close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Менталитет нации и глобализационные процессы современности (социально-философский анализ)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Урунова Хамидачон Умарбоевна
МЕНТАЛИТЕТ НАЦИИ И ГЛОБАЛИЗАЦИОННЫЕ
ПРОЦЕССЫ СОВРЕМЕННОСТИ
(СОЦИАЛЬНО-ФИЛОСОФСКИЙ АНАЛИЗ)
Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
доктора философских наук
Специальность: 09.00.11 – социальная философия
Душанбе – 2018
1 Работа выполнена на кафедре политологии и культурологи Худжандского
государственного университета имени академика Б. Гафурова
Научные консультанты:
Саидов Абдулманон
Саторович - доктор
философских наук, профессор, зав. Отделом
социальной философии Института философии,
политологии и права им. А. Баховаддинова
Академии наук Республики Таджикистан
Солихджонов Расулджон – доктор философских
наук, профессор кафедры общественных наук
Института экономики и торговли Таджикского
государственного университета коммерции
Официальные оппоненты:
Хазиев
Велерий
Семенович
–
доктор
философских наук, профессор, заведующий
кафедрой философии, социологии и политологии
Башкирского Государственного педагогического
университета имени М. Акмуллы
Курбонов Абдурахмон
Шерович – доктор
философских наук, начальник управления анализа
социальных проблем Центра стратегических
исследований
при
Президенте
Республики
Таджикистан
Зохидов
Очил
Ходжибаевич - доктор
философских наук, и.о. заведующий кафедрой
политологии
Таджикского
Государственного
университета права, бизнес и политика
Ведущая организация: Таджикский национальный университет, кафедра
истории философии и социальной философии
Защита диссертации состоится «01» февраля 2018г. в ____ ч. на заседании
Диссертационного совета Д047.019.01 по защите диссертаций на соискание ученой
степени доктора, кандидата философских наук при Институте философии,
политологии и права им. А.Баховаддинова Академии наук Республики
Таджикистан по адресу: 734025, г. Душанбе, пр. Рудаки, 33.
С диссертацией можно ознакомиться в Центральной научной библиотеке им.
Индиры Ганди Академии наук Республики Таджикистан (734025 г.Душанбе,
проспект Рудаки 33) и на сайте Института: www.ifppanrt.tj
Автореферат разослан «___» _____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
к.ф.н., доцент
Гиёев К.Х.
2 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Совершенно очевидно, что
происходящие кардинальные изменения в современном мире затронули не
только материальную сферу жизнедеятельности человечества, но
и
обуславливают смены традиционных духовно-нравственных
устоев
общества, мировосприятия, особенности стереотипов мышления индивидов,
социальных групп и национальных общностей.
В этой связи научная значимость исследования проблемы менталитета,
особенно в плоскости его национального проявления, продиктована
необходимостью социально-философского анализа уровня восприятия и
оценки
людьми
происходящих
социальных
изменений
в
трансформирующихся обществах. Менталитет, как духовное явление в
жизни общества, прежде всего, обусловлен природными, биологическими,
климатическими, социальными другими факторами и имеет свою
разновидность, одной из которых выступает его национальный тип, который
отличает стереотипы мышления и поведения одной общности от другой.
Особенности национального менталитета при социально-философском её
анализе проявляются в тесной связи моральных норм, образа жизни,
культурно-исторических и религиозно-эстетических ценностей данной
общности.
Безусловно, привилегированность социально-философского анализа
проблемы менталитета заключается в том, что в рамках возможностей этой
науки её сущность рассматривается как взаимосвязь всех компонентов
рационального и иррационального в становлении духовной культуры
конкретной этнонациональной общности. Неоспоримый факт, что
ментальность есть трудноопределимый исток социокультурной динамики
любой национальной общности, поскольку в ней дано все: знания об истории
человечества, верованиях, представлениях, чувствах, поведении, жизненных
ценностях т.п.
Менталитет нации органически связан с её культурой и духовной жизни,
а элементы одного можно обнаружить в другом, и наоборот. Он не может
наследоваться биологически, быть врожденным, однако, в то же время,
"ментальный уровень залегает на дне генов", и на ментальности этноса
сверху надстраиваются все рациональные, осмысленные идеологические
системы.
Закономерно, что в процессе развития науки заново пересмотрены
теоретические предпосылки многих проблем, и в этом плане концепция
менталитета не является исключением, а её переосмысление обусловлено
3 тем, что в прежние годы не было единого подхода к исследованию данного
феномена. Думается, отсутствие целостного видения проблемы, скорее всего,
было связано с частой заменой её категориального аппарата. Следует
признать, что в учениях древних мыслителей вообще отсутствовало понятие
«менталитет», а вместо него применялись такие понятия как «душа», «дух»,
«психологические черты» народа.
Сам факт отсутствия фундаментальных разработок по данной проблеме,
ставит перед исследователями в социально-философской науке актуальную
задачу – разработать новый теоретико-методологический конструкт,
позволяющий выявить и акцентировать общие закономерности изменения
(пусть, даже, не существенных) менталитета в условиях социокультурных
перемен.
Проблема научного переосмысления национального менталитета в
условиях глобализации, когда во многих этнических обществах (в частности,
в таджикском социуме) происходят трансформационные процессы, является
очень актуальной задачей. Её эффективное и обоснованное решение
позволяет не только достаточно верно осознать сущность и содержание
духовных стереотипов мышления конкретного народа, но и фиксировать их
особенности, также, в определённой степени, проследить процесс
трансформации национального менталитета в новых социокультурных и
политических условиях.
Актуальность также исследования темы менталитета таджикской нации
обусловлена совокупностью причин, важнейшей среди которых является
потребность понять особенности истории таджикского этноса, специфику
современного таджикского общества, перспективы его изменения и развития.
Происходящие сложные процессы социокультурные трансформации в
Таджикистане, после обретения государственной независимости, привлекают
внимание ученых-обществоведов к сложным проблемам, связанным с
духовной культурой и самосознанием таджикского народа. В связи с этим,
проблема единства и многообразия менталитета в современной цивилизации
вызывает, как теоретический, так и практический интерес.
Все это в совокупности и ряд других объективных причин обусловили
выбор проблемы менталитет нации и глобализационные процессы
современности как объект социально-философского анализа.
Степень научной разработанности проблемы. Хотя философские
дискуссии вокруг проблемы менталитета имеет глубокие исторические
корни, однако, состояния изученности темы показывает, что они в тех или
иных ракурсах были поставлены на повестку дня исследователями ещё в
XIX веке. Безусловно, понятие «менталитет», как научная категория вошло в
4 оборот благодаря трудам Х. Штейнталя и В. Вундта, в основу которых лежат
идеи Г. В. Ф. Гегеля об «объективном духе», а также, распространенное в
Германии того времени, понятие о «сверхиндивидуальной психике» и
обусловленности социальной истории духовным складом нации. 1 В этом
плане также ощутим значение разработок Н. И. Кареева, М. Мосса, А. де
Токвиля, Р. Эммерсона и ряд других исследователей.
Некоторые аспекты проблемы менталитета освещены в трудах И. Канта, М. Хайдеггера, А. Шопенгауэра, О. Шпенглера, однако особое место в
становлении понятия «менталитет» как научного конструкта занимают
проведённые исследования представителей французской Школы «Анналов» М. Блок, Ф. Бродель, Ж. Ле Гофф, Л. Февр и др.
Несомненно, в психологическом ракурсе и с социологической позиции
проблемы менталитета разработаны в трудах А. Адлера, Р. Арона, М. Вебера,
Т. Парсонса, З. Фрейда, Э. Фромма, К. Г. Юнга, которые обосновали
историческую устойчивость и определённую повторяемость стереотипов
мышления у различных национальных общностей.
Специально анализу ментальных феноменов посвящены работы
Ф. Арьеса, Ж. Делёза, Ж. Дюби, Г. Лебона, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Стросса,
Г. Тарда и других европейских исследователей. Особенностям русского
национального характера и их истокам посвящены труды М. А. Бакунина,
Н. А. Бердяева, С. Н. Булгакова, Б. П. Вышеславцева, С. И. Гессена, Н. Я. Данилевского,
В. В. Зеньковского,
И. А. Ильина,
К. Д. Кавелина,
П. А. Кропоткина, Н. О. Лосского, Н. И. Надеждина, В. С. Соловьёва,
П. А. Сорокина, П. А. Флоренского, Г. В. Флоровского, С. Л. Франка,
А. С. Хомякова, Н. Г. Чернышевского и др.
Исследования, проведённые такими видными современными
российскими учёными, как К. А. Абульханова-Славской, А. В. Брушлинским,
В. П. Зинченко, А. Н. Леонтьевым, М. К. Мамардашвили, С. Л. Рубинштейном, В. А. Ядовым и другим имеют огромное значение для осмысления
специфики функционирования менталитета общества, разработки проблем
сознания и интуиции, которые позволяют выявить скрытые слои внутреннего
мира национального общества. Труды А. Н. Леонтьева и Б. В. Поршнева
посвящены проблемам менталитета с точки зрения социальнопсихологической детерминации.
Не менее привлекательными являются исследования Б. А. Душкова,
Р. М. Грановской, С. В. Лурье, Т. В. Семёновой, С. В. Кондратьева, И. С. Кона, Ш. Надирашвили, А. В. Петровского, М. Г. Ярошевского, Д. Н. Узнадзе, в
1
Названия этих и других работ авторов, использованных во «Введении» диссертации, приводятся в «Списке
использованной литературы».
5 которых рассмотрены психологические аспекты проблемы менталитета
общества и ментальности личности.Изучению вопросов адаптации
самосознания и культуры этносов в рамках социально-философского анализа
посвящены
разработки
Э. Г. Александрикова,
Л. М. Дробижевой,
О. С. Новиковой, З. В. Синкевича, А. Г. Спиркина, а знания о менталитете в
своих разработках совершенствовали Е. А. Ануфриев, В. В. Ванчугов,
Ф. И. Гиренок, Р. А. Додонов, С. П. Иваненков, К. Касьянова, С. Э. Крапивенский, В. И. Курашов, А. Ж. Кусжанова, А. В. Лесная, К. Х. Момджян,
И. В. Мостовая, Л. Н. Пушкарёв, В. Селлин, А. П. Скорик, Г. Телленбах,
Д. Филд, Р. Хингли, Б. П. Шулындин, Г. Шульц и др.
Этнологические аспекты проблемы менталитета исследованы в трудах
Г.М. Андреева, Э.А. Баграмова, О. Бауэра, Ю.В. Бромлея, Г. Гачева, П.И.
Гнатенко, Н.Д. Джандильдина, Г А. Инкельса, А. Кардинера, А.С. Кармина,
И.С. Кона, Д. Левинсона, В.Г. Николаева, З.В. Сикевича и др.
В исследовании проблемы менталитета с учетом национальных и
межнациональных отношений существенный вклад внесли исследователи
В.К. Трофимов, Ю.П. Андреева, Ануфриев А.А. В.В. Бабакова, Ю.В.
Бромлей, В.С. Грехнева, А.Г. Здравомыслов, В. Козлов, Л.С. Мамут, М.Н.
Руткевич, В. М. Семенов, Н.Г. Скворцов, Э.В. Тадевосян, В.А. Тишков, А.Я.
Гуревич П.С. Гуревич, И.Г. Дубов, Ж. Дюби, В.В. Козловский, Л.В. Лесная,
Б.Ф. Марков, А.А. Петраков, В.И. Плотников, Ж. Ревель, А.И. Рёдель, Т.Г.
Стефаненко, М. Ю. Шевяков, Р.Г. Абдулатипов и др.
Содержательное исследование менталитета (ментальности) в его
историческом ракурсе, как научного понятия и социально-духовного явления
можно встретить в работах А. Я. Гуревича, Б. В. Маркова, И. Г. Дубова и
других российских учёных.
Большое теоретико-методологические значение для разработки
проблем менталитета имеют труды В. С. Барулина, Ю. В. Бромлея, А. С. Панарина, Б. Ф. Поршнева, а гуманитарная культурология, представленная в
исследованиях М. М. Бахтина, В. С. Библера, Д. С. Лихачёва, А. Ф. Лосева,
А. И. Пигалева и других, обеспечивают аксиологический подход в
исследовании духовной культуры общества, национальной и исторической
психологии конкретного этноса.
В научных разработках А. С. Барабаша, В. Н. Гуляхина, А. А. Давлетова, К. М. Никонова, И. П. Носова, Ю. М. Резника изучены гражданскоправовые аспекты менталитета русского народа. Социально-политические,
философско-образовательные вопросы ментального характера рассмотрены в
исследованиях
Н. Ф. Калины,
И. М. Клямкина,
Т. И. Кутковца,
6 В. В. Лапкина, А. М. Новикова, В. И. Пантина, В. И. Садовничего, Г. К. Селевко, А. Л. Стризое, Е. В. Чёрного, А. Д. Шоркина.
Вопросы национально-исторического измерения духовно-культурных
процессов подробно обсуждены такими российскими и европейскими
исследователями, как А. С. Ахиезер, М. А. Барг, М. П. Бузский, В. К. Кантор,
Р. Лемелин, О. Мёльден, Х. Ортега-и-Гассет, А. С. Панарин, И. А. Петрова,
Н. Н. Седова, К. Хюбнер, В. А. Шкуратов, К. Ясперс и рядом других.
Диссертационные работы М. Г. Горбуновой, В. В. Ковалёва, А. Ю. Кузнецова, А. Ю. Мордовцева, Д.В. Полежаева, Т. В. Семёновой, М. Ю. Шевякова посвящены изучению отдельных вопросов, связанных с
менталитетом русского народа.
Следует
отметить,
что
изучение
феномена
менталитета
исследователями и его научная разработка в постсоветском пространстве,
особенно в Таджикистане, в основном активизировалась после распада
Советского Союза.
Определению национального менталитета как сложнейшего феномена
духовной культуры общества и изучению специфики проявления
менталитета таджиков в межкультурной коммуникации, его влияние на
социальные действия субъектов посвящены работы Додихудоева Х.Д.,
Идиева Х.У., Каримджановой А.У., Ладыгиной О.В., Махмадова А.Н,
Саидова А.С., Самиева А.Х., Сафаралиева Б., Файзалиева Дж. Х., Шарипова
И.Ш., Шозимова П.Д., Шоисматуллоева Ш. и других.
Среди вышеназванных таджикских исследователей особо стоит
отметить разработки О.В. Ладыгиной, которая рассматривает проблему
национального менталитета в контексте его взаимодействия с
традиционными ценностями общества, определяя последнее как
неотъемлемую часть менталитета народа.
Фундаментальные характеристики национального менталитета, как
одного из основных регулятивов массовых действий социального субъекта в
рамках социально-философской методологии, даны в научных трудах А.С.
Саидова.
Несмотря на то, что отечественными и зарубежными исследователями
проведено немало научных разработок, касающихся тех или иных вопросов
менталитета нации в контексте конкретных условий её жизнедеятельности,
особенностей проявления менталитета этноса, тем не менее, анализ
национального менталитета в условиях трансформации традиционных
обществ и влияние глобализации на него в современном мире, до сих пор
никем не осуществлён. Этот существующий пробел мы попытаемся
восполнить нашим исследованием.
7 Объектом исследования являетсяменталитет нации в современных
условиях тотальной глобализации и трансформации национального социума.
Предметом анализа выступают факторы, детерминанты, влияющие на
национальный менталитет таджиков и особенности проявления стереотипов
их мышления в период глобализации и государственной независимости.
Основная цель диссертационной работы – дать социально-философский
анализ
национального
менталитета
в
контексте
современных
глобализационных процессов.
Для достижения поставленной цели предполагается решениеследующих
исследовательских задач:
- используя методологические возможности социально-философской
науки, конкретизировать сущность и соотношение понятий “менталитет” и
“национальный менталитет»;
- подвергать анализу теоретические аспекты проблемы трансформации
менталитета нации в процессе социокультурных изменений и акцентировать
влияние происходящих модернизационных процессов на стереотипы
мышления и поведения членов общества;
- выявить и изучить предпосылки формирования и специфику
проявления менталитета народа в традиционных обществах, в сравнении с
западноевропейскими социумами;
- акцентировать и научно обосновать основные, детерминирующие
менталитета индивидов в национальном социуме, факторы и предпосылки,
показать их функции в регулировании духовно-преобразующей деятельности
субъекта;
- фиксировать особенностипроявления менталитета нации в
трансформирующемся социуме и обозначить сегменты, требующие
коррекции ментальных черт таджиков;
- эксплицировать процесс социокультурной трансформации общества,
как важнейшего фактора, влияющего на менталитет таджикской нации в
период государственной независимости;
- исследовать многоаспектное влияние глобализационных процессов
на менталитет таджиков в современных условиях и перспективы сохранения
его характерных свойств;
- осуществить попытку теоретически выработать механизмы
протекции основополагающих свойств менталитета таджикской нации в
условиях тотальной глобализации.
Теоретико-методологической
основой
исследования
выбрана
совокупность разработанных в социальной философии парадигм изучения
менталитета как духовного и социокультурного феномена. В этом плане
8 важная роль отведена системному подходу, согласно которому
дискутируемый предмет идентифицируется как интегрированное явление,
имеющее адекватные ему уровни организации и динамики. В процессе
социально-философского исследования проблемы менталитета нации и
глобализационные процессы современности широко использованы также
методы сравнительно-исторического, структурно-функционального анализа
и принципы диалектического анализа. Источниковой базой диссертации
являются труды отечественных и зарубежных философов, в которых изучены
различные аспекты проблем национального менталитета.
Научная новизна диссертационного исследования конкретно
заключается в следующем:
- впервые, на основании имеющихся в социально-философской науке
концепций и теорий, изучена проблема менталитета нации в условиях
современной глобализации на примере отдельно взятой этнической
общности;
- установлено, что влияние происходящих модернизационных
процессов на стереотипы мышления и поведения людей, изменение
национального менталитета в процессе социокультурных трансформаций в
обществе вполне закономерное явление;
- выявлены предпосылки формирования и специфика проявления
менталитета народа в современных традиционных обществах, проведен их
сравнительный анализ с модернизированными социумами;
- уточнены и научно обоснованы главные, детерминирующие
менталитета субъекта в национальном социуме, факторы и предпосылки, а
также показаны их функции в регуляции духовно-преобразующей
деятельности людей;
- аргументированы особенностипроявления менталитета нации в
трансформирующемся социуме и обозначены сегменты, требующие
коррекции ментальных свойств таджикского народа;
- показано, что процесс социокультурной трансформации общества,
выступая в качестве значимого фактора, влияет на менталитет таджикской
нации в период государственной независимости;
- доказаны неоднозначное воздействие глобализационных процессов
на менталитет таджиков в современных условиях и перспективы сохранения
его исконных качеств;
- осуществлена попытка теоретически выработать механизмы
поддержки главных атрибутов менталитета таджикской нации в условиях
тотальной глобализации.
9 Исследовательская гипотеза состоит в предположении о том, что
менталитет нации на различных этапах развития общества, под влиянием
объективно протекающих социально-политических, экономических и
духовно-культурных процессов подвергается определённому воздействию
многоаспектного характера. В этом плане глобализационные процессы,
которые активно происходят в современном мире, влияя на все стороны
жизни национальных обществ, особенно на их духовную культуру, могут
также изменить свойства менталитета народа.
Поэтому теоретическая разработка эффективных способов и методов защиты
от негативных воздействий глобалистской культуры является одной и
важнейших задач современной обществоведческой науки, особенно
социальной философии.
Исходя из сущности поставленных задач, научной новизны и
исследовательской гипотезы, на защиту вносятся следующие основные
положения:
1. При анализе процессов, происходящих в современном мире, одной из
важных задач социально-философской науки является фиксирование и
осмысление новых и до сих пор достаточно не изученных явлений в
существующей сложной социальной системе. Естественно, феномен
национального менталитета относится и к числу таковых, нуждающихся в
социально-философском обосновании, поскольку происходящие в
современном мире в национальных обществах социальные и духовные
изменения – многоаспектны и требуют своего научного осмысления.
Как показывает анализ существующих научных источников, сущность и
содержание феномена «менталитет» всегда сопряжено с исследованием
таких сложных понятий, как «духовность», «сознание», «национальная
идея», «национальный характер». Наличие многообразных научных
интерпретаций менталитет обязывает учёных синтезировать их, рассмотреть
его как структурно сложного, но цельного, по своей природе, явления.
Главная черта, отличающей менталитет от других родственных понятий,
заключается в том, что он является интегральным понятием. Такая
интерпретация позволяет утверждать, что при характеристике национального
менталитета не следует определить его как индивидуальное качество
человека, а как результат коллективной психики, обусловленное
историческим развитием общности, одной из характеристик которой
являются ее неосознанность или непонятая осознанность. При таком подходе
менталитет рассматривается как этнический образ, взгляды и отношение,
самосознание, укоренённые стереотипы мышления и поведения, поступки
членов конкретной общности, что подтверждает тезис о том, что носителем
10 менталитета не является индивид, а социум, взятое в целом. Формами
проявления менталитета выступают словесный язык (вербальная культура
общества) и язык жестов, поведение членов этноса, их обычаи, традиции и
верования.
Совершенно очевидно, что такая выработка понятия менталитета
позволяет соединить аналитическое мышление, развитые формы сознания с
полуосознанными культурными шифрами. Он связывает достаточное
количество
противоположностей
природного
и
культурного,
эмоционального и рассудочного, иррационального и рационального,
индивидуального и общественного. Предпосылками формирования
менталитета любой нации, непременно, выступают её среда обитания,
культура, традиции, язык, образа жизни, религии в совокупности. Его
фундаментальными источниками изучения являются коллективный
духовный опыт общности, особенности её религиозных верований,
фольклор, музыка вообще, мораль, этика, обычаи, обряды и др.
2.
Преобразования
в
материально-производственной
сфере
непосредственно становятся причиной социокультурных трансформаций в
обществе, влияя на форму и характер отношений его членов. Они также
закономерно приводят к изменению содержания основных компонентов
духовной жизни индивидов и формированию идей, которых порождают,
происходящие на данный момент, объективные социально-экономические
процессы. Одна из таких идей, выдвинутым трансформирующимся
таджикским обществом, - это идея создания гражданского общества, которая
может стать мощным фактором переформирования сложившихся ранее
стереотипов мышления национального субъекта.
Наряду
с
социально-экономическими
предпосылками,
интеллектуальное развитие, чувства и характер индивида, культура, религия,
дифференциация специализации, являющиеся теми факторами, которые
составляют основы духовной человеческой жизнедеятельности, выступают
основными причинами возникновения изменений в обществе. Они способны
спровоцировать трансформацию в социуме, и могут существенно повлиять
на менталитет нации, и, в определённой степени, изменить отдельные его
черты.
Например,
такие
ментальные
свойства
субъектов,
как
коллективистские
ценности,
ориентация
на
общие
интересы,
самопожертвование ради общества и государства трансформируются слегка
на индивидуалистические ориентации. Процесс формирования гражданского
общества позволил и до сих пор дает возможность индивиду быть в поисках
новых идей и открытий, нововведений, однако в пользу удовлетворения
11 личных материальных интересов. Личность ныне испытывает период
определенного «безвременья». Его мышление сориентировано на создание,
развитие собственных материальных условий, конкуренцию, получение
прибыли, улучшение своего состояния и т.п.
3. Менталитет нации представляет собой глубинный духовный склад,
совокупность коллективных представлений, свойственных именно ей, и
сформировавшихся в определенном природно-климатическом и историкокультурном пространстве. Он складывается длительным путем и носит
глубинно-устойчивый характер, а в процессе его формирования на нацию
влияют обстоятельства жизни её субъектов, непосредственно ими
воспринимаемые и требующие от них ответной реакции. В то же время
следует учитывать, что такие факторы, как традиции, коды культуры,
стандарты поведения, стиль мышления складываются веками на протяжении
истории данного народа. Эти факторы, превращаясь в черты его менталитета,
нередко, не осознанными этносом путями, влияют на него. Поэтому в
качественном основании конкретной нации представлены и переплетены все
предпосылки его жизнедеятельности, где нет жесткого упрощения, которое
бы отделяло от базиса общностного существования по определённым
причинам какие-то факторы жизненного процесса данного народа.
Несомненно, становление менталитета любой нации, в том числе и
таджикского народа, обусловлено целым рядом детерминантов, к числу
самых основных традиционно относятся: природно-климатический,
исторический, социальный, экономический, духовно-религиозный, которых
целесообразно разделить на базовые и производные. Дифференцируя
основные факторы детерминации менталитета нации, необходимо
акцентировать на то, что они постоянно пересекаются друг с другом,
одновременно служат и факторами их исторических изменений, а также в
рамках и на их фоне действуют более частные факторы, которые, в
некоторой степени, обусловливают полиментальность каждой общности, т.е.
сосуществование разновидностей её базового менталитета.
4. Проявление менталитета у конкретных национальных общностей в
зависимости от их историко-культурных особенностей жизнедеятельности,
особенно в традиционных обществах, имеет свою специфику. Принимая во
внимание нынешние реалии жизни национальных общностей, философскометодологическая экспликация данной проблемы исходит из того, что
феномен менталитета превращается в важнейший фактор духовного бытия
человеческой цивилизации, поскольку любой этнос, фактически, имеет свой
специфический образ мышления, единую духовную настроенность, которая
связана с особенностями его исторического и социокультурного развития.
12 Особенности условий жизнедеятельности каждого этноса, его социальноэкономического уклада, образа жизни, культуры и верований, безусловно,
оставляет отпечаток на психике индивидов, что проявляется в их культуре,
поступков, поведения, вкусах, привычках, нравах, а также особенностях
склада ума и мировосприятия. Следовательно, содержание понятия
«менталитет нации», как выше уже было отмечено, отражает наличие
привычных форм поведения, эмоционально-психологического реагирования
на происходящие вокруг субъекта, события и процессы, определенные
ценностные ориентации и склонности. Несомненно, менталитет общности,
как конкретное отражение целостного, реализуется и запечатлеется в
индивидуально-психологических особенностях, составляющих данную
общность, субъектов.
Важно иметь в виду, что суть такого сложного духовного явления, как
менталитет, нельзя свести к простой сумме персональных качеств. В то же
время, трудно найти одинаковое воплощение черт национальной психологии
в каждом представителе данной общности. Это указывает на то, что
национальный тип менталитета характеризует данный этнос в целом, и
отнюдь не обязательно, чтобы он был свойственен каждому его члену.
Данный тезис указывает, что специфика менталитета любой конкретной
нации проявляется во взаимодействии многих факторов в её историческом
развитии, включая и тех, которые обладают относительной социокультурной,
экономической и семейно-бытовой стабильностью (устоявшиеся формы
разделения труда в существующих социальных и географических условиях,
определенные культурные традиции, отдельные семейно-бытовые институты
и т.п.).
5. Процесс социокультурной трансформации любого общества, в
частности национального, представляет собой комплексное эволюционное
преобразование типа социальной и культурной системы или её основные
формы функционирования. В этой связи необходимо выделить два
существующих типа социокультурных трансформаций, которые тесно
связаны и взаимно переходят, а также могут привести к изменению
менталитета тех или иных народов. Это: традиционализация (переход от
открытости к замкнутости социума) и модернизация (переход от замкнутости
к открытости общества).
Традиционализация собирательных представлений о конкретной сфере
жизнедеятельности, например, о государстве не позволяет массовому
сознанию «обнаружить», что «разделение власти» обязательно для того,
чтобы защитить рядовых граждан от произвола государственных структур.
При этом сам феномен «разделение властей» массовым сознанием
13 воспринимается, в определённой мере, соответственно традиционалистским
установкам (например, как «разлад во власти»). Массовые представления о
масштабах властных полномочий также отмечены сильным влиянием
традиционализма (миф об их «всемогуществе»: «власть может все»).
Что касается модернизации духовной сферы жизни национального
общества, которая олицетворяет выход из привычных стереотипов
мышления, происходит по более конкретным проблемам, связанным с
функционированием властной структуры, то её отпечатки можно установить,
прежде всего, в системе «обобщенных» понятий о ней. В противовес
стереотипам традиционализации, демократическая легитимация, полученная
на выборах, становится составной частью восприятия власти абсолютным
большинством граждан, что модифицирует в менталитете большей части
населения главный критерий иерархии властных структур. Формированные
через выборы и регулярно обновляемые институты – избираемый президент
и избираемый парламент ставятся в центре общественно одобряемой
политической системы, где место конкретного института в иерархии власти
определяется степенью демократической легитимности.
6. Несомненно, в условиях глобализации исследование феномена
менталитет сопровождается многочисленными трудностями, связанными со
спецификой жизнедеятельности конкретных этно-национальных общностей.
Глобализация, как показывает опыт, в социокультурном аспекте
предусматривает стремление к безвестной общей концепции, согласно которой в
современном, взаимозависимом мире должны главенствовать единые,
общепланетарные ценности. Это означает, что национальные государства будут
обязаны воплощать на деле данные ценности в своей внутренней и внешней
политике. В то же время, насаждение этих ценностей, вследствие их
неаутентичности для большинства народов, насильственным путём, в частности
для тех, которые находятся вне культурного поля западной цивилизации,
особенно в странах третьего мира, может привести к усилению недовольства их
населений и росту антиглобалистских настроений в этих государствах.
Тем временем, процесс вестернизации может разрушить многие традиции
и духовные ценности, в том числе укоренившиеся стереотипы мышления и
поведения народов восточных стран, куда входит и Республика Таджикистан. В
условиях глобализации во многих восточных обществах, и особенно в
таджикском социуме, обострилась проблема сохранения национальной
идентичности, тесно связанная с менталитетом народа.
Под влиянием процесса глобализации в современном таджикском
обществе происходит социокультурный сдвиг, где духовные потребности
субъектов становятся неодинаковыми, а субординация их интересов – не
14 очень простой. Нынешняя духовная культура таджикского социума, по
своему содержанию, является не очень прочной, из чего можно было бы
создать устойчивых социокультурных конструкций, и её элементы, под
напором процесса глобализации, могут постепенно терять собственную
идентичность.
Однако, наряду с этим, таджикское общество под давлением
архаического пласта менталитета своих членов и традиционалистских
социальных отношений пока ещё сохраняет свою самобытность, упорно
сопротивляясь очередной попытке модернизации.
Теоретическая и практическая значимость работы заключается в
том, что ее основные положения и выводы дают новую концептуальную
основу для культурологических, социально-философских и социальнопсихологических исследований проблемы национального менталитета и
глобализационные процессы современности, его аспектных и прикладных
исследований. Представленная диссертация является одним из первых
исследований менталитета таджикской нации в период государственной
независимости, в котором комплексно рассматриваются социальнофилософские, исторические, социально-психологические и философскообразовательные аспекты данной проблемы.
Результаты исследования применимы для дальнейшего развития
отечественного социально-гуманитарного знания. Теоретические обобщения
и выводы могут использоваться для разработки учебных и специальных
курсов по социальной философии и философии образования, теории и
истории культуры, социологии и социальной психологии.
Положения и выводы проведенного исследования могут быть
использованы в качестве методологической основы для дальнейшей
разработки проблемы духовной культуры общества в целом, и
национального в частности.
Обоснованность и достоверность полученных результатов,
проявляются в том, чтоучения, теории и концепции, изложенные в
диссертации, впитали в себя идеи и положения философских наук о
менталитете как социокультурного феномена. Они, как методологические
концепты философского познания, применяются в трудах мыслителей
прошлого, а также в разработках современных отечественных и зарубежных
исследователей. Опубликованные работы согласованы с темой проводимого
анализа или со смежными отраслями, и изложенные в них идеи базируются
на анализе опыта социокультурной трансформации Республики Таджикистан
в условиях государственной независимости.
15 Апробация диссертационного исследования. Основные положения и
выводы диссертации излагались автором на ряде научных конференций,
симпозиумах и творческих семинарах. В частности, в Международной
Программе Ага-Хана «Человековедение» для Центральной Азии, тренинг«Личность и общество», «Традиции и инновации», (Худжанд - 2015), на
ежегодных
научно-практических
конференциях
профессорскопреподавательского состава Института Экономики и Торговли и
Политехнического Института Технического Университета Таджикистана
имени М.С. Осими на темы: «25 лет независимости: социальноэкономические достижения» (Худжанд-2016), «Социальные аспекты
развития
экономики
Таджикистана
в
период
государственного
суверенитета», Международная научно-практическая конференция (910.06.2016, г. Душанбе), «Роль СМИ в формировании менталитета»Российский фонд евразийских исследований, Медиа-клуб «Согдиана» 9
ноября 2015г.), научно-творческие семинары на темы «Роль религии в
формировании менталитета», «Культура стыда как особенность таджикского
менталитета», «Коллективизм и традиционализм в таджикском обществе»,
«Вестернизация и механизмы защиты национальной культуры»-Центр
Развития Образования Молодежи имени У.Шекспира (Худжанд-2017).
Работа была обсуждена на кафедреполитологии и культурологи
Худжандского государственного университета имени академика Б. Гафурова
и в Отделе социальной философии Института философии, политологии и
права Академии наук Республики Таджикистан им. А.М. Баховаддинова и
рекомендована к защите. Результаты исследования стали предметом
выступления на научных конференциях и коллоквиумах. Основные
положения диссертационного исследования изложены в ряде научных
статей, опубликованных в рецензируемых ВАК РФ журналах.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, трёх глав,
включающие 6 параграфов, заключения и списка использованной литературы
из 315 наименований.
16 ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДИССЕРТАЦИИ
Во «Введении» обосновывается актуальность работы, рассматривается
степень научной разработанности проблемы, определены объект и предмет
исследования, сформулированы цели и задачи анализа, его научная новизна,
исследовательская гипотеза, положения, выносимые на защиту, обоснована
методологическая основа диссертации, её теоретическая и практическая
значимость,обоснованность
и
достоверность
полученных
результатовапробации диссертационного исследования. Данный раздел
завершается указанием структуры диссертации.
В первой главе диссертации «Национальный менталитет как объект
научного анализа» рассмотрены понятие, специфика и структура
менталитет»,
менталитета, его соотношение с понятием «национальный
изученоизменениементалитета нации в
процессе
социокультурных
преобразований.
Первый параграф данной главы «Понятия “менталитет” и
“национальный
менталитет», их сущность и соотношение» посвящён
анализу феноменов “менталитет”,“национальный
менталитет», их
соотношение и особенностивзаимосвязи.
Следует отметить, что в истории науки впервые понятие «менталитет»
было введено в оборот представителями средневековой французской школы
«Анналов» (Л. Февр, Ж. Дюби, Р. Мандру, Ж. Ле Гофф и др.). Затем,
широкое использование европейскими мыслителями данного термина в
своих трудах постепенно способствовало превращению его в одно из
значимых понятий в обществоведческой науке, что закономерно требует от
исследователей решения ряд важных проблем, как теоретического, так и
методологического характера, связанные с научным обоснованием данного
конструкта. Это, прежде всего, необходимость дать верное, с научнофилософской точки зрения, определение, интересующего нас, понятия.
Если обратиться к имеющимся публикациям, посвящённым изучению
данного понятия, то в них, безусловно, можно найти разные точки зрения,
которые, иногда, имеют неодинаковые содержания. Например, российский
исследователь Е.Н. Бондуринаконстатирует, что «при всем многоголосии в
вопросе интерпретации понятии менталитета в социально-философском
аспекте не становится ясным его соотношение с вводимыми в философский
контекст терминами «духовность», «национальная идея», «ментальность»,
«национальный характер», «общественное сознание» и другие».2
2
Бондурина Е.Н. Социально-философский аспект понимания менталитета / Автореферат дисс. ... канд.
филос. наук. - Ростов на Дону, 2007. - С.3.
17 Думается, что такое утверждение вполне обосновано, поскольку процесс
раскрытия сущности и содержания этих понятий всегда сопряжен с
исследованием таких сложных понятий, как «духовность», «сознание»,
«национальная идея», «национальный характер», нередко используемые в
социально-философской литературе иногда в качестве разных наименований
одного и того же духовного явления, которое именуется «менталитетом».
Наличие многообразных научных его интерпретаций обязывает учёных
синтезировать их, рассмотреть менталитет как структурно сложного, но
цельного, по своей природе, явления.
Наличие многообразных научных его интерпретаций обязывает учёных
синтезировать их, рассмотреть менталитет как структурно сложного, но
цельного, по своей природе, явления.
Нередко при анализе феномена «менталитет» имеет место попытка
понятия «сознание», «мышление», «дух», «психика» рассмотреть как его
синонимы без определения их смысловых оттенков. Разумеется, в
определённой степени, эти понятия являются родственными понятиями, так
как все они относятся к духовной сфере деятельности человека. В то же
время, как нам кажется, когда исследуемая проблема рассматривается в
социально-философском ракурсе, такое «синонимическое» использование
этих родственных понятий является необоснованным. Более того, с точки
зрения семантики, они также не настолько тождественны, чтобы можно было
пренебречь их различием.
Обобщая известные науке качественные признаки менталитета, можно
сделать следующий предварительный вывод: главной чертой, отличающей
его от других родственных понятий, заключается в том, что он является
интегральным понятием. Такая интерпретация позволяет утверждать, что при
характеристике менталитета не следует определить его как индивидуальное
качество человека, а как результат коллективной психики, обусловленное
историческим развитием общности, одной из характеристик которой
являются ее неосознанность или непонятая осознанность. При таком подходе
менталитет рассматривается как этнический образ, взгляды и отношение,
самосознание, стереотипы поведения, поступки членов конкретной
общности, что подтверждает тезис о том, что носителем менталитета не
является индивид, а социум, взятое в целом. Формами проявления
менталитета выступают словесный язык (вербальная культура общества) и
язык жестов, поведение членов этноса, их обычаи, традиции и верования.
18 Совершенно очевидно, что такая выработка понятия менталитета
позволяет соединить аналитическое мышление, развитые формы сознания с
полуосознанными культурными шифрами. Он связывает достаточное
количество
противоположностей
природного
и
культурного,
эмоционального и рассудочного, иррационального и рационального,
индивидуального и общественного. Предпосылками формирования
менталитета любой нации, непременно, выступают её среда обитания,
культура, традиции, язык, образа жизни, религии в совокупности. Его
фундаментальными источниками изучения являются коллективный
духовный опыт общности,
особенности его религиозных верований,
фольклор, музыка вообще, мораль, этика, обычаи, обряды и др.
Опираясь на вышесказанное, можно утверждать, что основами
менталитета являются традиции, язык, культура, религия, социальные
ценности, нечто бессознательное, а также среда обитания этноса. Отсюда,
неисследованные тайны особенностей национального менталитета, скорее
всего, связанны с тем, что он представляет собой сложный пласт массового
сознания, в которое проникнуть на уровне эмпирического познания почти
невозможно. Уместно в этой связи утверждение современного российского
исследователя А.Я. Гуревича, что менталитет – «… это скрытый, не
выговоренный пласт сознания».3
Необходимо отметить, что сознание - многослойно, однако, невзирая
на это, взаимная обусловленность слоёв будет способствовать сохранению
его целостности. Примечательно что, хотя явление менталитет зачастую
рассматривается в контексте коллективного сознания, но он как понятие
шире, чем родовое понятие «национальный менталитет» и «этническое
самосознание». Пожалуй, по большому счёту, чувство этнической
принадлежности входит в ментальный комплекс так же, как и в структуру
этнического сознания.
Есть и такое утверждение, где онтологическое определение
национального менталитета сводится к "способности нации абсолютно
определить свою судьбу, реализуя эту способность как собственную, от
своего имени, под свою ответственность, самостоятельно и для себя. Это
одновременно и онтологическая потенция, составляющая основу
национального менталитета".4
Думается, что при таком определении менталитет представлен
однопорядковым с национальным самосознанием и поведением, что не
совсем верно. Дело в том, что национальный менталитет представляет собой
3
Гуревич А.Я. Исторический синтез в школе "Анналов". - М., 1993. - С. 195.
Миллер Дж., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. - М., 1965. – С. 113.
4
19 нормативно-оценочную
сторону
сознания,
которая
вырабатывает
национальные
духовно-ценностные
ориентиры
в
процессе
жизнедеятельности этноса. Выражаясь иначе, эта такие укоренённые в
мышлении
членов
общности
стереотипы
поведения,
которые
детерминированы их повседневной жизнью, и её нельзя смешивать с
предрассудками. Поэтому познать и понять менталитет нации можно, только
погрузившись в повседневную жизнь этноса. Наблюдение со стороны вряд
ли даст желаемый результат в исследовании ментальности, поскольку
понимая нацию умственно, но, не ведая её чувств, эмоций, настроений,
традиций, т.е. всего, что составляет основу ментальности, невозможно
познать тонкости его укоренённых стереотипов мышления и поведения.
Безусловно, привилегированность социально-философского анализа
проблемы менталитета заключается в том, что в рамках возможностей этой
науки её сущность рассматривается как взаимосвязь всех компонентов
рационального и иррационального в становлении духовной культуры
конкретной этно-национальной общности. В этом плане уместно вспомнить
утверждение
современного
таджикского
исследователя
проблемы
национального менталитета о том, что «без учёта особенностей менталитета
наций невозможно объяснить и понять сущность катаклизмов, происходящих
довольно часто в жизнедеятельности этно-национальной общности,
поскольку факторы экзистенциального порядка могут вызвать различные по
форме и содержанию человеческие действия, при этом, регулируя их».5
Неоспоримый факт, что менталитет как социокультурный феномен не
подлежит коррекции, поскольку он не способен быстро перестраиваться под
воздействием внешних обстоятельств, и для адекватной реакции на резкие
изменения внешней среды необходим определенный ментальный потенциал.
Это объясняется тем, что:
Во-первых, национальный менталитет способствует инициированию
определенных действий, следованию определенным ценностям, образу
мыслей и чувств, предпочтению определенной культуры. Во-вторых, он
выступает барьером, отталкивающим все то, что человеку чуждо
(неприемлемые стандарты поведения, идеи), что вызывает его неприятие.
Это указывает на то, что специфическая и главная функция менталитета
заключается в обеспечении механизмов стабильности, а не в выработке
механизмов изменения психического склада нации. Благодаря этой основной
функции национального менталитета, организуется целостность и единство
этноса через самоидентификацию индивида с социальной общностью, с
5
Саидов А.С. Нация как субъект социального действия. – Минск-Душанбе, 1999. – С. 130.
20 государством, с природой, с тотемом, с историческими событиями, ради
осознания себя частью единого живого целого организма.
Всё это позволяет заключить, что менталитет как духовный феномен в
обществе, прежде всего, обусловливается природными, биологическими,
климатическими, социальными другими факторами и имеет свою
разновидность, одной из которых выступает его национальный тип, который
отличает стереотипы мышления и поведения одной общности от другой.
Особенности национального менталитета при социально-философском её
анализе проявляются в тесной связи моральных норм, образа жизни,
культурно-исторических и религиозно-эстетических ценностей данной
общности.
Во втором параграфе «Трансформации менталитета нации в
процессе
социокультурных изменений» осуществляется попытка
акцентировать, происходящие изменения в национальном менталитете в
период трансформации общества и социокультурных изменений.
менталитет, как явление сложное, и
Важно иметь ввиду, что
представляющий собой стереотипы мышления и поведения, совокупность
культурных особенностей и установок, складывается под воздействием
разных факторов в течение долгого исторического периода развития нации.
Для того чтобы проанализировать причины изменения ментальных структур
той или иной общности, необходимо сначала выяснить, что собой
представляет сам процесс трансформации.
Как известно, термин «трансформация» означает «изменять»,
«преобразовывать», «превращать», и он вошел в область гуманитарных наук
через теорию модернизации. Различие межу этими и другими
эквивалентными понятиями, обозначающими динамику общества, состоит в
том, что оно служит для констатации и обозначения структурных перемен,
необходимых для поддержания динамического равновесия в обществе. В то
время как понятия развитие и прогресс служат преимущественно для
обозначения эволюционных процессов в отдельных сферах социальной
жизни в их поступательном чередовании, понятие «трансформация»
направлено на выработку и поиск с учетом изменения среды новых моделей
для существования социума.6
Согласно учению О. Конта, условия изменения общественных
структур подчиняются тем же законам, что и природа. Изменение общества
происходит в результате прогресса разума человека, и поэтому он
отождествлял законы смены состояний человеческого знания. Другой
6
ИдиевХ.У.Трансформирующееся таджикское общество. – Душанбе: «Дониш», 2003. - С. 28.
21 сторонник эволюционно-органической парадигмы – Г. Спенсер в объяснении
природы социальных изменений старался осмыслить данный феномен в
плоскостях психологических объяснений: «Мир управляется и изменяется
через чувства, для которых идеи служат только руководителями.
Социальный мир покоится, в конце концов, не на мнениях, но почти всецело
на характерах».7
Очень известный исследователь XX века Т. Парсонс основную причину
социальных изменений видит в растущей дифференциации специализации и
автономии культурной системы, а Ф. Фукуяма детерминацию многих
происходящих в жизни современного общества социальных изменений
находит чаще в культуре, нежели в политике и религии. Безусловно,
факторы, влияющие на становление изменений в обществе и соответственно,
особенности оставляемых ими следов в ткани социальной жизни общества
весьма многообразны.
Наряду
с
социально-экономическими
предпосылками,
интеллектуальное развитие, чувства и характер индивида, культура, религия,
дифференциация
специализации
являются
основными
причинами
возникновения изменений в обществе. Изменения в этих составляющих
человеческой жизнедеятельности способны спровоцировать трансформацию
в социуме. Они являются теми факторами, которые могут влиять на
менталитет общности, и, в определённой степени, изменить его.
Преобразования
в
материально-производственной
сфере
непосредственно становятся причиной социокультурных трансформаций в
обществе, влияя на форму и характер отношений его членов. Они также
закономерно приводят к изменению содержания основных компонентов
духовной жизни индивидов, и формированию идей, которых порождают,
происходящие на данный момент, объективные социально-экономические
процессы. Одна из таких идей, выдвинутым трансформирующимся
таджикским обществом, - это идея создания гражданского общества, которая
может стать мощным фактором переформирования, сложившихся ранее,
стереотипов мышления национального субъекта.
Закономерно, что процесс трансформации
общества, переход к
гражданскому обществу позволяет субъектам добровольно проявлять свою
инициативу, использовать свои навыки и способности в созидательном
направлении. Гражданское общество, другими словами перевоспитывает
людей в творческий ракурс: человек становится более самостоятельным,
творческим, созидательным, новатором. Но, следует особо отметить, что
7
Громов И., Мицкевич А., Семенов В. Западная социология. – СПб, 1997. - С. 29.
22 параллельно в сознании людей
зарождаются и такие понятия, как
прагматизм и меркантилизм. Естественный ход развития социальных
событий, ослабление экономики, подтолкнули народ быть заинтересованным
в получении личной прибыли.
Следовательно, коллективистские ценности, ориентация на общие
интересы,
самопожертвование
ради
общества
и
государства
трансформируются слегка на индивидуалистические ориентации. Процесс
формирования и развития гражданского общества позволил и до сих пор
дает возможность индивиду быть в поисках новых идей и открытий,
нововведений, однако в пользу удовлетворения личных материальных
интересов.
Личность
ныне
испытывает
период
определенного
«безвременья». Его мышление сориентировано на создание, развитие
собственных материальных условий, конкуренцию, получение прибыли,
улучшение своего состояния и т.п.
В человеческом сознании и его поведении чувствуется, как
мыслительная,
так
и
физическая
активность,
прагматичность,
трудоспособность, идеятворчество, но, с другой стороны, чувствуется
озабоченность индивидом о завтрашнем дне и неуверенность в социальноэкономической обеспеченности. Экономические
изменения, снижение
уровня жизни
населения способствуют психологическим изменениям,
которые проявляются в ослаблении коллективистских
отношений и
появлении элементов индивидуализма.
В этой связи важно констатировать, что исследование теоретических
аспектов трансформации национального менталитета в условиях
социокультурных изменений в таджикском обществе сопряжено с
выделением ряда его особенностей. В этом плане уместно было бы
акцентировать внимание на следующем:
Во-первых, при исследовании особенностей таджикского менталитета
научные рассуждения приходится начинать с азов проблемы, ибо
теоретические основы данной проблемы в таджикской социальной
философии недостаточно разработаны. Лишь в отдельных работах она в
постановочной форме рассмотрена в плоскости таких понятий как
«национальный характер», «национальные особенности», «идентичность» и
т.д.
Во-вторых, недостаточная разработанность теории об особенностях
таджикского менталитета обусловлена тем, что в прежние годы на
исследование данной проблемы было наложено негласное табу.
Естественно, учитывая снижение и ухудшение материальных условий
жизни населения, и доминирующую роль традиционализма в таджикском
23 социуме, государственная власть в период независимости решила
использовать законодательную силу с целью урегулирования мероприятий и
праздников. Отдельные черты ментальных структур таджикской нации,
находясь под воздействием и силы власти с одной стороны, и в
затруднительном экономическом положении - с другой, постепенно начинает
переформироваться. Основные элементы проявления индивидуалистических
отношений можно обнаружить в разъединении родственных связей и
отдаление в определенной степени. В новом складе мышления человека
поместилось суетливость, занятость.
Но тот уровень индивидуализма, который существует в образе мыслей
у западного человека, конечно, не сравнится с фактическим восточным
индивидуализмом. Принципиальная разница между этими двумя
феноменами – западным и восточным индивидуализмом заключается в том,
что западный индивидуализм основан на материальном наличии достатка, он
формируется только на базе социально-экономического развития. А
индивидуалистические отношения, возникающие в восточном, в частности
таджикском, обществе, опираются на противоречивой духовной культуре и
социально-экономические трудности. И поэтому индивидуализм таджикской
модели, по своей сути и содержанию, отличается от той модели и уровня,
которые характерны западному стилю. Несмотря на индивидуалистические
тенденции, нынешнему таджикскому менталитету свойственно такие черты,
как толерантность, ведение коллективистского образа жизни и стремление к
самоидентификации.
Совершенно очевидно, что сам исторический процесс объективно
обусловливает теорию общественного развития. Быстро меняющийся
современный мир не позволяет человеческому мышлению успеть принять их
и осмыслить эти перемены, невзирая на то, что источник социальных
изменений кроется в самом обществе, т.е. индивиды в процессе
жизнедеятельности сами создают основы для ее изменения.
Происходящая в социуме трансформация всех сфер его жизни,
безусловно, определённым образом сказывается и на, выработанные веками,
черты менталитета общностей, и чтобы фиксировать наличие изменений в
ментальных особенностях, необходимо кратко остановиться на рассмотрение
их критериев.
Применительно к менталитету таджикской нации таким показателем
изменения может выступить закономерная трансформация системы её
интересов и ценностных ориентаций после приобретения государственного
суверенитета. Результаты проведенных нами социологических исследований
показывают, что
национальный
менталитет,
несмотря на
его
24 консервативность, под влиянием происходящих социо-культурных процессов
в обществе претерпевает определённые изменения.
Более того, проведённые специалистами исследования, где изучены
теоретические и эмпирические уровнисистемы ментальных ценностей
таджиков, особенно в плане мировосприятия и мироощущения, т.е. оценки
окружающего мира,
свидетельствует об их некоторых тенденциях к
изменению. В этом плане, как утверждают известные отечественные учёные,
в условиях трансформации общественной жизни «происходит ломка старого,
традиционного мышления и постепенное формирование нового, нелинейного
мышления. Происходит накопление нового социального опыта, нового
образа мышления и поведения, новых черт психологического склада людей
как отражение социальной природы общественного и индивидуального
сознания».8
Всё это подтверждает предположение
о том, что в условиях
общностных тотальных социокультурных изменений менталитет нации, в
определённой степени, также подвергается влиянию этой трансформации и
вбирает в себя некоторые новые качества. Установление и обоснование,
возникших в ментальной структуре мышлений национальной общности,
креативных свойств, представляет собой очень сложную задачу, поскольку
механизмы коррекции и трансформации феномена менталитета в
современной социальной философии ещё недостаточно изучены. В этом
отношении заслуживает внимания следующее рассуждение: «Человек,
обеспечив свою власть над материальным миром, до сих пор ощущает свое
бессилие в познании самого себя».9
Подводя итог анализу проблем первой главы, предлагается авторское
определение, что,органически связанный с самими основаниями социальнодуховной жизни, национальный менталитет есть нечто общее в структуре
взаимопроникновения сознательного и бессознательного, логического и
эмоционального в поведении совокупного субъекта, то есть глубинный и
поэтому трудно фиксируемый источник мышления, идеологии и веры,
чувства и эмоций.
Во второй главе диссертации «Предпосылки формирования и
специфика проявления менталитета в традиционных обществах»,
которая включает в себя два параграфа, подвергнуто анализу детерминанты
менталитета субъекта в национальном социуме и особенностиегопроявления
в традиционных обществах.
8
Гафорова М.К., Фомина В.А. Общественное сознание (особенности его обновления). – Душанбе:
«Ирфон», 2001. - С. 67.
9
Фромм Э. Человек для самого себя. – М.: АСТ, 2009. - С. 7.
25 В первом параграфе этой главы «Детерминанты менталитета
субъекта в национальном социуме» изучены основные факторы, которые
способствуют формированию национального менталитета на протяжении
всей истории существования этноса, сохранению основных свойств его
стереотипов мышления и поведения в современном глобализированном
мире.
Как известно,менталитет нации представляет собой глубинный
духовный
склад,
совокупность
коллективных
представлений,
сформировавшихся в определенном природно-климатическом и историкокультурном пространстве, и свойственных именно ей. Поэтому он
определяет,присущие представителям данного этноса, способы видеть и
воспринимать окружающий мир, и проявляется в свойственных
представителям конкретной общности способах действовать в окружающем
мире, иллюстрирует оригинальность её культуры.
Несомненно, мировосприятие, мироосвоение, мироощущение и
миросозерцание людей составляют сущность их менталитета, а его ядро
создает генетический код культуры, отличающий ее от других подобных
духовных образований, обеспечивая адаптационные механизмы, определяет
способы отношения к инновациям.
Если понятие «менталитет» рассматривать как «склад ума»,
«совокупность мыслей», «мыслительный образ», создающий «картину
мира», выступающий в качестве самоидентификации этноса, также в
качестве создания представления о какой-либо социальной группе,
культурной общности, то, разумеется, он и детерминируется теми
естественноисторическими
факторами,
которыми
обусловлена
жизнедеятельность данной нации.
Поскольку менталитет общности складывается длительным путем и
носит глубинно-устойчивый характер, то в процессе его формирования на
нацию влияют обстоятельства жизни её субъектов, непосредственно ими
воспринимаемые и требующие от них ответной реакции. В то же время
следует учитывать, что такие факторы, как традиции, коды культуры,
стандарты поведения, стиль мышления складываются веками на протяжении
истории данного народа. Эти факторы, превращаясь в черты его менталитета,
нередко, не осознанными этносом путями, влияют на него.
Тем самым, в качественном основании конкретной нации представлены
и переплетены все предпосылки его жизнедеятельности, где нет жесткого
упрощения, которое бы отделяло от базиса общностного существования по
определённым причинам какие-то факторы жизненного процесса данного
народа.
26 Несомненно, процесс формирования менталитета любой нации, в том
числе и таджикского народа, обусловлен целым рядом детерминант, к числу
самых основных традиционно относятся: природно-климатический,
исторический, социальный, экономический, духовно-религиозный, которых
целесообразно разделить на базовые и производные. Дифференцируя
основные факторы детерминации менталитета нации, необходимо
акцентировать, что они постоянно пересекаются друг с другом,
одновременно служат и факторами их исторических изменений, а также в
рамках и на их фоне действуют более частные факторы, которые, в
некоторой степени, обусловливают полиментальность каждой общности, т.е.
сосуществование разновидностей её базового менталитета.
Уместно подчеркнуть, что в разработках, посвящённых феномену
«менталитет», в совокупности основных аспектов, выявлению исторических
корней и детерминант формирования менталитета, а также его изменения под
влиянием различных факторов и возможности целенаправленного
воздействия на него, исследователями высказаны похожие друг на друга
мнения.10
Опираясь на имеющиеся публикации, посвящённые основным
детерминантам формирования национального менталитета, в данном
параграфе осуществлён краткий сравнительный анализ процесса становления
менталитета русского, белорусского, еврейского, таджикского, кавказских и
некоторых других народов.
Неоспоримый факт, что в современном мире, когда происходят
общепланетарные социокультурные изменения не остаются гомогенные
общества. Национальный субъект постоянно находится под натиском
влияния других культур, который заставляет его отказаться от чего-то, что-то
принять от других культур, образа мыслей и жизни чужих общностей, что
закономерно выдвигает такой тезис – в условиях быстроменяющейся
действительности нет нации, не впитавшей множества инородных элементов
чужой культуры. Но при этом, как не парадоксально, менталитет людей не
меняется, или почти не меняется.
10
См.,
например:
Боенко
Н.И.
Экономические
реформы,
ценности
и
российскаяполиментальность//Социальные и ментальные тенденции современного российского общества.
С-Пб.: Изд-во Санкт-Петербургского университета, 2005; Вельм И.М. Этнический менталитет: истоки и
сущность (На примере удмуртского этноса) [Электронный ресурс] / Dslib.net. Библиотека диссертаций.
URL: http://www.dslib.net/teorja-kultury/ jetnicheskijmentalitet-istoki-i-suwnost.html; Национальная идея
России/ Под общей редакцией С.С. Сулакшина. В 6 томах. Т. 1. - М.: «Научный Эксперт», 2012;
Электронный ресурс: https://ru.wikipedia.org/wiki/ и др.
27 Это, скорее всего, органически связано с исторически сложившимися
специфическими особенностями жизнедеятельности этносов. Например,
если ссылаться на высказывания древнегреческого мыслителя Геродота,
рассказывающий о специфических особенностях греков и тех народов, с
которыми они общались, он описывает нравы, обычаи, традиции, религию,
мифы различных народов, рассказывал об особенностях их менталитета.
Ментальные различия Геродот объясняет особенностями природной среды и
образом жизни, и отмечает, что, если бы предоставить всем народам на свете,
выбирать самые лучшие из всех обычаи и нравы, то каждый народ,
внимательно рассмотрев их, выбрал бы свои собственные обычаи. Идея,
высказанная этим мыслителем почти 2500 лет назад, не потеряла свою
научную значимость и сегодня. В ней содержится мысль, что образ жизни
(составной частью которого является – менталитет) каждого народа
управляется господствующими у него обычаями, определяемыми многими
обстоятельствами, в том числе и элементами характера.11
Совершенно очевидно, что толерантность является одной из
характерных
особенностей
менталитета
таджикской
нации.
Без
преувеличения, мало на земле таких наций, как таджики, которые имели бы
столько терпения к тому, что противоречит их точке зрения, позиции,
идеологии, мировоззрению и т.д. Думается, одним из немаловажных
факторов становления толерантности в такой степени является религия
Ислам, которая воспитывает человека в духе покорности, терпимости,
уважения к мнению и позиции других. Безусловно, толерантное отношение
субъектов в таджикском обществе – один из важнейших детерминантов
устойчивости, стабильности, порядка, начиная от семейных отношений,
заканчивая социально-политическими.
Толерантное свойство менталитета таджиков, нередко в переломных
моментах истории этой нации, спасло традиционное общество от тотального
разрушения. Это чётко прослеживается в проявлении такой традиционной
специфики менталитета таджиков, как «царепочетание», о котором пишут
таджикские исследователи: «Другой традиционной отличительной чертой
менталитета таджиков является такая черта, как «царепочитание» или
почитание «сильной власти»…. В целом, образ «справедливого царя» всегда
был центральным персонажем литературных произведений и устного
народного творчества, обожествляющих власть падишахов и султанов,
11
Ашхамахова А. А.. Социально-философский анализ менталитета: общее и особенное / Диссертация ... д-ра
филос. наук: 09.00.11. - Майкоп, 2006. - 229 с.
28 представленных в образе «вершителей судеб» народа и «носителей»
божественной власти на Земле».12
Второй
параграф
данной
главы«Особенности
проявления
менталитета людей в традиционных обществах»посвящён анализу
специфики проявления стереотипов мышления и поведения национального
субъекта в традиционном таджикском социуме.
На современном этапе развития науки проблема особенностей
проявления менталитета нациив традиционных обществах, в частности
таджикского этноса, нуждается в философском обосновании через призму
диалектических категорий - общего (общечеловеческое) и особенного
(национальное). Конкретика прогресса науки свидетельствует, что
необходимость изучения особенностей менталитета народов в традиционных
обществах, как теоретическая проблема, возникает из практических
потребностей самих общностей, их фактических желаний иметь достоверное
представление о характере и обычаев населения стран, с которыми они хотят
поближе знакомиться и иметь тесные контакты.
Как показывают результаты, проведённых учёными этнографических
исследований, в процессе межплеменных связей, ещё с очень древних времен
имеют место две противоположные тенденции - как сближение, так и
разобщение этнических общностей. Возникающая при первых контактах –
тенденция отчужденности, постепенно форсируется, когда связи между
этносами ускоряются, а, затем, укрепляются. В то же время, зачастую это же
общение обостряло чувство принадлежности к своей общности, у индивидов.
Очевидный факт, что, выполненные со стороны ведущих специалистов,
научные исследования в этой области
в последние десятилетия
в
обществоведческих
дисциплинах,
ниспровергли,
существующие
бездоказательные утверждения о, якобы, врожденном и закостенелом
этноцентризме племён и социальных общностей древнего мира. На основе
этого, современные реалии жизни национальных общностей изучение их
менталитета закономерно ставят во главе угла.
Естественно по вопросу о том, что такое национальный менталитет и
какова специфика его проявления, среди современных обществоведов, как
известно, существует различные мнения. Изучая их, можно заключить, что
сопоставление национального и общечеловеческого является исходной
позицией в характеристике духовной жизни общностей, где менталитету
выделено одно из основных мест. Не секрет, что в период формирования
12
Рахимов М. Демократические процессы сквозь призму традиционной таджикской ментальности//
Материалы научного семинара, 21-22 июня 2010 г. - Душанбе. - С.113
29 наций условия их жизнедеятельности резко отличались друг от друга, и это
породило представление о противоположности или резкой несхожести
характеров народов: «Различные нации имеют различные представления о
вещах, различные критерии, различные воззрения на нравственное и
безнравственное, различные представления о приличном и неприличном, о
красивом и некрасивом, различные религии и науки».13
Естественно,
вышеназванные различия обычно вытекают из
представления об уникальности исторической судьбы каждого этноса,
которые оставляют незабываемую «глубину» в их жизнедеятельности.
Однако в таком ракурсе трудно обнаружить повторяемость в истории любой
нации, которые вытекают согласно существующим общесоциологическим
законам. Они, сближая этносы в существенном и в главном, также оставляют
место для духовной деятельности каждого из них разные общностные
своеобразия. Рассуждая об общности судьбы и культуры как главном и, по
существу, единственном признаке нации, некоторые исследователи, в свою
очередь, определённым образом, искажают как проблему психологических
особенностей наций, так и её менталитета.
В зависимости от выбранного им подхода к решению данного вопроса,
они пытаются противопоставить общности по их национальным свойствам, и
«обосновать» устойчивость типичных им особенностей менталитета,
роковую предопределенность будущего этносов неизвестными врожденными
или приобретенными психологическими сочетаниями.
Примечательно, что в истории науки, впервые представители
марксисткой философии опровергли измышления об имеющихся каких-то
органических пороках в духовной жизни народов. Подчеркивая не научность
попытки биологизировать менталитет или связать его с неизменными
свойствами природной среды, марксизм учит, что «...Вместе с условиями
жизни людей, с их общественными отношениями, с их общественным
бытием изменяются также и их представления, взгляды и понятия, одним
словом, их сознание».14
Следует отметить, что национальный менталитет здесь исключения не
составляет, так как специфика условий жизнедеятельности каждого этноса,
его социально-экономического уклада, образа жизни, культуры и верований,
безусловно, оставляет отпечаток на психике индивидов, что проявляется в их
культуре, поступков, поведения, вкусах, привычках, нравах, а также
особенностях склада ума и мировосприятия. Следовательно, содержание
13
Бауэр О. Национальный вопрос и социал-демократия / Отто Бауэр в излож. и со вступ. ст. С.Семковского.
-Петроград: «Книга», 1918. – С. 114. 14
Маркс К., Энгельс Ф. - Соч., т. 4. - М.: «Политиздат», 1981. – С. 445.
30 понятия «менталитет нации», как ранее нами было обосновано, отражает
наличие привычных форм поведения, эмоционально-психологического
реагирования на, происходящие вокруг субъекта, события и процессы,
определенные ценностные ориентации и склонности. Несомненно,
менталитет общности, как конкретное отражение целостного, реализуется и
запечатлеется
в
индивидуально-психологических
особенностях,
составляющих данную общность, субъектов.
Рассматривая специфику проявления национального менталитета в
традиционном социуме, куда можно отнести и таджикское общество, стоит
подчеркнуть, что структуру менталитета любого этноса образует
фундаментальная система имплицитных скрытых установок и ценностных
ориентаций мышления, а также непроизвольных его навыков, которые
определяют устойчивые стереотипы сознания абсолютного большинства
представителей общности. Основными предпосылками, способствующими
формированию менталитета и подчёркивающие его особенности, являются:
1) расово-этнические качества нации;
2) естественно-географические условия существования народа;
3) результаты взаимодействия данного этноса и социокультурных
условий его жизнедеятельности.
В совокупности расово-этнических признаков национальной общности,
влиявших на её менталитет, особое место занимает численность,
темперамент, уровень социокультурного прогресса данного народа.
Безусловно, главными особенностями менталитета таджикской нации
выступают: доминирование моральных и религиозно составляющих, чувство
ответственности и совести, вдобавок - особое восприятие взаимоотношений
индивида и социума.
Более того, стереотипы их мышления и поведения формировались на
протяжении тысячелетия господства авторитаризма средних веков и в
условиях исторического давления политических ситуаций ХХ века. В связи с
этим, закономерно, что у этой нации возникла своеобразная спасительная
неоднозначность внешнего выражения своего отношения к возникающим
угрозам в зависимости от создавшихся ситуаций.
Как показывает анализ, менталитет таджиков, в общей своей массе,
изоморфный, т.е. в его составе можно обнаружить наличие стереотипов
мышления нескольких субэтносов, среди которых доминирующими
являются два: северный и южный. Компаративный анализ национальнопсихологических особенностей северных и южных таджиков показывает
имеющиеся некоторые различия в специфике выражения общностного
самосознания, национальных особенностей интересов и ценностных
31 ориентаций,
этнической
окраски
потребностно-мотивационной
и
коммуникативно-поведенческой сферы местных стереотипов.
Не вдаваясь в подробности, лишь отметим, что отдельные
отличающиеся черты менталитета таджиков северного и южного региона
Таджикистана обусловлено следующими факторами:
- своеобразием самоидентификации, которое сложилось традиционно;
- существующими у них представлениями об этно-консолидируюших и
этно-дифференцирующих признаках субэтносов, отличающимися друг от
друга;
- характерным, для этих субэтносов, выражением историко-культурных
факторов, оригинальной актуализацией общностной принадлежности;
- неодинаковым стремлением в области неформальной коммуникации,
как с представителями своей нации, так и других этносов;
- старанием соразмеряться неодинаковым социальным и культурным
стереотипам.
Заслуживает внимания тот факт, что специфические черты
национального менталитета таджиков, которые тесно связаны с
ценностными ориентациями, проявляются через групповые и личностные
правила, а также посредством системы социально-ценностного их контактов
и действия. Этнические свойства потребностно-мотивационной сферы
жизнедеятельности таджиков (потребность в коммуникации, тяготение к
достижениям, художественно-эстетический интерес и мотивы, соответствуют
этим потребностям) вырисовываются в своеобразности их актуализации, а
также в различных видах деятельности индивидуумов.
Например, общностная специфика менталитета таджиков северного и
южного регионов страны в сфере этнической коммуникации проявляется в
непохожих видах нормативной ориентации в субэтнической группе,
неодинаковом восприятии индивидом своего субэтнического объединения,
самобытности этнического статуса субъекта в общине. Здесь коллективные
правила коммуникации, социальной интерактивности и взаимосвязи, которые
присуще этно-национальной общности вообще, осуществляются в рамках
жизнедеятельности небольшой субкультуры, формируя конкретную "ткань"
процессов когнитивного, диалогового и персептивного характера.
Реалии духовной жизни и характер проявления менталитета таджиков
южного региона имеет более выраженную национальную специфику, так как
процесс совершенствования их стереотипов мышления происходил, главным
образом, в границах своего этнического сообщества. Поскольку они имели в
прошлом ограниченные связи и контакты с соседними инонациональными
общностями, поэтому менее подвержены воздействию культуры других
32 народов и интернационализации своего образа жизни, и в силу этого, у них
менее
заметен
интернациональный
и
ассимиляционный
уклон.
Сопоставительные установки таджиков южного региона сравнительно
установкам таджиков, относящиеся к северной субкультуре, в значительной
степени, ориентированы в направлении внутриобщностных связей, при этом
у последних - в сторону отношений межнационального порядка. Установка
"исторической идентификации" в национальном самосознании таджиков
южного региона проявляется нагляднее, чем у северных, что, скорее всего,
служит примером "чувства общности". 15
Ещё одна из особенностей проявления национального менталитета
таджиков южного региона является то, что они, в большей степени, склонны
мыслить, чувствовать, действовать так, как им диктуют, установившиеся
нормы и правила поведения, национальные традиции и обычаи.
Представители южной субкультуры Таджикистана более чётко соблюдают,
исторически сложившихся национальных стереотипов и порядков.
Ощущение принадлежности к данному этносу в системе взаимоотношений
таджиков южного региона выступает как центростремительный и
объединяющий фактор.
А у таджиков северной субкультуры внутренняя готовность и
предрасположенность на национально-специфические проявления чувств,
динамики и характера взаимодействия, общения и т.д. проявляется в
меньшей степени, и нередко они отходят от сложившихся национальных
стереотипов и норм отношений. В системе взаимоотношений и
взаимодействия таджиков северного региона чувство национальной
принадлежности
зачастую
не
является
центростремительным
и
сплачивающим фактором.
Невзирая на некоторые, имеющиеся различия в архетипах мышления и
поведения северной и южной субкультуры таджиков, базовые особенности
их менталитета совершенно одинаковые, что ощущается в преобладании в
нём моральных составляющих. Это, прежде всего, возвышенное у таджиков,
чувство ответственности и совести, а также особое восприятие взаимосвязи
личности и национального социума.
Третья глава исследования «Влияние трансформационных и
глобализационных процессов современности на менталитет таджикской
нации»посвящена
анализу
сущности,
происходящих
процессов
15
См.: Куликова Л.В. Тип культуры и национальный коммуникативный стиль// Вестник ВГУ, 2004.-№ 2.
33 трансформации и глобализации в современном мире и их влияние на
национальный менталитет таджиков.
В первом параграфеданного раздела диссертации «Социокультурная
трансформация общества и изменение менталитета таджикской нации»
отмечается, что процесс социокультурной трансформации любого социума, в
частности традиционного, представляет собой комплексное эволюционное
преобразование типа общественной и культурной системы или её основные
формы функционирования.
В этой связи необходимо выделить два существующих типа
социокультурных трансформаций, которые тесно связаны и взаимно
переходят, а также могут привести к изменению менталитета тех или иных
народов. Это: традиционализация – трансформация от открытости к
замкнутости социума и модернизация – трансформация переход от
замкнутости к открытости общества.
Традиционализация массового сознания, безусловно, является
реальным социокультурным фактом, и на основе теоретических трактовок и,
исходя из состояния массового сознания народов стран постсоветского
пространства во второй половине 90-х годов прошлого века, можно считать,
что тот период в развитии их массового сознания был естественным и
закономерным. Примечательно, что в период трансформации общества,
возникшие новые обстоятельства в массовом сознании национального
субъекта обрисовываются, чаще всего, в континууме разочарования нового
образца, их девальвации и традиционализации духовно-культурной жизни, и
по этому поводу учёными проведено немалое количество исследований, со
многими из которых нельзя не согласиться. 16 Традиционализация может
вырисовываться, как в снижении степени когнитивной поддержки
актуальных ценностей, так и в углубляющемся несоответствии между
насущным вербальным и традиционалистским бихевиористским уровнем, и в
замене актуальных ценностей -традиционными.
Традиционализация собирательных представлений о конкретной сфере
жизнедеятельности, например, о государстве не позволяет массовому
сознанию «обнаружить», что «разделение власти» обязательно для того,
чтобы защитить рядовых граждан от произвола государственных структур.
При этом сам феномен «разделение властей» массовым сознанием
воспринимается, в определённой мере, соответственно традиционалистским
установкам (например, как «разлад во власти»). Массовые представления о
16
Например, см.: А. Ю. Зудин. Традиционализация и укоренение политических инноваций: к постановке
проблемы. – Москва: «Наука», 2007 и др.
34 масштабах властных полномочий также отмечены сильным влиянием
традиционализма (миф об их «всемогуществе»: «власть может все!»).
Выход из привычных стереотипов мышления происходит по более
конкретным проблемам, связанным с функционированием властной
структуры, в которых традиционалистские представления о «властном
монолите» и «всемогущей власти» начинают постепенно разрушаться. При
этом благоприятные условия для более реалистических оценок функций и
роли власти создает процесс углубления восприятия ограниченных
возможностей исполнительной власти. Наряду с этим, зародившееся
«отмирание» традиционализма протекает довольно таки надломлено и
вызывает непрерывные обвинения, что «власть ничего не делает», которое,
затем становится обычным стереотипом мышления членов социума.
Что касается модернизации на примере политической сферы жизни
общества, то её отпечатки можно установить, прежде всего, в системе
«обобщенных» понятий о власти. В противовес стереотипам
традиционализации, демократическая легитимация, полученная на выборах,
становится составной частью восприятия власти абсолютным большинством
граждан, что модифицирует в массовом сознании главных критериев
иерархии властных структур. Сформированные через выборы и регулярно
обновляемые институты – избираемый президент и избираемый парламент
ставятся в центре общественно одобряемой политической системы, где место
конкретного института в иерархии власти определяется степенью
демократической легитимности.
Следует отметить, что понимание общества как единства культуры и
социальности, образуемого деятельностью человека, составляет сущность
социокультурного подхода к анализу трансформации социума. Названная
научная парадигма, дополняя другие методы в анализе социальных явлений,
в единое целое связывает цивилизационный и формационный подходы. Если
фиксирование
устойчивых
компонентов
исторического
процесса
(антропологические, этнические, культурные), как наиболее масштабного
анализа
является
сущностью
цивилизационного
подхода,
а
концентрирование внимания на изменчивые социальные структуры
считается свойствами формационной парадигмы, то выяснение сопряжения
устойчивого и изменчивого во взаимосвязи человека и общества, культуры и
социальности выступает главным императивом социокультурного подхода.
Неоспоримый факт, что в современных постсоветских государствах, в
том числе и в Таджикистане, происходит очередной виток тотальной
социокультурной трансформации, который особо отчётливо наблюдается в
сфере духовной жизни народа страны. Как известно,
недостаточная
35 последовательность, проводимых властями реформационных процессов, их
неорганичность, разразившийся внутренний социально-политический
конфликт, приведший к гражданской войне и другие, происходившие в 90-е
годы прошлого века, негативные события на каком-то этапе стали
доминировать над менталитетом национальной общности, сложившейся в
советский период. Собственно-этнические связи оказались не совсем
крепкими, чтобы национальное государство, после распада суперэтнической
империи, смогло полноценно сформироваться.
По этой причине, в течение почти десяти лет в Таджикистане, после
обретения им независимости, передовая часть общества, особенно
интеллигенция, не смогла возродить на должном уровне национальную
идею, способную сплотить население и выработать общенациональную
идентичность. Дело в том, что в постсоветских государствах, не имеющих
опыта цивилизованных рыночных отношений и демократизации общества,
индивиды в начальном этапе своего суверенитета решали свои проблемы в
системе теневых, коррупционных, клиентальных масштабов. Существующая
теневая экономика специалистами тогда трактовалась как деятельная
альтернатива, подходящим моделям правовой демократии и гражданского
общества.
Нынешние постсоветские национальные общества, в частности
таджикское, представляют собой не очень прочный строительный материал,
из которого трудно создать устойчивые социальные конструкции, кроме
самых примитивных, самоорганизующихся по принципу «мафии».Наряду с
этим, составляющие таджикского национального
социума, при таких
условий, непременно теряют собственную идентичность в пространство
аттракции других цивилизационных центров.
Наверное, поэтому некоторые известные исследователи Содружество
Независимых Государств в своих разработках, объясняя причины
современной кризисной трансформации своих национальных обществ,
связывают её с историческим развитием конкретных государств. 17 Скорее
всего, самой основной причиной этого является то, что первичные
социальные структуры всегда противостояли всяким стремлениям
установления государственности, культивируемой только лишь сверху.
Если более внимательно рассматривать степень неоднозначности
происходящих трансформационных процессов в современном независимом
Таджикистане, то можно выявить, что, во-первых, сохранившиеся от
прошлого «социокультурные барьеры», выступают как тормозящий фактор
17
См., например:Ахиезер А.С. Большевистскийпсевдосинкретизм и институциональная недостаточность
общества // Вопросы философии, 2002. - № 1 и др.
36 изменения менталитета нации, и, во-вторых, влияние консервативных
пластов на модернизационные процессы, приводящие к изменению
национального менталитета, имеет и положительные последствия.
В этом плане вполне очевидно, что исторически сложившиеся черты
национального характера таджиков, в определённой мере противоречат,
возникшим после распада СССР, новым рыночным отношениям, должным
образом не воспринимая их. Наверное, поэтому развитие таджикского
социума на нынешнем этапе может происходить специфически, и такие
понятия, как «реформа», «демократия», «либерализм», «рынок», не могут
должным образом укорениться в настоящем их смысле в его духовной
культуре, тем более менталитета, в качестве знаковых явлений, так как они,
кроме кодирования пустоты, полностью дискредитированы и ничего не
несут.
Тем не менее, заслуживает констатацию тот факт, что таджики при
любых экономических и политических условиях не склонны к радикальным
изменениям в своей социальной жизни, и им чужд революционизм и
политический авантюризм. Поэтому закономерно, что в истории таджикской
государственности националистическое и радикальное политическое
движение, по отношению к другим этносам, никогда не было
распространено.
Второй параграф третьей главы«Влияние глобализации на
национальный менталитет
таджиков» посвящёнкраткомуанализу
последствий влияния процессов глобализации на менталитет таджикского
народа в современных условиях его жизнедеятельности.
Здесь акцентировано, что в самом общем виде глобализацию можно
определить как процесс создания единого мирового информационного,
экономического, политического, правового, социокультурного пространства. В
современной обществоведческой науке экономический и политический аспекты
глобализации, а также их последствия для человечества считаются наиболее
исследованными. К числу еще недостаточно изученных проблем относится её
социокультурный аспект, который является очень сложным в плане научного
анализа. Это объясняется тем, что взаимодействие глобалистской культуры и
национальных культур, что интенсивно наблюдается в последние десятилетия в
мире, происходит достаточно противоречиво.
Характерно, что транснациональность выступает главной чертой
глобалистской культуры, и в силу этого она сближает народы, которые живут в
разных государствах и придерживают неодинаковые политические взгляды,
исповедующих различные религиозные убеждения, что, по мнению её
теоретиков, оказывает содействие росту взаимопонимания и обогащению
37 этнических культур шедеврами других цивилизаций. Неоспоримый факт, что
глобалистская культура не имеет всего того, чем располагают культуры
конкретных наций и народов (историческая память, мифы, символы, ценности и
идентичность).
В этой связи уместно акцентировать, что ядро исторических культур
этнонациональными и религиозными общностями, государствами, городами
создавалось веками, отвечая потребностям людей, наполняя их бытие
конкретным смыслом, оно передавалось из поколения в поколение. Несомненно,
глобальная культура не обладает ничем аналогичным, к тому же, у нее иные
задачи, и ей чужда всякая укорененность в менталитете, традициях, местных
культурах, национальных или этнических идентичностях.
Глобализация, как показывает опыт, в социокультурном аспекте
предусматривает стремление к безвестной общей концепции, согласно которой в
современном, взаимозависимом мире должны главенствовать единые,
общепланетарные ценности. Это означает, что национальные государства будут
обязаны воплощать на деле данные ценности в своей внутренней и внешней
политике. В то же время, насаждение этих ценностей, вследствие их
неаутентичности для большинства народов, насильственным путём, в частности
для тех, которые находятся вне культурного поля западной цивилизации,
особенно в странах третьего мира, может привести к усилению недовольства их
населений и росту антиглобалистских настроений в этих государствах. Тем
временем, процесс вестернизации может разрушить многие традиции и
духовные ценности восточных стран, куда входит и Республика Таджикистан,
т.е. глобализация в виде вестернизации, разрушая традиционные устои этих
обществ, делает их как западные.
Вне всякого сомнения, так называемая глобалистская культура, по сути,
является искусственным явлением, так как лишена исторической памяти, и,
согласно имеющемуся опыту в этом направлении, она может вступать в
конфликт с этническими культурами и религиозными верованиями восточных
народов. Этого можно реально наблюдать на примере все возрастающего
сопротивления национальных культур, навязываемого им, нового типа
миропорядка, который строится по единой системе принципов и координат и
сурово отделяет историко-культурное многообразие народов мира,
формировавшееся на протяжении не одного тысячелетия. Исчезновение
функционирующих ныне национальных культур, несомненно, приведёт к утрате
материальных, культурных, социально-психологических и духовных оснований
их существования в современной человеческой цивилизации.18
18
Митрошенков О.А. Культура и цивилизации// Личность. Культура. Общество. - М., 2003. - Т. 2.- С.219. 38 Разумеется, угроза потери национальной идентичности страны, а также
собственной культуры и цивилизационного наследия может стать следствием
данного вызова глобализации, что в социокультурной сфере также
разрушителен для Таджикистана на современном этапе его развития. Это
объясняется тем, что для осуществления национальной стандартизации, и чтобы
все государства мира стали похоже друг на друга, необходимо уничтожить
базовые культурно-исторические основания таджикской нации, которые давали
ей силу духовного влияния на всей общечеловеческой культуры. В связи с этим,
попытка осуществления политики «вестернизации» таджикской культуры, была
одновременно и горьким опытом её денационализации.
Не вызывает удивления то, что в условиях глобализации во многих
восточных обществах, и особенно в таджикском социуме, обострилась проблема
сохранения национальной идентичности, тесно связанная с менталитетом
народа. Тем не менее, модернизационный процесс в национальном обществе
необязательно должен представлять собой социокультурную вестернизацию, на
что указывает опыт стран Юго-Восточной Азии, который предлагает
возможность осуществления эффективных реформ без радикальной смены
своей идентичности и социокультурных основ жизни общества.
Вне всякого сомнения, вышеназванные вызовы процесса глобализации
находят свое отражение в сознании национального субъекта, особенно на его
ментальность, которая является органической частью общественного сознания.
В свою очередь, общественное сознание, более или менее объективно отражает
общественное бытие людей, и согласно широко известному тезису марксизма
общественное сознание индивидов является продуктом их общественного
бытия. 19 Исходя из этого, источник появления новых идей, теорий, взглядов
следует искать, именно, в общественном бытии субъектов. Поэтому
национальные (архетипические) доминанты их духовной жизни, наподобие
менталитета, самосознания и идентичности в условиях экономических,
политических и социокультурных вызовов глобализации становятся очень
актуальными.
При глубоком анализе ситуации влияния глобализации на духовную
культуру конкретной нации, по нашему убеждению, негативное воздействие
глобалистской культуры на менталитет традиционных обществ (в нашем
случае – таджикский социум) очевидно, и в этом плане, естественно, этот
процесс нанесёт большой вред культурам восточных народов. «Польза»
глобализации культурам, подвергшимся её воздействию, проявляется в том,
что, может быть впервые за все историческое время своего сознательного
19
Маркс К., Энгельс Ф. Немецкая идеология. – М.: Политиздат, 1983. – С. 29.
39 культурного развития, национальный субъект получит возможность
переоценить значение данного феномена в реализации им смысла своего
бытия, так как только в ней индивид получит возможность своего реального
духовного возрождения.
В связи с этим, возникает закономерный вопрос, связанный с наличием
выбора и выхода у национальных культур и их растворение в современной
глобалистской культуре, а также утратой их самобытности и значимости,
нивелировки и обезличении. Не драматизируя ситуацию, можно ответить,
что достойный не потерпит поражения, и поэтому надо всегда оставаться
таковым. Ни при каких обстоятельствах нельзя поступаться ценностями
национальной культуры, особенно духовными. Их надо перевести на рабочий
язык глобалистской культуры и достойно преподнести её субъектам, и тогда
национальная культура, бесспорно, будет воспринята им без ущерба.
Для решения такой непростой задачи, как вхождения национальной
культуры в пространство мировой культуры, без нанесения ущерба
уникальным чертам менталитета народа, определяющим является не желание
понравиться, а умение оставаться собой. В то же время нельзя замыкаться
в границах своей национальной культуры, а необходимо найти способы
безболезненного выхода в мировое культурное пространство, но выходить
надо с тем, что есть, так как именно это содержание и обладает ценностью.
Помимо того, нельзя стимулировать национальную культуру «торговать
собой» и быть готовым к тому, что ее не поймут, не примут, не оценят или
не рассмотрят, если так, то она неподходящая эпохе и историческому
времени.
Духовная культура и менталитет нации (таджиков) для лучшего
восприятия себя может сделать кое-что в пределах дозволенного, т.е. она
может воспользоваться теми возможностями, какие предоставляет им
глобализация. Используя современные средства демонстрации своей сути,
этническая культура, например, может проникать в пространство культуры
глобализированных
обществ. Не исключено, что, не будучи принятой
с восторгом на «лучших сценах мира», она найдет своих почитателей
в других регионах, и уже оттуда будет воспринята более масштабно.
Конечно, не будет катастрофой для национального социума, если его
духовная культура не встретит широкого понимания со стороны западных
обществ. В конечном счёте, она, прежде всего, - национальная культура, и,
следовательно, выражает особенности духовной жизни конкретного этноса и
специфику его менталитета. Она может и должна воспитывать
национального субъекта на ценностях, созданных этой культуре. И если это
настоящая культура, то такой человек интересен миру, ибо сквозь
40 культурную самобытность человека проступает общечеловеческая
культура. 20 Весомость национальной культуры заключается, именно, в
специфике её ценностей, поскольку они выступают уникальным способом
видеть окружающего человека, мир и смысл бытия в нём. Её носителю
нельзя покидать эту почву, иначе национальная культура как таковой
исчезает и перестанет существовать.
Поскольку глобализация позволяет национальной культуре, важным
компонентом которой является менталитет народа, относительного
выборочного восприятия и освоения культурных ценностей Запада, то ей
необходимо воспользоваться возможного конструктивного диалога с ними.
Бесспорно, это важно не только для сохранения уникальных свойств
менталитета народов, проживающих в Центральной Азии, но
иукрепление национальной безопасности новых независимых государств,
возникших в данном регионе.
В «Заключение» диссертационной работы подводится общий итог
исследования, формулируются основные выводы и рекомендации.
Научные публикации автора по теме диссертационной работы
I.
Монографии:
1.2
Урунова Х.У. Менталитет нации и глобализационные процессы
современности. – Худжанд: «OOO“МТХ-Даврон”, 2018. –160 с.
II.
Публикации в изданиях, рецензируемых ВАК
Министерстве образования и науки Российской Федерации:
при
1.Об особенностях и необходимости преподавания курса «Человековедения».
«Вектор науки» Тольяттинского Государственного Университета. Тольятти 2010. №3 (3).- С.104-107
2. Роль религии в формировании менталитета. Международный научноисследовательский журнал 3 (45) Часть 5, Екатеринбург – 2016.- С.26-28
3. Культура стыда – специфическая особенность и неотъемлемая часть
таджикского менталитета. Международный научно-исследовательский
журнал 4 (46) Часть 4, Екатеринбург – 2016. - С.109-112
4. Гуманизация учебного процесса –отказ от авторитарно-императивного
стиля обучения. Ученые записки №(19) Худжанд -2009.- С.111-119
5.Формирование навыков критического чтения на занятиях по
«Человековедению». Ученые записки №3 (23) Худжанд -2010.- С.129-140
20
Косиченко А.Г. Национальные культуры в процессе глобализации // WWW.orda.kz. Электронный
информационно-аналитический бюллетень. - №№ 8, 9.
41 6. Роль проблемного обучения в развитии критического мышления Ученые
записки №2 (26) Худжанд-2011. -С.174-183
7. Развитие навыков критического мышления в новой системе национального
образования. Вестник ТНУ №8 (72) Душанбе- 2011.- С. 453-457
8.Особенности таджикского менталитета как объект социальнофилософского анализа. Вестник ТГУ ПБП. Худжанд-2015, №3 (64).- С. 42-47
9. Общественное мнение и его влияние на формирование особенностей
таджикского менталитета. Вестник ТНУ, Душанбе-2015, №3 12 (189) С.207210
10. Роль СМИ в формировании национального менталитета. Вестник ТНУ
Душанбе- 2015, - №3 11 (188).- С.169-173
11. Толерантность как неотъемлемая часть таджикского менталитета.
Вестник. ТГУ ПБП. Худжанд- 2016 №3 68.- С.32-40
12. Причины, возможности и границы применения инновационного
образования через призму национального менталитета. Вестник ТНУ,
Душанбе -2016, №3/8 (216).- С.143-147
13. Вестернизация и механизмы защиты национального менталитета.
Вестник ТНУ, №3/7 (214) Душанбе -2016.- С.124-129
14. Теоретические аспекты трансформации таджикского менталитета в
условиях социокультурных изменений. Вестник ТГУ ПБП, №4(69) Худжанд2016.- С.49
15. Об особенностях семейно-брачного менталитета. Вестник ТНУ, №2,
Душанбе-2017.- С. 156
16. Философские аспекты национального самосознания в современном
обществе Таджикистана. Вестник ТГУ ПБП.№1(70).Худжанд -2017.-С.96-105
17. Роль народных праздников в структуре таджикского менталитета.
Вестник ТНУ, №3, Душанбе- 2017.- С.150
18. Тенденции изменения менталитета в условиях социально-экономических
трансформаций. Вестник ТНУ, №1.Душанбе – 2018, с.190
19. Системообразующие элементы национального менталитета. Вестник ТГУ
ПБП (серия гуманитарных дисциплин) №2 (75), Худжанд -2018.- С.57-64
42 
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
410 Кб
Теги
анализа, менталитет, нация, социальная, процесс, современность, глобализационных, философские
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа