close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Верховое казачество Дона в 1917-м – середине 1920-х гг (на примере Усть-Медведицкого и Хоперского округов)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
САТАРОВА Анна Петровна
ВЕРХОВОЕ КАЗАЧЕСТВО ДОНА
В 1917-м – СЕРЕДИНЕ 1920-х гг.
(НА ПРИМЕРЕ УСТЬ-МЕДВЕДИЦКОГО И
ХОПЕРСКОГО ОКРУГОВ)
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
(исторические науки)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание учёной степени
кандидата исторических наук
Волгоград − 2018
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования
«Волгоградский государственный социально-педагогический университет»
Научный
Болотов Николай Александрович,
руководитель: доктор исторических наук, профессор.
Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение
высшего
образования
«Волгоградский
государственный социально-педагогический университет»,
кафедра отечественной истории и историко-краеведческого
образования, профессор.
Официальные
оппоненты:
Венков Андрей Вадимович,
доктор исторических наук, профессор.
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки
«Федеральный исследовательский центр Южный научный
центр Российской академии наук», лаборатория казачества,
заведующий.
Болдырев Юрий Федорович,
кандидат исторических наук, доцент.
Волгоградский филиал Аккредитованного образовательного
частного учреждения высшего образования «Московский
финансово-юридический
университет»,
кафедра
гуманитарных дисциплин, доцент.
Ведущая
организация:
Федеральное государственное бюджетное образовательное
учреждение высшего образования «Южно-Российский
государственный политехнический университет (НПИ)
имени М.И. Платова».
Защита состоится «
» июня 2018 г. в «___» часов на заседании
диссертационного совета по защите докторских и кандидатских диссертаций
Д 999.150.03 при ФГБОУ ВО «Астраханский государственный университет»,
ФГБОУ ВО «Волгоградский государственный социально-педагогический университет», ФГБОУ ВО «Калмыцкий государственный университет им. Б.Б.Городовикова» по адресу: 414056, г. Астрахань, ул. Татищева, д. 20 а, ауд. ___.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВО
«Астраханский государственный университет» по адресу: 414056,
г. Астрахань, ул. Татищева, д. 20 а.
Автореферат и диссертация размещены на официальном сайте ФГБОУ
ВО «Астраханский государственный университет»: http://asu.edu.ru .
Автореферат разослан «___» _______________ 2018 г.
Ученый секретарь диссертационного совета,
д-р ист. наук, профессор ___________________________Е.В. Савельева
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования во многом связана с современной
социокультурной ситуацией, сложившейся на Юге России, в том числе на
территории бывших округов Области Войска Донского. Политическая
реабилитация казачества дала мощный толчок
движению по его
возрождению,
в
котором
исторической
памяти
и
культурной
самоидентификации отводится далеко не последняя, если не ведущая, роль.
Однако конструирование этих феноменов коллективного сознания в
современной ситуации осложняется недостаточной изученностью и
идеологической дискуссионностью многих страниц истории донского
казачества, без чего невозможно оценить его роль ни в прошлом, ни в
настоящем России, вывести его из состояния автономно-замкнутой и
самореферентной группы, каковой оно является по оценке многих ученых.
На этом фоне выделяются вопросы, связанные с трагическими судьбами
казачества в ХХ веке. Современные исторические изыскания проблем
расказачивания и политического выбора казаков в условиях революций 1917 г.
и военного противостояния Гражданской войны моделируются по линии
борьбы с большевиками, а иногда и другими политическими силами, за свои
сословные права и государственную самостоятельность, что, несомненно,
обедняет и упрощает сложные дилеммы и альтернативы реального казачьего
пути.
Региональный подход как раз позволяет дать новый ракурс изучаемой
теме через исследование реакций одной из культурно-территориальных групп
внутри донского казачества – верхового казачества − на происходившие со
страной, родным краем и собственно сообществом изменения. Он выводит на
забытые страницы и белые пятна истории местных станиц и хуторов,
возвращает в историографию имена современников рассматриваемых
событий. Одной из главных его целей является примирение потомков тех, кто
стоял по разные стороны баррикад в Гражданской войне, где проигравшими
оказались все.
Степень разработанности темы. Тема Великой российской революции
и Гражданской войны, а также оценка роли в этих событиях донского
казачества претерпели в отечественной историографии существенную
трансформацию. Появление первых работ по теме в середине 1920-х – 1930-е
гг. совпало с утверждением в советской историографии классового подхода к
истории. Для него было характерно резкое противопоставление красного и
белого казачества, заданность оценок, некритическое отношение к политике
большевиков в отношении казачества, отсутствие исследований о политике
белогвардейских правительств, ограничение работ темой военных действий, в
частности обороны Царицына от войск А.М. Каледина и П.Н. Краснова1.
1
Янчевский Н.Л. Краткий очерк истории революции на Юго-Востоке. Ростов н/Д., 1924; Ульянов
И.И. Казаки и Советская республика. Л., 1929; Генкина Э.Б. Борьба за Царицын в 1918 г. М., 1940.
3
Со второй половины 1950-х гг. советская историография постепенно
пополнялась крупными исследованиями об установлении власти большевиков
в различных регионах страны, в том числе и на Дону2, а также о
повстанческом
движении,
которое
тогда
определялось
как
контрреволюционное. Самыми активными его участниками
назывались
эсеры и меньшевики, поддерживаемые извне правительствами зарубежных
стран. Причины движения связывались исключительно с порожденными
Первой мировой
и Гражданской войнами топливным, транспортным,
промышленным кризисами, усугубленными проводимой большевиками в
рамках политики «военного коммунизма» продразверсткой3.
В 1975 г. Ю.Ф. Болдыревым была защищена кандидатская диссертация,
в которой впервые как самостоятельная рассматривалась тема борьбы
казачества северных верховых округов Дона за советскую власть4.
В 1970-х гг. выходят первые крупные работы, посвященные
непопулярной для советской историографии проблеме голода 1920-х гг.,
политике советского государства по борьбе с голодом и помощи западных
держав голодающей России. Однако до перестроечных времен в них
преобладала трактовка главной причины голода как следствия неурожая
и делался акцент на использование благотворительных организаций
спецслужбами США для разведывательной и диверсионной работы5.
В начале 1990-х гг. на фоне перестройки советской политической
системы впервые была поднята тема расказачивания как особой политики
советской власти на Дону в годы Гражданской войны6.
Современная постсоветская историография существенно углубила
изучение различных аспектов участия казачества в событиях Великой
российской революции и Гражданской войны. Она дала немало новых, более
объективных и научно взвешенных оценок, например, в отношении голода на
Дону как результата политики советской власти7. Свойственные советской
историографии понятия «кулацкий мятеж», «политический бандитизм»
2
Корчин М.Н., Раенко Я.Н. Борьба большевистских организаций Дона за Великую
социалистическую революцию на Дону, Кубани и Черноморье в 1917−1920 гг.: в 2 т. Ростов н/Д.,
1955; Берз Л.И., Хмелевский К.А. Героические годы. Октябрьская революция и Гражданская война
на Дону. Ростов н/Д., 1964.
3
Трифонов И.Я. Классы и классовая борьба в СССР в начале НЭПа (1921–1923 гг.). Л., 1964;
Степаненко Б.И. Борьба с вооруженной контрреволюцией на Дону и Кубани и ее разгром (март
1920–1922 гг.): дис. … канд. ист. наук. Ростов н/Д., 1972; Этенко Р.Г. Большевистские организации
Дона и Кубано-Черноморья в борьбе против внутренней контрреволюции при переходе к новой
экономической политике (1920–1922 гг.): дис. ... канд. ист. наук. Ростов н/Д., 1976 и др.
4
Болдырев Ю.Ф. Борьба трудящегося крестьянства и казачества северных округов Дона за советскую власть: дис. ... канд. ист. наук : 07.00.02. Ростов н/Д., 1975.
5
Поляков Ю. А. 1921-й: победа над голодом. М.: Политиздат, 1975; Поляков А. А. Диверсия под
флагом помощи: повесть-хроника. М.: Политиздат, 1985.
6
Козлов А.И. Расказачивание //Родина. 1990. № 7. С.45–58 и др.
7
Поляков В.А. Голод в Поволжье, 1919–1925 гг.: происхождение, особенности, последствия. Волгоград: Волгогр. науч. изд-во, 2007 и др.
4
заменялись на «повстанчество», «антибольшевистское движение»8. Иными
стали и оценки причин, последствий, значения этих явлений. Исчезло понятие
«герой Гражданской войны», замененное на нейтральное «участник».
Было реабилитировано много имен, и оформились новые направления
для исследований, которые ранее были белыми пятнами. К последним
относится, например, политика Всевеликого Войска Донского и
белогвардейских правительств в отношении казачества9.
На уровне отдельных статей рассматривались некоторые события
революции и Гражданской войны на территории верховых округов Дона, но в
целом политическая позиция верхового казачества как отдельной группы до
сих пор не ставилась как самостоятельная тема исследования.
Объект исследования: верховое казачество, его политический выбор,
мировоззрение, стереотипы мышления, массовое сознание, реакции на
социальные, политические, экономические изменения,
практики
деятельности в условиях Гражданской войны.
Предмет изучения: процесс вовлечения верхового казачества в
вооруженный конфликт внутри страны, его военно-политический раскол,
разработка моделей новой идентичности.
Цель работы: дать оценку роли верхового казачества, итогам и
значению его противостояния властям в условиях военно-политических и
социально-экономических изменений Гражданской войны.
Достижение поставленной цели обусловлено решением ряда конкретных
задач:
- обосновать необходимость выделения политической позиции
казачества верховых округов (Усть-Медведицкого и Хоперского) среди
казачества Дона в период Гражданской войны как обладающей рядом
особенностей;
- охарактеризовать реакцию казачества на свержение самодержавия и
Временного правительства, установление власти большевиков и первые
мероприятия новой власти;
- выявить причины, масштабы и последствия расколов в среде верхового
казачества в условиях открытой военной борьбы и формирования двух
альтернативных типов казачьей государственности Донской Советской
Республики и Всевеликого Войска Донского;
8
Чернопицкий П.Г. Повстанческое движение на Дону в 1920–1922 годах //Социальное развитие
России и актуальные проблемы социономики: тез. докл. и сообщ. регион. межвуз. науч.-теор. конф.
22 мая 1997 г. Новочеркасск, 1997. С. 9; Он же. Повстанческое движение крестьян и казаков Дона в
1920–1922 гг. // Известия ВУЗов. Северо-Кавказский регион. Общественные науки. 1998. №3. С. 3–
12; Ященко В.Г. Связь Михайловского восстания с заговором Ф.К.Миронова (17 дек. 1920 г. – февр.
1921 г.) // Казачество Юга России в процессах становления и развития российской
государственности: тез. регион. науч.-практ. конф. г. Урюпинск, 26–29 апр. 2007 г. Волгоград, 2007.
С. 148–151.; Он же. Повстанческая армия Вакулина – Попова (17 дек. 1920 – май 1921 гг.) //
Казачество России: прошлое и настоящее: сб. науч. ст. Вып. 2. Ростов н/Д., 2008. С. 275–290.
9
Рвачева О.В. Казачья государственность Юга России периода Гражданской войны // Очерки истории и культуры казачества Юга России. Волгоград, 2014. С. 305−324 и др.
5
- дать оценку политике расказачивания и ее влиянию на затяжной и
ожесточенный характер Гражданской войны в Усть-Медведицком и
Хоперском округах;
- показать влияние политики военного коммунизма и мероприятий нэпа
на социально-экономическое положение верхового казачества;
- раскрыть причины, масштабы и последствия голода в верховых
округах в рассматриваемый период, изучить мероприятия советской власти по
борьбе с голодом.
Хронологические рамки исследования охватывают период с февраля
1917 г. по середину 1920-х гг. Нижняя граница соотносится с Февральской
революцией 1917 г. в Петрограде. С этого времени страна, а вместе с ней и
изучаемые округа были втянуты в масштабный конфликт между различными
политическими силами, представлявшими альтернативные варианты выхода
из революционного кризиса. Верхняя граница связана с окончанием
Гражданской войны на Дону, которая благодаря повстанческому движению
закончилась здесь к середине 1920-х гг., и началом нового политического
курса советской власти, направленного на размывание границ между
казачеством и крестьянским населением.
Территориальные рамки работы ограничены Хоперским и УстьМедведицким округами как территорией проживания верхового донского
казачества, демонстрирующего отличия своей культурно-территориальной
общности.
Методология
и
методы
диссертационного
исследования.
Методологической
основой
диссертации
является
совокупность
методологических принципов и различных общенаучных и специальноисторических методов научного анализа. Основываясь на принципах
историзма, объективности и целостности, удалось проследить генезис
отношений между большевиками и казачеством и внутри самого казачества на
разных этапах Гражданской войны, в непосредственной связке с
сопоставлением и сравнением происходящих трансформаций с иными
социальными группами, помимо казачества.
Для определения форм и методов проводимой большевиками политики
в отношении казачества изучаемых округов, степени
изменений
хозяйственного уклада казачества округов в период 1917-го – середины 1920-х
гг. использовался историко-генетический метод. Историко-системный метод
позволил рассмотреть происходящие социально-экономические изменения в
изучаемых округах как части системных трансформаций в стране. Применив
историко-типологический метод, удалось обосновать выделение верхового
казачества в особую территориально-культурную общность. С помощью
историко-сравнительного
метода
было
проведено
сопоставление
политических позиций верхового и низового казачества в период Гражданской
войны.
Объективное изучение истории верхового казачества Дона в наиболее
неоднозначный период развития нашего государства 1917-го – середины 19206
х гг. возможно только в ходе анализа широкого круга документов и
материалов.
Источниковую базу диссертационного исследования сформировали
материалы, хранящиеся в фондах региональных архивов (Государственный
архив Волгоградской области, Центр документации новейшей истории
Волгоградской области, Архив Управления Федеральной службы
безопасности Российской Федерации по Волгоградской области), а также
опубликованные в различных сборниках документов.
Работа с архивными документами сопровождалась целым рядом
трудностей: качество документов, их физическое состояние, в силу времени,
исторических условий их написания, пострадало, часто документы просто не
читаемы; документы, составленные в станичных, хуторских органах власти,
состоявших в большинстве из малограмотных людей, требуют
дополнительных разъяснений; в большей части местной документации не
указаны имена или хотя бы инициалы при фамилиях, что осложняет работу с
ними и приводит к информационной путанице; при работе с документами
необходимо учитывать сильное идеологическое воздействие на их содержание
во время написания.
Весь корпус источниковой базы возможно разделить на несколько
групп.
Нормативно-правовые
документы,
представленные
законодательными и подзаконными актами органов советской власти,
касающимися донского казачества: декретами СНК; постановлениями ВЦИК.
Данные документы позволяют рассмотреть основные направления в политике
советской власти в отношении донского казачества.
Делопроизводственная документация, включающая документы
распорядительного, статистического и делопроизводственного характера:
постановления Царицынского губернского революционного комитета,
приказы, инструкции, постановления окружных властей − Усть-Медведицкого
и Хоперского окрвоенкоматов, Временных Хоперского и Усть-Медведицкого
окрисполкомов, Усть-Медведицкого и Хоперского окружных революционных
комитетов, Хоперской и Усть-Медведицкой окружных комиссий по борьбе с
последствиями неурожая и т.д. Данный вид документа содержит информацию
о мероприятиях губернских и окружных органов власти, позволяет определить
взаимосвязь политики, проводимой властью в центре и на местах. Также
анкеты, отчеты, сводки, протоколы заседаний станичных и хуторских Советов
рабочих, крестьянских и казачьих депутатов являются первичным источником
информации о складывающейся ситуации на местах.
Произведения руководителей Российской коммунистической партии
большевиков. Они составляют особую группу и позволяют определить
принципиальную позицию партии и правительства в решении назревающих
вопросов.
Периодическая печать представлена статьями в белогвардейских
газетах «Приазовский край» и «Донские ведомости», издаваемых в
1917-м
7
– 1920-х гг. и 1917–1919 гг. соответственно в Новочеркасске, получивших
распространение по всему Северному Кавказу. «Красное слово» – газета,
выходившая под эгидой Усть-Медведицкого окрисполкома в 1923–1927 гг.,
позволяет определить степень революционной активности, политическую
позицию населения округов в ответ на проводимые мероприятия. Советская
газета «Правда» являлась источником определения государственной и
партийной политики в тот или иной момент времени в целом по стране и
задавала тон региональным печатным изданиям.
Источники
личного
происхождения
позволили
рассмотреть
происходящие события в стране в целом и в округах в частности сквозь
призму воспоминаний руководителей и участников Белого движения
А.Деникина, П.Н.Краснова, А.В.Голубинцева.
Научная новизна диссертационного исследования:
1.
Обосновано выделение верхового казачества Усть-Медведицкого
и Хоперского округов как особой группы, чья политическая позиция в
изучаемый период из-за местных условий и культурно-территориальных
особенностей несколько отличалась от политической позиции низового
казачества.
2.
Систематизирован материал по повстанческому движению в
верховых округах, что позволило охарактеризовать его основные формы,
территорию распространения и персонифицировать происходящие события.
3.
Детализирован и достаточно полно обобщен материал о
причинах, масштабах и последствиях голода 1920-х гг. на территории
исследуемых округов и мерах борьбы с ним местных властей в контексте
общегосударственной политики.
4.
Впервые вводятся в научный оборот ранее не публикуемые и не
используемые исследователями документы, а также рассекреченные
документы, содержащие информацию о контрреволюционных заговорах на
территории изучаемых округов.
Положения, выносимые на защиту:
1.
Казачество Хоперского и Усть-Медведицкого округов в период
1917-го – середины 1920-х гг. претерпело в своем политическом, социальноэкономическом положении существенные изменения, что было закономерно с
точки зрения большевистской идеологии. Потеряв сословные привилегии в
ноябре 1917 г., казачество округов в январе 1919 г. подверглось насилию, а
в период 1920-го – средины 1920-х гг. в ходе целого ряда проводимых
правительством мероприятий оно было нивелировано в общекрестьянской
среде, утратив собственные социокультурные особенности.
2.
Анализ используемых источников позволил выделить три
основных этапа в ходе повстанческого движения, охватившего территории
Хоперского и Усть-Медведицкого округов в начале 1920-х гг. Зародившись
осенью 1920 г., весной 1921 г. повстанчество пережило пик, с зимы 1922 г. по
весну 1924 г. действия повстанческих отрядов постепенно затухали, крупные
дробились на более мелкие.
8
3.
Специфика деятельности повстанческих отрядов, действовавших
на территории Хоперского и Усть-Медведицкого округов, подкреплялась
видовым многообразием форм антисоветских выступлений, основными из
которых были открытые и скрытые. Особую опасность при этом власть
видела в таком проявлении скрытого бандитизма, как контрреволюционные
заговоры. Позднее лидеры и участники антисоветских выступлений периода
1920–1924 гг. составили ядро антисоветских заговоров 1933 г. Правительством
был выработан целый комплекс мероприятий по борьбе с повстанчеством:
организация специальных органов подавления, перевод округов на военное
положение, «чистка» местных Советов и т.д.
4.
Голод начала 1920-х гг. охватил территории Хоперского и УстьМедведицкого округов дважды: 1921–1922 гг. и 1924–1925 гг. При этом голод
1924 г. был преодолен быстрее. Правительство, выработав систему мер
помощи голодающему населению в 1921–1922 гг., сумело отладить их работу
к 1924 г. Большевики организовывали специальные органы для оказания
помощи, предоставляли государственные субсидии и кредиты голодающим,
вводили различные штрафы и налоги также в помощь голодающим. В
качестве особой статьи пополнения бюджета выступила церковь. Изначально
церкви предлагалось самостоятельно жертвовать средства в фонд
голодающего населения, затем государство, издав декрет об изъятии
церковных ценностей и сформировав особые комиссии, проводившие
конфискации на местах, окончательно определило
церковь объектом
пополнения казны, ставшей средством борьбы с голодом.
Теоретическая значимость исследования. Результаты диссертации
могут служить методологической базой для теоретических работ в области
истории донского казачества, истории России ХХ века, краеведения; учебнометодической работы при создании элективных курсов, учебных пособий.
Практическая значимость исследования связана с тем, что ее выводы
могут быть использованы при разработке культурных мероприятий, в работе
по патриотическому воспитанию, просвещению широких слоев местного
населения, охране культурного наследия.
Степень достоверности и апробация результатов. Степень
достоверности
диссертационного
исследования
подтверждается
использованием
широкого
круга
как
опубликованных,
так
и
неопубликованных, впервые вводимых в научный оборот, архивных
источников. Кроме того, автором проработаны исторические исследования
советского и современного периодов. Все полученные в ходе исследования
выводы позволяют раскрыть суть происходящих в округах верхнего Дона
событий периода 1917-го – середины 1920-х гг.
Основные результаты диссертационного исследования изложены в 12
научных публикациях автора, в том числе в пяти научных изданиях из перечня
российских рецензируемых научных журналов ВАК РФ. Апробация
результатов исследования была проведена в рамках научных конференций
разного уровня.
9
Структура диссертации соответствует цели и задачам работы.
Исследование включает в себя введение, две главы, заключение, список
источников и литературы.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обоснована актуальность темы исследования, рассмотрена
степень ее научной разработанности, определены цель и задачи работы,
хронологические и территориальные рамки изучаемой темы. В нем
охарактеризованы методологическая база исследования и применяемые в
работе методы, источниковая база исследования, раскрыты научная новизна и
основные положения, выносимые на защиту, теоретическая и практическая
значимость, указаны сведения об апробации результатов и структура
диссертации.
Первая глава «Политическая позиция верхового казачества в
революции и Гражданской войне» состоит из трех параграфов. Основное
внимание в главе сосредоточено на выявлении главных политических
противоречий как внутри самого верхового казачества, так и в отношениях с
окружающими казачество политическими силами в период Гражданской
войны.
В параграфе 1.1 «Верховое казачество в период зарождения очагов
политического и военного противостояния (1917-й – весна 1918 гг.)»
раскрываются истоки конфликта, приведшего к множественным расколам в
среде казачества и открытому вооруженному противостоянию, как с новым
Советским государством, так и внутри самого казачества.
Период с февраля 1917 г. по апрель 1918 г. был временем мирного
течения нарастающего политического конфликта большевиков и их
противников для казачества Хоперского и Усть-Медведицкого округов. По
линии
противостояния
противоборствующих
сторон
вооруженных
столкновений отмечено не было. События, произошедшие в 1917–1918 гг. на
верхнем Дону, явились отражением созревших к этому времени проблем,
решения которых казачество ожидало и от Временного правительства, и от
Советского правительства.
В своих политических воззрениях верховое казачество стояло больше
всего
на
позициях
нейтралитета,
было
в
меньшей
степени
контрреволюционно, нежели низовое казачество Дона. Такое положение дел,
на наш взгляд, сложилось в силу целого ряда политических, социальноэкономических, этнокультурных особенностей, наличие которых позволило
казакам Хоперского и Усть-Медведицкого округов продемонстрировать в этой
борьбе некоторые отличия от казаков низовых округов Дона.
События конца 1917 г. – начала 1918 г. стали определяющими в
разворачивающихся событиях на Дону. Попытка Войскового правительства
взять под контроль ситуацию закончилась неудачей. Сложное по своему
составу,
неоднородное,
с
оформившимся
расколом
внутри,
10
ориентировавшееся в своей политике преимущественно на более зажиточную,
обеспеченную землей часть казачества, Войсковое правительство не нашло
широкой поддержки в среде основной части казачества. В сложившихся
обстоятельствах инициативу перехватили большевики, проводившие на
первых порах осторожную и гибкую политику в отношении казачества.
Декрет о земле решал земельный вопрос в интересах трудового казачества, с
соблюдением всех местных бытовых особенностей, большевики отменили
обязательную воинскую повинность казаков, декрет о мире возвращал
фронтовое казачество домой, что в совокупности отвечало интересам
донского казачества.
В целом же основная масса казачества была пассивна и ждала
прибытия казачьих частей. Прибывшие с фронта казаки встали в оппозицию
ко всем, кто так или иначе втягивал их в новую военную конфронтацию.
Такой нейтралитет был непрочным и мог продолжаться только до тех пор,
пока одна из противоборствующих сторон не создала бы реальную угрозу
интересам казаков, занявших позицию нейтралитета.
К концу 1917 г. заканчивается стягивание отрядов Красной гвардии к
границам Области Войска Донского во главе с В.А. Антоновым-Овсеенко в
качестве командующего советскими войсками на Юге России. Одновременно
оформляется антибольшевистский очаг на Дону во главе с атаманом А.М.
Калединым. Донское Войсковое правительство, не признав власть СНК, 26
октября 1917 г., взяв всю полноту государственной власти на себя, отдает
приказ окружным атаманам о формировании советов обороны,
добровольческих казачьих дружин. Так начала создаваться Добровольческая
армия. На волне антибольшевистского движения в станицах и хуторах
Хоперского и Усть-Медведицкого округов организовывались казачьи союзы.
Вместе с оформлением большевистских и антибольшевистских сил на
Дону в начале 1918 г. формируется еще одна сила, назвавшаяся «Съезд
трудового казачества». Его участники объявили себя властью в Донской
области, организовали военно-революционный комитет во главе с
Г.Ф.Подтелковым
и
М.Кривошлыковым.
Первоначально
заняв
неопределенную политическую позицию, Донской ВРК уже 19 января 1918 г.
признал власть СНК и стал активным проводником Советской власти на Дону.
В Ростове-на-Дону прошел первый Съезд Советов Донской республики, его
делегаты объявили Донскую советскую республику неотъемлемой частью
РСФСР.
Мирное и быстрое установление на Дону Советской власти не
свидетельствовало о полном примирении казачьего сообщества и новой
власти. Казаки, уставшие от тягот Первой мировой войны, заняли
настороженную, выжидательную позицию в отношении происходящих
событий. Основная масса казачества в этот период пока держала нейтралитет,
и до тех пор, пока ничто ему не угрожало. Установившаяся к весне 1918 г. в
округах Советская власть была некрепкой. В большей части населенных
пунктов, преимущественно в отдаленных хуторах верховых округов, к весне
11
1918 г. Советы так и не были созданы, а там, где их успели создать, они
существовали преимущественно в качестве символа Советской власти, а не
реальной силы, организующей власть в округах.
Апрель 1918 г. стал отправной точкой отсчета в Гражданской войне
для Усть-Медведицкого и Хоперского округов, ознаменовав собой её
наступление. Был закончен мирный период конфронтации и начался военный.
10 апреля 1918 г. в станице Урюпинской, а 25 апреля 1918 г. в станице УстьХоперской начались выступления казаков против Советской власти с оружием
в руках.
В основе противостояния лежал комплекс мотивов: введение
монополии и твердых цен на хлеб, применение насильственных методов его
изъятия, привлечение иногородних в органы местной Советской власти,
проведение мероприятий по изъятию оружия у местного населения,
установление налогов и платы за землю, которые казачество в
дореволюционную эпоху не знало. Свою позицию выступившие казаки
определяли так: «Мы не против Советов, у нас тоже Советы. Мы против
Красной гвардии».
Начался период активных военных действий, пока еще не столкновение
крупных вооруженных формирований. С апреля 1918 г. начинается фаза
формирования первых полков и дивизий белых и красных частей, появления
линии сражения между ними, хотя амплитуда колебаний численности тех и
других соединений носила условный характер.
В параграфе 1.2 «Казачество Хоперского и Усть-Медведицкого округов
между "белыми" и "красными": проблемы выбора в условиях открытой
военной борьбы (весна 1918-го г. – осень 1919 г.)» рассматривается позиция
верхового казачества в условиях Гражданской войны.
Первоначально настороженное, но не вызвавшее активного
сопротивления принятие Советской власти населением Хоперского и УстьМедведицкого округов в период с ноября 1917 г. по весну 1918 г. сохранило
мир на казачьих землях.
Тем не менее, именно в это время наметился определенный раскол, в
основе которого лежал целый комплекс причин, среди которых выделялись
борьба за землю между казаками и крестьянами, за власть между Донской
советской республикой и Всевеликим Войском Донским.
Начало антисоветских выступлений в Хоперском и Усть-Медведицком
округах приходится на апрель 1918 г.: в станице Урюпинской – под
руководством войскового старшины П.Р. Дудакова;
в станице УстьХоперской – возглавляемое войсковым старшиной А.В. Голубинцевым.
Антисоветские настроения охватили и другие станицы и хутора
верхнедонских округов. В мае 1918 г. по инициативе «монархически
настроенных кругов» был созван съезд казачества южных станиц Хоперского
округа.
Одновременно
в
Хоперском
округе
был
организован
антибольшевистский отряд в слободе Михайловке. В Усть-Медведицком
12
округе весной 1918 г. казачество станицы Клетской также выступило против
Советской власти.
Несмотря на наличие в станично-хуторской среде антибольшевистских
настроений, частично вылившихся в открытые вооруженные выступления
против Советской власти, значительная часть казачества втягиваться в
Гражданскую войну на стороне белых не торопилась.
Провальной стала объявленная в апреле 1918 г. атаманом
П.Н.Красновым, командующим Донской армией, военная мобилизация в
верховых районах Дона. На наш взгляд, в основе неподчинения приказу о
мобилизации лежало несколько важных причин: отмена П.Н.Красновым при
вступлении в должность атамана всех законов и декретов, изданных
Временным правительством и Советом Народных Комиссаров, несмотря но
то, что они определенно отвечали интересам значительной части
верхнедонского казачества, например, декретов о мире, о земле;
союзнические отношения П.Н.Краснова и бывшего противника России
Германии в Первую мировую войну, чего не могли понять казаки; применение
мер давления красновскими мобилизационными отрядами в отношении
населения – расстрелы уклоняющихся от службы казаков.
В условиях нарастания военной конфронтации первостепенное
значение приобрел вопрос об организации вооруженных отрядов. К весне
1918 г. красноармейские отряды создавались и на Верхнем Дону, чему
содействовали Казачий отдел ВЦИК и ЦИК Донской Советской республики.
Сформированные в мае – июле 1918 г., красные казачьи отряды имели ряд
особенностей: состояли из добровольцев, но число казаков в них, в
сравнении с красноармейцами-неказаками, было меньшим; формировались
они по местной инициативе; оряды не имели ни постоянного состава, ни
единой организации, ни общего руководства.
Столкновение объединенной армии восставших во главе с
А.В.Голубинцевым и Белой армии генерала А.П.Фицхелаурова, посланной
Красновым на помощь восставшим, с красными казаками отряда
Ф.К.Миронова произошло 17 июля 1918 г. у хутора Шашкин. Уже к середине
августа 1918 г. белоказаки при участии Донской армии взяли Хоперский и
Усть-Медведицкий округа, подконтрольным белым частям был участок
железной дороги Царицын – Поворино.
Осенью 1918 г. Южному фронту большевики придавали особое
стратегическое значение, ожесточение Гражданской войны достигло
невероятного размаха. В связи с этим были предприняты мощные наступления
красных частей в ноябре – декабре 1918 г. и январе 1919 г.
Весной А.И. Деникин перебросил Добровольческую армию на Дон и в
мае 1919 г. силами Добровольческой, Донской и Кавказской армий начал
наступление. К середине июня большевики были вытеснены с Дона. Однако
уже к осени 1919 г. в результате мощного контрнаступления Красной Армии в
станицах и хуторах Хоперского и Усть-Медведицкого округов установилась
Советская власть.
13
Гражданская война и интервенция нанесли непоправимый урон
экономическому развитию Донской области в целом, верхнедонским округам
в частности. Пострадали промышленный и сельскохозяйственный секторы
экономики округов. До четырех раз сократились посевные площади, в два раза
− поголовье рабочего скота, более чем в 6 раз − поголовье лошадей. Встал
рынок, денежные знаки обесценились. Местное население в связи с этим
перешло к натуральному товарообмену. Цены на ряд продуктов первой
необходимости возросли в 16 раз. Разразился топливный кризис.
Взрывоопасной была
внутриполитическая обстановка. Не работали
учреждения здравоохранения и образования. Свирепствовали эпидемии. К
1920 г. население сократилось на 60%.
Органы ОГПУ в отчете об этапах развития казачества в Царицынской
губернии, составленном в 30-е гг. XX в., признавали факт того, что много
было пролито крови, появились сироты, царила разруха. Но если спросить
казаков, за что страдали, большинство ответа не знали.
После окончания
Гражданской войны казачество окончательно не успокоилось в мирных
рамках жизни.
В параграфе 1.3 «"Малая Гражданская война" на Дону:
антибольшевистское движение казачества на территории Хоперского и
Усть-Медведицкого округов (осень 1920-го − весна 1924 гг.)» рассматривается
повстанческое движение, которое в силу целого ряда неблагоприятных
факторов имело место на территории Хоперского и Усть-Медведицкого
округов, являлось отголоском Гражданской войны. Здесь повстанчество
переживало три крупных этапа: осень 1920 г. − весна 1921 г. – зарождение
повстанческого движения в крае; весна 1921 г. − зима 1922 г. – пик наиболее
мощных по силе повстанческих выступлений; зима 1922 г. − весна 1924 г. –
постепенное затухание повстанческих выступлений.
В рамках регионального аспекта изучения повстанческое движение на
территории Хоперского и Усть-Медведицкого округов имело ряд
особенностей. Повстанческие выступления не получили здесь масштабной
поддержки у неказачьего населения, однако нашли широкий отклик у
казачества. Среду повстанцев пополняли дезертиры из местных жителей,
уклонявшихся от мобилизации в ряды Красной Армии и оседавших в
малонаселенных хуторах и станицах верхнедонских округов. Во главе
повстанческих отрядов в большинстве случаев стояли бывшие командиры
Красной Армии: Я.Е.Фомин, Г.С.Маслаков, К.Т.Вакулин.
Разочарование красных казаков в политике, проводимой большевиками,
подкреплялось неблагоприятными природно-климатическими условиями. В
совокупности с охватившим округа голодом и недовольством в среде целой
армии
вооруженных
бывших
участников
белого
движения,
рассредоточившихся по населенным пунктам, это стало той живительной
силой, которая породила появление и разрастание повстанческого движения в
округах. На территории Хоперского и Усть-Медведицкого округов
14
повстанческие выступления принимали формы «открытого бандитизма» и
«скрытого повстанчества».
Открытый бандитизм представлял собой опасность для существующей
власти. Он вносил неразбериху в работу советских органов власти, но его
лидеры и члены были всем известны, с ними можно было вести открытую
вооруженную борьбу. К наиболее многочисленным повстанческим
формированиям, действовавшим на территории Хоперского и УстьМедведицкого округов, следует отнести отряды К.Т.Вакулина и Я.Е.Фомина,
И.П.Колесова, И.С.Колесникова, Автономова, Г.С.Маслакова. Наибольшую
опасность для большевиков представляло «скрытое повстанчество».
В результате изучения документов из архивных фондов Управления
федеральной службы безопасности Российской Федерации по Волгоградской
области был установлен факт существования на территории Хоперского и
Усть-Медведицкого округов тайных антисоветских организаций. Их центром
на Хопре в 1921–1923 гг. была станица Урюпинская. В числе участников здесь
значились члены Хоперской организации РКП(б). В Усть-Медведицком
округе действовала
клетско-распопинская группа под
руководством
Никифора Гришанкова. Последняя группа в своих рядах насчитывала до 35
человек.
Для борьбы с бандитизмом в Хоперском и Усть-Медведицком округах
были созданы штабы обороны, наделялись чрезвычайными полномочиями
окрревкомы. В округах проводилась чистка сотрудников всех советских
учреждений «от белогвардейского засилья», вводились военное положение и
комендантский час в окружных станицах. Органы исполкомов округов
эвакуировались в более спокойные в политическом отношении хутора и
станицы, проводилась чистка в рядах окружных отрядов милиции. В округах
действовали выездные сессии ревтрибуналов.
Движение на спад повстанческого движения в Хоперском и УстьМедведицком округах началось только к осени 1923 г. Далее возник так
называемый «уголовный бандитизм», который исчез к концу 1924 г.
Оперативный разгром повстанчества не смог охватить всех участников.
Многие, перейдя на нелегальное положение, составили основу
контрреволюционных повстанческих казачьих белогвардейских организаций,
действовавших в Хоперском и Усть-Медведицком округах в 1933 г.
Во второй главе «Социально-экономическое положение казачьего
хозяйства верховых округов Дона» все внимание сосредоточено на
выявлении основных мероприятий органов советской власти в решении остро
стоящих вопросов социально-экономического характера.
В параграфе 2.1 «Казачество Хоперского и Усть-Медведицкого округов
в период "военного коммунизма"» характеризуется переходный период от
преодоления послевоенной разрухи к новой экономической политике, с осени
1919 г. по весну 1921 г.
К осени 1919 г. отряды Красной Армии в ходе тяжелейших боев
вытеснили за пределы Хоперского и Усть-Медведицкого округов
15
белогвардейские части. Началось восстановление административного
аппарата и приспособление его к новым политическим реалиям, возрождение
социально-экономической инфраструктуры округов, разрушенной за годы
Гражданской войны.
Выстраиваемая в 1919−1921 гг. в Хоперском и Усть-Медведицком
округах система отношений «власть − казачество» являлась зеркальным
отражением политики центральных органов большевистской власти и
претерпевала изменения в зависимости от внутриполитической конъюнктуры.
Происходил переход от политики насилия в отношении казаков
к
заключению союза с трудовым казачеством и проведению подспудно
политики, направленной на растворение казачества в крестьянской среде, что
являлось обоснованным с точки зрения большевистской идеологии.
Казачество не могло существовать в рамках нового социалистического
государства как военизированное, патриархальное сообщество, сословно
замкнутое, имевшее особые привилегии.
Советская власть в казачьих областях выстраивала вертикаль власти в
соответствии с основами Конституции РСФСР и Положением ВЦИК о
сельских советах и исполкомах. Преследуя цель растворения казачества в
крестьянской среде, большевики принимают ряд мер. 4 апреля 1921 г.
реализуется высказанная еще летом 1919 г. идея разделения Донской области.
С весны 1920 г. в Хоперском и Усть-Медведицком округах претворяется в
жизнь новый закон о землепользовании, который в совокупности с широким
переселением на Дон крестьян из Центральной России приравнивал
казачество к остальной массе крестьянского населения, сглаживал земельное
преимущество казачества на Дону.
С завершением боевых действий на территориях Хоперского и УстьМедведицкого округов перед властью и обществом обозначился ряд
важнейших задач. Было необходимо реанимировать, а зачастую вновь
сформировать, органы местного управления, где определяющим стал лозунг
«Взять под контроль», наладить работу хозяйственного сектора и, что
наиболее важно в начале 1920-х гг., окончательно разгромить остатки
белогвардейских отрядов, растворившихся в лесах и отдаленных хуторах
верховых округов.
В целом в условиях сложного социально-политического положения в
округах верхнего Дона, разгула бандитизма, настороженного отношения
казачества к складывающейся административной системе в округах военные
меры управления в Хоперском и Усть-Медведицком округах переплетались с
попытками мирного осуществления руководства.
К началу 1921 г.
политическая обстановка в округах накаляется, повсеместно вспыхивают
повстанческие
выступления,
ухудшается
социально-экономическая
обстановка. Весной 1921 г. жители Хоперского и Усть-Медведицкого округов
голодали. Большевики находят выход в переводе экономики страны на новые
экономические рельсы нэпа.
16
В параграфе 2.2 «Голод 1921−1922 гг. и 1924−1925 гг. и борьба с ним в
Хоперском и Усть-Медведицком округах» были обозначены причины
поразившего округа голода. Начало голода соотносится с весной 1920 г., когда
согласно материалам архивных фондов Государственного архива
Волгоградской области появились первые сведения о голодающем населении,
фиксировалось введение продовольственных карточек в станице Урюпинской.
Летом 1921 г. в стране стартовала кампания помощи голодающему
населению. Возглавила работу по борьбе с голодом в стране Центральная
комиссия помощи голодающим, ЦК Помгол, в Царицынской губернии −
Царицынская губернская комиссия помощи голодающим, в УстьМедведицком и Хоперском округах − окружные комиссии помощи
голодающему населению. Большевики организовали работу в голодающих
регионах по следующим направлениям: в станицах, селах и хуторах округов
были образованы комитеты крестьянской общественной взаимопомощи
(ККОВы) как организации помощи деревенской бедноте; помощь
голодающему населению оказывали действовавшие на основании Декрета от 9
апреля 1919 г. Рабоче-крестьянские инспекции (РКИ).
Помимо специально формируемых и действующих в условиях голода
органов Советской власти, государство проводило и целый ряд мероприятий,
направленных на помощь голодающему населению. Снимались все недоимки
за 1921 г. по продовольственному налогу с голодающих территорий; на
1922/23 бюджетный год устанавливался новый общегражданский налог,
который должен был увеличить сбор средств, направляемых на борьбу с
голодом и его последствиями. Сельскохозяйственный банк получил
выделенный центральными органами
на спасение скота
населения
специальный кредит, который распределяли окружные комиссии по борьбе с
неурожаем среди нуждающихся хозяйств. Кроме того, применялся метод
«экстренной помощи», согласно которому продукты перемещались внутри
пострадавших от голода территорий; был введен налог в пользу голодающих и
10%-ный сбор с патентов торгово-промышленных заведений; на 10% был
снижен натуральный налог на приобретение скота и сельскохозяйственного
инвентаря; производилось изъятие церковных ценностей в фонд помощи
голодающим;
проводился
сбор
пожертвований
в
обеспеченных
продовольствием губерниях в пользу голодающих регионов, названный
попечительством. Местные помголы организовывали общественные работы;
окротделы станисполкомов брали над детскими домами шефство, а часть
голодающих детей вывозили в более благоприятные районы страны.
Вводились местные штрафы: за нарушение общественного порядка; появление
в пьяном виде; курение, сорение в общественных местах; торговлю без
документов. Были введены 25%-ный налог на театральные билеты; налог в 1
руб. на торговые и промысловые контакты; специальный 5%-ный сбор с
государственного промыслового налога; 30%-ные отчисления за пользование
адресом комиссии. Полученные от уплаты штрафов и налогов средства шли
на помощь голодающим.
17
В условиях голода государство оказывало поддержку различным
отраслям сельского хозяйства: под растениеводство выделялось семенное
зерно на проведение посевной кампании, для пчеловодства в округа завозили
сахарный песок, в поддержку животноводческого сектора в округа завозили
фураж, вводили запрет на убой скота и вывоз его за пределы округов на
продажу.
Тяжелейшая ситуация с продовольствием усугублялась сложнейшей
эпидемиологической ситуацией, стремительным ростом цен на самые
необходимые товары, массовыми миграциями. Сложнейшее социальноэкономическое положение в крае подогревало рост криминогенных
выступлений, получили распространение многочисленные повстанческие
отряды, некоторые из которых носили уголовный характер.
В таких условиях государство прибегло к помощи иностранных
благотворительных фондов и церкви. На территории Хоперского и УстьМедведицкого округов, входивших с апреля 1921 г. в состав Царицынской
губернии, помощь голодающему населению оказывала Американская
администрация помощи (АРА). Появившись в Царицынской губернии в
октябре 1921 г., уже в декабре в Усть-Медведицком округе начало действовать
Управление окружного комитета АРА. На территории Хоперского округа до
1923 г. окружное управление АРА не создавалось, и только с 25 января 1923 г.
из ГУБ АРА были присланы в Хоперских округ 2 инспектора для организации
столовых АРА по детскому питанию. Частично территории округов осенью
1922 г. входили в Михайловскую зону АРА.
В конце 1921 г. – начале 1922 г., в наиболее сложный период голода,
существенную помощь голодающему населению оказал Всероссийский
Церковный Комитет помощи голодающим (ВЦКПГ). Усилившийся к началу
1922 г. голод давал возможность большевикам начать решительную
антицерковную компанию. На местах развернулась подготовка к изъятию
церковных ценностей. Стартовала кампания по сбору пожертвований на
нужды голодающих, получившая название «голодная».
Долгое время в советской историографии господствовало мнение о том,
что церковь противилась просьбе государства о помощи голодающим. Нам
же видится иное: Русская Православная Церковь, являясь одним из основных
идеологических противников Советской власти, в период голода 1921–1922 гг.
являлась обладателем значительных материальных благ, не могла
существовать далее без изменений. Изъятие церковных ценностей, с одной
стороны, поправляло казну страны, с другой – являлось средством борьбы с
религией и церковью.
Относительно благополучным по урожайности стал 1923 г., он позволил
населению округов восполнить
бреши в хозяйстве,
поправить
продовольственное положение в округах. Однако сухая погода и отсутствие
дождей летом 1924 г. спровоцировали новый виток голода.
Главной задачей губернских властей и окружных помголов было
недопущение повтора голода 1921–1922 гг. К зиме 1924 г. ситуация с
18
продовольствием в Усть-Медведицком округе, согласно сведениям окружной
комиссии по борьбе с последствиями неурожая, была уже более удачной.
Масштабы голода 1924–1925 гг. не были столь губительными, как в
1921–1922 гг., правительство к этому времени сумело выработать систему мер
по борьбе с голодом, а урожайный 1923 г. дал возможность сельскому
населению передохнуть и поправить положение.
Однако последствия голода в названные периоды оказались крайне
тяжелыми для сельского хозяйства края, восстановление которого требовало
много времени и сил уставшего от тягот населения.
В параграфе 2.3 «Казачество Хоперского и Усть-Медведицкого округов
в период нэпа» рассматривается развитие верховых округов Дона с весны
1921-го по середину 1920-х гг. проверить годы в контексте проводимых
мероприятий нэпа.
К началу 1921 г. политика «военного коммунизма», с точки зрения
социально-экономического развития, доказала свою неэффективность. На X
съезде компартии, прошедшем в марте 1921 г., В.И.Ленин заявил о замене
продовольственной разверстки натуральным налогом. Это стало первым
шагом к переходу от политики «военного коммунизма» к нэпу.
Внедрение принципов нэпа в экономику Хоперского и УстьМедведицкого округов проходило под влиянием острой социальнополитической обстановки (ликвидация повстанческих отрядов, борьба с
«контрреволюционным элементом» в советских учреждениях) и охватившего
округа голода 1921–1922 гг. и 1924–1925 гг.
Первым и главным мероприятием в рамках нэпа была замена
продовольственной и сырьевой разверстки натуральным налогом. Несмотря на
неизменность методов сбора продовольственного налога и органов контроля
за его соблюдением, введенный продовольственный налог давал возможность
хозяйствам накапливать излишки и вкладывать их в собственное развитие.
Постепенно в округах, как и в целом по стране, начался поступательный рост
благосостояния местных аграриев.
Новый виток развития на волне нэпа получили землеустроительные
работы. Нэп стал олицетворением надежд малоземельного казачества на
благоприятное развитие ситуации в области землепользования. Если до 1924 г.
землеустроительство считалось мерой помощи по восстановлению
разрушенного в годы войны аграрного сектора экономики, то после
1924 г.
землеустроительные работы стали мерой по разрушению социальноэкономической замкнутости казачества.
В плане В.И.Ленина по социалистическому переустройству сельского
хозяйства основной формой хозяйства значится кооперация. Однако широкого
развития в крае сельскохозяйственная и потребительская кооперация до весны
1924 г. не получила. Деревня переживала острый денежный голод в связи с
отсутствием денежных знаков у кооперативных организаций. Хлебороб, не
имея возможности сбыть единственное, чем он располагал, хлеб, привозил
его на базар и увозил обратно
19
Вместе с кооперативным движением в период нэпа в округах шел
процесс формирования коллективных хозяйств. Новая экономическая
политика, предоставляющая возможность сельхозпроизводителю получить
прибыль и выдвигающая на первый план рентабельность и самоокупаемость,
ставила коллективные хозяйства заведомо в проигрышную позицию по
отношению к самостоятельно управляемым хозяйствам, особенно в казачьих
округах. С большей самоотдачей казаки трудились на землях собственных
хозяйств, нежели на коллективных. В условиях голода количество
коллективных хозяйств к концу 1921 г. сократилось, а с 1925 г., с момента
слома голода, они вновь выступили в качестве основы в коллективизации в
сельском хозяйстве, способствовали «советизации» казачества.
Данные в годы нэпа Советской властью послабления в сфере экономики,
незначительная либерализация политических принципов способствовали
активизации процесса реэмиграции. Весной в округа вернулись П.В.Дудаков,
М.Г.Агеев. Такого рода возвращение «опом-нившихся» широко освещалось в
центральных
и местных газетах и простому советскому обывателю
преподносилось как полная идеологическая победа большевизма,
окончательное признание политической несостоятельности белогвардейской
идеологии, даже теми, кто в Гражданскую войну ее возглавлял. Кроме того,
прощение бывших белых атаманов и командиров в годы, когда земли
Хоперского и Усть-Медведицкого округов захлестнули повстанческие
выступления, было еще и продуманной пропагандистской акцией для тех
казаков, которые пока выступали с оружием в руках против Советской власти,
как бы сообщая: «Ну, если мы их простили, приняли и не преследуем, то и вас
не станем!»
Итак, с позиции исторической регионалистики начало эпохи нэпа в
рамках казачьего землепользования в Хоперском и Усть-Медведицком
округах следует относить к концу 1921−1923 гг. До этого времени в своем
хозяйственном развитии округа продолжали развиваться по инерции
«военного коммунизма», который тормозил процесс стабилизации всех сфер
жизни общества.
Проведение на Дону в целом, как бывшем контрреволюционном
регионе, и в изучаемых округах в частности в 1921−1924 гг. новой
экономической политики ставило задачу установить и укрепить в сфере
хозяйственной жизни союз рабочего класса и трудового казачества. Однако в
условиях сложившейся действительности это была политика, направленная на
разрешение казачьего вопроса.
«Казачий вопрос» на протяжении 1921-го – середины 1920-х гг.
проходил своеобразную трансформацию. В 1921−1923 гг. он попал в ранг
наиболее обсуждаемых в партийных кругах. В казачестве продолжали видеть
контрреволюционеров, а потому большевики старались растворить казачество
в крестьянской среде. В связи с этим в 1924−1925 гг. правительством был
осуществлен целый комплекс
мероприятий под лозунгом «лицом к
казачеству».
20
Среди основных мер, принимаемых в русле политики «лицом к
казачеству», было так называемое «оживление» Советов,
вовлечение
местного казачества в работу станичных и хуторских органов власти с
выдвижением наиболее авторитетных и в то же время лояльных казаков на
руководящие должности. Казаков восстанавливали в гражданских правах,
давали им возможность служить в территориальных частях Красной Армии по
призыву. Ставка делалась на культивирование положительных сторон
казачьих традиций, таких как дисциплинированность, смелость и отвага,
любовь к верховой езде.
Период весны 1921-го – середины 1925 гг. – время строительства нового
социалистического общества в казачьем крае, ломки сословной замкнутости
казачьего социума в рамках новой экономической политики. Для верховых
округов мероприятия нэп в целом были направлены на растворение казачества
верховых округов в крестьянской среде Царицынской губернии.
В основе стремления правительства нивелировать казачество в общей
массе крестьянского населения страны лежит представление об угрозе
«превращения в Вандею» казачьих районов. Таким образом, реализуя
политику «лицом к казачеству» в середине 20-х гг. XX в., большевистское
руководство осуществляло целый комплекс мероприятий, нацеленных на
ликвидацию остатков казачьей сословности. С 1925 г. развивается идея
«советского казачества», получившая отражение прежде всего в сфере
культуры, искусства и фольклора.
В заключении диссертации обобщены результаты исследования.
Историки, изучившие казачество еще в дореволюционный период,
сформировали в историографии устойчивое представление о верховом
казачестве как об особой культурно-территориальной группе в составе
донского казачества, имеющей отличия в хозяйственном укладе, культурных
традициях, обрядах, одежде, говорах и пр.
Политическая позиция верховых казаков в Гражданской войне, которая
отнюдь не была однородной, отличалась приверженностью как к
большевикам, так и к различным течениям белого движения.
В начале Гражданской войны верховое казачество демонстрируя
лояльное отношение к Советской власти, приняло ее в марте 1918 г. Переход
от пассивного сопротивления к активным формам был ответом верхового
казачества Советской власти на разрушение казачьего уклада, политику
расказачивания. Он стал борьбой казаков за свою землю и традиционные
права и привилегии, а не попыткой вернуть императорскую власть, власть
Временного правительства или даже атаманскую, которая тоже несла с собой
по большей части реквизиции и демобилизации, а не решение насущных
вопросов о земле. И все-таки следует заметить, что целый ряд местных станиц
и хуторов сформировали отдельные воинские части в составе Донской армии
П.Н. Краснова.
В Гражданской войне на территории верховых округов можно выделить
несколько этапов: первый (март − июнь 1918 г.) – период «партизанщины»,
21
фаза формирования первых полков и дивизий белых, красных частей,
появления линии сражения между ними, хотя амплитуда колебаний
численности тех и других соединений носила условный характер. Период
завершился в момент объединения армии восставших против Советской
власти казаков Верхнего Дона и Белой армии А.П. Фицхелаурова.
Второй этап (июнь 1918 г. − осень 1919 г.) – период противостояния
регулярных частей Донской армии генерала П.Н. Краснова, а затем
Вооруженных сил Юга России и Красной армии, в которое было втянуто
население округа.
Третий этап − «малая Гражданская война» (осень 1920-го – осень 1924
гг.) – мощное повстанческое движение, которое захлестнуло верховые округа
Дона.
1921 г. для верхового казачества стал знаковым во многих отношениях.
В апреле этого года включение его в состав Царицынской губернии отделило
верховых казаков от Донской области. Был осуществлен переход к новой
экономической политике, который совпал с началом крупномасштабного
голода, впервые в истории Российской империи затронувшего казачьи
станицы.
Хронология периода голода в верховых округах выходит за
установленные границы 1921–1922 гг., охватывая и 1924–1925 гг. Помимо
государства, на территории Хоперского и Усть-Медведицкого округов
голодающему населению помощь оказывала Американская администрация
помощи (АРА). О деятельности других благотворительных организаций
сведений не сохранилось. Не обошлось здесь и без кампании по изъятию
церковных ценностей, которая мало чем отличалась от ей подобных в других
регионах.
Новая экономическая политика не принесла с собой мир на земли
верхового казачества, став фактором дальнейшей дестабилизации
политической ситуации в округах и продолжения Гражданской войны по ряду
причин. Она предусматривала уравнительное землепользование казаков и
крестьян; замену традиционных казачьих органов власти и самоуправления на
местах советскими органами, в которых предпочтение отдавалось казакам,
воевавшим на стороне Советской власти, и крестьянству.
Гражданская война стала не только временем массовой гибели
казачества, причиной его эмиграции, трагическими страницами жизни
современников, но и фактором, ускорившим формирование казачьего
самосознания вокруг политической программы сохранения казачьих традиций
самоуправления, культуры, хозяйственного уклада, права на свои исконные
земли. Эта программа оказалась поддержанной большинством казаков в
Гражданскую войну и востребованной деятелями сегодняшнего возрождения
казачества.
Основные результаты диссертационного исследования отражены в
следующих публикациях автора:
22
Публикации в ведущих рецензируемых научных журналах,
входящих в перечень ВАК РФ:
1. Сатарова, А.П. Казачество Хоперского и Усть-Медведицкого округов
Дона в гражданской войне (весна 1918 − осень 1919 года) / А.П. Сатарова //
Каспийский регион: политика, экономика, культура. – 2017. – № 3 (52). –
С. 45−51 (0,7 п.л.).
2. Сатарова, А.П. Хоперский и Усть-Медведицкий округа в мирный период
гражданской войны (февраль 1917-го – апрель 1918 г.) / А.П.Сатарова //
Известия ВГПУ. – 2016. – № 9−10 (113). – С. 173–179 (0,7 п.л.).
3. Сатарова, А.П. Голод 1921−1922 гг. в округах верхнего Дона: пути его
преодоления (на примере Хоперского и Усть-Медведицкого) / А.П.Сатарова //
Известия ВГПУ. – 2018. – № 1 (124). – С. 194−198 (0,5 п.л.).
4. Сатарова, А.П. Антибольшевистские выступления в верховых районах
Дона в 1920−1924 гг. (по материалам Хоперского и Усть-Медведицкого
округов) / А.П.Сатарова, С.В. Соловьева // Вестник Вятского
государственного университета. – 2017. − № 9. – С. 66−69 (0,4 п.л.).
5. Сатарова, А.П. Проблема революционности верхового казачества Дона в
1917–1918 годах в отечественной историографии / Н.А. Болотов, А.П.
Сатарова // Вестник ВолГУ. Серия 4, История. Регионоведение.
Международные отношения. − 2017. − Т. 23, № 6. − С. 154−162 (0,9 п.л.).
6. Сатарова, А.П. Голод 1921−1923 гг. в Хоперском и Усть-Медведицком
округах Царицынской губернии и Американская Администрация помощи
(АРА) / О.Н. Савицкая, А.П.Сатарова // Исторические, философские,
политические и юридические науки, культурология и искусствоведение.
Вопросы теории и практики. − Тамбов: Грамота. − 2017. − № 8 (82). −
C. 171−174 (0,4 п.л.).
Статьи и тезисы докладов, опубликованные
в других научных изданиях:
7. Гришина, А.П. Расказачивание на Дону / А.П. Гришина // Вестник СНО.
− 2004. − № 10. – С. 281−284 (0,4 п.л.).
8. Гришина, А.П. Идеологи расказачивания по-советски / А.П. Гришина,
С.В. Соловьева // Проблемы новой и новейшей истории и опыт
современности: материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 100-летию со дня
рожд. проф. В.А.Козюченко. 14−15 апр. 2009г. – Волгоград: Изд-во ВГПУ
«Перемена». – 2009. – С. 124−130 (0,7 п.л.).
9. Гришина, А.П. Становление советской власти на Дону (1917−1919 гг.) /
А.П.Гришина // Власть и общество в России: проблемы взаимодействия в
прошлом и настоящем. – Волгоград: ООО «Царицынская полиграфическая
компания». − 2009. – С. 35−39 (0,5 п.л.).
23
10. Гришина, А.П. Антисоветские настроения на Дону (на примере 2-го
Донского, Хоперского, Усть-Медведицкого округов) / А.П.Гришина //
Ключевские чтения 2011. Т. 1: Василий Осипович Ключевский о познании
русской истории: материалы Всерос. науч. конф.: сб. науч. тр. – М.: Спутник,
2011.
11. Сатарова, А.П. О внедрении принципов новой экономической политики
в экономику верхнедонских округов в первые годы реализации 1921−1924 гг.
(на примере Хоперского и Усть-Медведицкого округов) / Н.А. Болотов, А.П.
Сатарова // Экономика и современное право. Научное развитие современного
общества: материалы Междунар. науч.-практ. конф. (17 янв. 2018 г. – 24 янв.
2018 г.). – М. − Уфа: Изд-во ЦПМ «Академия Бизнеса» (Саратов), 2018. –
С. 114−120 (0,7 п.л.).
12. Сатарова, А.П. Казачество Царицынской губернии по материалам
советско-партийных органов в период подготовки политической программы
«лицом к казачеству» / А.П. Сатарова // Достижения вузовской науки: от
теории к практике: сб. материалов III Междунар. науч.-практ. конф. / под
общ. ред. С.С. Чернова. – Новосибирск: Изд-во ЦРНС, 2018. – С. 15−19
(0,5 п.л.).
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
306 Кб
Теги
1917, казачество, округов, хоперского, медведицкого, 1920, середина, устье, дона, пример, верховой
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа