close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина устанавливаемые субъектами Российской Федерации

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Чуклин Александр Владимирович
Дополнительные гарантии реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина, устанавливаемые
субъектами Российской Федерации
Специальность 12.00.02 – Конституционное право; конституционный
судебный процесс; муниципальное право
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Екатеринбург – 2018
2
Работа выполнена в федеральном государственном автономном
образовательном учреждении высшего образования «Южно-Уральский
государственный университет (национальный исследовательский университет)»
на кафедре теории государства и права, конституционного и административного
права
Научный руководитель: Кожевников Олег Александрович,
доктор юридических наук, доцент
Официальные
оппоненты:
Аничкин Евгений Сергеевич,
доктор юридических наук, доцент,
заведующий
кафедрой
трудового,
экологического права и гражданского процесса
федерального государственного бюджетного
образовательного
учреждения
высшего
образования
«Алтайский
государственный
университет»
Авдеев Дмитрий Александрович,
кандидат юридических наук, доцент кафедры
конституционного и муниципального права
Института государства и права федерального
государственного автономного образовательного
учреждения высшего образования «Тюменский
государственный университет»
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования «Национальный исследовательский
Мордовский
государственный
университет
им. Н.П. Огарѐва»
Защита состоится 14 декабря 2018 г. в 15.00 на заседании диссертационного
совета Д 212.282.02, созданного на базе ФГБОУ ВО «Уральский государственный
юридический
университет»
по
адресу:
620137,
г.
Екатеринбург,
ул. Комсомольская, д. 21, зал заседаний Ученого совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГБОУ ВО
«Уральский государственный юридический университет» http://www. usla.ru.
Автореферат разослан «___» _________2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор юридических наук, профессор
С.Ю. Головина
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность исследования выбранной темы.
Согласно Конституции Российской Федерации человек, его права и
свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и
свобод человека и гражданина является обязанностью государства. Воплощению
указанной обязанности в действительность способствует установление в
Конституции Российской Федерации основных гарантий прав и свобод человека и
гражданина. Данные гарантии направлены на реализацию конституционных прав
и свобод человека и гражданина на всей территории Российской Федерации. Они
отражают единство правового статуса человека и гражданина, в связи с чем
закономерно рассматриваются в качестве сущностной характеристики его
элементного состава.
Вместе с тем конституционно-правовая наука не выработала единых
подходов к пониманию и объему гарантий прав и свобод человека и гражданина.
Дифференциация в подходах обусловлена различным восприятием их правовой
природы в зависимости от конкретного конституционного права, подлежащего
обеспечению, или сферы общественных отношений, подлежащих регулированию.
Во многом указанные теоретические недоработки являются причинами
пробельности федерального и регионального законодательства, а также
неоднозначной судебной практики по вопросам содержания и действия гарантий
прав и свобод человека и гражданина.
Федеративное российское государство основывается на разграничении
предметов ведения и полномочий между органами государственной власти
Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской
Федерации, в связи с чем органы государственной власти субъектов Российской
Федерации в соответствии со ст. 72 Конституции Российской Федерации
принимают активное участие в нормативном закреплении и реализации прав и
свобод человека и гражданина на соответствующих территориях, в том числе
путем установления дополнительных гарантий прав и свобод человека и
гражданина. Однако разница в территориальной, национальной, исторической
специфике развития субъектов Российской Федерации позволяет констатировать
существенные
различия
в
установлении
дополнительных
гарантий
конституционных прав и свобод человека и гражданина. В таких условиях
необходим научный подход к определению общих закономерностей установления
и реализации субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий прав
и свобод.
Сложившиеся объективные реалии социально-экономического положения
субъектов Российской Федерации (дефицитность бюджетов субъектов
Российской Федерации) обусловливают существующую в настоящее время
тенденцию оптимизации перечня дополнительных гарантий путем сокращения их
объема. В данных обстоятельствах первостепенную важность приобретает
соотношение конституционных ценностей, с одной стороны, бюджетного
федерализма с учетом необходимости эффективного использования средств, с
другой стороны, правового и социального государства, поскольку согласно
4
Конституции Российской Федерации в России не должны издаваться законы,
отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина.
Существующая судебная практика разрешения коллизий конституционных норм
не в полной мере учитывает правовую природу дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод, устанавливаемых субъектами
Российской Федерации. В таких условиях остро стоит проблема эффективности
действия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
человека и гражданина, установленных субъектами Российской Федерации.
Эти и целый ряд иных условий требуют переосмысления сущности,
правовой природы, объема понятия "дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые
субъектами Российской Федерации".
Степень научной разработанности темы.
В научной литературе до настоящего времени отсутствует комплексное
исследование, посвященное вопросам установления субъектами Российской
Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина. Однако в научных исследованиях достаточно
широко освещены вопросы конституционных прав и свобод человека и
гражданина, закрепления гарантий прав и свобод человека и гражданина. Без
анализа указанных исследований представляется невозможным исследовать
заявленную тему, выявить проблемы и предложить пути их решения. В связи с
этим теоретической основой диссертационного исследования выступили
труды следующих ученых.
А.Р. Акопян, Р.Р. Амирова, Н.И. Амрахов, А.П. Анисимов, Ю.В. Анохин,
М.В. Баглай, С.Г. Баранова, Л.И. Валитова, Р.Г. Вахрамеев, Л.Д. Воеводин, А.Н.
Волчанская, А.Н. Гайнетдинов, Д.Л. Гусева, А.Л. Зимина, Е.А. Златопольский,
В.В. Игнатенко, А.Т. Карасев, В.Н. Кивель, О.А. Кожевников, М.И. Кукушкин,
В.А. Лебедев, Д.И. Луковская, Т.Т. Ляшенко, А.В. Малько, Т.И. Мирская,
А.С. Мордовец, М.В. Морозова, С.Э. Несмеянова, Е.Е. Никитина, В.Н. Руденко,
М.В. Рыбкина, О.В. Савин, М.С. Саликов, А.В. Савоськин, А.Г. Тарасова,
Е.Н. Хазов, С.А. Широбоков, Е.С. Шугрина, Б.С. Эбзеев, А.А. Югов занимались
анализом отдельных конституционных прав и свобод человека и гражданина,
исследовали общие вопросы гарантирования конституционных прав и свобод
человека и гражданина.
В работах Д.А. Авдеева, Н.А. Баиевой, Т.В. Бережной, С.Н. Болдырева,
Н.С. Бондаря, Л.И. Валитовой, Н.В. Витрука, Т.П. Водкиной, О.М. Гвоздевой,
Н.В. Гончаровой, М.С. Зайцева, С.С. Егорова, С.В. Калашникова, И.С. Колосова,
Н.С. Кочикян, В.А. Лебедева, Н.А. Михалевой, Л.П. Наймушиной, В.В. Пятака,
И.В. Ростовщикова, Д.Б. Сергеева, В.Ю. Синюгина, Т.В. Синюковой, Р.П. Сипока,
М.С. Смольянова, Ю.Н. Старилова, Н.А. Ткачевой, С.Ю. Францифоровой,
В.Д. Хилинского рассматриваются отдельные проблемы установления и
реализации юридических гарантий прав и свобод, в том числе на основе анализа
законодательства субъектов Российской Федерации.
Особо следует выделить работы, посвященные проблемам правового
статуса личности, правоведов Н.В. Витрука, А.А. Выходова, В.Н. Кивеля,
5
А.Г. Седышева, Т.В. Синюковой, А.Л. Шигабутдиновой, Б.С. Эбзеева,
Г.А. Якимова.
Исследование принципов установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина основывалось на работах Н.А. Арапова, Н.С. Бондаря, А.Н. Кокотова,
В.В. Лапаевой, Н.Е. Таевой, Г.Р. Хабибуллиной и др.
Отдельные вопросы конституционного (уставного) законодательства
субъектов Российской Федерации нашли отражение в работах К.А. Ишекова,
Т.Н. Карасевой, Н.А. Михалевой, З.М. Мусаловой, С.В. Нарутто, С.А. Фоменко.
В исследованиях Б.С. Эбзеева, С.А. Жинкина, О.С. Лустовой,
А.А. Малюшина, Т.В. Синюковой затронуты проблемы эффективности действия
правового статуса личности, права в целом и механизма реализации гарантий
прав и свобод.
Несмотря на значительный объем научных работ, посвященных
общетеоретическому и конституционно-правовому анализу основных прав и
свобод человека и гражданина, гарантий их реализации, охраны и защиты,
отсутствуют комплексные исследования, непосредственно касающиеся вопросов
познания правовой категории «дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые
субъектами Российской Федерации». В работах З.Р. Гаджиевой, Н.В. Гончаровой,
А.А. Демидова, С.С. Егорова, М.С. Зайцева, Т.Н. Карасевой, С.А. Фоменко
анализируются дополнительные гарантии отдельных конституционных прав и
свобод либо рассматриваются вопросы закрепления института прав и свобод
человека и гражданина в конституциях (уставах) субъектов Российской
Федерации. В указанных исследованиях в большей степени акцентируется
внимание на институциональных гарантиях защиты прав и свобод человека и
гражданина, а также на видовой специфики закрепления института прав и свобод
в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации.
Данные работы не в полной мере раскрывают проблемы теоретического
понимания правового института дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод, устанавливаемых субъектами Российской
Федерации в рамках всей системы регионального законодательства; способствуют
однозначному проведению понятийного разграничения дополнительных гарантий
реализации прав и свобод от гарантий их защиты и охраны; определяют
принципы установления дополнительных гарантий реализации прав и свобод;
отражают подходы к познанию проблем эффективности их действия. Все эти и
многие другие вопросы требуют своего детального рассмотрения.
Объектом настоящего исследования явились общественные отношения,
связанные с установлением субъектами Российской Федерации дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина и их
действием.
Предметом настоящего исследования явились теоретические аспекты
установления субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина, а также
конституционно-правовые нормы, регулирующие отношения в указанной сфере, в
6
том числе содержащиеся в законодательстве Российской Федерации и
законодательстве субъектов Российской Федерации.
Цель диссертационного исследования состоит в том, чтобы определить
теоретико-правовые основы установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина;
проанализировать
содержание
дополнительных
гарантий
реализации; выявить проблемы эффективности действия таких гарантий на
примере законодательства субъектов Российской Федерации и предложить
некоторые пути их решения.
Для достижения указанной цели нами были поставлены следующие задачи:
1. Сформулировать понятие дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых
субъектами Российской Федерации.
2. Определить принципы установления дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации.
3. Провести классификации дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых
субъектами Российской Федерации.
4. Проанализировать содержание дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых
субъектами Российской Федерации.
5. Определить проблемы реализации и действия дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации, и выработать направления
совершенствования правового регулирования общественных отношений в
обозначенной сфере.
Методологическую основу исследования составили диалектический
метод познания, метод системного анализа, сравнительного анализа и другие
общенаучные методы познания. Применены частнонаучные и специальные
методы познания: структурно-функциональный, формально-логический и
формально-правовой.
Метод системного анализа позволил взглянуть на дополнительные гарантии
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемые субъектами Российской Федерации, как на элемент системы
юридических гарантий прав и свобод в целом.
Метод сравнительного анализа использовался при анализе законодательства
субъектов Российской Федерации в области установления и действия
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина.
Формально-правовой метод был использован при анализе полномочий
субъектов Российской Федерации в части установления дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина.
Кроме того, совокупность всех методов позволила определить понятие и
правовую природу дополнительных гарантий реализации конституционных прав
7
и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской
Федерации.
Правовую основу диссертационного исследования составляют
Конституция Российской Федерации, Федеральный закон от 6 октября 1999 года
№
184-ФЗ
«Об
общих
принципах
организации
законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов
Российской Федерации»1, другие федеральные законы и подзаконные акты,
конституции (уставы) субъектов Российской Федерации, законы субъектов
Российской Федерации и подзаконные акты, а также постановления и
определения Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда
Российской Федерации, решения конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации.
В качестве эмпирической базы диссертационного исследования
использованы стенограммы, материалы, документы (1990 – 1993 гг.)
Конституционной комиссии2, послания Президента Российской Федерации
Федеральному Собранию Российской Федерации, доклады Совета Федерации
Федерального Собрания Российской Федерации «О состоянии законодательства в
Российской Федерации», доклады Уполномоченного по правам человека в
Российской Федерации, доклады уполномоченных по правам человека в
субъектах Российской Федерации, а также сведения Федеральной службы
государственной статистики.
Научная новизна исследования заключается в том, что оно представляет
собой комплексное изучение правовой категории «дополнительные гарантии
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемые субъектами Российской Федерации». В работе на основе
анализа подходов к пониманию юридических гарантий прав и свобод, с учетом
рассмотрения диалектической связи основных и дополнительных гарантий,
нашедшей отражение в практике Конституционного Суда Российской Федерации
и в практике органов государственной власти субъектов Российской Федерации,
сформулировано авторское определение дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых
субъектами Российской Федерации.
Исходя из понимания дополнительных гарантий реализации прав и свобод,
предложен авторский подход к определению видов и принципов установления
субъектами Российской Федерации дополнительных гарантий. Приведенная
классификация дополнительных гарантий позволила раскрыть концептуальные
основы правового режима их установления субъектами Российской Федерации.
На основе проведенного анализа структуры конституций (уставов)
субъектов Российской Федерации применительно к закреплению дополнительных
гарантий автором выделены соответствующие группы конституций (уставов)
1
Российская газета. – 1999. – 19 октября. – № 206.
Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия:
стенограммы, материалы, документы (1990 – 1993 гг.) в 6 т. (10 кн.) // под общ. ред.
О.Г. Румянцева.
2
8
субъектов Российской Федерации по указанному основанию.
Выявлена и обоснована высокая степень зависимости содержания
дополнительных гарантий, устанавливаемых субъектами Российской Федерации,
от нормативного регулирования на федеральном уровне соответствующих
общественных отношений.
Предложен авторский подход к рассмотрению вопросов эффективности
действия дополнительных гарантий, заключающийся в анализе как
количественных, так и качественных критериев оценки эффективности их
действия. Указанный подход позволил выделить ряд проблем в эффективном
действии дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод.
В целях устранения недостатков правового регулирования отношений,
связанных с установлением дополнительных гарантий, предложен авторский
подход к решению выявленных проблем.
Положения, выносимые на защиту. На защиту выносятся основные
положения и выводы, получившие обоснование в диссертационном исследовании:
1. Сформулировано авторское определение дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации, под которыми следует
понимать правовые установления, обусловленные волей законодателя субъекта
Российской Федерации, направленные на конкретизацию конституционных прав
и свобод человека и гражданина и обеспечительных механизмов (правовых
условий, средств, способов) реализации этих прав с учетом особенностей
развития соответствующего субъекта Российской Федерации. Волеизъявление
субъекта Российской Федерации при установлении дополнительных гарантий
выражается в свободном определении их содержания, в том числе в свободном
выборе направлений конкретизации конституционных прав и свобод человека и
гражданина, условий и средств, способов их реализации, на основе достигнутого
субъектом Российской Федерации уровня своего развития.
2. Исходя из уровня развития современного конституционного права и
законодательства выделены принципы деятельности субъектов Российской
Федерации
по
установлению
дополнительных
гарантий
реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина. Такими принципами
являются:
принцип
адекватности,
заключающийся
в
соответствии
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод реальным
общественным отношениям, сложившимся на территории субъекта Российской
Федерации и требующим принятия мер по обеспечению реализации
конституционных прав и свобод на указанной территории; принцип системного
установления дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод, направленный на достижение кумулятивного эффекта действия
дополнительных гарантий; принцип стабильности, направленный на
формирование устойчивой системы дополнительных гарантий вне зависимости от
изменяющихся обстоятельств, в том числе социально-экономического положения
субъектов Российской Федерации, отражающий планомерное совершенствование
системы дополнительных гарантий.
9
3. Предложено классифицировать дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемые
субъектами Российской Федерации:
- в зависимости от характеристики полномочий субъекта Российской
Федерации на дополнительные гарантии реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина установленные в рамках полномочий органов
государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам
исключительного ведения субъектов Российской Федерации; собственных
полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации по
предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации; делегированных органам государственной власти субъекта
Российской Федерации федеральных полномочий по предметам совместного
ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;
делегированных органам государственной власти субъекта Российской
Федерации федеральных полномочий по предметам исключительного ведения
Российской Федерации; полномочий, право осуществления которых
предоставлено органам государственной власти субъекта Российской Федерации
федеральными законами;
- в зависимости от связи дополнительной гарантии с конституционным
правом или свободой, обеспечению которого гарантия призвана содействовать, на
прямые
(обеспечивают
непосредственную
зависимость
реализации
конституционного права или свободы от содержания дополнительной гарантии) и
косвенные (обусловливают опосредованную связь реализации конституционного
права или свободы от содержания дополнительной гарантии);
в зависимости от количества конституционных прав и свобод,
обеспечение которых осуществляется дополнительной гарантией, на общие
дополнительные гарантии и конкретные (специальные);
- в зависимости от отражения в гарантиях приемов и способов правового
регулирования общественных отношений на дополнительные гарантии,
сформулированные в форме запретов, дозволений, позитивных обязываний;
- в зависимости от источника закрепления на дополнительные гарантии,
закрепленные в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации,
законах субъектов Российской Федерации и подзаконных актах субъектов
Российской Федерации.
4. На основе анализа структуры конституций (уставов) субъектов
Российской Федерации применительно к закреплению дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации, выделены следующие
группы конституций (уставов) субъектов Российской Федерации.
В рамках первой группы конституции (уставы) субъектов Российской
Федерации характеризуются наличием отдельной главы, посвященной гарантиям
прав и свобод человека и гражданина (например, Республика Алтай,
Забайкальский край, Московская область, Брянская область).
Вторая группа конституций (уставов) субъектов Российской Федерации
отдельного структурного элемента, касающегося гарантий конституционных прав
10
и свобод человека и гражданина не содержит (например, Чувашская Республика –
Чувашия, Республика Татарстан (Татарстан), Алтайский край, Кемеровская
область). Вместе с тем вопросы гарантирования конституционных прав и свобод
человека и гражданина находят отражение в отдельных структурных элементах
конституций (уставов), закрепляющих правовой статус личности, а также в общих
положениях, направленных на обеспечение и защиту прав и свобод человека и
гражданина.
В конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации третьей группы
находят отражение только общие вопросы гарантирования всех прав и свобод
человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации
(например, Красноярский край, город Москва, Свердловская область).
В тех субъектах Российской Федерации, в конституциях (уставах) которых
имеется отдельная глава, посвященная гарантиям конституционных прав и
свобод, в большей степени созданы юридико-технические возможности для
закрепления в системном виде дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод и тем самым созданы условия для
дополнительного совершенствования правового статуса личности на
соответствующей территории.
5. Анализ особенностей нормативного закрепления субъектами Российской
Федерации прямых дополнительных гарантий реализации конституционных прав
и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской
Федерации, (например, право на бесплатную юридическую помощь, право на
проведение публичных мероприятий) позволил выделить подход федерального
законодателя к возможным вариантам установления субъектами Российской
Федерации соответствующих гарантий. Указанная детализация федерального
законодателя способствует единству правового пространства, но в меньшей
степени стимулирует субъект Российской Федерации к отражению особенностей
своего развития при закреплении дополнительных гарантий. В связи с этим
требуется расширение сферы общественных отношений, в рамках которой
субъект Российской Федерации имеет право устанавливать прямые
дополнительные гарантии, в ином случае придется констатировать отсутствие
воли субъекта Российской Федерации при закреплении соответствующих
положений.
6. Предложено рассматривать вопросы эффективности действия
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, в контексте
как количественных, так и качественных критериев оценки эффективности их
действия.
Количественные
критерии
оценки
эффективности
действия
дополнительных гарантий необходимо определять исходя из показателей оценки
эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов
Российской Федерации, утвержденных Президентом Российской Федерации.
Данными показателями являются: ожидаемая продолжительность жизни при
рождении; численность населения; оценка населением деятельности органов
исполнительной власти субъекта Российской Федерации; уровень безработицы в
11
среднем за год; смертность населения; объем инвестиций в основной капитал;
доля жителей субъекта Российской Федерации, столкнувшихся с проявлениями
коррупции.
Качественными
критериями
оценки
эффективности
действия
дополнительных гарантий являются:
1) недопустимость установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий в нарушение общей правовой политики Российской
Федерации;
2) исключение юридико-технического несовершенства норм федерального
законодательства, обусловливающего неопределенность в вопросе полномочий
субъекта Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий.
Наличие таких норм приводит к отсутствию реализации полномочий и может
привести к нарушению конституционных прав и свобод отдельных категорий
граждан;
3) исключение практики установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий в форме подзаконного нормативного правового акта,
поскольку в данном случае недостаточным образом обеспечивается учет
интересов населения при закреплении дополнительных гарантий и стабильность
их предоставления;
4) стабилизация финансово-экономической основы деятельности субъектов
Российской Федерации, существенным образом влияющей на уровень реализации
дополнительных гарантий;
5) исключение практики установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий, имеющих временный характер, поскольку это
приводит к нарушению конституционного принципа поддержания доверия
граждан к закону и действиям государства и не обеспечивает стабильность
правового положения человека и гражданина.
7. Анализ правоприменительной практики действия дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации, позволил выделить ряд
проблем, влияющих на указанные выше количественные показатели:
1) при формулировании дополнительных гарантий не учитываются
положения Федерального закона от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ «Об
антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов
нормативных правовых актов»;
2) необходимость отражения в содержании дополнительных гарантий
адресного характера их предоставления при отсутствии его единообразного
понимания в законодательстве и правоприменительной практике;
3) закрепление дополнительных гарантий в законодательстве субъекта
Российской Федерации имеет во многом формальный характер, проявляющийся в
приостановлении их действия либо в отсутствии порядка их реализации.
8. Сформулированы следующие предложения по совершенствованию
правового регулирования отношений, связанных с установлением субъектами
Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных
прав и свобод человека и гражданина:
12
1) внести изменения в ст. 26.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года
№
184-ФЗ
«Об
общих
принципах
организации
законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов
Российской Федерации» путем закрепления полномочий субъекта Российской
Федерации устанавливать дополнительные гарантии;
2) закрепить обязанность федерального законодателя при делегировании
субъекту Российской Федерации полномочий по принятию дополнительных
гарантий согласовывать с его финансовым органом объем финансовоэкономических ресурсов, подлежащих перечислению (передаче) субъекту
Российской Федерации для осуществления таких полномочий;
3) в целях аккумуляции дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод применительно к конкретным условиям
жизнедеятельности населения региона рекомендовать органам законодательной
власти субъектов Российской Федерации все дополнительные гарантии отразить в
отдельной главе конституции (устава) субъекта Российской Федерации,
посвященной дополнительным гарантиям реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина;
4) следует модернизировать процедуру участия субъектов Российской
Федерации в правотворческом процессе на федеральном уровне путем
закрепления необходимости прямого одобрения проекта федерального закона,
касающегося установления новых полномочий органов государственной власти
субъектов Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий,
органами государственной власти более чем половины субъектов Российской
Федерации с указанием в финансово-экономическом обосновании затратности
данного проекта для бюджетов субъектов Российской Федерации и предлагаемых
источников их финансирования, а также путем внесения изменений в Регламент
Правительства Российской Федерации, утвержденный постановлением
Правительства Российской Федерации от 1 июня 2004 года № 260, предусмотрев
возможность субъекта Российской Федерации обращаться непосредственно в
Правительство Российской Федерации по вопросу принятия основной гарантии
реализации прав и свобод;
5) в ст. 6 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ «Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных
органов государственной власти субъектов Российской Федерации» необходимо
закрепить обязательность предоставления права законодательной инициативы
гражданам, проживающим на территории соответствующего субъекта Российской
Федерации, в части законопроектов, предусматривающих установление
дополнительных гарантий.
Теоретическая
значимость
диссертации
обусловлена
тем
обстоятельством, что оно направлено на восполнение существующего пробела в
изучении дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, в
том числе в части определения соответствующего понятия и принципов их
действия,
выработки
классификации
дополнительных
гарантий.
Проанализирован опыт субъектов Российской Федерации по закреплению
13
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина, исходя из чего предложена классификация конституций (уставов)
субъектов Российской Федерации в зависимости от отражения в них вопросов
гарантирования конституционных прав и свобод. Выводы, изложенные в
диссертационном исследовании, позволят углубить теоретические знания в
отношении конституционно-правового института прав и свобод человека и
гражданина и гарантий их реализации.
Практическая значимость диссертации.
Основные результаты
диссертационного исследования могут найти применение в изучении проблем
конституционного права и в отраслевых научных исследованиях, связанных с
рассмотрением вопросов гарантирования прав человека и гражданина, а также в
учебном процессе, направленном на повышение уровня правовых знаний, в
процессе преподавания конституционного права, теории права при изучении или
разрешении проблемных вопросов.
Кроме того, результаты диссертационной работы могут быть использованы
в правотворческом процессе как на уровне Российской Федерации, так и на
уровне субъектов Российской Федерации, в том числе в части совершенствования
конституций (уставов) субъектов Российской Федерации по закреплению
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод.
Результаты диссертационного исследования также могут быть учтены при
формировании судебной практики, в том числе конституционных (уставных)
судов субъектов Российской Федерации.
Степень достоверности результатов исследования. Содержащиеся в
диссертации выводы основаны на анализе значительного количества
действующих нормативных правовых актов Российской Федерации и субъектов
Российской Федерации, решений Конституционного Суда Российской Федерации,
Верховного Суда Российской Федерации, конституционных (уставных) судов
субъектов Российской Федерации, а также широкого круга теоретических работ
ученых.
Апробация результатов диссертационного исследования осуществлена
посредством принятия участия в международной научно-практической
конференции в г. Екатеринбурге в 2016 году, международной научнопрактической конференции в г. Санкт-Петербурге в 2016 году.
Основные положения и выводы диссертационного исследования нашли
отражение в 8 научных статьях автора, 5 из которых опубликованы в ведущих
рецензируемых журналах ВАК РФ.
Результаты диссертационного исследования нашли применение при
подготовке ряда проектов нормативных правовых актов, предусматривающих
установление дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод, в рамках осуществления законодательного процесса в Омской области.
Выводы диссертации также нашли применение в ходе осуществления
преподавательской деятельности в Омской юридической академии.
Структура диссертации состоит из введения, трех глав (включающих в
совокупности семь параграфов), заключения, библиографии и приложений.
14
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении аргументируются выбор темы и ее актуальность, приводится
степень научной разработанности темы исследования, определяются объект и
предмет исследования, его цель и задачи, методологические и правовые
основания исследования, определена теоретическая и эмпирическая база
исследования, научная новизна, характеристика положений выносимых на
защиту, теоретическая и практическая значимость исследования, сведения об
апробации и о достоверности его результатов.
Первая глава «Теоретико-правовые основы установления субъектами
Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных
прав и свобод человека и гражданина» посвящена анализу дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации, как теоретико-правовой
категории, нашедшей отражение в действующем законодательстве и
правоприменительной практике.
В первом параграфе первой главы «Понятие дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации» акцентируется внимание
на конституционном принципе гарантирования прав и свобод человека и
гражданина, который обусловливает деятельность всей системы органов
государственной власти субъектов Российской Федерации. В работе отмечается,
что в правовой доктрине отсутствует единообразное понимание правовой
категории «гарантии реализации конституционных прав и свобод», что в свою
очередь порождает трудности в формулировании понятия «дополнительные
гарантии реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемые субъектами Российской Федерации». Анализ различных
подходов к пониманию юридических гарантий конституционных прав и свобод
человека и гражданина позволил вести речь о гарантиях реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина как о правовой категории,
обладающей спецификой установления и действия по отношению к гарантиям
охраны и гарантиям защиты конституционных прав и свобод человека и
гражданина.
К пониманию дополнительных гарантий реализации конституционных прав
и свобод человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской
Федерации, предлагается подходить с учетом анализа их соотношения с
основными гарантиями реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина, закрепленными федеральным законодательством. При этом в работе
обращается внимание на то, что проблематика диалектической связи основных и
дополнительных гарантий прав и свобод человека и гражданина нашла свое
отражение в судебной практике Конституционного Суда Российской Федерации
(постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 18 июля 2012
года № 19-П), согласно которой субъект Российской Федерации вправе наряду с
основными гарантиями прав граждан, закрепленными федеральным законом,
15
установить в своем законе дополнительные гарантии этих прав, направленные на
их конкретизацию, создание дополнительных механизмов их реализации, с
учетом региональных особенностей (условий) и с соблюдением конституционных
требований.
Основные гарантии выражают фундаментальные начала, позволяющие
обеспечить реализацию конституционных прав и свобод человека и гражданина
на всей территории Российской Федерации. Дополнительные гарантии носят
вторичный характер и выражают стремление к максимально возможному
обеспечению прав и свобод и отражают уровень развития соответствующего
субъекта
Российской
Федерации,
показывая
вектор
дальнейшего
совершенствования в обеспечении прав и свобод человека и гражданина.
Дополнительные гарантии направлены на конкретизацию основных гарантий,
закрепленных федеральным законодательством, и в той части, в какой основные
гарантии конкретизируют права и свободы с учетом изменившегося уровня их
реализации на территории субъектов Российской Федерации, дополнительные
гарантии конкретизируют сами конституционные права и свободы.
В работе автором выделяются теоретико-правовые проблемы, связанные с
пониманием дополнительных гарантий реализации прав и свобод как правовой
категорией. В связи с этим вопросы установления дополнительных гарантий
рассматриваются с позиции, как права, так и обязанности субъекта Российской
Федерации, а также в контексте императивности их осуществления за счет
средств бюджетов субъектов Российской Федерации.
Исходя из изложенных теоретических посылок отмечается, что под
дополнительными гарантиями реализации конституционных прав и свобод
человека и гражданина, устанавливаемыми субъектами Российской Федерации,
следует понимать правовые установления, обусловленные волей законодателя
субъекта
Российской
Федерации,
направленные
на
конкретизацию
конституционных прав и свобод человека и гражданина и обеспечительных
механизмов (правовых условий, средств, способов) реализации этих прав с учетом
особенностей развития соответствующего субъекта Российской Федерации.
Волеизъявление субъекта
Российской
Федерации при
установлении
дополнительных гарантий выражается в свободном определении их содержания, в
том числе в свободном выборе направлений конкретизации конституционных
прав и свобод человека и гражданина, условий и средств, способов их реализации,
на основе достигнутого субъектом Российской Федерации уровня своего
развития.
Во втором параграфе первой главы «Принципы установления субъектами
Российской Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных
прав и свобод человека и гражданина» выделены специфические принципы,
определяющие основы деятельности субъектов Российской Федерации по
установлению дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина.
В работе указано, что дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод, устанавливаемые субъектами Российской
Федерации, должны соответствовать реальным общественным отношениям,
16
сложившимся на территории субъекта Российской Федерации и требующим
принятия мер по обеспечению реализации конституционных прав и свобод на
указанной территории. В связи с этим выделен принцип адекватности
устанавливаемых дополнительных гарантий. В судебной практике он находит
реальное выражение. В частности, в решениях Конституционного Суда
Российской Федерации указываются критерии адекватности дополнительных
гарантий. При этом такие критерии могут иметь как общий, так и конкретный
характер. Критерии общего характера позволяют вести речь об адекватности
дополнительных гарантий с позиции общих возможностей установления таких
гарантий субъектом Российской Федерации с учетом особенностей его развития.
Между тем критерии конкретного характера связаны с существом самой
дополнительной гарантии.
Диссертантом выделен принцип системного установления дополнительных
гарантий, который направлен на достижение кумулятивного эффекта действия
дополнительных гарантий. Принцип системности дополнительных гарантий
выражает необходимость взаимодополняемости и комплексности при их
установлении.
Кроме
того,
необходимо
обеспечить
стабильность
действия
дополнительных гарантий. Данный принцип в рамках конституционно-правовой
доктрины нашел свое отражение в ряде решений Конституционного Суда
Российской Федерации, конституционных (уставных) судов субъектов
Российской Федерации. Он предполагает сохранение разумной стабильности
правового регулирования и недопустимость внесения произвольных изменений в
действующую систему норм, а также в случае необходимости – предоставление
гражданам возможности в течение некоторого переходного периода
адаптироваться к вносимым изменениям. С учетом проведенного анализа
утверждается, что принцип стабильности направлен на формирование устойчивой
системы гарантий вне зависимости от изменяющихся обстоятельств, в том числе
изменения социально-экономического положения субъектов Российской
Федерации.
В третьем параграфе первой главы «Классификации дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации» проводится анализ
различных
подходов
к
классификациям
дополнительных
гарантий
конституционных прав и свобод, устанавливаемых субъектами Российской
Федерации. В работе отмечается теоретическая и практическая значимость
видовой классификации дополнительных гарантий, в том числе способствующая
пониманию правовых режимов действия таких гарантий применительно к
каждому их виду. Диссертантом также указываются достоинства и недостатки
каждой классификации дополнительных гарантий.
В связи с этим предложено классифицировать дополнительные гарантии
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемые субъектами Российской Федерации:
- в зависимости от характеристики полномочий субъекта Российской
Федерации на дополнительные гарантии реализации конституционных прав и
17
свобод человека и гражданина установленные в рамках полномочий органов
государственной власти субъекта Российской Федерации по предметам
исключительного ведения субъектов Российской Федерации; собственных
полномочий органов государственной власти субъекта Российской Федерации по
предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской
Федерации; делегированных органам государственной власти субъекта
Российской Федерации федеральных полномочий по предметам совместного
ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации;
делегированных органам государственной власти субъекта Российской
Федерации федеральных полномочий по предметам исключительного ведения
Российской Федерации; полномочий, право осуществления которых
предоставлено органам государственной власти субъекта Российской Федерации
федеральными законами;
- в зависимости от связи дополнительной гарантии с конституционным
правом или свободой, обеспечению которого гарантия призвана содействовать, на
прямые
(обеспечивают
непосредственную
зависимость
реализации
конституционного права или свободы от содержания дополнительной гарантии) и
косвенные (обусловливают опосредованную связь реализации конституционного
права или свободы от содержания дополнительной гарантии);
в зависимости от количества конституционных прав и свобод,
обеспечение которых осуществляется дополнительной гарантией, на общие
дополнительные гарантии и конкретные (специальные);
- в зависимости от отражения в гарантиях приемов и способов правового
регулирования общественных отношений на дополнительные гарантии,
сформулированные в форме запретов, дозволений, позитивных обязываний;
- в зависимости от источника закрепления на дополнительные гарантии,
закрепленные в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации,
законах субъектов Российской Федерации и подзаконных актах субъектов
Российской Федерации.
Во второй главе «Содержание дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод человека и гражданина, устанавливаемых
субъектами Российской Федерации, и особенности их нормативного закрепления»
проанализированы дополнительные гарантии, установленные субъектами
Российской Федерации в конституциях (уставах) субъектов Российской
Федерации, в иных нормативных правовых актах субъектов Российской
Федерации, в связи с чем выделены определенные особенности нормативного
закрепления таких гарантий.
В первом параграфе «Характеристика дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых в конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации»
детальным образом анализируются дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод, установленные в конституциях (уставах)
субъектов Российской Федерации.
Автор отмечает, что установление дополнительной гарантии реализации
конституционного права или свободы с юридико-технической стороны такого
18
процесса заключается в наложении специфики социально-экономического
развития субъекта Российской Федерации на реализацию конкретных
конституционных прав и свобод, в связи с чем формулирование дополнительной
гарантии происходит посредством обращения к терминологии самого
конституционного права или свободы.
На основе указанной позиции в работе проанализированы структуры
конституций (уставов) субъектов Российской Федерации применительно к
закреплению дополнительных гарантий и выделены следующие группы
конституций (уставов) субъектов Российской Федерации.
В рамках первой группы конституции (уставы) субъектов Российской
Федерации характеризуются наличием отдельной главы, посвященной гарантиям
прав и свобод человека и гражданина (например, Республика Алтай,
Забайкальский край, Московская область, Брянская область).
Вторая группа конституций (уставов) субъектов Российской Федерации
отдельного структурного элемента, касающегося гарантий конституционных прав
и свобод человека и гражданина не содержит (например, Чувашская Республика –
Чувашия, Республика Татарстан (Татарстан), Алтайский край, Кемеровская
область). Вместе с тем вопросы гарантирования конституционных прав и свобод
человека и гражданина находят отражение в отдельных структурных элементах
конституций (уставов), закрепляющих правовой статус личности, а также в общих
положениях, направленных на обеспечение и защиту прав и свобод человека и
гражданина.
В конституциях (уставах) субъектов Российской Федерации третьей группы
находят отражение только общие вопросы гарантирования всех прав и свобод
человека и гражданина, закрепленных Конституцией Российской Федерации
(например, Красноярский край, город Москва, Свердловская область).
Диссертант делает вывод о том, что выделенная классификация
конституций (уставов) субъектов Российской Федерации свидетельствует об
уровне развития законодательства субъектов Российской Федерации и уровне
осознания правотворческими органами субъектов Российской Федерации
важности и необходимости участия субъектов Российской Федерации в
установлении и нормативном закреплении дополнительных гарантий реализации
прав и свобод. В тех субъектах Российской Федерации, в конституциях (уставах)
которых имеется отдельная глава, посвященная гарантиям конституционных прав
и свобод, в большей степени созданы юридико-технические возможности для
закрепления в системном виде дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод. В связи с этим предлагается Министерству
юстиции Российской Федерации поручить своим территориальным органам
выработать системные рекомендации субъектам Российской Федерации о
возможных
механизмах
установления
дополнительных
гарантий
конституционных прав и свобод человека и гражданина в отдельной главе
конституции (устава) субъекта Российской Федерации. В этих целях подготовлен
проект распоряжения Министерства юстиции Российской Федерации.
Во втором параграфе «Особенности нормативного закрепления
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
19
гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации» акцентируется
внимание на анализе законов и подзаконных актов субъектов Российской
Федерации, непосредственно направленных на закрепление дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод.
В работе приводится последовательный сравнительный анализ
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод (например,
право на бесплатную юридическую помощь, право на проведение публичных
мероприятий, право граждан на обращения, право гражданина избирать и быть
избранным, а также на участие в референдуме), установленных в различных
субъектах Российской Федерации. Автор выделяет общие закономерности в
подходах к формулированию и закреплению дополнительных гарантий в
законодательстве субъектов Российской Федерации. При этом рассмотрение
положений федерального законодательства, регулирующего соответствующие
сферы общественных отношений, позволило определить особенности
нормативного закрепления указанных дополнительных гарантий.
Так, данный анализ позволил выделить подход федерального законодателя
к возможным вариантам установления субъектами Российской Федерации
соответствующих гарантий. В связи с этим автором отмечается, что указанная
детализация федерального законодателя способствует единству правового
пространства, но в меньшей степени стимулирует субъект Российской Федерации
к отражению особенностей своего развития при закреплении дополнительных
гарантий. Требуется расширение сферы общественных отношений, в рамках
которой субъект Российской Федерации имеет право устанавливать прямые
дополнительные гарантии, в ином случае придется констатировать отсутствие
воли субъекта Российской Федерации при закреплении соответствующих
положений.
В третьей главе «Эффективность действия дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации» выявлены проблемы
действия дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод
человека и гражданина, устанавливаемых субъектами Российской Федерации, и
определены направления совершенствования правового регулирования
деятельности по установлению дополнительных гарантий.
В первом параграфе «Проблемы действия дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод» автор обращается к практике
правоприменения норм, закрепляющих дополнительные гарантии реализации
конституционных прав и свобод, для определения критериев оценки
эффективности действия таких гарантий. При этом вопросы эффективности
действия дополнительных гарантий рассматриваются в контексте как
количественных, так и качественных критериев оценки эффективности их
действия.
Диссертант предлагает количественные критерии оценки эффективности
действия дополнительных гарантий определять исходя из показателей оценки
эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов
Российской Федерации, утвержденных Президентом Российской Федерации.
20
Данными показателями являются: ожидаемая продолжительность жизни при
рождении; численность населения; оценка населением деятельности органов
исполнительной власти субъекта Российской Федерации; уровень безработицы в
среднем за год; смертность населения; объем инвестиций в основной капитал;
доля жителей субъекта Российской Федерации, столкнувшихся с проявлениями
коррупции.
В работе приводится анализ законодательной и правоприменительной
практики, который позволил выделить следующие качественные критерии оценки
эффективности действия дополнительных гарантий:
1) недопустимость установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий в нарушение общей правовой политики Российской
Федерации;
2) исключение юридико-технического несовершенства норм федерального
законодательства, обусловливающего неопределенность в вопросе полномочий
субъекта Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий.
Наличие таких норм приводит к отсутствию реализации полномочий и может
привести к нарушению конституционных прав и свобод отдельных категорий
граждан;
3) исключение практики установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий в форме подзаконного нормативного правового акта,
поскольку в данном случае недостаточным образом обеспечивается учет
интересов населения при закреплении дополнительных гарантий и стабильность
их предоставления;
4) стабилизация финансово-экономической основы деятельности субъектов
Российской Федерации, существенным образом влияющей на уровень реализации
дополнительных гарантий;
5) исключение практики установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий, имеющих временный характер, поскольку это
приводит к нарушению конституционного принципа поддержания доверия
граждан к закону и действиям государства и не обеспечивает стабильность
правового положения человека и гражданина.
Кроме
того,
анализ
правоприменительной
практики
действия
дополнительных гарантий позволил автору выделить ряд проблем, влияющих на
указанные выше количественные показатели:
1) при формулировании дополнительных гарантий не учитываются
положения Федерального закона от 17 июля 2009 года № 172-ФЗ «Об
антикоррупционной экспертизе нормативных правовых актов и проектов
нормативных правовых актов»;
2) необходимость отражения в содержании дополнительных гарантий
адресного характера их предоставления при отсутствии его единообразного
понимания в законодательстве и правоприменительной практике;
3) закрепление дополнительных гарантий в законодательстве субъекта
Российской Федерации имеет во многом формальный характер, проявляющийся в
приостановлении их действия либо в отсутствии порядка их реализации.
21
Рассмотрев
изложенную
проблематику
эффективного
действия
дополнительных гарантий, автор пришел к выводу, что необходим баланс между
указанными системами оценки эффективности действия дополнительных
гарантий, поскольку качественные показатели порой требуют одних условий
реализации конституционных прав и свобод, а количественные совершенно
других. Субъект Российской Федерации самостоятельно должен находить точки
соприкосновения между качественными и количественными показателями. И
когда в полной мере качественные показатели эффективности действия
дополнительных гарантий будут сопутствовать повышению количественных
показателей, можно будет вести речь о подлинной эффективности действия
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод.
Во втором параграфе «Направления совершенствования правового
регулирования отношений, связанных с установлением дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод» с учетом вышерассмотренных
проблемных вопросов как теоретического, так и практического характера,
сформулированы следующие предложения по совершенствованию правового
регулирования отношений, связанных с установлением дополнительных
гарантий:
1) внести изменения в ст. 26.1 Федерального закона от 6 октября 1999 года
№
184-ФЗ
"Об
общих
принципах
организации
законодательных
(представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов
Российской Федерации" путем закрепления полномочий субъекта Российской
Федерации устанавливать дополнительные гарантии;
2) закрепить обязанность федерального законодателя при делегировании
субъекту Российской Федерации полномочий по принятию дополнительных
гарантий согласовывать с его финансовым органом объем финансовоэкономических ресурсов, подлежащих перечислению (передаче) субъекту
Российской Федерации для осуществления таких полномочий;
3) в целях аккумуляции дополнительных гарантий реализации
конституционных прав и свобод применительно к конкретным условиям
жизнедеятельности населения региона рекомендовать органам законодательной
власти субъектов Российской Федерации все дополнительные гарантии отразить в
отдельной главе конституции (устава) субъекта Российской Федерации,
посвященной дополнительным гарантиям реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина;
4) следует модернизировать процедуру участия субъектов Российской
Федерации в правотворческом процессе на федеральном уровне путем
закрепления необходимости прямого одобрения проекта федерального закона,
касающегося установления новых полномочий органов государственной власти
субъектов Российской Федерации по установлению дополнительных гарантий,
органами государственной власти более чем половины субъектов Российской
Федерации с указанием в финансово-экономическом обосновании затратности
данного проекта для бюджетов субъектов Российской Федерации и предлагаемых
источников их финансирования, а также путем внесения изменений в Регламент
Правительства Российской Федерации, утвержденный постановлением
22
Правительства Российской Федерации от 1 июня 2004 года № 260, предусмотрев
возможность субъекта Российской Федерации обращаться непосредственно в
Правительство Российской Федерации по вопросу принятия основной гарантии
реализации прав и свобод;
5) в ст. 6 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184-ФЗ "Об общих
принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных
органов государственной власти субъектов Российской Федерации" необходимо
закрепить обязательность предоставления права законодательной инициативы
гражданам, проживающим на территории соответствующего субъекта Российской
Федерации, в части законопроектов, предусматривающих установление
дополнительных гарантий.
Автор детально анализирует каждое направление совершенствования
правового
регулирования
отношений,
связанных
с
установлением
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод, приводит
конкретные примеры, указывающие на необходимость проведения такой
деятельности, и предлагает ряд проектов изменений в федеральные правовые
акты.
В заключении подведены итоги диссертационного исследования и
обозначены основополагающие выводы по работе.
В приложениях № 1 – 4 приводятся проект распоряжения Министерства
юстиции Российской Федерации «О методических рекомендациях субъекту
Российской Федерации», а также проекты изменений федерального
законодательства, направленные на совершенствование отношений, связанных с
установлением дополнительных гарантий.
23
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ
ИССЛЕДОВАНИЯ
В научных журналах, включенных в перечень Высшей аттестационной
комиссии при Министерстве образования и науки Российской Федерации:
1. Чуклин А.В. Об отдельных проблемах действия дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации / А.В. Чуклин // Проблемы
права. – 2017. – № 3. – С. 29 – 33 (0,52 п.л.).
2. Чуклин А.В. Принципы установления субъектами Российской Федерации
дополнительных гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и
гражданина / А.В. Чуклин // Конституционное и муниципальное право. – 2016. –
№ 11. – С. 50 – 53 (0,5 п.л.).
3. Чуклин А.В. Проблемы классификации дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
устанавливаемых субъектами Российской Федерации / А.В. Чуклин // Проблемы
права. – 2016. – № 1. – С. 46 – 51 (0,525 п.л.).
4. Чуклин А.В. К вопросу о характеристике дополнительных гарантий
реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
установленных
в
конституциях
(уставах)
субъектов
Российской
Федерации / А.В. Чуклин // Проблемы права. – 2016. – № 3. – С. 36 – 40 (0,44 п.л.).
5. Чуклин А.В. К вопросу об объеме и содержании понятия
«дополнительные гарантии реализации конституционных прав и свобод человека
и
гражданина,
устанавливаемые
субъектами
Российской
Федерации» / А.В. Чуклин // Государственная власть и местное самоуправление. –
2016. – № 8. – С. 3 – 8 (0,563 п.л.).
В иных научных журналах и изданиях:
6. Чуклин А.В. Об отдельных вопросах характеристики дополнительных
гарантий реализации конституционных прав и свобод человека и гражданина,
закрепленных
в
конституциях
(уставах)
субъектов
Российской
Федерации / А.В. Чуклин // Актуальные вопросы юриспруденции / Сборник
научных трудов по итогам международной научно-практической конференции,
г. Екатеринбург. – 2016. – С. 30 – 32 (0,3 п.л.).
7. Чуклин А.В. К вопросу о полномочиях субъекта Российской Федерации
по установлению дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина / А.В. Чуклин // Актуальные вопросы юридических
наук в современных условиях / Сборник научных трудов по итогам
международной научно-практической конференции, г. Санкт-Петербург. – 2016. –
С. 29 – 32 (0,4 п.л.)
8. Чуклин А.В. Правовые проблемы установления субъектами Российской
Федерации дополнительных гарантий реализации конституционных прав и
свобод человека и гражданина / А.В. Чуклин // Правоприменение. – 2017. – № 4. –
С. 87 – 95 (1,05 п.л.).
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа