close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социокультурная динамика христианской седмерицы грехов в экфрасисе текстов культуры

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Подгорная
Инна Александровна
СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ДИНАМИКА
ХРИСТИАНСКОЙ СЕДМЕРИЦЫ ГРЕХОВ
В ЭКФРАСИСЕ ТЕКСТОВ КУЛЬТУРЫ
Специальность 24.00.01 – теория и история культуры (культурология)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата культурологии
Чита – 2018
Работа выполнена на кафедре теории и истории культуры, искусств
дизайна ФГБОУ ВО «Забайкальский государственный университет» (ЗабГУ)
Научный руководитель
доктор культурологии, доцент
Камедина Людмила Васильевна
Официальные оппоненты:
доктор культурологии, доцент,
ФГАОУ ВО «Северный (Арктический)
федеральный университет имени
М.В. Ломоносова», профессор кафедры
культурологии и религиоведения
Матонин Василий Николаевич
кандидат философских наук, доцент
кафедры гуманитарных наук с курсом
педагогики и психологии высшей школы
ФГБОУ ВО «Читинская государственная
медицинская академия» Минздрава РФ
Волнина Наталья Николаевна
Ведущая организация
ФГБОУ ВО «Омский государственный
университет им. Ф. М. Достоевского»
Защита диссертации состоится «26» декабря 2018 г. в 13.00 часов на
заседании диссертационного совета Д 212.299.06 при ФГБОУ ВО
«Забайкальский государственный университет» по адресу: 672007, г. Чита,
ул. Бабушкина, 129, зал заседаний диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВО
«Забайкальский государственный университет» по адресу: г. Чита, ул.
Чкалова, 150 и на сайте ФГБОУ ВО «Забайкальский государственный
университет»
по
электронному
адресу:
http://www.zabgu.ru/files/html_document/pdf_files/fixed/Podgornaya/Dissertaciya_P
odgornoj_I.A.(1).pdf
Автореферат разослан 15 ноября 2018 года.
Учёный секретарь
диссертационного совета,
доктор философских наук, профессор
Е. Ю. Захарова
2
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В центре многих современных
культурологических исследований находится проблема осмысления концепта
«грех», что обусловлено происходящими процессами дегуманизации и
десакрализации культуры, формированием новых ценностных ориентиров
глобализирующегося
общества.
В
настоящее
время
наблюдается
положительное восприятие греха, рассматриваемого как норма в контексте
установок на гедонистический образ жизни.
Сформировавшись в русле раннехристианского мировоззрения, концепт
«грех» стал ключевым для понимания духовных смыслов западноевропейской
и русской культуры, через него «устанавливаются связи между человеком и
окружающим миром, человеком и Богом, земной и посмертными жизнями и
определяется вектор духовной эволюции культуры» (И. С. Брилёва).
Каноническое понимание христианской седмерицы грехов было выработано в
трудах Отцов Церкви на основе библейского текста и генерировало в себе не
только учение о семи смертных грехах, но и учение по их распознаванию и
борьбе с ними. В связи с этим актуально определить алгоритм узнавания
христианской седмерицы грехов, который будет способствовать пониманию
самого концепта «грех» в его социокультурной динамике.
Христианская седмерица грехов включает в себя традиционные смыслы,
обеспечивающие целостность и устойчивость христоцентричной знаковой
системы в текстах культуры, которую она формирует, сохраняя код
национальной идентичности. Способом передачи этих глубинных смыслов
является экфрасис (смысловое соотношение словесного и живописного
текстов). Под текстом культуры в данном контексте можно понимать всякое
явление культуры, выражаемое через систему символов и знаков, подлежащих
прочтению и пониманию (литература, живописное творчество).
Отражение христианской седмерицы грехов можно найти в
произведениях западноевропейских и русских писателей (А. Данте, Ф. Рабле,
Н. В. Гоголя, Ф. М. Достоевского, А. С. Пушкина и др.), художников (И. Босха,
П. Брейгеля, С. А. Алимова, Е. Е. Бернадского, П. М. Боклевского,
О. Г. Верейского, С. В. Герасимова, А. М. Лаптева, В. А. Фаворского,
М. З. Шагала, Д. А. Шмаринова).
Анализ текстов культуры показывает, что смысловое наполнение и
освоение христианской седмерицы грехов претерпело трансформацию.
Церковные преобразования, произошедшие в XI-ХХ вв., способствовали
качественному изменению смыслов понятий «грех», «порок», «страсть», а
также изменению их восприятия в разные исторические эпохи. В связи с этим
важно обращение к анализу социокультурной динамики концепта «грех» и его
выражению в христианской седмерице грехов для понимания духовных и
3
культурных процессов, происходящих в обществе под влиянием церковных
реформ. Текст культуры, попадая в новый историко-культурный контекст,
наполняется новым смыслом, отличным от того, какой он имел во время его
создания. «Каждый век, приобретая новые факты, приобретает и новые глаза»
(Г. Гейне). Изменение культурных контекстов эпохи приводит к конфликту
интерпретаций седмерицы грехов в текстах культуры. Однако важно сохранить
национальный код культуры, транслируемый через диалог смыслов в текстах
культур.
Именно экфрасис выступает связующим звеном между учением Отцов
Церкви о грехах как смыслообразующее начало, приёмом, позволяющим
выстроить данный диалог интерпретаций и соединить вербальные и
невербальные тексты культуры, являющиеся источником порождения новых
смыслов. Культурологическое осмысление и применение экфрасиса позволяет
рассматривать тексты культуры в едином смысловом пространстве благодаря
наличию в них образов, знаков и символов христианской седмерицы грехов.
В настоящее время в массовой культуре развивается положительное
восприятие некоторых видов греха. Грех рассматривается как нечто хорошее в
определённых условиях, снимается его исконная трактовка в качестве
разрушительного начала, несущего деструктивные тенденции. Искажение
концепта «грех» приводит к искажению духовных смыслов многих текстов
культуры, что может привести к потере смыслообразующего кода культуры, к
потере культурной идентичности. В этой связи актуален авторский опыт
выявления алгоритма узнавания и освоения христианской седмерицы грехов и
его трансляции в современное социокультурное пространство. Обращение к
сакральным первоистокам позволяет сохранять традиционные архетипы
духовной культуры в дегуманизированном и дезориентированном современном
обществе.
Степень научной разработанности темы. Анализ трудов зарубежных и
отечественных учёных, имеющих отношение к проблеме изучения
христианской седмерицы грехов в экфрасисе текстов культуры, определяет
основные направления в изучении заявленной темы:
– изучение концепта «грех» представлено в трудах А. С. Александрова,
Н. Н. Волниной,
Л. Г. Брылёвой,
В. В. Бринзей,
С. А. Гудимовой,
М. О. Ганиной,
Л. А. Звенигородской,
К. В. Зорина,
Н. Н. Исаченко,
игумена Ионы (Займовского), Д. В. Исютина-Федоткова, М. К. Каминского,
А. М. Каминского, Н. Н. Карижской, Л. В. Камединой, О. Н. Кондратьевой,
С. А. Комарова, Ю. Н. Куличенко, М. С. Киселёвой, В. И. Лафитского,
А. Ф. Лубина, Д. Г. Лихих, В. С. Мухиной, В. Н. Назарова, Л. В. Поповой,
Л. Г. Пановой, С. А. Рассадиной, Ю. Ю. Резвой, В. В. Сайгина, Дж. Собрана,
К. А. Стародубцевой, А. А. Хвостова, З. А. Целищевой, А. Шайо, Д. Шактера;
4
– анализ языка экфрасиса содержится в работах О. Н. АлександровойОсокиной, Н. С. Бочкарёвой, Н. В. Брагинской, Л. Г. Брылёвой, А. Вежбицкой,
Л. М. Геллера, Ж. Димеши, И. А. Есаулова, О. А. Жуковой, С. А. Животягиной,
К. В. Загородневой,
Б. А. Каца,
Ю. М. Лотмана,
Н. Е. Меднис,
Д. С. Мелентьева, В. С Непомнящего, М. И. Никола, М. Нике, А. М. Панченко,
Н. Л. Пушкарёвой, О. Ю. Пановой, С. А. Рассадиной, М. Рубинс, П. Рикёра,
Ю. С. Степанова, Б. Н. Тихомирова, Е. Г. Таранниковой, Е. Н. Третьякова,
М. Г. Уртминцевой, А. Я. Флиера, Е. В. Яценко;
– история реформ христианской церкви рассмотрена в трудах
А. И. Бриллиантова,
Н. Н. Волниной,
Н. Н. Воробьёвой,
Г. Ю. Каптена,
Д. А. Карпук, Д. А. Клименко, свящ. Константин Костромина, В. А. Мальцева,
А. И. Овчинникова, В. И. Павлова, И. М. Пудовкиной, М. Х. Седано-Сьерра,
Р. В. Светлова, А. А. Спасского, Б. А Филиппова, В. В. Фурсова, В. М. Хруля,
прот. Владимира Шмалия, А. В. Юдина;
– изучению трансформации смыслов экфрасиса текстов культуры
посвящены
работы
Н. А. Бердяева,
М. М. Бахтина,
О. А. Жуковой,
А. С. Запесоцкого,
А. Н. Ильина,
И. А. Ильина,
М. В. Колесника,
Ю. М. Лотмана, А. С. Петраковой, В. М. Розина, прот. Андрея Шаргунова;
– конфликт интерпретаций текстов культуры представлен трудами
П. Рикёра, Дж. Дьюи, Н. Д. Арутюновой, М. М. Бахтина, Л. С. Выготского,
И. Р. Гальперина, И. А. Есаулова, Э. В. Ильенкова, Л. В. Камединой,
Н. А. Симбирцевой, Г. П. Щедровицкого;
– исследование духовно-нравственного состояния современного общества
через призму религиозно-этических категорий содержится в трудах
М. А. Антипова,
С. М. Дергалёва,
П. Л. Зайцева,
Л. В. Камединой,
М. В. Колесника, Е. С. Куква, В. Т. Лисовского, Д. Г. Лихих, В. Н. Матонина,
В. В. Николиной,
С. Н. Оводовой,
С. С. Соковикова,
О. Е. Фефеловой,
А. А. Хацац, А. И. Хвыля-Олинтера, Е. А. Царёвой, А. Ю. Шадже.
Объект исследования – концепты «грех» и «христианская седмерица
грехов» в текстах культуры.
Предмет исследования – социокультурная динамика христианской
седмерицы грехов, алгоритм её узнавания и освоения в экфрасисе текстов
культуры.
Цель исследования – раскрыть социокультурную динамику
«христианской седмерицы грехов» посредством экфрасиса и алгоритма её
узнавания и освоения в текстах культуры.
Данная цель предполагает последовательное решение следующих задач:
1. Исследование теоретико-методологических основ концептов «грех»,
«седмерица грехов», алгоритма узнавания и освоения седмерицы грехов, а
также экфрасиса как способа передачи традиционных смыслов в текстах
5
культуры, сохраняющих национальную идентичность, основанную на
христоцентризме.
2. Определение влияния церковных преобразований на динамику
восприятия христианской седмерицы грехов и её отражение в текстах
культуры.
3. Анализ содержания диалога и конфликтов интерпретаций
христианской седмерицы грехов в социокультурной динамике.
4. Применение алгоритма узнавания в освоении христианской седмерицы
грехов в текстах культуры и описание форм трансляции её смыслов в
социокультурные практики.
Теоретическая база исследования опирается на ряд культурологических
и философских концепций:
1.
Концепция исследования экфрасиса как способа соотношения
художественного слова и живописного текста (Н. С. Бочкарёва, Н. Н. Волнина,
Л. М. Геллер,
О. А. Джумайло,
Ж. Б. Дюбо,
С. А. Животнягина,
С. Н. Иконникова, С. Я. Левит, Г. Э. Лессинг, Н. Е. Меднис, М. И. Никола,
М. Нике, Е. А. Постнова, Ю. М. Шор, Е. В. Яценко).
2.
Концепция феноменологии творчества в диалоге и конфликте
интерпретаций смыслов, символов, образов культуры (А. С. Ахиезер,
О. В. Бабушкина,
О. Н. Бахтина,
Л. Г. Брылёва,
Ж. Диди-Юберман,
И. А. Есаулов, О. А. Жукова, П. Л. Зайцев, А. С. Запесоцкий, М. С. Каган,
Л. В. Камедина, И. В. Кондакова, Д. С. Лихачёв, В. Н. Матонин, М. МерлоПонти, А. М. Панченко, A. A. Пелипенко, Г. Риккерт, П. А. Сорокин,
Й. Хейзинга).
3.
Концепция христоцентризма в освоении концепта «грех»
(И. А. Арзуманов, Н. С. Бочкарёва, П. И. Великанов, Н. Н. Волнина,
В. С. Глаголев, И. А. Есаулов, И. В. Иванишко, Н. Н. Исаченко, О. Е. Казьмина,
Л. В. Камедина,
С. Г. Кара-Мурза,
А. И. Осипов,
С. А. Рассадина,
К. А. Стародубцева, А. И. Хвыля-Олинтер).
Методологическую
базу
исследования
составляют
труды
отечественных и зарубежных культурологов, философов, филологов,
искусствоведов. Основой исследования также стали работы религиоведов,
рассматривающих историю христианской церкви, природу греха и его
деструктивного влияния на развитие личности.
Обращение к существующей классификации методов и подходов,
используемых при анализе экфрасиса и христианской седмерицы грехов,
позволило
определить
культурологическую
основу
исследования,
включающую
структурно-функциональный,
культурологический,
теоаксиологический подходы.
6
Структурно-функциональный подход позволил раскрыть сущность
экфрасиса как модели, соединяющей вербальные и невербальные тексты
культуры и их применение в социокультурных практиках.
Культурологический подход открывает новые возможности в осмыслении
концепта «грех», что способствует выявлению смыслообразующего ядра
культуры через экфразу «христианская седмерица грехов» в текстах культуры.
Данный подход позволяет выявить и применить через экфрасис текстов
культуры алгоритм узнавания и освоения христианской седмерицы грехов для
сохранения культурного кода как «генератора смыслов культуры»
(Ю.М. Лотман, М. Фуко).
В рамках культурологического подхода использовался герменевтический
метод, который позволил выявить духовный смысл учения о христианской
седмерице грехов посредством интерпретаций текстов культуры. Сторонники
герменевтического метода (Г. Гадамер и Ю. М. Лотман) считают, что осознание
художественного текста (в т. ч. текстов культуры) никогда не бывает полным,
что доказывает бесконечную открытость духовного смысла культуры для его
постижения каждым поколением.
Тео-аксиологический
подход,
разработанный
Л. В. Камединой,
определяет аксиологическую ценность экфрасиса в текстах культуры в
религиозном аспекте. В рамках данного подхода выявлен алгоритм узнавания
христианской седмерицы грехов. Аксиологический метод в рамках данного
подхода раскрывает содержательную сторону текста культуры через категорию
«ценность/смысл». Теоретической основой данного метода являются работы
Т. Парсонса, Ю. Хабермаса, Л. А. Закса, М. С. Кагана, Л. В. Камединой,
И. А. Суриной.
В диссертационном исследовании был применён сравнительноисторический метод, посредством которого была выявлена и проанализирована
трансформация освоения смыслов христианской седмерицы грехов в
социокультурной динамике.
Эмпирическая база исследования основана на изучении экфрастичных
текстов культуры, к которым относятся Библия и святоотеческое наследие
христианских мыслителей; художественные тексты (произведения русской и
западноевропейской литературы), живописные тексты (картины и иллюстрации
к
произведениям
русской
и
западноевропейской
литературы),
публицистические тексты, совмещающие в себе словесный текст, «слоган» с
«картинкой», «образом».
Научная новизна исследования. В диссертационной работе реализован
комплексный подход в изучении социокультурной динамики христианской
седмерицы грехов. В итоге разработки темы получены следующие результаты:
1. На основе теоретического материала научного исследования и анализа
понятий «грех», «седмерица грехов» обоснована целесообразность
7
использования комплекса научных подходов, среди которых основными
являются
структурно-функциональный,
культурологический,
теоаксиологический. Комплексный подход позволяет определить алгоритм
узнавания и освоения христианской седмерицы грехов через применение
религиозного экфрасиса.
2. Изучена социокультурная динамика освоения христианской
седмерицы грехов, определена её зависимость от церковных реформ XI, XVII,
XX вв. и обозначена трансформация её восприятия в историко-культурном
контексте изменений догматических установок Римо-католической и
Православной церквей относительно понятия «грех».
3. Проанализированы смыслы христианской седмерицы грехов в
экфрасисе текстов культуры в разные эпохи и в разных мировоззренческих
позициях, в результате чего выявлен как диалог, так и конфликт интерпретаций
экфрасиса культурных текстов.
4. Представлены авторский опыт алгоритма узнавания христианской
седмерицы грехов в текстах культуры через религиозный экфрасис и формы
трансляции алгоритма в современное социокультурное пространство.
Положения, выносимые на защиту:
1. Теоретико-методологические основы исследования христианской
седмерицы грехов в экфрасисе текстов культуры, осмысление концептов
«грех», «седмерица грехов» опираются на культурологический подход,
который объединяет герменевтический, феноменологический, семиотический,
сравнительно-исторический методы, а также дополняются структурнофункциональным и тео-аксиологическим подходами, что позволяет разработать
алгоритм узнавания седмерицы грехов в текстах культуры, проследить её
освоение в разные периоды культурной истории через религиозный экфрасис
как способ передачи традиционных смыслов текстов культуры для сохранения
национальной идентичности, основанной на христоцентризме.
2. Восприятие текстов культуры о седмерице грехов проявляется через
понятие «экфрасис», христианские смыслы которого трансформировались в
результате церковных реформ, происходивших как в западной, так и в
восточной церквях. Изменение догматической основы понимания природы
греха, закреплённой в решениях семи Вселенских соборов (IV-VIII вв.),
отразилось сначала в текстах западной культуры. В России на трансформацию
восприятия концепта «грех» оказали влияние преобразования Петровской
эпохи (кон. XVII-нач. XVIII в.), изменившие его содержание под воздействием
западных ценностей. После церковных реформ ХХ в. христианское понимание
греха было перемещено на периферию культурных норм, что, в первую
очередь, нашло отражение в словесности и иллюстрациях художников,
изображавших грех как удовольствие, а также словесно-визуальной рекламе,
которая строится на отторжении христианского смысла седмерицы грехов, в
8
результате чего в сознание молодёжи закладывается установка на
консьюмеризм «перепотребления»; происходит «атрофирование» понятий
совести, стыда, милосердия, а также трансформация личности в культуре.
3. Социокультурная динамика христианской седмерицы грехов позволяет
увидеть её диалог с христианским учением и трансформации в освоении
духовных смыслов экфрасиса текстов культуры; выявляет конфликт
интерпретаций седмерицы грехов через христоцентризм культурного кода,
который закреплён в догматическом понимании концептов «грех» и
«христианская седмерица грехов», представленных в амартиологии
восточнохристианских мыслителей. Постижение данного кода возможно через
религиозный экфрасис текстов культуры в заданном для освоения седмерицы
грехов алгоритме.
4. Трансформация интерпретаций концептов «грех» и «седмерица грехов»
приводит к искажению христианских смыслов текстов культуры. В связи с этим
целесообразны практики трансляции в современное социокультурное
пространство алгоритма узнавания седмерицы грехов и её христианское
освоение
в
экфрасисе
текстов
как
смыслообразующего
ядра
западноевропейской и русской культуры. Обращение к сакральным
первоистокам позволяет сохранять традиционные архетипы духовной
культуры, христоцентричный код культуры.
Теоретическая значимость исследования. Содержащиеся в работе
положения и выводы дополняют теоретико-методологические подходы
понимания культурологического и религиозного концепта «грех», позволяют
расширить аксиологический аспект изучения культуры, вносят вклад в
разработку учения о седмерице грехов как репрезентативного явления
христианской культуры.
Практическая значимость исследования. Результаты исследования
могут найти практическое применение при подготовке учебных пособий, в
преподавании ряда тем по теории и истории культуры, при разработке и
проведении спецкурсов и факультативных занятий по дисциплине «Основы
религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ), «Основы православной
культуры» (ОПК), в таких отраслях гуманитарного знания, как «Литература»,
«Эстетика», «Искусствоведение», «Мировая художественная культура» (МХК).
Апробация результатов исследования прошла на конференциях
различного уровня:
региональных: V Забайкальские Рождественские образовательные чтения
«Традиции и новации: культура, общество, личность» (Региональный этап
Международных Рождественских образовательных чтений) (Чита, 2016); VI
Забайкальские Рождественские образовательные чтения «1917-2017: уроки
столетия в судьбах Забайкалья» (Чита, 2017); VII Забайкальские
9
Рождественские образовательные чтения «Нравственные ценности и будущее
человечества» (Чита, 2018);
всероссийских: XII Всероссийские (с международным участием)
Славянские Чтения «Духовные ценности и нравственный опыт русской
цивилизации в контексте третьего тысячелетия» (Орёл, 2016);
международных: III Международная науч.-практ. конф. «Актуальные
проблемы социогуманитарного знания» (Новороссийск, 2014); VI
Международная науч. конф. «Интерпретация текста: лингвистический,
литературоведческий и методический аспекты» (Чита, 2015); Международная
науч.-практ. конф. «Социальное служение Русской Православной Церкви:
проблемы, практики, перспективы» (Санкт-Петербург, 2016);
в научном журнале: «Аспирант: труды молодых учёных, аспирантов и
студентов» (Приложение к научному журналу «Вестник Забайкальского
Государственного университета») (Чита, 2014, 2016);
в научных журналах ВАК: «Исторические, философские, политические и
юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и
практики» (Тамбов, 2015); «Учёные записки» Комсомольского-на-Амуре
государственного технического университета (Комсомольск-на-Амуре, 2016);
«Вестник» Кемеровского государственного университета культуры и искусств
(Кемерово,
2017);
«Духовно-нравственное
воспитание:
научнопросветительский журнал» (Москва, 2018); «Общество: философия, история,
культура» (Краснодар, 2018).
Материалы диссертационного исследования прошли апробацию при
разработке и осуществлении авторского социокультурного просветительского
проекта на тему: «Духовно-нравственные проблемы современного общества:
седмерица грехов» в ГБПОУ КК «Новороссийский социально-педагогический
колледж» (с 2014 года). Данный проект представляет опыт многолетней
научно-исследовательской и практической работы диссертанта.
Структура диссертационной работы. Диссертация состоит из введения,
двух глав, включающих 4 параграфа, заключения, списка литературы (238
наименований), приложения со списком иллюстраций (128 наименований).
Общий объём диссертации составляет 168 страниц с приложением.
II.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во «Введении» обосновывается актуальность темы диссертационного
исследования; представлена степень её разработанности; определены объект,
предмет, цель и задачи исследования; обозначены методы исследования;
раскрывается научная новизна работы; выдвигаются положения, выносимые на
защиту; изложена теоретическая и практическая значимость исследования;
приведены результаты апробации по теме исследования.
10
В первой главе «Теоретико-методологические основы исследования
христианской седмерицы грехов в экфрасисе текстов культуры»
представлена теоретическая и историческая база исследования. Диссертант
предлагает комплексный анализ концептов «грех» и «христианская седмерица
грехов» в экфрасисе текстов культуры, применяя культурологический,
структурно-функциональный, тео-аксиологический и другие подходы и методы
исследования. Рассматривается влияние церковных преобразований на
динамику восприятия смыслов христианской седмерицы грехов, отразившуюся
в текстах западноевропейской и русской культуры.
В первом параграфе «Методология исследования экфрасиса
христианской седмерицы грехов в научном дискурсе» представлено
теоретическое осмысление понятий «грех», «седмерица грехов», «экфрасис»;
приведены классификации, виды экфрасиса и описаны его функции, обозначен
алгоритм узнавания седмерицы грехов.
Диссертант применяет комплексный подход к анализу концепта «грех»,
специфика которого определяется многомерностью его структуры – наличием
религиозного, этического, культурного компонентов, а также применением
культурологического, филологического, философского, литературоведческого
и других аспектов исследования. Комплексный анализ позволил определить
культурологическую основу исследования, включающую структурнофункциональный, культурологический, тео-аксиологический подходы.
В рамках культурологического подхода был осмыслен концепт «грех» и
выявлен алгоритм узнавания смыслообразующего ядра христианской
седмерицы грехов в текстах культуры через применение герменевтического
метода. Данный алгоритм диссертант представил через связь трёх основных
компонентов, позволяющих выявлять духовные смыслы текстов культуры. К
ним он отнёс архитектонику (композиционная смысловая структура,
позволяющая увидеть целое через анализ его частей, т.е. скрытый смысл всего
произведения выявить через образы и символы); кардиогнозис («мыслящее
сердце» – способность интуитивного усмотрения через представленные
визуальные или вербальные образы искажений догматического духовного
смысла текста культуры); христоцентризм (сопоставление увиденного образа с
догматическим основанием, с первоисточником для выявления соответствия
образа или интерпретации седмерицы грехов канону).
Тексты культуры, попадая в новый историко-культурный контекст,
наполняются новыми смыслами, отличными от первоначальных, что говорит об
открытости духовного смысла культуры для его постижения каждым
поколением (Ю. М. Лотман, Г. Гадамер, Л. В. Камедина). Именно религиозный
экфрасис текстов культуры позволяет глубже проникнуть в семиотику текстов,
увидеть влияние христианского учения на создание образов в произведениях
искусства, а также донести до читателя-зрителя новый смысл.
11
Структурно-функциональный подход позволил раскрыть сущность
экфрасиса как модели, соединяющей вербальные и невербальные тексты
культуры. В рамках структурно-функционального подхода были применены
феноменологический метод, который позволил выявить онтологические
смыслы в текстах культуры; семиотический метод, способствующий
осуществлению анализа символов, знаков и кодов в исследуемых текстах
культуры и выявлению их значения. Благодаря структурно-функциональному
подходу стало возможным определение таких функций экфрасиса, как
аллегорическая и дидактическая (описание, толкование смыслов в картине;
воздействие на читателя-зрителя); зеркальная (объект живописного текста
соотносится с психологическим портретом персонажа словесного текста);
разоблачающая (экфрасис является отражением и разоблачением порочной
реальности) и символическая (описание живописного текста в словесном тексте
раскрывает главный символический смысл изображённой картины).
Тео-аксиологический подход (Л. В. Камедина) способствовал раскрытию
религиозных ценностных смыслов текстов культуры через экфрасис. В рамках
данного подхода был выявлен алгоритм узнавания и освоения христианской
седмерицы грехов.
В диссертационном исследовании также был применён сравнительноисторический метод, посредством которого была выявлена и проанализирована
социокультурная динамика освоения смыслов христианской седмерицы грехов
в текстах культуры.
Методология исследования экфрасиса христианской седмерицы грехов в
научном дискурсе показала, что концепт «грех» является одним из ключевых
понятий русской культуры, тексты которой являются рецепцией
святоотеческого учения о семи смертных грехах.
В этом случае религиозный экфрасис выступает как приём, позволяющий
соединить вербальные и невербальные образы и знаки культуры: словесный
текст (библейский, тексты святых Отцов) – живописный текст (иллюстрация к
литературному произведению) – словесный текст (литературное произведение)
или словесный текст (литературное произведение) – живописный текст –
словесный текст (библейский). По мнению диссертанта, важно для выявления
духовных смыслов текстов культуры использование экфрасиса как особого
приёма перевода вербального текста в невербальный и наоборот.
Применение религиозного экфрасиса даёт возможность создания
алгоритма узнавания и освоения христианской седмерицы грехов в текстах
культуры, а также позволяет выявить конфликт интерпретаций,
рассматриваемый П. Рикёром, Дж. Дьюи, Л. С. Выготским, Э. В. Ильенковым,
Г. П. Щедровицким как культурологический и педагогический инструмент
диалога.
12
Во втором параграфе «Влияние церковных преобразований на
динамику восприятия христианской седмерицы грехов» диссертант
подчёркивает, что социокультурная динамика христианской седмерицы грехов
обусловлена влиянием церковных преобразований, происходивших в истории
христианской церкви в период с IV-XX вв. Формирование догматических основ
понимания христианской седмерицы грехов связано с эпохой Вселенских
соборов (IV-VIII вв.), когда было определено каноническое учение о природе
греха. Особое внимание уделяется анализу исторических событий, которые
повлияли на трансформацию восприятия концепта «грех» (раскол христианской
церкви 1054 г., церковные и социокультурные преобразования в России в
Петровскую эпоху; изменение церковно-государственных отношений в ХХ в.:
дореволюционный и постсоветский этапы).
Анализ библейских текстов показывает, что системного понимания
природы греха в раннехристианский период не было. В Евангелии Христос
говорит о двенадцати греховных помыслах, формирующихся в сердце человека
(Мк. 7, 21-23), в разных Посланиях апостола Павла представлены девять грехов
(1 Кор. 6, 9-11), четырнадцать (1 Тим. 1, 9-17), девятнадцать (II Тим. 3, 2-5),
двадцать три (Рим. 1, 29-31). Из текстов Священного Писания очевидно, что
раннехристианская этика не создала системного учения о грехе, понимание
«греховных помыслов» ещё не несёт в себе догматической основы. Учение о
грехах – амартиология – было создано позже в аскетической традиции
восточновизантийских Отцов Церкви в IV в.
Понятийный аппарат (концепты «грех», «порок», «страсть», «седмерица
грехов») формировался под влиянием церковных преобразований,
догматическое понимание природы греха было заложено в период Вселенских
соборов (IV-IX вв.). Христианская концепция грехов в это время приобрела
характер учения о восьмеричном числе «страстей» в человеке. Первым
автором, систематизировавшем учение о восьми главных страстях с подробным
комментарием к ним, был Евагрий Понтийский (346-399 гг.). Он разделил все
страсти на три группы: к первой были отнесены «плотские грехи» (чревоугодие
и блуд), ко второй группе относится переходный грех от к плотской группе к
душевной – сребролюбие, к третьей – «душевные грехи» (печаль, гнев, уныние,
тщеславие, гордость).
В VI-VII вв. в трудах Григория Великого Двоеслова учение о восьми
грехах получило несколько иное выражение: им была представлена седмерица
грехов, которая приобрела определённую последовательность: гордость,
жадность, сладострастие (блуд), зависть, чревоугодие, гнев, уныние.
Догматические и обрядовые разногласия восточной и западной
христианской церкви с IX по XI в. привели не только к расколу христианства,
но способствовали также появлению западного схоластического философского
учения, оказавшего влияние на восприятие концепта «грех». В XII в. теолог
13
Пьер Абеляр, а в XIII в. Фома Аквинский, предложили различать понятия
«грех» и «порок», которые в раннем христианстве считались тождественными.
Пьер Абеляр говорил о том, что «порок души – не то же самое, что грех; порок
– это то, благодаря чему мы склоняемся к прегрешению». Фома Аквинский,
соглашаясь с Пьером Абеляром, в «Трактате о дурных навыках» указывает на
то, что порок – это «дурной навык», а грех – это «дурной акт». При этом «грех
хуже порока». Порок – нравственная слабость личности, порок еще не является
грехом, поэтому простителен для человека.
Данное различение греха и порока способствовало изменению
догматической основы понимания природы греха, закрепленной в решениях
семи Вселенских соборов (IV-VIII вв.), что в дальнейшем отразилось в текстах
западной культуры. В русской культуре с X до сер. XVII вв. отражалось
каноническое понимание концепта «грех», пришедшее с амартиологией
восточновизантийских Отцов Церкви.
В России на трансформацию восприятия концепта «грех» оказали
влияние преобразования Петровской эпохи (к. XVII – н. XVIII вв.), изменившие
его содержание под воздействием западных ценностей. В русскую культуру
проникло различение греха и порока, которое в западной культуре
воспринималось как норма. В данный период изменение статуса Русской
Православной Церкви и её подчинение государственной власти определили
трансформацию духовных смыслов в русской культуре.
В Петровскую эпоху культурное пространство, определённое
православными канонами Древней Руси, начинает трансформироваться.
Культура характеризуется разными тенденциями: с одной стороны,
сохраняются традиции смеховой культуры, например, высмеивание грехов
через скоморошью практику, с другой – смеховая культура приспосабливается
к светским ценностям, становится придворной, приобретая характер игрищ,
адаптируется к интерпретациям греха и порока, принятым в
западноевропейской культуре. В этот период в культуре начинается переход от
библейских сюжетов к светским, словесное творчество перемещается из
сакральной сферы в секулярную, что ведет к пересмотру представлений о
природе греха.
Так, культура Петровской эпохи приобретает развлекательный характер,
ориентируя человека на поиск любовных переживаний и развлечений.
Например, Петровские повести начала XVIII в. содержат сюжеты, в которых
молодые герои ищут любовных приключений и утех; в русском лубке XVIIIXIX вв. появляются сцены с изображением грехов чревоугодия (винопитие и
обжорство), блуда и сребролюбия (корысть, жадность, обман, игра в карты).
Начало ХХ в. характеризуется неустойчивым положением Церкви в
обществе и её невмешательством в социокультурные процессы. Политические
и социальные изменения, духовные преобразования отразились в текстах
14
культуры. Декаданс, как феномен Серебряного века, характеризуется такими
чертами как «бессодержательность», «мистический мир», «зачарованность
смертью», «оторванность от всего мира», эстетизация греха (А. Гофман).
Н. А. Бердяев считал, что декадентство – симптом «душевной болезни»
времени. Декаденты трансформируют религиозные переживания в
эстетические, интересуются «дьявольским», сатанинским, магическим,
оккультным, воспевают грех во всех его проявлениях. Советская идеология
выступила сдерживающим фактором легализации порока, но оценивала эти
явления не как греховные, а как безнравственные и аморальные. Концепт
«грех» в советский период не рассматривался, учение Церкви о грехе не
учитывалось.
Изменение церковно-государственных отношений в постсоветское время
привело к осознанию важности сохранения духовных основ в культуре. Однако
чувственная культура продолжала доминировать, пренебрегая догматическими
основами восприятия концепта «грех», в связи с этим изменилось восприятие
христианской седмерицы грехов в современных текстах культуры. Важно
выявить алгоритм узнавания христианской седмерицы грехов для сохранения
смыслообразующего ядра русской культуры.
Вторая глава «Трансформация смыслов христианской седмерицы
грехов в текстах культуры» посвящена выявлению трансформаций смыслов
христианской седмерицы грехов в диалоге и конфликте интерпретаций текстов
культуры; а также представлению авторского опыта трансляции смыслов
христианской седмерицы грехов в современные социокультурные практики.
В первом параграфе «Освоение интерпретаций христианской
седмерицы грехов в экфрасисе текстов культуры» анализируется диалог и
конфликт интерпретаций как подходы к осмыслению текстов культуры, а также
причины возникновения конфликта интерпретаций при рассмотрении концепта
«грех». Анализ текстов культуры позволяет увидеть динамику восприятия
христианской седмерицы грехов.
Наиболее важной в контексте изучения данного вопроса является
монография П. Рикёра «Конфликт интерпретаций», в которой представлено
функционирование конфликта интерпретаций в культуре. П. Рикёр
рассматривает конфликт интерпретаций как объект осмысления философской
герменевтики и обозначает основные причины и следствия возникновения
конфликтов интерпретаций. По мнению П. Рикёра, А. Штейнзальца,
Р. А. Мигуренко, существует набор такого рода мировоззренческих установок,
или пресуппозиций, которые закреплены в культуре, признаются в качестве
истины большинством людей и представляют собой объективную реальность,
или неизменную данность.
Если интерпретация исходит из иных установок, противоположных им,
она будет признана неправдоподобной. То, что для одной социальной группы
15
является основным, смыслообразующим, другой группой может быть
воспринято как ложное. В современном мире существует проблема
объективности и поиска таких всеобщих установок, которые были бы
однозначно признаны как не противоречащие смыслообразующему ядру
культуры.
Диссертант, используя религиозный экфрасис, выявляет конфликт
интерпретаций в понимании христианской седмерицы грехов. Учитывая, что
конфликт интерпретаций представляет собой конфликт систем ценностных
мировоззренческих установок (в данном случае имеется в виду догматическое
понимание седмерицы грехов) и установок субъектов-интерпретаторов
(писатели, художники), каждый из которых выстраивает свою интерпретацию
текста, диссертант разрабатывает пошаговый алгоритм герменевтической
процедуры. Данный алгоритм узнавания христианской седмерицы грехов
может быть использован для толкования разных текстов культуры.
Конфликты интерпретаций текстов культуры разрешаются через
принятие в качестве доминантной одной из интерпретаций. В данном случае
такой доминантой может выступать святоотеческое понимание седмерицы
грехов, ставшее каноническим для западноевропейской и русской культур.
Также оно становится основой диалога в осмыслении текстов культуры.
Так, например, конфликтом и диалогом интерпретаций христианской
седмерицы грехов будут выступать такие произведения западноевропейской
литературы, как романы Дж. Боккаччо «Декамерон» (XIV в.), Ф. Рабле
«Гаргантюа и Пантагрюэль» (XVI в.), картины И. Босха «Семь смертных грехов
и Четыре последние вещи» (1480 г.), «Удаление камня глупости» (около
1500 г.), «Корабль дураков» (около 1500 г.) и др. В русской культуре таким
примером
являются
произведения Н. В. Гоголя «Мертвые
души»,
А. Н. Островского «Гроза», Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» и
др.
В романе Дж. Боккаччо «Декамерон» грехи блуда и чревоугодия
(винопития) представлены как обычное явление жизни не только мирян, но и
священнослужителей, монашек. Причиной, повлиявшей на создание
«Декамерона», исследователи называют развитие гуманистической философии.
Гуманизм в данный период затрагивает абсолютно все стороны жизни
человека, что отражено и в романе Боккаччо.
На примере «Декамерона» можно сказать, что зарождение гуманизма –
это следствие преобразований христианства в XI в. и появление схоластики,
способствовавшей стиранию границ между грехом и пороком, что позднее
привело средневековое общество к деморализации, латентной греховности
даже в церковных кругах, стремлению получить от жизни все блага. Боккаччо
называет такое состояние средневекового общества «пиром во время чумы».
16
Итальянский исследователь Витторе Бранка отмечает, что Боккаччо
«наложил на символическое и аллегорическое видение мира сетку новых
представлений – плотских и жизнерадостных, реалистических, грубоватоанекдотических». Боккаччо намеренно искажает догматический смысл
концепта «грех» под влиянием гуманистической тенденции своей эпохи,
вступая в конфликт интерпретаций догматического основания средневековой
культуры. Живописные иллюстрации, появившиеся позднее к роману
«Декамерон» (манускрипт неизвестного автора (1430 г.), гравюра Ж. Вагре
(1890 г.), рисунки Х. Бидструпа (1943 г.)), соответствуют смыслу этого
произведения, показывая, что грех в данном обществе – это норма, развлечение
и образ жизни, тем самым продолжая транслировать интерпретацию греха как
обыденного явления.
В отличие от Боккаччо, известный художник И. Босх (XVI в.) сохраняет в
своих картинах догматическое понимание природы греха и воплощает в
образах своих героев христианскую седмерицу грехов. Самым ярким примером
визуализации святоотеческого учения о седмерице является картина И. Босха
«Семь смертных грехов и Четыре последние вещи» (1480 г.), в которой
художник изображает семь смертных грехов, располагая их по кругу, что
обозначает постоянство их присутствия. Босх включил их в радужную
оболочку глаза Бога и таким образом сделал предостережение тем, кто думает,
что избежит кары всевидящего ока Творца. В данном случае доминантой при
создании образов выступило раннехристианское понимание седмерицы грехов.
В русской культуре религиозный экфрасис (перевод святоотеческого или
библейского текстов в тексты культуры) можно увидеть в творчестве многих
писателей 2-й пол. XIX – нач. ХХ вв.
Одним из примеров является произведение Ф. М. Достоевского
«Преступление и наказание», в котором «Лествица» Иоанна Лествичника (о
зарождении греха и борьбе с ним) используется писателем при раскрытии
внутреннего состояния Раскольникова перед убийством. Достоевский
опирается на аскетическую схему «прилога» восточно-византийских
мыслителей. Через «Лествицу» Иоанна Лествичника раскрывается суть и
других образов романа (образ Мармеладова, Свидригайлова). Интерпретация
Достоевским догматического учения о грехе отражена и в иллюстрациях к
данному произведению у таких художников как И. Глазунов («Иллюстрации к
роману Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание»), Д. А. Шмаринов
«Мармеладов в распивочной» (1936 г.), М. П. Клодт «Раскольников и
Мармеладов» (1874 г.) и О. С. Евсеев «Раскольников и Мармеладов в
распивочной» (1956 г.).
В произведении А. Н. Островского «Гроза» и в иллюстрациях к нему
С. В. Герасимова (1951 г.) также можно увидеть каноническое понимание
писателем грехов блуда, уныния, гордыни и их пагубной сути, ведущей к
17
духовной и физической смерти человека. Однако интерпретация смысла образа
Катерины литературным критиком XIX в. Н. А. Добролюбовым ведёт к
искажению смысла произведения, предложенного А. Н. Островским.
Добролюбов не видит в Катерине греховную женщину, считая её бунтаркой,
положительным героем, выступившим против социальных условий,
угнетающих свободу человека.
Под влиянием данной интерпретации произведения создаются
живописные
образы
героев
«Грозы»,
например,
художником
В. С. Герасимовым (ХХ в.), который в своих картинах воплощает
положительный образ Катерины. Как отмечают исследователи И. А. Едошина,
И. А. Есаулов, Е. Н. Есаулова, Н. Ф. Павлов, А. Ф. Рогалёв, В. В. Тихомиров,
А. Н. Ужанков, Островский создает драму «Гроза» в русле святоотеческого
понимания греха и покаяния. Несмотря на то, что словесный текст драмы
содержит каноничное понимание греха, при живописной визуализации
произведения заложенный духовный смысл о грехе теряется.
Интерпретации христианской седмерицы грехов в произведениях
западноевропейских и русских писателей и художников можно понять через
экфрасис текстов культуры. Диссертант, опираясь на произведения
Д. Алигьери,
С. Боттичелли,
У. Блейка,
П. Брейгеля,
В. Ватолиной,
Н. В. Гоголя, Д. Гордеева, С. Дали, П. Г. Доре, С. Плутенко, О. Уайльда и
других авторов, показывает динамику диалога и конфликта интерпретаций
концептов «грех» и «седмерицы грехов».
Диссертант отмечает, что конфликт интерпретаций не является
разновидностью диалога, однако он может быть переведён в плоскость диалога
при успешном применении «кода культуры» как «генератора смыслов». Важно
в современном социокультурном пространстве при существовании огромного
количества разных интерпретаций текстов культуры, сохранять её
смыслообразующее ядро, «код культуры».
Культурологическое видение интерпретаций как универсального способа
прочтения текста состоит в том, что субъекту открывается возможность
постигнуть смысл историко-культурного явления или текста культуры в его
целостности, реконструировать заложенный в него авторский замысел. В
процессе такого видения расширяются границы изначального текста, что делает
его ещё более открытым и глубоким для прочтения (У. Эко).
Во втором параграфе «Трансляция смыслов христианской седмерицы
грехов
в
социокультурные
практики»
рассмотрено
понятие
«социокультурная практика» и его роль в современном образовательном
пространстве. Сохранение традиционных архетипов духовной культуры в
современном образовании позволяет создать смыслоориентированные
образовательные проекты, транслирующие общечеловеческие духовные
ценности в современное общество.
18
Современное образование диссертантом рассматривается как сложная
форма общественной практики, обеспечивающая адаптацию обучающихся к
новым культурным реалиям с учётом происходящих ценностных
преобразований. Социокультурные практики учитывают взаимосвязь
познавательного, чувственно-эмоционального и волевого компонентов в
обучении, что обеспечивает духовно-практическое освоение социокультурного
пространства в ходе инициации социальных проектов (Л. В. Камедина,
В. В. Николина, О. Е. Фефелова). Именно поэтому актуален авторский опыт
трансляции алгоритма узнавания христианской седмерицы грехов как
смыслообразующего ядра текстов культуры, включающий три основных
компонента: архитектонику, кардиогнозис и христоцентризм.
Архитектоника определяется как свойство всех художественных форм,
связанное с их оптимальным функционированием, с одной стороны, и
эстетической ценностью, с другой. Она выступает как информативноэстетическая взаимосвязь содержания, внутренней и внешней формы в
различных текстах культуры, т. е. чувственно воспринимаемое, понятное и
художественно выразительное воплощение смысла во внешнем облике текста.
Герменевтический подход позволяет выявить совокупность кодов
архитектоники: визуально-образный, вербально-информативный, вербальнообразный. Для читателя-зрителя предлагается текст культуры, в котором
необходимо вычленить те или иные смысловые коды через систему знаков и
символов. Значимой в данном контексте является проблема интерпретации
визуального образа и вербального текста. Текст должен иметь определённый
код для своей дешифровки. Таким кодом может выступать смыслобразующее
ядро текста культуры.
Понять и вычленить читателю-зрителю это ядро изначально можно на
интуитивном уровне. В этом плане используется второй компонент
герменевтического алгоритма – кардиогнозис. Для кардиогнозиса характерна
трехступенчатая структура человеческого знания: уровень постижения явлений
чувственного мира, уровень умопостигаемого мира идей и уровень
безусловного интуитивного постижения обоих миров (В. Н. Бабина). «Мысли
сердечные» не сразу осознаются разумом, т. к. сердцу «откровения истины»
даются непосредственно, а уму опосредованно (В. В. Зеньковский). Читательзритель, знакомый с «кодом культуры», её архетипом (ещё в процессе
инкультурации) интуитивным образом обращается к данному коду через
представленные символы и знаки.
Однако следует учитывать, что такая интуитивная работа «сердца»
зависит от внутреннего состояния человека, его духовного настроя и
моральных качеств. По мнению В. В. Зеньковского, познание Бога невозможно
при низменной жизни сердца. Но, как справедливо отмечает В. Н. Бабина,
«развитие духовной жизни в человеке расширяет и углубляет его
19
познавательные силы». Важно в процессе обучения через познавательный
компонент формировать и духовную составляющую личности. Этому
способствует переход к третьему компоненту алгоритма – христоцентризму,
объединяющему центру сакрально-художественного пространства русской
культуры.
Отделившись от Церкви, русская культура не утратила тот мощный
духовно-нравственный заряд, который давало ей православие, и вплоть до
революции 1917 года сохраняла живую связь с церковной традицией. В
послереволюционные годы русские люди узнавали о вере, о Боге, о Христе и
Евангелии через произведения Пушкина, Гоголя, Достоевского и других
великих писателей, поэтов, художников и композиторов.
Русская культура дореволюционной эпохи оставалась носительницей
христианского благовестия, центром которого был Христос, задающий
направление вектора развития творческой и моральной личности. Задачей
алгоритма узнавания христианской седмерицы грехов является не только
знакомство с христианским учением о природе греха, но и выявление связи
русской культуры с христианской православной традицией.
Диссертантом обосновывается значимость авторских социокультурных
практик, в которых представлено и транслируется каноническое понимание
концепта «грех» и «христианская седмерица грехов» через предложенный
диссертантом алгоритм. Автор, учитывая взаимосвязь всех компонентов
обучения, обеспечивает духовно-практическое освоение социокультурного
пространства в ходе инициации социальных проектов.
К
такому
проекту
(социокультурным
практикам)
относится
просветительский проект «Духовно-нравственные проблемы современного
общества: Седмерица грехов», задача которого раскрыть проблему
трансформации восприятия природы греха современным обществом через
использование алгоритма узнавания христианской седмерицы грехов.
Данный проект включает в себя семь научно-практических студенческих
конференций, объединенных названием «Седмерица грехов», каждая из
которых посвящена выявлению определённого греха в русской литературе,
живописи, современных масс-медиа; реализация авторской программы
изучения русской классической литературы на факультативных занятиях, где
реализуются интегративный метод обучения, апробировано применение
экфрасиса текстов культуры (литературы и живописи) с помощью алгоритма
узнавания христианской седмерицы грехов; практический опыт взаимодействия
с Новороссийской епархией (проведение совместных мероприятий и
организация волонтёрского движения «Помощь храму» и «Молодёжное
сестричество», в результате которых происходит формирование таких
добродетелей как милосердие, сострадание, доброта и терпение, проводятся
просветительские беседы, дискуссионные площадки); работа студенческого
20
православного клуба «Возрождение» (проведение
театрализованных
представлений на темы греха и добродетели для воспитанников детских садов,
учащихся начальных классов школ, студентов колледжа); трансляция
авторского опыта через выступления на заседаниях методических объединений
учителей
гуманитарного
профиля,
круглых
столов,
посвящённых
формированию духовно-нравственной культуры молодёжи, для руководящих
работников ССУЗов Краснодарского края и преподавателей Новороссийского
социально-педагогического колледжа.
В «Заключении» подводятся итоги диссертационного исследования,
формулируются теоретические выводы, определяются положения, требующие
дальнейшей разработки и изучения.
В диссертационном исследовании доказано, что религиозный экфрасис
позволяет выявить социокультурную динамику христианской седмерицы
грехов, произошедшую под влиянием преобразований христианской Церкви в
разные исторические эпохи. Трансформация концепта «грех», «христианская
седмерица грехов» привела к искажению духовных смыслов многих текстов
культуры Западной Европы и России. Социокультурные практики позволяют
транслировать учение о христианской седмерице грехов в современное
социокультурное пространство.
III.
ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ ДИССЕРТАЦИИ ИЗЛОЖЕНЫ В
СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
1. Подгорная, И. А. Грех чревоугодия в художественной картине мира:
образы винопития на картинах Иеронима Босха / И. А. Подгорная //
Исторические, философские, политические и юридические науки,
культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. – Тамбов:
Грамота. – № 8 (58): в 3-х ч. Ч. I. – 2015.– C. 146-150.
2. Подгорная, И. А. Соотношение смыслов в религиозном экфрасисе
(на примере романа Ф. М. Достоевского «Преступление и наказание» и
иллюстраций Д. А. Шмаринова, М. П. Клодта, О. С. Евсеева) / И. А. Подгорная
// Учёные записки Комсомольского-на-Амуре гос.техн. ун-та. – № II-2 (26). –
2016. – С. 58-61.
3. Подгорная, И. А. Методология исследования религиозного экфрасиса
в словесном и живописном текстах: культурологический аспект / И. А.
Подгорная // Вестник Кемеровского гос. ун-та культуры и искусств. – № 39. –
2017. – Серия «Культурология». – С. 25-33.
4. Подгорная, И.А. Диалоги с молодёжью о Седмерице грехов:
культурологический подход / И. А. Подгорная // Духовно-нравственное
21
воспитание: научно-просветительский журнал. – М.: Школьная пресса. – № 2. –
2018. – С. 43-52.
5. Подгорная, И. А. Религиозный экфрасис как способ репрезентации
образа «седмерицы грехов» в текстах культуры / Н. Н. Волнина,
К. А. Стародубцева, И. А. Подгорная // Общество: философия, история,
культура. – Краснодар: Хорс. – Выпуск № 8. – 2018. – С. 43-50.
Другие публикации по теме диссертационного исследования:
6. Подгорная, И. А. Проблема взяточничества в современной России:
социальное, правовое и культурологическое измерение / К. А. Стародубцева,
И. А. Подгорная // Актуальные проблемы современного социогуманитарного
знания. Материалы III Международной научно-практической конференции. –
М.: Раритет-Инфо. – 2014. – С. 116-123.
7. Подгорная, И. А. Страсть к обману как оружие против себя (на
примере произведений русской классической литературы) / И. А. Подгорная //
Аспирант. Приложение к журналу «Вестник Забайкальского государственного
университета». – № 2 (16). – Серия «Гуманитарные науки». – Чита:
Издательство Забайкальского государственного университета. – 2014. – С. 5962.
8. Подгорная, И. А. Влияние внешней красоты женщины на
трагичность её судьбы (на примере произведений русской классической
литературы) / И. А. Подгорная // Духовные ценности и нравственный опыт
русской цивилизации в контексте третьего тысячелетия. Материалы XII
Всероссийских (с международным участием) Славянских Чтений. – Орёл. –
2016. – С. 73-77.
9. Подгорная, И. А. Проблема взяточничества в России: социальноправовой и культурологический анализ / К. А. Стародубцева, И. А. Подгорная //
Аспирант. Приложение к журналу «Вестник Забайкальского государственного
университета». – № 1 (19). – Серия «Гуманитарные науки». – Чита:
Издательство Забайкальского государственного университета. – 2016. – С. 106112.
10. Подгорная, И. А. Литературное наследие святителя Луки как
духовный ориентир для будущего учителя начальных классов /
И. А. Подгорная, Е. О. Москаленко // Социальное служение Русской
православной церкви: проблемы, практики, перспективы. Материалы
Международной научно-практической конференции. – СПб.: Издательство
Российского государственного педагогического университета. – 2016. – С. 3437.
11. Подгорная, И. А. Религиозный экфрасис на тему бражника:
Мармеладов в словесном и живописном текстах / И. А. Подгорная //
22
Интерпретация текста: лингвистический, литературоведческий и методический
аспекты. Материалы VIII Международной научной конференции. – Чита:
Издательство Забайкальского государственного университета. – 2015. – С. 5154.
12. Подгорная, И. А. Миссионерско-просветительская деятельность в
образовательном пространстве ССУЗа (Опыт работы Новороссийского
социально-педагогического колледжа) / И. А. Подгорная // Традиции и
новации: культура, общество, личность. Материалы V Забайкальских
Рождественских образовательных чтений. – Чита: Издательство Забайкальского
государственного университета. – 2016. – С. 32-34.
13. Подгорная, И. А. Карточная игра как проблема современности:
литературоведческий аспект / И. А. Подгорная // 1917–2017: уроки столетия в
судьбах Забайкалья. Материалы VI Забайкальских Рождественских
образовательных
чтений.
–
Чита:
Издательство
Забайкальского
государственного университета. – 2017. – С. 199-204.
14. Подгорная, И. А. Освоение духовного смысла учения о христианской
Седмерице грехов в образовательном пространстве (на примере уроков
литературы по повести Н. В. Гоголя «Портрет» и повести Н. С. Лескова
«Очарованный странник») // Нравственные ценности и будущее человечества.
Материалы VII Забайкальских Рождественских образовательных чтений. –
Чита: Издательство Забайкальского государственного университета. – 2018. –
С. 97-103.
23
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
237 Кб
Теги
динамика, грехова, культура, христианские, социокультурное, текстом, экфрасис, седмерицы
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа