close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Функционально-семантический потенциал производных с суффиксами -уш- -ух- -ушк-

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Маклеева Елена Александровна
ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОТЕНЦИАЛ
ПРОИЗВОДНЫХ С СУФФИКСАМИ -УШ-, -УХ-, -УШК-
Специальность 10.02.01 – русский язык
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Казань – 2018
Работа выполнена на кафедре русского языка как иностранного ФГАОУ ВО
«Казанский (Приволжский) федеральный университет»
Научный руководитель:
доктор филологических наук, доцент, профессор
кафедры русского языка как иностранного
ФГАОУ ВО
«Казанский
(Приволжский)
федеральный университет)»
Косова Вера Алексеевна
Официальные оппоненты:
доктор
филологических
наук,
профессор,
профессор кафедры русского языка как
иностранного и методики его преподавания
ГОУ ВОМО
«Московский
государственный
областной университет»
Маркова Елена Михайловна
доктор
филологических
наук,
профессор,
профессор кафедры языкознания, русской
филологии, литературного и журналистского
мастерства
ФГБОУ
ВО
«Пятигорский
государственный университет»
Михалёв Андрей Борисович
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Белгородский государственный
национальный исследовательский университет»
Защита состоится «15» ноября 2018 г. в 11.00 на заседании Диссертационного совета
Д 212.081.05 по присуждению ученой степени кандидата филологических наук при
ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу:
420021, г. Казань, ул. Татарстан, д. 2.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им. Н.И. Лобачевского
ФГАОУ ВО «Казанский (Приволжский) федеральный университет» по адресу:
г. Казань, ул. Кремлевская, 35.
Электронная версия автореферата размещена на официальных сайтах Высшей
аттестационной комиссии Министерства науки и высшего образования РФ
(http://vak.ed.gov.ru) и Казанского (Приволжского) федерального университета
(http://www.kpfu.ru).
Автореферат разослан «___» ____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор филологических наук
Л.А. Мардиева
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
В современном антропоцентрически ориентированном языкознании
объекты науки изучаются «прежде всего по их роли для человека, по их
назначению в его жизнедеятельности, по их функциям в развитии
человеческой личности и её усовершенствования»1. Функционализм,
признанный одной из принципиальных установок лингвистики конца ХХ –
начала XXI вв., подразумевает, что центральной проблемой науки становится
«исследование функций изучаемого объекта, вопрос о его назначении,
особенностях его природы в свете выполняемых им задач, его
приспособленность к их выполнению и т.д.»2. Развивая это положение,
Е.С. Кубрякова в качестве одного из важных направлений изучения
человеческого фактора в языке называет воздействие человека на язык, в том
числе вопросы, связанные с экспрессивными аспектами языка
и словообразованием. В настоящей работе рассматривается явление,
находящееся на пересечении этих двух областей, так как объектом
исследования выступают единицы экспрессивного словообразования,
выражающие, как правило, информацию эмоционально-оценочного
характера.
Справедливым и значимым представляется утверждение Н.А. Бекетовой
о том, что «феномен экспрессивного словообразования в русском языке
трудно переоценить, поскольку язык обладает богатейшим репертуаром
аффиксов и словообразовательных моделей, эксплицитно выражающих
различные субъективно-оценочные коннотации»3. По словам И.Б. Голуб,
русский
язык
характеризуется
исключительным
богатством
словообразовательных ресурсов, имеющих широкую экспрессивностилистическую палитру. По мнению исследователя, это обусловлено
«развитой системой русского словообразования, продуктивностью оценочных
суффиксов, придающих словам разнообразные экспрессивные оттенки,
и функционально-стилевой
закрепленностью
некоторых
4
словообразовательных моделей» .
В фокусе нашего внимания находятся наименее изученные суффиксы
-уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/ -юшк-, способные выражать экспрессивную
оценку, которые привлекают внимание также своим фонетическим обликом
ввиду их явной близкозвучности. Они получили довольно подробное
формально-структурное описание в Русской грамматике-80, отдельные
аспекты их изучения затрагивались в ряде работ классиков языкознания
и современных лингвистов (Ю.С. Азарх, О.П. Беляева, В.А. Богородицкий,
Кубрякова Е.С. Эволюция лингвистических идей во второй половине ХХ века (опыт
парадигмального анализа) / Е.С. Кубрякова // Актуальные проблемы современной лингвистики:
учеб. пособие / сост. Л.Н. Чурилина. – 5-е изд. – М.: Флинта: Наука, 2010. – С. 54.
2
Там же: с. 55–56
3
Бекетова Н.А. Экспрессивное словообразование в современных медиатекстах (на материале
суффиксальных имён существительных): Автореферат диссертации на соискание учёной степени
кандидата филологических наук / Н.А. Бекетова. – Белгород, 2014. – С. 3.
4
Голуб И.Б. Стилистика русского языка / И.Б. Голуб. –3-е изд., испр. – М.: Рольф, 2001. – С. 193.
3
1
В.В. Виноградов, Г.О. Винокур, А.С. Герд, В.А. Косова, В.И. Максимов,
Г.П. Павский, А.А. Потебня, З.И. Ревзина, Н.Н. Рогачева, Н.В. Суворова,
Т.Г. Фомина, С.П. Цепова, А.А. Шахматов, С.Г. Шейдаева, О. Steriopolo и др.).
Однако нами не обнаружены ни специальные исследования, посвящённые
функционированию какого-либо из этих формантов, ни работы по их
сопоставлению.
Каждый из рассматриваемых суффиксов образует массив весьма
неоднородной лексики. Одной из важных задач является поиск ответа на
вопрос, какую функцию эти суффиксы выполняют в языке. Искать решение
этой задачи необходимо с применением нового инструментария, используя
подходы и методы, отличные от методик структурно-формальной парадигмы,
характерной для языкознания XX столетия. Таким инструментарием снабжает
современных дериватологов функциональный подход.
Системные описания русского словообразования требуют углубления
и уточнения. В широком контексте актуальность проблемы исследования
базируется на идее создания абсолютно новой модели словообразовательной
системы русского языка – категориально-ономасиологической, которая
воплощается исследователями на новом, функционально ориентированном
этапе развития лингвистики. Сверхзадачей современной дериватологии
является описание номинативно-деривационной системы русского языка как
совокупности взаимообусловленных словообразовательных категорий.
Решение этой задачи даст возможность эффективно исследовать
соответствующие языковые и смежные с ними явления в когнитивном,
лингвокультурологическом и психолингвистическом аспектах, которые широко
востребованы гуманитарными практиками XXI в.
Достижение обозначенной общей цели невозможно без отдельных
подробных системно-функциональных описаний всей совокупности
словообразовательных ресурсов языка, в том числе экспрессивно-оценочных
средств русского словообразования. Преимуществом современного этапа
функциональных исследований является возможность привлечения
достижений
компьютерных
технологий,
в
частности,
методики
фоносемантического анализа.
Всё
вышесказанное
определяет
актуальность
нашего
диссертационного исследования.
Объектом изучения в настоящей работе являются производные имена
существительные с суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/-юшк-.
В совокупности нами было выявлено и проанализировано около 2400 лексем
с указанными формантами1, с которыми в НКРЯ представлено
52012 контекстов. Кроме того, привлекались производные с суффиксами -ик,
-чик, -ок для уточнения выводов более общего характера и проверки
эффективности методики фоносемантического анализа.
Из них почти 2000 дериватов зафиксированы только в одном из лексикографических источников
либо в Национальном корпусе русского языка (НКРЯ) (http://www.ruscorpora.ru).
4
1
Предмет исследования составляют собственно деривационные, а также
семантические (в самом широком понимании) свойства производных
существительных с исследуемыми суффиксами.
Цель работы – выявить деривационные и семантические особенности
производных существительных с суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/
-юшк- с позиций функционального подхода.
Задачи исследования заключаются в следующем:
- сформировать теоретико-методологическую базу исследования;
- разработать модель функционально-системного анализа морфем;
- проанализировать по этой модели производные с суффиксами -уш-/
-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/ -юшк-;
- создать представление о деривационном и семантическом своеобразии
каждой группы производных;
- определить роль ударения в формировании интересующих нас
словообразовательных типов;
- осуществить фоносемантический анализ производных с суффиксами
-уш-/-юш, -ух-/-юх, -ушк-/-юшк-;
- углубить и расширить представление о функционально-семантическом
потенциале производных с исследуемыми суффиксами путём обобщения
полученных результатов.
Методы и приёмы исследования. В работе использованы следующие
собственно лингвистические методы:
- метод словообразовательного анализа,
- метод анализа словарных дефиниций,
- метод контекстного анализа лексем.
Кроме того, широко применялась разработанная нами интегративная
модель функционально-системного анализа словообразующих морфем.
В работе использован специфический эмпирический метод
фоносемантического анализа слов, разработанный А.П. Журавлёвым для
русского языка на основе теории семантического дифференциала Ч. Осгуда.
К эмпирическим методам относится также использованный нами метод
опроса.
Достаточно широко применялся метод количественного анализа,
позволивший сделать выводы об активности исследуемых суффиксов (в том
числе в аспекте сопоставления) и их вариантов.
Теоретико-методологической базой исследования послужили работы
по дериватологии (Ю.С. Азарх, Л.А. Араева, Э.А. Балалыкина,
В.А. Богородицкий, В.В. Виноградов, Е.А. Земская, В.А. Косова,
Е.С. Кубрякова, В.В. Лопатин, В.И. Максимов, В.М. Марков, В.В. Мартынов,
Г.А. Николаев, А.А. Потебня, О.Г. Ревзина, З.И. Резанова, И.С. Улуханов,
А.А. Шахматов, С.Г. Шейдаева, Л.В. Щерба), фонетике и фоносемантике
(С.В. Воронин, А.П. Журавлёв, М.В. Панов, Л.Н. Санжаров, Н.А. Федянина,
Т.Г. Фомина, И.Ф. Шарловский), лингвокультурологии (А. Вежбицкая,
П.И. Костомаров).
5
Материалом
для
исследования
послужили
авторитетные
лексикографические источники, в первую очередь «Грамматический словарь
русского языка» А.А. Зализняка, «Большой словарь русского жаргона»
В.М. Мокиенко и Т.Г. Никитиной, «Словарь русских говоров ВолжскоСвияжского
междуречья»
М.Ф. Моисеенко,
«Толковый
словарь
словообразовательных единиц русского языка» и «Новый словарь русского
языка. Толково-словообразовательный» Т.Ф. Ефремовой. Важным
источником поиска единиц с исследуемыми суффиксами, а также контекстов,
в которых они употребляются, послужил Национальный корпус русского
языка. Кроме того, привлекались данные «Толкового словаря русского языка»
С.И. Ожегова и Н.Ю. Шведовой, «Толкового словаря живого великорусского
языка» В.И. Даля, «Толкового словаря русского языка» Д.Н. Ушакова,
«Большого энциклопедического словаря».
Положения, выносимые на защиту:
1. Для разграничения трудноразличимых словообразовательных единиц
необходима принципиально новая методика анализа морфем и производных,
в образовании которых они участвуют. Функциональный анализ морфем
с использованием авторской модели, разработанной на основе обобщения
опыта функционального анализа в исследованиях по дериватологии, даёт
возможность выявить сходства и различия между исследуемыми суффиксами
и определить специфику функционирования каждого из них. Его применение
позволяет сделать вывод о полифункциональности данных морфем
в современном русском языке.
2.
Основной
сферой
функционирования
суффикса
-уш-,
представленного четырьмя функциональными вариантами, является область
модификационного словообразования, в которой он преимущественно
образует имена собственные с ласкательным значением. В мутационной сфере
он используется в основном для образования характеризующих наименований
лица, сочетая номинативную функцию с экспрессивно-оценочной.
3. Суффикс -ух-, представленный четырьмя функциональными
вариантами, наиболее продуктивен в сфере стилистической модификации, где
он специализируется на образовании стилистически сниженных синонимов
мотивирующих имён существительных. Особенно активен данный суффикс
в жаргонном словообразовании.
4. Суффикс -ушк- наиболее продуктивен и представлен пятью
функциональными вариантами. Важным отличием данного суффикса от двух
других является существование двух его формальных разновидностей
(безударной и ударной), что позволило системно закрепить их
функционально-семантическую
дифференциацию
(ласкательность
и оценочная амбивалентность соответственно). Подтверждена тенденция
к увеличению количества производных с ударной разновидностью суффикса.
В мутационной сфере суффикс -ушк- наиболее продуктивен в образовании
характеризующих наименований лица (чаще женского пола), однако именно
6
этот формант отличает наибольшая экспансия в сферу мутационного
(собственно номинативного) словообразования.
5. Сопоставление полученных данных высвечивает бóльшую
функционально-семантическую общность суффиксов -уш- и -ушк-,
подтверждая их отнесённость к числу средств выражения субъективной
оценки, при этом суффикс -уш- в большей степени, нежели суффикс -ушк-,
ориентирован на выражение положительной оценки. Суффикс -ух- служит
преимущественно целям стилистической модификации, тяготея к выражению
негативной коннотации.
6. Использованный в работе метод фоносемантического анализа
позволяет экспериментальным путём определить характер оценочности,
заложенной в том или ином суффиксальном звукокомплексе. Применение
этого метода подтвердило выводы, полученные в результате функциональнословообразовательного анализа, открыв возможность для более глубокой
и разносторонней интерпретации языковых фактов сквозь призму
психолингвистики.
Научная новизна исследования заключается в разработке и апробации
модели функционального анализа словообразующих аффиксов русского
языка.
Впервые
привлечён
большой
пласт
лексического
и словообразовательного материала, который ранее не был исследован в таком
аспекте. Впервые применён метод фоносемантического анализа к фактам
словообразования. Получены новые результаты сравнительного характера,
которые помогают по-новому оценить место суффиксов -уш-/-юш-, -ух-/-юх-,
-ушк-/ -юшк- в системе морфемики и словообразования современного
русского языка
Теоретическая значимость работы заключается в расширении
и углублении теоретических представлений о категории оценки в русском
языке. Кроме того, внесён вклад в описание словообразовательной системы
русского языка, а также в решение вопроса о соотношении языковой системы
и конкретного языкового знака, в развитие проблематики тождества морфемы.
Практическая значимость исследования связана с возможностью
использования
полученных
результатов
в
следующих
сферах:
1) в лексикографии (материалы для представления единиц с суффиксами -уш/ -юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/ -юшк- в толковых и словообразовательных словарях);
2) в лингводидактике (в качестве материала для курсов по словообразованию,
фонетике и фоносемантике, русскому языку как иностранному).
Апробация результатов исследования. Основные результаты работы
были представлены на международных конгрессах, конференциях
и симпозиумах: «Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные:
преподавание и изучение» (г. Казань, 2011), «Язык. Образование. Культура»
(г. Пенза, 2011), «Русский язык и литература в тюркоязычном мире:
современные концепции и технологии» (г. Казань, 2012), «Преподавание
русского языка в условиях интернационализации образования» (г. Пекин,
Китай, 2013), «Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные:
7
преподавание и изучение» (г. Казань, 2013), «Научное и образовательное
пространство: перспективы развития» (г. Чебоксары, 2015), «Русский язык
и литература в тюркоязычном мире: современные концепции и технологии»
(г. Казань, 2016), «Динамика языковых и культурных процессов
в современной России» (г. Казань, 2016), «Языки России и стран ближнего
зарубежья как иностранные: преподавание и изучение» (г. Казань, 2016),
«Ломоносов-2018» (г. Москва, 2018), «Русская грамматика: структурная
организация языка и процессы языкового функционирования» (г. СанктПетербург, 2018).
Результаты исследования отражены в 16 научных публикациях, из них
3 статьи опубликованы в журналах, рекомендованных ВАК РФ, 2 статьи
опубликованы в журналах, входящих в БД Scopus, 1 статья опубликована
в журнале, входящем в БД WoS.
СТРУКТУРА И ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Диссертация состоит из введения, трёх глав, заключения, списка
использованной литературы и приложения.
Во Введении обосновывается актуальность выбранной темы,
определяются цель и задачи, объект и предмет изучения, описывается
теоретическая и методологическая платформа исследования, формулируются
основные положения, выносимые на защиту, отмечаются научная новизна,
теоретическая и практическая значимость работы, приводятся сведения об
апробации её результатов.
Первая глава «Развитие представлений о системно-языковой природе
имён существительных с экспрессивно-оценочными суффиксами» состоит из
трёх параграфов. В параграфе 1.1 рассматривается проблема языкового
статуса существительных с экспрессивно-оценочными суффиксами. Впервые
категория субъективной оценки выделена в качестве грамматической
категории имени существительного наряду с грамматическими категориями
рода, числа и падежа в известном труде А.А. Шахматова «Синтаксис русского
языка»1.
Долгое
время
подобным
образованиям
отказывали
в самостоятельности и относили их к сфере формо-, а не словообразования
(А.А. Шахматов, Л.П. Катлинская, В.В. Виноградов), этой точки зрения
некоторые исследователи придерживаются до сих пор (Т.Ф. Ефремова).
Словообразовательный
статус
категории
субъективной
оценки
подтверждается тем фактом, что она не обладает свойством обязательного
выражения, которое признано главным критерием грамматической категории.
Вся совокупность русских производных имён существительных,
объединённых
общностью
оценочной
семантики
и экспрессивнохарактеризующей функции, в современной лингвистике рассматривается как
Шахматов А.А. Синтаксис русского языка / А.А. Шахматов. – М.: Эдиториал УРСС, 2001. – С. 422,
452–453.
8
1
высокопродуктивная словообразовательная категория субъективной оценки,
относящаяся к модификационному типу1.
В параграфе 1.2 обосновывается необходимость категориального
подхода к анализу производных с экспрессивно-оценочными суффиксами.
Они рассматривались:
- как «категория словообразования» в рамках грамматического описания
языковой системы (В.А. Богородицкий),
- в рамках грамматических категорий наряду с категориями рода, числа
и падежа (А.А. Шахматов),
- в качестве категории субъективной оценки, описанной, в соответствии
с грамматикоцентричной традицией отечественного языкознания, в составе
каждого из типов склонения существительных (В.В. Виноградов),
- вне связи с понятием категории,
- в рамках описания словообразовательных типов,
- в семасиологических (суффиксальных) описаниях языковой системы.
Поскольку подобные производные объединяются как объект
исследования на семантической почве, наиболее существенные выводы об
этом языковом явлении могут быть сделаны только в рамках
ономасиологического подхода, предполагающего обобщение полученных
данных с категориальных позиций.
Систематизация теоретических воззрений учёных по исследуемой
проблематике позволила прийти к заключению о том, что производные
с субъективно-оценочными суффиксами образуют словообразовательную
категорию субъективной оценки, выявляемую на высшем уровне
категоризации. На базовом уровне она реализована частными
словообразовательными категориями модификационного типа, выявляемыми
в рамках именных частей речи (существительных и прилагательных)
и наречий.
Русская грамматика-80 и «Толковый словарь словообразовательных
единиц русского языка» Т.Ф. Ефремовой содержат наиболее полные
системные описания аффиксальных ресурсов русского языка, однако этот
опыт для решения задач современной лингвистики является недостаточным,
поскольку они выполнены в рамках структурно-системного подхода
к изучению языка, соотносимого с дихотомией «форма – значение».
Установленная И.А. Бодуэном де Куртенэ функциональная природа морфем
предполагает их описание с использованием функциональных методик.
Однако «в настоящее время можно говорить в большей степени
о перспективах, нежели о результатах разработки словообразования
с функциональной точки зрения»2. Отсутствие единого общепринятого
Земская Е.А. Словообразование как деятельность / Е.А. Земская. – М.: Наука, 1992. – 222 с.
Улуханов И.С. О некоторых возможностях описания словообразования с функциональной точки
зрения // И.С. Улуханов Словообразование. Морфонология. Лексикология. – М.: Логос, 2012. –
С. 91.
9
1
2
подхода к анализу морфем препятствует созданию подробного всестороннего
описания каждой из этих единиц.
В параграфе 1.3 обозначены функционально ориентированные подходы
к анализу словообразующих морфем и соответствующих производных,
представленные в классических и современных исследованиях по
дериватологии. В результате их обобщения выстроена иерархия функций
словообразующих морфем. Совокупность выделенных функций легла
в основу разработанной нами интегративной модели функциональносистемного анализа аффиксов, этапы которого организованы алгоритмически
по принципу убывания значимости:
1. деривационный
профиль
аффикса
(словообразующий
/
формообразующий); функциональный объём словообразующего аффикса
(носитель структурно-грамматических функций и / или семантических
функций);
2. деривационно-семантическая спецификация аффикса (мутационный
/ транспозиционный / модификационный);
3. коммуникативно-речевой
диапазон
и
специфическая
коммуникативно-речевая функция (номинативная / структурная /
экспрессивная / компрессивная / стилистическая);
4. характеристика аффикса по типу значения (инвариантное /
неинвариантное); лексико-семантический диапазон аффикса;
5. системообразующий
потенциал
(категориальный
/
субкатегориальный
характер
словообразовательной
семантики;
таксономическая релевантность / иррелевантность);
6. функционально-синтаксический (текстопорождающий) потенциал
(наличие / отсутствие у аффикса способностей к текстовому развёртыванию
семантики; их характер при наличии);
7. функционально-стилистическая ориентация аффикса (стилистически
нейтральный / стилистически маркированный).
Вторая глава «Функциональный анализ производных имён
существительных с суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/-юшк-»
посвящена определению морфемного статуса суффиксов -уш-/-юш-, -ух-/
-юх-, -ушк-/-юшк- и функционально-семантических свойств производных
существительных с этими суффиксами. Для достижения поставленной цели
был проведён функциональный анализ производных существительных
с интересующими нас суффиксами с использованием разработанной нами
модели.
В параграфе 2.1.1 рассмотрен суффикс -уш-, представленный
27 единицами в ГСРЯ1 и 245 единицами в НКРЯ (3294 контекста), которые
образуют пять СТ2. В результате комплексного функционального анализа
морфемы -уш- сделан вывод о возможности выделения в современном
Зализняк А.А. Грамматический словарь русского языка: Словоизменение. Ок. 110 000 слов. – 4-е
изд., испр. и доп. – М: «Русские словари», 2003. – 800 с.
2
Здесь и далее: СТ – словообразовательный тип.
10
1
русском языке четырёх функционально-семантических вариантов этого
суффикса:
1) -уш-1, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий экспрессивную функцию наряду со стилистической,
2) -уш-2, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий компрессивную функцию, иногда в сочетании со
стилистической,
3) -уш-3, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию в сочетании с экспрессивно-стилистической при
оформлении оценочно-характеризующих наименований лица,
4) -уш-4, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию при образовании производных с предметной
(неличной) семантикой1.
Установлено, таким образом, что данный суффикс проявляет
наибольшую продуктивность в качестве модификационного форманта в сфере
образования имён собственных с ласкательным значением (141 единица
(2547 контекстов) в НКРЯ): Зинуша, Даруша, Машуша, Павлуша, Ванюша,
Гордюша, Полюша и т.д.
Мутационный суффикс -уш- наиболее ярко проявляет свои свойства при
образовании характеризующих наименований лица (10 отглагольных
производных в ГСРЯ и 30 в НКРЯ (290 контекстов): болтуша, вруша, плакуша,
хлопотуша, копуша (разг.2) и т.д.; 3 отадъективных производных в ГСРЯ
и 16 в НКРЯ (110 контекстов): дорогуша (разг.), роднуша, милуша, хитруша,
простуша и т.д.) В собственно номинативной сфере суффикс -ушмалопродуктивен (единичные отглагольные производные и универбы:
волокуша, колотуша, плоскуша и т.д.).
В параграфе 2.1.2 проанализирован суффикс -ух-, представленный
65 производными в ГСРЯ и 327 производными в НКРЯ (7514 контекстов
в НКРЯ) и образующий 5 СТ.
В результате комплексного функционального анализа суффикса -ухустановлено, что в современном русском языке можно выделить четыре
функционально-семантических варианта этого суффикса:
1) -ух-1, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий экспрессивную функцию в сочетании со стилистической,
2) -ух-2, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий компрессивную функцию наряду с экспрессивностилистической,
3) -ух-3, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию в сочетании с экспрессивно-стилистической при
оформлении оценочно-характеризующих наименований лица,
Результаты функционального анализа суффикса -уш- отражены в таблице 1.
Словарные пометы даны в соответствии с материалами «Толкового словаря русского языка»
С.И. Ожегова, Н.Ю. Шведовой (URL: https://dic.academic.ru/contents.nsf/ogegova/).
11
1
2
Таблица 1. Результаты функционального анализа производных с суффиксом -уш-.
Параметр
Функционально-семантические варианты суффикса -уш-уш-1
-уш-2
-уш-3
-уш-4
Деривационный профиль Аффикс словообразующий; все производные – имена существительные; в качестве производящей
аффикса
основы выступают:
существительные словосочетания
глаголы, прилагательные
глаголы
Деривационно1 продуктивный 1
непродуктивный 2
продуктивных 1
малопродуктивный
семантическая
модификационный модификационный СТ мутационных СТ
мутационный СТ
спецификация аффикса
СТ
(боковуша, плоскуша) (повторюша, дорогуша)
(волокуша, подергуша)
(заюша, Ванюша)
Коммуникативноэкспрессивнокомпрессивная,
номинативная,
номинативная функция
речевой
диапазон
и оценочная
и экспрессивноэкспрессивно-оценочная и
специфическая
стилистическая
оценочная
и стилистическая функции
коммуникативно-речевая функции
стилистическая
функция
функции
Характеристика аффикса неинвариантный
инвариантный
неинвариантный
инвариантный
по типу значения
Системообразующий
Суффикс формирует немногочисленные группы зоонимов, названий деревьев и грибов, артефактов
потенциал
и др., а также имена собственные – топонимы (названия рек, деревень, пристаней, сёл, пещер,
районов)
участвует в формировании
подкласса наименований
лиц по характерному
внутреннему признаку
Функциональнохарактеризующий,
пропозициональная
синтаксический
однопризнаковый
тип семантика
(текстопорождающий)
семантики
потенциал
Функциональностилистически
в
основном стилистически
стилистически
не
стилистическая
маркирован
стилистически
не маркирован
маркирован
ориентация аффикса
маркирован
12
4) -ух-4, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию в сочетании с экспрессивно-стилистической при
оформлении оценочно-характеризующих наименований предмета или
явления1.
Суффикс -ух- наиболее активен в своей модификационной
разновидности при образовании стилистически сниженных синонимов
мотивирующих
имён
существительных
(2
деривата
в
ГСРЯ
и 115 (4309 контекстов) в НКРЯ: сеструха (прост. и обл.), свекруха, церквуха,
комнатуха и т.д.).
Мутационный суффикс -ух- используется для образования
характеризующих наименований предмета или лица (13 отглагольных
производных в ГСРЯ и 38 (1020 контекстов) в НКРЯ со значением лица
женского пола: вековуха (прост.), крикуха, стряпуха (устар. и прост.),
побируха, завируха, шептуха и т.д.; 5 отадъективных производных со
значением лица женского пола в ГСРЯ и 23 (594 контекста) в НКРЯ: молодуха
(прост. и обл.), грязнуха, толстуха (разг.), простуха, дурнуха и т.д.;
10 отглагольных производных – экспрессивно-оценочных обозначений
явлений или предметов, связанных с действием, в ГСРЯ и 58 в НКРЯ
(1340 контекстов): показуха (разг. неод), заваруха (прост.), расслабуха,
развалюха (прост. пренебр.), пруха и т.д.).
В собственно номинативной сфере суффикс -ух- является наименее
продуктивным из трёх рассматриваемых аффиксов.
В параграфе 2.1.3 охарактеризован суффикс -ушк-, представленный
186 производными в ГСРЯ и 1178 производными (41 204 контекста) в НКРЯ
и образующий 8 СТ.
В результате функционального анализа производных с суффиксом -ушк/-юшк- было выделено 5 функциональных вариантов этого суффикса:
1) -ушк-1, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий экспрессивную функцию,
2) -ушк-2, обладающий семантикой модификационного типа
и совмещающий номинативную и экспрессивную функции,
3) -ушк-3, обладающий семантикой модификационного типа
и выполняющий номинативную функцию,
4) -ушк-4, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию в сочетании с экспрессивной при оформлении
оценочно-характеризующих наименований лица,
5) -ушк-5, обладающий семантикой мутационного типа и реализующий
номинативную функцию при образовании производных с предметной
(неличной) семантикой2.
Установлено, что суффикс -ушк- продуктивен в образовании
характеризующих наименований женского рода (реже – общего рода):
9 отглагольных производных со значением лица в ГСРЯ и 35 в НКРЯ
1
2
Результаты функционального анализа суффикса -ух- отражены в таблице 2.
Результаты функционального анализа суффикса -ушк- отражены в таблице 3.
13
Таблица 2. Результаты функционального анализа производных с суффиксом -ух-.
Параметр
Функционально-семантические варианты суффикса -ух-ух-1
-ух-2
-ух-3
-ух-4
Деривационный
Аффикс словообразующий; все производные – имена существительные; в качестве производящей основы
профиль аффикса
выступают:
существительные
словосочетания
глаголы, прилагательные
глаголы
Деривационно1
продуктивный 1
продуктивный 2
продуктивных 1
продуктивный
семантическая
модификационный СТ
модификационный СТ мутационных СТ
мутационный СТ
спецификация аффикса (комнатуха, Витюха)
(лобовуха, записнуха)
(хохотуха, толстуха)
(заваруха, показуха)
Коммуникативноэкспрессивная,
компрессивная,
экспрессивная,
экспрессивная,
речевой диапазон и стилистическая
экспрессивная,
номинативная,
номинативная,
специфическая
функции
стилистическая
стилистическая функции
стилистическая функции
коммуникативнофункции
речевая функция
Характеристика
неинвариантный
инвариантный
неинвариантный
инвариантный
аффикса
по
типу
значения
Системообразующий
Суффикс формирует немногочисленные группы зоонимов, названий растений, самок животных, болезней,
потенциал
единичные наименования птиц, грибов, растений, а также имена собственные – топонимы (названия
деревень, рек, гор)
СТ-1 и СТ-2 вносят вклад в
формирование
ЛСГ
наименований лица по
характерному внутреннему
признаку
Функциональнохарактеризующий,
характеризующий,
синтаксический
однопризнаковый
тип однопризнаковый
тип
(текстопорождающий)
семантики
семантики
потенциал
Функциональностилистически
стилистически
стилистически маркирован стилистически маркирован
стилистическая
маркирован
маркирован
ориентация аффикса
14
(580 контекстов): хохотушка (разг.), болтушка (разг.), побирушка, вековушка
и т.д.; 7 отадъективных производных, называющих лиц женского пола по
характерному признаку, в ГСРЯ и 32 в НКРЯ (3489 контекстов): резвушка,
толстушка (разг.), грязнушка, простушка (разг.) и т.д.
В собственно номинативной сфере -ушк- является самым продуктивным
из трёх проанализированных суффиксов: 27 отглагольных производных,
называющих неодушевлённый предмет и имеющих разные частные значения,
в ГСРЯ и 74 в НКРЯ (8187 контекстов): катушка, ловушка, игрушка,
колотушка, гремушка, болтушка (яичница), побрякушка и т.д.;
7 отадъективных
производных,
обозначающих
предмет,
который
характеризуется
признаком,
названным
мотивирующим
именем
прилагательным, в ГСРЯ и 34 в НКРЯ (1235 контекстов): гнилушка (разг.),
кислушка, зеленушка и т.д.; 16 отсубстантивных производных, обозначающих
предмет (одушевлённый или неодушевлённый), характеризующийся
отношением к тому, что названо мотивирующим именем существительным,
в ГСРЯ и 49 в НКРЯ (4512 контекстов): верхушка (разг.), веснушка, краюшка
(разг.), горбушка и т.д.
Применение
метода
количественного
анализа
при
работе
с разновременными (1700–2015 гг.) материалами НКРЯ дало возможность
сделать выводы сопоставительного характера об активности ударной
(проанализировано 25 слов (494 контекста): амбарушка, вечерушка, войнушка,
голодушка, домушка, звездушка и т.д.) и безударной (проанализировано
50 слов (1233 контекста): (бородушка, бурёнушка, вдовушка, ведьмушка,
глубинушка, девчонушка, державушка и т.д.) разновидностей суффикса -ушк-:
подтверждена отмеченная ранее лингвистами тенденция к сокращению
в современном русском языке количества производных с безударным
суффиксом -ушк- и возрастанию продуктивности модификационной
словообразовательной модели с ударным вариантом этого суффикса.
Вероятно, применительно к суффиксу -ушк- мы можем говорить
о «морфемной интеграции», которая связана «с проблемой соотношения
морфемы и словообразовательного средства» и заключается в превращении
«интегрированного морфемного комплекса в самостоятельную морфему»1.
В параграфе 2.2.1 исследованы особенности функционирования
производных с суффиксами -уш-/-юш-, ух-/-юх-, ушк-/-юшк- в русском
жаргоне (на материале «Большого словаря русского жаргона» В.М. Мокиенко,
Т.Г. Никитиной). Установлено, что количество жаргонизмов с суффиксом -ух/-юх- (более 200) значительно превышает количество жаргонизмов
с суффиксами -ушк-/-юшк- (90) и -уш-/-юш- (менее 20). Существование
в жаргоне довольно большой группы стилистических (паспортуха, воспитуха,
уважуха, бицуха, складуха и т.п.) и компрессивно-стилистических
Николаев Г.А. Проблемы русской исторической морфемики / Г.А. Николаев // Русское
историческое словообразование: Теоретические проблемы. – Изд. 2-е, доп. – М.: Книжный дом
"ЛИБРОКОМ", 2010. – С. 169.
1
15
Таблица 3. Результаты функционального анализа производных с суффиксом -ушк-.
Параметр
Функционально-семантические варианты суффикса -ушк-ушк-1
-ушк-2
-ушк-3
-ушк-4
-ушк-5
Деривационный профиль Аффикс словообразующий; все производные – имена существительные; в качестве производящей основы
аффикса
выступают:
существительные
существительные
словосочетания
глаголы,
глаголы,
прилагательные
прилагательные,
существительные
Деривационно1
продуктивный 1
продуктивный 1 продуктивный 2
продуктивных 3
продуктивных
семантическая
модификационный модификационный СТ модификационмутационных СТ
мутационных СТ
спецификация аффикса
СТ
(повестушка,
ный СТ
(хохотушка, роднушка) (ловушка, гнилушка,
(думушка,
комнатушка)
(легковушка,
верхушка)
Аринушка)
угловушка)
Коммуникативно-речевой экспрессивноэкспрессивнокомпрессивная,
номинативная,
номинативная
диапазон и специфическая оценочная функция оценочная,
стилистическая
экспрессивнокоммуникативно-речевая
номинативная
функции
оценочная функции
функция
функции
Характеристика аффикса неинвариантный
неинвариантный
инвариантный
неинвариантный
инвариантный
по типу значения
Системообразующий
Суффикс формирует немногочисленные группы зоонимов, названий растений, грибов, рыб, птиц, а также имена
потенциал
собственные – топонимы (названия сёл, рек, деревень)
участвует
в формирует
формировании
небольшую группу
подкласса
названий
наименований лиц по инструментов,
характерному
средств действия
внутреннему признаку
Функциональнохарактеризующий,
пропозициональная
синтаксический
однопризнаковый тип семантика
(текстопорождающий)
семантики
потенциал
Функциональностилистически
стилистически
стилистически
стилистически
стилистическая
стилистическая
маркирован
маркирован
маркирован
маркирован
маркировка
ориентация аффикса
отсутствует у ряда
производных СТ-4
и СТ-7
16
модификатов (курсовуха, классуха, прикладуха, черепуха и т.п.) с суффиксом
-ух-/-юх- свидетельствует о том, что он выступает как один из языковых
маркеров русского жаргона на морфемно-словообразовательном уровне. Этот
вывод подтверждается тем, что у дериватов с доминированием номинативной
и оценочно-экспрессивной функций, в том числе образованных от
стилистически нейтральных лексем, сохраняется сниженная коннотация.
Наименее активными в жаргоне являются образования с суффиксом -уш/ -юш-.
Выявлены два способа образования жаргонизмов с суффиксами -уш-/
-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/-юшк-:
1) суффиксация (тявкуша – угол. Собака1; ревуха – угол. Корова;
тихушка – угол. 2. арест., мил. Помещение для пыток и т.д.), в том числе
неоднократное осложнение суффиксом одной и той же основы, порождающее
омонимию (висюха – угол. 1. Висячий замок. 2. Дамская сумочка на ремешке.
3. Ирон. Нераскрытое преступление; накидушка – угол. 1. Плащ. 2. Брезент.
3. Платок),
2) семантическая деривация (веснушка – угол. 1. Золотая цепочка (для
часов). 2. Золотые часы. 3. Золотые вещи (перенос значения по признаку
«цвет»)).
Нередко встречаются дериваты с двоякой мотивированностью:
болтушка (1. угол, арест. Лицо, находящееся под следствием или осуждённое
за антисоветскую пропаганду – от болтать (суффиксация) или от болтушка
с личным значением (сужение значения), кислушка (синтетический наркотик
ЛСД, вызывающий галлюцинации и т.д.) – от кислый или от кислушка (сужение
значения).
Наблюдается
включение
в
словообразовательные
процессы
иностранных слов (герлушка (от англ. girl), флэтуха (от англ. flat)), манюха (от
англ. money), фрэндуха (от англ. friend) и т.п.) и аббревиатур (четезухи (от
ЧТЗ), озушка (от ОЗУ), ПТУшка (от ПТУ)2 и т.п.).
Суффиксы выполняют в жаргоне номинативную, оценочноэкспрессивную и стилеобразующую функции. Экспрессивность при
образовании жаргонизмов достигается не только с помощью формантов
с эмотивно-оценочной коннотацией, но и благодаря наличию омонимических
отношений между жаргонными универбами и литературными словами
(хитрушка – Спорт. (скал.). Короткий, узкий участок хода в скале, где в случае
срыва можно спрыгнуть на камень или землю). Подобные образования
обладают высоким потенциалом выразительности и могут создавать
каламбурный эффект.
Параграф
2.2.2
посвящён
особенностям
функционирования
производных с суффиксами -уш-/-юш-, ух-/-юх-, -ушк-/-юшк- в русских
говорах (на материале «Словаря русских говоров Волжско-Свияжского
Толкования жаргонных лексем даются в соответствии с дефинициями, представленными
в «Большом словаре русского жаргона» В.М. Мокиенко, Т.Г. Никитиной.
2
Графический облик производных сохранён.
17
1
междуречья» М.Ф. Моисеенко). Общее количество зафиксированных
в словаре производных с интересующими нас формантами – 38: семь
с суффиксом -уш-, восемь с суффиксом -ух- и 23 с суффиксом -ушк-. Все
дериваты образованы в результате суффиксации, кроме лексемы дедушка –
домовой (семантическая деривация). Во всех рассмотренных примерах
суффиксы обслуживают не оценочную модификацию, а мутационную сферу
словообразования. Дериваты с суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/ -юшкобразуются по тем же моделям, что и производные в литературном языке.
Основная функция, реализуемая данными производными, – номинативная.
Наибольшую продуктивность суффиксы обнаруживают при образовании
отглагольных наименований лица (-уш-, -ух-: брызгуша, помыкуша, убируха,
бормотуха и т.д.), предмета (-ух-, -ушк-: ляпуха, рядуха, потирушка,
поставушка и т.д.), отсубстантивных производных, обозначающих предмет,
который характеризуется отношением к тому, что названо мотивирующим
именем существительным (-ушк-: годушка, рогушка и т.д.).
Таким образом, во второй главе работы определена морфемнословообразовательная специфика каждого из исследуемых суффиксов, однако
на данном этапе остаётся открытым вопрос о её глубинной обусловленности.
Оптимальным его решением представляется попытка проанализировать
морфемные звукокомплексы на уровне бессознательного, установив связь
между звуковой формой и содержанием изучаемых языковых знаков. Это
является основной целью третьей главы «Фоносемантический анализ
производных с суффиксами -уш-/-юш-, ух-/-юх-, ушк-/-юшк-». Для её
достижения нами была применена методика фоносематического анализа,
разработанная А.П. Журавлёвым.
В параграфе 3.1.1 описана выведенная А.П. Журавлёвым формула
расчёта фонетического значения, учитывающая частотность звука в языке, его
положение в слове, ударность / безударность (для гласных), твёрдость /
мягкость (для согласных) и устанавливающая фоносемантическую
маркированность слов по 25 признаковым шкалам (хороший – плохой,
большой – маленький и т.д. ). Эта формула «была проверена большим
количеством экспериментов, как на так называемых словах-манекенах
(искусственно созданные слова, не имеющие лексического значения), так и на
лексически значимых словах, и была полностью подтверждена»1.
В параграфе 3.1.2 проанализированы 57 слов с суффиксами -уш-/-юш-,
-ух-/-юх-, -ушк-/ -юшк- (по 19 слов с каждым из суффиксов): вековуша –
вековуха – вековушка, роднуша – роднуха – роднушка и т.д. В нашем
исследовании применение метода фоносемантического анализа дало
возможность установить степень проявления признаков, по которым
маркированы слова с близкозвучными суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-,
-ушк-/ -юшк- (женственный – мужественный, безопасный – страшный и т.д.).
Обобщение полученных результатов свидетельствует о том, что производные
Рогожина Г.С. Фоносемантические идеи в отечественном языкознании / Г.С. Рогожина // Вестник
Ленинградского государственного университета им. А.С. Пушкина. – 2014. – №1. – С. 217.
18
1
с суффиксами -ух-/-юх- имеют менее положительную окраску, чем слова
с суффиксами -уш-/-юш-, -ушк-/-юшк-. Лексемы с суффиксом -уш-/-юшимеют наиболее выраженную положительную окраску. В словах с суффиксом
-ушк-/-юшк- положительная оценка имеет среднюю степень выраженности.
Данные опроса студентов КФУ (432 человека) подтвердили полученные
выводы. Если производные с суффиксами -ух-/-юх- однозначно
квалифицируются респондентами как наименее положительно окрашенные,
то при сопоставлении производных с суффиксами -уш- и -ушк- выявлены
небольшие расхождения в оценке.
В параграфе 3.1.3 был проведён фоносемантический анализ ещё двух
групп производных существительных – с суффиксами -ик и -чик
и с суффиксами -ик и -ок (по 10 слов с каждым из них). Выбор материала для
анализа обусловлен, во-первых, тем, что перечисленные суффиксы являются
оценочными, во-вторых, два из них безударны, что подтверждает вывод
о важности ударения для маркирования оценочного содержания слова.
В данных группах производных также установлена степень проявления того
или иного признака в ряде однокоренных слов с разными суффиксами.
Осуществлённый эксперимент не только подтверждает эффективность
методики фоносемантического анализа применительно к фактам
словообразования, но и вносит вклад в описание словообразовательной
категории субъективной оценки имени существительного как основной сферы
реализации функционально-семантического потенциала интересующих нас
суффиксов.
В Заключении подводятся итоги диссертационного исследования.
Основным результатом работы является описание деривационных
и семантических
особенностей
производных
существительных
с близкозвучными суффиксами -уш-/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/-юшк- с позиций
функционального подхода. В результате последовательного применения
разработанной нами модели функционально-системного анализа были
выявлены функционально-семантические особенности суффиксов -уш-, -ух-,
-ушк-.
Суффикс -уш- представлен четырьмя функциональными вариантами, из
которых два обслуживают сферу модификации (преимущественно имена
с ласкательным значением, а также небольшое количество универбов, которые
в основном лишены экспрессивного компонента) и два – сферу мутации
(в основном наименования лица по характерному признаку или действию,
в которых номинативная функция сочетается с экспрессивно-оценочной;
также небольшое количество производных, выполняющих собственно
номинативную функцию).
Суффикс -ух- представлен четырьмя функциональными вариантами, из
которых два обслуживают сферу модификации (в основном стилистически
сниженные синонимы мотивирующих существительных, а также небольшая
группа универбов) и два – сферу мутации (наименования лица по
19
характерному признаку или действию, а также экспрессивно-оценочные
обозначения явлений или предметов, связанных с действием).
Суффикс -ушк- представлен пятью функциональными вариантами, из
которых три обслуживают сферу модификации (производные с ласкательным
значением (СТ-1, суффикс безударный), дериваты с уменьшительноласкательным или уменьшительно-уничижительным значением (СТ-2,
суффикс ударный), а также группа универбов) и два – сферу мутации
(наименования лица по характерному признаку или действию, в которых
сочетается номинативная и экспрессивно-оценочная функции, а также
производные, в которых суффикс реализует собственно номинативную
функцию).
Важной отличительной чертой суффикса -ушк- является наличие двух
формальных разновидностей (безударной и ударной), что позволило системно
закрепить
их
функционально-семантическую
дифференциацию
(ласкательность
и
оценочная
амбивалентность
соответственно).
Подтверждена тенденция к увеличению количества производных с ударной
(оценочно амбивалентной) разновидностью суффикса.
При сопоставлении полученных данных установлено следующее.
Суффикс -ух- в большей мере является средством стилистической
модификации, не выражая определённой оценки, однако он потенциально
тяготеет к негативной оценочности, чему способствует функциональная
ориентация на сферу жаргонного словообразования и фоносемантические
характеристики данного форманта.
Суффиксы -уш- и -ушк- обнаруживают бóльшую функциональносемантическую общность, обслуживая сферу выражения субъективной
оценки, преимущественно положительной. Суффикс -уш- по своему
потенциалу маркируется как наиболее положительно окрашенный, суффикс
-ушк- находится на втором месте по степени выраженности положительной
оценки, а для суффикса -ух- позитивная оценочность не характерна.
Использование количественных методов позволило подтвердить
сделанные ранее другими исследователями выводы о том, что безударный
суффикс -ушк- «теперь стал малопродуктивным», а количество образований
«с ударением на -ушка наоборот возрастает»1. Так как «мотивированность
образования языковых знаков тесно связана с культурологическим аспектом
языковой системы»2, можно предположить, что снижение значимости
безударного суффикса -ушк- связано с изменением языкового сознания
носителей русского языка, что, несомненно, нуждается в дальнейшем
доказательстве и требует более детального рассмотрения.
Применение метода фоносемантического анализа является попыткой
определить причины бессознательного выбора носителем языка одного из
Шейдаева С.Г. Категория субъективной оценки в русском языке: дисс. на соискание учёной
степени д. фил. наук / С.Г. Шейдаева. – Ижевск, 1998. – С. 167
2
Шелякин М.А. Язык и человек: К проблеме мотивированности языковой системы: учеб. пособие /
М.А. Шелякин. – М.: Флинта: Наука, 2005. – С. 104.
20
1
трёх фонетически схожих формантов. Основываясь на мысли А.П. Журавлёва
о том, что определёнными характеристиками могут обладать не только
отдельные звуки, но и их сочетания1, и принимая во внимание тот факт, что
суффикс представляет собой устойчивый, повторяющийся, стереотипно
используемый в деривационных процессах комплекс звуков, мы считаем
возможным использование достижений фоносемантики в качестве одного из
средств анализа явлений словообразования. В целом использование метода
фоносемантического анализа, а также метода опроса даёт основания для
подтверждения выводов, полученных в результате функциональносистемного анализа словообразующих морфем.
Эволюция языка предполагает дифференциацию языковых средств,
направленную на устранение их избыточности. Проведённое нами
исследование показало, что в рассматриваемом явлении дифференциация
возникла по линии как формы, так и содержания, установлена
функциональная спецификация исследуемых аффиксов. Все три суффикса
восходят к одной праславянской морфеме, есть краткие свидетельства учёных
об их генезисе и эволюции, которые нуждаются в дальнейшей разработке
с привлечением детального историко-языкового материала.
Важной перспективой использования разработанной нами модели
функционального анализа является возможность создания системнофункционального каталога словообразовательных аффиксов русского языка.
Кроме того, так как суффикс -ух- появился ещё в праславянский период,
представляется интересным сопоставить функционирование данного аффикса
в разных славянских языках с целью проследить другие пути его развития
и современное «инобытие» этого праславянского суффикса.
В
Приложении
представлены
алфавитные
списки
слов
с рассматриваемыми суффиксами, а также приведены в виде таблиц
результаты фоносемантического анализа 57 производных с суффиксами -уш/-юш-, -ух-/-юх-, -ушк-/-юшк- и производных с суффиксами -ик, -чик и -ок.
Основные положения диссертации отражены в следующих
публикациях:
Статьи, опубликованные в ведущих российских периодических
изданиях, рекомендованных ВАК Министерства образования и науки РФ:
1. Косова В.А., Маклеева Е.А. О функциональном анализе морфем, или
сколько в русском языке суффиксов -ушк- / В.А. Косова, Е.А. Маклеева //
Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2016. – Т. 158, кн. 5. – С. 1338–
1358. – 1,7 п.л.
2. Маклеева Е.А. Словообразовательные особенности имен
существительных с суффиксами субъективной оценки в русском жаргоне /
Журавлёв А.П. Фонетическое значение / А.П. Журавлёв. – Л.: Издательство Ленингр. ун-та, 1974.
– С. 117.
21
1
Е.А. Маклеева // Филология и культура. Philology and culture. – 2017. – № 4
(50). – С. 33–37. – 0,4 п.л.
3.
Маклеева
Е.А.
Функциональные
разновидности
имен
существительных с суффиксом -уш-/-юш- в современном русском языке /
Е.А. Маклеева // Учен. зап. Казан. ун-та. Сер. Гуманит. науки. – 2017. – Т. 159,
кн. 5. – С. 1323–1330. – 0,7 п.л.
Статьи, опубликованные в изданиях, входящих в БД Scopus:
4. Aliya N. Miftakhova, Elena A. Makleeva, Aliya R. Rakhimova. MEANS
OF EVALUATIVITY EXPRESSING IN THE WORK OF A.I. SOLZHENITSYN
«One day in the life of Ivan Denisovich» // Journal of Language and Literature. –
2016. – Vol. 7. No. 3, рр. 159–162. – 0,4 п.л.
5. Makleeva E.A, Kosova V.A, Miao S., Jargon compressive nominations
from the point of view of the Russian linguistic world-image // Journal of Language
and Literature. – 2016. – Vol. 7, Is.1. – Pp. 199–202. – 0,4 п.л.
Статьи, опубликованные в изданиях, входящих в БД WoS:
6. Elena A. Makleeva, Yan Zhike, Vera A. Kosova. Peculiarities of wordformation of derived nouns with the suffix -ух- in modern Russian language // AD
ALTA: Journal of interdisciplinary Research. 2017 (07/02-II). 62–63.
Идентификационный номер: WOS:000417968800017 – 0,28 п.л.
Статьи, опубликованные в других научных изданиях:
7. Маклеева Е.А. Фоносемантические и психосемантические
характеристики слов с ударными суффиксами (на примере слов с суффиксами
-УШ(А)/-ЮШ(А), -УШК(А)/-ЮШК(А), -УХ(А)/-ЮХ(А)) / Е.А. Маклеева //
Язык. Образование. Культура: Международная конференция студентов,
аспирантов, молодых преподавателей и ученых, 12–13 мая 2011 г., г. Пенза. –
Пенза: ПГУАС, 2011. – Ч. 1. – С. 78–81. – 0,28 п.л.
8. Маклеева Е.А. Фоносемантические характеристики существительных
с ударными и безударными уменьшительными суффиксами (на примере слов
с суффиксами -ИК и -ОК) / Е.А. Маклеева // Языки России и стран ближнего
зарубежья как иностранные: преподавание и изучение: материалы Междунар.
науч.-практ. конф. (10–11 ноября 2011 г.). – Казань, 2011. – С. 150–155. –
0,4 п.л.
9. Маклеева Е.А. Особенности функционирования производных имен
существительных
с
оценочной
коннотацией
в
произведениях
А.И. Солженицына / Е.А. Маклеева // Русский язык и литература
в тюркоязычном мире: современные концепции и технологии: международная
научно-практическая конференция, 27–30 июня 2012 г. – Казань, 2012. –
С. 154–156. – 0,17 п.л.
10. Маклеева Е.А. Перцепция производных существительных
с оценочной коннотацией (на материале слов с суффиксами -ушк(а)/-юшк(а),
-ушк(о)/-юшк(о), -ишк(а), -ишк(о)) / Е.А. Маклеева // Языки России и стран
ближнего зарубежья как иностранные: преподавание и изучение. – Казань,
2013. – С. 234–238. – 0,26 п.л.
22
11. Маклеева Е.А. Акцентно-словообразовательные характеристики
некоторых оценочных суффиксов существительных / Е.А. Маклеева // Языки
России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание
и изучение: материалы III Междунар. науч.-практ. конф. (19–21 ноября 2014
г.). – Казань: Изд-во Казан. ун-та, 2014. – С. 207–211. – 0,26 п.л.
12. Маклеева Е.А. Фоносемантические характеристики имён
существительных с безударными уменьшительными суффиксами (на примере
слов с суффиксами -ИК и -ЧИК) / Е. А. Маклеева // Научное и образовательное
пространство: перспективы развития: материалы Междунар. науч.-практ.
конф. (Чебоксары, 29 ноября 2015 г.). – Чебоксары: ЦНС «Интерактив плюс»,
2015. – С. 210–212. – 0,18 п.л.
13. Маклеева Е.А. Словообразование имен существительных
с оценочными суффиксами (на примере производных с суффиксом -ух(а)) /
Е.А. Маклеева // Динамика языковых и культурных процессов в современной
России [Электронный ресурс]. – Вып. 5. Материалы V Конгресса РОПРЯЛ
(г. Казань, 4–8 октября 2016 года). – СПб.: РОПРЯЛ, 2016. – 1 электрон. опт.
диск
(CD-R).
–
С.
361–363.
–
URL:
http://ropryal.ru/wpcontent/uploads/2016/10/5ROPRYAL.pdf. – 0,15 п.л.
14. Маклеева Е.А. Акцентно-словообразовательные характеристики
производных имен существительных с суффиксом -их(а) / Е.А. Маклеева //
Языки России и стран ближнего зарубежья как иностранные: преподавание
и изучение:
материалы
IV
Международной
научно-практической
конференции (Казань, 16–18 ноября 2016 г.). – Казань: Изд-во Казан. ун-та,
2016. – С.107–109.
15. Косова В.А. Маклеева Е.А. Особенности словообразования имен
существительных с суффиксом -ушк(а)/-юшк(а) в русском языке /
В.А. Косова, Е.А. Маклеева // Русский язык и литература в тюркоязычном
мире: современные концепции и технологии: материалы Международной
науч.-практ. конф. (Казан. федер. ун-т, 4-6 окт. 2016 г.) / под ред.
Р.Р. Замалетдинова, Т.Г. Бочиной, Е.А. Горобец. – Казань: Изд-во Казан. унта, 2016. – С. 197–199. – 0,17 п.л.
16. Маклеева Е.А. Словообразование имён существительных
с оценочными суффиксами в русских говорах / Е.А. Маклеева // Материалы
Международного молодежного научного форума «Ломоносов-2018» / Отв.
ред. И.А. Алешковский, А.В. Андриянов, Е.А. Антипов. [Электронный
ресурс] – М.: МАКС Пресс, 2018. – 1 электрон. опт. диск (DVD-ROM); 12 см.
– Систем. требования: ПК с процессором 486+; Windows 95; дисковод DVDROM; Adobe Acrobat Reader. – 1450 Мб. – 11000 экз. – URL: https://lomonosovmsu.ru/archive/Lomonosov_2018/data/section_35_12868.htm. – 0,12 п.л.
23
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
6
Размер файла
392 Кб
Теги
функциональная, суффиксах, производной, потенциал, ушк, семантические
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа