует.
Своеобразие Прикаспийского региона состоит в том, что на его
геополитическом пространстве протекают те же процессы и явления,
которые характерны для мировой политики и других регионов мира
I региональная интеграция, демократизация внутренней и внешней
политики, транснациональная кооперация. В то же время в этом
регионе.^ обострились негативные процессы — угрозы со стороны
международного
терроризма,
религиозного
экстремизма,
национального сепаратизма, нелегальная транспортировка оружия и
наркотиков.
В этом регионе явно прослеживается еще одна общемировая
тенденция - сохранение роли силового фактора с одновременным
возрастанием экономических, культурных, политических, научнотехнических, гуманитарных связей. Это рождает к жизни те проблемы
и возможности, которые являются следствием глобализации мировой
экономики.
Открытие дополнительных запасов нефти и газа в Каспийском
море и прилегающих к нему районах требует дополнительных
вложений в их разработку, переработку и транспортировку. По ряду
экономических причин страны прикаспийского региона сегодня не
могут самостоятельно и в полном объеме осуществлять освоение
природных
ресурсов,
строительство
новых
трубопроводов,
модернизацию промышленного производства. Поэтому приток
иностранных инвестиций чрезвычайно важен и крайне необходим.
Вовлечение транснациональных корпораций (ТНК) в кооперационный
производственный процесс на основе стабильной и гарантированной
законодательной базы поможет этим странам осуществлять развитие
своих экономик через международное и транснациональное
сотрудничество. Иными словами, нефть и газ выступают как очень
привлекательный и эффективный внешнеполитический инструмент
налаживания взаимовыгодного международного сотрудничества.
Ярким
подтверждением
таких
кооперационных
межгосударственных
и
транснациональных
связей
служит
Каспийский Трубопроводный Консорциум (КТК), созданный в 1992
г., а затем реструктурированный в 1996 г. В проекте приняли
участие Россия (доля участия - 24%), Казахстан (19%), Оман (7%).
Ш Ш Й ак“ ий консорциума делят между собой американские
п п *О российско‘британское (7.5%), итальянская (2% | британская
Такая
«пестрая» структура собственности
консорциума
свидетельствует о том, что участникам удалось найти баланс
государственных и коммерческих интересов. Проект КТК,
протяженностью
1580
км,
созданный
специально
для
транспортировки сырой нефти из Тенгизского месторождения
(извлекаемые запасы которого оцениваются примерно в 9 млрд.
баррелей), расположенного в Казахстане, в терминале Новороссийска.
При этом КТК позволяет решить три главные задачи. Во-первых^
создает один из основных маршрутов транспортной системы для
экспорта каспийской нефти с севера и северо-востока Каспийского
моря, что дает богатому нефтяными запасами
Казахстану
(подтвержденные запасы - 10,0-17,6 млрд. баррелей, в то время как
в российских прикаспийских регионах - 2,7 млрд. баррелей)
возможность стабильного и прямого выхода на мировой рынок. Вовторых, проект предполагает строительство нового трубопровода
(Новороссийск-Комсомольская), нефтетерминала в российском порту
Новороссийска и последующую модернизацию уже существующего
трубопровода (Тенгиз-Комсомольская). И, наконец, и это самое
главное, регионы, через которые пройдет маршрут, получат 2/3
налоговых поступлений в свой бюджет и 50% прибыли в качестве
госсбора. По оценкам экспертов, в течение 40 лет правительство
Казахстана получат в общей сложности 8,2 млрд. долларов, а России
- 23Д
);
Как показывают события последних лет, разведка и| добыча
топливно- энергетических ресурсов являются только ' частью
программы совместного сотрудничества в освоении месторождений
прикаспийских государств. Сегодня нефтегазовые ресурсы стали
одним из основных факторов мировой политики. Глобальные
процессы современного развития прямо или косвенно связаны с
энергоресурсами, надежный доступ к которым входит в число
основных приоритетов любого государства. Поэтому любые крупные
проекты по освоению запасов нефти и газа и их транспортировке
могут быть как примером широкого международного сотрудничества,
так и примером раздора и конфронтации.
Проект по строительству основного экспортного маршрута (ОЭТ)
Баку - Тбилиси - Джейхан представляет интерес для всех стран
региона, кроме России и Ирана, поскольку с экономической точки
зрения Россия лишится дополнительных доходов от прокачки
азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск, а с
политической - ослабнет ее влияние в регионе.
Согласно
последним
договоренностям
между
Грузией,
Азербайджаном. Турцией и США, достигнутым в Вашингтоне в
апреле 2000 г., в полную мощность эта линия начинает работу в
качестве основного трубопровода в 2004 г. Благодаря такому
дополнительному маршруту (пропускная способность 50 млн. т
нефти в год), стоимость которого оценивается от 2,4 до 3,7 млрд.
дол., запасы нефти, обнаруженные на севере Каспийского моря в
секторе Казахстана, смогут в полной мере реализовываться на
внешних рынках. Однако осуществление такого дорогого проекта
будет иметь смысл, если подтвердится открытие дополнительных
запасов нефти в Казахстане. Казахская сторона выразила желание
поставлять нефть по двум направлениям - КТК и ОЭТ. Не исключена
возможность, что в будущем Казахстан может предпочесть более
дешевый маршрут через Иран в Персидский залив, но прохладные
отношения между США и Ираном мешают реализации подобных
проектов.
Самым^ амбициозным
проектом
является
сооружение
ранскаспииского
газопровода:
(Туркменистан-Азербайджанрузия-Турция-Западная Европа) с пропускной способностью в 32
млрд. кубометров в год, предварительная стоимость которого 2 млрд.
дол. Такой маршрут очень выгоден богатому природным газом
Туркменистану, который предпочел бы не полагаться только на
экспортный маршрут через Россию и Казахстан, а продавать газ
напрямую за твердую валюту на западных рынках.
Обладая существенным запасом энергоносителей и других
полезных ископаемых и находясь в центре Евразийского материка,
Прикаспииский регион в этом грандиозном по масштабу проекте
полностью соответствует своему названию и является в перспективе
примером развития трансконтинентальных коммуникаций.
В последнее время широко обсуждается нефтяной потенциал
Каспийского бассейна. По разным оценкам прогнозируемые запасы
Каспия 15-40 млрд. тонн. Но они относятся к категории прогнозных.
Каждая из прикаспийских стран имеет свою позицию по отношению к
разделу Каспийского моря.
Азербайджан:
Каспий
нужно
делить
по
принципу
международного озера на национальные сектора, включающие
водную толщу и водную поверхность.
Казахстан: согласен делить только дно и не делить воду (основа:
Конвенция ООН по морскому праву).
Туркменистан:
принял
закон
о
12-мильной
границе
территориальных вод, формально готов придерживаться прежнего
статуса Каспия, но фактически исходит из наличия своего сектора на
Каспии.
г
Иран: нежелательность раздела в любой форме, придерживается
ранее принятых договоров.
Россия: как и Иран, считает, что суверенитет прикаспийских
государств заканчивается у береговой кромки и не распространяется
ни на дно, ни на водную поверхность.
Пока не принято новое соглашение, каждое прикаспийское
государство
вправе
производить
разведку
и
разработку
углеводородных
месторождений
в
любой
точке
Каспия,
расположенной за пределами 10-мильной зоны.
Но проблема каспийской нефти состоит, прежде всего, в том, что
в среднесрочной перспективе (по разным оценкам от 10 до 15 лет) ни
о каком масштабном освоении нефтегазовых месторождений региона
говорить не приходится, так как разработка требует огромных
инвестиций, которые в ближайшем будущем вряд ли кто-нибудь
сможет и захочет предоставить.
Краткий
анализ
транснационального
сотрудничества
в
Прикаспийском регионе показал, что осуществляемые масштабные
совместные проекты связаны в основном с разработкой сырьевых
ресурсов и прокладкой новых маршрутов их доставки на мировые
рынки. Оценочные и подтвержденные объемы запасов нефти и газа в
регионе, возможные маршруты их экспорта будут влиять на
развитие политических событий в этом регионе в начале’XXI в.
Углеводородные ресурсы в этом регионе являются^; очень
эффективным
внешнеполитическим
фактором,
который
в
значительной степени будет влиять на характер экономического
международного сотрудничества в Прикаспийском регионе.
С точки зрения энергетической безопасности важным решением
стало участие Казахстана в реализации российской инициативы по
созданию под контролем МАГАТЭ Международного центра по
обогащению урана. Речь идет о создании инфраструктуры, которая
может позволить многим заинтересованным государствам реали­
зовать право на недискриминационный и гарантированный доступ к
благам атомной энергетики. При этом будет укрепляться и
международный режим ядерного нераспространения. Приоритетным
направлением внешней политики Казахстана является расширение
взаимодействия в рамках Шанхайской организации сотрудничества, в
том числе в сфере энергетики. ШОС объединяет крупнейших
мировых производителей углеводородов, а также ведущих
импортеров энергоресурсов. В связи с этим сторонами обсуждается
идея формирования в рамках Шанхайской организации единого
энергетического
рынка.
Важным
условием
сотрудничества
государств-членов ШОС в этом направлении должны стать
координация стратегий освоения ресурсов и реализация эффективных
транспортных маршрутов. Таким образом, можно с уверенностью
заявить, что Казахстан с полной ответственностью относится к своей
новой роли в обеспечении международной энергетической
стабильности и безопасности. Нами активно прорабатываются
крупные
инфраструктурные
проекты,
которые
позволят
диверсифицировать и обеспечить устойчивость каналов поставок
энергоресурсов Казахстана на мировые рынки.
- Траисиортиые коридоры. Основные направления:
Каспийско-Черноморско-Средиземноморское;
ЦентральноЕвропейское;
Восгочно-Сибирское-Центрально-Азиатское
и
Дальневосточно-Тихоокеанское
Наряду со специфическими проблемами, характерными для
отдельных видов транспорта, общей главной проблемой развития
транспортного комплекса республики является совершенствование
условий
перевозок
по
маршрутам,
обеспечивающим
ее
международные связи, и перевозок в трансконтинентальном
сообщении, как основы интеграции в мировую транспортную
систему.
Одним из препятствий для успешного вхождения страны в
мировую
экономику
является
ограниченность
транспортно­
коммуникационных возможностей Казахстана.
Во-первых, республика не имеет прямого выхода к морским
путям. Во-вторых, с мировыми наземными транспортными
магистралями Казахстан связан через территорию своих соседей, в
том числе ряда государств СНГ, имеющих нестабильное политическое
и экономическое положение. В сложившейся ситуации одним из
основных условий успешного экономического развития Казахстана,
его включения в мировую транспортную систему является, прежде
всего, адаптация к международным стандартам, развитие и
совершенствование международных коридоров, проходящих через
территорию Республики Казахстан, создание условий л у ч ш и х , чем на
альтернативных маршрутах других стран, решение других торгово­
транспортных проблем и активное развитие своих экспортных
импортных и транзитных возможностей.
Завершение строительства железнодорожного участка на границе
между Казахстаном и Китаем в сентябре 1990 года фактически
восстановило
один
из
маршрутов
древнего
исторически
сложившегося ^ «Шелкового пути». Этот торгово-транспортный
трансграничный коридор обеспечил по кратчайшему пути выход
Китая и других государств Юго-Восточной Азии в страны Европы и
Ближнего Востока через Казахстан.
Подтверждением мирового признания важности и актуальности
проблемы формирования эффективной системы транспортировки в
Центральноазиатском регионе является неоднократное рассмотрение
этого вопроса на сессиях Генеральной Ассамблеи Организаций
Объединенных Наций (ГА ООН), начиная с 1994 года, и утверждение
соответствующих документов.
Принятие резолюций ГА ООН создает международную правовую
основу для принятия мер специализированными учреждениями ООН,
другими международными организациями и странами - донорами по
разработке и осуществлению программ развития транзитных
транспортных систем, обеспечивающих выход к мировым рынкам
государств Центральной Азии стран, не имеющих выхода к морю.
На современном этапе развития наиболее стратегически важными
проблемами транспортной отрасли являются: формирование и
обеспечение
конкурентоспособности
основных
транспортных
коридоров, а также совершенствование сети путей сообщения.
Правительствами стран Центральной Азии, Китая и России
предпринят ряд шагов по развитию инфраструктуры и расширению
количества сервисных услуг для обеспечения пропуска транзита.
Важное
место
в
международной
транспортно
коммуникационной системе занимает Казахстан, представляющий
собой территорию, через которую проходят три основных транзитных
направления:
1) Европа - Китай (с участием России);
2) Европа - Китай (через страны ОЭС);
3) Россия - Центральная Азия.
В связи с этим активизация торгово-экономических отношений
стран Юго-Западной, Южной и Юго-Восточной Азии со странами
СНГ и Европы становится важнейшим фактором развития экспортно­
импортных и транзитных возможностей Казахстана. Благодаря своему
географическому
положению
и
широкой
транспортно­
коммуникационной
сети
Казахстан
обладает
значительным
потенциалом в развитии системы услуг: международная транзитная
торговля,
обслуживание
транзитных
туристов
и
грузов,
международные перевозки, транспортный и телекоммуникационный
сервис и т л .
По оценкам многих экспертов, к началу XXI века объем
перевозок между Европой и Азией, по сравнению с 1990 годом,
увеличится в 9 раз. К примеру, на страны Азиатско-Тихоокеанского
региона (АТР), которые демонстрируют рост ВВП в среднем на
уровне 5-7 % в год, а внешней торговли - 9-14 %, уже приходится 60
% глобального мирового производства и 40 % - мировой торговли.
Уже сегодня только морским путем в трансконтинентальном
сообщении «Европа—Юго-Восточная Азия—Европа» осуществляются
перевозки на сумму свыше 100 млрд. долларов в год. Что касается
Казахстана, то основной доход в структуре его международных услуг
приходится на перевозки, в том числе транзитные. Как правило,
удельный вес объемов перевозок, осуществленных транспортными
средствами Казахстана, колеблется от 54 до 70 %, а нерезидентами, —
в пределах 39-45 %. Причем использование территории Казахстана в
качестве транзитной выгодно отдельным странам и по экономическим
соображениям.
По
мнению
специалистов,
осуществление
международного контейнерного сервиса на трансконтинентальной
железнодорожной
магистрали
Европа-Каз ахстан—Китай
имеет
серьезные экономические преимущества из-за меньшего, примерно на
30 %, расстояния перевозок по сравнению с транспортировкой по
Транссибирской железнодорожной магистрали.
Железнодорожный
транспорт.
Наличие
в
составе
железнодорожной сети технически оснащенных магистральных линий
в сочетании с благоприятным географическим положением (в центре
Евразийского
континента)
предопределил
Казахстану
роль
транзитного звена в сообщении Европа - Азия. Территорию
республики пересекают основные трансконтинентальные маршруты,
связывающие между собой государства АТР, Ближнего и Среднего
Востока, Европы — Трансазиатская железнодорожная магистраль
(ТАЖМ).
Трансазиатская железнодорожная магистраль - один из наиболее
перспективных
сухопутных
международных
маршрутов,
соединяющих через территорию Казахстана:
- страны АТР и Китай со странами Западной и Восточной Европы
- это Северный коридор ТАЖМ;
- страны АТР и Китай с государствами Ближнего и Среднего
Востока —это Центральный коридор.
Северный коридор ТАЖМ пролегает через территории Китая,
Казахстана, России, Беларуси, Польши, и Германии. Его
казахстанский участок составляет отрезок Дружба - Петропавловск.
Центральный коридор ТАЖМ пролегает через территории Китая.
Казахстана,
Узбекистана,
Туркменистана,
Ирана,
Турции.
Казахстанский участок составляет отрезок Дружба - Ченгельды.
Перспективы развития перевозок по Северному коридору ТАЖМ
связываются, главным образом, с ростом транзитных торговых
потоков в сообщении Азия - Европа (в частности, Китай - Европа).
Для их осуществления выполнен комплекс работ по развитию
перегрузочных мощностей пограничной станции Дружба и по
усилению железнодорожного участка Актогай - Дружба. Помимо
этого проводится работа по сокращению времени таможенных
процедур на ст. Дружба.
При технических возможностях Северного коридора это
положение объясняется исключительно высокой конкуренцией
альтернативных маршрутов в овладении транзитом Епропа - Азия,
наличием комплекса нерешенных вопросов и неадекватными
усилиями государств-участников эксплуатации трансазиатского
маршрута (через Китаи —Казахстан) по привлечению грузопотоков на
это направление.
Центральный коридор ТАЖМ играет важную роль для
экономических связей стран АТР со странами Центральной Азии и
Ближнего Востока. По прогнозам наших специалистов, транзитные
перевозки по этому коридору в ближайшие годы имеют тенденции к
росту. Их необходимо развивать и стимулировать, особенно^ учетом
предполагаемого строительства прямого железнодорожного выхода из
Узбекистана на Кашгар (Китай), и создать неоспоримые
преимущества в области транспортного сервиса для удержания и
роста международных транзитных перевозок по Центральному
коридору.
Среднеазиатский коридор (участок Озинки-Илецк-Ченгельды) одно из немногих направлений казахстанских железных дорог, по
которому в настоящее время в заметных объемах осуществляются
перевозки транзитных грузов.
В последние годы Среднеазиатский коридор принял на себя
основной объем перевозок грузов в сообщении Западного Казахстана
с остальными регионами республики.
Дальнейшие перспективы
привлечения
грузов в этом
направлении во многом будут зависеть от использования
центральноазиатскими государствами альтернативных маршрутов через Бейнеу - Макат и одного из маршрутов коридора ТРАСЕКА
(Европа-Кавказ-Азия) Ташкент-Ашгабат-Туркменбаши-БакуТбилиси - Поти.
Западный коридор (участок Аксарайская - Бейнеу —порт Актау)
в прошлом на значительном протяжении характеризовался довольно
высокой грузонапряженностью, в основном, за счет перевозок
транзитных грузов в межреспубликанском сообщении стран
Центральной Азии. В последнее время объем транзита резко упал и
грузопотоки по коридору сократились в несколько раз.
Перспективы роста интенсивности перевозок по коридору
зависят, в основном, от развития транспортных связей через морской
порт Актау.
Дальнейшее развитие перевозок по Западному коридору
возможйЬ также при осуществлении проекта формирования
международного
транспортного
коридора
«Север-Юг»,
обеспечивающего кратчайший выход из северо-западных районов
Европы в район Персидского залива через сеть железных дорог
России, Казахстана, Туркменистана и Ирана.
В отрасли автомобильных дорог и автомобильного транспорта
при сравнительно благополучном положении с протяженностью дорог
общего пользования и плотностью дорог с твердым покрытием, их
эксплуатационное
состояние
характеризуется
крайне
неудовлетворительно.
Анализ существующих грузопотоков по автомобильным дорогам
позволил выделить пять основных коридоров:
- Ташкент - Шымкент - Бишкек - Алматы - Хоргос;
I Шымкент - Актобе - Уральск - Самара;
- Алматы - Астана - Петропавловск - гр. России;
- Астрахань —Атырау —Актау —гр. Туркменистана;
- Омск - Майкапшагай.
Главная проблема отрасли - прогрессирующая потеря несущей
способности дорожных покрытий. Большая часть дорог республики
(86 %) была запроектирована и построена в 60-80 годах прошлого
века по нормативным требованиям того периода, когда допустимая
нагрузка на ось не превышала 6 тонн. Несмотря на то, что в июле 2000
года Правительством Республики Казахстан допускаемая норма
нагрузки на ось, при которой не взимаются сборы за перегруз,
увеличена до 10 тонн, сегодня по дорогам республики движется
транспорт, превышающий эти нагрузки и разрушающий дорожные
покрытия, наносящие значительный экономический ущерб.
Автодорожные пограничные переходы из Казахстана в страны
ближнего зарубежья в настоящее время не соответствуют
международным требованиям. Только по республиканским дорогам
имеется 25 выходов в страны ближнего зарубежья, из которых 19
являются международными (в т.ч. в Россию —11).
Особое значение имеют пограничные автодорожные переходы на
Китаи. Основные переходы, расположенные на республиканских
автодорогах, в населенных пунктах Хоргос, Дружба Бахты
Маикапчагаи и Кольжат.
По территории Казахстана осуществляется значительный объем
автомобильных перевозок в международном транзитном сообщении.
В
целях
увеличения
доходов
планируется
пересмотреть
существующий порядок проезда иностранных автотранспортных
средств через территорию Казахстана и перейти на европейскую
систему, которая предусматривает установление сборов за
пользование инфраструктурой с каждого автотранспортного средства
в зависимости от времени пребывания в стране.
Транзитные воздушные маршруты Казахстана являются
выгодными для иностранных авиакомпаний, выполняющих полеты
между Европой и Юго-Восточной Азией, так как позволяют
значительно сократить протяженность маршрутов. Имеющийся спрос
на использование воздушного пространства Казахстана предъявляет
требования по совершенствованию технических средств управления
воздушным движением, навигации и связи.
Основными направлениями транзитных потоков авиационных
судов иностранных компаний через воздушное пространство
Республики Казахстан являются следующие три маршрута: &
- «АРИСА - САРИН» - из Европы в Китай и страны ЮгоВосточной Азии;
- «АРИСА - ОДИВА» - из Европы в страны Южной Азии;
- «АЗАБИ - ТИРОМ» - из Европы в страны Южной Азии,
Среднего и Ближнего Востока.
Открыты дополнительные воздушные коридоры на границе
Казахстана и сопредельных государств (Китай, Азербайджан,
Узбекистан).
Общее
количество
воздушных
коридоров,
обеспечивающих международное транзитное и межгосударственное
воздушное сообщение, увеличилось с 56 в 1998 г. до 72 в 2000 г.
Протяженность международных воздушных трасс составляет 49000
км. Это позволило получить дополнительно доходов на сумму более 3
млн. долл. США.
Поскольку существующая сеть транзитных маршрутов в
основном удовлетворяет потребности авиакомпаний, использующих
воздушное пространство Республики Казахстан, то основным
направлением деятельности по увеличению потока должно стать
привлечение новых авиакомпаний.
На водном транспорте основной транзитный грузопоток идет
через порт Актау. Транспортный комплекс Мангистауской области
Актауский морской торговый порт - один из значительных
ннтерчодатьных узаов в транспортной инфраструкт> ре Казахстана.
і Юрской порт Актау, как связующее звено, в межгое\дарственных
торгово-экономических
отношениях, в оперативном
режиме
оослу живает
экспортно-импортные,
транзитные
гр\ ш
ряда
предприятий Казахстана, России, Ирана, Объединенных Арабских
Змиратов и Центральной Азии.
Благоприятным для порта Актау является тот факт, что через
него проходит один из маршрутов коридора ТРАСЕКА, одновременно
СТТЫМ он рассматривается и как важнейший перевалочный пу нкг д.,я
•'север-ВЮг>°
международного транспортного коридора
Соцанме собственного казахстанского морского флота является
НС ТОЛЬКО чисто экономической задачей, но имеет также большое
пшитическое и стратегическое значение. Приобретение и дальнейшее
использование судов смешанного плавания выдвигает Казахетаи на
С°Лее ВЫГ0Лные ”ОЗИЦИИ' как • Каспийском регионе, так и в регионах
Черноморского и Средиземноморского бассейнов.
Прямые беспереваючные перевозки в судах смешанного
плавания являются альтернативными вариантами для Каспийского
ефтетраизита • также способствуют решению геотранспортной
проолемы вывоза ввоза гру зов из/в страны Каспийского региона
В перспективе предполагает ся осуществление перевозок
казахстанских грузов по внутренним водным путям России через
каналы:
*
*
Волго-Донской с выходом на Черное и Средиземное мо ря по
направлениям *
- ЯцЖ* ? "
'
_
- на коротком плече - с расчетом на Турцию. С аналогичными
показателями могут осу ществляться перевозки на порты Болгарии
Румынии, Грении;
* ’
‘ на дл'шном г,лсче ~ с расчетом на Италию (порты Равенна
Марг ера). С аналогичными или близкими показателями могут
осуществляться
перевозки
на
Геную
и
другие
порты
Средиземноморья:
*1
Волго-Донской и Волго-Балтийский с выходом в Балтийское
море по направлениям:
- на коротком плече - с расчетом на Прибалтийские порты С
—
Г
Ш
Г
Ка3аТеЛЯМИ
М
О
Г>Т
^
>
^
с
т
ш
,я
т
ь
с
я
перевозки
на
порты I юльши, Финляндии;
- на длинном плече - с расчетом на Германию. С аналогичными
шш близкими показателями могут осуществляться перевозки в
Великооританию и Голландию.
В последнее время в сфере транспорта сложилось мнение о
необходимости существования нескольких проектов затрагивающих
интересы Европы и Азии. Наиболее значимыми из них следует
назвать: создание нового транспортного пути, соединяющего страны
Азии с Европой через Казахстан, государства Средней Азии, Каспий,
Кавказ и Черное море, так называемый проект «ТРАСЕКА». как
конкурирующий с Россией; создание суиермагистрали, соединяющей
прямым железнодорожным сообщением Европу с Японией и другими
странами Азии с использованием Транссибирской и БайкалоАмурской магистралей; проект «Восток-Запад», морским путем
соединяющий западное побережье США с Китаем через территорию
Приморского края; Международная программа развития в районе
бассейна реки Туманная (ПРООН).
12.4 Новые геоэкономическне альянсы
«Юго-Восточная
Азия
становится
центром
азиатской
интеграции», «Китай усиливает свою экономическую мощь и
расширяет свое влияние в Азиатско-Тихоокеанском регионе» — так
комментируют мировые агентства решения, принятые участниками и
гостями 10-го саммита Ассоциации стран Юго-ВосточнЬй Азии
(АСЕАН).
В странах —участницах АСЕАН совокупно проживают около 560
млн. человек, а их общий годовой ВВП достигает I триллиона
долларов. В Китае живут 1,3 млрд. человек, а его ВВП превысил 1,4
триллиона долл. Создается экономическая группировка с крупнейшим
в мире населением - около двух млрд. жителей.
Речь пока идет, правда, лишь о поэтапном снижении торговых
тарифов между странами-участницами, которое будет проводиться к
тому же неравномерно: сначала барьеры понизят наиболее развитые
страны региона, а затем - отстающие. Интеграционные меры в сфере
услуг пока не предусмотрены. В дальнейшем возможно расширение
зоны свободной торговли - в течение ближайших 10 лет переговоры о
присоединении к ней проведут Япония и Южная Корея. Более
глубокие интеграционные мероприятия предусмотрены собственно в
рамках организации. Следуя амбициозной задаче превращения к 2020
году в азиатскую копию Евросоюза, АСЕАН предусматривает
создание сразу трех общностей: Сообщества безопасности (СБА),
Социокультурного сообщества (СКА) и Экономического сообщества
(ЭСА).
Во Вьентьяне были открыты двери для сотрудничества этих
группировок с другими странами. Так, министр иностранных дел РФ
Сергей Лавров, участвовавший в работе форума, от имени России
подписал Договор о дружбе