close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Риторический аспект аргументации в современном американском политическом интервью

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
КОЖЕВНИКОВА Татьяна Андреевна
РИТОРИЧЕСКИЙ АСПЕКТ АРГУМЕНТАЦИИ В СОВРЕМЕННОМ
АМЕРИКАНСКОМ ПОЛИТИЧЕСКОМ ИНТЕРВЬЮ
Специальность 10.02.04 — «Германские языки»
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой
степени кандидата
филологических наук
Санкт-Петербург — 2018
2
Диссертация выполнена на кафедре английской филологии и перевода
филологического факультета Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования «Санкт-Петербургский
государственный университет».
Научный руководитель: доктор филологических наук, профессор
Третьякова Татьяна Петровна
Официальные
оппоненты:
Васильев Лев Геннадьевич
доктор филологических наук,
профессор, ФГБОУ ВО «Калужский
государственный университет имени К.Э.
Циолковского», заведующий кафедрой
лингвистики и иностранных языков
Иванова Татьяна Николаевна
кандидат филологических наук,
доцент, ФГБОУ ВО «Российский
государственный педагогический университет
им. А. И. Герцена», доцент кафедры перевода
Ведущая организация —
Федеральное государственное автономное
образовательное учреждение высшего
образования «Санкт-Петербургский
государственный электротехнический
университет «ЛЭТИ» им. В.И. Ульянова
(Ленина)»
Защита диссертации состоится «
»
2018 года в
часов на заседании диссертационного совета Д 212.354.09 при
Федеральном государственном бюджетном образовательном учреждении
высшего
образования
«Санкт-Петербургский
государственный
экономический университет» по адресу: 191023, Санкт-Петербург,
Москательный пер., д. 4, ауд. 102.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Федерального
государственного бюджетного образовательного учреждения высшего
образования «Санкт-Петербургский государственный экономический
университет» и на сайте http://unecon.ru/dis-sovety.
Автореферат разослан «
Ученый секретарь
диссертационного совета
»
2018 года.
Барташова
Ольга Анатольевна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
I.
Политическое интервью является эффективным инструментом
формирования общественного мнения в современном американском
политическом дискурсе. Это определяется рядом факторов: ввиду
интерактивности
диалогический
формат
интервью
является
более
доступным для широкой аудитории, он позволяет в сжатой форме
освещать
наиболее
спонтанности
актуальные
способствует
вопросы,
раскрытию
и
благодаря
элементу
психологического
портрета
периферийным
жанром
политика.
Политическое
интервью
является
политического дискурса и граничит с масс-медийным и аргументативным
дискурсом.
Подобная
зона
наложения
дискурсов
обуславливает
лингвистическую и риторическую специфику политического интервью,
которая определяется задачей оказать воздействие на аудиторию, в
частности — посредством аргументации, при этом сохраняя доступный,
интерактивный и развлекательный формат беседы.
Актуальность проводимого исследования обусловлена тем, что
оно выполнено в русле таких современных научных направлений, как
политическая лингвистика, аргументология и когнитивно-дискурсивный
анализ. Кроме того, актуальность работы связана с обращением к жанру
политического интервью, так как оно широко используется как инструмент
воздействия в современной американской лингвокультуре и определяет
специфику представляемой в его рамках аргументации, обусловленную его
форматом и наложением нескольких типов дискурсов. Американское
политическое
интервью
не
становилось
предметом
специального
лингвистического изучения с точки зрения риторического и когнитивнодискурсивного анализа составляющей аргументации.
Степень разработанности темы. Проблематика аргументации в
политическом дискурсе неоднократно привлекала к себе внимание
4
исследователей (Fairclough, Fairclough 2012, Finlayson 2007, Walton 2007,
van Rees 2007, Lewiński, Mohammed 2015, Maslennikova, Tretyakova 2004,
Баранов 1990, Ощепкова 2004, Голубев 2017, Демьянков 2008 и др.).
Аргументация в политическом интервью рассматривалась в различных
аспектах (Третьякова 2017, Andone 2013, Lauerbach 2007, Fetzer 2000, 2007,
Kusse 1996), вместе с тем ранее не предпринимался последовательный
анализ
аргументации
в
современном
американском
политическом
интервью, объединяющий риторический и когнитивно-дискурсивный
анализ.
Целью
исследования
является
определение
риторических
характеристик структур аргументации в современном американском
политическом интервью.
Достижение этой цели предполагает решение следующих задач:
1) дать определение основным типам аргументации, характерным для
американского политического интервью;
2) выявить
типы
аргументации
в
американских
политических
интервью;
3) создать модели аргументации в рамках коммуникативного процесса
интервью;
4) определить стратегии, реализуемые в рамках аргументации в
американском политическом интервью;
5) рассмотреть прототипные модели основных типов аргументации в
американском политическом интервью и описать их риторические
характеристики;
6) изучить основные типы аргументации в американском политическом
интервью с точки зрения интерактивного аспекта и их риторических
характеристик;
7) выявить
риторические
характеристики
основных
типов
аргументации в американском политическом интервью в составе
комплексных и составных структур.
5
Объектом исследования являются интервью с американскими
политиками с 2009 по 2017 год.
Предметом
исследования являются англоязычные структуры
аргументации в политических интервью.
Теоретическую базу исследования составляют: работы в области
политического дискурса: Т.А. ван Дейк, Н. Фэрклаф, Е.И. Шейгал, А.Н.
Баранов, В.Е. Чернявская, когнитивно-дискурсивного анализа: А.А.
Кибрик, В.З. Демьянков, исследования жанров политического дискурса и
интервью: А.А. Масленникова, Т.П. Третьякова, К. Андон, А. Юкер, А.
Фетцер, П. Булл, труды по теории воздействия и аргументации: Ф. ван
Еемерен, Р. Гроотендорст, Ф. Снок Хенкеманс, Л.Г. Васильев, П.Б.
Паршин,
В.М.
Сергеев,
Г.А.
Брутян
и
другие.
Для решения поставленных задач использовались следующие
методы
исследования:
метод
семантического
и
функционально-
прагматического анализа, метод интерпретационного и сопоставительного
анализа, метод моделирования и реконструкции аргументации.
Материалом
исследования
послужили
транскрипты,
подготовленные на основе аудиозаписей и видеозаписей 89 интервью с
участием американских политиков (Барак Обама, Дональд Трамп, Хиллари
Клинтон, Джон Керри, Рекс Тиллерсон) с 2009 по 2017 годы и
опубликованные на официальных веб-сайтах СМИ, в том числе
телеканалов ABC, MSNBC, CBS, CNN, NBC, изданий Financial Times,
Time, Economist, веб-сайтов журналистов Опры Уинфри, Чарли Роуза и др.
Общий объем транскриптов составил более 1400 страниц, из которых
отобрано 914 примеров аргументации.
Достоверность
и
обоснованность
выводов
исследования
обеспечивается использованием фундаментальных положений теории
дискурса,
политического
дискурса,
коммуникативной
лингвистики,
прагмалингвистики, теории жанра, теории воздействия и аргументологии,
изложенных в работах ведущих зарубежных и отечественных ученых;
6
научной
методологией
исследования
–
использованием
комплекса
методов, соответствующих цели и задачам работы; репрезентативным
объемом проанализированного эмпирического материала.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности.
Полученные
научные
результаты
соответствуют
следующим
областям исследований, указанным в паспорте специальности 10.02.04
(«Германские языки»): особенности функционирования различных групп
германских
языков,
особенности
стилистического
воздействия
и
экспрессивных средств германских языков. В рамках особенностей
функционирования
различных
групп
германских
языков
описаны
когнитивные модели функционирования основных типов аргументации в
американском политическом интервью, определены стратегии убеждения в
американском политическом интервью, соответствующие каждому типу
аргументации, предложена модель интерактивного построения совместной
аргументации
в
американском
политическом
интервью.
В
плане
особенностей стилистического воздействия и экспрессивных средств
германских языков выделены и распределены по группам средства
усиления риторического потенциала аргументации в американском
политическом интервью.
Научная новизна исследования состоит в том, что, во-первых,
впервые
проводится
аргументации
когнитивно-дискурсивное
в американских
моделирование
политических интервью, во-вторых,
выделяются стратегии и тактики, характерные для американского
политического интервью, в-третьих, выявлено соответствие основных
типов аргументации когнитивно-дискурсивным моделям и базовым
стратегиям убеждения в американском политическом интервью.
Основные результаты исследования, обладающие научной
новизной и полученные лично соискателем:
1. Модели аргументации в американском политическом интервью
соотносятся с основными типами аргументации.
7
а)
Дизъюнктивная
аргументация
с
независимыми
доводами
оформляется по экстенсивной модели, предполагающей приращение
аргументации с точки зрения набора аргументов.
б)
Конъюнктивная
образуется
по
аргументация
со
комплементарной
связанными
модели
с
посылками
отношениями
холистического следствия, при котором посылки совместно ведут к
точке зрения.
в) Подчинительная аргументация со взаимозависимыми аргументами
строится
по
причинно-следственной
модели,
под
которой
понимается последовательное обоснование пропозиций, основанное
на причинно-следственных отношениях.
2. Основным типам аргументации в американском политическом
интервью соответствуют три базовые стратегии убеждения:
а) для дизъюнктивной аргументации — обособленное обоснование,
под которым понимается приведение независимых доводов в
поддержку точки зрения;
б) для конъюнктивной аргументации — рассуждение, под которым
понимается представление связанных пропозиций, дополняющих
друг друга и обладающих субъективно обусловленными связями;
в) для подчинительной аргументации — стратегия доказательства,
которая строится на выдвижении взаимозависимых пропозиций.
3. Формат американского политического интервью обуславливает
реализацию
следующих
эвазивность,
стратегия
репрезентации,
коммуникативных
положительной
контраргументация,
и
стратегий:
отрицательной
целеполагание,
создание
эмоционального фона, дискредитация. Главная из них —
стратегия эвазивности, которая реализуется посредством тактик
встречного вопроса, при помощи представления фактуальной
информации, при переходе к аргументации на иную тему, за счет
согласия
политика
с
аргументацией
журналиста.
8
4. Усиление
риторического
потенциала
аргументации
в
американском политическом интервью реализуется за счет трех
групп средств, направленных на построение убеждения со своими
особенностями языковой реализации:
а)
персуазивные
аргументации,
средства,
такие
повышающие
как
убедительную
метааргументативные
силу
компоненты,
эгореференциальные клише;
б) средства создания интерактивности, в частности квазидиалог,
риторический вопрос, «языковое паразитирование»;
в) средства представления аргументации, в том числе экспрессивные
единицы, метакоммуникативные компоненты, апеллятивные клише.
5. Аргументативный
американском
аспект
интерактивных
политическом
интервью
отношений
проявляется
в
во
взаимодействии участников при построении аргументации.
а) Построение аргументации при помощи включения компонента из
реплики журналиста обусловлено одним из двух факторов:
параллельная
реализация
реконструкция
стратегии
невыраженной
контраргументации
посылки.
Заимствование
или
всегда
указывает на зависимый характер аргументации.
б)
Построение
представления
единой
доводов
аргументация
обоими
за
счет
участниками
поочередного
осуществляется
посредством сочетания некоторого высказывания и последующего
согласия с ним.
6. Аргументативный дискурс в условиях формата американского
политического
интервью
утрачивает
свойственную
ему
упорядоченность представления аргументации и принимает черты
спонтанного разговорного стиля, что создается за счет таких
средств английского языка, как инициальные сочинительные
союзы
с
единицы,
функцией
экспрессивности,
апеллятивные
клише,
эгореференциальные
средства
хеджирования
9
компонентов аргументации.
Теоретическая значимость диссертации состоит в том, что она
вносит вклад в дальнейшую разработку проблематики аргументологии и
политического дискурса, в частности, на материале американского
политического
интервью;
уточнение
положений
функциональной
прагматики английского языка. Представленные в работе результаты
способствуют освещению риторических и когнитивно-дискурсивных
характеристик аргументации в современном американском политическом
интервью,
что
развивает
положения
прагмалингвистики,
теории
воздействия и лингвистической риторики.
Практическая значимость полученных результатов и выводов
определяется тем, что основные положения диссертации могут быть
использованы в преподавании спецкурсов по общей теории дискурса,
коммуникативной деятельности и неформальной логике, в создании
учебных пособий по политическому дискурсу. Результаты работы могут
найти применение при разработке практических рекомендаций для
специалистов по риторике и политической коммуникации.
Апробация
работы:
Основные
положения
диссертации
обсуждались на заседаниях аспирантских семинаров кафедры английской
филологии и перевода СПбГУ в период с 2015 по 2018 годы. Основные
положения диссертации были представлены в виде докладов на XLV,
XLVI и XLVII Международной филологической конференции (СанктПетербург, 2016, 2017, 2018); VIII, IX научно-методической конференции
«Англистика XXI века» (Санкт-Петербург, 2016, 2018); XXVI Российскоамериканском
семинаре
в
Санкт-Петербургском
государственном
университете (Санкт-Петербург, 2017); Sprachwissenschaftliche Tagung für
Promotionsstudierende (Кельн, 2016); Cognitive Linguistics in Wroclaw
(онлайн, 2016) и на заседаниях аспирантских семинаров кафедры
английской филологии и перевода СПбГУ в период с 2015 по 2018 годы.
Публикации. Результаты диссертации опубликованы в семи работах
10
общим объемом 3,1 п.л./2,7 п.л., из которых четыре статьи входят в
перечень, утвержденный ВАК РФ.
В
2016/2017
стипендией
в
рамках
Петербургского
возможность
учебном
году
совместной
государственного
работы
над
исследование
было
программы
DAAD
университета,
диссертацией
и
поддержано
и
Санкт-
предоставляющей
проведения
научных
исследований в университетах и внеуниверситетских научных центрах
Германии, а также расширения контактов с немецкими коллегами.
Объем и структура работы: диссертация состоит из введения, двух
глав, заключения, списка использованной литературы (194 наименования,
из них 118 на иностранных языках), списка источников примеров (89
позиций). Общий объем работы составляет 201 страницу.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность и научная новизна
исследования, формулируются основная цель и задачи исследования,
определяются теоретическая и практическая значимость работы, методы
анализа собранного материала, формулируются положения, выносимые
на защиту, представляется информация об апробации работы.
Первая
глава
«Лингвистические
основы
интерпретации
аргументации в политическом интервью» рассматривает ряд вопросов,
касающихся политического дискурса, жанра интервью и проблематики
лингвистического изучения аргументации. В разделе 1.1. «Проблема
определения дискурса» в результате рассмотрения различных подходов к
определению дискурса (Т.А. Ван Дейк, Н. Фэрклаф, В.И. Карасик, В.Е.
Чернявская, Н.Д. Арутюнова) принимается определение, предложенное
Т.А. Ван Дейком, в котором дискурс связывается с понятиями
коммуникативное событие и коммуникативный акт и представляется как
сложное единство языковой формы, значения и действия, объединяющее
высказывание и аспекты социальной ситуации.
11
Принимается положение Е.И. Шейгал о включении в область
политического дискурса институциональных и неинституциональных
форм общения, в которых к сфере политики относится хотя бы одна из
трех составляющих: субъект, адресат или содержание общения.
Одной
из
основополагающих
характеристик
политического
дискурса признается "контаминация" или "наложение дискурсов"
(Шейгал 2000, Макеев 2004), то есть объединение характерных черт
разных типов дискурсов в процессе их порождения, что предполагает
особый набор речевых тактик. Таким образом, вслед за Н. и И. Фэрклаф
политический дискурс, главным образом, рассматривается как форма
практической аргументации, лежащей в основе решений и действий.
Утверждается, что настоящее исследование проводится в русле
риторического анализа дискурса. Активную разработку риторический
аспект анализа дискурса получил в работах А.Н. Баранова, Т.П.
Третьяковой, В.М. Сергеева, П.Б. Паршина и других.
В разделе 1.2 «Понятие и особенности жанра интервью» понятие
«жанр» рассматривается с точки зрения теории речевых жанров М.М.
Бахтина
и
зарубежных
лингвистическое
подходов.
определение
Предлагается
интервью
как
собственное
разновидности
диалогической речи, которая направлена на создание определенного
имиджа интервьюируемого политика и обладает своеобразием речевых
тактик, отличающихся наличием общих черт, накладываемых форматом
политического интервью, и индивидуальных черт, обусловленных
макро-целями конкретного интервью. При этом, вслед за А. Вежбицкой
основная коммуникативная цель устанавливается в качестве критерия
выделения жанра, в данном случае политического интервью.
Описывается интерактивная природа интервью, в рамках которого
происходит непрерывное взаимодействие трех полюсов: интервьюера,
политика и аудитории. Внешняя диалогичность, проявляющаяся в
разыгрывании ситуации общения между политиком и интервьюером,
12
всецело направлена на реализацию внутреннего диалога с аудиторией.
Подобная
имплицитность
обусловленная
интенциональной
форматом
интервью,
составляющей,
предопределяет
его
манипулятивный потенциал.
В
разделе
принимается
1.3
«Лингвистическое
прагмалингвистический
изучение
подход
аргументации»
к
определению
аргументации как языковой, социальной и рациональной деятельности,
направленной на убеждение разумного получателя сообщения в
приемлемости какой-либо точки зрения посредством выдвижения ряда
положений,
подтверждающих
или
опровергающих
утверждение,
содержащееся в точке зрения. Аргументация представляется с точки
зрения трех планов как диалектический процесс, дискурсивная и
языковая деятельность. Аргументация состоит из ряда пропозиций,
выдвигаемых в защиту точки зрения. Любая пропозиция выполняет
некоторую
В
аргументативную
отношении
проводится
воздействующего
разграничение
понятий
функцию.
потенциала
аргументации
«воздействие»,
«убеждение»,
«манипуляция». Убеждение и манипуляция рассматриваются как две
стороны
воздействия,
отличающиеся
по
критериям
открытости/
закрытости, соответствия/противоречия интересам адресата и категории
власти.
Описывается аксиологическая природа воздействия, связанная с
реализацией стратегии положительной и отрицательной репрезентации.
Данная стратегия лежит в основе формирования имиджа. В работе
предлагается собственное лингвистическое определение имиджа как
набора дифференциальных признаков, намеренно вводимых в речевой
обиход для формирования стереотипного представления о личности и
обладающих потенциалом воздействия.
Принимается ряд положений прагмадиалектического подхода. В
частности, модель идеальной критической дискуссии с четырьмя
13
стадиями аргументации: стадия конфронтации, открытия дискуссии,
аргументации, заключительная стадия. Концепция стратегического
маневрирования с тематическим потенциалом, адаптацией к требованиям
аудитории и использованием презентационных средств, одновременно
утверждающихся в каждом шаге на всех этапах дискурса.
Представляется, что аргументативность — свойство языкового
употребления в целом. В частности, аргументативным потенциалом
обладают дискурсивные маркеры — слова и выражения, организующие
отношения
между
сегментами
дискурса
и
способствующие
интерпретации высказывания. Выделяется ряд общих положений:
дискурсивные
маркеры
кратки
и
фонологически
редуцированы,
многофункциональны, занимают начальную позицию, в основном не
имеют пропозициональное значение, характерны для устной речи.
В результате сопоставления неформально-логического и прагмадиалектического подходов к классификации структур аргументации
устанавливается, что критерии взаимозависимости и достаточности не
отвечают задачам лингвистического исследования. На основе двух
синтаксических связей «сочинение» и «подчинение», а также логических
понятий «конъюнкция» и «дизъюнкция» выделяется три типа структур
аргументации:
подчинительная,
конъюнктивная
и
дизъюнктивная
аргументация. Дизъюнктивная аргументация включает независимые
доводы,
конъюнктивная
состоит
из
связанных
посылок,
в
подчинительной аргументации аргумент также функционирует как точка
зрения.
Во второй главе «Интегративный анализ моделей аргументации
американского интервью: риторический и когнитивно-дискурсивный
аспект» проводится анализ аргументации в рамках американского
политического
интервью.
подчинительная
аргументация
Дизъюнктивная,
рассматриваются
конъюнктивная
с
точки
и
зрения
прототипной структуры, интерактивного аспекта и их реализации в
14
составе комплексных структур.
Вслед за вводными положениями (раздел 2.1.) в разделе 2.2.
«Прототипная
модель
аргументации
в
современном
американском
политическом интервью» осуществляется поиск прототипных моделей
основных типов аргументации в современном американском политическом
интервью.
На основе определения дизъюнктивной аргументации с рядом
независимых доводов была выстроена следующая прототипная модель:
Рис. 1. Прототипная модель дизъюнктивной аргументации
В круглом сегменте изображена точка зрения, в квадратном
сегменте — аргумент. Дизъюнктивная аргументация оформляется по
экстенсивной модели, в результате чего происходит приращение
аргументации
с
точки
зрения
набора
аргументов.
Рассмотрим
следующий пример:
Economist: Our starting point, on Africa <...> Do you think America is up for Africa? Do
you think America is able to guide it through the next period?
Obama: [1] I think America is not going to do it alone, but I think America can be central
in moving Africa into the next stage of growth and integrating it into the world economy in
a way in which it’s benefiting the people of Africa and it’s not just a source of natural
resources. And there are a couple of reasons why I think America can be central in this
process. [2] First of all, American companies continue to be an enormous force in the
global economy, and in talking to US companies, there is a real recognition of opportunity
there. [3] Secondly, I do think that the American traditions of transparency, accountability,
rule of law, property rights are ingredients that are critical to unlocking Africa’s future.
[4] Third, America was, and continues to be, an economy based on ideas, and as we move
deeper into the 21st century, our emphasis on developing human capital is something that
Africa very much wants and we’re good at it. [5] And finally, what’s fascinating about
African development is the opportunities that they have to leapfrog certain technologies
15
and skip certain phases of development, and we are very good at the technologies that
allow countries to potentially leapfrog development. So a classic example being in the
telecommunications sector. We invented smartphones and there are smartphones
everywhere in Africa. (Economist - B. Obama; 02.08.2014)
Данная
аргументация
оформляет
следующую
структуру:
Рис. 2. Прототипная модель дизъюнктивной аргументации в интервью
В
случае
реализации
прототипной
модели
дизъюнктивной
аргументации была выделена характерная для данного типа стратегия
обособленного обоснования, под которой понимается приведение
независимых доводов в поддержку точки зрения. Специфика данной
стратегии предполагает ее реализацию в рамках дизъюнктивной
аргументации.
В представленном примере в пользу точки зрения [1] приводится
четыре фактуальных аргумента [2], [3], [4], [5], вводимых посредством
метакоммуникативного высказывания And there are a couple of reasons
why I think America can be central in this process. При этом происходит
повтор точки зрения в пресуппозиции высказывания, в результате чего
достигается более эффективное представление аргументации. Маркеры
First of all, Secondly, Third, And finally указывают на отношения
приращения доводов.
Риторический потенциал в данном случае усиливается посредством
экспрессивных единиц enormous, fascinating в аргументе [5] и
экспрессивной модификации эгореференциального клише I do think в
аргументе
[3].
Данное
клише
в
настоящем
исследовании
интерпретируется как метааргументативный компонент, то есть слово/
выражение,
эксплицитно
достоверность аргумента.
указывающее
на
убедительность/
16
На
основе
определения
конъюнктивной
аргументации
со
связанными посылками была выстроена следующая прототипная модель:
Рис. 3. Прототипная модель конъюнктивной аргументации
Обратимся к примеру реализации представленной модели в
интервью:
KROFT: Mr. President, was this the most satisfying week of your Presidency?
OBAMA: [1] Well, it was certainly one of the most satisfying weeks not only for my
Presidency, but I think for the United States since I've been President. [2] Obviously bin
Laden had been not only a symbol of terrorism, [3] but a mass murderer who's had eluded
justice for so long, and [4] so many families who have been affected I think had given up
hope. [5] And for us to be able to definitively say, "We got the man who caused thousands
of deaths here in the United States and who had been the rallying point for a violent
extremist jihad around the world" was something that I think all of us were profoundly
grateful to be a part of. (Kroft-Obama; CBS, 09.05.2011)
Данная аргументация в пользу точки зрения [1] включает четыре
связанные посылки [2], [3], [4], [5], основанные на предикатах
отрицательной оценки и направленные на формирование образа
«чужого».
В
результате
реализуется
стратегия
положительной
самопрезентации за счет “спасения” от отрицательного «чужого», в
частности врага или негативного последствия. Множественность
посылок способствует демонизации врага и тем самым усиливает
положительный эффект репрезентации политика. Таким образом, модель
аргументации может быть представлена следующим образом:
Рис. 4. Прототипная модель конъюнктивной аргументации в интервью
17
Данная
модель
является
комплементарной
и
основана
на
отношениях холистического следствия, под которыми понимается такое
следствие,
которое
проводится
на
основе
комплекса
взаимодополняющих посылок. Связанный характер посылок получает
эксплицитное выражение, с одной стороны, за счет построения
аргументов [2] и [3] при помощи союза not only ... but с функцией
инкорпорации посылок, а с другой — за счет посылки [5], в которой
происходит соединение двух сторон в рамках оппозиции «свой-чужой»,
поочередно развиваемой в предыдущих аргументах — We got the man.
Риторический потенциал аргументации усиливается за счет
языковых средств: эгореференциальное клише I think, симуляция
прямого цитирования в посылке [5], инициальный сочинительный союз
And с функцией создания экспрессивности и эффекта разговорной речи,
метааргументативные компоненты obviously, definitely, указывающие на
достоверность
аргументов.
Подчинительная аргументация со взаимозависимыми аргументами
может быть представлена в виде следующей прототипной модели:
Рис. 5. Прототипная модель подчинительной аргументации
В собранном материале не было найдено ни одного примера
прототипной модели подчинительной аргументации в интервью, что
обусловлено сложностью зависимых отношений аргументов в рамках
данной структуры. Таким образом, подчинительная аргументация в
«чистом» виде представляется нехарактерной для политического
интервью. Тем не менее, данный тип встречается в комплексной
аргументации и будет рассмотрен ниже.
18
В
разделе
2.3.
«Интерактивный
аспект
аргументации
в
современном американском политическом интервью» рассматривается
два плана. С одной стороны, на основе реактивного потенциала
аргументации выделяется зависимая аргументация, которая вводится в
качестве реакции на реплику-стимул интервьюера, и независимая
аргументации, вводимая по инициативе интервьюируемого политика.
Представление независимой аргументации соотносится с реализацией
стратегии эвазивности.
С другой стороны, интерактивность аргументации проявляется в
соучастии коммуникантов при построении структуры. Это реализуется
при заимствовании компонента собеседника для построения собственной
аргументации и при совместном построении единой аргументации за
счет
поочередного
представления
ее
компонентов.
Рассмотрим пример аргументации с заимствованным компонентом:
Harvey: Yeah. You know what? I would imagine that’s really what’s at stake here in this
election. It’s really about the future and – but it’s also about right now. And what’s shaking
us up in this whole candidacy is we’ve got to get America to understand exactly what
you’re about here. And you do want what’s best for the country. [1] How do you see this
election going right now? [2] Because you’re gaining momentum now [3] because you –
you had to take a short break for a minute [4] because you were ill.
Clinton: [5] That’s right. (St. Harvey - H. Clinton; 20.09.2016)
В данном случае политик выстраивает зависимую аргументацию и
выражает согласие с журналистом That’s right, при этом уходя от ответа
на вопрос и реализуя стратегию эвазивности. Выражение согласия, с
одной стороны, позволяет сбалансировать некооперативное речевое
поведение политика, а с другой — осуществить блокировку темы
журналиста
и
представить
аргументации журналиста.
собственную
аргументацию
на
базе
19
Рис. 6. Подчинительная аргументация с заимствованными аргументами
Подчинительная
модели,
под
которой
аргументация
понимается
основана
на
импликативной
последовательное
обоснование
пропозиций, построенное на причинно-следственных отношениях.
Аргументы политика заимствованы у журналиста и включены в
структуру аргументации в качестве имплицитных. В результате
представляется схожая конструкция, но в пользу иной интенции.
Обратимся к случаю совместного построения аргументации в
процессе интеракции:
Lauer: [1] You said in the speech today, you said history shows that when America is not
prepared is when the danger is the greatest.
Trump: [2] And we’re not prepared.
Lauer: [3] Will you be prepared on day one, [4] if you’re elected president of the United
States, [3] to tackle these complex national security issues?
Trump: [5] One hundred percent. [6] Hey, Matt, again, she made a mistake on Libya. [7]
She made a terrible mistake on Libya. [8] And the next thing, I mean, not only did she make
the mistake, but then they complicated the mistake by having no management once they
bombed you know what out of Gadhafi. [9] I mean, she made a terrible mistake on Libya.
[10] And part of it was the management aftereffect. I think that we have great management
talents, great management skills. (Lauer-Trump; Time 07.06.2016)
Совместное построение единой структуры указывает на зависимый
характер аргументации. Условно в аргументации можно выделить две
поляризованные точки зрения: точка зрения [11], направленная на
обвинение политического оппонента, и точка зрения [5] One hundred
percent, которая указывает на готовность политика в случае угрозы.
20
Имплицитность
точки
зрения
[11]
обусловлена
«Принципом
Вежливости» и нежеланием политика открыто выражать критику в
отношении
оппонента.
В пользу точки зрения [11] приводится пять оценочных аргумента
[6], [7], [8], [9], [10] и конъюнктивный аргумент из двух посылок [1] и
[2]. В первой журналист ссылается на раннее заявление политика, а во
второй политик выражает согласие с ним. Рассмотренная структура
аргументации
позволяет
реализовать
стратегию
отрицательной
репрезентации оппонента наряду с положительной самопрезентацией.
В
реагирующей
реплике
журналист
адресует
политику
верификативный вопрос [3], [4]. Пропозиции вопроса функционируют
как две посылки конъюнктивной аргументации в пользу точки зрения [5],
приведенной в следующей реплике политика и выражающей согласие.
Риторический потенциал аргументации усиливается за счет
апеллятивных
приращения
компонентов
аргументов
эгореференциальных
(Hey,
(And
клише,
the
Matt),
next
маркеров
thing,
And
способствующих
с
функцией
part
of
it),
организации
аргументации и создающих эффект спонтанной разговорной речи (I
mean, I think), что позволяет компенсировать логику изложения
аргументации, не свойственную формату интервью.
Рис. 7. Модель совместного построения аргументации
Модель
совместного
построения
аргументации
в
процессе
интеракции может быть описана как «высказывание + согласие». В
данном примере в соответствии с данной моделью был образован
аргумент [1]-[2] и аргументация [3]-[4]-[5]. То есть согласие в такой
модели может служить не только посылкой, но и точкой зрения.
21
Совместное
построение
аргументации
в
процессе
интеракции
реализуется в случаях построения конъюнктивных элементов.
В разделе 2.4. «Комплексная аргументация в современном
американском политическом интервью» устанавливается, что все три
типа
аргументации
свободно
образуют
различные
по
составу
комплексные структуры. Любая аргументация может занимать ведущее
или второстепенное положение в комплексных структурах. Под ведущей
аргументацией
понимается
структура,
определяющая
ведущую
стратегию. Ведущая роль аргументации обусловлена ее участием в
обосновании основной точки зрения.
Структуры в комплексной аргументации также могут иметь
равноправные
отношения.
Они
возникают,
если
структуры
функционируют независимо и не имеют общих компонентов кроме
точки зрения, или если структуры объединены через второстепенную
посылку. В таком случае представление аргументации направлено на
параллельную реализацию двух стратегий. Далее рассмотрим пример
комплексной аргументации с ведущей структурой:
Lauer: How were we going to take the oil? How were we going to do that?
Trump: [1] Just we would leave a certain group behind and you would take various
sections where they have the oil. [2] They have — people don’t know this about Iraq, but
they have among the largest oil reserves in the world, in the entire world. [3а] And we’re
the only ones, [3b] we go in, [3c] we spend $3 trillion, [3d] we lose thousands and
thousands of lives, [4] and then, Matt, what happens is, we get nothing. [5] You know, it
used to be to the victor belong the spoils. [6] Now, there was no victor there, believe me.
There was no victor. [7] But I always said: Take the oil. [8] One of the benefits we would
have had if we took the oil is ISIS would not have been able to take oil and use that oil… …
to
fuel
themselves.
(Lauer-Trump;
Time
07.06.2016)
В реагирующей реплике политик вводит комплексную структуру в
пользу точки зрения [1] с дизъюнктивным доводом [8] и конъюнктивную
аргументацию из девяти посылок, что может быть представлено в виде
следующей модели.
22
Рис. 8. Комплексная конъюнктивная аргументация с дизъюнктивным аргументом
Посылка [2] носит фактуальный характер, дальнейшие посылки
[3а], [3b], [3c], [3d], [4] оформляют прием нарративизации, под которым
понимается представление аргумента в виде череды событий. Такой
прием придает интервью динамичность и обеспечивает убедительность
за
счет
представления
Аргументативность
фактуальной
объективной
информации.
фрагмента
обусловлена
рассматриваемого
противопоставлением сделанных вложений we spend $3 trillion, we lose
thousands and thousands of lives и отсутствия какой-либо выгоды we get
nothing. Кроме того, в пользу точки зрения приводятся посылка [6] с
побудительным
апеллятивным
клише
believe
me,
усиливающим
риторический потенциал аргументации за счет утверждения искренности
политика, а также посылка [7] с автоцитатой, апеллирующей к более
раннему заявлению политика.
Взаимозависимость
рассматриваемых
посылок
обусловлена
посылкой-топосом [5], благодаря чему представленная в остальных
аргументах
фактуальная
информация
получает
ценностную
интерпретацию. В результате в данной структуре реализуется стратегия
рассуждения,
то
есть
представление
связанных
пропозиций,
дополняющих друг друга и обладающих не логическими, а субъективно
обусловленными связями.
Комплексный характер аргументации создается в результате
приведения
дополнительного
дизъюнктивного
довода
[8].
Его
подключение связывается с реализацией вспомогательной стратегии
оправдания при помощи оценочного аргумента к последствиям, когда
отрицательное действие приводит к положительному результату.
Обратимся к примеру комплексной аргументации с равноправными
23
отношениями:
Ryssdal: Let’s talk about the impact back home for a minute. I get that if I’m Big Pharma
or if I’m a dairy farmer in this country, this deal has immediate ramifications for me. But if
I’m just some person out there in the regular economy, how am I going to see this? What’s
it going to mean to me?
Obama: [1] Well, here’s what it’s going to mean: If you have eliminated 18,000 taxes that
other countries in this region effectively place on U.S. goods and services when we try to
sell there — so it makes them more expensive and it makes them less attractive — if we
eliminate those taxes, [2] now U.S. goods and services are more competitive. [3] That
means we’re selling more. [4] If U.S. companies are selling more to these countries, then
that means that those companies can hire more people and put more people to work. [5]
And by the way, if we’re able to reduce these tariffs, these taxes that are imposed, it means
that companies who might have been thinking, you know what, if we want to access the
Vietnam market, we’ve got to produce in Vietnam. Now they’re saying to themselves, "You
know what, we can produce here in the United States, we don’t have to offshore, we don’t
have to ship out. Instead, we can make things here and sell them there, and we know that
we’re going to be able to have access to those markets." [6] And keep in mind that a lot of
people say, "Oh, it’s the big corporations that are all benefiting from this." [7] Companies
like a Boeing or a GE, they’ve got supplier chains that go from Maine to California. [8]
They’ve got companies that may only have 50 employees that produce one particular part.
[9] You’ve got wine growers in Oregon, you’ve got tea producers, small internet
companies and small businesses that are producing for export today, partly because it’s
powered by the internet. [10] In fact, this trade agreement for the first time has an entire
chapter just devoted to making sure that small businesses have access to these export
markets, not just the big companies. (Ryssdal - Obama, 06.10.2015)
Данная аргументация состоит из двух структур с десятью
компонентами. Аргументация в пользу точки зрения [4] является
зависимой, что эксплицитно выражено посредством «эхо-компонента»
Well, here’s what it’s going to mean, созвучного с заданным вопросом. В
результате реализуется прием «языкового паразитирования», при
котором
высказывания
оппонента
подвергаются
критической
интерпретации, и в результате моделируется нередко противоположная
ситуация.
24
Рассматриваемая структура представляет собой импликативную
цепь, в которой определенное намерение предполагает некоторое
следствие, которое далее становится намерением. Она состоит из
оценочных
аргументов
[2],
[3]
и
довода
[1],
выраженного
импликативными высказываниями с маркером условия If и следствия so.
Таким образом, в подчинительной структуре реализуется стратегия
доказательства, под которой понимается стратегия, основанная на
выдвижении взаимозависимых пропозиций посредством копирования
логических
отношений.
Убедительность
обеспечивается
за
счет
фактуального содержания аргументов.
Конъюнктивная аргументация в пользу точки зрения [10] состоит
из шести посылок: [5], [6], [7], [8], [9], апеллирующих к чужому мнению
и примеру, а также общей с подчинительной аргументацией посылки [1].
В результате реализуется стратегия рассуждение, представляющая собой
приведение связанных пропозиций, обладающих не логическими, а
субъективно обусловленными связями. Риторический потенциал данных
посылок усиливается за счет апеллятивных клише (you know what),
квазицитации (a lot of people say), персонализации дискурса (they’re
saying to themselves).
Рис. 9. Комплексная аргументация с равноправными конъюнктивными и
подчинительными структурами
Комплексная аргументация включает две структуры с общим
второстепенным компонентом — посылкой [1], обуславливающим их
равноправные отношения. Равноправные отношения аргументаций
25
способствуют независимой реализации двух стратегий доказательства и
рассуждения в двух структурах.
III. ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В заключении представлены основные результаты работы и
подводятся итоги исследования.
В результате проведенного интегративного анализа были описаны
когнитивно-дискурсивные модели основных типов аргументации —
экстенсивная,
комплементарная,
исследования
были
обособленное
выделены
обоснование,
причинно-следственная.
базовые
стратегии
рассуждение
и
В
убеждения
ходе
—
доказательство,
соответствующие основным типам аргументации в американском
политическом интервью. Были также определены коммуникативные
стратегии, общие для всех типов аргументации, в том числе эвазивность,
положительная самопрезентация, контраргументация и др.
Риторический план интегративного подхода позволил выделить
три группы средств усиления риторического потенциала аргументации в
американском политическом интервью: персуазивные средства, средства
создания интерактивности, средства представления аргументации.
В связи с рассмотрением интерактивного аспекта построения
аргументации описывается два случая: заимствование компонента
аргументации журналиста для построения собственной аргументации и
совместное
построение
коммуникантами
единой
аргументации
посредством высказывания и дальнейшего согласия с ним. Помимо
этого, выделяется зависимая и независимая аргументация.
Изучение
аргументации
в
составе
комплексных
структур
позволило определить ведущую аргументацию, где реализуется ведущая
стратегия,
и
аргументацию
с
равноправными
отношениями,
возникающую при отсутствии общих компонентов помимо точки зрения
или
вследствие
Равноправные
объединения
отношения
через
способствуют
второстепенную
параллельной
посылку.
реализации
26
нескольких стратегий.
IV. ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ РАБОТЫ ОТРАЖЕНЫ В
СЛЕДУЮЩИХ ПУБЛИКАЦИЯХ:
1.Кожевникова Т.А. К вопросу о лингвистической имагологии. / Т.А.
Кожевникова // Иностранные языки в высшей школе. №3, 2016. —
С. 56-62. 0,8 п.л./0,6 п.л.
2.Кожевникова
Т.А.
Макроаргументация
в
современном
американском политическом интервью. / Т.А. Кожевникова //
Филологические науки. Вопросы теории и практики. № 6(72): в 3-х
ч. Ч. 1, 2017. — C. 95-99. 0,6 п.л./0,4 п.л.
3.Кожевникова
американского
Т.А.
Структурно-жанровая
политического
интервью:
специфика
Аргументативно-
риторический аспект / Т.А. Кожевникова // Филологические науки.
Вопросы теории и практики. № 1(79). Ч. 2, 2018. — C. 312-315. 0,5
п.л./0,5 п.л.
4.Кожевникова
дизъюнктивной
Т.А.
Интерактивные
аргументации
в
характеристики
современном
американском
политическом интервью / Т.П. Третьякова, Т.А. Кожевникова //
Вестник Пятигорского государственного университета. №1, 2018. —
С. 58-60. 0,3 п.л./0,4 п.л.
5. Кожевникова
Т. А
Функциональная семантика дискурсивных
маркеров в современном американском политическом интервью //
Сборник статей по материалам VIII научно-методической конференции,
посвященной памяти профессора С.В.Воронина 20-22 января 2016. /
Т.П.
Третьякова,
Т.А. Кожевникова — СПб: Университетские
образовательные окр., 2016. — С. 222-226. 0,3 п.л./0,2 п.л.
6. Специфика аргументации в современном американском политическом
интервью // Романо-германистика: сборник статей по материалам XLV
Международной филологической конференции, 14–21 марта 2016 г. Санкт-
27
Петербург. / Т.А. Кожевникова — СПб.: ВВМ, 2016. — С. 74-78. 0,3
п.л./0,2 п.л.
7.Kozhevnikova T. Conjunctive Argumentation In American Political Interview:
Interactive Dimension / T. Kozhevnikova // Scientific Light. VOL 1, No 15,
2018. — P. 25-27. 0,3 п.л./0,4 п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
301 Кб
Теги
риторический, современные, аргументация, политическая, американских, аспекты, интервью
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа