close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Реализация федеральной модели государственной молодежной политики в контексте региональной специфики (на материалах Чеченской Республики)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Маликова Елена Васильевна
РЕАЛИЗАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНОЙ МОДЕЛИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ
МОЛОДЕЖНОЙ ПОЛИТИКИ В КОНТЕКСТЕ РЕГИОНАЛЬНОЙ
СПЕЦИФИКИ
(НА МАТЕРИАЛАХ ЧЕЧЕНСКОЙ РЕСПУБЛИКИ)
22.00.04 – социальная структура,
социальные институты и процессы
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата социологических наук
Краснодар – 2018
Работа выполнена в ФГБОУ ВО «Адыгейский государственный университет»
Научный руководитель:
Шаповалова Инна Сергеевна
доктор социологических наук, доцент
Официальные оппоненты:
Проказина Наталья Васильевна,
доктор социологических наук, доцент
ФГБОУ ВО «Среднерусский институт
управления - филиал РАНХиГС при
Президенте
Российской
Федерации»,
заведующая
кафедрой
социологии
и
информационных технологий
Евстратова Татьяна Анатольевна,
кандидат социологических наук, доцент
ФГБОУ ВО «Российский государственный
социальный университет», доцент кафедры
менеджмента
и
административного
управления факультета управления
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Уральский федеральный
университет имени первого Президента
России Б.Н. Ельцина»,
Защита диссертации состоится «27» сентября 2018 года в 13:00 часов на
заседании объединенного диссертационного совета по защите диссертаций на
соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени
доктора наук Д 999.144.03 на базе федерального государственного казенного
образовательного учреждения высшего образования «Краснодарский
университет Министерства внутренних дел Российской Федерации»,
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего
образования
«Кубанский
государственный
университет»
федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего образования «Кубанский государственный аграрный университет
имени И. Т. Трубилина» по адресу: 350005, г. Краснодар, ул. Ярославская, 128,
зал заседаний.
С диссертацией можно ознакомиться в читальном зале библиотеки
Краснодарского университета МВД России.
Полный текст диссертации, автореферат диссертации и отзыв научного
руководителя размещены на официальном сайте Краснодарского университета
МВД России: http://krdu.mvd.ru.
Автореферат разослан «___»___________2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Владимир Валериевич Плотников
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Государственная молодежная
политика является важнейшим элементом стратегии развития России,
позволяющим создавать будущее страны в фарватере прогрессивных
изменений и конкурентных достижений, с учетом возникающих угроз и
вызовов – как на макро-, так и на микроуровне. Именно духовнонравственный, социокультурный облик молодого поколения в конечном
итоге предопределяет будущее страны, ее место в глобальном мире XXI в. В
этой связи вполне закономерным выглядит необходимость раскрытия
потенциала российской молодежи, реализуемого в качестве составной части
человеческого капитала. Осознание важности создания оптимальных
условий становления и развития личности молодого гражданина интегрирует
усилия социальных институтов в формировании и реализации федеральной
модели государственной молодежной политики.
Для института молодежной политики современной России, как
важнейшего актора процессов социализации и социальной интеграции
молодежи, характерна высокая степень мобильности приоритетов, связанная
с постоянно колеблющимся социокультурным полем, действием факторов
внешней и внутренней среды общественной жизни. Молодежную политику,
осуществляемую государством, целесообразно позиционировать в системе
координат комплексных социальных противоречий, связанных с
политической, экономической, социокультурной и духовной сферами
российского общества.
Конфигурация проблем современной российской молодежи напрямую
зависит от уровня и качества жизни всего населения страны. Роль молодежи,
ее растущий статус в государстве, будущие «гражданские компетенции»,
становятся векторами, определяющими не только направления работы с
данной социально-демографической группой, но и задающими высокие
стандарты, обеспечить которые должна система управления государственной
молодежной политикой на всех уровнях ее реализации. Учитывая
особенности
государственно-территориального
устройства
РФ,
многонациональный и поликонфессиональный характер ряда регионов,
вполне закономерным является научный и управленский интерес к
деятельности субъектов РФ при реализации государственной молодежной
политики.
В рамках функционирования современного института государства
большая часть ответственности за процесс реализации молодежной политики
перемещается к регионам Российской Федерации. С повышением
самостоятельности территориальных субъектов возникают новые системные
требования к современной молодежной политике: ее оптимальная модель в
Российской Федерации должна базироваться на комплексе приоритетов и
целей, определяемых на федеральном уровне с учетом формирующихся во
внутренней и внешней среде вызовов политического, экономического и
3
социально-культурного характера и, одновременно, на разнообразии
региональных практик, определяемых спецификой субъектов Российской
Федерации и объемом их инновационного потенциала.
Отдельного внимания в этой связи заслуживают регионы, имеющие
специфическую историю становления, сложную этнокультурную ситуацию,
ресурсный дефицит, в которых существующие проблемы молодежи,
гражданский менталитет и имитационные практики формируют барьеры на
пути реализации федеральной модели государственной молодежной
политики, соблюдения ее приоритетов. Именно к таким регионам относится
Чеченская Республика, характеризующаяся особого рода социальнокультурной системой традиций, экономическими, демографическими и
политическими позициями относительно других субъектов Российской
Федерации.
Проблемы, связанные с системой региональной государственной
молодежной политики, приводят к трансформации ее федеральной модели в
условиях конкретного региона, что приводит к нарушении заданной
структуры приоритетов государственной молодежной политики. Таким
образом, анализ и оценка существующих барьеров полноценной реализации
федеральной модели государственной молодежной политики, становится
первоочередной задачей для каждого субъекта Федерации.
В условиях современного российского общества наблюдается
достаточно существенное противоречие, заключающееся в том, что, с одной
стороны, имеет место нарастающая формализация, порой – неоправданная
бюрократизация молодежной политики, с другой стороны, радикализация
сознания подрастающего поколения, вследствие чего молодые люди
демонстрируют отчужденность от взрослого общества, его мероприятий. В
сложившихся непростых условиях реализации государственной молодежной
политики наблюдается феномен, заключающийся в том, что молодежная
политика зачастую осуществляется «отдельно» от молодежи и не для нее, а
скорее
для
формальной
бюрократической
отчетности,
нередко
государственными чиновниками, имеющими слабые представления о
молодежи, ее социокультурных, социально-возрастных и социальнопсихологических особенностях. Данное противоречие особенно серьезно
проявляется в регионах, качество управленческого аппарата в которых в силу
объективных причин
уступает федеральному центру. Сложившаяся
ситуация в сфере государственной молодежной политики вызывает
отчуждение молодежи от взрослого поколения, что, в свою очередь, при
определенном развитии событий может приводить к росту экстремизма,
политического радикализма и т.п.
В этой связи, актуальность диссертационного исследования
определяется:
1) значимостью потенциала молодежи для устойчивого развития
российского общества и ведущей ролью государственной молодежной
политики в раскрытии данного потенциала;
4
2)
существующими
проблемами института
государственной
молодежной политики – на федеральном и региональном уровнях;
3) необходимостью полноценной реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в условиях социально-культурной,
экономической, демографической специфики региона.
Степень научной разработанности темы. Рассматривая теоретикометодологическое обоснование темы диссертационного исследования,
следует отметить, что существенный вклад в научное осмысление
молодежной политики как социального феномена внесли научные школы
Института социально-политических исследований РАН (Ю.А. Зубок, В.И.
Чупров)1, Санкт-Петербургского государственного университета (В.Т.
Лисовский, А.А. Козлов)2.
Этапы развития молодежной политики на постсоветском
пространстве отражены в работах М.М. Донцовой, О.А. Ереминой,
А.В. Кирнос,
Т.М. Королевой,
О.А. Коряковцевой,
Е.М. Наумовой,
3
Т.А. Нигматуллиной, А.Ф. Радченко, И.Н. Родионова .
Особо следует отметить коллективную монографию под редакцией
Вал. А. Лукова, в которой обобщен опыт реализации различных аспектов
государственной молодежной политики на протяжении 1990–2000 гг.4
Управленческий аспект молодежной политики рассматривается в
исследовании О.А. Рожнова, в котором выявлены основные проблемы и
1
Чупров В.И. Социология молодежи. М., 2014.
Лисовский В.Т. Молодежная политика: проблемы и перспективы // Теория и
практика социальной работы: отечественный и зарубежный опыт. М.-Тула, 1993. Ч. 2.
Лисовский В.Т., Козлов А.А. Молодежная политика и социальная защита молодежи. М.,
1994.
3
Донцова М.М. Механизм реализации молодежной политики в политической
системе современной России: автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 2013. С. 22; Еремина
О.А., Кирнос А.В., Государственная молодежная политика в Российской Федерации в
начале XXI в.: доктринальные и нормативно-правовые основы // Вестник Воронежского
института
МВД
России.
2015.
№
2.
С.
32-39;
Королева
Т.М.
Молодежная политика Советского государства и ее реализация в Восточной Сибири:
середина 1950-х-1991 гг.: автореф. дис. ... д-ра ист. наук. Улан-Удэ, 2014; Коряковцева
О.А. Государственная молодежная политика в современной России // Вестник
Волгоградского государственного университета. Серия 4, История. 2009. № 1(15). С. 122128; Наумова Е.В. Молодежная политика в России 70-х - 90-х гг. ХХ в.: исторический
опыт и уроки: дис. ... д-ра ист. наук. Саратов, 2002; Нигматуллина Т.А. Государственная
молодежная политика в федеративной России: инновационные парадигмы. Уфа: Изд-во
БИСТ ОУП ВПО «АТиСО», 2012; Радченко А.Ф. Государственная молодежная политика
в Российской Федерации: особенности становления и развития: дис. ... канд. полит. наук.
М., 2008; Родионов И.Н. Государственная молодежная политика: сущность, этапы,
основные тенденции 1980-1993 гг. (на примере СССР и РФ): автореф. дис. ... канд. ист.
наук., М., 1994.
4
См. Государственная молодежная политика: российская и мировая практика
реализации в обществе инновационного потенциала новых поколений: науч. монография /
под общ. ред. Вал. А. Лукова. М., 2013.
5
2
разработаны пути оптимизации управления молодежной политикой в
современных российских условиях5.
Молодежные проблемы в качестве основной предпосылки к
разработке и реализации молодежной политики исследованы в работах
И.С. Васильевой, Е.Д. Вознесенской, М.К. Горшкова, Т.А. Иванова,
Н.П. Иващенко, Д.Л. Константиновского, О.Л. Крайневой, А.С. Петряева,
Т.В. Пилюгиной, И.И. Стороженко, Т.М. Чапурко, Г.А. Чередниченко,
Ф.Э. Шереги, О.В. Шляпниковой и др.6
Исследование социально-экономических последствий российских
политических реформ, их влияния на процесс реализации государственной
молодежной политики и ее адаптация к изменившимся условиям, изложено в
работах А.Ю. Гайдина, Д.А. Кузьмичевой, И.Л. Савельева7.
Большое значение при изучении молодежной политики в субъектах
Российской Федерации отводится исследованию различных аспектов ее
регионального развития. Следует выделить работы П.Н. Беспаленко,
А.А. Зеленина, Е.А. Князьковой, М.С. Комаровой, Т.И. Морозовой,
А.Н. Нифанова8.
5
Рожнов О.А. Управление молодежной политикой в современной России: дис. …
канд. соц. наук. М., 2006.
6
Васильева И.С. Актуальные проблемы российской молодой семьи и вопросы
государственной поддержки по стабилизации семьи как социального института // Ученые
записки РГСУ. 2011. № 7 (95). С. 40-43; Горшков М.К., Шереги Ф.Э. Молодежь России:
социологический портрет. М., 2010; Вознесенская Е.Д., Константиновский Д.Л.,
Чередниченко Г.А. Молодежь России на рубеже XX-XXI веков: образование, труд,
социальное самочувствие. М.: ЦСП и М, 2014; Иванов Т.А., Петряев А.С., Стороженко
И.И., Проблемы и факторы риска здоровья молодого поколения // Актуальные проблемы
физической и социальной подготовки силовых структур. 2014. № 2. С.18-25; Иващенко
Н.П., Пилюгина Т.В., Чапурко Т.М., Современная молодежная преступность – результат
политико-правового нигилизма в России // Экономика. Право. Печать. Вестник КСЭИ.
2013. № 4. С.98-105; Крайнева О.Л., Шляпникова О.В., Молодежная насильственная
преступность как угроза национальной безопасности России // Информационная
безопасность регионов. 2011. № 2. С.123-128.
7
Савельев И.Л. Государственная молодежная политика в отношении студенчества
в условиях современных социально-политических трансформаций российского общества:
федеральный и региональный аспекты: дис. ... канд. соц. наук. Казань, 2000; Гайдин А.Ю.
Институционализация молодежной политики в регионе в условиях переходного состояния
российского общества: дис. ... канд. соц. наук. Саратов, 2001; Кузьмичева Д.А.
Молодежная политика современной России в условиях реформирования политической
системы (региональный аспект): на примере Ивановской, Костромской и Ярославской
областей: автореф. дис. ... канд. полит. наук. Ярославль, 2007.
8
Беспаленко П.Н. Проектирование государственной молодежной политики в
практике муниципального управления: дис. ... канд. соц. наук. Белгород, 2001; Зеленин
А.А. Государственная молодежная политика Российской Федерации: концептуальные
основы, стратегические приоритеты, эффективность региональных моделей: дис. ... д-ра
полит.
наук.
Нижний
Новгород,
2009;
Князькова
Е.А.
Муниципальная
молодежная политика на современном этапе: тенденции, противоречия, механизм
реализации: на примере города Москвы: автореф. дис. ... канд. полит. наук. М., 2013;
6
Проблемы, связанные с институционализацией региональной
молодежной политики в условиях трансформации современного российского
общества, отражены в работе В.А. Смирнова9.
На современном этапе развития института государственной
молодежной политики многие исследователи уделяют внимание
особенностям политической активности молодежи и молодежным
движениям. В трудах Д.В. Громова, А.А. Митина, И.Д. Федорова10 и ряда
других авторов рассматривается процесс становления молодежных движений
и молодежных общественных организаций с точки зрения социальнополитических аспектов развития общества.
Процессы взаимодействия государственных органов власти и
социальных институтов, степень их влияния на успешность реализации
молодежной
политики
рассмотрены
в
работах
В.Н. Афониной,
11
Е.В. Наумовой, С.А. Фокина .
Анализ процессов реализации молодежной политики в Российской
Федерации с учетом структурной модели ответственности государства,
бизнеса и некоммерческого сектора представлен в работе А.Я. Кибанова,
М.В. Ловчевой, Т.В. Лукьяновой12. Авторы концентрируют внимание на
необходимости установления диалога и консолидации возможностей
различных агентов социализации молодежи посредством внедрения
механизма социального партнерства, базирующегося на конструктивном
взаимодействии всех секторов общества – государственного, коммерческого
и некоммерческого – в решении социально значимых проблем.
Комарова М.С. Молодежь как субъект государственной молодежной политики // Власть.
2016. № 4. С. 87-93; Морозова Т.И. Регулирование процессов самоорганизации молодежи
в социокультурном пространстве региона: дис. ... д-ра соц. наук. Белгород, 2013; Нифанов
А.Н. Правовые формы реализации непосредственной демократии в системе местного
самоуправления: дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 2003.
9
Смирнов В.А. Институционализация региональной молодежной политики в
условиях трансформации российского общества: автореф… дисс. д. соц. наук. СПб., 2011.
10
Громов Д.В. Уличные акции молодежных политизированных сообществ как
объект социально-антропологического изучения: дис. ... д-ра истор. наук. М., 2013;
Митин, А.А. Молодежная политика и левые молодежные организации современной
России: автореф. дис. ... канд. полит. наук. Чита, 2014; Федоров, Д.И. Общественные
объединения в системе современной молодежной политики: автореф. дис. ... канд. соц.
наук. Саратов, 2013.
11
Афонина В.Н. Государственная молодежная политика в современной России:
взаимодействие институтов государства и гражданского общества: дис. ... канд. полит.
наук. Ростов-на-Дону, 2002; Наумова, Е.В. Молодежная политика в России 70-х - 90-х гг.
ХХ в.: исторический опыт и уроки: дис. ... д-ра ист. наук. Саратов., 2002; Фокин С.А.
Деятельность государственных и общественных институтов России в отношении
молодого поколения в социальной сфере: 1991–2000 годы: дис. ... канд. ист. наук. М.,
2003.
12
См. Кибанов А.Я., Ловчева М.В., Лукьянова Т.В. Реализация молодежной
политики в Российской Федерации: Монография. М., 2015.
7
Проблемы формирования социального статуса молодежи в условиях
реализуемой молодежной политики в 1990-е – начале 2000-х годов
рассмотрены в работах С.О. Елишева, И.В. Кирдяшкина, Н.В. Крайновой,
В.Н. Лупандина, А.В. Шаронов13. Одной из фундаментальных работ в
истории исследования социального статуса молодежи можно считать работу
«Социология личности» И.С. Кона, в которой особо подчеркнуто, что
процесс развития социального потенциала личности сопровождается
становлением ее социального положения, подразумевающего социальную
роль, материальную обеспеченность и общественную функцию, связанную
не с индивидуально-психологическими, а социально-экономическими
параметрами14.
Однако анализ научных работ, посвященных объекту исследования,
дает основание утверждать, что, несмотря на их многообразие, недостаточно
изучены проблемы молодежной политики и ее роль в трансформационных
современных процессах на уровне субъектов Российской Федерации; нет
ясного представления о наиболее важных факторах, детерминирующих
данный процесс, не разработаны технологии воздействия на него.
Таким образом, на основе представления об актуальности темы и
степени ее научной разработки можно сформулировать проблему
диссертационного исследования. Она определяется противоречием между
необходимостью формирования в субъектах Российской Федерации единого
пространства государственной молодежной политики и отсутствием системы
реализации ее федеральной модели в специфических демографических, этнорелигиозных и социально-культурных условиях регионов.
Объектом настоящего исследования выступает молодежная
политика как функциональный элемент института государства в российском
обществе XXI в.
Предметом исследования является процесс реализации федеральной
модели государственной молодежной политики в специфических условиях
Чеченской Республики.
Целью диссертационного исследования является обоснование
содержания институционального, технологического и ресурсного элементов
системы реализации федеральной модели государственной молодежной
13
Елишев С.О. Молодежная политика в формировании ценностных ориентаций
современной российской молодежи: дис. ... канд. соц. наук. М., 2010.; Кирдяшкин И.В.
Молодежная политика
как
фактор
социализации
современной
российской
молодежи: автореф. дис. ... д-ра филос. наук. Томск, 2012; Крайнова Н.В. Политическая
социализация молодежи в условиях модернизации политической системы России и
реформирования ее институтов: конец XX – начало XXI века: дис. ... канд. полит. наук.
Ярославль, 2006; Лупандин В.Н. Молодежь как субъект политики в современном
российском обществе: специфика и формы участия: дис. ... канд. полит. наук. Орел, 2002;
Шаронов, А.В. Государственная молодежная политика как фактор социального развития
молодежи: автореф. дис. ... канд. соц. наук. М., 1994.
14
Кон И.С. Социология личности. М.: Политиздат, 1967. С. 16.
8
политики с учетом особенностей молодежной среды на территории
Чеченской Республики.
Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие
научные задачи:
1. Исследовать российскую молодежь в качестве субъекта и объекта
государственной молодежной политики.
2. Рассмотреть установление обратной связи с молодежью в качестве
инструмента повышения эффективности государственной молодежной
политики.
3. Определить элементы системы реализации федеральной модели
государственной молодежной политики на региональном уровне.
4. Провести изучение проблем региональной молодежи Чеченской
республики в контексте определения территориальных акцентов реализации
федеральной модели государственной молодежной политики.
5. Проанализировать включенность региональных институтов
Чеченской республики в процесс реализации федеральной модели
государственной молодежной политики.
6. Предложить рекомендации для полноценной реализации
федеральной
модели
государственной
молодежной
политики
в
специфических условиях Чеченской Республики.
Гипотезы исследования заключаются в следующих взаимосвязанных
предположениях:
– в результате периодической смены циклов становления
федеральной модели государственной молодежной политики в Российской
Федерации к настоящему времени сформировался ряд барьеров,
препятствующих ее успешной реализации в региональных условиях. В
региональном пространстве такими барьерами могут становиться:
этнокультурная ситуация (специфика этнического состава, национальные
традиции, религиозная косность); социально-экономические условия
(уровень экономического развития и жизни населения, социальная
инфраструктура); политико-управленческие препятствия (конфигурации и
интересы элит, особенности управленческой и политической культуры);
социально-психологические (господствующие установки общественного
мнения в отношении молодежи и молодежной политики) и кадровые
предпосылки (профессиональные и личные качества руководителей в
сфере государственной молодежной политики);
– существующая система реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в Чеченской Республике в ряде
случаев недостаточно эффективно преодолевает объективно возникающие
проблемы – в силу комплексного действия ряда дисфункциональных
факторов; для преодоления сложившегося противоречия необходима
корректировка системы государственных управленческих действий, более
интенсивная интеграция социологической науки в систему государственного
управления молодежной политикой.
9
Теоретико-методологическую основу исследования составляет
методологический подход Т. Парсонса, позволяющий рассмотреть феномен
государственной молодежной политики через категории социального
процесса, которые подразумевают участников-акторов государственной
молодежной политики, стандартизированную систему социальных
отношений между ними и систему действия, то есть мотивированного
человеческого поведения.
При изучении процессов реализации государственной молодежной
политики в региональных условиях применялась также методология
структурно-функционального анализа (Э. Дюркгейм, Р. Мертон)15, которая
позволила определить причины
возникновения барьеров реализации
государственной молодежной политики в региональных условиях: Р. Мертон
утверждает, что «смещение целей, неспособность к оперативному
приспособлению для решения сложных задач и отсутствие социальных норм
приводят к дисфункции социального управления»; по мнению Э. Дюркгейма,
«любая социальная организация обладает возможностью саморегулирования
и самовоспроизведения, что приводит к ее полному или частичному
самосохранению и устойчивости по отношению к внешним и внутренним
противоречиям»16.
Помимо этого, авторская концепция исследования опирается на
комплексный подход представителей структурного функционализма –
Э. Дюркгейма, Т. Парсонса, Р. Мертона17, которые рассматривали общество
как некое подобие кристаллической решетки, где социальные институты и
социальные группы выступают в качестве ее элементов и крепко связаны
между собой скобами-функциями.
Методологическая основа исследования системы реализации
федеральной модели государственной молодежной политики в условиях
российских регионов опирается на теорию институтов и институциональных
изменений Д. Норта18, согласно которой институты понимаются как
комплекс формальных и неформальных регуляторов, организующих
взаимоотношения между людьми и задающих структуру побудительных
мотивов человеческого взаимодействия.
Анализ феномена иррациональности, алогичности молодежи как
особой
социально-демографической
группы
осуществлялся
с
19
использованием методологических подходов В. Парето
(теория
15
Дюркгейм Э. Социология. Ее предмет, метод, предназначение / Пер. с фр.,
составление,
послесловие
и
примечания
А.
Б.
Гофмана.
М.,
1995.
Мертон Р. К. Социальная теория и социальная структура. М., 2006.
16
Там же.
17
Луков Вал.А. Теории молодежи: Междисциплинарный анализ: науч.
монография. М., 2012. С. 274.
18
Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование
экономики. М., 1997. С. 8.
19
Парето В. М. Компендиум по общей социологии. М., 2008.
10
нелогического действия), П.А. Сорокина20 (концепция социосознательных
факторов) и классика психоанализа – З. Фрейда21 (идея сублимации
биологической природы человека системой культуры и, как следствие,
проявлений бессознательного).
В диссертационном исследовании, помимо общенаучных методов,
применялись эмпирические методы сравнительного и системного анализа
документальных источников, анкетный и экспертный опросы.
Эмпирическая база исследования включает:
– результаты авторского социологического исследования «Молодежь
России», проведенного в августе–сентябре 2016 г. в Чеченской Республике.
Исследование включало в себя опрос молодежи Чеченской Республики в
возрасте от 14 до 29 лет (500 респондентов);
– результаты авторского социологического исследования «Реализация
государственной молодежной политики в Чеченской Республике»,
проведенного в октябре–ноябре 2016 г. Исследование включало в себя опрос
молодежи Республики, осуществленный по репрезентативной выборке с
учетом половозрастной структуры (500 респондентов), опрос специалистов
по работе с молодежью в структурах органов власти и управления
Республики (20 респондентов), экспертный опрос (ученые и практики,
специализирующиеся в сфере государственной молодежной политики – 10
респондентов);
– нормативно-правовые акты, регламентирующие процесс разработки и
реализации молодежной политики на федеральном и региональном
уровнях22;
– вторичный анализ результатов социологического исследования
«Молодежь России 2000–2025 гг.: развитие человеческого капитала»,
проведенного в 2013 г. Федеральным агентством по делам молодежи23;
20
Сорокин П.А. Человек. Цивилизация. Общество / Общ. ред., сост. и предисл. А.
Ю. Согомонов: Пер. с англ. М., 1992.
21
Фрейд З. Введение в психоанализ. М., 1991.
22
Стратегия государственной молодежной политики в РФ: распоряжение
Правительства РФ от 18 декабря 2006 г. № 1760-р. // Нормативное правовое обеспечение
молодежной политики в вузах России в 3 т. Т. 2 / сост. А.В. Пономарев, Е.В. Осипчукова.
– М.: ООО «ВК», 2011. С. 47-61; Основы государственной молодежной политики
Российской Федерации на период до 2025 года: распоряжение Правительства РФ от 29
ноября 2014 г. № 2403-р. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». URL:
http://base.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?
req=doc;base=LAW;n=171835;fld=134;dst=1000000001,0;rnd=0.27321345754899085 / (дата
обращения: 01.02.2016); Об утверждении Концепции государственной молодежной
политики в субъектах РФ, входящих в СКФО до 2025 г.: распоряжение Правительства РФ
от 17 апреля 2012 г. № 506-р. // Справочно-правовая система «Консультант Плюс». URL:
http://www.consultant.ru/cons/cgi/
online.cgi?req=doc;base=LAW;n=128714#0
(дата
обращения: 27.12.2015); О молодежи: закон Чеченской Республики от 08 мая 2008 г. №
16-РЗ // Официальный сайт Министерства по делам молодежи Чеченской Республики.
URL: http://docs.cntd.ru/document/906800767/ (дата обращения: 20.09.2015).
11
– статистические данные, характеризующие молодежную ситуацию в
регионе;
– качественный анализ публикаций в региональных СМИ,
посвященных проблемам молодежной политики в Чеченской Республике за
период 2015-2017 гг.
Научная новизна исследования заключается в следующем:
1. На основе обобщения теоретических подходов к изучению
социально-возрастных, социально-культурных и социально-психологических
характеристик
молодежи
сформулировано
интегральное
понятие
федеральной модели государственной молодежной политики с учетом
действия комплекса актуальных факторов (объективных и субъективных;
внешних и внутренних).
2. Предложено понятие «верификационный потенциал» практической
(эмпирической и прикладной) социологии в процессе взаимодействия с
государственными управленческими структурами по вопросу реализации
молодежной политики.
3. Сформулировано авторское определение понятия «система
реализации федеральной модели государственной молодежной политики на
региональном уровне» и обоснована структура системы.
4. Исследованы специфические проблемы чеченской молодежи и
выявлены
этнокультурные,
социально-экономические,
политикоуправленческие,
кадровые,
социально-психологические
барьеры,
возникающие в процессе реализации федеральной модели государственной
молодежной политики в условиях региональной специфики Чеченской
республики.
5. Определены проблемные аспекты функционирования системы
реализации федеральной модели государственной молодежной политики в
условиях Чеченской Республики.
6. Разработаны рекомендации субъектам управления государственной
молодежной политикой по преодолению выявленных барьеров,
противоречий и проблем реализации федеральной модели государственной
молодежной политики на территории Чеченской Республики.
На защиту выносятся следующие положения:
1. Федеральная модель государственной молодежной политики
представляет собой систему направлений и механизмов реализации ее
приоритетов и мер на всех уровнях управления государственной молодежной
политики. Федеральная модель государственной молодежной политики
основывается на положениях и стратегии, которые отражают ее цели,
принципы и смыслы, общие для всех субъектов Федерации. Цели и идеи
федеральной модели государственной молодежной политики, и
государственной молодежной политики, реализуемой на региональном
23
Молодежь России 2000–2025: развитие человеческого капитала. URL: http://
www.fadm.gov.ru/search/доклад / (дата обращения 01.11.2016).
12
уровне должны быть едины для всех регионов России. Федеральная модель
государственной молодежной политики несет в себе потенциал реализации в
условиях конкретного региона и включает неизменные и изменяемые
структурные элементы.
Основным назначением государственной молодежной политики в
условиях открытого информационного общества XXI в. является
организация системного вмешательства института государства в процесс
социализации, придание большего «веса» воспитательному процессу, что
позволяет преодолевать многие дисфункциональные моменты и актуальные
риски, с учетом действия комплекса факторов: объективных (неустойчивое,
во многом маргинальное, положение в социуме) и субъективных
(иррационализм, алогичность, максимализм); внешних (глобализация,
массовая культура потребления, стихийная социализация посредством массмедиа и Интернета) и внутренних (криминализация российского общества,
острое социальное неравенство, противоречивое состояние агентов
социализации). Детальный научно-управленческий анализ специфики
молодежной среды дает возможность глубже понять духовный мир
молодежи, что, в свою очередь, позволяет скорректировать государственную
молодежную политику, сделать ее более «тонкой», чувствительной и
личностно ориентированной, преодолеть ее формализм, бюрократизацию.
2. В настоящее время ситуация с реализацией государственной
молодежной политики в РФ выглядит двойственной; наряду с позитивными
моментами присутствуют и определенные дисфункциональные черты.
Именно поэтому необходимо более активно использовать верификационный
потенциал практической социологии. Эмпирические и прикладные
социологические исследования способны, обеспечивая важной первичной
информацией о проблемных аспектах реализации молодежной политики,
систему
управления,
«сглаживать»
возникающие
противоречия.
Верификационный потенциал социологической науки представляет собой
возможность объективной, научно обоснованной проверки степени
эффективности
принимаемых
управленческих
решений,
моделей
посредством установления и поддержания обратной связи с носителями
проблемы – как физическими, так и юридическими лицами,
государственными структурами.
Молодежь
как
особая
социально-демографическая
группа
характеризуется во многом уникальными условиями своего социального
развития. В процессе интеграции во взрослое общество, усвоения
социального, духовного опыта молодые люди активно осваивают новые
информационные технологии, стиль и образ жизни, ценности,
соционормативные комплексы, идеалы и т.п. При этом опыт
предшествующих поколений в условиях становления информационного
общества начала XXI в. играет все менее важную роль – по объективным
причинам, вследствие ускоренной модернизации социальной системы. В
этих условиях классическое научное знание также неизбежно устаревает и
13
нуждается в постоянном обновлении, главным образом, за счет организации
доступа к первичной социологической информации о молодежи,
молодежных проблемах, реакции подрастающего поколения на различные
инициативы государственной власти.
3. Разделение ответственности за результат действия государственной
молодежной политики между федеральным центром и регионами позволяет
говорить о региональной специфике достижения приоритетов федеральной
модели государственной молодежной политики. Процесс реализации
федеральной модели в условиях региона, в силу наличия специфических
региональных черт, условий и факторов, ориентирован на уникальную
ситуацию каждого субъекта Российской федерации и одновременно
позволяет достичь общефедеральных целей государственной молодежной
политики и может быть определен как достижение федеральных
стратегических задач, направлений и приоритетов государственной
молодежной политики, с учетом институциональной обусловленности,
этнокультурного своеобразия и ресурсов региона. Система реализации
федеральной
модели
государственной
молодежной
политики,
сформированная с учетом региональных особенностей, представляет собой
совокупность ресурсов, институциональных и технологических средств
решения федеральных задач в области приоритетных направлений
государственной молодежной политики в отдельно взятом субъекте
Российской Федерации, на основании баланса государственных и
региональных интересов, учитывающих весь комплекс специфических
условий и факторов, характерных для конкретного региона. Элементы
реализации федеральной модели государственной молодежной политики на
региональном уровне представляют собой единую систему, включающую
три группы элементов (подсистем): институциональную, технологическую и
ресурсную. Институциональная подсистема реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в региональных условиях
предполагает региональное нормативно-правовое и организационное
обеспечение функционирования процесса реализации; технологическая
подсистема – рефлексивное использование программно-целевого и
проектного управления; ресурсная – оптимальное распределение комплекса
региональных ресурсов, определенных для управления государственной
молодежной политикой.
4. Проблемно-целевой элемент системы реализации федеральной
модели государственной молодежной политики в условиях региона
определяют специфика территории и проблемы региональной молодежи.
Проблемы молодежи Чечни распределены на две группы – общие и
специфические. Ранжирование общих проблем позволяет распределить их в
следующей последовательности: проблема образования, проблема трудовой
занятости, проблема здоровья, проблема обеспеченности жильем, проблема
наркомании, алкоголизма и табакокурения. К специфическим проблемам
молодежи Чеченской Республики, следует отнести закрытость молодежи
14
ввиду преобладания в республике мононациональной среды, языковой
барьер, межнациональное взаимодействие, склонность к радикальным
взглядам. В процессе реализации федеральной модели государственной
молодежной политики возникают барьеры, обусловленные спецификой
региона. В Чеченской республике к таким барьерам относятся:
этнокультурные (мононациональный состав населения, исторические и
культурные ограничения, проблема коммуникаций, клановость); социальноэкономические (дисбаланс демографической структуры, низкий уровень
экономического развития и жизни населения, неразвитость социальной
инфраструктуры); политико-управленческие (неэффективность региональных
бюрократических структур, отсутствие нормативно-правовой базы
молодежной политики); кадровые (проблемы квалификации руководителей
органов по делам молодежи, наличие конфликтов с представителями
федеральных структур, низкий рейтинг популярности субъектов управления
государственной молодежной политикой среди населения); социальнопсихологические (господствующие негативные установки общественного
мнения в отношении федеральных приоритетов молодежной политики).
5. Проблемы функционирования системы реализации федеральной
модели государственной молодежной политики в условиях Чеченской
Республики диагностируются во всех подсистемах (институциональной,
технологической и ресурсной). Институциональная подсистема реализации
федеральной модели государственной молодежной политики в Чеченской
Республике отличается существенным дисбалансом, характеризующимся
преобладанием организационного обеспечения над информационным и
коммуникативным и расхождением декларируемых на федеральном уровне и
реализуемых в Чеченской Республике приоритетов и направлений
молодежной политики. Проблемы технологической подсистемы связаны с
формальной адаптацией подпрограмм молодежной политики к региональным
условиям, отсутствием действенной системы оценки молодежных проблем,
молодежной среды и стратегий развития молодого поколения. Проблемы
ресурсной подсистемы реализации федеральной модели государственной
молодежной политики в Чеченской Республике связаны с недостаточным
финансовым обеспечением всех направлений молодежной политики,
недостаточным
использованием
потенциала
таких
субъектов
государственной молодежной политики, как молодежные общественные
объединения и молодежные СМИ.
6. Рекомендации на основе проведенных исследований и проблемного
анализа процесса реализации федеральной модели государственной
молодежной политики в Чеченской Республике предложены в следующих
направлениях. Предложения по оптимизации институциональной
подсистемы реализации федеральной модели государственной молодежной
политики аккумулируются в предложениях по работе с нормативно-правой
базой региональной молодежной политики и совершенствованию ее
институциональной подсистемы. В рамках этих подсистем сформулированы
15
рекомендации органам управления и организациям, связанным с реализацией
молодежной политики в Чеченской Республике. Предложения по
оптимизации технологической подсистемы реализации федеральной модели
государственной молодежной политики на региональном уровне отражены в
ряде рекомендаций Министерству по делам молодежи республики и
направлены на оптимизацию процесса программирования в этой сфере.
Предложения по оптимизации ресурсной подсистемы сформулированы по
каждому из элементов ресурсного компонента: экономическим,
интеллектуальным, информационным, деятельностным и кадровым
ресурсам.
Предложения по решению основных социальных проблем
чеченской молодежи сформулированы по всем позициям выявленного
проблемного комплекса молодежи Чеченской Республики.
Научно-теоретическая
и
практическая
значимость
диссертационного исследования.
Теоретическая
значимость
диссертационного
исследования
заключается в том, что полученные положения, выводы и предложения
развивают и дополняют ряд существенных аспектов социологической теории
относительно социальных процессов в молодежной среде и деятельности
социальных институтов, связанных с управлением государственной
молодежной политикой. Теоретические результаты исследования могут стать
концептуальной основой для дальнейшего изучения системы реализации
федеральной модели государственной молодежной политики на
региональном уровне, дополнить соответствующие разделы теории
социологии молодежи.
Для прикладной социологии высокую значимость имеют выделенные
барьеры на пути реализации федеральной модели государственной
молодежной политики в региональных условиях. Опыт их верификации на
примере конкретного субъекта Федерации может быть использован при
разработке региональной государственной молодежной политики в
субъектах управления.
Разработанные рекомендации по совершенствованию процесса
реализации государственной молодежной политики в Чеченской Республике
могут быть использованы в работе региональных органов государственной
власти и местного самоуправления.
Предложенная
система
реализации
федеральной
модели
государственной молодежной политики в специфических региональных
условиях может стать основой трансформации и реинжиниринга процесса
управления в сфере государственной молодежной политики в Республике.
Выводы и предложения по оптимизации процесса реализации
государственной молодежной политики могут быть использованы в
практической работе органов власти Чеченской Республики, реализующих
молодежные программы и проекты. Практическая значимость исследования
состоит также в возможности экстраполяции его результатов на реализацию
16
государственной молодежной политики в других регионах Российской
Федерации.
Теоретический и практический материал авторского исследования
может быть использован в преподавании в высшей школе таких учебных
дисциплин,
как
«Социология
молодежи»,
«Государственное
и
муниципальное управление», «Социология социальных изменений»,
«Социология управления», «Методика и техника социологических
исследований».
Апробация работы. Материалы и результаты исследования, выводы и
практические рекомендации нашли отражение:
– на международных и всероссийских научно-практических
конференциях:
Международной
научно-практической
конференции
«Перспективы развития науки и образования» 28 февраля 2015 г. (Тамбов);
I Международной научно-практической конференции «Современные
тенденции развития науки и технологий» 30 апреля 2015 г. (Белгород);
Международной научно-практической конференции «Актуальные вопросы
науки и образования» 19-23 мая 2015 г. (Москва); I Международной научнопрактической конференции «Социально-экономические исследования,
гуманитарные науки и юриспруденция: теория и практика» 11 июня 2015 г.
(Новосибирск); X Международной научно-практической конференции
«Фундаментальные и прикладные исследования в современном мире» 12
июня
2015 г.
(Санкт-Петербург);
XLIX Международной
научнопрактической конференции «Актуальные вопросы общественных наук:
социология, политология, философия, история» 17 июня 2015 г.
(Новосибирск); XXXIX Международной научно- практической конференции
«Научная дискуссия: вопросы социологии, политологии, философии,
истории» 23 июня 2015 г. (Москва); Х Международной научно-практической
конференции Чеченского государственного университета 17 января 2016 г.
(Грозный); Междисциплинарной международной научно-практической
конференции «Международное научное обозрение проблем и перспектив
современной науки и образования» 21-22 декабря 2016 г (США, Бостон); XIV
Международной научно-практической Интернет-конференции «Молодѐжь в
современном мире: проблемы и перспективы» 28-31 мая 2018 г. (Уфа).
– в 20 публикациях по теме диссертационного исследования общим
объемом 10,8 печатных листов, в том числе 1 монография и 7 публикаций – в
изданиях, включенных в перечень ВАК.
Диссертация обсуждена и рекомендована к защите на заседании
кафедры философии и социологии Адыгейского государственного
университета.
Структура диссертационной работы обусловлена целью и задачами
исследования. Она включает введение, две главы, шесть параграфов,
заключение, список литературы, приложения.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
17
Во Введении обосновывается актуальность темы диссертации,
анализируется степень ее научной разработанности, определяются объект,
предмет, цель, задачи и гипотеза исследования, характеризуется
теоретическая и эмпирическая база, формулируются положения,
выражающие научную новизну и практическую значимость диссертационной
работы.
В первой главе – «Теоретико-методологические основы
исследования государственной молодежной политики Российской
Федерации»
анализируются
различные
концептуальные
модели
социологического исследования государственной молодежной политики РФ
на современном этапе. В главе основное внимание уделено изучению
общетеоретических аспектов генезиса и развития государственной
молодежной политики, в опоре на основные концепции отраслевой теории –
социологии молодежи. Осуществлено общетеоретическое исследование
государственной молодежной политики РФ в контексте системного
социологического анализа.
Значительное внимание в первой главе уделяется проблеме
установления обратной связи с молодежью в процессе реализации, которая
позиционируется как ресурс совершенствования деятельности органов
государственного управления в XXI в. Использование неангажированных,
«несистемных» теоретических и эмпирических исследований молодежи
позиционируется как значимый инструмент, позволяющий существенно
повысить эффективность государственной молодежной политики, в
значительной мере ограничить формализм, бюрократизацию процесса
управления социальным взрослением подрастающего поколения.
В параграфе 1.1 – «Российская молодежь как субъект и объект
государственной молодежной политики: социологический анализ» –
отмечается, что молодежь является не только объектом, но и, одновременно,
значимым субъектом молодежной политики России, реализация которой
стала важным направлением в социально-политических и социальноэкономических ориентирах российского государства. Субъектность
молодежи в реализации федеральной модели государственной молодежной
политики предопределяет необходимость постоянной рекогносцировки
проблемно-целевых ориентиров и векторов развития данной системы. При
подготовке и реализации мероприятий государственной молодежной
политики одним из наиболее важных аспектов выступает баланс
добровольного сотрудничества и принудительного воздействия со стороны
управленческих структур с целью достижения соответствующих показателей
успешности социального развития молодежи, ее интеграции во взрослую
жизнь.
Анализируя особенности молодежной среды, необходимо указать на
ее
социально-возрастные,
социокультурные,
социально-статусные
характеристики. За последние полтора века развития как общетеоретической
18
(фундаментальной), так и отраслевой (ювенологии, социологии молодежи)
науки об обществе существенное внимание было уделено именно специфике
молодежи,
комплексу
субъективных
и
объективных
факторов,
детерминирующих неповторимый облик подрастающего поколения,
уникальность положения молодежи в социальной структуре.
Сложность научного анализа и последующего социальноуправленческого воздействия на подрастающее поколение связана с высокой
динамичностью современного общества, которое многие исследователи
относят к информационному, постиндустриальному. Происходящие
трансформации
ускоряют
социальные
процессы,
способствуют
дестабилизации реальности для подрастающего поколения, так как передача
социального и культурного опыта от старших поколений к младшим
осложняется быстрой утратой практической ценности полученных от
взрослого поколения знаний, опыта и т.п.
Деидеологизация общества
и переход
к демократической
полистилистической культуре с неизбежностью ослабляет возможности
вмешательства государства в сферу духовной жизни – именно здесь
формируется социокультурная система координат молодежи (в ходе
процессов социализации, воспитания).
Рост
влияния
информационного
сектора,
интенсификация
информационно-коммуникационных потоков приводят к парадоксальной
ситуации в информационном обществе, когда качество информации не
улучшается, а ухудшается, свидетельством чему является массовое
распространение
слухов,
дезинформации,
активное
протекание
информационно-психологических войн и пропагандистских кампаний.
В завершение параграфа делаются выводы о том, что именно
позиционирование молодежи в качестве субъекта и объекта государственной
молодежной политики позволяет по-новому воспринять ракурс и
направленность социологического анализа. Признание субъектности
молодежи, ее неповторимости, уникальности и, одновременно, сложности во
взаимодействии с ней структур государственной власти позволяют прийти к
выводу о том, что основные меры воздействия на российскую молодежь
(актуальные в настоящее время в российском обществе) не могут быть
признаны эффективными, потому что они слабо учитывают или не
учитывают специфику духовного мира современной молодежи, «систему
социокультурных координат» молодых людей, где причудливо переплетены
ценностные ориентации, менталитет, мироощущение, психологические
особенности, стиль жизни и т.д. Стратегические направления молодежной
политики содержат в себе риски недостаточного учета всех проявлений
социальной сути молодежи, и, как следствие, дисфункциональности
проводимых мероприятий. Российская молодежь как субъект и объект
государственной молодежной политики сталкивается в процессе своего
социального взросления с рядом проблем и рисков, которые необходимо
своевременно
отслеживать,
систематизировать
и
вырабатывать
19
рекомендации по эффективному преодолению. В данном случае важная роль
социологической науки, особенно ее практического сегмента, не вызывает
сомнений.
В параграфе 1.2 – «Установление обратной связи с молодежью как
инструмент повышения эффективности государственной молодежной
политики» – отмечается, что процесс реализации государственной
молодежной политики сопряжен с рядом трудностей, как объективного, так и
субъективного плана. С одной стороны, институт государства и его основные
подсистемы, нацеленные на обеспечение процесса преемственности и смены
поколений, передачи социального и культурного опыта от старших
поколений к младшим, находятся в противоречивом положении,
продиктованным быстро изменяющейся социальной реальностью. Именно
поэтому научные и управленческие решения, наработки, модели достаточно
быстро устаревают и нуждаются в серьезном обновлении, чего зачастую не
наблюдается. С другой стороны, сама молодежь, вступая в качестве субъекта
и объекта социализационого процесса, в том числе и процесса воспитания, за
который в значительной мере несет ответственность именно государство,
являет собой противоречивое и весьма парадоксальное социальное
образование. В частности, многие наработки, подходы, модели старшего
поколения, «кристаллизуясь» в мероприятиях государственной власти, не
находят соответствующего понимания в представлениях молодежной
аудитории.
Реализация социологического подхода к оценке государственной
молодежной политики, проводимой в условиях современной России, диктует
необходимость применения потенциала социологической науки как одного
из наиболее эффективных инструментов исследования не только мнений,
оценок людей, но и их внутреннего духовного мира. Именно в этом
проявляются сильные стороны социологии, которая способна «оживить»
статистические документы, верифицировать официальную, нередко
ангажированную и тенденциозную,
отчетность государственных
управленческих структур различных уровней. Гносеологический и
эвристический потенциал социологии особенно важен в случае
необходимости организации системного, комплексного воздействия на одну
из наиболее нестабильных, противоречивых социальных групп как
молодежь.
Весьма сложная ситуация возникла вокруг взаимодействий института
государства и молодежи – одной из наиболее перспективных социальных
групп, призванных выполнять ключевые функции в процессе
преемственности и смены поколений. Следует учитывать тот факт, что
реализация молодежной политики осуществляется в России при отсутствии
единого федерального закона. В этой связи регионы закономерно получили
существенную инициативу в работе с молодежью. Вместе с тем, в этой
ситуации имеются и очевидные проблемы. Не во всех регионах наблюдается
одинаковая научно-теоретическая и практическая подготовка специалистов
20
по проведению молодежной политике; кроме того, облик самой молодежи
как субъекта и объекта проводимой политики существенно отличается.
По итогам параграфа делается вывод о том, что по состоянию на 2018
г. ситуация с реализацией государственной молодежной политики в РФ
выглядит двойственной; наряду с позитивными моментами здесь
присутствуют и определенные риски, дисфункциональные черты. Именно
поэтому необходимо более активно использовать верификационный
потенциал практической социологии. Эмпирические и прикладные
исследования способны, обеспечивая важной первичной информацией о
проблемных аспектах реализации молодежной политики, систему
управления, «сглаживать» возникающие противоречия.
Количественные исследования, проводимые социологами, позволяют
на репрезентативной, статистически значимой выборке производить как
проверку эффективности осуществляемой работы с молодежью, так и
предварительно тестировать многие модели, концепции, которые только
планируется реализовать на молодежной аудитории. Такой подход позволяет
получить объективные, беспристрастные данные и во многом преодолеть
субъективизм и волюнтаризм ряда чиновников, ответственных за проведение
молодежной политики.
В свою очередь качественные исследования дают уникальную
возможность проникнуть во внутренний, глубоко личностный, духовный мир
молодежи. В отличие от данных статистики, формализованных опросов,
именно качественный анализ способен описать ценности, моральнонравственные принципы, идеалы, мировоззрения молодежи. Именно эти
социокультурные характеристики оказывают существенное влияния на
восприятие молодежью государственной политики. Без адекватного
понимания духовного мира подрастающего поколения сложно планировать и
осуществлять государственную молодежную политику, особенно – на
региональном уровне вследствие значительной инаковости, непохожести
молодых людей в разных субъектах РФ.
В параграфе 1.3 – «Система реализации федеральной модели
государственной молодежной политики на региональном уровне» –
рассматриваются влияние региональных особенностей на процесс и систему
реализации федеральной модели государственной молодежной политики в
региональных условиях.
Учитывая многообразие регионов, их демографическую, этнорелигиозную и социально-культурную специфику, достижение главных
целей государственной молодежной политики возможно только путем
«взаимного
приспособления»,
реализации
действующей
модели
государственной молодежной политики с учетом региональных условий и
ориентации региональных механизмов реализации федеральной модели на
приоритеты государственной молодежной политики. Процесс региональной
реализации федеральной модели, в силу наличия специфических
региональных черт, условий и факторов, отражает уникальные черты
21
каждого субъекта Российской федерации и одновременно направляет
субъект на реализацию общефедеральных целей. Таким образом, этот
процесс может быть определен как реализация федеральной модели
государственной молодежной политики с учетом институциональной
обусловленности, этнокультурного своеобразия и специфики ресурсного
обеспечения локальной территории и одновременной консолидацией усилий
для реализации федеральных стратегических задач, направлений и
приоритетов ГМП.
Так, например, к специфическим региональным условиям Чеченской
Республики, определяющим процесс реализации молодежной политики,
относятся: специфика проблемного комплекса чеченской молодежи,
этнокультурные особенности чеченского народа, геополитическая ситуация,
характерная для республик Северного Кавказа, недостаточность ресурсного
обеспечения (дотационность) региона.
К специфическим факторам, определяющим процесс реализации
молодежной политики в республике, относятся: нормативно-правовая
основа, институциональная структура молодежной политики, ее кадровое,
информационное, ресурсное и технологическое обеспечение.
Управление государственной молодежной политикой на региональном
уровне происходит посредством системы реализации ее федеральной модели.
Система реализации федеральной модели государственной молодежной
политики, сформированная с учетом региональных особенностей,
представляет собой совокупность ресурсов, институциональных и
технологических средств решения федеральных задач в области
приоритетных направлений государственной молодежной политики в
отдельно взятом субъекте Российской Федерации, на основании баланса
государственных и региональных интересов, учитывающих весь комплекс
специфических условий и факторов, характерных для конкретного региона.
Оптимальная структура такой системы должна включать в себя
следующие элементы:
1. Проблемно-целевые элементы, включающие иерархию проблем и
целей федерального и регионального уровня и выстраивание приоритетов
государственной молодежной политики в регионе.
2. Нормативно-правовые элементы, включающих в том числе и
процессы принятие законов и иных нормативно-правовых актов,
регулирующих молодежную политику в регионе на основе признания
приоритета федерального законодательства и формирующих единое
правовое поле федеральной молодежной политики.
3. Организационные элементы, посредством которых формируется
структура органов по делам молодежи регионального и муниципального
уровней, соответствующая приоритетам государственной молодежной
политики.
22
4. Проектно-программные элементы, в рамках которых осуществляется
инкорпорация решений специфических региональных проблем молодежи в
систему реализации приоритетов федеральной молодежной политики.
5. Ресурсные элементы, относящиеся к одноименной подсистеме
реализации ГМП, которые позволяют выделить и интегрировать
разноплановые ресурсы для реализации задач, достижения приоритетов,
решения проблем и преодоления барьеров, возникающих в процессе
реализации федеральной модели государственной молодежной политики в
региональных условиях.
Элементы складываются в единую систему, позволяющую
осуществить процесс реализации федеральной модели государственной
молодежной политики на региональном уровне и включающую три
подсистемы: институциональную, технологическую и ресурсную.
По итогам параграфа делается вывод о том, что система реализации
федеральной модели государственной молодежной политики на
региональном уровне нуждается в соответствующем социологическом
ассистировании, что, безусловно, не исключает и применение возможностей
других наук, в частности, психологии. Однако именно региональный уровень
реализации молодежной политики испытывает острую потребность в
системе мониторингового социологического анализа проблем и выработки
совместных (науки и практики) управленческих решений, касающихся
оценки проведенных действий, их корректировки и планирования
перспективных мероприятий. Данный мониторинг должен базироваться на
сочетании количественных и качественных методов социологического
исследования.
Обосновывается
целесообразность
осуществления
сравнительного анализа на базе использования как опросных, так и
неопросных методов получения первичной социологической информации.
Во второй главе – «Процесс реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в региональных условиях
Чеченской Республики:
теоретико-прикладные
аспекты»
рассматриваются проблемные аспекты практико-управленческой реализации
федеральной модели государственной молодежной политики в региональных
условиях. В качестве примера была выбрана Чеченская Республика, которая,
с одной стороны, обладает рядом уникальных характеристик в аспекте
реализации управленческих мероприятий в отношении подрастающего
поколения, с другой стороны, представляет собой типичный пример
региональной молодежной политики.
В рамках главы осуществлен социологический анализ проблем
региональной молодежи Чеченской республики в контексте определения
территориальных акцентов реализации федеральной модели государственной
молодежной политики. С позиций теоретико-прикладного социологического
анализа исследована включенность региональных институтов Чеченской
Республики в процесс реализации федеральной модели государственной
23
молодежной политики, предложены соответствующие рекомендации по
решению ряда проблемных ситуаций.
В параграфе 2.1 – «Проблемы региональной молодежи Чеченской
Республики в контексте определения территориальных акцентов
реализации
федеральной
модели
государственной
молодежной
политики» – представлены результаты эмпирических исследований
проблемной ситуации молодежной среды Республики.
Разработка и реализация государственной молодежной политики в
субъектах Российской Федерации представляет собой управленческий
процесс, предполагающий реализацию федеральной модели государственной
молодежной политики, ее приоритетов и стандартов, с учетом региональных
факторов и условий молодежной среды. При всей типичности молодежных
проблем в области образования, трудоустройства, досуга, в иерархии
проблем молодежи на уровне региона могут присутствовать свои
особенности, объясняющиеся его спецификой: социально-экономической,
демографической ситуацией, происходящими политическими процессами, а
также характером социально-культурной среды региона.
Республики Северного Кавказа в отношении этиологии молодежных
проблем представляют собой достаточно специфическую региональную
группу. На основании результатов авторского социологического
исследования «Молодежь Чеченской Республики», проведенного в августе–
сентябре 2016 г. (опрос молодежи в возрасте от 14 до 29 лет, 500
респондентов), определена иерархия наиболее волнующих чеченскую
молодежь социальных проблем: это проблемы занятости (27,6%), образования
(24,6%), здоровья (16,8%), жилищные проблемы (14,4%), наркотизация,
алкоголизация и табакокурение среди молодежи (12,2%). Данные проблемы
могут быть обозначены как общие, характерные для всей молодежи российской
федерации. На основании проведенных исследований, помимо общих были
выявлены и специфические проблемы чеченской молодежи. К
специфическим проблемам молодежи Чеченской Республики следует
отнести закрытость молодежи ввиду преобладания в республике
мононациональной
среды,
языковой
барьер,
межнациональное
взаимодействие, склонность к радикальным взглядам.
Сравнительный анализ результатов исследований «Молодежь
Чеченской Республики» и «Реализация государственной молодежной
политики в Чеченской Республике» (в котором приняли участие специалисты
по работе с молодежью и эксперты) показал существенную разницу между
восприятием существующей ситуации молодежью и экспертами, мнение
которых является основой для принятия решений о приоритетности
субсидирования задач молодежной политики. Так, эксперты считают
приоритетными проблемами молодежи Чеченской Республики здоровье и
жилье – в противовес обозначенным молодежью проблемам трудоустройства
и образования.
24
Проведенные исследования, качественный анализ программной и
нормативной документации, региональных законодательных актов
Чеченской Республики в сфере молодѐжной политики, а также анализ
публикаций в региональных СМИ, посвященных проблемам молодѐжной
политики в Чеченской Республике, позволили выделить специфические
региональные барьеры в реализации федеральной модели государственной
молодежной политики в условиях Чеченской Республики. К основным
барьерам
в
адаптации
региона
относятся:
этнокультурные
(мононациональность, косность традиций, отказ от светскости); социальноэкономические (дисбалансы демографической структуры, низкий уровень
экономического развития и жизни населения, неразвитость социальной
инфраструктуры); политико-управленческие (неэффективность региональных
бюрократических структур, отсутствие региональной нормативно-правовой и
методологической базы молодежной политики); кадровые (низкие
профессиональные и личные качества руководителей органов по делам
молодежи, высокий уровень конфликтности в среде руководства, а также
наличие конфликтов с представителями федеральных структур, низкий
рейтинг популярности в среде населения); социально-психологические
(господствующие установки общественного мнения негативного плана в
отношении федеральных приоритетов молодежной политики).
По итогам параграфа отмечается, что процесс реализации федеральной
модели государственной молодежной политики в условиях региона с
социально-демографической и социокультурной спецификой, а также
собственной иерархией молодежных проблем предполагает преобразование
существующих управленческих подсистем:
1) институциональной
(коррекция
нормативно-правового
и
организационного обеспечения молодежной политики);
2) технологической (рефлексивное использование программноцелевого и проектного управления);
3) ресурсной (изменение конфигурации ресурсов).
Процесс реализации федеральной модели государственной молодежной
политики на региональном уровне связан с преодолением комплекса
противоречий институционального, технологического и ресурсного характера
за счет повышения степени включенности региональных институтов в данный
процесс.
В параграфе 2.2 – «Включенность региональных институтов
Чеченской Республики в процесс реализации федеральной модели
государственной молодежной политики» – произведен комплексный
анализ подсистем реализации федеральной модели ГМП в регионе, что
позволило выявить определенные проблемы во всех элементах системы.
Институциональная подсистема реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в Чеченской Республике имеет ряд
проблем, обусловленных следующими причинами.
25
Во-первых, установлено расхождение декларируемых на федеральном
уровне и реализуемых в Чеченской Республике приоритетов и направлений
молодежной политики, поскольку нормативно-правовое обеспечение
реализации ГМП содержит различия в трактовке приоритетных направлений
государственной молодежной политики, не уделяется достаточного
внимания
общественным
субъектам
молодежной
политики
и
негосударственным каналам ее финансирования.
Во-вторых, анализ деятельности действующих в Чеченской Республике
молодежных общественных объединений показал высокую степень их
аффилированности с органами по делам молодежи, Общественной палатой
Чеченской Республики и другими государственными органами Республики.
Их активность связана, прежде всего, с участием в различных мероприятиях,
организованных Министерством по делам молодежи и соответствующими
муниципальными структурами. Однако, низкая инициативность уменьшает
социальную базу объединений и ставит их в зависимость от официальных
структур. Как следствие, значительная часть молодежи не привлечена к
деятельности этих объединений.
В-третьих, выявлен недостаток информационного и научноаналитического обеспечения реализации государственной молодежной
политики. 50,0 % опрошенных специалистов по работе с молодежью не
удовлетворены современным состоянием работы молодежных органов в
области информационно-аналитического обеспечения молодежной политики
в Чеченской Республике и лишь 20,0 % экспертов, принимавших участие в
исследовании, сочли достаточным уровень научно-аналитического
сопровождения молодежной политики. Большинство же считает его либо
недостаточным (25,0 %), либо практически отсутствующим (45,0 %).
Технологическая подсистема реализации федеральной модели
государственной молодежной политики в Чеченской Республике
характеризуется определенными проблемами, связанными прежде всего с
тем, что имеющиеся подпрограммы молодежной политики адаптированы к
региональным условиям формальным образом. Цели, задачи и направления
реализации молодежных подпрограмм лишь частично структурированы и не
взаимосвязаны между собой. Результаты опроса специалистов по работе с
молодежью дают основание предполагать, что подпрограмма «Обеспечение
реализации государственной молодежной программы в сфере молодежной
политики», действующая в республике, обладает довольно низкой степенью
эффективности, поскольку, 65,0 % из общего числа опрошенных
специалистов отрицательно оценили еѐ результаты на данном этапе, 30,0 %
опрошенных вообще не смогли оценить еѐ эффективность, не обладая
информацией о существовании в республике этой подпрограммы, и лишь
5,0 % смогли дать ей положительную оценку.
Значимой проблемой является то, что основные технологии и
мероприятия по реализации молодежной политики лишь частично отражают
приоритетные направления государственной молодѐжной политики РФ,
26
ввиду слабого использования проектного подхода при их разработке. Так,
Федеральным агентством по делам молодѐжи заявлено несколько проектов,
приоритетных для реализации в регионах, например, проект «Ты
предприниматель», который направлен на повышение интереса молодѐжи к
предпринимательской деятельности, «Доброволец России» – на
формирование культуры добровольческого движения, «Волонтеры Победы»
– на сохранение памяти о героях и событиях ВОВ, посредством вовлечения
молодѐжи в добровольческую деятельность, «Бирюса» – на развитие
молодѐжной инициативы и т.д. В Республике реализован только один из
рекомендуемых Росмолодежью проектов – «Ты предприниматель». В
качестве приоритетных проектов Министерством по делам молодежи
Чеченской Республики определены «Допризывная подготовка детей и
молодѐжи Чеченской Республики» (несмотря на ограниченное число
молодежи, которое призывается из Чечни для прохождения службы в
вооруженных силах РФ), а также мероприятия, разработанные в
соответствии с «Единой концепцией духовно-нравственного воспитания».
Ресурсная
подсистема
реализации
федеральной
модели
государственной молодежной политики в Чеченской Республике также имеет
существенный проблемный компонент:
– существует несоответствие между поставленными задачами
молодежной политики и имеющимися в Республике финансовыми ресурсами
для их реализации. На вопрос «Если бы Вам представилась возможность
определять молодежную политику в Республике, то какие решения Вы приняли
бы в первую очередь?», специалисты по работе с молодежью отметили
увеличение финансирования основных проектов и программ государственной
молодежной политики (60,0 %). С оценкой специалистов в значительной мере
совпадает и мнение экспертов, большинство из которых (40,0 %) также
считает, что основная причина частичной и недостаточно эффективной
реализации программы «Развитие образования в Чеченской Республике на
2014–2016 гг.» заключается именно в недостаточном финансировании;
– недостаточно реализован потенциал таких субъектов сопровождения
государственной молодежной политики, как молодежные СМИ. Молодежь,
не имея полноценного доступа к разнообразной общественно-политической
информации, зачастую ограничена в возможностях для саморазвития и
самореализации;
- существуют проблемы кадровой обеспеченности и кадрового
потенциала органов управления в сфере государственной молодежной
политики. В настоящее время численность сотрудников Министерства по
делам молодежи Чеченской Республики составляет 54 чел., численность
молодежи в регионе на одного сотрудника – 7500 чел. Это один из самых
высоких показателей из всех субъектов Российской Федерации.
По итогам параграфа делаются выводы о том, что посредством
социологического анализа удалось выявить существенные противоречия во
всех подсистемах реализации федеральной модели ГМП в Чечне. При этом
27
сравнительный анализ данных, полученных посредством различных
исследований, выполненных в количественной или качественной парадигме,
показал в целом непротиворечивую картину проблемы, что дает возможность
по итогам сформулировать ряд предложений для государственных
управленческих структур, ответственных за реализацию ГМП в Чеченской
Республике. В данном аспекте оценки верификационный потенциал
эмпирической и прикладной социологии на региональном уровне не
вызывает сомнений и подобная практика может быть рекомендована и
другим субъектам РФ.
В параграфе 2.3 – «Рекомендации субъектам реализации
федеральной модели государственной молодежной политики с учетом
региональной специфики Чеченской Республики» – рассматривается
возможность минимизации барьеров и решение выявленных проблем,
затрудняющих
полноценную
реализацию
федеральной
модели
государственной молодежной политики в специфичных региональных
условиях Чеченской Республики.
Для выполнения базовой функции государственной молодѐжной
политики в регионе – содействия процессу социализации и самореализации
молодежи, развитию институтов представительства интересов молодежи,
выделены следующие адресные рекомендации.
Министерству по делам молодежи Чеченской Республики необходимо
сформировать
информационно-аналитический
отдел
с
функцией
мониторинга социальных проблем молодежи, а также экспертноаналитического сопровождения процесса реализации молодежной политики.
Необходимо разработать систему критериев и индикаторов мониторинга в
соответствии с актуальной для молодежной среды Республики иерархией
проблем. В целях совершенствования системы сбора статистической
информации по ключевым направлениям молодежной политики перед
территориальным органом Росстата целесообразно поставить вопрос о
проведении на его базе статистического обследования молодежной среды с
привлечением республиканских и муниципальных органов и учреждений по
делам молодежи. Необходимо также начать создание информационной базы
о ситуации в молодежной среде Республики, включая данные о состоянии и
мобильности человеческого капитала молодежи. При создании такой базы
необходимо предусмотреть такую опцию, как возможность автоматической
обработки информации по заранее определенным параметрам, связанным с
измерением динамики ситуации с периодичностью раз в год.
Молодежному парламенту Чеченской Республики, Общественной
палате Чеченской Республики следует провести аудит нормативно-правовой
базы молодежной политики в регионе и подготовить предложения по
корректировке ее приоритетных направлений, зафиксированных в Законе «О
молодежи» в соответствии с «Основами государственной молодежной
политики Российской Федерации на период до 2025 года»; для
конкретизации механизмов финансового обеспечения государственной
28
молодежной политики необходимо более детально разработать процедуру
конкурсного финансирования ее мероприятий. Также необходимо
законодательно определить в адресной поддержке молодежных объединений
роль таких консультативных структур, как Общественная палата Чеченской
Республики и Молодежный парламент Чеченской Республики.
Отделу правовой работы, государственной службы и кадров
Министерства по делам молодежи Чеченской Республики следует также
провести диагностику кадрового потенциала молодежных объединений,
организовать обучение их активистов и лидеров, поскольку участники
общественных организаций молодежи, общественные активисты являются
кадровым резервом для органов по делам молодежи, а также для всех
органов исполнительной и законодательной власти.
В целях организации единого информационного пространства
молодежного движения в Республике следует создать единый
информационно-коммуникационный молодежный ресурс (молодежный
портал) с доступом к редактированию и обновлению всех
зарегистрированных молодежных объединений, органов по делам молодежи
и СМИ. Возможно также создание на базе факультетов информационных
технологий, государственного управления, института чеченской и общей
филологии Чеченского государственного университета молодежного
информационного центра, выполняющего функции экспертно-аналитической
работы применительно к молодежной среде Республики.
Отделу проектной и программной деятельности Министерства по
делам молодежи Чеченской Республики необходимо предложить стандарт
(регламент) разработки молодежных программ и проектов. Особое внимание
необходимо обратить на следующие аспекты программирования: целевые
показатели эффективности и результативности молодежных программ
должны увязываться не с инструментами достижения целей, как это делается
в настоящее время, а с содержательным компонентом – с позитивными
эффектами для молодежной среды; риски реализации программ должны
продумываться применительно к каждому направлению молодежной
политики; необходимо также уже на этапе разработки программ предлагать
способы преодоления или минимизации рисков.
В качестве итогов параграфа отмечается, что структуры по делам
молодежи выступают как монополисты в распределении социальных
ресурсов, потребителями которых являются те или иные группы молодежи,
молодежные объединения, отдельные молодые люди. Эта модель
предопределяет значительную долю пассивности самой молодежи, в
результате
чего
важнейшее
требование
молодежной
политики,
определяющее необходимость стимулирования инновационного потенциала
молодежи, актуализации ее возможности в решении собственных проблем,
проблем общества и государства, не реализуются.
Очевидно, что все принимаемые меры в отношении совершенствования
процессов молодежной политики должны ориентироваться на человеческий
29
фактор. Правильно разработанная программа, концептуальный подход, и
многие другие факторы оказывают большое влияние на ее эффективность.
Но, помимо всего, деятельность специалиста в области молодежной
политики должна быть направлена на то, чтобы «услышать» молодежь,
понять ее проблему, помочь ей найти решение или определиться с выбором.
Именно такой всесторонний подход позволит соблюсти баланс политических
целей и реальных потребностей тех, ради кого эти цели определяются.
В Заключении подводятся итоги проведенного исследования,
формулируются основные результаты и выводы по проблеме
диссертационного исследования.
По теме диссертации автором опубликованы работы:
Монография:
1.Маликова, Е.В. Государственно-общественные основы молодежной
политики: опыт Чеченской Республики: монография [Текст] / Е.В. Маликова,
Н.У. Ярычев. – Кисловодск: ИЦ «Магистр». – 2015. – 145 с. (авторский вклад
4,6 п.л.) ISBN 978-5-9907278-1-6.
В изданиях из списка ВАК:
2. Маликова, Е.В. Место и роль молодежи в контексте государственной
молодежной политики [Текст] / Е.В. Маликова, Н.У. Ярычев //
Фундаментальные исследования. – 2014. – № 12 (10). – С. 2265-2269 (0,4
п.л.).
3. Маликова, Е.В. Опыт реализации государственной молодежной
политики в России 2000-2013 гг.: этапы развития, проблемы, тенденции
[Текст] / Е.В. Маликова // Научные ведомости Белгородского
государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. –
2015. – № 8 (205). – Вып. 32. – С. 183-187 (0,4 п.л.).
4. Маликова, Е.В. Социологические методы и методики исследования
сущности молодежной политики [Электронный ресурс] / Е.В. Маликова //
Современные проблемы науки и образования. – 2015. – № 2 (1). – С. 653 (0,6
п.л.).
–
Точка
доступа:
http://www.scienceeducation.ru/ru/article/view?id=21396.
5. Маликова, Е.В. Молодежь в обществе повышенного риска и
социальной неопределенности [Текст] / Е.В. Маликова, Н.У. Ярычев //
Вестник Краснодарского университета МВД России. – Краснодар:
Краснодарский университет МВД России. – 2015. – № 3 (29). – С. 90-92 (0,3
п.л.).
6. Маликова, Е.В. Методы социологических исследований в области
проблем молодѐжи и молодѐжной политики [Текст] / Е.В. Маликова //
Здоровье и образование в XXI веке. – 2016. – № 18 (12). – С. 145-150 (0,4
п.л.).
7. Маликова, Е.В. Анализ реализации молодежной политики в
Европейских странах, США и Азиатских странах с учетом распределения
30
ответственности государства, бизнеса и некоммерческого сектора [Текст] /
Е.В. Маликова // Общество и право. – 2016. – № 4 (58). – С. 203-207 (0,4 п.л.).
8. Маликова, Е.В. Реализация государственной молодѐжной политики в
России: региональный аспект [Электронный ресурс] / И.С. Шаповалова, Е.В.
Маликова // Теория и практика общественного развития. – 2018. – № 6 (0,6
п.л.). – Точка доступа https://doi.org/10.24158/tipor.2018.6.4.
В других изданиях:
9. Маликова, Е.В. Молодежь в современном российском обществе
[Текст] / Е.В. Маликова // Перспективы развития науки и образования:
сборник научных трудов по материалам международной научнопрактической конференции. – Тамбов: ООО «Юком». – 2015. – С. 65-66 (0,2
п.л.).
10. Маликова, Е.В. Современные концептуальные теории молодежи
[Текст] / Е.В. Маликова // Приволжский научный вестник». – 2015. – № 5
(45). – С. 91-94 (0,3 п.л.).
11. Маликова, Е.В. Молодежь как объект социологических исследований
[Текст] / Е. В. Маликова // Международная научно-практическая
конференция
«Актуальные
вопросы
науки
и образования» //
«Международный журнал экспериментального образования». – 2015. – № 5
(1).– С. 73-74 (0,2 п.л.).
12. Маликова, Е.В. Проблемы молодежи как фактор совершенствования
молодежной политики [Текст] / Е. В. Маликова // Современные тенденции
развития науки и технологий: сборник научных трудов по материалам I
Международной научно-практической конференции. – Белгород: ИП Ткачева
Е.П. – 2015. – Часть IV. – С. 15-18 (0,2 п.л.).
13. Маликова, Е.В. Воспитание молодого поколения в контексте
актуальных проблем современного общества [Текст] / Е.В. Маликова //
Социально-экономические
исследования,
гуманитарные
науки
и
юриспруденция: теория и практика: сборник материалов I Международной
научно-практической конференции / под общ. ред. С.С. Чернова. –
Новосибирск: Издательство ЦРНС. – 2015. – С. 121-126 (0,4 п.л.).
14. Маликова, Е.В. Социальный потенциал современной молодежи
[Текст] / Е.В. Маликова // Фундаментальные и прикладные исследования в
современном мире: сборник материалов Х Международной научнопрактической конференции. – СПб.: Информационный издательский учебнонаучный центр «Стратегия будущего». – 2015. – Том 5. – С. 34-37 (0,3 п.л.).
15. Маликова, Е.В. Девиантное поведение молодежи: классификация,
типология, проблемы [Текст] / Е.В. Маликова // Актуальные вопросы
общественных
наук:
социология,
политология,
философия,
история / Сборник статей по материалам XLIХ-L Международной научнопрактической конференции. – Новосибирск: Изд. «СибАК». – 2015. –№ 56 (46). – С. 17-23 (0,4 п.л.).
31
16. Маликова, Е.В. Предложения по оптимизации нормативно-правовой
базы в вопросах реализации молодежной политики в РФ [Текст] / Е. В.
Маликова /сборник статей по материалам XXXIX Международной научнопрактической конференции. – М.: Изд. «Интернаука». – 2015. – №6 (35). –
С. 22-26 (0,2 п.л.).
17. Маликова, Е.В. Общественная молодежная политика и анализ
проектов российских компаний в отношении современной молодежи [Текст]
/ Е.В. Маликова // Научно-аналитический журнал «Научная перспектива». –
2015. – № 6 (64) – С. 101-103 (0,2 п.л.).
18. Маликова, Е.В. Новые смыслы воспитательной деятельности
молодого поколения в глобализирующемся обществе [Текст] / Е.В. Маликова
// Вестник Чеченского государственного университета. – 2016. – № 1. – С.
112-114 (0,2 п.л.).
19. Маликова, Е.В. Социологические исследования в области
молодѐжных проблем [Текст] / Е.В. Маликова // International Scientific Review
of the Problems and Prospects of Modern Science and Education // International
Scientific Review No 21 (31) / XXIX International Science Conference (Boston.
USA, 21-22 December, 2016). – P. 104-106 (0,2 п.л.).
20. Маликова, Е.В. Молодѐжь в современных политических
«спектаклях» [Электронный ресурс] / Е.В. Маликова // Молодежь в
современном мире: проблемы и перспективы: сборник материалов XIV
международной научно-практической Интернет-конференции. – Уфа: Изд-во
БИСТ (филиала) ОУП ВО «АТиСО», 2018. – С. 249-252 (0,3 п.л.). – Точка
доступа: https://ufabist.ru/wp-content/uploads/2018/06/sbornik-molodej-2018.pdf.
32
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа