close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Основания и уголовно-процессуальные процедуры государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
СОКОЛОВ Дмитрий Сергеевич
ОСНОВАНИЯ И УГОЛОВНОПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПРОЦЕДУРЫ
ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЗАЩИТЫ УЧАСТНИКОВ
УГОЛОВНОГО СУДОПРОИЗВОДСТВА
СО СТОРОНЫ ОБВИНЕНИЯ
Специальность: 12.00.09 – уголовный процесс
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата юридических наук
Нижний Новгород – 2018
Работа выполнена в ФГКОУ ВО «Нижегородская академия Министерства внутренних дел Российской Федерации».
Научный руководитель:
доктор юридических наук, профессор
Лубин Александр Федорович
Официальные оппоненты: Епихин Александр Юрьевич,
доктор юридических наук, профессор,
ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский)
федеральный университет», профессор
кафедры уголовного процесса
и криминалистки;
Ижнина Лидия Павловна,
кандидат юридических наук, доцент,
ФГАОУ ВО «Национальный
исследовательский Нижегородский
государственный университет
им. Н.И. Лобачевского», заведующий
кафедрой уголовного права и процесса
Ведущая организация:
ФГБОУ ВО «Алтайский государственный
университет»
Защита состоится 3 октября 2018 года в 11.00 на заседании
диссертационного совета Д 203.009.01, созданного на базе Нижегородской
академии МВД России, по адресу: 603950, г. Нижний Новгород, Бокс-268,
Анкудиновское шоссе, д. 3. Зал диссертационного совета.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте
Нижегородской академии МВД России: https://na.mvd.ru.
Автореферат разослан «___» _________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
кандидат юридических наук, доцент
Е.А. Мамай
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В последние годы проблемы становления и развития государственной защиты участников уголовного судопроизводства в Российской Федерации существенно обострились. Причины
понятны: в нашем государстве противоправному воздействию и давлению
ежегодно подвергаются около 300 тысяч участников уголовного судопроизводства. По данным российской криминологической ассоциации, в 2007 году
было совершено 13 791 преступление против правосудия (глава 31 УК РФ), в
2012 году – 11 786, в 2016 году – 16 0651.
Ежегодно правоохранительными органами реализуются различные меры государственной защиты в отношении участников уголовного судопроизводства. Так, подразделениями собственной безопасности ГУ МВД России
по Нижегородской области за 2014 год было применено 157 мер безопасности, из которых 82 – это личная охрана, охрана жилища и имущества, 72 –
обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, 3 – перевод
на другое место службы2; за 2015 год – 182 меры безопасности, из которых
96 – личная охрана, 84 – обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице, 2 – перевод на другую службу3; за 2016 год – 71 мера безопасности, из которых 36 – личная охрана, 35 – обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемом лице4.
1
См.: Проблемы детерминации и предупреждения преступности / под ред. профессора
А.И. Долговой. М., 2017. С. 554–555. (Статистические данные о том, сколько
преступлений было совершено против судей и должностных лиц со стороны обвинения,
сколько и каких решений было принято подразделениями госзащиты МВД России, имеют
ограничительный гриф.)
2
См.: Отчет о результатах деятельности ОРЧ (собственной безопасности) ГУ МВД России
по Нижегородской области по обеспечению государственной защиты за 2014 год.
3
См.: Отчет о результатах деятельности ОРЧ (собственной безопасности) ГУ МВД России
по Нижегородской области по обеспечению государственной защиты за 2015 год.
4
См.: Отчет о результатах деятельности ОРЧ (собственной безопасности) ГУ МВД России
по Нижегородской области по обеспечению государственной защиты за 2016 год.
4
Прошло 15 лет с момента принятия принципиальных положений и рекомендаций круглого стола на тему «Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации: защита потерпевших и других участников процесса».
В комитет Совета Федерации по правовым и судебным вопросам Российской
Федерации были приглашены члены Совета Федерации, депутаты Государственной Думы, представители Министерства внутренних дел, Министерства
юстиции, Федеральной службы безопасности, Генеральной прокуратуры,
Верховного Суда, Государственного таможенного комитета (с 9 марта
2004 г. – Федеральной таможенной службы), Администрации Президента,
ученые и юристы. По результатам круглого стола сформулирован ряд правотворческих и правоприменительных задач:
1) устранить неясности нормативного урегулирования мер безопасности, содержащиеся в УПК РФ;
2) дополнить УПК РФ новыми мерами уголовно-процессуальной защиты (в соответствии с международными стандартами);
3) Верховному Суду РФ провести анализ и истолковать в постановлении Пленума Верховного Суда РФ проблемы, которые связаны с обеспечением безопасности участников уголовного процесса;
4) рекомендовать Генпрокуратуре РФ, вместе с иными правоохранительными органами, разработать методические рекомендации по использованию в правоприменении норм УПК РФ, обеспечивающих безопасность
участников уголовного процесса1.
Некоторые положения и рекомендации были восприняты законодателем,
и в УПК РФ были внесены изменения и дополнения: меры безопасности,
предусмотренные ч. 9 ст. 166, ч. 2 ст. 186, ч. 8 ст. 193, п. 4 ч. 2 ст. 241, ч. 5
ст. 278, а также иные меры безопасности, предусмотренные законодательством
Российской Федерации (в ред. Федеральных законов № 141-ФЗ от 29.06.2009,
№ 404-ФЗ от 28.12.2010).
1
URL: http://regions.ru/news/1072937/ (дата обращения: 13.02.2016).
5
Существенно, что все изменения касались только свидетелей, потерпевших и их близких родственников. Относительно должностных лиц стороны обвинения ни одна из рекомендаций Совета Федерации в УПК РФ не была реализована. Если буквально толковать ст. 11 УПК РФ, то «охрана прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве» не относится к должностным лицам со стороны обвинения – они не указаны в качестве объектов и
субъектов государственной защиты.
Одновременно оказалось, что научные разработки в этом направлении
не имеют значительных перспективных заделов. Ни один из известных авторов-исследователей положительно не оценил действующие юридические основания и уголовно-процессуальные процедуры государственной защиты
участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения. Изучение
практики применения законодательства о государственной защите участников уголовного процесса свидетельствует о том, что с каждым годом увеличивается количество участников уголовного судопроизводства со стороны
обвинения, которые нуждаются в мерах государственной защиты. В то же
время выявляются многочисленные проблемы правоприменительного характера, относящиеся к юридическим и фактическим основаниям доказывания и
принятия решения о процедурах государственной защиты в отношении
участников уголовного процесса со стороны обвинения.
Указанные обстоятельства свидетельствуют об актуальности избранной темы диссертационного исследования и подтверждают ее научную и
практическую направленность.
Степень
научной
разработанности
проблемы.
Проблему
государственной защиты участников уголовного судопроизводства со
стороны обвинения исследовали многие ученые и практики, а именно:
С.Л Марченко
(1993),
Т.К. Агузаров
(2004),
А.А.
Юнусов
(1998),
В.А.
Булатов
(1999),
Т.И. Джелали
(2004),
Е.В. Жариков
(2004),
Е.В. Евстратенко (2004), В.В. Ким (2004), О.А. Нурутдинов (2005),
С.В. Маркелов (2006), Д.А. Воронов (2008), Л.А. Гребенчикова (2008),
6
М.А. Авдеев (2009), В.И. Крайнов (2009), Н.С. Томилова (2009), Е.С. Азарова
(2010), И.В. Матвиенко, Р.З. Ишмухаметов (2012), Г.А. Скрипилев (2013),
А.А. Дмитриева (2016), Я.И. Бобков (2015), А.Ю. Афанасьев (2016) и др.
Существенный вклад в изучение института государственной защиты
участников уголовного судопроизводства внесли докторские диссертации
О.А. Зайцева (2002), А.Ю. Епихина (2004), Л.В. Брусницына (2010) и
Г.П. Лозовицкой (2014).
Однако проблемы института государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения – особенно должностных
лиц – остаются на периферии научного анализа. Акцент исследователей
направлен, главным образом, на свидетелей и потерпевших, поэтому существует объективная необходимость в дополнительных научных разработках фундаментальных и прикладных проблем доказывания и принятия решений государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения.
Объект и предмет исследования. В качестве объекта исследования
выступают общественные отношения, складывающиеся в результате применения уголовно-процессуальных мер защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения в ходе досудебного производства, судебного разбирательства, направленные на обеспечение их личной и имущественной безопасности.
В качестве предмета исследования выступают нормы права, регламентирующие вопросы обеспечения личной и имущественной безопасности
участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, практика
реализации норм в правоприменительной деятельности, а также доктринальные позиции по исследуемой проблематике.
Цель и задачи исследования. Цель диссертационного исследования
заключается в том, чтобы, основываясь на анализе принципов и стандартов
международного права, правовых систем зарубежных стран, законодательства Российской Федерации, практики реализации функций уголовнопроцессуального доказывания и принятия решений в механизме государ-
7
ственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, разработать правовую регламентацию юридических и фактических
оснований процедур и решений о государственной защите участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, а также предложить рекомендации для практической деятельности правоприменителей.
Реализация поставленной цели обусловила формулирование и решение
автором следующих задач диссертационного исследования:
1) дать категориальную характеристику государственной зашиты
участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения;
2) разработать систему государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения по отечественному законодательству;
3) раскрыть фактические основания государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения;
4) изложить юридические основания государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения;
5) обосновать единство фактического и юридического основания как
базовое условие применения процедуры государственной защиты участников
уголовного судопроизводства со стороны обвинения;
6) классифицировать процедуры государственной защиты участников
уголовного судопроизводства со стороны обвинения;
7) предложить уголовно-процессуальные процедуры государственной
защиты лиц, представляющих сторону обвинения по факту совершенного
преступления, и должностных лиц, представляющих сторону обвинения в
уголовном процессе.
Научная новизна исследования предопределена актуальностью темы
исследования, методикой его проведения и авторским подходом к разработке
структуры и содержания правового регулирования мер государственной защиты в отечественном уголовном судопроизводстве. На основе анализа механизма правового обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения, действующего российского уголовно-
8
процессуального законодательства, системного представления об институте
защиты участников уголовного судопроизводства сформулированы актуальные проблемы и дано их авторское решение. В частности, уточнен терминологический и понятийный аппарат исследования проблем государственной
защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения (даны авторские определения некоторых ключевых понятий); разработаны юридические
и фактические основания государственной защиты участников уголовного
процесса со стороны обвинения; обосновано единство фактического и юридического основания как базовое условие применения процедуры государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения; впервые классифицированы и раскрыты процедуры государственной
защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения.
Теоретическая значимость исследования. Полученные в ходе исследования результаты могут стать весомой теоретической базой для последующих научных исследований по уголовно-процессуальной тематике. Кроме
этого, положения диссертации могут быть применены при разработке методических рекомендаций по доказыванию и принятию решений о государственной защите участников уголовного процесса со стороны обвинения в
самых различных ведомствах и учреждениях.
Практическая значимость исследования определяется по нескольким основаниям:
– во-первых, авторский проект федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации» может
быть полностью либо частично учтен законодателем при совершенствовании
уголовно-процессуального закона. Предлагается включить в УПК РФ новую
главу 11.1 под названием «Доказательства и доказывание угроз, поступающих к участникам уголовного процесса» (приложение № 5 к диссертации);
– во-вторых, авторская методика по доказыванию и принятию законных и обоснованных решений о государственной защите участников уголовного процесса со стороны обвинения может быть использована как при ана-
9
лизе положений норм УПК РФ, так и иных нормативных правовых актов
учеными-процессуалистами и практиками;
– в-третьих, разработанные образцы постановлений о процедурах государственной защиты могут быть использованы правоприменителями (приложения № 3, 4 к диссертации).
Методология и методы диссертационного исследования. Методологической основой диссертации послужили такие методы научного познания,
как диалектико-материалистический, а также общенаучные методы (в частности, анализ, синтез, индукция, дедукция, сравнение, системный анализ,
структурно-функциональный анализ и др.) и ряд частнонаучных методов познания (исторический, сравнительно-правовой анализ, социологический –
метод экспертных оценок).
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Государственная защита должностных и физических лиц – участ-
ников уголовного процесса со стороны обвинения (гл. 6 УПК РФ) определяется как система правовых оснований, юридических и организационных процедур предупреждения и блокирования угроз физического, имущественного и
иного характера, которые реализуются определенным кругом должностных
лиц уголовного процесса, а также специальными органами госзащиты.
2.
Правовые основы государственной защиты участников уголовно-
го процесса со стороны обвинения по российскому законодательству представляют собой сложную многоуровневую структуру, которая имеет существенные недостатки: 1) между уровнями правовой системы госзащиты нет
согласованности по терминам, задачам и процедурам; 2) каждый уровень
имеет ссылки на неопределенный круг правовых источников, которые регламентируют госзащиту; 3) уровни правового регулирования, которые напрямую связаны с конкретикой госзащиты, свидетельствуют о неопределенности порядка оценки ситуации угроз и принятия решения о госзащите, а также
о возможности коррупционных соглашений в условиях дискреционных полномочий и юридико-лингвистических неопределенностей.
10
3.
Имеются достаточные обоснования разработки проекта единого
комплексного федерального закона «О государственной защите участников
уголовного судопроизводства». В этом законе должны предусматриваться:
1) реализация методологического условия о том, что в государственной защите нуждается принцип бифункциональности – единство доказывания обвинения и принятия соответствующих уголовно-процессуальных решений; 2)
критерии оценок результативности деятельности правоохранительных органов вообще и результативности применения мер безопасности участников
уголовного процесса со стороны обвинения в частности; 3) устранение диспропорции государственной защиты свидетелей обвинения и должностных
лиц со стороны обвинения; 4) гармонизация уголовно-правовых норм с уголовно-процессуальными положениями о государственной защите участников
уголовного процесса со стороны обвинения; 5) полномочный «органдиспетчер», который дает поручения конкретному органу (споры недопустимы) оценить сложившуюся ситуацию об угрозе, принять оперативное решение о виде госзащиты, реализовать меры госзащиты.
4.
Фактическое основание госзащиты участников уголовного про-
цесса со стороны обвинения – это совокупность доказанных (установленных)
и вероятных обстоятельств, свидетельствующих о наличии опасных противоправных угроз, направленных в отношении представителей стороны обвинения (их близких) по поводу их участия в уголовном деле как по факту совершенного преступления, так и в силу должностных обязанностей.
5.
Предмет доказывания для применения процедур государственной
защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения: событие
угрозы; содержание угрозы; поступление угрозы лицу в связи с его участием
в уголовном деле; цель угрозы; степень опасности заявленной угрозы; объект
угрозы; субъект угрозы; вид угрозы; способ заявления угрозы; иные обстоятельства, указывающие на наличие и реальность угроз.
6.
Следственные и иные правоохранительные органы, включая ор-
ганы прокуратуры, не вправе давать юридическую оценку заявлению о пре-
11
ступных угрозах (ст. 141 УПК РФ) с целью уклониться от его рассмотрения и
разрешения именно в уголовно-процессуальном порядке.
7.
Собирание, проверка и оценка фактических и юридических ос-
нований для принятия решения об отказе или принятии положительного решения о госзащите есть проявление универсальной функции доказывания.
Участники уголовного процесса со стороны обвинения реализуют свою
функцию доказывания, а уполномоченные органы также выполняют функцию доказывания наличия или отсутствия фактических обоснований на принятие положительных или отрицательных решений о госзащите.
8.
Возможны три варианта: 1) доказывание обвинения может опере-
жать доказывание оснований для госзащиты; 2) доказывание обвинения может
идти параллельно с доказыванием оснований для госзащиты; 3) доказывание
оснований для госзащиты может опережать доказывание обвинения. Деятельность органов госзащиты по собиранию, проверке и оценке обоснований не «во
след», а «наперехват» должна считаться позитивной. Она позитивна даже в
случае, когда «тревога» оказывается ложной.
9.
Для запуска процедуры госзащиты необходимо учитывать не
только особую опасность заявляемых угроз, но и явные признаки остроты
противостояния сторон по конкретному уголовному делу (обстановку, следственную ситуацию), характеристику личностей с той и другой стороны.
Только комплекс всех фактических данных может доказать наличие и реальность угроз как обязательного элемента фактического основания госзащиты.
10. Доказывание наличия и реальности угроз, поступающих к участникам уголовного процесса со стороны обвинения, необходимо производить
по правилам уголовно-процессуального доказывания. Перечень обстоятельств, подлежащих установлению в целях подтверждения факта поступления
угроз и определения степени реальности, необходимо включить в УПК РФ.
Предлагаем в раздел III УПК РФ «Доказательства и доказывание» включить
главу 11.1 под названием «Доказательства и доказывание угроз, поступаю-
12
щих к участникам уголовного процесса» со ст. 90.1 – 90.12 (см. приложение
№ 5 к диссертации).
11. Необходимо выделять следующие процедуры госзащиты участников уголовного процесса со стороны обвинения:
1) в зависимости от этапа госзащиты: процедуры доказывания обстоятельств угрозы; процедуры принятия решения о применении госзащиты (мер
госзащиты); процедуры осуществления госзащиты; применение меры госзащиты как процедуры;
2) в зависимости от средств госзащиты процедуры подразделяются на:
специальные, уголовно-процессуальные, оперативно-розыскные, административно-процессуальные, административные (организационные), иные.
12. Предлагаются следующие изменения и дополнения в УПК РФ:
– дополнить ст. 185 УПК РФ частью 2.1 следующего содержания: «При
наличии угрозы совершения опасных противоправных действий в отношении
участников уголовного процесса или их близких родственников и близких лиц
в случаях, не терпящих отлагательства, по письменному заявлению указанных лиц допускаются наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их осмотр и выемка с обязательным получением судебного решения в
течение 48 часов»;
– дополнить ст. 186.1 УПК РФ частью 1.1 следующего содержания:
«При наличии угрозы совершения опасных противоправных действий в отношении участников уголовного процесса или их близких родственников и
близких лиц в случаях, не терпящих отлагательства, по письменному заявлению указанных лиц допускается получение информации о соединениях между
абонентами и (или) абонентскими устройствами с обязательным получением судебного решения в течение 48 часов»;
– ч. 2 ст. 186 УПК РФ изложить в следующем в виде: «При наличии
угрозы совершения опасных противоправных действий в отношении участников уголовного процесса или их близких родственников и близких лиц в случаях, не терпящих отлагательства, по письменному заявлению указанных
13
лиц допускаются контроль и запись телефонных и иных переговоров с обязательным получением судебного решения в течение 48 часов»;
– ч. 5 ст. 165 УПК РФ изложить в следующем виде: «В исключительных
случаях, когда производство осмотра жилища обыска и выемки в жилище,
личного обыска, а также выемки заложенной или сданной на хранение в ломбард вещи, наложение ареста на почтово-телеграфные отправления, их
осмотр и выемка, получение информации о соединениях между абонентами и
(или) абонентскими устройствами, контроль и запись телефонных и иных
переговоров, наложение ареста на имущество, указанное в ч. 1 ст. 104.1 УК
РФ, не терпит отлагательства, указанные следственные действия могут
быть произведены на основании постановления следователя или дознавателя
без получения судебного решения»;
– в п. 3 ч. 1 ст. 97 УПК РФ слова «может угрожать свидетелю, иным
участникам уголовного судопроизводства» необходимо заменить на «может
угрожать совершением опасных противоправных действий в отношении
участников уголовного процесса… или их близких родственников, близких лиц»;
– дополнить ст. 97 УПК РФ ч. 1.2, где необходимо указать следующее:
«При наличии угрозы совершения опасных противоправных действий подозреваемыми или обвиняемыми в отношении участников уголовного процесса
или их близких родственников в качестве меры пресечения избираются исключительно домашний арест или заключение под стражу в порядке, предусмотренном ст. 107 и 108 настоящего Кодекса»;
– ч. 1 ст. 107 УПК РФ изложить в следующем виде: «Домашний арест
в качестве меры пресечения избирается по судебному решению в отношении
подозреваемого или обвиняемого при невозможности применения иной, более
мягкой, меры пресечения, а также при наличии основания, указанного в п. 3
ч. 1 ст. 97 настоящего Кодекса, и заключается в нахождении подозреваемого или обвиняемого в полной либо частичной изоляции от общества в жилом
помещении, в котором он проживает в качестве собственника, нанимателя
либо на иных законных основаниях, с возложением ограничений и (или) за-
14
претов и осуществлением за ним контроля. С учетом состояния здоровья
подозреваемого или обвиняемого местом его содержания под домашним
арестом может быть определено лечебное учреждение»;
– дополнить ч. 1 ст. 108 УПК РФ п. 5 следующего содержания: «наличие угроз совершения опасных противоправных действий в отношении
участников уголовного процесса или их близких родственников, родственников, близких лиц»;
– внести изменения в ст. 91 УПК РФ, а именно ч. 1 дополнить п. 4 следующего содержания: «в случае установления угроз совершения опасных
противоправных действий в отношении участников уголовного процесса»;
– дополнить ч. 1 ст. 140 УПК РФ п. 5 следующего содержания: «постановление о помещении под государственную защиту». Данное обстоятельство позволит исключить проблемы перехода материалов проверки угроз
в материалы проверки сообщения о преступлении и, следовательно, дублирования множества как процессуальных, так и организационных действий;
приведет к возможности маневрирования как уголовно-процессуальными,
так и специальными средствами госзащиты участников уголовного процесса;
повысит роль уголовно-процессуального закона в регламентации процедур
госзащиты участников уголовного процесса; уменьшит риски уголовнопроцессуальной деятельности и, следовательно, приведет к повышению
уровня защищенности в уголовном процессе.
Степень достоверности исследования подтверждается:
– во-первых, теоретической и методологической основой диссертационного исследования, в качестве которой послужили работы А.В. Агутина,
А.В. Азарова, А.И. Александрова, А.С. Александрова, В.Д. Арсеньева,
В.М. Баранова, А.М. Баранова, Б.Т. Безлепкина, Р.С. Белкина, А.Р. Белкина,
В.П. Божьева, А.Д. Бойкова, В.М. Быкова, Б.Я. Гаврилова, Ю.П. Гармаева,
В.Н.
Григорьева,
Н.А.
Громова,
С.И.
Давыдова,
С.В.
Власовой,
Л.П. Ижниной, Н.Н. Ковтуна, Г.Н. Королева, Н.П. Кузнецова, А.Ф. Лубина,
В.З.
Лукашевича,
П.А.
Лупинской,
В.П.
Малкова,
Н.С.
Мановой,
15
А.Г. Маркелова,
А.Г. Маркушина,
П.Г.
Марфицина,
В.В.
Николюка,
Л.Б. Обидиной,
И.Л. Петрухина,
А.В.
Победкина,
М.П.
Полякова,
H.H. Полянского, В.М. Савицкого, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича,
В.В. Терехина,
В.Т.
Томина,
Ю.В. Францифорова,
Ф.Н. Фаткуллина,
А.Г. Халиулина,
И.Я. Фойницкого,
М.А. Чельцова,
П.С.
Элькинд,
Р.Х. Якупова, В.Н. Яшина и др.;
– во-вторых, работами процессуалистов, направленными на изучение
проблем правового обеспечения доказывания и принятия решений о
государственной защите участников уголовного процесса со стороны
обвинения. Это исследования М.А. Авдеева, Т.К. Агузарова, Е.С. Азаровой,
Л.В.
Брусницына,
Л.А. Гребенчиковой,
Е.В. Евстратенко,
В.И. Крайнова,
Я.И. Бобкова,
А.А. Дмитриевой,
Е.В.
Г.П.
В.А.
Жарикова,
Лозовицкой,
Булатова,
А.Ю.
О.А.
Д.А.
Епихина,
Зайцева,
Т.И.
Р.З.
С.В. Маркелова,
Воронова,
Джелали,
Ишмухаметова,
С.Л.
Марченко,
И.В. Матвиенко, Г.А. Скрипилева, Н.С. Томиловой, А.А. Юнусова и др.
– в-третьих, эмпирическими данными в виде судебно-следственной
практики, результатами экспертной оценки, а также статистическими данными, размещенными в официальных источниках. В экспертной оценке участвовало более 20 сотрудников подразделений государственной защиты МВД
России.
Кроме того, при подготовке диссертации использовался 11-летний
личный опыт работы автора в практических подразделениях МВД России,
осуществляющих оперативно-розыскную деятельность.
Апробация результатов исследования. Полученные в процессе исследования результаты послужили основой для научных докладов и статей, а
также выступлений на различных научно-представительских мероприятиях и
международных конференциях:
1. Международной научно-практической интернет-конференции «Расследование экономических и иных преступлений: проблемы уголовного процесса и криминалистики» (г. Нижний Новгород, 2016 год);
16
2. Всероссийской научно-практической конференции (в режиме онлайн) с международным участием «Криминалистические средства обеспечения деятельности по выявлению и расследованию преступлений экономической и коррупционной направленности» (г. Казань, 2017 год);
3. Всероссийской научно-практической конференции «Актуальные
проблемы совершенствования тактико-специальной подготовки сотрудников
правоохранительных органов» (г. Чебоксары, 2017 год);
4. Международной научно-практической конференции, посвященной
15-летию применения Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации: «Научная школа уголовного процесса и криминалистики СПБГУ:
уголовная юстиция XXI века», Санкт-Петербургский государственный университет (г. Санкт-Петербург, 2017 год);
5. Научно-практическом семинаре «Деятельность правоохранительных
органов в системе противодействия современным угрозам», Московский
университет МВД России имени В.Я. Кикотя (г. Москва, 2017 год);
6. Межвузовском межведомственном научно-практическом круглом
столе по обсуждению учебного пособия профессора И.М. Мацкевича «Причины экономической преступности: выявление, обучение, противодействие»,
НА МВД России (г. Нижний Новгород, 2017 год).
Структура диссертационного исследования, обусловленная объектом
и предметом исследования, а также его целью и задачами, состоит из введения, трех глав, объединяющих девять параграфов, заключения, списка литературы, списка иллюстративного материала и 5 приложений.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность темы, научная новизна диссертационного исследования, определяются его цели и задачи, методология,
эмпирическая, теоретическая и правовая база, сформулированы основные
положения, выносимые на защиту, содержатся сведения о теоретической и
17
практической значимости работы, а также об апробации результатов исследования и структуре диссертации.
Первая глава «Теоретические и правовые основы государственной
защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения» состоит
из трех параграфов. В этой главе раскрывается категориальная характеристика
государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения, дается анализ структуры нормативно-правовой регламентации института
госзащиты, формулируются проблемы диссертационного исследования.
В первом параграфе «Категориальная характеристика государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны
обвинения» автор проводит анализ и корректировку исходных понятий: «защита», «безопасность», «охрана», а также определяет взаимосвязь между ними. Так, понятие «защита» формулируется как система (комплекс) мероприятий (процедур), направленных на блокирование угроз и негативных последствий их реализации в отношении участников уголовного процесса со стороны обвинения. Понятие «безопасность» шире понятия «защита». Осуществление защиты направлено на обеспечение безопасности. Безопасность – такое состояние участника, при котором защитный комплекс процедур осуществляется успешно, нет опасности для реализации угроз. Самое широкое
понятие «охрана» затрагивает основной принцип уголовного процесса –
принцип охраны прав и свобод человека и гражданина (ст. 11 УПК РФ).
Анализ института государственной защиты участников уголовного
процесса со стороны обвинения позволяет сделать выводы о том, что госзащита, во-первых, представляет совокупность правовых, организационных и
иных мер; во-вторых, реализуется определенным кругом должностных лиц
уголовного процесса, а также специальными органами госзащиты; в-третьих,
целью данных мер выступает недопущение реализации различных угроз как
физического, так и имущественного характера и другого свойства;
в-четвертых, данные меры направлены в отношении участников уголовного
18
процесса, осуществляющих в уголовном процессе функцию обвинения в
условиях состязательности.
Государственная защита лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве со стороны обвинения, – обязанность государства и права, что является
принципиальным условием и средством достижения цели уголовного судопроизводства.
Во втором параграфе «Система государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения по отечественному законодательству» рассматривается процесс становления и развития института
государственной защиты участников уголовного процесса и его правовая регламентация.
Генезис развития правового обеспечения государственной защиты
участников уголовного процесса в целом и со стороны обвинения в частности характеризуется тем, что:
– во времена древнерусского и русского права не было необходимости
обеспечивать какую-либо защиту правосудия, ибо не существовало ему противодействия;
– во времена абсолютизма в России – московские и петровские законы
сделали упор на устрашении наказаний за любые угрозы действующему правопорядку вообще и отправлению правосудия в том числе;
– во времена просвещенной монархии в России правовое обеспечение
государственной защиты участников уголовного процесса в целом соответствовало европейской закономерности: уголовно-правовые нормы о защите
должностных лиц стали поддерживаться уголовно-процессуальными положениями;
– в настоящее время правовая регламентация государственной защиты
лиц, участвующих в уголовном процессе со стороны обвинения, по российскому законодательству представляет собой сложную многоуровневую
структуру, которая состоит из конституционных основ госзащиты, уголовноправовых норм, уголовно-процессуальных основ госзащиты, специальных
19
правовых основ госзащиты (ФЗ «О государственной защите судей…»,
ФЗ «О государственной защите потерпевших…», ФЗ «О безопасности, ФЗ
«Об оперативно-розыскной деятельности» и т. д.); подзаконных актов Президента РФ и Правительства РФ; ведомственных приказов.
В целом правовая основа госзащиты субъектов уголовного процесса со
стороны обвинения имеет существенные недостатки в структуре, содержании
и юридической технике (В.М. Баранов).
В этой связи, по мнению автора, имеются достаточные обоснования
разработки единого комплексного федерального закона «О государственной
защите участников уголовного судопроизводства». В этом законе должны
быть указаны критерии оценок результативности деятельности правоохранительных органов вообще и результативности применения мер безопасности в
отношении участников уголовного процесса со стороны обвинения в частности. Закон должен устранить диспропорции государственной защиты свидетелей обвинения и должностных лиц со стороны обвинения.
Третий параграф «Постановка проблемы государственной защиты
участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения» посвящен не только национальным (российским) проблемам обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном процессе со стороны обвинения, но и
международному законодательству.
Законодатели разных стран постепенно и в разное время осознавали государственную задачу: государственная защита должна быть направлена не
столько на участников уголовного процесса со стороны обвинения, сколько
на охрану уголовно-процессуальных функций доказывания и принятия решений в уголовном судопроизводстве. Автор солидарен с тем, что «международное право является мощным генератором факторов для создания системы уголовно-процессуальной безопасности» (А.Ю. Епихин).
В диссертации представлен широкий обзор нормативной базы международных организаций и ряда зарубежных стран (монографические работы
Я.И. Бобкова, Л.В. Брусницына, А.Ю. Епихина, О.А. Зайцева и др.).
20
Анализ международных документов по обеспечению безопасности
участников уголовного процесса показывает, что в документах ООН и Совета Европы, иных международных организаций акцент, главным образом,
сделан в сторону таких участников уголовного процесса как потерпевший и
свидетель обвинения, а также их близких. Обеспечение безопасности прокуроров, следователей, дознавателей остается практически нерегламентировано
как международным законодательством, так и законами отдельно взятых
государств.
В рамках экспертной оценки было установлено, что наиболее успешными государствами в обеспечении безопасности участников уголовного процесса являются США, Германия, Россия, Франция, Италия. Причем, по мнению экспертов, высокий уровень защищенности характерен для Китая и
Японии.
Международный законодательный опыт позволяет проследить становление института государственной защиты в международном праве; выявить
закономерности юридического закрепления определенных мер защиты
участников уголовного судопроизводства; обобщить положительный опыт
стран, успешно осуществляющих государственную защиту; выработать
практические рекомендации для стран, формирующих институт государственной защиты (А.Б. Шаритов).
Российская проблематика госзащиты участников уголовного процесса
со стороны обвинения носит процессуальный, организационный и процедурный характер. В диссертации анализируются три группы проблем и формулируются рекомендации для их разрешения.
В целом сделан вывод о том, что эти проблемы связаны с юридическими
и фактическими обоснованиями и процедурами госзащиты участников уголовного процесса со стороны обвинения.
Вторая глава «Основания обеспечения государственной защиты
участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения» состоит
из трех параграфов. В данной главе раскрываются особенности фактического и
21
юридического оснований госзащиты участников уголовного судопроизводства
со стороны обвинения. Обосновывается диалектическое единство этих оснований для принятия решения о запуске процедур государственной защиты.
В первом параграфе «Фактические основания государственной защиты участников стороны обвинения в уголовном процессе» рассматривается совокупность фактических данных, которые свидетельствуют о присутствии реальных угроз, направленных на представителей стороны обвинения в уголовном процессе и их близких, и которые требуют незамедлительного реагирования уполномоченных органов и должностных лиц для обеспечения состояния защищенности. Фактическое основание госзащиты участников уголовного процесса со стороны обвинения – это совокупность доказанных (установленных) обстоятельств, которые свидетельствуют о присутствии
и реальности опасных противоправных угроз, которые направлены на представителей стороны обвинения (их близких) в связи с их участием в уголовном деле как по факту уже совершенного преступления, так и в силу должностных обязанностей.
Указанная совокупность доказанных (установленных) обстоятельств образует предмет доказывания для применения процедуры государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения: событие угрозы; содержание угрозы; поступление угрозы лицу из-за его участия в уголовном деле; целевое выражение угрозы; степень опасности заявленной угрозы;
объект угрозы; субъект угрозы; вид угрозы; каким способом заявлялась угроза; иные обстоятельства, указывающие на наличие и реальность угроз.
Автор критично относится к некоторым положениям, относящимся к
фактическим основаниям. Например, вряд ли необходимо поддерживать тезис о том, что должно быть обязательное согласие защищаемого лица оказывать содействие уголовному правосудию (Г.А. Скрипилев).
В диссертации обосновывается, что формирование системы обвинительных доказательств по уголовному делу может опережать доказывание
оснований для принятия решений о госзащите участников стороны обвине-
22
ния, однако доказывание обвинения по уголовному делу может идти параллельно (одновременно) с доказыванием оснований для госзащиты. Впрочем,
доказывание оснований для госзащиты может опережать доказывание обвинения. Автор утверждает, что практика органов госзащиты по собиранию,
проверке и оценке обоснований для принятия решения о госзащите должна
идти не «во след», а «наперехват». Эта практика позитивна даже в случае, когда «тревога» оказывается ложной.
Наивысший уровень угроз для реализации функции обвинения возникает, когда речь идет о фазе присвоения и потребления неправомерных доходов субъектами преступной деятельности. Тактически необходимо учитывать
признаки остроты противостояния сторон по конкретному уголовному делу
(обстановку, следственную ситуацию), характеристику личностей с той и
другой стороны.
Во втором параграфе «Юридические основания государственной
защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения» рассматривается правовая основа доказывания и принятия решений о мерах госзащиты. Иными словами, юридическим основанием для запуска механизма
госзащиты служит совокупность правомочий субъекта госзащиты и само решение о госзащите. Правоприменение бесцельно и бесформенно без соответствующего решения, а решение, в свою очередь, беспочвенно и бессильно
без правоприменения. Недопустимо объединять правомочия субъектов, принимающих решения, и сами решения в единое юридическое или правовое
основание. Нельзя допускать смешение решения с его основанием. Особенности юридических оснований принятия решений о госзащите состоят и в
том, что и само решение уполномоченного органа является юридическим основанием для последующих решений.
Юридическое основание государственной защиты участвующих в уголовном процессе с обвинительной стороны – совокупность законодательных
положений, указывающих на наличие у органа или должностного лица прав
и обязанностей на реализацию государственной функции по обеспечению
23
государственной защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения, а также последующая реализация данных правомочий путем принятия
решения о применении процедуры государственной защиты.
Наличие соответствующих норм – юридических оснований – позволяет:
1) производить процедуры, направленные на установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания угрозы;
2) нести ответственность за неисполнение или не за должное исполнение
правовых предписаний – юридических оснований;
3) юридически закрепить полномочия должностного лица на принятие
решений о госзащите участников уголовного процесса со стороны обвинения.
В третьем параграфе «Единство фактического и юридического основания как базовое условие применения процедуры государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения»
утверждается, что фактическое основание, выступая содержательной частью
комплексного основания госзащиты, бессильно без соответствующей формы – юридического основания (правомочий и решения), которое, в свою очередь, бессмысленно без определенного содержания – фактического основания (наличие и реальность угрозы). В подобном единстве двух оснований сосредоточено ключевое условие для успешности и эффективности госзащиты
стороны обвинения, которая зависит от множества факторов.
Обязательными условиями эффективной госзащиты представителей
стороны обвинения в уголовном процессе являются: 1) соответствие процедуры госзащиты законодательству и общепринятым принципам; 2) наличие
самого законодательства, отвечающего требованиям времени и практики о
госзащите; 3) четко установленный порядок осуществления госзащиты;
4) перечень полномочных субъектов госзащиты; 5) достаточно широкий перечень
возможных
для
применения
законных
мер
госзащиты;
6) определенность и единство фактического и юридического оснований госзащиты; и др.
24
Единство фактического и юридического оснований госзащиты выступает основой для начала процедуры госзащиты, в случае отсутствия одного
из элементов оснований госзащита неправомерна.
Доказывание наличия и реальности угроз, поступающих к участникам
уголовного процесса со стороны обвинения необходимо производить по правилам уголовно-процессуального доказывания. Перечень обстоятельств, подлежащих установлению в целях подтверждения факта поступления угроз и определения степени их реальности, необходимо поместить в УПК РФ.
В диссертации предлагается в раздел III УПК РФ «Доказательства и доказывание» включить главу 11.1 под названием «Доказательства и доказывание угроз,
поступающих к участникам уголовного процесса» со статьями 90.1 – 90.12.
Третья глава «Уголовно-процессуальные процедуры государственной защиты участников стороны обвинения в уголовном процессе» состоит из трех параграфов и посвящена анализу уголовно-процессуальных процедур госзащиты различных участников уголовного процесса как представляющих сторону обвинения по конкретному уголовному делу, так и должностных
лиц, представляющих сторону обвинения в уголовном процессе.
В первом параграфе «Классификация процедур государственной защиты участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения»
обосновывается положение о том, что относительно обеспечения госзащитой
представителей стороны обвинения следует говорить о процедуре как о порядке действий, так и о самих действиях.
Во-первых, порядок действий присущ этапу принятия решения о применении госзащиты, то есть речь идет об уже проанализированной процедуре
принятия решения о запуске госзащиты (установление фактического и юридического оснований).
Во-вторых, порядок действий свойственен деятельности по осуществлению самой госзащиты, то есть этапу после принятия решения о применении госзащиты, который характеризуется применением конкретных мер госзащиты, в свою очередь, в комплексе образующих процедуру госзащиты.
25
В-третьих, помимо указанных порядков действий обособленное место
в этой системе процедур госзащиты занимают сами меры госзащиты (меры
безопасности) как самостоятельные действия – процедуры. Именно таким
образом необходимо понимать всю процедурность госзащиты участников
уголовного процесса.
Формулируется определение процедуры госзащиты участников уголовного процесса со стороны обвинения как установленный законодательством порядок действий, а также сами действия уполномоченных должностных лиц по осуществлению мер, направленных на выявление, установление
(доказывание), документирование, предупреждение и пресечение опасных
противоправных угроз, поступающих лицам, представляющим в уголовном
процессе сторону обвинения как в силу должностных полномочий, так и по
факту совершенного преступления.
Следовательно, процедуре осуществления анализируемой деятельности
характерны такие признаки, как: 1) законодательная регламентация;
2) наличие порядка действий и (или) самих действий; 3) осуществление
уполномоченными должностными лицами; 4) меры направлены на выявление, установление (доказывание), документирование, предупреждение и пресечение опасных противоправных угроз; 5) угрозы должны поступать лицам,
представляющим в уголовном процессе сторону обвинения как в силу должностных полномочий, так и по факту совершенного преступления.
В диссертации процедуры госзащиты участников уголовного процесса
со стороны обвинения классифицируются по следующим основаниям: 1) в
зависимости от этапа госзащиты; 2) в зависимости от средств госзащиты.
Во втором параграфе «Уголовно-процессуальные процедуры государственной защиты лиц, представляющих сторону обвинения по факту
совершенного преступления» обосновывается, что следственные, иные процессуальные, а также судебные действия необходимо разграничивать по степени их применимости в осуществлении государственной защиты представителей стороны обвинения. Исходя из положений ч. 3 ст. 11 УПК РФ, в дис-
26
сертации раскрывается ряд процедур госзащиты, которые сами по себе одновременно выступают и процедурами госзащиты, и мерами безопасности.
Во-первых, это следственные и иные процессуальные действия,
направленные на фиксацию поступающих к представителям стороны обвинения угроз.
Во-вторых, следственные и иные процессуальные действия, при проведении которых необходимо учитывать возможные угрозы и тем самым особые
требования к обеспечению безопасности участников уголовного процесса.
В-третьих, следственные и другие деяния в рамках уголовного процесса, которые сами могут иметь направленность на обеспечение безопасности
лиц, принимающих участие в уголовном процессе, и своевременного реагирования на угрозы.
В-четвертых, особое место в этой группе занимает такая процедура, как
возбуждение уголовного дела по результатам поступления угроз участникам
со стороны обвинения и подтверждения их реальности.
В-пятых, судебные действия, при проведении которых следует обеспечивать состояние защищенности. Речь идет, в первую очередь, о необходимости обеспечения негласного участия в судебном процессе лиц, находящихся под госзащитой.
В диссертации рассматриваются особенности каждой группы процедур
В работе критически оценивается тот факт, что большинство процедур
следователь (дознаватель) «вправе» провести, а не обязан, то есть при возникновении ситуации с реальной угрозой в одном случае лицо, производящее
следственное действие, посчитает, что есть угрозы, и примет соответствующие меры по скрытию данных о личности, а в другом – при тех же угрозах
(основаниях) примет решение указать эти сведения в обычном порядке. Автор полагает, что при наличии конкретных оснований (угроз) следователь
(дознаватель) обязан принять меры по обеспечению безопасности, в том
числе путем сокрытия определенных данных о личности свидетеля либо иного лица в протоколах следственных действий.
27
В третьем параграфе «Уголовно-процессуальные процедуры государственной защиты должностных лиц, представляющих сторону обвинения в уголовном процессе» утверждается, что по УПК РФ представители обвинительной власти остаются незащищенными от угроз. К ним не относятся ни специальные уголовно-процессуальные процедуры по ч. 3 ст. 11
УПК РФ, ни следственные, ни иные процессуальные и судебные действия.
Законодатель предусмотрел средства госзащиты следователей, дознавателей,
прокуроров и других представителей обвинительной власти только в иных
нормативных правовых актах.
В работе исследуется взаимозависимость процедур госзащиты представителей обвинительной власти и процедуры возбуждения уголовного дела.
При этом делаются выводы, что: 1) существуют повышенные риски в деятельности прокуроров, следователей, лиц, производящих дознание, и иных
представителей обвинительной власти; 2) нет корректной взаимозависимости
между специальными и уголовно-процессуальными мерами госзащиты.
Потенциал уголовно-процессуального закона в данной сфере используется не в полном объеме. Причиной этому, по мнению автора, служит отсутствие
в УПК РФ: 1) закрепленной процедуры доказывания обстоятельств угроз;
2) единого решения о помещении участников уголовного процесса под госзащиту – постановления о помещении под госзащиту, которая будет являться отправной точкой в госзащите; 3) специального повода для возбуждения уголовного дела – постановление о помещении под государственную защиту.
Ключевыми этапами процедуры установления обстоятельств угроз и принятия решения о госзащите должностных лиц стороны обвинения выступают:
– во-первых, получение от участника уголовного процесса или иных
лиц информации об угрозах (в форме заявления, сообщения, обращениея
и т. д.), то есть собирание сведений об угрозе;
– во-вторых, первоначальная проверка полученного заявления, сообщения или обращения;
28
– в-третьих, производство дополнительных проверочных мероприятий,
направленных на установление обстоятельств угрозы (как уголовнопроцессуальными, так и оперативно-розыскными средствами, в том числе
получение объяснений, наблюдение и т. д.);
– в-четвертых, оценка полученных данных о наличии и реальности
угроз, поступивших и поступающих в отношении участника уголовного процесса (производится путем соотношения имеющихся данных об угрозе);
– в-пятых, представление установленных обстоятельств, подлежащих
доказыванию и свидетельствующих о наличии и реальности угроз в форме
решения уполномоченного должностного лица – постановления о помещении под госзащиту.
Постановление о помещении под госзащиту выполняет триединую
функцию: 1) подводит итог проверочных действий по поступившему заявлению об угрозе (форма выражения и закрепления фактического основания
госзащиты); 2) выступает отправной точкой для начала процедуры госзащиты (юридическое основание госзащиты); 3) является самостоятельным поводом для возбуждения уголовного дела.
Автор предлагает дополнить ч. 1 ст. 140 УПК РФ соответствующим
пунктом.
В заключении подведены основные итоги исследования, формулируются выводы и предложения автора по развитию института государственной
защиты участников уголовного процесса со стороны обвинения, указываются
возможные перспективы использования полученных результатов для уголовно-процессуальной науки, практики уголовно-процессуальной деятельности
и учебного процесса.
В приложении представлены анкеты, использованные для проведения
опросов, таблица с классификацией процедур госзащиты, постановления об
отказе либо о помещении под государственную защиту и авторский Проект
федерального закона «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный
кодекс Российской Федерации».
29
По теме диссертационного исследования автором опубликованы
следующие работы:
Научные статьи в ведущих рецензируемых журналах и изданиях,
рекомендованных ВАК при Министерстве образования и науки
Российской Федерации:
1.
Соколов, Д. С. Некоторые проблемы, возникающие при принятии
решения о применении мер безопасности в отношении участников уголовного судопроизводства / Д. С. Соколов // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. – 2017. – № 2 (38). – С. 173–176
(0,34 п. л.).
2.
Соколов, Д. С. Уголовно–процессуальные средства обеспечения
государственной
защиты
участников
уголовного
судопроизводства
/
Д. С. Соколов // Библиотека криминалиста. Научный журнал. – 2017. –
№ 4 (33). – С. 78–84 (0,69 п. л.).
3.
Соколов, Д. С. Государственная защита участников уголовного
процесса со стороны обвинения: некоторые проблемы и решения /
Д. С. Соколов // Право и политика. – 2018. – № 1. – С. 28–38 (1,16 п. л.).
Иные публикации:
4.
Соколов, Д. С. Государственная защита участников уголовного
процесса стороны обвинения как элемент профилактики угроз экономических преступлений / Д. С. Соколов // Причины экономической преступности:
выявление, обучение, противодействие : материалы межвузовского межведомственного научно-практического круглого стола по обсуждению учебного пособия И. М. Мацкевича «Причины экономической преступности» / под
ред. В. М. Баранова. – Москва : РГ-Пресс, 2017. – С. 240–244 (0,34 п. л.).
5.
Соколов, Д. С. Государственная защита участников уголовного
процесса со стороны обвинения: сущность, понятие, соотношение /
Д. С. Соколов, А. Г. Маркелов // Криминалистические средства обеспечения
30
деятельности по выявлению и расследованию преступлений экономической и
коррупционной направленности : сборник статей / под ред. А. Ф. Лубина. –
Казань : Изд-во «Бук», 2017. – С. 157–161 (0,23 п. л.).
6.
Соколов, Д. С. Проблемы практического применения физической
силы и боевых приемов борьбы сотрудниками ОВД при обеспечении личной
безопасности / П. Н. Лебедев, Д. С. Соколов // Актуальные проблемы
совершенствования
тактико-специальной
подготовки
сотрудников
правоохранительных органов : сборник научных статей по итогам
Всероссийской научно-практической конференции (17 мая 2017 года) / под
ред. канд. ист. наук В. М. Мельцова. – Чебоксары : Новое время, 2017. –
С. 108–110 (0,11 п. л.).
7.
Соколов, Д. С. Некоторые уголовно-процессуальные проблемы
государственной защиты участников со стороны обвинения / Д. С. Соколов //
Криминалистические средства обеспечения деятельности по выявлению и
расследованию преступлений экономической и коррупционной направленности : сборник статей / под ред. А. Ф. Лубина. – Казань : Изд-во «Бук», 2017. –
С. 162–166 (0,23 п. л.).
8.
Соколов, Д. С. Некоторые проблемы государственной защиты
должностных лиц со стороны обвинения по уголовным делам о преступлениях экономической и коррупционной направленности / Д. С. Соколов // Проблемы противодействия преступлениям экономической и коррупционной
направленности : сборник статей / под ред. А. Ф. Лубина, А. Ю. Афанасьева. – Казань : «Бук», 2018. – С. 90–97 (0,4 п. л.).
Общий объем опубликованных работ – 3,5 п. л.
31
Корректор Т.Ю. Булганина
Компьютерная верстка Д.С. Соколов
Тираж 100 экз. Заказ № 283
Отпечатано в отделении полиграфической и оперативной печати
Нижегородской академии МВД России
603950, Нижний Новгород, Бокс-268, Анкудиновское шоссе, 3
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа