close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Фаустианская тема в английской литературе XX века

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ЛЕНКОВА НИНА РАШИДОВНА
ФАУСТИАНСКАЯ ТЕМА В АНГЛИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ
ХХ ВЕКА
10.01.03 – Литература народов стран зарубежья
(западноевропейская литература и литература США)
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Самара – 2018
Работа выполнена на кафедре лингводидактики и переводоведения в
ФГБОУ ВО «Башкирский государственный университет».
Научный руководитель
доктор
филологических
профессор
Ишимбаева
Григорьевна
наук,
Галина
Официальные оппоненты
Кучумова Галина Васильевна, доктор
филологических
наук,
доцент,
профессор
кафедры
немецкой
филологии ФГАОУ ВО «Самарский
национальный
исследовательский
университет имени академика С.П.
Королева»
Шанина
Юлия
Александровна,
кандидат филологических наук, доцент
кафедры русской литературы ФГБОУ
ВО «Башкирский государственный
педагогический университет им. М.
Акмуллы»
Ведущая организация
ФГАОУ ВО «Уральский федеральный
университет имени первого Президента
России Б.Н. Ельцина»
Защита состоится 25 апреля 2018 года в 14:00 часов на заседании
диссертационного совета Д 212.216.03 при ФГБОУ ВО «Самарский
государственный социально-педагогический университет» по адресу:
443099, г. Самара, ул. М. Горького 65/67, корпус №1, зал заседаний (ауд.
106).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке ФГБОУ ВО
«Самарский государственный социально-педагогический университет»
по адресу: 443099, г. Самара, ул. М. Горького 65/67 и на официальном
сайте www.pgsga.ru.
Автореферат разослан «______» марта 2018 г.
Ученый секретарь диссертационного совета
доктор филологических наук,
профессор
Е.Б. Борисова
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Сюжет о легендарном немецком учѐном докторе Иоганне
Фаусте, стремящемся к познанию любой ценой и продавшем душу
дьяволу, – один из самых значительных традиционных сюжетов
мировой литературы и культуры. Впервые литературно
обработанный в Германии в 1587 году, он приобрѐл все качества
протосюжета. Имея общечеловеческое содержание и ставя
универсальные нравственные вопросы, этот сюжет вышел за
пределы одной эпохи и одной страны.
Фауст, «смелый искатель истины, подписавший договор с
сатаной во имя знания и прогресса», стал «одной из определяющих
вершин в развитии европейской художественной культуры»1. Его
образ многозначен и неисчерпаем, поэтому каждый писатель,
обращающийся к Фаусту, предлагает свою трактовку. Она
напрямую связана с эпохой и страной, в которой было создано
каждое конкретное произведение, а также с мировоззрением его
автора.
Степень разработанности проблемы. Филологическая
наука исследовала и продолжает исследовать разные аспекты
мировой фаустианы. Подробнее всего проанализирована немецкая
фаустиана в немецкоязычной германистике, занятой как
историческим
доктором
Фаустом,
так
и
отдельными
произведениями фаустовской темы в литературе, живописи и
музыке2.
В отечественной германистике также большое внимание
уделено немецкой фаустиане. В истории изучения образа Фауста в
нашей стране огромную роль сыграл академик В.М. Жирмунский,
издавший в 1958 г. «Легенду о докторе Фаусте»3. В этом первом
на русском языке фундаментальном исследовании приводятся
легендарные и исторические свидетельства о Фаусте и некоторые
1
Ишимбаева Г.Г. Фаустианская тема в немецкой литературе: дис. … доктора
филол. наук. – Москва: МГУ, 1999. – С.3.
2
См., например, одну из знаменитых библиографий: Henning H. Faust –
Bibliographie. – In 3 Bd. – Berlin, Weimar, 1966–1970.
3
Жирмунский В.М. История легенды о Фаусте // Легенда о докторе Фаусте / Изд.
подгот. В.М. Жирмунский; Ред. изд-ва А.И. Соболева. – М.-Л.: Изд-во АНСССР,
1958. – 574 с.
3
тексты художественных произведений о нѐм, рассматривается
эволюция сюжета от момента зарождения до XVIII века, даются
библиография и комментарии.
Фаустовская проблематика оказалась очень востребованной
отечественными литературоведами конца ХХ – начала XXI веков.
Г.В. Якушева4 исследует дегероизацию образа Фауста в мировой
фаустиане ХХ столетия; Г.Г. Ишимбаева5 рассматривает эволюции
немецкой и русской фаустиан; Н.К. Александрова6 занимается
особенностями австрийской фаустианы, А.Е. Нямцу7 анализирует
советскую драматургическую фаустиану, В.А. Фортунатова8 –
рецепцию «Фауста» Гѐте в литературе ГДР, Н.Т. Пахсарьян9 –
фаустовскую ситуацию во французском романе-фельетоне.
Однако
обобщающих
исследований,
посвящѐнных
английской фаустиане, в литературоведении нет. В англоязычной
филологии главное внимание уделяется отдельным произведениям
этой темы и прежде всего трагедии К. Марло о Фаусте10. Кроме
4
Якушева Г.В. Фауст и Мефистофель в литературе ХХ века (К проблеме кризиса
просветительского героя): дис. … докт. филол. наук. – М.: МГУ, 1998. – 319 с.;
Якушева Г.В. Фауст и Мефистофель вчера и сегодня. – М.: Изд-во «Фон», 1998. –
120 с.; Якушева Г.В. Фауст в искушениях XX века. – М.: Наука, 2005. – 235 с.
5
Ишимбаева Г.Г. Фаустианская тема в немецкой литературе: дис. … доктора
филол. наук. – М: МГУ, 1999. – 444 с.; Ишимбаева Г.Г. Образ Фауста в немецкой
литературе XVI–XX веков. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 262 с.; Ишимбаева Г.Г.
Русская фаустиана XX века. – М.: Флинта: Наука, 2002. – 128 с.; Ишимбаева Г.Г.
Страницы русской фаустианы XIX века. – Уфа: РИО БашГУ, 2005. – 73 с.
6
Александрова Н.К. Тема Фауста в западноевропейской литературе: к проблеме
становления духовно-исторического феномена. – Ижевск: РИО УдГУ,1997. – 99
с.; Александрова Н.К. Австрийский «Фауст» // Гѐтевские чтения. – М.: Наука,
1999. – С. 50-58;. Александрова Н.К. Театральные метаморфозы австрийского
Фауста // XVIII век: литература в контексте культуры. – М.: Наука, 1999. – С. 209218.
7
Нямцу А.Е. Рекомендации к изучению традиционных образов мировой
литературы (советская драматургическая фаустиана). – Черновцы: Изд-во ЧГУ,
1981. – 89 с.
8
Фортунатова В.А. Рецепция «Фауста» Гѐте в прозе ГДР (70-е годы) // Гѐтевские
чтения. – М.: Наука, 1991. – С.193-206.
9
Пахсарьян Н.Т. Фаустовская ситуация во французском романе-фельетоне
(«Мемуары дьявола» Ф. Сулье) // Гѐтевские чтения. – М.: Наука, 2007. – С. 253260.
10
Lives of Faust: The Faust Theme in Literature and Music. A Reader / Ed. by L.
Fitzsimmons. – Walter de Gruyter, 2008. – 508 p.
4
того, интерес учѐных вызывают английская рецепция «Фауста»
И.В. Гѐте (В. Хохарт11), исторический и мифологический Фауст (Л.
Руигби12, И. Уэт13, Д. Хоукс14), мотив договора с сатаной (Э.
Батлер)15.
В русскоязычном литературоведении английская фаустиана
также исследована точечно, на примере отдельных произведений о
Фаусте. Однако до сих пор отсутствуют работы, в которых бы
концептуально и целостно осмыслялась фаустианская тема в
английской литературе.
Это
обусловливает
актуальность
настоящей
диссертации, в которой делается попытка системного
рассмотрения особенностей английской фаустианы ХХ века.
О том, что сюжет о докторе Фаусте был очень популярен в
Англии конца XVI – начала XVII вв., говорит несколько
красноречивых фактов. В это время, во-первых, публикуются
переводы на английский язык немецких народных книг о докторе
Фаусте и его фамулусе Вагнере; во-вторых, появляется комедия с
аллюзиями на Фауста («История монаха Бэкона и монаха Бенгея»
Р. Грина), а У. Шекспир в «Виндзорских насмешницах» упоминает
имя немецкого чернокнижника и Мефистофеля; в-третьих, К.
Марло создаѐт первую драматургическую обработку фаустовского
сюжета в «Трагической истории доктора Фауста», Б. Джонсон –
пародию на фаустианский сюжет («Алхимик»); в-четвѐртых, в
Англии рубежа веков стремительно развивались алхимия и
эзотерика, что способствовало интересу к магии и магам.
Все эти сложившиеся на рубеже XVI–XVII веков основания
для национальной рецепции образа Фауста обусловили появление
многих произведений, в которых речь идѐт о человеке,
вступающем в сделку с дьяволом. В XIХ в. английская фаустиана,
как и вся мировая фаустиана, получила новые импульсы к своему
11
Hauhart W. The reception of Goethe's Faust in England in the first half of the
nineteenth century. – New York: Columbia University Press, 1909. – 174 p.
12
Руигби Л. Фауст / Пер. с англ. Д. Кунташова. – М.: Вече, 2012. – 432 с.
13
Watt I. Myths of Modern Individualism: Faust, Don Quixote, Don Juan, Robinson
Crusoe. – Cambridge University Press, 1997. – 293 p.
14
Hawkes D. The Faust Myth: Religion and the Rise of Representation. – New York,
2007. – 247 p.
15
Butler E. Fortunes of Faust. – Cambridge: University Press, 1952 – 365 p.
5
развитию в трагедии И.В. Гѐте «Фауст», где была предложена
просветительская концепция легендарного сюжета. Гѐтевский
«Фауст» после публикации его 1 части в 1808 г. и полного текста в
1832 г. становится главным протосюжетом всей мировой
фаустианы. Поэтому при анализе английской фаустианы ХХ
столетия мы учитывали не только национальные основы, но и
немецкую традицию, заложенную в народной книге 1587 г. и в
трагедии И.В. Гѐте.
Цель исследования состоит в том, чтобы рассмотреть
протосюжеты английской фаустианы и исследовать особенности
функционирования сюжета о докторе Фаусте в английской
литературе ХХ века.
Используя классификацию Г.Г. Ишимбаевой, мы разделяем
все произведения на фаустовские и фаустианские и считаем, что
понятие «фаустианское» обозначает «все принадлежащее образу
Фауста»16, то есть включает в себя как сюжет о Фаусте
(фаустовский), так и темы и мотивы, имеющие внутренние
переклички с историей Фауста.
Фаустовские произведения в английской литературе
генетически связаны с трагедией К. Марло, в них действует сам
Фауст. В фаустианских произведениях представлены два типа
героев: с одной стороны, персонаж, типологически близкий Фаусту
К. Марло, с другой, – карикатура на него, как и в комедии Б.
Джонсона.
Объектом исследования является английская фаустиана
ХХ века и еѐ протосюжеты, возникшие на рубеже XVI–XVII вв.;
предметом – фаустовский и фаустианский образы в произведениях
«Трагическая история доктора Фауста» К. Марло, «Алхимик» Б.
Джонсона, «Последний день доктора Фауста» М. Бэринга, «Энох
Сомс» М. Бирбома, «Плата Дьяволу» Д. Сэйерс, «Фауст» Р. Ная,
«Дом доктора Ди» П. Акройда.
Не претендуя в рамках одного диссертационного
исследования на полный охват всего корпуса английских
художественных тестов о Фаусте и на фаустианскую тему, мы
16
Гольц Й. Фауст и фаустианское: актуальные аспекты одной полемики / Пер. с
нем. В. Гильманова // Балтийский филологический курьер. – Калининград: БФУ
им. И. Канта, 2009. – №7. – С.85.
6
ограничились пятью произведениями, выбор которых для анализа
продиктован стремлением рассмотреть разные способы рецепции
образа Фауста в английской литературе ХХ века.
В связи с целью и предметом исследования ставятся
следующие задачи:
1) проанализировать
особенности
трагического
фаустовского протосюжета, сложившегося в «Трагической
истории доктора Фауста» К. Марло, и комического фаустианского
протосюжета, представленного в «Алхимике» Б. Джонсона;
2) сформулировать принципы трансформации этих
протосюжетов в английской фаустиане ХХ века, которая опирается
и на традиции, сложившиеся в немецкой народной книге 1587 г. и
в трагедии И.В. Гѐте «Фауст»;
3) определить специфику английской фаустианы первой
половины ХХ века, в которой появилось несколько
разновидностей персонажей, связанных с темой Фауста
(постимпрессионистский Фауст у М. Бэринга, пародийный Фауст у
М. Бирбома, христианизированный Фауст у Д. Сэйерс);
4) исследовать постмодернистскую рецепцию образа
Фауста в английской фаустиане второй половины ХХ века на
примере романов Р. Ная «Фауст» и П. Акройда «Дом доктора Ди»;
5) рассмотреть
разные
способы
художественного
осмысления сюжета о докторе Фаусте (трагический, комический,
трагикомический).
Научная новизна работы заключается в следующем:
– представлено первое монографическое исследование,
посвящѐнное анализу английской фаустианы ХХ в.;
– впервые предложено целостное описание двух
протосюжетов английской фаустианы, сложившихся на рубеже
XVI–XVII веков в трагедии К. Марло «Трагическая история
доктора Фауста» и в комедии Б. Джонсона «Алхимик»;
– проанализированы произведения английской фаустианы
ХХ в. («Последний день доктора Фауста» М. Бэринга, «Энох
Сомс» М. Бирбома, «Плата Дьяволу» Д. Сэйерс, «Фауст» Р. Ная,
«Дом доктора Ди» П. Акройда) с точки зрения их протосюжетной
связи с текстами К. Марло и Б. Джонсона;
7
– исследованы особенности рецепции немецкой народной
книги 1587 г. и трагедии И.В. Гѐте «Фауст» в английских
фаустовских и фаустианских произведениях;
– введены в научный обиход не переведѐнные на русский
язык и не исследованные в отечественном литературоведении
произведения М. Бэринга «Последний день доктора Фауста», Д.
Сэйерс «Плата Дьяволу», Р. Ная «Фауст».
Цель и специфика анализируемого материала определили
выбор
методов
исследования
–
описательного,
компаративистского, культурно-исторического, биографического,
мифопоэтического, интертекстуального.
Основные положения, выносимые на защиту:
1) английская фаустиана начинает свою историю на рубеже
XVI–XVII вв. и, с одной стороны, испытывает влияние немецкой
народной книги 1587 г., а с другой, имеет собственные
национальные корни;
2) протосюжетными для английской фаустианы стали
«Трагическая история доктора Фауста» К. Марло и «Алхимик» Б.
Джонсона, в которых представлены две версии сюжета
(фаустовский и фаустианский) и два способа его осмысления
(трагический и комический);
3) английская фаустиана ХХ века использует, помимо
протосюжетов К. Марло и Б. Джонсона, в качестве прецедентного
текста трагедию И.В. Гѐте «Фауст», которую подвергает
переосмыслению;
4) в английской фаустиане первой половины ХХ века образ
Фауста модернизируется. Так, М. Бэринг использует гѐтевский
мотив
и
рассматривает
образ
Фауста
в
традициях
постимпрессионизма («Последний день доктора Фауста»); М.
Бирбом создаѐт в образе своего фаустианского героя Эноха Сомса
карикатуру на Фауста и пародию на Дориана Грея Уайльда («Энох
Сомс»); Д. Сэйерс, опираясь на немецкую народную книгу и
трагедию К. Марло, даѐт христианизированную концепцию
истории Фауста («Плата дьяволу»);
5) для романа Р. Ная «Фауст», основанного на немецкой
народной книге, марловском протосюжете и трагедии Гѐте,
характерен пародийный способ осмысления образа главного героя,
8
как в «Алхимике» Б. Джонсона, в результате чего происходит
дегероизация Фауста;
6) в романе П. Акройда «Дом доктора Ди» излагается
фаустианская история, пафос которой сродни «Трагической
истории доктора Фауста» К. Марло, и актуализируется один из
гѐтевских мотивов, связанный с образом гомункулуса;
7) в английской фаустиане ХХ в. проявилось три способа
художественного осмысления сюжета о докторе Фауста:
трагический («Последний день доктора Фауста» М. Бэринга,
«Плата дьяволу» Д. Сэйерс), комический («Энох Сомс» М.
Бирбома, «Фауст» Р. Ная), трагикомический («Дом доктора Ди» П.
Акройда).
Теоретико-методологической
основой
диссертации
являются фундаментальное академическое исследование В.М.
Жирмунского «История легенды о Фаусте», а также работы Г.В.
Якушевой, Г.Г. Ишимбаевой, И.П. Ильина, А.Т. Парфѐнова, М.М.
Бахтина, Ю.Б Борева, В.Е. Хализева.
Теоретическая и практическая значимость работы,
впервые комплексно анализирующей различные способы
обработки
традиционного
сюжетно-образного
материала
фаустианской темы в английской литературе ХХ века, заключается
в том, что полученные результаты позволяют более полно
раскрыть национальные особенности рецепции одного из
традиционных сюжетов и, следовательно, вносят определенный
вклад в литературоведение. Идеи и выводы диссертации могут
стать основной для дальнейшего углубленного изучения
проблемы, полученные результаты могут быть использованы в
вузовской практике преподавания курсов зарубежной литературы.
Апробация
работы: результаты
диссертационного
исследования изложены в 12 статьях, в том числе 5 – в журналах,
рекомендованных ВАК; основные положения общей концепции
работы и еѐ отдельных проблем излагались на научных
конференциях:
Международной
студенческой
научнопрактической конференции, посвящѐнной саммиту ШОС и БРИКС
«Взаимодействие языков и культур в евразийском пространстве»
(Уфа,
2014),
III
Международной
научно-методической
конференции «Межкультурная–интракультурная коммуникация:
теория и практика обучения и перевода» (Уфа, 2014), XXVII
9
Пуришевских чтениях «Зарубежная литература XXI века:
проблемы и тенденции» (Москва, 2015), VI международной
научной конференции молодых ученых «Актуальные вопросы
филологической науки XXI века» (Екатеринбург, 2017).
Структура диссертации определяется общей концепцией
исследования, анализирующего трансформацию сюжета о Фаусте в
английской литературе ХХ века. Диссертация состоит из Введения,
3 глав, Заключения и Списка литературы. Детальному анализу
двух национальных протосюжетов К. Марло и Б. Джонсона, на
которые опираются английские писатели ХХ в., обращающиеся к
теме Фауста, посвящена первая глава диссертации. Во второй главе
рассматривается специфика английской фаустианы первой
половины ХХ века и на примере произведений М. Бэринга, М.
Бирбома и Д. Сэйерс исследуются особенности рецепции
фаустовского сюжета К. Марло и фаустианского сюжета Б.
Джонсона. В третьей главе, посвящѐнной анализу фаустовского
романа Р. Ная и фаустианского романа П. Акройда,
рассматриваются особенности функционирования традиционного
сюжета о Фаусте во второй половине ХХ века.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обосновывается выбор темы диссертации,
раскрываются еѐ актуальность и научная новизна, определяются
объект и предмет исследования, формулируются цель, задачи и
положения, выносимые на защиту, характеризуется степень
разработанности темы исследования, обозначаются теоретикометодологическая база и структура основной части, приводятся
сведения об апробации результатов исследования, отмечается
теоретическая и практическая значимость работы.
Первая глава «Протосюжеты английской фаустианы»
состоит из двух параграфов и посвящена подробному анализу
трагедии К. Марло и комедии Б. Джонсона – произведений, в
которых представлены две принципиально отличные друг от друга
литературные обработки демонологической легенды о докторе
Фаусте: трагическая фаустовская и сатирическая фаустианская.
Эти произведения стали протосюжетными для английской
10
фаустианы как в содержательном смысле, так и по способу
осмысления проблемы.
В первом параграфе «Трагический фаустовский
протосюжет (“Трагическая история доктора Фауста” К.
Марло)» представлен анализ трагедии К. Марло (1592) и
сформулированы отличительные черты первого английского
протосюжета.
Марло обратился непосредственно к легендарному сюжету
об учѐном, продавшем душу дьяволу. Джон Фауст у Марло –
идеализированный герой, который вступает в союз с дьяволом во
имя великого познания, власти и наслаждений. Им движет желание
освободиться от традиционных богословских представлений и
моральных законов. Мефистофель изображѐн страдающим падшим
ангелом, скорбящим после отпадения от Бога. В финальной сцене
пьесы Фауст выступает как поистине трагический герой, который
видит неизбежность своей судьбы и не верит в спасение, зная, что
грешен. Марло сумел предвосхитить идеи, актуальные для ХХ
столетия, – о свободной воле и свободном выборе и об
ответственности учѐного за последствия своих открытий перед
самим собой и перед миром.
Но при всей оригинальности истолкования образа
чернокнижника Марло остался внутри традиции, сложившейся в
христианском Средневековье и осуждающей богоотступника. В
его «Трагической истории доктора Фауста» речь идет о
преступлении и наказании героя-титана, восставшего против
существующего миропорядка, во имя великих целей пошедшего на
сделку с сатаной и погибшего. Пьеса Марло, создавшего
героический трагический характер, по способу осмысления
конфликта и оценке деяний героя близка немецкой народной книге
1587 г. «История о докторе Иоганне Фаусте, знаменитом чародее и
чернокнижнике».
Второй
параграф
«Комический
фаустианский
протосюжет (“Алхимик” Б. Джонсона)» посвящѐн исследованию
второго протосюжета английской фаустианы, в котором даѐтся
комическая интерпретация трагического сюжета о докторе Фаусте.
«Алхимик» Джонсона – это сатирическая комедия, в
которой развенчиваются шарлатаны, выдающие себя за знатоков
чѐрной магии, и доверчивые простодушные обыватели, готовые с
11
радостью обманываться в надежде на быстрое фантастическое
обогащение. Джонсон, как и Эразм Роттердамский, чей сюжет он
использовал17, связан с народной бюргерской культурой,
высмеивавшей общественные пороки своего времени в
персонифицированных сатирических образах.
В «Алхимике» Джонсон изобразил не Фауста, а героя,
типологически ему близкого и вместе с тем отличного от него, и
радикальным образом пересмотрел трагический материал,
обратившись к жанру комедии нравов. В истории алчного
шарлатана Сатла пародируются некоторые мотивы традиционного
сюжета (вызов духов, магическая практика, трансмутация
металлов и философский камень) и акцентируется стихия
низменных страстей бытовой жизни людей того времени.
В соответствии со своей теорией «гуморов» Джонсон
создал образы героев, которые являются карнавальными
двойниками Фауста, Мефистофеля, Вагнера, Елены Троянской и
помещены в гущу конкретно исторического времени. Главное
внимание при этом комедиограф уделил разоблачению глупости и
невежества людей разных сословий, идущих на поводу у
мошенников, выдающих себя за магов. В игровом финале пьесы
Джонсон подчеркнул торжество разума и оригинально развил
мотив наказания фаустианского героя.
Во Второй главе «Английская фаустиана первой
половины ХХ века», состоящей из трех параграфов, рассмотрены
особенности функционирования традиционного сюжета о докторе
Фаусте в произведениях, появившихся в первой половине
столетия, когда происходит решительный пересмотр как
фаустовского, так и фаустианского протосюжетов. Их
трансформации в произведениях М. Бэринга, М. Бирбома и Д.
Сэйерс обусловлены разными авторскими представлениями о
мире, обществе и человеке и связаны с культурно-историческим
контекстом.
17
Парфѐнов А.Т. Легенда о Фаусте и гуманисты северного Возрождения
[Электронный ресурс] // Культура эпохи Возрождения и Реформация. – М.: Наука,
1981. – С. 163–170. – Режим доступа: http://www.philology.ru/literature3/parfyonov81.htm, свободный. – Загл. с экрана.
12
В первом параграфе «Постимпрессионистский Фауст М.
Бэринга (“Последний день доктора Фауста”)» исследуется
оригинальная разработка фаустовского сюжета в рассказе 1909
года, где показано сущностное состояние Фауста перед лицом
небытия.
В рассказе «Последний день доктора Фауста» представлена
постимпрессионистская версия фаустовского сюжета. Бэринг
обращается к героической трактовке образа Фауста Марло, но
марловский протосюжет подвергается у него кардинальному
домысливанию. Писатель изображает своего героя почтенным
семидесятилетним стариком, переносит место действия в
солнечную Италию, подчѐркивает отход Фауста от магических дел.
Герой фактически отрекается от стремления к бесконечному
познанию запредельного, берѐт под сомнение свои юношеские
достижения, говорит о быстротечности жизни и малозначимости
чернокнижия и магии.
Особенность поэтики рассказа определяется аллюзиями на
1 часть трагедии Гѐте: Бэринг даѐт собственную версию истории
Гретхен, с которой связывает тему философского камня, и
раскрывает новые оттенки значения стихотворения «Фульский
король».
Бэринг содержательно и идеологически переосмысляет
образ сатаны и момент расплаты, отказываясь от протосюжетного
дьявола во плоти и от трагической развязки истории Фауста из
немецкой народной книги и пьесы Марло, в которых герой в
какой-то момент пытается исправить содеянное, расторгнуть
договор с Мефистофелем и погибает мучительной смертью. У
Бэринга другая версия финала жизни Фауста, который не прячется
от судьбы и принимает смерть.
Такое изображение предсмертного состояния героя
является безусловно новаторским и позволяет говорить о вкладе
Бэринга в мировую фаустиану.
Во втором параграфе «Пародийный Фауст М. Бирбома
(“Энох Сомс”)» исследуется фаустианская версия сюжета в
рассказе 1912 г., в котором писатель не просто создаѐт
комического героя-декадента, но принципиально полемизирует с
декадансом, изобразив писателя-неудачника Эноха Сомса как
карикатуру на Фауста и на Дориана Грея.
13
Внешнее подобие истории Сомса фаустовской обусловлено
фабульно: он, как и герой немецкой народной книги и трагедии
Марло, продаѐт появляющемуся перед ним дьяволу тело и душу.
Однако по существу Сомс является язвительной карикатурой на
Фауста. В нѐм нет величия помыслов, желания приблизиться к
разгадке бытия, постичь запретные знания. Единственное, к чему
он стремится, – это обрести посмертную славу величайшего поэта,
о котором будут помнить потомки. Между тем декадентское
творчество Сомса вторично и лишено оригинальности. Создавая
образ «тусклого» фаустианского персонажа, поэта-неудачника,
Бирбом фактически продолжает линию комического истолкования
сюжета, предложенную Джонсоном, одновременно пародируя
роман О. Уайльда.
В финальной части истории Сомса, повествующей о
путешествии героя в дурно устроенное будущее, упоминается
роман Г. Уэллса «Машина времени» – так Бирбом вписывает
развязку сюжета в антиутопическую тему.
Опираясь на традицию Джонсона, Бирбом создал
дегероизированного карикатурного Фауста-декадента, чья судьба
истолкована в контексте актуальных для английской литературы
рубежа веков проблем, и внѐс в фаустиану новый мотив,
связанный с антиутопической хронофантастикой.
В третьем параграфе «Христианизированный Фауст Д.
Сэйерс (“Плата дьяволу”)» анализируется христианская
интерпретация традиционного сюжета в пьесе 1939 г., которую
писательница в эссе «Фаустианская легенда и идея дьявола» (1945)
назвала «интерпретацией сделки с дьяволом в межвоенное
время»18. В своѐм автокомментарии Сэйерс уделяет главное
внимание проблеме различения человеком добра и зла, и еѐ Фауст
учится распознавать добро и зло, понимает лживость дьявола,
делает свой выбор в пользу добра, обретает душу, несѐт
ответственность за грехи.
В заголовке пьесы Сэйерс фиксирует важный для себя
момент в фаустовской истории – цену, которую человек, отпавший
18
Sayers D. The Faust Legend and the Idea of the Devil // The Poetry of Search and the
Poetry of Statement: On Dante and Other Writers. – Oregon: Wipf and Stock
Publishers, 2006. – 290 p. – P. 238. [Перевод наш. – Н.Л.].
14
от Господа, должен заплатить дьяволу. С этого названия и
начинается собственно теологическая интерпретация фаустовского
сюжета Сэйерс, которая в своей пьесе в содержательном
отношении близка немецкой народной книге, трагедии Марло,
трагедии Гѐте.
Герой Сэйерс решается на сделку с Сатаной потому, что он
не согласен с существующим миропорядком. Безбожие Фауста
носит идеологический характер: его атеизм является оборотной
стороной сложнейших неразрешимых вопросов бытия, связанных с
объективным наличием зла в мире.
Поэтому Сэйерс осмысляет пребывание Фауста в Риме в
категориях
высокой
трагедии
о
герое,
окончательно
разочаровавшемся в мироустройстве, оказавшемся в конфликте с
католической церковью, утверждающем с трибуны, что Бог –
жестокий тиран. Несостоявшееся убийство Папы Римского
вызывает у Фауста печальные размышления о суетности и тщете
бытия. Этих психологических тонкостей не было ни в немецкой
народной книге, ни у Марло, ни у Гѐте.
Сэйерс-проповедница
придает
рассматриваемому
традиционному сюжету универсальный характер, связывая
историю Фауста с первородным грехом, и существенно уточняет
исторические корни сюжета, относя их к ветхозаветным временам.
Основываясь в сюжетном плане на немецкой народной книге,
трагедии Марло и трагедии Гѐте, писательница привносит в свою
версию истории Фауста много нового как в содержательном, так и
в идейном отношениях. Она синтезирует некоторые мотивы
Ветхого и Нового Заветов с фаустовским сюжетом, напрямую
соотнося своего Фауста с библейскими героями, которые
подверглись сатанинским проискам, но сумели с Божьей помощью
их преодолеть. Не исключает такой возможности для Фауста и
Сэйерс, поэтому финал еѐ пьесы звучит оптимистично.
В Третьей главе «Английская фаустиана второй
половины ХХ века» исследуется специфика художественного
осмысления образа и темы Фауста в английской литературе второй
половины прошлого столетия, когда происходит переосмысление
традиционного сюжета о Фаусте в духе постмодернистского
мейнстрим-направления в культуре этого времени.
15
Первый
параграф
«Постмодернистский
дегероизированный Фауст Р. Ная (“Фауст”)» посвящен
системному анализу фаустовского романа (1980). Рассматриваются
его жанрово-композиционные особенности и специфика
истолкования сюжета и образов, воспроизведѐнных в
историческом контексте эпохи с опорой на немецкие народные
книги о докторе Фаусте и о докторе Вагнере, на трагедии К. Марло
и И.В. Гѐте.
Используя игровой модус повествования, Най кардинально
пересмотрел традиционный сюжет и образы его героев Фауста,
Вагнера, Елены; пародийно переосмыслил жанровые формы
исторического романа, дневника-расследования, космологической
притчи,
пикарески,
кукольного
спектакля,
мистерии;
структурировал текст романа в ходе интертекстуального диалога с
мировой литературой (в частности, с произведениями Дж.
Боккаччо, Ф. Рабле, Х. Борхеса, У. Эко и др.).
В своей версии фаустовского сюжета писатель следует за Б.
Джонсоном. Фауст Ная, типологически близкий Сатлу из
«Алхимика», изображен плутом и пройдохой без определенных
занятий и места жительства. Однако он оказывается не только
«низовым» героем: в его жизнеописании сочетаются в
двойственное единство бинарные оппозиции культуры верх/низ. В
романе выстраивается концепция амбивалентного образа Фауста,
зерном которого является вагнеровское определение «герр
Трикстер»19.
Фауст-трикстер на страницах рукописи Вагнера постепенно
раскрывает свою другую ипостась, связанную с функцией
культурного героя, пытающегося упорядочить состояние мира.
Задумавшийся о сущностных вопросах бытия, не принимающий
схоластические аксиомы, Фауст погружается в пьянство и
непотребство, пытаясь таким образом разрешить проклятые
вопросы бытия и считая, что он их разрешил.
Во втором параграфе «Постмодернистская рецепция
фаустианского сюжета в романе П. Акройда “Дом доктора
Ди”» приводятся результаты анализа фаустианского романа (1992)
19
Nye R. Faust. – Harmondsworth: Penguin Books Ltd, 1982. – P. 228. [Перевод наш.
– Н.Л.]
16
одного из самых популярных и самых титулованных британских
писателей современности.
Джон Ди Акройда и Фауст – типологически схожие герои,
учѐные одной группы крови, жаждущие великого познания и
готовые ради него на все. Однако писатель оригинально
трансформировал сюжет о Фаусте, отказавшись от главного
составляющего мотива – продажи учѐным души дьяволу, оставляя
алхимическую тему поиска запретного знания и создания
гомункулуса и подчѐркивая внутреннюю убеждѐнность героя в
своѐм родстве с Фаустом. Это и оказывается магистральной
линией романа «Дом доктора Ди», особенностью поэтики которого
являются прямые и скрытые аллюзии на немецкую народную
книгу и произведения К. Марло, Б. Джонсона и И.В. Гѐте.
Акройд изображает Джона Ди амбивалентным персонажем,
совмещая в его трактовке героическое начало, идущее от Фауста
Марло, и сниженное, зафиксированное в комедии Джонсона.
Двойственность героя, однако, предполагает возможность его
эволюции и обретения им личностной определѐнности. Поэтому в
финале романа появляется прямая аллюзия на исход земной жизни
гѐтевского Фауста.
Литературная история о Фаусте имеет две версии финала:
осуждение героя (немецкая народная книга и трагедия К. Марло) и
его спасение (трагедия И.В. Гѐте). Акройд видоизменяет этот
двойной канон финала и предлагает свой, третий вариант
окончания истории фаустианского персонажа. Во многом это
связано с тем, что писатель вводит в свою версию сюжета о Фаусте
новую тему – тему поиска «погибшего града Лондона», части
Атлантиды. По Акройду, эта попытка возрождения утопии рая,
Сада Философов, роднит доктора Ди с гѐтевским Фаустом,
который вознамерился построить небесный Иерусалим на земле.
Ди-Фауст проникает во вневременное пространство, в этом
заключается торжество фаустианского героя.
В Заключении сделаны выводы исследования и даны
необходимые обобщения. Сюжет о Фаусте, впервые литературно
обработанный в Германии эпохи Реформации, оказался
востребованным английской культурой, в которой сложились свои
национальные основы для его восприятия и художественного
17
осмысления и свои национальные протосюжеты – трагический (К.
Марло) и комический (Б. Джонсона).
Возникшие на рубеже XVI–XVII вв. два протосюжета
английской фаустианы, наряду с немецкими протосюжетами
(немецкой народной книгой 1587 г. и трагедией Гѐте), определяют
всѐ многообразие содержания и особенностей рецепции образа
Фауста в английских фаустовских и фаустианских сочинениях ХХ
века. В них проявилось три способа художественного осмысления
сюжета о докторе Фаусте: трагический («Последний день доктора
Фауста» М. Бэринга, «Плата дьяволу» Д. Сэйерс), комический
(«Энох Сомс» М. Бирбома, «Фауст» Р. Ная), трагикомический
(«Дом доктора Ди» П. Акройда).
Проведѐнный анализ корпуса фаустовских и фаустианских
текстов
позволил
выявить
некоторые
закономерности
функционирования традиционного сюжета в английской
фаустиане прошлого столетия.
1) Каждый писатель, обращавшийся к теме Фауста,
актуализировал в еѐ содержании то, что соответствовало его
собственным идейным и эстетическим поискам в конкретную
историко-культурную эпоху;
2) Фауст или персонаж фаустианского типа в каждом
художественном произведении имеет отличительные черты того
времени, в которое было создано повествование о нѐм;
3) В каждом случае при явной диалогичности конкретного
авторского текста с английскими и немецкими протосюжетами
происходило
обогащение
мировой
фаустианы
новыми
содержательными
мотивами
и
идейно-художественными
способами осмысления традиционного сюжета;
4) Отличительной чертой фаустовских и фаустианских
произведений, возникших в Англии ХХ в., является
интертекстуальность. Их авторы обращаются не только к
протосюжетам К. Марло, Б. Джонсона, немецкой народной книги
1587 г. и И.В. Гѐте, но и к мировой литературе в целом.
Таким образом, традиционный сюжет об учѐном с
«демоном на договоре»20 разнопланово представлен в английской
20
Карасѐв Л.В. О «демонах на договоре» (Искусство в зеркале самосознания) //
Вопросы литературы, 1988. – № 10. – С.3.
18
литературе ХХ в. и отличается ярко выраженной оригинальностью
идеологических и художественных трактовок.
Основные положения диссертации отражены
в следующих публикациях:
в изданиях, рекомендованных ВАК Министерства
образования и науки РФ:
1. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Трансформация сюжета о
Фаусте в романе П. Акройда «Дом доктора Ди» // Вестник
Самарского университета. – Серия «История. Педагогика.
Филология». – 2016. – № 1. – С. 147-151. – ISSN: 2542-0445. (0,4
п.л.).
2. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Образ гомункулуса в
романе П. Акройда «Дом доктора Ди» // Вестник Вятского
государственного гуманитарного университета. – 2016. – № 6. – С.
80-85. – ISSN: 1997-4280. (0,5 п.л.).
3. Ленкова Н.Р. Особенности истолкования образа Елены
Прекрасной в романе Р. Ная «Фауст» // Общественные науки. – М.:
Изд-во МИИ, 2016. – № 6-1. – С. 87-97. – ISSN: 2079-5505. (0,5
п.л.).
4. Ишимбаева Г.Г., Ленкова Н.Р. Постмодернистская
рецепция образа доктора Ди (У. Эко, П. Акройд) // Вестник
Башкирского университета. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2017. – Т. 22. – №
2. – С.433–439. – ISSN: 1998-4812. (0,9 п.л.).
5. Ленкова Н.Р. Фаустианский сюжет в комедии Б.
Джонсона «Алхимик» // Общественные науки. – М.: Изд-во МИИ,
2017. – № 2. – С. 75-85. – ISSN: 2079-5505. (0,6 п.л.).
в других изданиях:
6. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Мифологизация
исторических личностей в английской литературе: Фауст, доктор
Ди // Взаимодействие языков и культур в евразийском
пространстве: материалы Международной студенческой научнопрактической конференции, посвящѐнной саммиту ШОС и
19
БРИКС. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – С. 74-78. – ISBN: 978-5-74773677-1. (0,2 п.л.).
7. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Дискурсы средневековой
литературы в трагедии К. Марло // Межкультурная интракультурная коммуникация: теория и практика обучения и
перевода: материалы III Международной научно-методической
конференции. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2014. – С. 130-137. – ISBN: 9785-7477-3725-9. (0,4 п.л.).
8. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Фаустовские дискурсы в
романе П. Акройда «Дом доктора Ди» // Эволюция и
трансформация дискурсов: языковые и социокультурные аспекты:
сборник научных статей. – Самара: Изд-во «Самарский
университет», 2015. – С. 293-296. – ISBN: 978-5-86465-665-5. (0,24
п.л.).
9. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Документальное и
художественное начало в романе П. Акройда «Дом доктора Ди» //
XXVII Пуришевские чтения «Зарубежная литература XXI века:
проблемы и тенденции». – М., 2015. – С. 34-35. – ISBN: 978-500077-225-6. (0,06 п.л.)
10. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Утопический Лондон в
романе П. Акройда «Дом доктора Ди» // Современные проблемы
литературоведения, лингвистики и коммуникативистики глазами
молодых ученых. Традиции и новаторство: сборник научных
трудов. – Уфа: РИЦ БашГУ, 2015. – С. 20-25. – ISBN: 978-5-74773867-6. (0,25 п.л.).
11. Гумерова Н.Р. (Ленкова Н.Р.). Назировская рецепция
Фауста и Фауст Марло // Назировский архив. – Уфа, 2015. – № 1
(7). – С. 163-171. – ISSN: 2309-1584. (0,5 п.л.).
12. Ленкова Н.Р. Фаустианская тема в романе «Журнал
Виктора Франкенштейна» П. Акройда // Актуальные вопросы
филологической науки XXI века: сборник статей VI
Международной научной конференции молодых ученых. – В 2 ч. –
Ч. 2: Современные проблемы изучения истории и теории
литературы. – Екатеринбург, 2017. – С. 165-171. – ISBN: 978-58295-0520-2. (0,4 п.л.).
Общий объем опубликованных работ: 4,95 п.л.
20
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
16
Размер файла
404 Кб
Теги
тема, века, литература, фаустианские, английский
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа