close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Социокультурное измерение региональной правовой идентичности молодежи (на примере Республики Адыгея)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ТЛЕХАТУК САИДА АСКЕРОВНА
СОЦИОКУЛЬТУРНОЕ ИЗМЕРЕНИЕ
РЕГИОНАЛЬНОЙ ПРАВОВОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ МОЛОДЕЖИ
(на примере Республики Адыгея)
22.00.06 – социология культуры
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата социологических наук
Майкоп 2018
Диссертация выполнена на кафедре философии и социологии
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего образования «Адыгейский государственный университет»
Научный руководитель:
Жаде Зуриет Анзауровна
доктор политических наук, профессор
Официальные оппоненты:
Шульга Марина Михайловна
доктор социологических наук, профессор,
ФГАОУ ВО «Северо-Кавказский федеральный
университет», профессор кафедры социологии
(г. Ставрополь)
Клименко Людмила Владиславовна
доктор социологических наук, доцент ФГАОУ
ВО «Южный федеральный университет»,
профессор кафедры технологии и организации
туроператорской и турагентской деятельности
ЮФУ (г. Ростов-на-Дону)
Ведущая организация:
Федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования
«Кубанский
государственный
университет» (г. Краснодар)
Защита состоится «18» июня 2018 г. в 10.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.001.05 при Адыгейском государственном
университете по адресу: 385000, г. Майкоп, ул. Первомайская, 208,
конференц-зал.
С текстом диссертации можно ознакомиться в научной библиотеке им.
Д.А. Ашхамафа ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет» по
адресу: 385000, Республика Адыгея, г. Майкоп, ул. Пионерская, 260 и на
сайте университета: http://www.adygnet.ru
Автореферат разослан «____» мая 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
З.М. Хачецуков
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. С начала XXI века в российском
обществе изменились социально-политические и экономические условия
функционирования
регионов,
многие
из
которых
отличаются
многосоставностью и культурной гетерогенностью населения. В условиях
одновременного присутствия тенденций глобализации и глокализации
регионального пространства, модернизации и архаизации социальной жизни
для жителей российских регионов характерна многоуровневая идентичность,
обусловленная многообразием референтных групп, с которыми они себя
соотносят (этнос, нация, профессия, семейные, гендерные, религиозные
группы, региональная общность и пр.)1. Вместе с тем в условиях историкокультурной динамики, многочисленных подвижек в территориальноадминистративном
делении
российского
государства,
изменений
направленности национальной политики становятся особенно актуальными
вопросы обретения региональной правосубъектной идентичности2.
Республики
Северного
Кавказа
традиционно
отличаются
этнонациональным, конфессиональным и социокультурным разнообразием,
что порождает противоречия в формировании единого содержательного
основания правовой культуры и правовой идентичности населения. Здесь
вопросы правоотношений, региональной идентичности, степени значимости
этнических и общероссийских правовых систем, уровня централизации и
локализации региональной жизни обладают высокой значимостью. В этом
контексте одним из основных регуляторов стабильности поликультурного
социума выступает правовая идентичность, которая отражает закрепление на
нормативно-правовом уровне определенной социальной группы в качестве
правового сообщества3. Закрепление в Конституции РФ и региональном
законодательстве
особого
правового
положения
территориальных
образований, а также непреходящая актуальность в ряде республик вопросов
этнонационального самоопределения стимулируют изучение региональной
правовой идентичности населения северокавказского социума.
Вопросы обретения и институционализации региональной правовой
идентичности получают особое звучание в молодежной среде. Молодежь,
выделяясь на фоне множества социально-демографических групп, по-своему
остро переживает происходящие перемены в жизни региона и страны. В силу
интенсивности процессов формирования правового сознания и социальногрупповой идентичности молодых людей данная демографическая группа
См. напр.: Многоуровневая идентичность / З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю.
Шадже. М.: Майкоп, 2006.
2
См.: Исаева Н.В. Правовая идентичность личности // Право и государство: теория и
практика. 2011. № 2; Баранов П.М. К проблеме правосубъектности народа //
Конституционное и муниципальное право. 2005. № 9.
3
Ветютнев Ю.Ю. Возможна ли универсальная правовая идентичность? // Права человека
и проблемы идентичности в России и в современном мире / Под ред. О.Ю. Малиновой и
А.Ю. Сунгурова. СПб., 2005.
1
3
динамична и мобильна, а в условиях развитых информационных технологий
наиболее гибко способна ориентироваться в многогранном правовом и
социокультурном поле. В этой связи актуальным становится углубленное
изучение региональной правовой идентичности, идентификационных
процессов молодежи в правовом поле с учетом региональных
социокультурных особенностей.
Феномен региональной правовой идентичности является продуктом
современного сложно структурированного и многосоставного социального
пространства. Каждому региону страны присущи свои собственные,
характерные только для него особенности самосознания населения.
Республика Адыгея является регионом со своей уникальной историей,
самобытной культурой, своеобразным характером социальной жизни,
полиэтничным и поликультурным составом населения. Однако конкретнорегиональное измерение идентификационных процессов и правового
самоопределения молодых граждан Адыгеи еще не стало предметом
специального анализа.
На восполнение пробела в изучении региональной правовой
идентичности молодежи в республике направлено представленное
исследование. Как правило, необходимым условием стабильного
функционирования региона выступает успешность воспроизводства
региональной правовой идентичности, соответствующей правовому статусу
региональной общности. Такая идентичность может выступать ресурсом
социального воспроизводства региона, стать предметом социального
проектирования и средством повышения уровня и качества жизни населения.
Степень научной разработанности проблемы. Проблематика
идентичности стала предметом исследования многих зарубежных и
российских ученых. Социологические работы, посвященные анализу
идентичности, можно условно разделить на несколько групп.
Первую группу исследований составляют методологические труды
классиков социологической мысли, которые концептуализировали
сущностные особенности идентичности. В частности, социологическая
традиция исследования идентичности заложена Дж. Мидом, который одним
из первых сделал акцент на социальной природе данного феномена1. В
рамках социально-конструктивистского подхода, сформулированного П.
Бергером и Т. Лукманом, обосновываются пути и формы участия индивидов
в процессах конструирования социальной реальности и описываются
процессы идентификации, являющиеся ключевым элементом субъективной
реальности и подвергающиеся постоянным трансформациям2. Таких авторов,
как И. Гофман, Э. Гидденс, Ю. Хабермас3, объединяет трактовка
Мид Дж. Интернализованные другие и самость // Американская социологическая мысль.
Тексты. М., 1996.
2
Бергер П., Лукман Т. Социальное конструирование реальности: Трактат по социологии
знания / Пер. с англ. Е. Руткевич. М., 1995.
3
Гофман Э. Представление себя другим // Современная зарубежная социальная
психология. Тексты. М., 1984; Гидденс Э. Устроение общества: очерк теории
1
4
идентичности в качестве социального образования, в основе которой лежит
восприятие себя через соотнесение с позициями других общностей и групп.
И. Гофман и Э. Гидденс разработали также типологию идентичности и
выделили
отличительные
признаки
личностной
и
социальной
идентификации. Эти ученые способствовали появлению ряда принципиально
новых понятий и положений в контексте изучения идентификационных
практик.
Групповую специфику идентичности социальных общностей одним из
первых стал изучать М. Вебер, предложивший интерпретацию этнической
группы в качестве сообщества людей, объединенных субъективной верой в
общее происхождение1. Согласно К. Гирцу, основанием этничности являются
язык, общность территории, религии, традиций2. Существенное влияние на
формирование представлений об этнической идентичности оказали труды П.
Брасса, который обратил внимание на возможное артикулирование в
этнической принадлежности политических требований для преобразования
статуса и положения группы3.
Вторую группу исследований составляют работы, в которых
рассматриваются особенности многоуровневой идентификации индивида,
связанные с его гражданским состоянием и правовым статусом.
Необходимость анализа гражданской идентичности аргументирована в
научных трудах Т. Хайдеггера, Ю. Хабермаса, В. Хесле, Ф. Фукуямы4. Они
также рассматривают специфику идентификационных процессов в
полиэтнических и мультикультурных сообществах.
Авторским коллективом под руководством И.С. Семененко дана
оценка когнитивного потенциала концепта идентичности и теоретикометодологических
подходов,
формирующих
поле
идентитарных
исследований, а также проанализированы тенденции изменений,
происходящих в современных обществах, и их влияние на динамику
идентичности5.
Правовая идентичность в контексте становления и развития
современных форм государственности стала объектом изучения многих
ученых: В.В. Богданова, Л.Н. Васильевой, Н.В. Исаевой, А.И. Нафиковой,
Е.В. Резникова, И.Л. Честнова, Н.А. Шергенга и др.6 В работах этих ученых
структурации. М., 2003; Фромм Э. Бегство от свободы. Человек для самого себя. М., 2004;
Хабермас Ю. Проблема легитимации позднего капитализма. М., 2010.
1
Вебер М. Хозяйство и общество: очерки понимающей социологии. М., 2016.
2
Гирц К. Интерпретация культур / Пер. с англ. М., 2004.
3
Brass P.R. Ethnic Groups and the State, Barnes and Noble Books. Totowa, NJ., 1985.
4
Хайдеггер Т. Идентичность и дифференциация. М., 1993; Хабермас Ю. Гражданство и
национальная идентичность. Демократия, разум, нравственность. М., 1995; Хесле В.
Кризис индивидуальной и коллективной идентичности // Вопросы философии. 1994. №
10; Фукуяма Ф. Конец истории // Вопросы философии. 1990. № 3.
5
Идентичность: Личность, общество, политика. Энциклопедическое издание. Отв. ред.
И.С. Семененко. М., 2017.
6
Богданов В.В., Макаренко С.Н., Байлов А.В. Правосознание в контексте социальной
идентификации // Фундаментальные исследования. 2015. № 2; Васильева Л.Н. Российская
5
осмысляются понятие и атрибутивные признаки идентичности, описываются
особенности функционирования данного феномена во взаимосвязи с
базовыми институтами современного социума.
Третья группа публикаций включает исследования региона и
многоуровневой идентичности. В зарубежной науке исследуются процессы
формирования региональной идентичности в контексте правового
государства, анализируются факторы, оказывающие влияние на
актуализацию правовой идентичности в региональном социуме. Процессы
конструирования региона и региональной идентичности всесторонне
анализируются в трудах А. Пааси1, который разрабатывает теорию
институционализации региона и подчеркивает конституирующую роль
региональной идентичности.
Анализ регионального развития также проводится в работах Е.
Мейерса и А. Ромейна2. Ряд зарубежных ученых понимает регионы как
«социальные конструкции», которые рассматриваются как результат и
выражение
социальных
отношений,
возникающих
в
сложных
3
институциональных
контекстах .
Региональная
идентичность
рассматривается как феномен, который образуется во время историкотерриториальной социализации и соотносится с волей людей в достижении
общих целей, повышает их личную активность и влияние на региональное
развитие и планирование4.
В российской науке проблемы региона и региональной идентичности
исследуются в работах А.В. Баранова, Ю.Г. Волкова, А.И. Гнатенко, Л.М.
Дробижевой, В.В. Маркина, Н.М. Можевича, Е.В. Морозовой, В.Н. Петрова и
др.5
идентичность: правовые условия формирования // Журнал российского права. 2015. № 2;
Исаева Н.В. Индивидуальный субъект права как субъект правовой идентичности //
Вестник РГГУ. Серия: Экономика. Управление. Право. 2012. № 3; Резников Е.В.
Нормативный компонент правовой идентичности // Философия права. 2012. № 5; Шергенг
Н.А., Нафикова А.И. Проблема правовой идентичности личности в условиях
глобализации // Современные проблемы науки и образования. 2015. № 2; Честнов И.Л.
Социальное конструирование правовой идентичности в условиях глобализации // Вестник
РГГУ. 2010. № 14.
1
Paasi А. The region, identity, and power // Procedia – Social and Behavioral Sciences. 2011. №
14; Paasi A. Regions are social constructs, but who or what constructs them? Agency in question
// Environment and Planning. 2010. № 42(10); Paasi A. Region and place: regional identity in
question // Progress in Human Geography, 2003. Vol. 27. № 4.
2
Meijers E., Romein A. Realizing potential: building regional organizing capacity in polycentric
urban regions // European Urban and Regional Studies. 2003.
3
Allen, J., Massey, D., & Cochrane, A. Rethinking the Region. London: Routledge. 1998; Paasi
A. Regions are social constructs, but who or what constructs them? Agency in question //
Environment and Planning. 2010. № 42(10).
4
Raagmaa G. Regional Identity in Regional Development and Planning // European Planning
Studies. 2002. № 10. Issue 1.
5
Баранов А.В. Этническая идентичность в Адыгее: политические аспекты
конструирования в начале ХХI в. (по материалам анкетных опросов) // Научная мысль
Кавказа. 2014. № 1; Гнатенко А.И. Теоретико-концептуальные подходы к определению
6
Многоуровневая идентичность в поликультурном социуме становится
предметом анализа в трудах З.А. Жаде, Е.С. Куквы, С.А. Ляушевой, А.Ю.
Шадже, Р.Д. Хунагова и др.1
Изучение региональной правовой идентичности, несмотря на
достаточно большое количество литературы по тематике этнического и
правового измерения идентификации, не получило комплексного освещения
ни в российских, ни и в зарубежных работах. Можно здесь отметить, что
особенности и роль идентичности в формировании региональной общности
являются объектом изучения Г.С. Денисовой, Л.М. Клименко, А.В.
Лубянова2.
Четвертая группа работ включает исследования идентичности
молодежи. В частности, можно выделить работы таких авторов, как Е.М.
Арутюнова, Ю.А. Зубок, П.М. Козырева, Д.Л. Константиновский, Ю.П.
Лежнина, В.А. Луков, О.В. Попова, В.И. Чупров, М.М. Шульга3. Проблемам
понятия «регион» в государственном управлении // Вопросы теории и методологии
управления. 2013. № 3; Дробижева Л.М. Общероссийская идентичность и уровень
межнационального согласия как отражение вектора консолидационных процессов //
Социологические исследования. 2017. № 1; Маркин В.В. Региональная социология:
проблемы социальной идентификации и моделирования российских регионов // Россия
реформирующаяся. 2008. № 7; Можевич Н.М. Определение категории «регион» в
современном научном дискурсе // Псковский регионологический журнал. 2006. № 2;
Морозова Е.В. Локальная идентичность: формы актуализации и типы // Политэкс. 2008. №
4; Петров В.Н. Толерантность и идентичность: взаимодействие этнических мигрантов и
местного населения в Краснодарском крае // Социологический журнал, 2002. № 4.
1
Многоуровневая идентичность / З.А. Жаде, Е.С. Куква, С.А. Ляушева, А.Ю. Шадже. М.:
РФО; Майкоп, 2006; Они же. Российская идентичность на Северном Кавказе. М., Майкоп,
2010; Северный Кавказ в фокусе российской идентичности / Под общ. ред. А.Ю. Шадже.
М., Майкоп, 2011; Национальная идентичность в северокавказском обществе: поиски
путей укрепления / Под общ. ред. А.Ю. Шадже и Е.С. Куквы. М., Майкоп, 2015; Хунагов
Р.Д. Личность и цивилизация в мире аутентичности и идентичности. Ростов-н/Д., 2012.
2
Денисова Г.С., Клименко Л.В. Особенности региональной идентичности населения Юга
России // Социологические исследования. 2013. № 7; Лубянов А.В. Роль идентичности в
формировании региональной общности // Вестник Адыгейского государственного
университета. Серия 1: Регионоведение: философия, история, социология,
юриспруденция, политология, культурология. 2014. № 1.
3
Арутюнова Е.М. Государственно-гражданская и этническая идентичности молодежи:
общероссийский контекст и региональная специфика // Россия реформирующаяся:
ежегодник: вып.15 / Отв. ред. М.К. Горшков. М., 2017; Зубок Ю.А., Чупров В.И.
Современная социология молодежи: изменяющаяся реальность и новые теоретические
подходы // Россия реформирующаяся: ежегодник: вып.15 / Отв. ред. М.К. Горшков. М.,
2017; Козырева П.М., Лежнина Ю.П. Российская молодежь: семья, брак и сексуальность //
Россия и Китай: молодежь XXI века / отв. ред.: М.К. Горшков. М., 2014;
Константиновский Д.Л. Новая молодежь в новой реальности образования // Образование и
наука в России: состояние и потенциал развития. М., 2016; Луков В.А. Биосоциология
молодежи: теоретико-методологические основания. М., 2013; Попова О.В. Политическая
идентичность молодежи Санкт-Петербурга (по итогам эмпирического политического
исследования) // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2015. Сер. 6. Вып. 1;
Шульга М.М. Особенности формирования гражданской идентичности студентов в
поликультурном регионе // Вестник Ставропольского государственного университета.
7
идентичности молодежи в условиях современного правового государства
уделяют внимание М.К. Горшков, Л.Д. Гудков, Б.В. Дубина, Н.А. Зоркая,
Ф.Э. Шереги1.
Исследовательским коллективом под руководством В.А. Тишкова в
экспертных докладах представлен анализ настроений молодежи Южного и
Северо-Кавказского федерального округов2. Инструментарий этих
исследований содержал идентификационный блок, направленный на
определение гражданских, этнических, конфессиональных и иных
приоритетов в самоидентификации обучающейся молодежи.
О
важности
проблемы
свидетельствуют
диссертационные
исследования,
посвященные
различным
аспектам
молодежной
3
идентичности .
Таким образом, в современной исследовательской литературе накоплен
обширный пласт наработок в области изучения феномена многоуровневой
идентичности, его правового измерения и региональных особенностей
идентичности социокультурных подгрупп населения. Вместе с тем
специальное исследование региональной правовой идентичности молодежи
поликультурного региона отсутствует в социологической науке. Данное
обстоятельство обусловило научный интерес и актуализировало тематику
настоящего диссертационного исследования.
Целью диссертационного исследования является выявление
специфики региональной правовой идентичности молодежи Республики
Адыгея.
Достижение поставленной цели предполагает решение следующих
задач:
– выявить специфику региона как объекта идентификации на основе
анализа сложившихся концептуальных подходов;
2012. № 79; Она же. Проблемы социокультурной социализации молодежи СевероКавказского федерального округа // Теория и практика общественного развития. 2017. №
12.
1
Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России: социологический портрет, 2010; Гудков
Л.Д., Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Молодежь России. М., 2011.
2
Молодежь в полиэтничных регионах Северо-Кавказского федерального округа.
Экспертный доклад / Ред. В.А. Тишков. Пятигорск, 2014; Молодежь в полиэтничных
регионах Южного федерального округа. Экспертный доклад / Ред. В.А. Тишков. Ростовна-Дону, 2014; Российское студенчество: идентичность, жизненные стратегии и
гражданский потенциал / Ред. В.А. Тишков. М., 2014.
3
Гучетль А.Р. Социокультурная идентичность обучающейся молодежи (на примере
среднего профессионального образования Республики Адыгея): автореф. дис. … к.
социол. н. Майкоп, 2017; Куква Е.С. Этническая идентичность в Республике Адыгея
(социологический анализ): автореф. дис. ... к. социол. н. Майкоп, 2005; Таймасханов Э.Э.
Этноконфессиональная идентичность в социокультурной перспективе российского
общества: автореф. дис. ... к. социол. н. Майкоп, 2009; Шикова Р.Ю. Гражданская
идентичность современной молодежи: социокультурный анализ (на примере Республики
Адыгея): автореф. дис. ... к. социол. н. Майкоп, 2010.
8
– определить категориальную природу и структурные особенности
региональной правовой идентичности;
– исследовать характер многоуровневой идентичности молодежи
поликультурного региона;
– разработать методологический конструкт анализа региональной
правовой идентичности молодежи;
– проанализировать место и характер региональной правовой
идентичности в структуре социальной идентификации молодежи;
– рассмотреть ценностно-смысловой и когнитивный компоненты
региональной правовой идентичности молодежи Республики Адыгея.
Объектом исследования является молодежь поликультурного
региона.
Предметом исследования выступает региональная правовая
идентичность молодежи Республики Адыгея.
Теоретико-методологическая основа исследования. Предметность
диссертационного исследования определяет необходимость применения
междисциплинарного подхода. В связи с этим использовались работы
отечественных и зарубежных ученых, работающих в области социологии,
философии, политологии, психологии, юриспруденции.
Диссертационное
исследование
опирается
на
социальноконструктивистский подход к пониманию феномена идентичности П.
Бергера и Т. Лукмана; работы А. Тэджфэла, обосновавшего дифференциацию
идентификации и идентичности; идеи Э. Гидденса, концептуализирующего
структуру и факторы формирования идентичности; теорию К. Манхейма, в
которой дифференцируется юридическое и социологическое понимание
правовых отношений.
Теоретические основания анализа правовой идентичности личности
заложены также в научных трудах Е.В. Резникова и Н.В. Исаевой, которые
интерпретируют правоотношения как важный фактор распределения и
закрепления социальных статусов.
При анализе специфических особенностей региональной правовой
идентичности используются теоретические принципы, заложенные в трудах
А. Пааси, А. Лефевра, Е. Мейерса и А. Ромейна, обосновывающие
отличительные особенности региональной идентичности и ее взаимосвязь с
процессами формирования правовой идентификации.
Изучению особенностей идентификационных черт современной
молодежи в условиях правового государства способствовали идеи,
изложенные в работах М.К. Горшкова, Л.М. Дробижевой, Ю.А. Зубок, П.М.
Козыревой, Ю.П. Лежниной.
При разработке методологического конструкта исследования
региональной правовой идентичности молодежи автор опирался на
выделенные Э. Дюркгеймом репрессивные или реститутивные функции
права, горизонтальные или вертикальные типы региональной идентичности,
обоснованные Н.Ю. Замятиной.
9
С целью получения эмпирического социологического материала о
характере региональной правовой идентичности был применен метод
социологического опроса молодежи (анкетирование). Анализ результатов
социологического опроса был осуществлен при помощи таких методов, как
эмпирическая типологизация, группировка, классификация и сравнение.
Эмпирическую
базу
исследования
составили
материалы
эмпирического социологического исследования, проведенного автором. По
стандартизированной анкете в 2016-2017 гг. опрошено 678 студентов
Адыгейского
государственного
университета
и
Майкопского
государственного технологического университета, обучающихся на
факультетах и специальностях социально-гуманитарного профиля.
Выборка опроса – квотная. В опросе приняло участие 35% мужчин и
65% женщин. В зависимости от года обучения 23,1% студентов относятся к 1
курсу, 33% – ко второму курсу, 26,9% – к третьему, 12,7% – к четвертому
курсу и 4,2% – к пятому курсу.
В выборке исследования представлено 46,5% молодежи, обучающейся
на юридическом факультете, что обусловлено необходимостью отдельного
рассмотрения специфики региональной правовой идентичности студентов
юридических (предполагающей профессионализацию правового сознания) и
других специальностей.
В процессе анализа результатов исследования все опрошенные были
разделены на три группы в зависимости от национальной принадлежности:
адыги – 38,6%, русские – 38,6%, и представители других национальностей –
22,7%.
Методы обработки собранных эмпирических данных – просчет
дескриптивных статистик, сегментирование по профилю обучения и
этнической принадлежности.
Наряду с материалами собственных социологических исследований,
автором были привлечены в качестве источников информации
статистические материалы, а также опубликованные результаты прикладных
исследований, проведенных Институтом социологии РАН («Молодежь
России: социологический портрет»), Южным научным центром РАН
(«Молодежь перед цивилизационным выбором: на материалах Республики
Молдова и Юга России»), Распределенным научным центром по изучению
межнациональных и межрелигиозных проблем («Молодежь в полиэтничных
регионах Южного федерального округа»), Институтом этнологии и
антропологии РАН («Российское студенчество: идентичность, жизненные
стратегии и гражданский потенциал», «Молодежь в полиэтничных регионах
Южного федерального округа»), ВЦИОМ («Российская идентичность: мы
вместе?», «Современная российская идентичность: измерения, проблемы,
вызовы») и др.
Гипотеза исследования. В условиях полиэтничных регионов
самосознание молодежи характеризуется многоуровневой идентификацией, в
структуре
которой
важные
места
занимают
этнокультурный,
территориальный и правовой компоненты. Особенности формирования
10
правовой
субъектности
этнических
групп
Республики
Адыгея
детерминируют особую роль региональной правовой идентичности
молодежи. Поэтому содержание региональной правовой идентичности
зависит от этнической принадлежности молодежи.
Научная новизна исследования состоит в следующем:
– выделена специфика региона как объекта идентификации, которая
заключается в его контекстуальности и социокультурной обусловленности;
– определены категориальная природа и структурные особенности
региональной правовой идентичности;
– разработан методологический конструкт анализа региональной
правовой идентичности по основаниям горизонтальных или вертикальных
доминант, репрессивных или реститутивных ориентаций;
–
охарактеризована
многоуровневая
структура
социальной
идентичности и аргументирован вертикальный характер региональной
правовой идентификации молодежи;
– проведен эмпирический анализ ценностно-смыслового и
когнитивного измерения региональной правовой идентичности молодежи
Адыгеи;
– выявлено доминирование реститутивного типа при сохранении
значимой доли ориентации на этатистскую модель, а также низкий уровень
знаний о правовых характеристиках республики.
На защиту выносятся положения:
1.
В современных условиях регион как объект идентификации
представляет собой социокультурное образование, которое конструируется
на пересечении территориальных, нормативно-правовых, символических и
институциональных параметров, складывающихся в процессе историкокультурного развития региона и осознания его населения своей общей
территориально-пространственной
принадлежности.
Региональная
идентичность выступает в качестве одного из конституирующих параметров,
определяющих формирование, воспроизводство и развитие региона, а также
объектом и ресурсом регионального проектирования и развития.
2.
В условиях функционирования многосоставных обществ
социальная идентичность отличается многоуровневым характером.
Региональная
правовая
идентичность
относится
к
категории
сложносоставных идентичностей и выступает как комплекс представлений,
смыслов, паттернов, маркирующих соотнесение индивида с региональным
сообществом, которое обладает нормативно закрепленным правовым
статусом. В данном типе идентичности тесно переплетаются региональная и
правовая составляющие и отражаются особенности исторического,
географического, социокультурного и правового становления и развития
региона. Структура региональной правовой идентичности содержит
когнитивный, ценностно-смысловой, эмоциональный и регулятивный
компоненты, которые по-разному функционируют в каждом регионе ввиду
специфических особенностей этносоциальных типов и историко-культурных
традиций общностей, проживающих в пределах его территории.
11
3.
Общим контекстом формирования идентичности современной
российской молодежи выступает смещение приоритетов в идентификации от
больших групповых солидарностей к группам повседневного общения. В
полиэтничных регионах самосознание молодежи отличается более высокой
значимостью в структуре идентичности этнической, конфессиональной и
региональной принадлежности. Особенности региональной правовой
идентификации молодежи республик Северного Кавказа связаны с
особенностями становления субъектности этносов и выраженности
этносоциальной стратификации в региональных поликультурных социумах.
4.
Методологический конструкт анализа региональной правовой
идентичности молодежи предполагает анализ региональной идентификации
по основания горизонтальных или вертикальных доминант, а также изучение
ценностно-смыслового и когнитивного измерения идентичности по осям
репрессивных или реститутивных ориентаций. Различная конфигурация
данных элементов определяет типы региональной правовой идентичности: 1)
гражданский тип отличается горизонтальным характером региональной
идентичности, реститутивными ценностно-правовыми ориентациями и
достаточно высоким уровнем знаний об особенностях правового статуса
региональной общности; 2) этатистский тип характеризуется вертикальными
образами региональной идентичности, ориентацией на репрессивную
функцию права, приоритетом полномочий государственной власти и разным
уровнем правовых знаний.
5.
Региональная
идентичность
в
структуре
социальной
идентификации молодежи Адыгеи уступает по степени приоритетности и
уровню распространенности абстрактным я-идентичностям (человек,
личность, индивид) и первичным группам социального общения
(представители одного поколения, рода занятий, этничности) в мыидентификациях. На этом фоне выявляется вертикальный характер
региональной мы-идентичности, когда для адыгейской молодежи в качестве
значимых макрообщностей выступают жители республики и представители
одного этноса, а для русских студентов – государственно-гражданские
наднациональные сообщества.
6.
Оформление региональной правовой идентичности молодежи
выступает составной частью развития общероссийской гражданской
идентичности. Ценностно-смысловое измерение идентичности показывает
наибольшую распространенность среди молодежи Адыгеи гражданского
типа региональной правой идентичности (реститутивные ориентации в
восприятии права, гражданских прав, отношений личности с государством).
Однако выявляется значимая часть студентов, региональная правовая
идентичность которых тяготеет к этатистскому типу. Когнитивное измерение
идентичности выявляет общий низкий уровень правовых знаний
республиканской молодежи, в том числе и о правовом статусе республики.
Этническая принадлежность и получаемое юридическое образование не
является значимым коррелятом правовой грамотности.
12
Теоретическая значимость исследования. Проведенное исследование
позволило сделать теоретические выводы, которые могут найти применение
в деятельности, направленной на расширение научного поиска в области
социологии культуры, при разработке теоретико-методологических
положений
анализа
региональных
правовых
идентификационных
детерминант в среде молодежи.
Практическая
значимость
исследования.
Положения
диссертационного исследования могут быть использованы в процессе
практического осмысления региональной правовой составляющей
социализации молодежи Республики Адыгея, а также в учебных программах
высших учебных заведений, при разработке спецкурсов по социологии
культуры, юриспруденции и другим смежным дисциплинам. Итоги
исследования могут использоваться органами государственной власти при
выработке программ региональной молодежной политики. Выводы и
материалы исследования получат применение в дальнейшей подготовке и
проведении социологических исследований по проблемам идентичности
молодежи.
Соответствие
темы
диссертации
требованиям
паспорта
специальностей ВАК. Исследование выполнено в рамках паспорта
специальностей научных работников 22.00.06 – социология культуры: п.14.
культурная социализация и самоидентификация личности.
Апробация результатов работы.
Диссертация обсуждена на кафедре философии и социологии ФГБОУ
ВО «Адыгейский государственный университет».
Основные положения диссертационного исследования, теоретические
подходы и выводы нашли отражение в научных публикациях, а также
изложены в докладах и сообщениях на научных форумах: Всероссийская
научно-практическая конференция «Этносоциальные процессы и риски на
Юге России» (Майкоп, 2015); XIII Международная научная конференция
молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (Майкоп, 2016); Девятая
(Всероссийская) Школа молодого социолога ИС РАН и ИСИР ЮФУ
(Республика
Адыгея,
2016);
Всероссийская
научно-практическая
конференция «Юг России: проблемы формирования общероссийской
идентичности и национальной политики» (Ростов-на-Дону, 2016); III
Международная научно-практическая конференция «Гражданин. Выборы.
Власть»
(Пятигорск,
2016);
Всероссийская
научно-практическая
конференция «Патриотизм – национальная идея России» (Ростов-на-Дону,
2016); XIV Международная научная конференция молодых ученых «Наука.
Образование. Молодежь» (Майкоп, 2017 г.); Всероссийская научнопрактическая конференция «Избирательный цикл 2016-2018: опыт,
тенденции и перспективы» (Майкоп, 2017); Всероссийская научнопрактическая конференция «Поликультурные регионы: проблемы и
возможности гармонизации межэтнических отношений» (Ростов-на-Дону,
2016); Круглый стол «Молодежный фактор в формировании российской
нации» (Майкоп, 2017); II Международная научная конференция
13
«Когнитивные парадигмы языкового сознания в современной лингвистике»
(Майкоп, 2017); Всероссийская научно-практическая конференция
«Организация работы по патриотическому воспитанию в образовательных
организациях высшего образования» (Майкоп, 2017); Международная
конференция «Родина как константа культуры» (Майкоп, 2017);
Всероссийская научно-практическая конференция аспирантов, докторантов и
молодых ученых (Майкоп, 2018); XV Международная научная конференция
молодых ученых «Наука. Образование. Молодежь» (Майкоп, 2018 г.).
Основные положения диссертации изложены в 20 публикациях общим
объемом свыше 9 п.л. в том числе в 3 статьях, опубликованных в
рецензируемых журналах из перечня, утвержденного ВАК Министерства
образования и науки Российской Федерации.
Структура диссертации. В соответствии с последовательностью
решения поставленных задач работа состоит из введения, двух глав,
заключения и библиографического списка. Объем диссертации составляет
171 страницу.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается выбор и актуальность темы
диссертационного исследования, характеризуется степень разработанности
проблемы, определяются цель и задачи работы, теоретико-методологическая
и эмпирическая база исследования, формулируются научная новизна и
положения, выносимые на защиту, освещается теоретическая и практическая
значимость диссертации, представлена ее апробация.
Первая глава «Концептуальные основания исследования
региональной
правовой
идентичности
молодежи»
посвящена
концептуализации и операционализации основных понятий исследования.
В первом параграфе «Регион как объект социокультурной и
правовой идентификации» рассматриваются концептуальные подходы к
осмыслению региона в качестве объекта идентификации.
Регионы, идентичности и границы в течение последних десятилетий
стали ключевыми понятиями в различных пространственных масштабах
мировой политической и социально-экономической повестки. На смену
идеям
распространения
глобальных
универсалистских
оснований
идентичности пришли концепции значимости социально-пространственной
региональной идентичности, социально воспроизводственного потенциала
регионов. Вместе с тем понимание региона не сводится только к
территориальным и административным границам, а региональная
идентичность – только к самоотнесению индивида к сообществу людей,
проживающих на определенной территории. В диссертации рассматриваются
концептуальные подходы к пониманию региона как объекта идентификации.
Автор отмечает, что содержательное наполнение понятия «регион»
зависит от предметности и концептуальной основы исследования, а также от
14
историко-культурного,
социально-экономического
и
политического
контекстов функционирования региональной системы. С позиции задач
настоящего
исследования
эвристичной
является
теория
институционализации регионов финского ученого Ансси Паасси, который
указывает, что институционализация каждого конкретного региона является
проявлением многочисленных институциональных практик и дискурсов,
связанных с управлением, политикой, культурой и экономикой1.
В работе обозначается социокультурный подход к исследованию
регионального развития. В данном контексте российское общество
представляет собой многосоставное социокультурное пространство,
состоящее из различных этносов и культур, в «общетеоретическом смысле
регион не столько нижнее звено в вертикали государственной власти,
сколько основное звено в социокультурном пространстве страны»2.
Социокультурные аспекты понимания региона представлены в работах Н.И.
Лапина, который в плане современной социетальной динамики определяет в
качестве важнейших следующие процессы: модификация соотношения
личности и общества; изменение структуры региона и эффективности его
социальных функций3.
На основании анализа сложившихся концептуальных подходов к
анализу региона как объекта идентификации в диссертации формулируется
авторское определение данного понятия. Регион представляет собой сложное
и вариативное социокультурное образование, которое конструируется на
пересечении территориальных, символических и институциональных
параметров, складывающихся в процессе историко-культурного развития
региона и осознания его населением своей общей территориальнопространственной принадлежности. Региональная идентичность выступает в
качестве одного из конституирующих параметров, определяющих
формирование, воспроизводство и развитие региона.
Особенности формирования российской региональной системы
связаны со значимостью направленного воздействия со стороны
государственной власти. Как отмечают специалисты, в процессе
конструирования регионального пространства российского общества
прослеживается
противоречие,
когда
стихийно
формирующиеся
межрегиональные социально-экономические связи зачастую не совпадают с
централизованным созданием региональных структур, призванных
Paasi А. The region, identity, and power // Procedia - Social and Behavioral Sciences. 2011. №
14. Р. 9-16; Paasi A. Regions are social constructs, but who or what constructs them? Agency in
question // Environment and Planning. 2010. № 42(10). Р. 2296-2301; Paasi A. Region and
place: regional identity in question // Progress in Human Geography, 2003. Vol. 27. №. 4. P.
475-485.
2
Карепова С.Г., Мерзликин Н.В., Научно-методологические аспекты государственной
политики регионального развития. Региональная политика в стратегии модернизации
страны // Аналитический вестник. 2017. № 2. С. 49.
3
Лапин Н.И., Беляева Л.А. Программа и типовой инструментарий «Социокультурный
портрет региона России» (Модификация - 2010). М., 2010. С. 12.
1
15
оптимизировать управление1. На современном этапе также фиксируются
недостаточная нормативно-правовая проработанность принципов и
механизмов функционирования региональной системы, диспропорции в
показателях социально-экономического развития и обеспеченности
природными ресурсами и человеческим капиталом, противоречия в
реализации государственной региональной политики.
В этих условиях формирование региональной идентичности в
российском обществе, с одной стороны, затрудняется в силу
амбивалентности социально-экономического и правового статуса региона, с
другой стороны – происходит усиление региональной идентичности по
причине двоякости отношений с федеральным центром и «ущемления (или
наличия массовых представлений о таком ущемлении) региональных
политических, социально-экономических, духовных интересов»2. Другими
словами, процессы конструирования региона и идентификации с регионом
являются взаимообусловленными, разнонаправленными и во многом
определяются отношениями по оси централизация – автономия.
Во втором параграфе «Сущность и структурные элементы
региональной правовой идентичности» рассматривается категориальная
природа и структурные компоненты региональной правовой идентичности.
Как правило, оформленная региональная общность имеет не только
пространственно-территориальную, социокультурную и символическую
формы,
но
и
обладает
определёнными
нормативно-правовыми
характеристиками, которые институционализированы, проявляются в
социальной практике для конструирования региональной идентичности.
Правовая
система
является
неотъемлемым
компонентом
модернизированного типа общественного устройства. Жизнедеятельность
современного гражданина невозможна без формирования правовых знаний и
представлений, а также конструирования правовой идентичности, которая
реализуется в моделях поведения. В условиях же региона, обладающего
определённым
правовым
статусом,
самосознание
представителей
региональной общности характеризуется многоуровневым сочетанием
компонентов идентификации.
Феномен региональной правовой идентичности является продуктом
современного, сложно структурированного и многосоставного социального
пространства. Тесно связанными с данной категорией являются понятия
правовой идентичности, региональной идентичности, а также гражданской и
этнической форм идентификации. Поэтому в диссертации проводится
сравнительный анализ категориальной соотнесенности данных понятий и
отмечается, что региональная идентичность является частью социальной
идентичности, содержательный фокус которой нацелен на территориальноВазагов В.М., Вазагова В.М. Региональная политика обеспечения устойчивого развития
// Экономические науки. 2012. № 2. С. 128-131; Денисова Г.С., Дмитриев А.В., Клименко
Л.В. Южно-российская идентичность: факторы и ресурсы. М., 2010. С. 67.
2
Шагинян М.А. Регион как объект научного изучения // Власть и управление на Востоке
России. 2013. № 4. С. 24.
1
16
пространственную общность. Этничность может включаться в структуру
региональной идентичности, когда фиксирует ее локальные составляющие,
но также может вытесняться чувством принадлежности к более масштабному
наднациональному региональному сообществу. Правовая идентичность
определяется как состояние осознанной включенности в социальную группу,
обладающую
нормативно-правовыми
качествами.
Гражданская
составляющая может пронизывать правовую и/ или региональную практики
идентификации и характеризовать направленность правовой культуры
личности.
Авторское понимание региональной правовой идентичности связано с
отнесением данного феномена к категории сложносоставных идентичностей,
которая представляет собой комплекс представлений, смыслов, паттернов,
маркирующих соотнесение индивида с региональным сообществом,
обладающим нормативно закрепленным правовым статусом. В данном типе
идентичности тесно переплетены региональная и правовая составляющие и
отражаются особенности исторического, географического, социокультурного
и правового развития и становления региона. Структура региональной
правовой идентичности содержит когнитивный, ценностно-смысловой,
эмоциональный и регулятивный компоненты, которые по-разному
функционируют в каждом регионе ввиду специфических особенностей
этносоциальных типов и историко-культурных традиций общностей,
проживающих в пределах его территории.
Выделяются следующие объективные условия подвижности
региональной правовой идентичности: 1) изменения физического
пространства, характеризующиеся сменой ландшафта, сооружений
архитектурного наследия, а также перемещение границ территориального
деления; 2) изменения ценностных представлений, символов, жизненного
уклада и социокультурных отношений индивидов внутри общества; 3)
усиление (актуализация) и ослабление региональной правовой идентичности,
возникающие из-за смены мировоззренческих компонентов в формировании
идентификационных систем общества.
В третьем параграфе «Особенности многоуровневой идентичности
молодежи
поликультурного
региона»
анализируется
специфика
формирования
идентичности
молодежи
как
особой
социальнодемографической группы.
В диссертации подчеркивается, что молодежь как социальнодемографическая группа наделена рядом возрастных, социальных,
культурных особенностей, которые оказывают влияние на формирование
идентичности. В современном социуме претерпел значительные изменения
набор референтных групп, которые во многих случаях не генерируются
традиционными институтами социализации, производятся массовой
культурой, а также в мире социальных медиа. Молодые люди находятся в
процессе активного самоопределения, их социально-правовое положение
является
неустойчивым
и
поэтому
подвижным
компонентом
самоидентификации.
17
Результаты исследований показывают, что объединяющим фактором
для современной российской молодежи является смещение приоритетов в
идентификации от больших групповых солидарностей (государство, регион)
к общностям повседневного общения (семья, друзья, сверстники).
В полиэтничных регионах идентичность молодежи отличается
многоуровневым характером, когда идентификация молодого человека
включает отождествление себя с многообразием референтных для него
групп. Сравнительный анализ материалов различных социологических
опросов, проведенных на Юге России, показывает, что более значимыми в
структуре идентичности молодых людей поликультурных территорий
выступают этническая, конфессиональная и региональная уровни
идентичности.
Кроме того, отмечается рост значимости семьи как фактора
конструирования идентичности молодежи. Распространенной является точка
зрения о том, что молодые люди находятся под влиянием субкультур и
интернет-источников. Однако социологические замеры, проведенные в
разных регионах Северного Кавказа, показывают, что именно через институт
семьи транслируется основное содержание этнической, культурной,
гражданской и конфессиональной идентичности.
Результаты социологических опросов в Адыгее фиксируют этническую
специфику самосознания ее жителей, когда в среде русской молодежи более
устойчивы идентификации с гражданами РФ и с жителями Юга России, тогда
как адыгская молодежь чаще себя идентифицирует с представителями своего
этноса, конфессии и жителями своей республики.
В работе выделяются условия региональной правовой идентификации
молодежи, к которым относятся: 1) незавершенность когнитивных аспектов
формирования самосознания, что затрудняет полноценное становление
регионального правового компонента в мировоззренческих установках
молодежи; 2) социокультурные риски развития современного российского
общества, препятствующие эффективной гражданской и правовой
социализации, а также возможностей для реализации потенциала молодых
людей; 3) сложная история становления субъектности этносов в
многонациональной России и выраженность этносоциальной стратификации
в региональных поликультурных социумах.
Во второй главе «Структура региональной правовой идентичности
молодежи
Адыгеи»
анализируются
материалы
прикладного
социологического
исследования,
направленного
на
выявление
типологических особенностей региональной правовой идентичности
студенческой молодежи Республики Адыгея.
В первом параграфе «Региональная правовая идентичность в
структуре социальной идентичности» анализируется место региональной
идентичности в структуре социальной идентификации молодежи.
Опираясь на концептуальные разработки Н.Ю. Замятиной, в
диссертации классифицируются формы региональной идентичности по
соотношению горизонтального и вертикального образов территорий. В
18
частности, сообщества, созданные разными интенсифицирующими силами,
обладают различными свойствами. Поэтому образ территории может иметь
различную форму: «вертикальные» образы связаны с утверждением
существования определенной территории и мало связаны с окружающим
пространством, «горизонтальные», напротив, основаны на отличиях данной
территории от прочих1. Если в качестве интенсифицирующих сил выступают
централизованные институции (например, государство), тогда региональная
идентичность насыщена вертикальными образами. В случае приоритета
локальных источников преобладает горизонтальный тип региональной
идентичности. В условиях доминирования того или иного типа
интенсификации идентичности образы территорий оказывают влияние на
конструирование региональной идентификации жителей, различающихся по
соотношению «горизонтальной» и «вертикальной» составляющих.
В работе указывается, что феномен идентичности, как правило,
исследуется на двух уровнях – личностном и групповом. Данные уровни
идентификации анализируются через понятия «Я-идентичность» и «Мыидентичность», соотношение между которыми подвижно и меняется в
течение жизни индивида2. Я-идентичность формируется через осознание
своей индивидуальности, выделяющей личность из социального окружения.
Мы-идентичность складывается через восприятие своей принадлежности к
группе. Эти уровни самоотождествления не противоречат друг другу, но
представляют собой разные аспекты личности.
Результаты опроса зафиксировали, что опрошенная молодежь Адыгеи
чаще всего описывает свою Я-идентичность в таких абстрактных категориях,
как человек, личность, индивид. На втором месте по распространенности
располагается
государственно-гражданская
идентичность.
В
Мыидентичности опрошенных преобладают первичные группы социального
общения (представители одного поколения, рода занятий, этничности), но
также большую роль играют и абстрактные макрообщности как
общегосударственного, так и регионального масштаба.
В диссертации показано, что региональная и этническая идентичность
выходит на приоритетные места в случае Мы-идентификаций адыгов. Для
русской молодежи, проживающей в республике, важнее государственногражданские наднациональные идентификации.
Расхождение роли национально-этнического и государственногражданского факторов в идентификации молодежи по осям Я-описаний и
Мы-групп может являться индикатором наличия определенных сложностей в
национальных отношениях, что находит подтверждение в оценках молодежи.
Так, с точки зрения третей доли всех опрошенных студентов межэтнические
отношения характеризуются изоляционистскими установками, а 17% русской
молодежи указывают на существование межнациональной напряженности и
Замятина Н.Ю. Смысл положения: место в ментально-географических пространствах //
Международный журнал исследований культуры. 2011. № 4. С. 60-68.
2
Элиас Н. Общество индивидов. М., 2001. С. 37.
1
19
конфликтных ситуаций в Адыгее; поэтому около 60% опрошенных русских
студентов хотели бы уехать из республики (в другой регион России или за
рубеж).
На основе анализа характера восприятия студентами региональной
общности автор делает вывод, что адыги в качестве важнейших источников
объединения жителей республики рассматривают пространственный,
социокультурный и языковой признаки. Особое правовое пространство /
статус жителя республики является значимым фактором объединения
жителей Адыгеи с точки зрения 12% русских студентов (это более чем в 2
раза больше, чем в других группах).
В результате региональная правовая идентичность характеризуется
скорее вертикальными образами, в случае с адыгскими студентами в качестве
макрообщностей выступают жители республики и представители одного
этноса, с которыми их роднит общность обычаев и традиций, языка и
территории проживания. У русских студентов региональная идентичность
уступает государственно-гражданским Мы-идентификациям, которые также
вертикальны по своему характеру.
Во втором параграфе «Ценностно-смысловой компонент
региональной правовой идентичности» исследуется ценностно-смысловая
рефлексия права как основание правовой идентичности молодежи.
В работе использовалась концепция Э. Дюркгейма, согласно которой
«право воспроизводит главные формы социальной солидарности…
Юридические правила надо разделить на два больших вида, смотря по тому,
имеют ли они организованные репрессивные санкции или только
реститутивные....»1. С точки зрения французского социолога, репрессивное
право скорее соответствует обществу механической солидарности, в котором
над индивидуальностью и автономностью индивида доминирует
коллективное сознание, в то время как реститутивный тип правоотношений
направлен на организацию взаимодействия автономных индивидов.
Поэтому эмпирические показатели ценностно-смыслового восприятия
права молодежи интерпретируются в исследовании через выделение
репрессивных или реститутивных ориентаций, маркирующих этатистский
или гражданский тип региональной правовой идентичности. Репрессивный
тип правовых установлений понимается как преимущественное выражение
общих для коллектива чувств, реститутивный тип – организация регулярного
и упорядоченного сосуществования уже обособившихся автономных
индивидов.
Результаты проведенного социологического исследования показывают
приоритет нормативно-регулирующих и охранных (реститутивных) смыслов
в восприятии права. Предназначение закона понимается большей частью
опрошенных в контексте нормативно-регулирующих и защищающих
функций.
Дюркгейм Э. О разделении общественного труда // Западно-европейская социология ХIX
– начала ХХ веков. М., 1996. С. 256.
1
20
Менее пятой части молодежи признает абсолютную значимость
гражданских прав, а также около 80% опрошенных признают наличие тех
или иных условий, при которых возможно ограничение прав человека.
Важность социальной ответственности государства за реализацию прав
граждан на бесплатную медицинскую помощь и образование, по всей
видимости, обусловлена сложной социально-экономической ситуацией
современной России, что играет определяющую роль для молодежи.
Большинство респондентов рассматривает государство в нейтральноабстрактном ключе, однако значимое число молодежи (около 40%)
воспринимает государство в качестве репрессивного института.
Анализ количественных результатов социологического опроса показал,
что этническая специфика восприятия права проявляется не во всех случаях.
Адыгская молодежь в большей степени придает значение правам на
бесплатное образование и медицину, на неприкосновенность собственности,
она немного чаще признает возможность обходить законы. Для русской
молодежи важнее право на личную неприкосновенность, свободу слова, она
скорее воспринимает государство либо в репрессивном, либо в
эмоционально-образном ключе.
Автор делает вывод о том, что ценностно-смысловое восприятие права
как основание региональной правовой идентичности молодежи Республики
Адыгея тяготеет к реститутивному типу при сохранении значительной
ориентации на репрессивную модель в понимании функций государства и
значимости гражданских прав.
В третьем параграфе «Когнитивный компонент региональной
правовой идентичности» рассматриваются результаты социологического
опроса относительно характера знаний и представлений о правовом статусе
республики в структуре региональной правовой идентичности молодежи.
Замысел прикладного исследования включал в анализ когнитивного
компонента региональной правовой идентичности следующие позиции:
соотношение федеральной и региональной социально-правовых систем;
правовой статус республики и его признаки; знание основных нормативноправовых документов, регулирующих статус региональной правовой
общности; этническое измерение региональной правовой системы.
С опорой на типологические признаки правовой идентичности
республиканской молодежи концепция исследования предполагает, что
региональная правовая идентичность гражданского типа отличается
достаточно высоким уровнем знаний правовых особенностей региональной
общности. Этатистская модель предполагает смещение когнитивных
ориентаций в сторону приоритета центральной власти в правовой системе
государства.
Материалы социологического опроса показали, что с точки зрения
половины студенческой молодежи наиболее важными в российской правовой
системе являются права личности. Около трети всех опрошенных вынесло на
первое место права государственной власти. Только около пяти процентов
опрошенных указали на доминирование прав этноса.
21
Количественные данные опроса выявляют, что правовые знания и
представления опрошенных респондентов относительно базовых основ
функционирования правовой системы российского государства не являются
удовлетворительными. Большая часть республиканской молодежи,
независимо от этнической принадлежности, не смогла указать комплексные
признаки правового государства, цели федеративного устройства
государства, правовой статус республики в составе РФ.
Формирование региональной правовой идентичности неотделимо от
восприятия региональной общности и ее правовых границ. В диссертации
показано, что на общем фоне относительно невысокого уровня правовых
знаний молодежь Адыгеи в большей степени осведомлена о государственноправовых признаках республики в составе РФ, о порядке изменения
территориальных границ республики.
Фиксируется противоречие в правовых знаниях молодых граждан,
когда более двух третей студенческой молодежи признает обязательность
законов РФ на территории всех республик, вместе с тем меньшее число
респондентов признает приоритетность федеральных законов в случае их
несоответствия республиканскому законодательству.
В завершение главы делаются обобщающие выводы, согласно которым
региональная правовая идентичность молодежи Адыгеи не занимает
приоритетных мест в личностной идентичности, но более значима в
групповых отождествлениях. На этом фоне выявляется вертикальный
характер региональной мы-идентичности, когда для адыгской молодежи в
качестве значимых макрообщностей выступают жители республики и
представители одного этноса, а для русских студентов – государственногражданские наднациональные сообщества. Ценностно-смысловое измерение
идентичности показывает наибольшую распространенность среди молодежи
Адыгеи гражданского типа региональной правовой идентичности. Однако
выявляется значимая часть студентов, региональная правовая идентичность
которых тяготеет к этатистскому типу.
Когнитивное измерение идентичности выявляет низкий уровень
правовых знаний молодежи, в том числе и о правовом статусе республики
независимо от этнической принадлежности (русские и адыги).
В заключении диссертации подводятся итоги исследования,
формулируются основные выводы и намечаются перспективы дальнейшей
разработки затронутых в работе проблем.
22
Основные положения и выводы диссертации отражены в следующих
работах:
Статьи в изданиях, рекомендованных ВАК РФ:
1. Тлехатук,
С.А.
Правовая
идентичность
как
объект
социокультурного анализа / С.А. Тлехатук // Теория и практика
общественного развития. – 2016. – № 11. – С. 81-86. (1,2 п.л.).
2. Тлехатук, С.А. Ценностно-смысловое восприятие права как
основание правовой идентичности молодежи Адыгеи / С.А. Тлехатук //
Вестник
Адыгейского
государственного
университета.
Серия
«Регионоведение: философия, история, социология, юриспруденция,
политология, культурология». – 2017. –Вып. 1. – С. 148-158. (0,5 п.л.).
3. Тлехатук, С.А. Особенности региональной идентичности
молодежи Республики Адыгея (по материалам социологического
исследования) / С.А. Тлехатук, З.А. Жаде // Общество: социология,
психология, педагогика. – 2017. – № 5. – С. 22-28. (1,3 п.л.).
Монографии:
4. Тлехатук, С.А. Многоуровневая структура идентичности
молодежи Республики Адыгея / С.А. Тлехатук, З.А. Жаде // Пути
регулирования этносоциальных процессов в регионе: коллективная
монография. – Майкоп: «Знак», 2017. – 208 с. (1,2 п.л.).
Статьи и тезисы докладов на конференциях:
5. Тлехатук, С.А. Теоретические подходы к исследованию
идентичности: краткий обзор / С.А. Тлехатук // Этносоциальные процессы и
риски на Юге России: материалы Всероссийской научно-практической
конференции / отв. ред. Р.Д. Хунагов. – Майкоп: редакционно-издательский
отдел АГУ, 2015. – С. 247-249. (0,3 п.л.).
6. Тлехатук, С.А. Роль семьи в процессе самоидентификации
личности / С.А. Тлехатук // Материалы XIII Международной научной
конференции молодых ученых и аспирантов «Наука. Образование.
Молодежь» (8-9 февраля 2016 г.). – Майкоп: редакционно-издательский
отдел АГУ, 2016. – С. 83-87. (0,4 п.л.).
7. Тлехатук, С.А. Влияние системы образования на формирование
правовой идентичности молодых россиян / С.А. Тлехатук // Юг России:
проблемы формирования общероссийской идентичности и национальной
политики. Материалы всероссийской конференции. – Ростов-н/Д.: Фонд
науки и образования, 2016. – С. 317-320. (0,3 п.л.).
8. Тлехатук, С.А. Правовая идентичность молодежи в условиях
современной России: социокультурная сторона вопроса / С.А. Тлехатук //
Социология и общество: социальное неравенство и социальная
справедливость (Екатеринбург, 19-21 октября 2016 года): Материалы V
Всероссийского социологического конгресса / отв. ред. В.А. Мансуров. –
М.: Российское общество социологов, 2016. – С. 10499-10504. (0,5 п.л.).
9. Тлехатук, С.А. Правовая составляющая идентичности:
социокультурное измерение / С.А. Тлехатук // Патриотизм – национальная
23
идея России. Материалы всероссийской научной конференции. – Ростов
н/Д.: Изд-во Фонд науки и образования, 2016. – С. 65-70. (0,5 п.л.).
10. Тлехатук, С.А. Идентичность как правовой феномен / С.А.
Тлехатук // Юридическая наука и правоприменительная практика:
состояние и тенденции развития: сборник материалов III Международной
научно-практической конференции / Отв. ред. А.М. Шадже. – Майкоп: Издво «Магарин О.Г.», 2016. – С. 111-117. (0,4 п.л.).
11. Тлехатук, С.А. Особенности правовой идентичности граждан
России в условиях общества риска / С.А. Тлехатук // Гражданин. Выборы.
Власть: Материалы III Международной научно-практической конференции.
Пятигорск, 10-11 ноября 2016 г. / Отв. ред. Л.А. Тхабисимова. – Пятигорск:
изд-во ФГБОУ ВО «Пятигорский государственный университет», 2016. – С.
278-282. (0,4 п.л.).
12. Тлехатук, С.А. Особенности формирования идентичности
юристов современной России / С.А. Тлехатук // Этносоциальные процессы:
в поисках инновационной методологии: материалы международной научнопрактической конференции. – Майкоп: ООО «Электронные издательские
технологии», 2016. – С. 151-153. (0,4 п.л.).
13. Тлехатук, С.А. Электоральная активность и правовая
самоидентификация молодежи / С.А. Тлехатук // Избирательный цикл 20162018: опыт, тенденции и перспективы: материалы Всероссийской научнопрактической конференции (27-28 апреля 2017 г., г. Майкоп). – Майкоп:
Изд-во «Магарин О.Г.», 2017. – С. 108-113. (0,5 п.л.).
14. Тлехатук, С.А. Региональная правовая идентичность как фактор
социокультурной стабильности региона / С.А. Тлехатук // Материалы II
Международной научной конференции «Когнитивные парадигмы
языкового сознания в современной лингвистике» (11-12 октября 2017 г.). –
Майкоп: редакционно-издательский отдел АГУ, 2017. – С. 282-288. (0,4
п.л.).
15. Тлехатук, С.А. Влияние правовой идентичности на социальноправовую систему российского общества / С.А. Тлехатук // Материалы XIV
Международной научной конференции молодых ученых и аспирантов
«Наука. Образование. Молодежь» (8-9 февраля 2017 г.). – Майкоп:
редакционно-издательский отдел АГУ, 2017. – С. 69-73. (0,5 п.л.).
16. Тлехатук, С.А. Региональная правовая идентичность молодежи в
условиях общества риска / С.А. Тлехатук // Поликультурные регионы:
проблемы и возможности гармонизации межэтнических отношений:
Материалы Международной научной конференции. – Ростов-н/Д.: Изд-во
Фонд науки и образования, 2017. С. 370-375. (0,5 п.л.).
17. Тлехатук, С.А. Характерные особенности региональной правовой
идентичности молодежи / С.А. Тлехатук // Ethnocultural identity as a strategic
resource of consciousness of society in the conditions of globalization: materials
of the IV international scientific conference on September 28-29, 2017. – Prague:
Vědecko vydavatelské centrum «Sociosféra-CZ», 2017. – С. 17-22. (0,4 п.л.).
24
18. Тлехатук, С.А. Сложносоставной характер региональной
правовой идентичности / С.А. Тлехатук // Этносоциальные процессы на
Юге России: способы регулирования: материалы Международной научнопрактической конференции (Майкоп, Адыгейский государственный
университет, 21-22 ноября 2017 года). – Майкоп: ЭлИТ, 2017. – С. 78-80.
(0,3 п.л.).
19. Тлехатук, С.А. Образ родины сквозь призму идентичности и
патриотизма / С.А. Тлехатук, З.А. Жаде // «Родина» как константа культуры:
международная научная очно-заочная конференция (Майкоп, 30 ноября – 3
декабря 2017 года): материалы конференции – Майкоп: ЭлИТ, 2017. – С. 1219. (0,5 п.л.).
20. Тлехатук, С.А. Региональная и этническая идентичность
молодежи Республики Адыгея / С.А. Тлехатук, З.А. Жаде // Межкультурная
коммуникация и проблемы толерантности (междисциплинарный подход):
материалы международной научной конференции / под ред. А.С. Молчана.
– Краснодар: ФГБОУ ВО «КубГТУ», 2017. – С. 50-58 (0,5 п.л.).
21. Тлехатук,
С.А.
Особенности
когнитивного
измерения
региональной правовой идентичности молодежи Республики Адыгея / С.А.
Тлехатук // Материалы всероссийской научно-практической конференции
«Организация работы по патриотическому воспитанию в образовательных
организациях высшего образования» (Майкоп, 21-24 ноября 2017 года). –
Майкоп: ЭлИТ, 2017. – С. 297-301. (0,4 п.л.).
25
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
4
Размер файла
360 Кб
Теги
адыгеи, молодежь, измерение, правовое, социокультурное, республики, региональный, идентичность, пример
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа