close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Влияние семейного капитала на социальную мобильность молодежи в современной России

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
УШКОВА Юлия Валерьевна
ВЛИЯНИЕ СЕМЕЙНОГО КАПИТАЛА НА СОЦИАЛЬНУЮ
МОБИЛЬНОСТЬ МОЛОДЕЖИ В СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ
22.00.04 – Социальная структура,
социальные институты и процессы
Автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата
социологических наук
Пенза – 2018
Диссертационная работа выполнена на кафедре «Политология,
социология и связи с общественностью» Федерального государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования
«Ульяновский государственный технический университет».
Научный руководитель:
доктор социологических наук, профессор
Шиняева Ольга Викторовна
Официальные оппоненты:
Бурханова Флюра Булатовна,
доктор
социологических
наук,
профессор,
профессор
кафедры
социологии и работы с молодежью
ФГБОУ
ВО
«Башкирский
государственный университет», (г.Уфа)
Кадничанская Марина Ивановна,
кандидат социологических наук, доцент,
доцент
кафедры
психологии
и
педагогики ФГБОУ ВО «Ульяновский
государственный
университет»,
(г.
Ульяновск)
Ведущая организация:
Центр семьи и демографии Академии
наук Республики Татарстан (г. Казань)
Защита состоится «23» ноября 2018 г. в 15.00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.186.09 в ФГБОУ ВО «Пензенский
государственный университет» по адресу: 440026, г. Пенза, ул. Красная,
40.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте
Федерального
государственного
бюджетного
образовательного
учреждения высшего образования «Пензенский государственный
университет»:
https://dissov.pnzgu.ru/ecspertiza/Cociologicheskie_nauki/ushkova
Автореферат разослан «__» _________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
к. с. н., доцент
Е.В. Щанина
2
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Инновационное развитие России
невозможно без активизации молодежи, которая выступает одним из
основных участников процесса модернизации экономики и социальной сферы.
Молодые люди составляют весомую часть трудоспособного населения
России, однако занимают невысокие позиции в системе социальных
отношений: каждый второй безработный в стране – представитель
молодого поколения; в составе малообеспеченных страт – более 40%
молодежи.
Научный интерес к исследованию ресурсов социальной
мобильности молодежи обоснован необходимостью определения роли
родительской семьи в реализации планов молодых россиян.
Вопросы мобильности российской молодежи приобретают особую
актуальность в условиях обострения вопросов социальной справедливости.
Усложнение структуры российского общества привело к разрушению
механизмов перемещения молодых людей в социальном пространстве за
счет традиционных путей, трансформации вклада социальных институтов
в воспроизводство человеческих, культурных, экономических ресурсов
молодежи. Конкретизация факторов социальной мобильности позволит
выделить ведущие условия успешности молодежи из разных социальноэкономических и социокультурных сегментов.
Семья – важнейший компонент социальной структуры; с одной
стороны, через неё транслируется социальный опыт в форме ценностей,
норм поведения, традиций; с другой стороны, под влиянием внешней
среды в самой семье происходит изменение функций, ролей и образа
жизни. В условиях дальнейшей модернизации российского общества
важно установить зависимость семейного капитала и его отдельных
компонентов от характеристик семей: какие из них остаются стабильными
и отвечают за преемственность между поколениями, какие способствуют
обновлению алгоритмов социальной мобильности, какие разрушают
традиционные основы взаимодействия родителей и взрослых детей.
3
Несмотря на достаточную изученность процессов социальной
мобильности молодежи, проблема воздействия семьи и ее капиталов на
успешность молодого поколения остается слабо изученной. Теоретическая
интерпретация и операционализация понятия «семейный капитал»,
определение характера влияния основных составляющих компонентов
семейного капитала на социальную мобильность молодого поколения
позволят восполнить пробелы в социологическом знании.
Перечисленные
социальные
явления
требуют
комплексного
социологического изучения влияния ресурсов семьи на мобильность
молодежи; установления зависимости между типом семьи и объемом ее
капиталов;
определения
социальных
групп
риска,
в
которых
интенсивность реализации жизненных планов находится на низком уровне,
и факторов, предопределяющих нисходящую мобильность молодежи.
Степень
научной
разработанности
проблемы.
Накопление
теоретических и эмпирических знаний в рамках темы диссертации
осуществлялось
на
пересечении
социологии
стратификационных
процессов и социологии семьи. Начиная с исследований М. Вебера, Э.
Дюркгейма, Л. Моргана, П. Сорокина, социологическая наука определяет
семью как важнейший общественный институт, влияющий на становление
новых поколений и изменение структуры общества. Динамика состояния
института семьи и семейных отношений стали предметом исследований Э.
Берджесса, У. Гуда, Х. Локка, Т. Парсонса, К. Циммермана. В условиях
перехода
к
постиндустриальному
обществу
западные
социологи
активизировали свое внимание к проблеме влияния семьи на жизненные
траектории детей: П. Блау, Э. Букоди, Д. Гласс, Дж. Голдторп, О. Данкен,
Л. Мистри, Э. Раинсфорд, Л. Раулингс, Р. Эриксон и др. Новую концепцию
для изучения ресурсов, которыми обладает семья, предложил П. Бурдье;
его концепция капиталов получила развитие в трудах Дж. Коулмана.
В российской социологии ряд ученых (А.Г. Вишневский, С.И. Голод,
М.С. Мацковский и др.) разделяют прогрессистские взгляды на развитие
4
семьи и ее влияние, рассматривают процессы в этом институте как
позитивные, ведущие к увеличению многообразия семейных отношений.
А.И. Антонов, В.А. Борисов, О.Ю. Ефимова, Г.А. Монусова и др.
представляют процессы, происходящие в этом институте, как кризисные;
объясняют проблемы семьи кризисом семейных ценностей в обществе.
Среди
отечественных
ученых,
анализирующих
изменившиеся
условия функционирования семьи в современной России, следует
выделить Н.В. Богачеву, Ф.Б. Бурханову, Т.А. Гурко, М.И. Кадничанскую,
Л.В. Карцеву, Д.В. Медкову, А.И. Пьянова, В.В. Рябову, А.Г. Харчева и др.
Развитию
социологических
теорий
социальной
мобильности
посвящены труды Р. Бендикса, М.А. Булановой, А.Ш. Жвитиашвили, П.М.
Козыревой,
С.
Липсета,
В.С.
Любченко,
Г.М.
Мкртчяна,
С.А.
Просольченко, П.А. Сорокина, Дж. Урри, А.Ф. Филиппова и др. В работах
Е.М. Авраамовой, С.А. Белякова, М.Ф. Черныша, О.И. Шкаратана
рассматриваются условия и факторы социальной мобильности.
Влияние
экономических
и
культурных
ресурсов
семьи
на
успешность молодежи анализировали О.Ю. Ефимова, В.Н. Кипшидзе, Р.М.
Садыков, В.А. Чуланов, О.В. Шиняева и др. Взаимосвязь социальнопрофессионального статуса родителей и успешности детей исследовали
Ф.А. Ильдарханова, П.М. Козырева, О.Ю. Посухова и др. Анализ разных
форм капитала родительской семьи осуществлен в трудах Л.А. Беляевой,
Г.Ф. Зинатуллиной, Е.В. Кукановой, В.В. Радаева, Я.М. Рощиной, Н.Е.
Тихоновой, О.И. Шкаратана, Г.А. Ястребова и др.
Несмотря на наличие и ценность перечисленных работ, необходимо
отметить отсутствие комплексных социологических исследований влияния
внутренних ресурсов семьи на социальную мобильность молодежи и их
изменения под воздействием разнообразных внешних условий. Слабо
изученными
остаются
вопросы
операционализации
компонентов
семейного капитала, их места среди других факторов социальной
мобильности молодежи; детерминации жизненных результатов молодежи
5
объемами и содержанием семейного капитала в разных типах семей.
Актуальность обозначенной проблемы и её недостаточная изученность в
социологической науке определили выбор темы диссертации, объекта,
предмета, цели и задач исследования.
Объект
диссертационного
исследования
–
социальная
мобильность молодежи в современном российском обществе.
Предмет исследования – семейный капитал как фактор социальной
мобильности молодежи.
Цель исследования – выявление структуры семейного капитала и
степени его влияния на социальную мобильность современной российской
молодежи.
Достижение цели потребовало решения следующих задач:
1) осуществить теоретический анализ изменения сущности семьи и
семейного капитала в контексте обновления социальных условий;
2) определить особенности социальной мобильности российской молодежи
и роль семейного капитала в ее осуществлении;
3) выявить состояние семейного капитала и его отдельных компонентов в
российских семьях различных социальных сегментов;
4) установить структуру и динамику социальной мобильности молодежи
из семей с разным уровнем семейного капитала;
5) определить пути преодоления барьеров социальной мобильности
молодыми людьми из групп риска, демонстрирующих низкий уровень
семейного капитала.
Теоретико-методологическую
базу
исследования
составили
теории социальной мобильности С. Липсета, Р. Бендикса, Дж. Голдторпа,
Дж. Урри; положения о формах капитала и их конвертации П. Бурдье, Дж.
Коулмана; теории влияния семьи на реализацию жизненных траекторий
молодежи Г.М. Мкртчяна, В.В. Радаева, О.И. Шкаратана.
Исследование
базируется
на
принципах
комплексности,
системности, научности, позволяющих получить новое социологическое
6
знание о семейном капитале и его влиянии на алгоритмы социальной
мобильности
молодого
аксиологического,
поколения.
деятельностного
Выбор
подходов
институционального,
в
качестве
ракурса
исследуемой проблемы позволил рассмотреть семейный капитал как
результат функционирования социального института и смысло-жизненных
действий конкретных семей, сочетать в ходе сбора информации комплекс
методов,
ориентированных
на
статистические,
количественные
и
качественные сведения.
Эмпирическая база включает авторские исследования:
- «Влияние семьи на реализацию планов студенческой молодежи»;
анкетный опрос студенческой молодежи Ульяновской области; выборка
квотная, по профилям обучения (n = 400 чел., 2016 г.);
- «Семья и её роль в реализации жизненных планов молодежи»;
анкетный опрос молодого поколения; выборка региональная, по типам
поселений (n = 900 чел, 2017г.);
- «Мое становление в профессии и в жизни»; глубинное интервью,
выборка целевая, квотная по регионам с разным уровнем социальноэкономического
развития
–
Москва,
Санкт-Петербург,
республика
Татарстан, Ульяновская и Самарская области (n = 45 чел., 2018 г.).
В
работе
использованы
материалы
Федеральной
службы
государственной статистики, представленные в сборниках «Россия в
цифрах»,
«Регионы
России:
социально-экономические
показатели»,
«Рабочая сила, занятость, безработица в России», а также результаты
вторичного анализа исследований «Жизненные приоритеты россиян:
семья, деньги или творчество» ВЦИОМ (2014-2017 гг.), «Межпоколенная
социально-профессиональная мобильность в постсоветской России» П.М.
Козыревой (2011г.).
Научная новизна исследования заключается в следующем.
1. На основе анализа отечественных и зарубежных концепций
определены особенности трансформации модели современной семьи;
7
предложена авторская интерпретация семейного капитала, структура его
компонентов и показателей.
2.
Определены
современной
характерные
молодежи
и
черты
факторы,
социальной
влияющие
на
мобильности
этот
процесс:
деятельность основных общественных институтов на социетальном и
региональном
уровнях,
социально-демографические
и
личностные
характеристики молодых людей, ресурсы родительских семей.
3. Раскрыто состояние семейного капитала и его отдельных
компонентов; установлена зависимость уровня семейного капитала от
социальных характеристик семей (состава, социально-профессионального
статуса, доходов и места проживания).
4. Определена степень влияния семейного капитала на структуру
социальной
мобильности
молодежи,
реализацию
образовательных,
профессиональных, материально-имущественных планов молодых людей.
5. Раскрыты характеристики семей с низким уровнем капитала,
предложены
рекомендации
по
преодолению
барьеров
социальной
мобильности выходцами из этих семей.
Основные положения, выносимые на защиту
1. Анализ зарубежных и отечественных концепций сущности семьи
демонстрирует трансформацию ее моделей на уровне институционального
и частного дискурсов. Семья как социальный институт остается
важнейшим
и,
одновременно,
уязвимым
агентом
в
социальном
пространстве; усложнение структуры общества выводит за пределы семьи
многие
функции,
сокращая
ее
ответственность
за
адаптацию
и
благополучие детей. Российская семья как автономная целостность
сохраняет гендерные роли, но все больше утрачивает связи широкого
родства и функционирует в форме нуклеарного союза, который для
молодежи выступает не столько лифтом, сколько фундаментом реализации
жизненных планов. Для изучения возможностей семьи как института и
малой группы перспективно использование понятия «семейный капитал»,
8
соединяющего институциональный, аксиологический и деятельностный
подходы. Семейный капитал – это совокупность экономических,
культурных, человеческих ресурсов нуклеарной или расширенной семьи,
формирующих
фундамент
ее
стабильного
функционирования
в
социальном пространстве; выступающих стимулом развития внутренних и
внешних
связей,
осмысленного
образа
жизни,
результативной
мобильности родителей и детей.
2. Социальная мобильность российской молодежи подчиняется
общим
закономерностям:
отсутствие
устойчивой,
постоянно
воспроизводимой тенденции к ее увеличению; переход от четкого
разграничения вертикальной и горизонтальной мобильности к комплексу
пересекающихся потоков или «сетевой подвижности», который требует
поддержания отношений в разных социальных сферах; повышение
значения пространственной мобильности в глобальном мире (реальной и
виртуальной), открывающей новые возможности и связи. Реализация
мобильности в российском обществе требует преодоления барьеров
социальной несправедливости, активного поиска неформальных практик в
силу низкой эффективности институционализированных каналов.
Семья действует как структурный и агентный фактор социальной
мобильности молодежи через взаимодействие с другими социальными
институтами,
органами
власти,
образовательными,
медицинскими,
досуговыми учреждениями. Семейный капитал функционирует на макроуровне через участие в социальной политике государства, разделение
труда, формы гражданского общества; а также на микро-уровне - в семьях
разных экономических страт, профессиональных групп, поселений.
Влияние семейного капитала на реализацию траекторий молодежи
усиливается, если в него интегрированы ресурсы разного происхождения.
3. Родители современной молодежи формировали капиталы своих
семей в условиях кардинальной смены экономических, политических,
идеологических устоев, что сказалось на их объемах. Из трех компонентов
9
семейного капитала индекс экономических ресурсов родительских семей
самый низкий; реформы «съели» накопления россиян. У большинства
родителей преобладают традиционные источники дохода (зарплаты,
приработки, пенсии, пособия); только пятая часть семей инициирует свои
доходы от собственности, коммерческой деятельности; финансовое
поведение носит в основном краткосрочный потребительский характер. В
перспективе только четверть родительских семей может использовать
сбережения для поддержания детей. Инициативных семей больше в малых
городах и поселках, среди руководящих работников и предпринимателей;
предприимчивость сокращается в неполных и многодетных семьях.
Состояние
соответствует
человеческого
среднему
и
и
культурного
продвинутому
капиталов
уровням.
чаще
Эффективная
сохранность и накопление связаны с повышением уровня образования
родителей (более 70%), освоением компьютерных навыков (более 40%),
приобретением
новых
профессий
и
знаний
(более
50%),
взаимопониманием в семье (более 80%). Совокупный объем семейного
капитала у трети родительских семей соответствует высокому уровню, у
четверти – низкому; меньше половины родительских семей располагают
семейным капиталом средних объемов.
4. Комплекс мобильностей, который осуществляет российская
молодежь, разнообразен; основным стимулом выступает поиск работы,
благоприятных условий жизни для себя и своей семьи. При этом усилия в
профессионально-экономической сфере не позволяют подняться большей
части молодежи: 73% являются рядовыми исполнителями, 16% –
руководителями, 5% – предпринимателями, 6% нигде не работают и не
учатся («NEET-молодежь»). Восходящая трудовая мобильность часто
заменяется линейной, через повышение интенсивности труда: каждый
четвертый молодой человек имеет несколько мест работы; а в малых
городах и поселках до 40%. Половина молодежи смогла повысить уровень
доходов, но рост цен не позволяет большинству подняться в более
10
высокую
страту;
нисходящую
межпоколенную
мобильность
демонстрирует треть (чаще в материально-финансовом положении),
восходящую – пятая часть, половина молодых людей соответствует
положению своих родителей. Выходцы из семей с низким индексом
семейного капитала в два раза чаще трудятся в нескольких местах,
переезжают в другое место и попадают в категорию NEET-молодежь.
5. К семьям с низким объемом капитала относятся: неполные,
многодетные, из сельской местности, реализующие пассивные практики в
труде и досуге. Оптимальный комплекс социальной мобильности
молодежи наблюдается в семьях с высоким индексом культурных,
человеческих ресурсов и средним уровнем экономического капитала.
Совершенствованию
социальной
мобильности
выходцев
из
семей,
входящих в группу риска, способствуют: а) повышение профессиональной
активности (развитие предпринимательства, выдвижение руководителей из
числа талантливой молодежи, увеличение грантов для научных и бизнеспроектов); б) профилактика деструктивных ресурсов семейного капитала
(расширение форм общения семей, выпуск электронных семейных
журналов, активизация просемейной социальной рекламы).
Теоретическая и практическая значимость диссертационного
исследования заключается в интерпретации и операционализации понятия
«семейный капитал», уточнении роли семейного капитала в системе
факторов социальной успешности молодежи, определении степени
влияния семейного капитала родителей на социальную мобильность
молодого поколения, разработке типологии жизненных траекторий
выходцев из семей с разным объемом семейного капитала. С практической
точки зрения, эмпирические результаты диссертационного исследования
полезны для исследования вопросов стабильности семей и условий
реализации жизненных стратегий молодежи. Результаты исследования
могут использоваться для повышения грамотности студентов вузов в
вопросах социальной успешности и фамилистической культуры.
11
Апробация диссертационного исследования. Основные выводы и
результаты исследования представлены диссертантом на международных и
всероссийских
конференциях
и
форумах:
международной
научной
конференции «Сорокинские чтения» (г. Москва, 2016 г.); международной
научно-практической конференции «Актуальные проблемы развития
человеческого потенциала в современном обществе» (г. Пермь, 2016 г.);
международном научном форуме студентов, аспирантов и молодых
ученых
«Ломоносов»
социологическом
(г.
Москва,
конгрессе
2016-2018гг.);
«Социология
и
всероссийском
общество:
социальное
неравенство и социальная справедливость» (г. Екатеринбург, 2016 г.);
всероссийской научной конференции «Гражданское общество в России:
вызовы
современности»
(г.
Ульяновск,
2016
г.);
молодежном
инновационном форуме (г. Ульяновск, 2016 г.); всероссийской научнопрактической конференции «Модернизационный потенциал российской
молодежи»» (г. Ульяновск, 2018 г.).
Результаты
диссертационного
исследования
и
практические
рекомендации использованы в деятельности Департамента семейной,
демографической политики Министерства здравоохранения, семьи и
социального благополучия Ульяновской области при разработке целевой
программы поддержки молодежи из малоресурсных семей.
Диссертационная работа представлена на кафедре «Политология,
социология и связи с общественностью» Ульяновского государственного
технического
университета и рекомендована к защите. По
теме
диссертационного исследования опубликовано 16 статей, в том числе 3
публикации в журналах, включенных ВАК РФ в список изданий,
рекомендованных для опубликования научных результатов диссертации.
Структура. Диссертационная работа состоит из введения, двух глав,
заключения, библиографического списка и приложений.
12
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во
введении
обосновываются
выбор
и
актуальность
темы,
освещается степень ее научной разработанности, формулируются объект,
предмет, цель и основные задачи, раскрывается научная новизна
исследования,
характеризуются
его
теоретико-методологические
основания, определяется научная новизна и положения, выносимые на
защиту, обосновывается теоретическая и практическая значимость работы.
Первая глава «Теоретико-методологические основы исследования
семейного капитала как условия социальной мобильности молодежи»
посвящена методологическому осмыслению семейного капитала и его
роли в социальной мобильности современной молодежи; определяет
терминологическую основу, показатели дальнейшего исследования.
В первом параграфе «Теоретические основы исследования
изменения семьи и семейного капитала в условиях обновления
общества» определены тенденции изменения сущности и функций семьи,
разработана авторская интерпретация понятия «семейный капитал».
Историко-социологический анализ, осуществленный соискателем на
основе концепций зарубежных ученых – Л. Моргана, П. Сорокина, Т.
Парсонса, К. Циммермана, У. Гуда, Э. Берджесса, Х. Локка – и
отечественных
авторов
–
А.И.
Антонова,
В.А.
Борисова,
А.Г.
Вишневского, Т.А. Гурко, И.Ф. Дементьевой, О.Ю. Ефимовой, М.С.
Мацковского, показал, что семья в широком понимании испытывала на
себе все изменения, происходящие в обществе, и вместе с ним была
подвержена трансформации.
В параграфе выделены тенденции изменения модели семьи в
процессе развития индустриального общества. П. Сорокин описал
критические явления в функционировании института семьи, которые уже
тогда
оказывали
негативное
влияние
на
мобильность
молодежи:
«индустриально-урбанистическая цивилизация негативно воздействует на
институт семьи и приводит к сворачиванию его социокультурных
13
функций». Причиной трансформации семейных функций социолог считал
«увеличение структурной дифференциации общества», которая уменьшает
важность всех единиц родства и снижает возможности семьи как
«социального лифта».
Особое внимание автор уделил идеям Т. Парсонса, который
сформулировал
черты
оптимальной
модели
семьи
для
позднего
индустриального общества: основана на разделении гендерных ролей
(инструментальных и экспрессивных), включает представителей двух
поколений, обеспечивает двух-карьерные практики. Ученый считал, что
общество выводит за пределы семьи многие функции, превращая
универсальный
институт
в
специализированный,
сокращая
ее
ответственность за адаптацию, интеграцию, благополучие детей.
Анализируя
работы
отечественных
социологов,
посвященные
тенденциям изменения семьи, автор диссертации выделил две парадигмы.
Первая, прогрессистская парадигма, представителями которой являются
А.Г.Вишневский, С.И.Голод, Т.А. Гурко, М.С. Мацковский и др.,
рассматривает
процессы,
происходившие
в
институте
семьи,
как
позитивные, ведущие к увеличению многообразия семейных форм. Вторая
парадигма – консервативно-кризисная (А.И.Антонов, В.А. Борисов, И.Ф.
Дементьева, О.Ю. Ефимова, Г.А. Монусова) объясняет проблемы семьи и
снижение ее функциональности кризисом семейных ценностей.
Автор отмечает, что представители разных научных школ, несмотря
на различия взглядов, сходятся в том, что семья из закрытого,
относительно автономного института социализации превратилась в
открытую систему, испытывающую на себе сильные внешние воздействия.
Изучение этой системы только на основе институционального подхода
вступает в противоречие с плюрализацией жизненных стратегий семей.
Анализируя современные семейные модели в контексте поддержки
молодого поколения, диссертант обращает внимание на то, что они
сочетают восприятие семьи как важного агента социального пространства
14
и малой группы, реализующей практики каждодневной мобильности.
Современные
исследования
семьи
представляют
методологический
интерес для диссертационной работы по следующим вопросам: образ
жизни и статус родителей в формировании планов новых поколений;
традиции и ценности семьи как идейные условия мобильности молодежи;
материальные, квалификационные, культурные ресурсы родителей.
Обращение к работе Э. Берджесса и X. Локка «Семья – от института
к содружеству» позволило автору выделить новое определение сущности
малой социальной группы, распространенной в современной западной
социологии:
семья
является
свободной
ассоциацией
лиц,
взаимодействующих ради своих желаний, выгод и потребностей. Анализ
публикаций отечественной социологии показывает, что в современном
российском обществе пока сохраняется патриархальный тип семьи – с
сильным кормильцем и устоявшимися гендерными ролями; однако
набирает популярность модель эгалитарной семьи, демонстрирующая
отход от сильного начала в сторону индивидуально-личностной свободы,
смену в течение жизни брачных потребностей и партнеров.
Диссертант подчеркивает выявленную закономерность: изменение
ценностей супружества влечет трансформацию ценностей родительства.
Социологи Ф.А. Ильдарханова, Э.А. Зарипова в качестве основной
проблемы функционирования российских семей отмечают сокращение
содержательного общения детей и родителей. Согласно исследованиям
Ф.Б. Бурхановой, А.В. Праведникова, с этой проблемой сталкиваются как
высококвалифицированные специалисты, так и рабочие. Сокращение
физического и духовного присутствия взрослых в семье – следствие
интенсификации труда, которая «забирает взрослых у детей».
Обобщение концепций зарубежных и российских социологов
позволило
соискателю
диссертационного
в
качестве
исследования
методологических
выделить
основ
институциональный,
деятельностный и аксиологический подходы. Автор подчеркивает, что в
15
новых социальных условиях необходимо в комплексе изучать ресурсы
семьи в институциональном и приватном дискурсах. Наилучшим образом
комплексное влияние семьи на мобильность современной молодежи
реализуется в рамках теории капиталов.
Диссертант анализирует работы В.В. Радаева, который адаптировал
теорию капиталов к российским условиям, выделив виды капитала, которые
трансформируются в обществе с высоким уровнем неравенства –
физиологический, социальный, экономический, культурный. Впервые
понятие «семейный капитал» встречается в работах Дж. Коулмана как
производное от понятия «социальный капитал семьи», включающее уровень
образования,
профессиональную
принадлежность,
уровень
доходов,
интенсивность внутренних и внешних связей семьи. О.И. Шкаратан и Г.А.
Ястребов определили семейный капитал как важнейший ресурс и ключевой
фактор образовательных возможностей детей и родителей.
Автор предложил собственное определение и структуру семейного
капитала, опираясь на комплексную оценку явления (таблица 1).
Таблица 1. Семейный капитал: структурная операционализация
Компоненты
Экономический капитал
Культурный
капитал
Критерии
1. Уровень
доходов
Показатели
1.1. Доход на одного члена семьи
1.2. Изменение уровня доходов за 5 лет
1.3. Расходы семьи (свободные средства)
2. Материальноимущественное
состояние
2.1. Имущественное состояние, собственность
2.2. Сбережения, инвестиции
2.3. Источники доходов
3. Социальноэкономическая
идентичность
1. Ценности,
традиции
3.1. Самоидентификация уровня жизни семьи
3.2. Удовлетворенность эконом. достижениями
3.3. Уровень социального оптимизма
1.1. Ценностно-смысловые ориентации
1.2. Субъектность жизни
1.3. Семейные традиции
2. Социальные
связи
2.1. Внешние социальные связи семьи
(дружеские, ассоциированные, статусные)
2.2. Внутренние связи (стиль воспитания,
общения)
3. Стиль жизни
3.1. Приоритеты в сфере досуга
3.2. Микроклимат в семье
3.3. Потребительские практики
16
1.1. Наличие заболеваний и текущих отклонений
1.2. Навыки здоровьесбережения
1.3. Стрессоустойчивость, трудоспособность
1. Состояние
здоровья
Человеческий
капитал
2. Образование,
квалификация
2.1. Уровень и профиль образования
2.2. Практики повышения квалификации
2.3. Информационная культура
3. Профессиональный статус
3.1. Статус в профессиональной иерархии
3.2. Наличие властных ресурсов
3.3. Профессиональная мобильность
Во втором параграфе «Семейный капитал в системе факторов
социальной
мобильности
российской
молодежи»
анализируются
особенности социальных перемещений современной молодежи и место
семейного капитала в факторной модели социальной мобильности.
Современные теории социальной мобильности молодежи опираются на
фундаментальные исследования социальной структуры и социального
неравенства, отличаются многогранностью и опорой на заложенные традиции
в социологической
науке.
Автор,
основываясь
на
этих
традициях,
проанализировал работы современных зарубежных социологов Р. Бендикса,
Дж. Голдтропа, С. Липсета, Дж. Урри, посвященные мобильности в
современном обществе. Дж. Голдторп доказал «внеисторичность» социальной
мобильности:
отсутствие
устойчивой
и
постоянно
воспроизводимой
тенденции к ее увеличению или уменьшению; во всех индустриально
развитых обществах наблюдаются приблизительно одинаковые направления
мобильности, определяемые формой разделения труда и неравенством.
Из публикаций Дж. Урри диссертант выделил идеи о том, что основу
социальной жизни составляет множество всевозможных мобильностей,
образующих сеть взаимодействующих и пересекающихся потоков.
Ключевой идеей концепции Дж. Урри является теория «сетевой
подвижности», описывающая «способность порождать и поддерживать
социальные отношения в разных сферах». Анализируя данную теорию,
автор подчеркнул эвристичность положения о том, что направления
17
мобильности молодых людей определяются их стремлениями найти
работу, жилье, развлечения, семью; при этом они перемещают не только
себя, но и нематериальные объекты – символы, информацию, традиции.
С этими выводами солидарны С. Липсет и Р. Бендикс, которые доказали
изменение многих позиций в ходе социальной мобильности молодых людей:
занимая более высокую ступень социальной иерархии, они должны менять
круг друзей, организации, место жительства, часто – религию, политические
взгляды. Различия между горизонтальной и вертикальной мобильностью
перестают быть очевидными и эвристичными для современных условий.
Новые
идеи
о
взаимосвязи
вертикальной
и
горизонтальной
социальной мобильности в российской действительности диссертант
выделил в работах отечественных социологов. А. Ф. Филиппов считает,
что подняться вверх в социальной иерархии и обрести пространственную
мобильность в глобальном мире – одно и то же; социальное возвышение
открывает горизонты пространственной мобильности. О.Ю. Посухова,
адаптируя идеи к условиям нестабильного общества, подчеркивает
снижение эффективности институциализированных каналов социальной
мобильности и повышение роли неформальных практик – социально
обусловленных направлений вхождения в новую среду.
Молодежь в основной своей массе чувствует, что ее интересы и
жизнь в достаточной мере не защищены на государственном уровне. В
этих условиях, подчеркивает автор, ученые сходятся в том, что
формирование возможностей для социальной мобильности начинается с
семьи родителей, несмотря на ее трансформации. Именно от семьи зависит
уровень образования и базовые ценности молодого человека; любые
отклонения от полной структуры семьи ведут к нежелательным
последствиям в реализации жизненных планов детей.
Факторы социальной мобильности молодежи диссертант объединил
в две группы: структурные и агентные. Структурные факторы включают
18
в себя состояние основных общественных институтов – экономических,
политических, института образования и института семьи. Агентные
факторы выражаются в действиях конкретных агентов – школы,
региональных органов власти, ресурсов родительской семьи молодого
человека
и
социально-демографических,
молодого
человека.
В
предложенной
личностных
автором
характеристик
факторной
модели
мобильности молодежи семья функционирует на макро-уровне через
социальную
политику
государства,
разделение
труда,
доступность
образования; она присутствует на микро-уровне как представитель
экономических страт, профессиональных групп и культурных агентов.
Диссертант считает, что влияние семьи и ее капитала на реализацию
жизненных траекторий молодежи усиливается, если в нем присутствуют
ресурсы разного происхождения.
Вторая глава «Особенности социальной мобильности молодежи с
разным уровнем семейного капитала: эмпирический анализ» состоит
из двух параграфов, в которых осуществлен анализ результатов авторских
исследований. В первом параграфе «Состояние семейного капитала и
его зависимость от социальных характеристик семей» на основе
собранной количественной и качественной информации описаны ресурсы
родительских семей современной молодежи по отдельным видам капитала,
а также представлен семейный капитал в целом.
Состояние экономического капитала семей определено автором
через анализ следующих показателей: источники дохода, характер
семейной собственности, характер распоряжения свободными деньгами,
жилищные условия, принадлежность родителей к экономическому слою
(по
уровню
среднедушевого
дохода).
У
большинства
родителей
преобладают традиционные источники дохода (зарплаты, приработки,
пенсии, пособия); только пятая часть родительских семей инициирует свои
доходы от собственности, коммерческой деятельности, сбережений.
19
Изучение финансового поведения родительских семей показало, что
оно носит в основном краткосрочный и потребительский характер. Затраты
на покупку дорогостоящих товаров, отдых, образование регулярно
осуществляют около 50% родительских семей; вклады в дело, сбережения,
ценные бумаги, недвижимость – 24%. Данный факт свидетельствует о том,
что в средней и долгосрочной перспективе только четверть родительских
семей сможет использовать дивиденды от финансовых вложений на
поддержание детей. Доля инициативных родителей выше в малых городах
и поселках; среди руководящих работников и предпринимателей.
Автор обращает внимание, что дорогая недвижимость родителей
гарантирует присутствие экономического капитала в жизни молодежи, но
не всегда обеспечивает его участие в социальной мобильности молодого
поколения. Рост доходов в родительской семье связан с рядом факторов:
проживанием в крупном городе, сокращением числа детей, руководящим
статусом родителей, предпринимательской деятельностью. В неполных
родительских семьях доля бедных и малообеспеченных составляет 42%
против 18% в полных семьях (рисунок 1).
50
40
30
20
10
0
41
31
28
31
11
Полная
13
23
14
4
4
Неполная
Рисунок 1. Уровень жизни полных и неполных родительских семей – по
среднедушевому доходу (в % от числа опрошенных; n=900)
Тенденция роста неполных семей в России позволила автору
сформулировать закономерность: чем больше неполных семей в регионе,
тем меньше вероятность экономической поддержки молодых людей и их
восходящей мобильности.
20
Состояние человеческого капитала семей определялось диссертантом
в рамках следующих показателей: уровень образования родителей, владение
новыми знаниями и иностранными языками, состояние здоровья родителей.
Результаты авторского исследования показали различия в уровнях
образования матерей и отцов: среди матерей высшее образование имеют
44%, среди отцов – 36%. Но в целом доля родителей современной
молодежи, имеющих высшее образование, выросла; 10 лет назад она
составляла 16-17%. При этом среди матерей ярко выражена тенденция
снижения уровня образования с ростом количества детей: нет высшего
образования у половины матерей, имеющих одного ребенка; почти у 60%
матерей, имеющих двоих детей; почти у 70% многодетных матерей.
Большинство родителей молодых людей имеют опыт пользования
компьютером, среди них 37% являются пассивными пользователями, 35% –
активные пользователи, продвинутых пользователей всего 8%. Диссертант
констатирует: владение большинства родителей навыками онлайн-общения
позволяет им быть на связи со своими детьми, давать советы, оказывать
психологическую поддержку. Оценка состояния здоровья матерей и отцов
не выявила существенных отличий от средних тенденций здоровья
взрослых россиян. Гораздо важнее, считает автор, родительские практики
здоровьесбережения: создание общих условий жизни (47%), использование
медицинских мер (29%), противодействие вредным привычкам (26%), спорт
и здоровый образ жизни (15%). Пассивность родителей в сохранении
здоровья – отражение ментальности старших поколений.
Состояние культурного капитала родительской семьи определялось
в работе, исходя из понимания его внутренней природы, на основе
следующих показателей: ценности, традиции, предпочтения в сфере
досуга, социальные связи, характер отношений в семье. Рейтинг
жизненных ценностей родителей возглавляют: здоровье (54%), крепкая
семья (49%), нравственность, честность (36%). Выявлены интересные
21
отличия в ценностной системе родителей в зависимости от их
экономического статуса: в семьях с низким уровнем дохода повышается
значимость правовых ценностей (справедливость, законность, жизнь
человека); в среднедоходных семьях более значимы крепкая семья и
здоровье; состоятельные семьи больше ценят инструментальные ценности
(достойное образование, инициативность).
Автор отмечает, что традиции поддерживаются менее чем в половине
семей родителей (43%). Для сравнения, десять лет назад более половины
молодых людей (55%) отмечали наличие семейных традиций. Данный факт
свидетельствует о том, что традиции, как духовные скрепы семьи,
постепенно уходят из образа и стиля ее жизни. Утрата семейно-родственных
традиций для молодого поколения и его мобильности означает сокращение
общности родителей и детей, в нуклеарной семье и расширенной. В семьях
родителей преобладает пассивный отдых; популярны просмотры ТВ-передач
(55%), общение реальное (44%) и виртуальное – через Интернет (29%).
Приобщение к высокому искусству, как показатель развитого культурного
капитала, характерно в среднем для 20-23% семей родителей.
Из трех компонентов семейного капитала индекс экономических
ресурсов родительской семьи самый низкий; реформы «съели» накопления
россиян. Состояние человеческого и культурного капиталов чаще
соответствует среднему и высокому уровням (таблица 2).
Таблица 2. Сравнение индексов состояния капитала родительских семей
(в процентах от числа опрошенных; n = 900)
Капитал\ Индекс
Низкий
Средний
Высокий
Экономический
36
23
41
Человеческий
23
38
39
Культурный
19
39
42
Совокупный семейный капитал
27
38
35
Совокупный
объем
семейного
капитала
распределен
в
обследованных семьях следующим образом: треть родительских семей
обладает высоким уровнем; четверть – низким; меньше половины
родительских семей располагают семейным капиталом средних объемов.
22
Во втором параграфе «Структура и динамика социальной
мобильности молодежи из семей с разным уровнем семейного капитала»
выявлен характер социальной мобильности молодых людей и роль семейного
капитала в этом процессе. Анализируя мотивацию социальных перемещений,
автор отмечает: комплекс мобильностей, который осуществляет российская
молодежь, разнообразен; основными стимулами являются поиск работы,
создание благоприятных условий для себя и своей семьи.
Вертикальные перемещения реализуются в профессиональной и
экономической мобильности молодежи.
Профессиональный статус
большинства молодых людей – рядовой сотрудник: треть занимают
должности служащих/рабочих (34%), четверть – квалифицированных
специалистов (25%). Доля молодых людей, занимающих руководящие
позиции, составляет 16%. Каждый седьмой молодой человек имеет статус
студента или учащегося. Диссертант особо выделил молодых людей,
которые не учатся и не работают (6-7%). Пока удельный вес этой
категории небольшой; но среди семей с низким уровнем родительского
капитала он в 2 раза выше (12-13%). В России, как и в западных странах,
набирает силу явление «NEET-молодежь» - нигде не работают и не учатся.
Автор отмечает: чем ниже влияние родителей и их присутствие, тем
меньше определенности в профессиональной траектории детей.
Еще одна закономерность выявлена в ходе авторского исследования:
в профессиональной сфере вертикальная мобильность часто заменяется
повышением интенсивности труда. Две трети молодых людей (69%) имеют
одно место работы, четвертая часть трудится на нескольких работах. Чем
меньше населенный пункт проживания, тем чаще молодые люди имеют
несколько мест работы, а их основное место работы не соответствует
полученной
специальности
(таблица
3).
Доля
молодых
людей,
вынужденных трудится на нескольких работах, в 2 раза выше среди
выходцев из семей с низким индексом семейного капитала.
23
крупный
город
средний
город
малый
город
поселок
высокий
средний
низкий
Одно
Два
Три и более
Ни одного
всего
Таблица 3. Интенсивность трудовой занятости молодых людей
(в процентах от числа опрошенных; n = 900)
Место проживания
Уровень семейного
молодежи
капитала родителей
Количество
мест занятости
69
15
7
9
75
12
3
10
66
18
7
9
61
23
12
4
61
16
15
9
74
14
1
11
74
12
7
7
48
27
17
8
Треть молодежи имеет низкий экономический статус (бедные и
малообеспеченные), у каждого пятого средний уровень дохода, только 6%
молодых людей имеют высокие доходы. За последние пять лет около 50%
смогли повысить уровень доходов, но рост цен не позволил многим из них
подняться в более высокую страту. Повышение уровня жизни молодых
людей связано с проживанием в крупном городе, наличием современных
специальностей, высоким индексом капитала родительской семьи.
Диссертант особое внимание уделил территориальной мобильности
молодежи. Наибольшей активностью территориальных перемещений
отличаются выходцы из семей с низким и средним индексами семейного
капитала: из этих семей 63% молодых людей совершили территориальную
мобильность за последние 10 лет против 29-31% среди молодежи с высоким
индексом семейного капитала. Результаты глубинных интервью показали,
что территориальная мобильность обусловлена разными причинами. «На
новом
месте
больше
возможностей
для
трудоустройства
и
самореализации» (жен. 25 лет, менеджер); «Я переехал в другой город,
потому что нашел там вторую половинку» (муж. 29 лет, оператор связи).
Характер межпоколенной мобильности выступает индикатором
социальных перемен и изменения структуры общества. Сравнение автором
среднедушевого дохода молодежи и их родителей подтвердило, что уровень
жизни большинства молодых людей по современным нормам ниже или
24
такой же, как у старшего поколения: низкий уровень доходов (бедные,
малообеспеченные) характерен для трети молодежи (33%), среди родителей
низкие доходы имеет четверть семей (23%). Профессиональный статус
респондентов чаще идентичен статусу матерей и превосходит статус отцов;
в сравнении с отцами растет доля квалифицированных специалистов,
снижается доля рабочих и служащих без специального образования (табл.4).
респондент
мать
отец
респондент
мать
отец
Таблица 4. Социально-профессиональный статус молодых людей и их родителей
(в процентах от числа опрошенных; n =900)
Молодые
Молодые
женщины
мужчины
Характеристики социальнопрофессионального статуса
26
35
4
9
6
20
29
36
6
7
4
18
20
43
8
9
5
15
24
30
6
10
10
20
36
26
6
12
6
14
22
39
8
14
8
9
Квалифицированный специалист
Служащий, рабочий
Предприниматель, самозанятый
Руководитель среднего уровня
Руководитель высшего уровня
Неработающий (студент, пенсионер, домохозяин)
Анализ социальной мобильности позволил автору прийти к выводу:
основные достижения половины молодых людей аналогичны успехам их
родителей;
нисходящую
межпоколенную
социальную
мобильность
демонстрирует треть, восходящую – пятая часть молодежи. Повышение
позиций, по сравнению с родителями, чаще наблюдается в образовании и
социальных связях; снижение – в материально-имущественном положении.
В реализации социальной мобильности молодых людей более весомые
результаты наблюдаются в семьях с высоким уровнем культурных и
человеческих ресурсов и средним уровнем экономического капитала.
В заключении работы соискатель формулирует научные выводы по
цели
и
задачам
рекомендации
диссертационного
совершенствования
исследования;
практик
социальной
разрабатывает
мобильности
молодежи, укрепления семей и семейного капитала: создание региональных
центров по изучению семей и их образа жизни; формирование банка данных
25
о молодежи из семей, входящих в группу риска; разработка целевых
программ поддержки способной молодежи из сельских районов и малых
городов; профилактика разводов для сохранения полноценных семей.
СПИСОК ОПУБЛИКОВАННЫХ РАБОТ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Публикации в изданиях, рекомендованных ВАК РФ
1. Ушкова, Ю.В. Влияние уровня и качества жизни семей на
социальную мобильность молодежи / Ю.В. Ушкова, О.В. Шиняева, Т.В.
Клюева // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион.
Общественные науки. – 2016. – №4 (40). – С. 177-189.
2. Ушкова, Ю.В. Влияние семейного капитала на реализацию
жизненных планов молодого поколения/Ю.В. Ушкова//Известия Тульского
государственного университета. Гуманит. науки. – 2017. – №4. – С. 88-98.
3. Ушкова, Ю.В. Семейный капитал и его зависимость от
социальных характеристик семей / Ю.В. Ушкова, О.В. Шиняева //
Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные
науки – 2018. – №1 (48). – С. 124-137.
Публикации в других изданиях
4. Ушкова, Ю.В. Трансформация семейных отношений в
современной России: позитивные и негативные тенденции / Ю.В. Ушкова,
О.В. Шиняева // Здоровье российского общества в XXI веке:
социологические, психологические и медицинские аспекты [Электронный
ресурс] – М.: МГУ, 2016. – С. 642-643.
5. Ушкова, Ю.В. Отношение молодежи к семье и семейным
отношениям как фактор социально-демографической ситуации / Ю.В.
Ушкова // Материалы международного молодежного научного форума
«ЛОМОНОСОВ-2016» [Электронный ресурс] — М.: МАКС Пресс, 2016.
6. Ушкова, Ю.В. Клубы молодых семей в контексте функционирования
гражданского общества / Ю.В. Ушкова // Гражданское общество в России:
вызовы современности. – Ульяновск: УлГТУ, 2016. – С.80-83.
7. Ушкова, Ю.В. Социальное неравенство как фактор социальной
мобильности молодежи из разных типов семей / Ю.В. Ушкова //
Социология и общество: социальное неравенство и социальная
справедливость. Материалы V всеросс. социологического конгресса.
[Электронный ресурс] – М.: РОС, 2016. – С. 3837-3844.
8. Ушкова, Ю.В. Теоретические и методические аспекты
исследования социальной мобильности молодых россиян / Ю.В. Ушкова //
Актуальные проблемы развития человеческого потенциала в современном
26
обществе. Материалы III междунар. науч.-практ. конф. [Электронный
ресурс] – Пермь: ПГНИУ, 2016. – С. 150-152.
9. Ушкова,
Ю.В.
Моделирование
факторов
социальной
мобильности российской молодежи: количественный анализ / Ю.В.
Ушкова // Проблемы моделирования социальных процессов: Россия и
страны АТР. Материалы Всерос. научно-практич. конф. с междунар.
участием – Владивосток: Дальневост. федерал. ун-т, 2016. – С. 287-290.
10. Ушкова, Ю.В. Роль семьи в формировании социальной
успешности молодежи: история и современность / Вестник Ульяновского
государственного технического университета. – 2016. – №4(76). – С.33-36.
11. Ушкова, Ю.В. Семейные традиции и ценности как факторы
духовно-нравственного становления нового поколения россиян / Ю.В.
Ушкова // Патриотизм как объединяющая национальная идея. Столетию
Великой российской революции посвящается. Материалы международной
научно-практической конференции.–Ульяновск: УлГТУ.– 2017.–С.317-321.
12. Ушкова, Ю.В. Семейный капитал среди факторов мобильности
российской молодежи / Ю.В. Ушкова // Материалы международного
молодежного научного форума «ЛОМОНОСОВ-2017» [Электронный
ресурс] − М.: МАКС Пресс, 2017.
13. Ушкова,
Ю.В.
Влияние
семьи
на
формирование
модернизационного потенциала молодежи / Ю.В. Ушкова // Вузовская
наука в современных условиях. Материалы 51-й научно-технической
конференции – Ульяновск: УлГТУ, 2017. – С. 9-12.
14. Ушкова, Ю.В. Ресурсы и барьеры социальной мобильности
молодых россиян / Ю.В. Ушкова // Модернизационный потенциал
российской молодежи. – Ульяновск: УлГТУ, 2017. – С. 199-205.
15. Ушкова, Ю.В. Жилищные и другие ресурсы семейного капитала
как условие социальной мобильности российской молодежи / Ю.В.
Ушкова, О.В. Шиняева // Социальное пространство российских регионов:
монография под ред. З.Т. Голенковой. – М.: ИС РАН, 2017. – С. 117-131.
16. Ушкова, Ю.В. Взрослые дети и их родители: динамика
отношений / Ю.В. Ушкова // Вузовская наука в современных условиях.
Материалы 52-й научно-технической конференции – Ульяновск: УлГТУ,
2018. – С. 12-14.
Научное издание
Ушкова Юлия Валерьевна
Специальность 22.00.04 – Социальная структура, социальные институты и процессы
Подписано в печать 20.09.2018 г. Формат 60х84/16
Усл. печ. л. 1,57 Тираж 100 экз. Заказ …..
ИПК «Венец» УлГТУ, 432027, г. Ульяновск, ул. Сев. Венец, 32
27
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
363 Кб
Теги
современные, молодежь, влияние, социальная, мобильность, капитала, семейного, россии
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа