close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Тенденции функционирования неформального предпринимательства в субъектах РФ

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Левентов Николай Николаевич
ТЕНДЕНЦИИ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ НЕФОРМАЛЬНОГО
ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА В СУБЪЕКТАХ РФ
Специальность 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:
экономика предпринимательства
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата экономических наук
Владивосток - 2018
2
Работа выполнена в Федеральном государственном бюджетном
образовательном учреждении высшего образования «Дальневосточный
государственный аграрный университет»
Научный руководитель
Симутина Наталья Леонидовна,
кандидат экономических наук, доцент ФГБОУ
ВО Дальневосточного ГАУ
Официальные оппоненты
Буров
Виталий
Юрьевич,
доктор
экономических наук, доцент, зав. кафедрой
экономической теории и мировой экономики
ФГБОУ ВО Забайкальский государственный
университет, директор НОЦ «Высшая школа
экономики, управления и предпринимательства
ЗабГУ»,
член-корреспондент
российской
академии естествознания.
Корнейко Ольга Валентиновна, кандидат
экономических наук, доцент. Доцент кафедры
экономики ФГБОУ ВО «Владивостокский
государственный университет экономики и
сервиса»
Ведущая организация
Федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования «Байкальский государственный
университет», г. Иркутск
Защита состоится: «26» сентября 2018 года в 16.00 часов на заседании
объединенного диссертационного совета по защите диссертаций на
соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени
доктора наук по специальности: Д 999.202.02 на базе ФГАОУ ВО
«Дальневосточный федеральный университет» по адресу: 690922, г.
Владивосток, о. Русский, п. Аякс, 10, кампус ДВФУ, корпус 24 (А), 11
уровень, зал заседаний диссертационных советов.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке и на сайте
ФГАОУ
ВО
«Дальневосточный
федеральный
университет»
https://www.dvfu.ru/science/dissertation-tips/the-thesis/d-999-202-02/
Автореферат разослан «…..» ……….. 2018 года.
Ученый секретарь диссертационного совета
канд. экон. наук
Е.В. Хегай
3
I ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования На рубеже тысячелетия в
исследовании предпринимательства выделяется новое научное направление –
неформальное предпринимательство. Это обусловлено двумя причинами. Вопервых, признанием научным сообществом того, что предприниматели,
которых ранее характеризовали исключительно положительно, как
личностей, обладающих интуицией, деловой хваткой, способностью к
творчеству и риску, бывают иногда лишены таких необходимых качеств
деловых людей как честность, исполнительность, обязательность,
порядочность. В различных работах было продемонстрировано, что в
реальной практике предприниматели часто используют неформальные
операции 1 . Во-вторых, пониманием того, что неформальная экономика не
исчезает с развитием экономики, ей присущи гетерогенность и дуализм. В
ней действуют не только маргинальные слои населения с низкой
квалификацией, которые не могут найти иной работы, но и люди,
предпочитающие и выбирающие неформальность добровольно, по причине
того, что она предоставляет больше возможностей, свободы, гибкости2.
Невозможность напрямую наблюдать действия и состояния некоторых
видов предпринимательской деятельности, многогранность проявлений
предопределило множество подходов и определений ненаблюдаемой
экономики и её крупной части – неформальной экономики. Ранее
неформальная экономика рассматривалась как незначительный и
уменьшающийся остаток более старого способа производства и его
продолжающееся постоянство в некоторых странах, сигнализировало об их
«недоразвитости» и «отсталости». Широко распространенное мнение
заключалось в том, что такие усилия предпринимателей естественным
образом и неизбежно исчезнут с экономическим развитием и модернизацией 3.
Однако за последние несколько десятилетий неформальная экономика была
признана обширной и устойчивой характеристикой для всех стран мира, что
эквивалентно примерно 40-60% от ВВП для развивающихся стран, причем
60% рабочей силы имеют свою основную занятость в неформальной
экономике, из которых 70% являются самозанятыми 4 . Так, официальная
статистика учитывает ненаблюдаемую экономику России в размере 13-14%
от ВВП5, а зарубежные авторы указывают на цифру около 40%6.
Если официальная статистика не будет корректно оценивать
ненаблюдаемую и неформальную экономику, то на национальном уровне это
1
Например, Frith, K. and G. McElwee. (2008) The entrepreneurial wide boy: A modern morality tale. International
Journal of Entrepreneurship and Small Business, 6(1), 80–93.
2
Обзор представлен: Williams, C. and S. Nadin. (2010) Еntrepreneurship and the informal economy: an overview.
Journal of Developmental Entrepreneurship Vol. 15, №. 4, 361–378.
3
Например, Lewis, A. The theory of economic growth. 1959. London: Allen and Unwin.
4
Schneider, F. & Williams, C.C. (2013) The shadow economy. London: Institute of Economic Affairs
5
. Росстат. Корректировка валовой добавленной стоимости на экономические операции ненаблюдаемые
прямыми статистическими методами. URL: https://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vvp-god/tab14-19-1.xls
6
Например, Schneider, F., A. Buehn and C.E. Montenegro (2010), New Estimates for the Shadow Economies all
over the World, International Economic Journal 24/4, pp. 443-461
4
может привести к искажению главных экономических показателей
государства, таких как размер ВВП, темп экономического роста, уровень
безработицы, из чего могут последовать неверные государственные решения
в области экономической и социальной политики.
С одной стороны, рост неформального предпринимательства снижает
поступление налогов в бюджет, искажает конъюнктуру рынка, ухудшает
условия труда наёмных работников, но, с другой стороны – это занятость и
дополнительные доходы у населения, возможность самовыражения в бизнесе,
в конце концов – развитие рынков. Острота проблемы в России достигла
такой степени, что многие государственные деятели в последнее время часто
говорят о необходимости сокращения неформальной экономики и создании
таких условий, при которых предприниматели перестанут использовать
неформальные практики. Для принятия государственных мер необходимо
понимать,
какие
тенденции
складываются
в
неформальном
предпринимательстве,
какие
факторы
способствуют
увеличению
неформального сектора, а какие снижают его. Например, для тех лиц,
которые не могут найти иного способа получения дохода кроме
неформальной деятельности, введение дополнительного налога не будет
способствовать «выходу из тени». Принимая во внимание разнообразие
экономических условий, в которых функционируют предпринимательские
структуры в российских субъектах, важно также учитывать региональные
особенности.
Признание
гетерогенности
и
дуализма
неформального
предпринимательства требует обобщения результатов российских и
зарубежных исследований в этой области, выявления и оценки степени
влияния экономических факторов на тенденции, складывающиеся в
неформальной экономике и неформальном предпринимательстве в регионах
России, что и определило актуальность темы диссертационного исследования.
Степень научной разработанности проблемы. Характеристике
предпринимателей, их роли в экономике, определению и выделению
различных аспектов предпринимательской деятельности посвятили свои
работы такие зарубежные учёные как Й. Шумпетер, П. Давидссон, П.
Рейнольдс, И. Кирцнер, лонгитюдные исследования и коллективные работы в
рамках «Глобального мониторинга предпринимательства» (Global
Entrepreneurship Monitor, GEM).
В начале 70-х годов ХХ века, появилась работа Hart (1973) в которой
он ввел термины формального и неформального сектора, развив
дуалистическую модель Geertz (1963). Больший вклад в теоретические
исследования
неформального
предпринимательства
внесли
такие
зарубежные ученые, как: R. van Eck, B.S. Frey, B. Fortin, S. Johnson, D.
Kaufmann, M. Leonard, P. Lemieux, R.E. Pahl, S. Pedersen, P. Renooy, F.
Schneider, C.C. Williams, и др. Разработкой методологических подходов к
исследованию неформальной экономики, сбором данных по странам и их
анализом занимается преимущественно Международная организация труда
(МОТ, International Labour Organization, ILO).
5
Значительный интерес на сегодняшний день представляют
исследования в области ненаблюдаемой и неформальной экономики, а также
предпринимательской деятельности в этих секторах исследования таких
российских учёных, как Г.А. Агарков, С.Ю. Барсукова, В.Ю. Буров, В.Е.
Гимпельсон, Е.А. Заздравных, А.А. Зудина, Р.И. Капелюшников, Ю.В. Латов,
Р.М. Нуреев, П.Б. Салин, А.Е. Суринов, А.Ю. Чепуренко и многие другие.
Созданию инструментария и разработке методик для измерения
ненаблюдаемой и неформальной экономики, выделению ключевых
тенденций посвятили свои работы: C. Elgin, D. Enste, E. Feige, D. Giles, P.
Gutmann, D. Kaufmann, A. Kaliberda, M. Lacko, O. Oztunali, V. Tanzi, F.
Schneider. Кроме этого необходимо отметить коллективные работы, такие как
«Измерение ненаблюдаемой экономики. Руководство», а также два
исследования методом анкетирования, проведенных Еврокомиссией.
Среди российских учёных, делавших попытки оценки величины
ненаблюдаемой и неформальной экономики в России, следует отметить
работы Г.А. Агаркова, В.Е. Гимпельсона, И.И. Елисеевой, О.В. Синявской,
А.Е. Суринова, а также В.Ю. Бурова, предложившего оригинальный
инструментарий измерения теневой экономики в секторе малого
предпринимательства.
Однако
теория
функционирования
неформального
предпринимательства еще очень молода, в России это направление еще не
достаточно исследовано. Поэтому требуется обобщение и систематизация
накопленного опыта, уточнение характеристик и элементов особенно в
региональном разрезе.
Признавая несомненные достоинства методических и эмпирических
результатов, достигнутых российскими учёными в исследованиях
неформальной экономики и малого предпринимательства в России, следует
отметить, что работ, посвященных факторам, которые определяют тенденции
функционирования неформального предпринимательства в регионах РФ, и
при этом используют инструментарий эконометрического моделирования
панельных данных еще не достаточно. Все указанное выше определило
выбор темы, постановку цели и задач диссертационного исследования.
Объект
исследования:
предпринимательские
структуры
в
ненаблюдаемой и неформальной экономике, в частности индивидуальные
предприниматели (ИП).
Предметом исследования являются организационно-управленческие
отношения, связанные с совокупностью экономических факторов,
формирующих
тенденции
функционирования
неформального
предпринимательства в субъектах РФ.
Целью данного исследования является разработка на основе
эконометрической модели методики оценки тенденций функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от
экономических факторов.
Достижение поставленной цели предопределило постановку и решение
следующих научно-исследовательских задач:
6
- обобщение методологических подходов к исследованию
ненаблюдаемой и неформальной экономики и уточнение понятийного
аппарата, связанного с предметом и объектом исследования;
- выявление ключевых тенденций в ненаблюдаемой экономике и
функционировании неформального предпринимательства на основе данных
статистических органов и современных исследований;
- разработку методики оценки тенденций функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от
экономических факторов, инструментом которой является эконометрическая
модель панельных данных;
выявление
особенностей
тенденций
неформальной
предпринимательской деятельности в приграничных субъектах ДФО.
Теоретической и методологической основой исследования является
концепция системы национального счетоводства, методологические подходы
и методы оценки ненаблюдаемого и неформального сектора экономики,
разработанные международными организациями и статистическими
органами, а также теоретические подходы к оценке функционирования
неформального
предпринимательства,
предложенные
различными
специалистами. Кроме того, применялись методы эконометрического анализа
панельных данных с использованием динамической модели. Оценка модели
реализована с помощью пакета прикладных программ Gretl.
Информационную базу исследования составили:
- информационно-аналитические материалы по исследуемой проблеме,
представленные в научной литературе, периодической печати и сети
интернет;
- статистические источники: статистика Госкомстата РФ, Федеральной
налоговой службы, Федеральной таможенной службы РФ, статистика
Всемирного банка, стран OECD, Налогового управления США,
Национальной статистической службы Великобритании, национального
статистического агентства Канады, Главного государственного налогового
управления КНР, Главного таможенного управления КНР.
Научная новизна исследования заключается в дальнейшем развитии
теоретических и методических положений, заключающихся в разработке
методики
оценки
тенденций
функционирования
неформального
предпринимательства в субъектах РФ, инструментом которой является
эконометрическая динамическая модель панельных данных.
Новыми являются следующие результаты, полученные автором.
1.
На основе теоретического анализа литературы по теме
исследования расширено определение ненаблюдаемой экономики с учетом ее
институциональной
составляющей,
которое
позволяет
выделить
неформальное предпринимательство. Предложено к введению в научный
оборот не используемое ранее в российских исследованиях широкое и узкое
определение
неформального
предпринимательства,
различающееся
использованием производственно-структуралистского и легалистского
подхода (с. 21, 36-37).
7
2.
В результате инструментального анализа выявлена ключевая
тенденция в мировой ненаблюдаемой экономике, заключающаяся в
снижении её доли в мировом ВВП, но при этом росте абсолютных значений.
Основная тенденция в России – уменьшение оценок ненаблюдаемой
экономики, но увеличение количества занятых в неформальном секторе при
снижении численности индивидуального предпринимательства (с. 67, 71-72,
75-78, 81, 86-87, 95).
3.
Разработана методика оценки тенденций функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от
экономических факторов, включающая шесть этапов, инструментом которой
является авторская динамическая модель, использующая панельные данные.
Впервые для российских регионов получено статистическое подтверждение
тенденции снижения неформального предпринимательства в ответ на рост
душевого ВРП. Выявлено, что важнейшей тенденцией для субъектов РФ
является инертность, традиционность сложившихся практик занятости. (с.
112-116, 124, 132-135).
4.
Выявлена
особенность
тенденции
функционирования
неформального предпринимательства в Дальневосточном федеральном
округе России, связанная с приграничным расположением территорий округа.
Она
заключается
в
сокрытии
доходов
предпринимателями,
осуществляющими
экспортно-импортные
операции,
на
основе
существующего законодательство КНР. Рассчитаны предполагаемые
размеры сокрытия дохода для Амурской области, что особенно важно в
контексте расширения сотрудничества России и Китая для обеспечения
национальных интересов двух стран (с. 144-147).
Теоретическая значимость результатов. Положения и выводы
диссертации развивают методические подходы к оценке тенденций
неформального предпринимательства, выявлению основных причин,
влияющих на размеры неформальной экономики, а также инструментарий
моделирования влияния факторов на тенденции в неформальном
предпринимательстве.
Практическая значимость результатов. Предложенная методика и
разработанная динамическая модель, основанная на панельных данных,
позволяют выявлять и оценивать факторы, которые формируют тенденции
функционирования неформального предпринимательства в регионах РФ.
Полученные эмпирические результаты могут способствовать в процессе
разработки социально-экономических программ выработке адекватных мер и
оценке воздействия государственного регулирования на функционирование
предпринимательства. Кроме того, теоретические и практические аспекты
работы целесообразно использовать в учебном процессе в дисциплинах
«Предпринимательство»,
«Экономика
приграничных
территорий»,
«Региональная экономика».
Достоверность и обоснованность полученных результатов и выводов
обеспечена использованием широкого круга результатов научных
исследований учёных из разных стран, что позволило применять
8
современные методологические подходы и инструменты, а также
эмпирическими расчетами, основанными на большом статистическом
материале, сравнении результатов с результатами других исследований;
апробацией положений работы на международных и всероссийских
конференциях, а также публикации основных результатов исследований в
научных изданиях.
Апробация результатов. Основные положения и результаты
обсуждались на налоговом форуме «Территория новых возможностей»,
г.Владивосток, 2010 год, научно-практических конференций «Проблемы
развития региональной экономики, истории и культуры», г.Альметьевск,
2010 год, на Международном молодежном форуме «Россия и Китай: вектор
развития», г.Благовещенск, 2012 год, на Региональной научно-практической
конференции «Состояние и тенденции развития агропромышленного
комплекса Амурской области и Дальневосточного Федерального округа»
г.Благовещенск, 2013 год, на Международном научно-образовательном
форуме Хэйлунцзян — Приамурье, г.Биробиджан, 2013 год.
Ряд положений и выводов диссертационного исследования
используется
структурами
Правительства
Амурской
области
и
общественными организациями при разработке мер государственной
политики в области предпринимательской деятельности.
По теме исследования опубликовано 16 работ, общим объемом 8,35
п.л., из них авторские 5,88 п.л., в том числе одна статья в журнале,
индексируемом в международной базе Scopus, 5 статей в журналах,
рекомендованных ВАК для публикаций результатов диссертации.
Область
исследования
соответствует
паспорту
научной
специальности 08.00.05 – Экономика и управление народным хозяйством:
экономика предпринимательства, содержит положения и результаты,
соответствующие пунктам «8.3. Закономерности и тенденции развития
современного предпринимательства»; «8.6. Становление и развитие
различных форм предпринимательства: организационно-правовых; по
масштабу предпринимательской деятельности (малое, среднее, крупное
предпринимательство); по сферам предпринимательской деятельности
(производство, торгово-финансовая, посредническая и др.), по бизнесфункциям».
Структура и объем диссертации. Диссертация состоит из введения,
трех глав, заключения, списка литературы из 216 источников и 6 приложений.
Работа содержит 178 страниц машинописного текста, 10 рисунков и 30
таблиц (без учета приложений).
Во введении характеризуется актуальность темы исследования, объект
и предмет исследования, формулируются цели и задачи работы,
раскрывается научная новизна и практическая значимость исследования.
В первой главе «Методологические подходы к исследованию
предпринимательства в неформальной экономике: трансформация понятий и
структуры» обобщены теоретические подходы к исследованию
ненаблюдаемой и неформальной экономики; раскрыта сущность
9
неформального предпринимательства как части неформальной экономики; по
материалам зарубежных исследований классифицируются методы оценки
ненаблюдаемой и неформальной экономики, выделяются их преимущества и
недостатки.
Во второй главе «Исследование тенденций неформальной
предпринимательской деятельности в субъектах РФ» на основе
представленных в научной литературе оценках ненаблюдаемой экономики
выполнен анализ мировых, региональных данных об ее величине и выявлены
ключевые тенденции. На основе данных официальной статистики проведено
исследование занятости в неформальном секторе субъектов РФ, в том числе
активности индивидуальных предпринимателей, выявлены тенденции
функционирования неформального предпринимательства.
В третьей главе «Методика оценки функционирования неформального
предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от экономических
факторов» охарактеризованы этапы методики оценки функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ; классифицированы и
выявлены
факторы,
определяющие
тенденции
функционирования
неформального предпринимательства; разработана динамическая модель
панельных данных, которая позволила оценить влияние экономических
факторов
на
тенденции
функционирования
неформального
предпринимательства.
Выявлены
особенности
неформальной
предпринимательской деятельности в приграничных субъектах ДВО.
В заключении диссертации обобщены полученные результаты,
сформулированы основные выводы и предложения.
II ОСНОВНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ И РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ,
ВЫНОСИМЫЕ НА ЗАЩИТУ
1.
На основе теоретического анализа литературы по теме
исследования расширено определение ненаблюдаемой экономики с
учетом ее институциональной составляющей, которое позволяет
выделить неформальное предпринимательство. Предложено к введению
в научный оборот не используемое ранее в российских исследованиях
широкое и узкое определение неформального предпринимательства,
различающееся использованием производственно-структуралистского и
легалистского подхода
Такое явление, как сокрытие экономических операций от
официального наблюдения, привлекало внимание ученых еще в древности,
однако только с 50-х годов ХХ века началось его систематическое научное
изучение. Исследование работ отечественных и зарубежных учёных
позволило автору сделать вывод, что наличие множества названий данного
явления обусловлено многогранными проявлениями ненаблюдаемой
экономики и сложностью её оценки, и отметить, что у разных авторов эти
названия различаются преимущественно эмоциональной окраской,
особенностями национального языка. В диссертации подчёркивается, что
10
использование термина «ненаблюдаемая экономика», принятого ОЭСР и в
международном стандарте системы национального счетоводства 7 , является
обоснованным. Исходя из цели настоящего исследования, автором
предлагается расширить и уточнить данное определение: под ненаблюдаемой
экономикой понимаются виды предпринимательской деятельности,
осуществляемые крупными,
средними, малыми и
совместными
предприятиями, а также государственными и некоммерческими
организациями, некорпорированными предприятиями с неформальной
организацией 8 , которые не учтены в основных данных, используемых для
составления национальных счетов, вследствие того, что они являются
теневыми, незаконными, неформальными, или вследствие недостатков в
системе сбора основных данных. В данном определении указываются не
только проблемные области, входящие в ненаблюдаемую экономику, но и
институциональная составляющая, которая позволит в дальнейшем выделить
неформальное предпринимательство.
Обобщая методологические подходы к исследованию ненаблюдаемой и
неформальной экономики, автор выделяет основные: производственноструктуралистский, легалистский и смешанный.
В международном стандарте системы национального счетоводства
(СНС-1993) национальным статистическим службам впервые рекомендуется
учитывать ненаблюдаемую экономику, что является следствием признания
широкого распространения данного явления в странах с различным уровнем
развития экономики. Тогда к выделению сектора неформальной экономики
применялся производственный подход, где основной классификационной
единицей являются предприятия. Обширные исследования неформального
сектора, проведённые учёными разных стран, привели к тому, что
Международная организация труда (МОТ) предложила расширить понятие
неформального сектора, до неформальной экономики, которая оперирует
понятием неформальные рабочие места, что соответствует легалистскому
подходу. Исходя из легалистского подхода ненаблюдаемая экономика и
неформальная экономика пересекаются, но не совпадают.
Росстат применяет производственный подход, и осуществляет
корректировки ВВП на ненаблюдаемую экономику по двум секторам:
неформальному и теневому. В качестве критерия определения единиц
неформального сектора принят критерий отсутствия государственной
регистрации в качестве юридического лица. Автор в дальнейшем
концентрирует внимание на неформальном секторе, а также той части
теневого производства, где используются неформальные практики.
И в теневом секторе среди юридических лиц, и в неформальной
экономике,
действуют
предприниматели.
Неформальное
предпринимательство может находиться в границах формальной или
7
United Nation Division of statistic. Система национальных счетов – 2008. Нью-Йорк, 2012.
http://unstats.un.org/unsd/nationalaccount/docs/SNA2008Russian.pdf; OECD. Measuring the Non-Observed
Economy: A Handbook. Paris, OECD Publications, 2002, 250 p.
8
Курсив – дополнено автором
11
неформальной экономики, но вне формальных институциональных границ. В
зависимости от целей занятия предпринимательской деятельностью в
Глобальном мониторинге предпринимательства (Global Entrepreneurship
Monitor, GEM) предпринимателей подразделяют на добровольных с
позитивной мотивацией (opportunity-driven entrepreneurs), что предполагает
выбор на основе стремления личности к самореализации, независимости и
росту доходов; а также вынужденных (necessity-driven entrepreneurs), когда
нет иных вариантов для получения дохода. Это деление указывает на
наличие дуализма в предпринимательской деятельности.
Используя легалистский подход, и исходя из расширенной дефиниции
ненаблюдаемой экономики, автором предлагается к введению в научный
оборот широкое определение неформального предпринимательства, под
которым понимается приносящая доход деятельность юридических лиц и
индивидуальных предпринимателей, а также незарегистрированных лиц,
включая самозанятых, осуществляющих в том числе такие экономические
действия и операции, которые вольно или невольно скрываются от
государственных органов, но при этом производятся товары и услуги не
запрещенные законом, бизнес не является антисоциальным. В этом
определении
акцент
сделан
на
том,
что
предприниматели
(институциональные единицы) используют скрываемые по разным причинам
от государственных органов операции, но само предпринимательство – это
конкурентное поведение, изменяющее рыночный процесс.
Тогда
узкое
(рабочее)
определение
неформального
предпринимательства автор формулирует, исходя из производственного
подхода, используемого в официальной российской статистике, – это
приносящая доход деятельность индивидуальных предпринимателей и
незарегистрированных лиц, не являющихся фактически наёмными
работниками, осуществляющих в том числе такие экономические действия и
операции, которые вольно или невольно скрываются от государственных
органов, но при этом производятся товары и услуги, не запрещенные законом,
бизнес не является антисоциальным.
Обобщая
зарубежный
опыт
исследования
неформального
предпринимательства, диссертант приходит к выводу, что современный
взгляд на него отличается от существовавшего в прошлом веке, когда
господствовало структуралистское представление, заключающееся в том, что
неформальное предпринимательство – это практика выживания, когда нет
работы в формальном секторе, и с данным явлением необходимо бороться9.
Новый взгляд на неформальную экономику предполагает её гетерогенность,
и признание того, что это явление не всегда приносит экономике негативные
последствия, в нём есть и положительные черты. Так, часто в неформальной
форме организуется деятельность стартапов, люди находят себе занятие по
9
Williams, C.C., Nadin, S., Joining up the fight against undeclared work in Europe. Management Decision. 2012.
Vol. 50 Iss:10 pp. 1758 – 1771
12
душе, разнообразнее становится рынок товаров и услуг, повышается
конкуренция, что имеет положительные последствия для потребителей.
В работе обосновано, что в зависимости от подхода, который
использует
исследователь,
выделение
субъектов
неформального
предпринимательства может быть разным (таблица 1), что влияет и на
оценку количества неформалов.
Таблица 1. Характеристики неформального предпринимательства с
позиций разных подходов
Основание
Классификационная единица
Субъект
Причины
Цель неформальности
Рабочие места
Структура занятых
Уровень доходов
Стремления к легализации
Связь с формальной
экономикой
Производственноструктуралистский подход
По организационно-правовому
статусу бизнеса
ИП, малый бизнес
Избыток предложения рабочей
силы в сочетании с низким
спросом в формальном секторе
Выживание за счёт ухода от
налогов и контроля
Низкопроизводительные
В отраслях с низкой
капиталоёмкостью и низким
барьером входа
Низкий
Не заинтересованы в легализации
Существует отдельно,
«параллельно»
Негативный, необходимо
Последствия для экономики
сокращать
Индустриальное общество, с
Период существования
развитием отомрёт
Источник: составлено автором
Легалистский подход
По легитимности выполняемых
операций
Любой бизнес
Высокий уровень издержек
вхождения в формальный бизнес и
его ведения
Развитие бизнеса
Как низкопроизводительные, так и с
высокой производительностью
Широкий спектр, в том числе
нестандартные формы занятости
Может быть и высокий доход
Большей частью стремятся к
легализации в случае снижения
барьеров для бизнеса
Встроено в формальную экономику
Однозначного ответа нет
Постиндустриальное общество,
расширяется по мере его развития
Чаще всего исследователями применяется смешанный подход, когда
субъект,
выделяется,
например,
исходя
из
производственноструктуралистского подхода, а структура занятых - на основе легалистского
подхода. Это связано и с тем, что в современном постиндустриальном
обществе появились и развиваются такие формы занятости, которые не
существовали ранее, например, фрилансеры.
Для оценки ННЭ в мировой практике разработано множество методов.
Автор считает, что все известные на настоящее время методы можно
разделить на три большие группы: прямые, косвенные, методы
статистического моделирования. Оценки ННЭ и неформальной экономики
прямыми методами, которые в основном и применяют национальные
статистические службы, существенно зависят от используемого подхода
(производственный или легалистский). В настоящее время наиболее бурно
развиваются методы статистического моделирования, в особенности модель
MIMIC (Multiple Indicators Multiple Causes) и двухсекторальная модель DGE
(Dynamic General Equilibrium), которые позволяют не только измерить всю
13
ННЭ, но и оценить тенденции, которые складываются под влиянием
различных факторов.
2.
В результате инструментального анализа выявлена
ключевая тенденция в мировой ненаблюдаемой экономике,
заключающаяся в снижении её доли в мировом ВВП, но при этом росте
абсолютных значений. Основная тенденция в России – уменьшение
оценок ненаблюдаемой экономики, но увеличение количества занятых в
неформальном секторе при снижении численности индивидуального
предпринимательства
В работе показано, что по оценкам независимых авторов наблюдается
тенденция снижения общемирового объема ННЭ по отношению к размеру
ВВП за последние 10 лет примерно на 2-4%. Диссертантом рассчитано
значение общемирового ННЭ в долларах США, что позволило выявить
тенденцию увеличения её объема. В 2007 году мировая ННЭ в долларах
США превышает размер ВВП США: 20,3 трлн долларов США, против 14,0
трлн долларов США10 (рис. 1).
Рисунок 1. Динамика мировой ненаблюдаемой экономики
Источник: составлено автором
В работе также выявлена тенденция сохранения мировых
региональных кластеров распространённости ненаблюдаемой экономики: на
протяжении всего исследуемого периода наибольший удельный вес ННЭ в
ВВП имеет в Латинской Америке и странах Карибского бассейна – 43%,
наименьший удельный вес в странах OECD – 17,8%.
Зарубежные исследователи оценивают ННЭ в России в размере около
40,5% от ВВП (методы статистического моделирования), из 150 исследуемых
стран она занимает 129 место между Чадом и Шри Ланкой. Global Financial
Integrity (GFI), указывает на в 46% ВВП в 2010-2011гг.
10
Данные за более поздние годы в исследованиях не представлены
14
Федеральная служба государственной статистики России делает
поправки на ненаблюдаемые экономические операции, динамика которых
соответствует мировой тенденции снижения объемов ННЭ (рис. 2).
Рисунок 2. Динамика рассчитанных Росстатом поправок на экономические
операции, ненаблюдаемые прямыми статистическими методами
Источник: составлено автором на основе данных Росстата
При этом поправки на операции неформального сектора составили в
2016г. 9% к ВВП, тогда как в 2002г. – 11,7%. В наибольшей степени в 2016г.,
по мнению Росстата, ННЭ распространена в отрасли «Операции с
недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг» - 44,4% от
валовой добавленной стоимости, а также «Сельское хозяйство, охота и
лесное хозяйство» - 43,9 %11.
Основу досчетов Росстата на операции неформального сектора
образуют данные о неформальной занятости, которые формируются на
основе регулярно проводимого обследования рабочей силы. В соответствии с
производственным подходом, к занятым в неформальном секторе Росстат
относит и индивидуальных предпринимателей, при этом всех
зарегистрированных предпринимателей причисляет к занятым в сфере ИП;
предпринимателей, сдающих отчётность, относит к категории фактически
действующих. Разницу между зарегистрированными предпринимателями и
фактически действующими Росстат преимущественно включает в категорию
занятых на наёмной работе. Следовательно, чем больше индивидуальных
предпринимателей в составе занятых в неформальном секторе, тем более
цивилизован этот сектор.
В диссертации впервые сопоставлены показатели занятости в
неформальном секторе и численности ИП, а также показано, что их динамика
имеет противоположные тенденции: неформальная занятость растет, а
количество ИП сокращается (рис. 3).
11
Корректировка валовой добавленной стоимости на экономические операции, ненаблюдаемые прямыми
статистическими методами / Росстат. - http://www.gks.ru/free_doc/new_site/vvp/vvp-god/tab14-19.htm
15
Рисунок 3. Динамика занятых в неформальном секторе и ИП
Источник: составлено автором по данным Росстата
Резкое снижение в 2010г. численности всех указанных категорий
занятых было вызвано проведением Росстатом сплошного наблюдения за
деятельностью ИП, в следующем периоде такого наблюдения – 2015г. –
наблюдается сокращение исключительно фактически действующих ИП.
Снижение численности этой категории в 2013, 2014 годах обусловлено
ростом ставок страховых взносов. Указанная динамика позволяет автору
сделать вывод, что численность фактически действующих ИП наиболее
чувствительна к мерам государственного регулирования. Возможно, что при
ужесточении этих мер зарегистрированные предприниматели полностью
переходят в неформальный сектор.
Более подробный анализ сопоставления данных о занятых в
неформальном секторе и индивидуальных предпринимателях, выполненных
автором для субъектов ДФО, подтвердил гетерогенность неформального
сектора. Так, в среднем по России удельный вес неформальной занятости в
общей численности занятого населения составляет 21,2%, а в Приморском
крае, где население активно занимается приграничной торговлей с КНР и
Японией, - 29,2% (2016г.). Но наиболее развито индивидуальное
предпринимательство (в пересчёте на численность населения) в регионах с
высоким уровнем подушевого ВРП (Сахалинская область, Чукотский
национальный округ, Республика Саха).
Выявленные при сопоставлении данных тенденции функционирования
неформального предпринимательства, дифференциация субъектов РФ по
уровню неформального сектора обусловили необходимость разработки
методики оценки влияния на них экономических факторов.
3.
Разработана методика оценки тенденций функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от
экономических факторов, включающая шесть этапов, инструментом
которой является авторская динамическая модель, использующая
панельные данные. Впервые для российских регионов получено
16
статистическое подтверждение тенденции снижения неформального
предпринимательства в ответ на рост душевого ВРП. Выявлено, что
важнейшей тенденцией для субъектов РФ является инертность,
традиционность сложившихся практик занятости.
Автором
предложена
методика
оценки
функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ в зависимости от
экономических факторов (факторный анализ), включающая следующие
этапы: обоснование теоретического подхода и инструментария; выявление
факторов (детерминант) неформального предпринимательства и их
предварительное тестирование; формализация модели зависимостей и
подбор спецификации; расчёт параметров модели; выделение кластеров
(групп) регионов по доле неформального сектора и расчёт параметров
модели для отдельных групп; интерпретация полученных результатов.
Поскольку для анализа используются исключительно данные Росстата,
то автор использует производственно-структуралистский подход к
выделению единиц неформального предпринимательства. В соответствии с
ним величина занятости в неформальном секторе изменяется под влиянием
трансформации спроса на труд в формальном, изменения предложения труда,
модификации институциональных условий, благодаря которым индивид
делает выбор между работой в формальном и неформальном секторе, то есть
исследуется рынок труда. Зависимости не носят функционального характера,
поэтому в качестве инструментария факторного анализа использован
стохастический, в данном случае корреляционно-регрессионный анализ,
выполняемый на основе метода наименьших квадратов (МНК). Для
выявления
тенденций
функционирования
неформального
предпринимательства необходимо, чтобы данные были представлены в
разрезе субъектов не только за один год, но за ряд последовательных лет.
Такая совокупность наблюдений одних и тех же единиц в последовательные
периоды времени составляет панельные данные, для обработки которых
разработаны специальные эконометрические методы. Автором в качестве
инструментария методики использовано эконометрическое моделирование
панельных данных, которое является одним из наиболее современных
направлений в исследовании экономических процессов.
Опираясь на представленные в научной литературе исследования
факторов,
влияющих
на
неформальное
предпринимательство
и
неформальную занятость, автор составляет собственную классификацию
показателей, характеризующих факторы спроса на труд, предложения труда
и институциональных условий. При выборе показателей (причинных
переменных), описывающих данные факторы, предпочтение отдавалось
экономическим перед социальными. Учитывалось наличие сопоставимых
статистических данных за ряд лет. В диссертации обосновано использование
следующих причинных переменных: соотношение среднедушевых доходов и
прожиточного минимума; уровень участия в рабочей силе; налоговая
нагрузка как отношение всех собранных в регионе налогов к ВРП; налог на
прибыль по отношению к ВРП региона; НДФЛ по отношению к ВРП региона;
17
потребность в работниках, заявленная в службы занятости; ВРП на душу
населения, пересчитанный в сопоставимые цены.
Формализация модели зависимостей включает выбор формы
представления переменных, определение математических соотношений,
подбор спецификации модели. Панельные данные собраны на основе
информации Росстата за 7 лет с 2009 по 2015 годы, исходя из сопоставимости
методики сбора и обработки данных. Включены 77 регионов для получения
сбалансированной панели. В качестве зависимой переменной применялся
показатель «занятые в неформальном секторе в процентах к общей
численности занятого населения», затем «численность действующих
индивидуальных предпринимателей» по субъектам РФ. Все причинные
переменные, кроме ВРП на душу населения и потребности в работниках,
выражены в процентах. При уточнении спецификации модели, автором было
обосновано включение лаговой зависимой переменной, которая
характеризует зависимость текущего состояния от прошлого, инертность
зависимой переменной. Такие модели в микроэконометрике относятся к
динамическим панельным моделям12, для которых применяются специально
разработанные современные методы расчёта. В процессе подбора
спецификации модели проводится контроль получаемых параметров
специальными эконометрическими тестами.
В результате для оценки применялась динамическая модель панельных
данных следующего вида:
Iesit = a+b1 Pci_clit +b2 Lplit + b3 Tbit+b4 Ctbit+b5 Ptbit, + b6 lnN_eit + b7
lnGRPpcit + b8 Iesit-1 + (μt + νi + εit),
(1)
где Iesit – занятые в неформальном секторе в процентах к общей
численности занятого населения в регионе i в период (t); Iesit-1 – занятые в
неформальном секторе в процентах к общей численности занятого населения
в регионе i в предыдущий период (t–1), лагированная переменная; a –
константа; b1, b2… b8 – коэффициенты при указанных выше независимых
переменных; (μt + νi + εit) – сложная ошибка, включающая μt – временные
эффекты, νi – ненаблюдаемый специфический эффект объекта i, не
зависящий от времени t; εit – случайный остаток.
Расчёты выполнены с использованием обобщенного метода моментов
(GMM) в пакете Gretl. Оценки, полученные с использованием GMM,
считаются несмещенными и состоятельными только после прохождения
теста на сверхидентифицирующие ограничения. В полученной модели
должна быть автокорреляция первого порядка, и отсутствовать
автокорреляция второго порядка. Исходя из динамической формы модели и
ее решения методом GMM, коэффициенты при независимых переменных
трактуются как эластичности.
Поскольку субъекты РФ существенно отличаются по уровню занятости
в неформальном секторе, то автор тестирует гипотезу о наличии
12
Магнус Я.Р., Катышев П.К., Пересецкий А.А. Эконометрика. Начальный курс. М.: Дело, 2004. С. 380
18
вынужденного предпринимательства в регионах с высоким уровнем
неформальности. Субъекты РФ на основе квартилей были разделены на 3
группы в зависимости от величины неформального сектора (зависимой
переменной) в 2015г.: с минимальным, средним и максимальным уровнем
неформального сектора. Таким образом сформировано 4 модели (табл. 2).
Таблица 2. Оценка параметров моделей
Наименование
Модель 1
Модель 2
Модель 3
Модель 4
Характеристика данных
Для всех
субъектов РФ
С максимальным
уровнем
С минимальным
уровнем
Со средним
уровнем
77
19
19
39
539
0,815***
(0,030)
25,700***
(5,664)
133
0,621***
(0,103)
-5,734
(14,641)
133
0,867***
(0,690)
61,298
(52,711)
273
0,633***
(0,024)
9,792
(6,718)
0,000
(0,002)
0,015
(0,052)
0,044***
(0,015)
−0,082*
(0,045)
−0,159*
(0,083)
−0,502***
(0,160)
−1,778***
(0,438)
5,089***
(0,346)
3,994***
(0,325)
4,051***
(0,383)
3,984***
(0,317)
3,826***
(0,338)
2,765
-4,907
(0,000)
-0,859
(0,390)
0,022**
(0,009)
0,329*
(0,198)
исключен
−0,321
(0,196)
−0,056
(0,074)
0,302
(0,416)
исключен
0,005
(0,043)
Количество объектов
Всего
наблюдений
(первоначальное)
Первый
лаг
зависимой
переменной (Iesit-1)
Const
Соотношение душевых доходов
и прожиточного минимума
(Pci_cl)
Уровень участия в рабочей силе
(Lpl)
Налоговая нагрузка (Tb)
Налог на прибыль (Ctb)
НДФЛ (Ptb)
исключен
0,180***
(0,039)
исключен
−0,821**
(0,329)
−2,561
исключен
(3,037)
4,689***
4,197***
T3
(0,911)
(0,606)
3,207***
3,444***
T4
(0,915)
(0,769)
4,567***
3,365***
T5
(0,695)
(0,796)
5,326***
3,855***
T6
(0,872)
(0,855)
5,230***
2,806***
T7
(0,735)
(0,764)
Ст. ошибка модели
3,423
2,287
Тест на AR(1) ошибки
-3,085
-2,414
(p-значение)
(0,002)
(0,015)
Тест на AR(2) ошибки
-0,265
0,064
(p-значение)
(0,791)
(0,948)
Тест на сверхидентификацию
4,698
6,485
Саргана (p-значение)
20,851 (0,345)
(1,000)
(0,996)
Примечание. В скобках указаны стандартные ошибки; *** p < 0,01, ** p < 0,05, * p < 0,1.
Источник: рассчитано автором
Логарифм потребность в
работниках (N_e)
Логарифм ВРП на душу
населения (GRPpc)
исключен
−1,756***
(0,540)
исключен
−0,045**
(0,020)
0,034
(0,033)
−0,034
(0,158)
−0,452
(0,459)
5,004***
(0,328)
4,761***
(0,271)
4,221***
(0,299)
3,817***
(0,374)
4,319***
(0,290)
2,585
-3,357
(0,001)
-0,843
(0,399)
22,007
(0,284)
В процессе расчётов некоторые из независимых переменных были
исключены в связи с высокой коррелированностью со случайными ошибками.
Во всех моделях статистически подтверждена инертность,
традиционность сложившихся практик занятости, а также рост
19
неформальной занятости из года в год. То есть, если население региона
привычно занято в неформальном секторе, то и в последующие периоды оно
будет продолжать эту практику.
Автором впервые для России получено статистическое подтверждение
отрицательной связи душевого ВРП и занятости в неформальном секторе:
увеличение ВРП на душу населения на 1% снижает занятость в
неформальном секторе на 1,778%. Этот результат соответствует выводам,
полученным при межстрановых сопоставлениях, но не согласуется с другими
авторами, где было показано, что экономический рост в регионах ведет не к
сокращению, а к увеличению доли неформального сектора 13 . Именно
использование динамической модели панельных данных, с выделением
временных эффектов, позволило получить такой результат.
Соотношение душевых доходов и прожиточного минимума, а также
уровень участия в рабочей силе значимы и увеличивают неформальный
сектор только в модели 2 с максимальным его уровнем. Автор полагает, что
рост предложения труда при низком предложении вакантных рабочих мест,
стимулирует к занятости в неформальном секторе, при этом люди получают
различные бюджетные трансферты, что и обеспечивает увеличение доходов.
Рост доходов порождает спрос на такие товары и услуги, которые
предоставляются именно занятыми в неформальном секторе.
Влияние на уровень занятости в неформальном секторе потребности в
работниках, заявленной в службы занятости, свидетельствует о сокращении
уровня занятости в неформальном секторе в ответ на развитие формального,
что характерно для всех групп регионов. Это подтверждает правильность
выбора структуралистского подхода.
Однозначного влияния налогов не выявлено. Значения и знаки при
причинных переменных свидетельствуют, что наибольшее влияние на
сокращение неформального сектора может оказать развитие формального,
иначе развивается вынужденное предпринимательство в неформальном
секторе, особенно важное для субъектов с максимальным уровнем
неформального сектора. Автор отмечает, что в модели 2 повышение налога
на прибыль вызывает рост занятости в неформальном секторе, что
характерно для вынужденного предпринимательства.
В диссертации проведена оценка влияния выявленных ранее
причинных переменных на численность действующих индивидуальных
предпринимателей в разрезе субъектов РФ по аналогичной динамической
модели. Определена идентичность влияния на зависимую переменную
налоговой нагрузки, НДФЛ, ВРП на душу населения, а также первого лага
зависимой переменной. Следовательно, причины, которые характеризуются
указанными показателями, тождественно влияют как на неформальный
сектор, так и на численность ИП. Влияние заявленной потребности
работников положительно влияет на количество ИП и отрицательно на
13
В тени регулирования: неформальность на российском рынке труда / под общ. ред. В.Е. Гимпельсона, Р.И.
Капелюшникова. М.: НИУ ВШЭ, 2014. С. 115.
20
занятость в неформальном секторе. Отсюда автор предполагает, что
индивидуальное предпринимательство в России в большей степени
инициативное, добровольное, а не вынужденное. Население же с низким
уровнем квалификации и при отсутствии рабочих мест в формальном секторе
абсорбируется в неформальный без регистрации в качестве ИП.
4.
Выявлена
особенность тенденции
функционирования
неформального предпринимательства в Дальневосточном федеральном
округе России, связанная с приграничным расположением территорий
округа. Она заключается в сокрытии доходов предпринимателями,
осуществляющими экспортно-импортные операции, на основе
существующего законодательство КНР. Рассчитаны предполагаемые
размеры сокрытия дохода для Амурской области, что особенно важно в
контексте расширения сотрудничества России и Китая для обеспечения
национальных интересов двух стран
За
новейшую
четвертьвековую
историю
экономических
взаимоотношений между Амурской областью и провинцией Хэйлунцзян
сформировались
устойчивые
экономические
связи
между
предпринимателями
двух
государств
со
свойственными
только
приграничным территориям схемами экспортно-импортных операций,
которые не охватываются статистическим наблюдением, что в свою очередь
занижает уровень ВРП региона. Одним из примеров сокрытия доходов
является использование российскими предпринимателями законодательства
КНР в области экспорта, когда российские импортеры получают часть
доходов от импортируемой из КНР продукции на сопредельной территории и
даже иногда, еще до перепродажи ее на российском рынке.
В Китае существует система возврата налога на добавленную
стоимость.
Результаты
проведенного
нами
опроса
амурских
предпринимателей, участников ВЭД с КНР показали, что около 49%
опрошенных возвращают НДС по всем группам импортируемых ими товаров
и 100% опрошенных показали, что возвращают «китайский» НДС по
машинотехнической продукции (грузовые автомобили, спецтехника на их
базе, всевозможная дорожно-строительная техника, прицепы и т.п.).
Оценки автора показали, что в период до 2014г. (до падения курса
рубля) амурские импортеры могли получить сокрытый от налогообложения
дополнительный доход равный примерно 0,3% ВРП Амурской области.
III. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ
Обобщение исследований ненаблюдаемой и неформальной экономики
позволило
выделить
два
основных
методологических
подхода:
производственно-структуралистский и легалистский (институциональный),
которые различаются выделением и классификацией субъектов
ненаблюдаемой и неформальной экономики. Развитие взглядов идёт по
направлению к легалистскому подходу, который более терпимо относится к
неформальной экономике, считая её одним из инструментов развития рынка.
21
Неформальное предпринимательство может находится в границах
формальной или неформальной экономики, но вне формальных
институциональных границ. Автором предложено к введению в научный
оборот определения неформального предпринимательства, что вносит вклад
в развитие теоретических основ исследования предпринимательства.
В России наблюдается устойчивый рост как количества занятых в
неформальном секторе, так и их удельного веса в общей численности
занятых. Неформальный сектор неравномерно распределён по федеральным
округам и субъектам. Но при этом численность действующих
индивидуальных предпринимателей сокращается. Это свидетельствует о том,
что развивается вынужденное предпринимательство в неформальном секторе
без регистрации в качестве ИП.
Предложенная методика оценки тенденций функционирования
неформального предпринимательства в субъектах РФ, инструментом которой
является эконометрическая модель панельных данных, позволила сделать
вывод, что решающим фактором для сокращения вынужденного
неформального предпринимательства является развитие формального
сектора, а предпринимательская деятельность в регионах с высоким
душевым ВРП способствует развитию экономики.
Практическое
использование
выводов
и
рекомендаций
диссертационного исследования позволит государственным органам более
взвешенно относится к неформальной предпринимательской деятельности.
IV. ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Статьи в научных журналах БД «Scopus»
1. Simutina N.L., Leventov N.N. Estimation of the impact of the driving
forces of the informal employment on its size in the Russian regions. Espacios.
2018,
Volume
39
(Number
14),
Pp.
32-48
http://www.revistaespacios.com/a18v39n14/18391432.html
Статьи в научных журналах, входящих в Перечень ВАК РФ
1. Левентов Н.Н. Прямые методы оценки ненаблюдаемой экономики: о
чем молчат критики // Интернет-журнал «Науковедение», 2016 Том 8 №3 (33)
[Электронный ресурс]-М.: Науковедение, 2011.- Режим доступа: http://
http://naukovedenie.ru/index.php?p=vol8-3-economics-management, свободный.
– Загл. с экрана. - Яз. рус., англ.
2. Левентов Н.Н. Элементы ненаблюдаемой экономики в российскокитайской торговле // Региональная экономика: теория и практика. Научнопрактический и аналитический журнал, 7 (334) – 2014, С.55-59
3. Симутина Н.Л., Левентов Н.Н. Краткий взгляд на современные
косвенные методы оценки ненаблюдаемой экономики //Дайджест Финансы.
Научно-аналитический журнал, 3 (2016), С.38-48
4. Симутина Н.Л., Левентов Н.Н., Пузикова О.П. Влияние
экономических факторов на уровень занятости в неформальном секторе:
региональные аспекты // Пространственная экономика. Научный журнал, 1
(2018), С.83-100
22
5.
Левентов,
Н.Н.
Функционирование
неформальных
предпринимательских структур в регионах Российской Федерации // Вестник
Евразийской науки, 2018 №3, https://esj.today/PDF/25ECVN318.pdf (доступ
свободный). Загл. с экрана. Яз. рус., англ.
Публикации в других изданиях
1. Левентов Н.Н. Оценка ненаблюдаемой экономики в денежных
доходах населения Амурской области // Вестник Владивостокского
государственного университета экономики и сервиса. Серия: Специальный
выпуск «Территория новых возможностей» по материалам налогового
форума. – 2010. - .№5 (9). С.73-81.
2. Левентов Н.Н. Оценка доли ненаблюдаемой экономики в доходах
населения приграничных территорий России на примере Амурской области //
Проблемы развития региональной экономики, истории и культуры: сб. науч.
тр. / Академия ВЭГУ; Альметьевский институт. – Уфа, 2011. С.150-154
3. Leventov N.N. The conceptual problems of measuring non-observed
economy in the frames of Russian-Chinese crossborder trade // Международный
молодежный форум «Россия и Китай: вектор развития»: Материалы науч.практ. конференции / Благовещенск: Амурский гос. ун-т, 2013. С.67-69
4. Левентов Н.Н. Проблемы измерения ненаблюдаемой экономики в
рамках российско-китайской приграничной торговли // Актуальные вопросы
социально-экономического развития Амурской области: сб. науч. тр.
ДальГАУ. – Благовещенск: ДальГАУ, 2013. – Вып.2. С.91 – 95
5. Левентов Н.Н., Шульгина В.В. Новые подходы к определению
ненаблюдаемой экономики и методикам ее расчета в системе национальных
счетов 2008 // Состояние и тенденции развития агропромышленного
комплекса Амурской области и Дальневосточного Федерального округа:
матер. регион. науч.-практ. конф., посвященной 50-летию финансовоэкономического факультета Дальневосточного ГАУ (24 октября 2013 года,
г.Благовещенск). – Благовещенск: ДальГАУ, 2013. С. 264-268
6. Левентов Н.Н. Особенности проявления ненаблюдаемой экономики в
российско-китайской приграничной торговле и проблемы ее статистического
учета // Международный научно-образовательный форум Хэйлунцзян —
Приамурье: сборник материалов I Международной научной конференции,
Россия, Биробиджан, ФГБОУ ВПО «ПГУ им. Шолом-Алейхема» 30 октября
2013 г. В двух частях. Ч. 2. — Биробиджан: Изд-во ФГБОУ ВПО «ПГУ им.
Шолом-Алейхема», 2013. С.232-235
7. Левентов Н.Н. Теневая экономика КНР: проблемные области и
масштабы // Актуальные вопросы социально-экономического развития
Амурской области: сб. науч. тр. ДальГАУ. – Благовещенск: ДальГАУ, 2014. –
Вып.3. С.74-80.
8. Левентов Н.Н. Оценка ненаблюдаемой экономики при помощи
MIMIC модели // Актуальные вопросы социально-экономического развития
Амурской области: сб. науч. тр. ДальГАУ. – Благовещенск: ДальГАУ, 2015. –
Вып.4. С.93-97.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
9
Размер файла
425 Кб
Теги
предпринимательство, неформального, функционирования, тенденции, субъектах
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа