close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Башкирские музыкальные инструменты в системе этноорганологии сохранение и развитие традиции в современном культурном пространстве

код для вставкиСкачать
1
На правах рукописи
САГИТОВ РИШАТ РАФКАТОВИЧ
БАШКИРСКИЕ МУЗЫКАЛЬНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ
В СИСТЕМЕ ЭТНООРГАНОЛОГИИ:
СОХРАНЕНИЕ И РАЗВИТИЕ ТРАДИЦИИ
В СОВРЕМЕННОМ КУЛЬТУРНОМ ПРОСТРАНСТВЕ
Специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство
Автореферат
диссертации на соискание учёной степени
кандидата искусствоведения
Уфа – 2018
2
Работа выполнена на кафедре Теории музыки Государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Уфимский государственный институт искусств имени Загира Исмагилова»
Научный руководитель:
Рахимов Р.Г.
доктор искусствоведения, профессор кафедры
Музыкальных инструментов и музыкальнокомпьютерных технологии ФГБОУ ВО «Башкирский государственный педагогический
университет имени М.Акмуллы»
Официальные оппоненты:
Бычков В.В.
доктор искусствоведения, профессор кафедры
Эстрадно-оркестрового творчества ФГБОУ ВО
«Челябинская государственная академия культуры и искусств»
Длуговольский В.П. кандидат искусствоведения, профессор кафедры Истории, теории исполнительского искусства и музыкальной педагогики ГБОУ ВО ЧО
«Магнитогорская государственная консерватория (академия) имени М.И. Глинки»
Ведущая организация:
ФГБОУ ВО «Казанская государственная консерватория имени Н. Г. Жиганова».
Защита состоится 24 ноября 2018 г. в ……….часов на заседании
Диссертационного совета Д 999.146.03 по присуждению учёных степеней в
Государственном бюджетном образовательном учреждении высшего образования Челябинской области «Магнитогорская государственная консерватория (академия) имени М.И. Глинки» по адресу: 455036, г. Магнитогорск, ул. Грязнова, 22.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования Челябинской области «Магнитогорская государственная консерватория (академия)
имени М.И. Глинки».
Автореферат разослан ………………………….
Учёный секретарь диссертационного совета,
Кандидат искусствоведения
Н.Л. Сокольвяк
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Музыкальная культура России
конца ХХ – начала ХХI века вступила в новую фазу своего развития, связанную с научно-техническим прогрессом, общественно-политическими
изменениями и транснациональным взаимодействием. Благодаря изобретению новых средств передачи и сохранения информации расширились
акустические и пространственно-временные границы музыки.
Транскультурные изменения коснулись и традиционной музыки
башкирского этноса, гибкость и толерантность которого позволяли пережить самые неблагоприятные периоды исторических и экономических потрясений без заметных потерь, сохранив самоназвание башкорт и своеобразие музыкально-инструментального искусства. Инновационные процессы, изменившие звуковое пространство, поставили национальное музыковедение перед необходимостью осмысления и системного изучения новых
направлений развития музыкальной культуры, объединяющих традиционную, академическую и компьютерную музыку.
В большей части исследований по музыкальной этнографии фиксировались преимущественно негативные стороны глобализационных изменений, такие, как ассимиляция этнического своеобразия и вытеснение традиционного музицирования искусственными звуковыми системами; вестернизация и коммерциализация музыки, а также перерождение многополярной культуры в универсальный субкультурный микст. Позитивные же
проявления технизации фоносреды, одно из которых – внедрение в этносферу значительного пласта электронной (компьютерной) музыки, включающего в себя электрофоны1, оставались в стороне от изучений.
1
Электрофоны – пятый класс музыкальных инструментов в структурной систематике Хорнбостеля-Закса наряду с идиофонами, мембранофонами, хордофонами и аэрофонами.
4
Проблема недостаточности аналитической информации, научных
изысканий, связанных с поиском перспективных путей сохранения традиционного музыкального искусства на современном этапе, инспирировали
актуальность и новизну темы диссертационного исследования «Башкирские музыкальные инструменты в системе этноорганологии: сохранение и
развитие традиции в современном культурном пространстве».
Степень разработанности темы. Исследованию народной инструментальной музыки башкир посвящено значительное количество трудов,
первым из которых считается монография С.Г. Рыбакова2. Учёный достаточно объективно оценивает культурную среду многонационального
уральского региона, особо выделяя в ней башкирский этноинструментализм: «…музыка Башкир <…> делится на два разряда: на музыку инструментальную и музыку вокальную. Первая чуть ли не преобладает над последнею…» (курсив наш – Р.С.).
Из последующих работ, посвящённых инструментальному творчеству башкир, знаковыми являются труды С.И. Руденко – археолога, антрополога и этнолога, автора монографии по духовной и материальной культуре
башкир3, и Л.И. Лебединского – музыковеда, фольклориста, автора и составителя сборника башкирских народных песен и инструментальных наигрышей 4 . Исследования этих учёных – основа башкирской музыкальной
этнографии, их работы чаще других упоминаются и цитируются в научной
и учебной сфере.
2
Рыбаков С.Г. Записки Императорской академии наук: Том второй, номер 2. Музыка и песни уральских мусульман с очерком их быта. – СПб.: Типография Императорской Академии Наук, 1897. – 330 с.
3
Руденко, С.И. Башкиры: опыт этнологической монографии. Физический тип башкир // Записки Императорского Русского географического общества / С.И. Руденко. –
Петроград, 1916. – Т. 43. – Вып. 1. – Ч.1. – 312 с.
4
Лебединский, Л.Н. Башкирские народные песни и наигрыши. Изд. 2-е и доп. /
Л.Н. Лебединский. – Москва: Музыка, 1965. – 245 с.
5
Вторая половина ХХ века ознаменовалась внедрением в российское
инструментоведение науки этноорганологии5, систематизирующей и рассматривающей все фоноорудия6 с позиций источника звука, конструкции и
способа звукоизвлечения. И если в работах Л.Н. Лебединского список
башкирских народных инструментов ограничивался аэрофоном курай,
идиофоном кубыз и двумя хордофонами – скрипкой и мандолиной, то, начиная с 1985 года, в работах по национальной органологии появились подробные описания гармоники в различных вариантах, несколько позже в исследованиях Р.Г. Рахимова рассматривались уже 46
7
, а в работах
Л.Ф. Ишмурзиной – 54 народных инструмента8.
Развитие этноорганологии на рубеже ХХ-XXI веков поставило перед
музыкальной этнографией новую задачу – специализированный анализ не
только традиционного, но и электронного инструментария. Значительный
сдвиг в искусстве и инновации, связанный с электронными музыкальными
инструментами (далее – ЭМИ), пока мало привлекает музыковедение, которое в лучшем случае рассматривало новые преобразования как самовыражение массовой субкультуры.
Представленная диссертация является
одним из первых исследований, посвященных электронной музыке в целом и башкирской инструментальной – в частности.
5
Этноорганология: (греч.– этнос – народ, органон – орудие, инструмент, логос –
учение) – наука о народном музыкальном инструменте.
6
Фоноорудия – термин, предложенный этноорганологом Ю.И. Шейкиным, для обозначения архаических звучащих предметов, которые многие исследователи ранее не
рассматривали в качестве музыкальных. В контексте диссертационного исследования,
фоноорудия – музыкальные инструменты, используемые во всех сферах культурной
деятельности человека, включающие инструменты досуговые, прикладные, сезонные,
изготовленные из природного материала и другие.
7
Рахимов, Р.Г. Фактурная организация башкирской народно-инструментальной
музыки: автореф. дисс. … канд. иск.: специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство.
– Москва, 1994. – 24 с.
8
Ишмурзина, Л.Ф. Музыкальные инструменты традиционной и современной обрядовой культуры башкир: этноорганологическая систематизация: Автореф. дисс. …
канд. иск. : специальность 17.00.02 – Музыкальное искусство. – Магнитогорск, 2013. –
23 с.
6
Исходя из актуальности и степени разработанности темы был определён объект исследования – музыкально-инструментальная культура как
значительная часть материальных и духовных ценностей башкирского народа.
Предмет исследования – сохранение традиций инструментального
искусства башкир в процессе транскультурного взаимодействия.
Цель исследования – выявить типологические и специфические
особенности сохранения башкирских инструментальных традиций на современном этапе.
Поставленная цель выдвинула необходимость решения следующих
задач:
 исследовать конструкционные и фонические свойства башкирских
народных инструментов;
 выявить характерные виды фактурной организации башкирских
инструментальных наигрышей;
 дать органологическую характеристику национальным электрофонам;
 определить условия, необходимые для сохранения этнических музыкально-инструментальных традиций в современном цифровом пространстве;
 сформулировать методические рекомендации по работе с цифровой аранжировкой народной мелодики в условиях академического музыкального образования.
Решение поставленных задач позволило вынести на защиту следующие положения:
1.
Башкирский этноинструментарий, насчитывающий в настоящее
время 54 предметных наименования, представляет собой значительный
материально-культурный пласт.
7
2. Вхождение электромузыкальных инструментов в число башкирских
традиционных фоноорудий является закономерным процессом.
3. Основные виды и выразительные возможности фактурной организации этноинструментального репертуара получили отражение и развитие
в электронной (компьютерной) музыке.
4. Материал представленного исследования раскрывает перспективные направления работы с цифровой аранжировкой народной мелодики в
условиях академического музыкального образования.
Методологической основой исследования стал научно обоснованный подход к аутентичному материалу, сложившийся в музыкальной этнографии, касающийся фоноорудий монодийной традиции в комплексе
смежных проблем. Построение концепции работы было бы невозможным
без опоры на корпус фундаментальных трудов исторического и теоретического музыкознания.
В основу анализа конструкции башкирского этноинструментария
был
положен
метод
структурной
классификации,
предложенный
Ф.О. Гевартом и В.Ш. Майоном в конце XIX века для систематизации известных в то время музыкальных инструментов, и доработанный берлинскими этномузыкологами Э. Хорнбостелем и К. Заксом в 1914 году9. К середине ХХ века данная исследовательская методика прочно вошла в европейскую этнографическую систему10, а в 1975 году была дополнена российским инструментоведом К.А. Вертковым в направлениях национальнотерриториального признака11.
9
Hornbostel, E. M. von, Sachs C. Systematik der musikinstrumenten.– Zeitschrift fur
Ethnologie XLUI, 1914. – 553 p.
10
Howarth, James. Musical instruments through the Ages. Ed. A. Baines. – London,
1961. – 383 р.; Marcus, S. A survey of musical instruments. – New York: 1975. – 833 р. и
другие.
11
Вертков, К. А. Атлас музыкальных инструментов народов СССР / К. В. Вертков,
Г. И. Благодатов, Э. Э. Язовицкая. – Москва: Музыка, 1975. – 400 с.
8
В начале 1980 годов этнограф И.В. Мациевский развил классификатор до развёрнутой науки «Этноорганология», добавив к двум основным
признакам (источник звука и способ звукоизвлечения) третий – этнофонию
(звучание, репертуар народного инструмента)12.
Структурная классификация музыкальных инструментов неоднократно уточнялась и развивалась, её последняя «ревизия», состоявшаяся в
2017 году (в рамках европейского проекта MIMO13), касалась структуризации класса электрофонов.
В настоящее время российская этноорганология – развитая наука,
охватывающая многие научные направления музыкальной этнографии.
Опубликованы значительные разработки, из которых особо можно выделить
искусствоведческие
исследования
Д. И. Варламова,
М. И. Имханицкого, Л.Ф. Ишмурзиной, Г. М. Макарова, С.В. Пучкова,
Ю.И. Шейкина, В. И. Яковлева и других учёных.
В число основных методологических источников диссертации, касающихся теоретических проблем инструментальной монодии, вошли работы С. П. Галицкой, С. А. Закржевской, Р. Г. Рахимова и П.У. Куйвинена.
Важной составляющей при систематизации характеристик национальной
мелодики стали наработки, опубликованные в трудах М.С. Алкина,
Н.В. Ахметжановой,
И.М. Газиева,
Р.Т. Галимуллиной,
Г.С. Галиной,
Ф.А. Надршиной, Р.Г. Сагадеевой, Р.С. Сулейманова и других искусствоведов Башкортостана.
В разделах диссертационного исследования, касающихся взаимодействия компьютерных технологий с музыкой, широко применялись инновационные методы, разработанные в Учебно-методической лаборатории
Санкт-Петербургского педагогического университета им. Герцена под ру12
Мациевский, И.В. Формирование системно-этнофонического метода в органологии // Методы изучения фольклора / И.В.Мациевский. – Ленинград, 1983. – С. 54–63.
13
MIMO (англ. – Musical Instrument Museums Online) – Музеи музыкальных инструментов в онлайне.
9
ководством профессора И.Б. Горбуновой – главного научного сотрудника
и специалиста по образовательному направлению «Информационные технологии в музыке»14.
Материал исследования. Основу исследовательской базы диссертации составила систематизация практических аранжировок башкирских
песен и наигрышей с применением виртуально-цифровых инструментальных средств. Для этого диссертантом были записаны, расшифрованы и
проанализированы 118 композиций башкирских авторов, работающих с
компьютерными технологиями. 50 из них, наиболее ярко отражающих
системообразующие компоненты цифровой транскрипции национальной
мелодики, вошли в число иллюстраций.
Научная новизна исследования:
– впервые башкирские электрофоны стали объектом этноорганологического анализа;
– впервые цифровые аранжировки башкирской народной мелодики
были рассмотрены с позиций их фактурной организации;
– выявлено оригинальное развитие монодийных элементов в башкирской инструментальной музыке;
– предложена
конструктивно-функциональная
методика
работы
с цифровой аранжировкой народной мелодики в условиях академического
музыкального образования.
Теоретическая и практическая значимость исследования.
Диссертация представляет собой первое комплексное изучение феномена башкирской инструментальной культуры с позиций конструкционных особенностей фоноорудий, включая электрофоны, и фактурной организации их репертуара. Основные выводы могут быть полезными в науч-
14
Горбунова, И.Б. Информационные технологии в музыке. – Т.1: Архитектоника
музыкального звука: Учебное пособие / И.Б.Горбунова. – СПб.: Изд-во РГПУ
им. А.И. Герцена, 2009. – 175с.
10
ных разработках музыки монодийной традиции и в работах по взаимодействию традиционной, академической и электронной музыки.
Результаты исследования могут быть использованы в вузовском
учебном процессе по циклу дисциплин «Инструментоведение и инструментовка», «Основы студийной звукозаписи», «Компьютерные технологии
в искусстве», «Основы композиции и компьютерной аранжировки», «Музыкальная информатика».
Апробация и внедрение результатов исследования. Работа неоднократно обсуждалась на кафедре Теории музыки Уфимского государственного института искусств им. З. Исмагилова и на кафедре Музыкальных
инструментов и музыкально-компьютерных технологий Института педагогики
Башкирского
государственного
педагогического
университета
им. М. Акмуллы.
Основные направления исследования на протяжении ряда лет апробировались в научной, педагогической и музыкально-исполнительской
деятельности диссертанта. Его главные положения представлены в докладах и сообщениях на Всероссийских (с международным участием) научнопрактических форумах «От традиции к академизму: к 110-летию российского баяна» (Уфа, 2016) и «С.Г.Рыбаков и башкирская традиционная музыкальная культура» (Уфа, 2017), а также в сборниках научных трудов, в
том числе в изданиях, рекомендованных ВАК.
Опытно-экспериментальной базой исследования стали театральные
учреждения Республики Башкортостан: Башкирский академический театр
им. М. Гафури, Национальный молодежный театр им. М. Карима, Уфимский государственный татарский театр «Нур», а также Альметьевский государственный татарский драматический театр и Мензелинский государственный татарский драматический театр им. С. Амутбаева. Ряд сочинений, выполненных автором с применением современных цифровых
11
средств, входит в репертуар ведущих солистов-вокалистов Республики
Башкортостан.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх
глав, заключения, списка литературы из 244 наименований и приложения.
Основное содержание работы
Во Введении охарактеризованы исходные данные исследования:
обоснована
его
актуальность и степень разработанности, определены
объект и предмет работы, обозначены цель и определяемые ею задачи,
выдвинуты положения, выносимые на защиту, указана методологическая и
теоретическая база, научная новизна и практическая значимость проведённой апробации.
В Первой главе «Исследовательские направления башкирской
этноорганологии», состоящей из четырёх разделов, анализируются основные научные труды, затрагивающие вопросы национального этноинструментализма и музыкально-компьютерных технологий.
В известных работах, посвящённых башкирским фоноорудиям, до
настоящего времени преобладал музыкально-этнографический метод, где
конструкция инструмента и исполнительские приёмы рассматривались
лишь в контексте основного исследовательского направления. Кроме социально-исторической среды бытования башкирских народных инструментов (далее – БНИ), в них фиксировались высота, длительность, амбитус
и ладовая организация инструментальных наигрышей. В представленной
диссертации, основанной на этноорганологических принципах, наряду с
обзором жанров, форм и разновидностей инструментального фольклора,
освещается и общая проблема изучения БНИ. Основной вектор научного
интереса диссертанта был направлен на коллективное музицирование в его
многоголосных проявлениях, редко анализируемые в научных трудах,
12
трактующих башкирскую монодию как одноголосие сольного исполнительства.
Этноорганология, как научное направление, выделилась из общего
музыковедения во второй половине ХХ века, а национальный органологический сектор электронной (компьютерной) музыки возник на рубеже XXXXI столетий и в настоящее время находится в состоянии становления, где
эмпирические наработки значительно превосходят по объёму их научное
осмысление.
В разделе 1.1. «Становление башкирской этноорганологии» рассматриваются истоки сравнительно небольшой истории национального этноинструментализма. Отмечается, что первое упоминание о традиционном
фоноорудии башкир связывается с именем ибн-Фадлана, который в 921–
922 годах совершил путешествие из багдадского халифата в Волжскую
Булгарию. Сохранились эпизодические упоминания о башкирском инструментальном музицировании в последующих трудах арабских и европейских исследователей.
Основы органологического подхода к БНИ были заложены в многоаспектной работе С.Г. Рыбакова, где впервые с позиций науки были даны
подробные сведения о прославленных кураистах и скрипачах, и кратко
упоминается присутствие думбыры и кыл-кубыза в традиционной культуре. Другое исследование этого же направления принадлежит С.И. Руденко,
который достаточно точно описал основной башкирский досуговый инструментарий.
Из значительных работ середины ХХ века выделяются труды
Л.Н. Лебединского, который обобщил все известные материалы по башкирской народной музыке и явился основоположником записей традиционных форм музицирования с использованием фонографа.
Во второй половине ХХ века особое место в органологии занимают
сбор, изучение, издание произведений народного творчества и публикация
13
результатов исследований. Всплеск интереса к традиционной инструментальной культуре на рубеже ХХ–XXI веков и совершенствование методики
сбора
фольклорного
материала
инспирировали
появление
работ
М.С. Алкина, Л.Ф. Ишмурзиной и Р.Г. Сагадеевой. Важный и в какой-то
степени этапный момент изучения башкирской музыки представляют труды М.П. Фоменкова, Ф.Х. Камаева и Р.Ф. Зелинского, в которых большое
внимание уделяется ладово-ритмической структуре мелодики. В работах
Р.Г. Рахимова проявления монодийного многоголосия систематизированы
с позиции насыщенности фактуры – от латентного до своеобразного гомофонно-гармонического вида. Гетерофония в контексте ориентальной монодийной фактуры рассматривается в основополагающих монографиях
С.П. Галицкой и С.А. Закржевской, главные выводы которых применимы и
к башкирской музыке. Другие фактурные виды инструментальных наигрышей, такие как бурдонирование, остинато, вариационное развитие и
цифровые аранжировочные разновидности, пока остаются вне поля зрения
национального музыковедения.
В разделе 1.2. «Электрофоны в контексте традиционного этноинструментализма» значительное место отведено дискуссионной проблеме
истории возникновения электромузыкальных инструментов, а также их
принадлежности к той или иной классификационной группе. Рассматриваются работы Льва Термена и его изобретение – Терменвокс (1919), приводятся основные параметры Электроклавесина Ла Борде, работавшего на
статическом электричестве (1761), и кратко анализируется источник звука
в «Поющей дуге» британского физика Вильяма Ду Боиса Дадделя (1899).
Появление электронных музыкальных инструментов в башкирской
культуре было непосредственно связано с научно-техническим прогрессом
и социально-политическими изменениями. Национальный этноинструментализм исторически мгновенно принял условия нового направления и с
14
лёгкостью стал применять музыкальные компьютерные технологии (далее
– МКТ) даже к аутентичным фольклорным образцам.
С 1990 года использование банка ритмов, стилей и тембров синтезаторов фиксировалось на территории Башкирии уже повсеместно. Оно не
искажало народной мелодики, а гармоническое сопровождение не воспринималось как серьёзное нарушение фольклорной традиции. Уже с первых
появлений электронных композиций башкирская музыкальная культура
бесконфликтно приняла предложенный набор стилей и сэмплов, часто
имеющих иные национальные корни. К сожалению, из-за отсутствия системы, многие наработки МКТ не имеют теоретического обоснования и в
настоящее время применяются исключительно эмпирически, «методом
проб и ошибок».
Статистическое исследование, проведённое диссертантом, показало,
что подавляющее число авторов национальных электронных композиций –
по первой специальности баянисты (аккордеонисты). Практически все они
подчёркивали, что звуковой результат достигается на синтезаторе проще,
удобнее и получается качественно выше, чем при игре на баяне. Это в значительной степени потеснило когда-то популярный баян, который остался
в роли мелодического инструмента, использующего тембр только правой
клавиатуры. Но данный факт мало отразился на кадровом составе национальных групп, так как электронными технологиями занимались баянисты-концертмейстеры, чья слуховая память и исполнительские навыки уже
были подготовлены к освоению новых технологий.
В разделе рассматривается процесс селекции разнородных стилей и
жанров с применением современных программных средств, благодаря чему
башкирскими
авторами
было
выработано
новое
музыкально-
исполнительское направление. В нём чётко отражалась система, которая в
основных направлениях дублировала фактурную организацию национальной инструментальной монодии, однако при этом имела и свои отличия.
15
Фонорезультат электронных композиций не вызывал противодействий даже со стороны этнофоров (хранителей традиций), так как не искажал ни
традиционной мелодики, ни этнического своеобразия гармонического сопровождения. В заключение раздела отмечается, что цифровые технологии, несмотря на принадлежность к современной эпохе инновационных
трансформаций, успешно вошли в национальную исполнительскую культуру.
В разделе 1.3. «Цифровые программные средства для создания музыкальных композиций» основное внимание уделено виртуальным музыкальным инструментам. Анализируются возможности широко распространенных программ-секвенсоров: Pro Tools, Logic Pro X и Cubase, в каждой
из которых после соответствующей финальной обработки (мастеринга),
можно было создавать профессиональную аранжировку.
В разделе рассматривается ряд звуковых компьютерных редакторов
(музыкальный софт), наиболее часто применяемых в работе с аудиофайлами – Adobe Audition, Sound Forge Pro и др. Совместно со сторонними плагинами разработчиков Waves, iZotope, Fabfilter они используются в медиасферах (кинопроизводстве, телевидении, радио, театре, звукозаписи, живом исполнениии, продакшн и пост-продакшн, а также в разработках компьютерных игр, их музыкальном озвучивании и многое другое), то есть
везде, где требуется работа саунд-дизайнеров. В работе над творческими
проектами, а также в процессе преподавания в музыкальном вузе и ССУЗе
этот музыкальный софт уже много лет успешно применяется автором диссертационного исследования. Алгоритм освоения каждой из программ
многозначен и может использоваться аранжировщиками, имеющими самую разную музыкальную подготовку. Приведены примеры последних
разработок музыкальной индустрии, чаще всего используемых в музыкальных проектах: Nexus 2, Eigenharp, Hyperkeys, Tenorion Alpha, Sphere,
The Continuum.
16
С появлением тембральных красок, обновлённых современными
виртуальными инструментами, граница между акустической и электронной музыкой стёрлась настолько, что даже специалистам стало сложно определить разницу между «живым» и синтезированным тембром. Конструкционные возможности синтезаторов последнего поколения позволили
добиваться точности туше, а современные программные секвенсоры демонстрировать выразительные возможности искусственного тембра, близкого к звучанию акустических инструментов. На первом этапе работы со
звуковыми файлами диссертантом применялись сэмплы фоноорудий народов Алтая и Тувы, Якутии и Бурятии, так как инструменты этих этносов по
тембру близки башкирской культуре. И только в 2006 году был успешно
создан сэмпл национального аэрофона курай.
В разделе 1.4. «Фактурный потенциал национальных акустических и
электронных музыкальных инструментов» даются основные характеристики образцов репертуара национальных акустических и электронных музыкальных орудий, которые пока не становились предметом научных исследований. Несмотря на значительный интерес со стороны композиторов
и исполнителей, инструментальная фактура до настоящего времени редко
выходила за эмпирические рамки и во многих проявлениях до сих пор является предметом полемики. В некоторых разработках отмечалось, что
первые академические композиции с применение цифровых технологий
чаще всего представляли собой экспериментальные поиски новаторского,
«неакустического» тембра звука и были связаны с сочинениями композиторов, работающих в сфере музыкального авангарда (Э.Н. Артемьев,
К. Штокхаузен, С.А. Губайдуллина, А.Г. Шнитке).
В представленной диссертации большое внимание уделено прикладной направленности инструментального сопровождения и подробно рассматриваются основные принципы современной практики аккомпанемента.
17
В завершение главы I сделаны следующие выводы:
– башкирские народные инструменты – объект многих научных изысканий,
в
которых
большей
частью
преобладал
музыкально-
этнографический исследовательский подход, а конструкция инструмента и
исполнительские приёмы игры оставались малоизученными;
– башкирская органология представляет собой современное научное
направление, в рамках которого изучается национальный инструментарий
и основные принципы этнических исполнительских традиций;
– в результате культурной трансформации и технизации фоносреды
на рубеже XX–XXI веков в башкирскую органологическую систему, классифицирующую этноинструментарий по 4 классам, практически бесконфликтно вошёл 5-й класс – электрофоны;
– транскультурные изменения наряду с упрощением и сглаживанием
национальных традиций инспирировали освоение медиапространства и
развитие музыкальной этнографии в новых перспективных направлениях.
Во Второй главе «Звуковысотные и тембровые характеристики
башкирских фоноорудий» башкирские народные инструменты, включая
«Электрофоны», рассматриваются с позиций структурного классификатора Хорнбостеля-Закса, основанного на цифровом индексировании фоноорудий (источник звука, конструкция инструмента, применяемый для его
изготовления материал и способ звукоизвлечения).
В разделе 2.1. «Идиофоны» описываются все известные в настоящее
время башкирские самозвучащие орудия, которые, как правило, не имеют
фиксированной высоты звучания и часто рассматриваются как шумовые. В
основном идиофоны дифференцируют по тембру, динамике и продолжительности звучания. Исключение составляет группа маультроммелей
(идио- и гетероглоттические варианты), где звук колеблющегося язычка
имеет фиксированную высоту и возможность мелодизации обертонов.
18
В разделе 2.2. рассматриваются «Мембранофоны» – самый малочисленный класс национальных инструментов, часто заменяемый в национальной исполнительской традиции на прикладные идиофоны. От ряда
мембранофонов сохранились только названия (дыбыл, донгор, награ),
часть из них, такие как мирлитоны тэйес и кабак, перешли в разряд детских игрушек. В разделе особо подчёркивается, что к одной из национальных традиций башкирской культуры относится использование вышедших
из употребления бытовых предметов в качестве музыкальных инструментов (киле, кэбэ, нэккер). Несмотря на то, что материал для изготовления
мембранофонов (обработанная шкура животного происхождения, конский
волос и бочкообразные сосуды) присутствовал в башкирском быту в неограниченном количестве, эта группа инструментов не имела распространения по многим причинам, основные из которых подробно рассматриваются в разделе.
Раздел 2.3. «Хордофоны». Хордофоны – национальные фоноорудия,
имеющие регулярные упоминания в устном творчестве и описания в письменных источниках. На примере щипковых и фрикционных хордофонов в
диссертационном исследовании прослеживается процесс сохранения (консервации) традиционных фоноорудий. Так, в 1930-е годы в результате известных революционных преобразований хордофоны думбыра и кылкубыз были вытеснены из музыкального быта мандолиной и скрипкой. Однако в 1980-е годы башкирская думбыра в связи с востребованностью была
реставрирована, реконструирована и за сравнительно короткое время стала
активно использоваться в акустических и электронных композициях.
Башкирские хордофоны – характерная группа национальных фоноорудий со щипковым и фрикционным звукоизвлечением. Щипковый
(плекторный) тип, несмотря на рокировку (думбыра – мандолина – думбыра), – многофункциональное фоноорудие профессионалов устной традиции, а также характерный инструмент досугового и концертного музици-
19
рования. Фрикционные разновидности – кыл-кубыз и скрипка, несмотря на
сходство и попытки совмещения, – инструменты различного генезиса:
функциональность кыл-кубыза – сакральность, ассоциируемая с архаичными обрядовыми нормами камлания; скрипка с момента её внедрения в
национальную музыкальную культуру – инструмент эстетической направленности с европейской ментальностью.
Раздел 2.4. «Аэрофоны». Самый многочисленный класс национальных инструментов, в который входят свободные аэрофоны кайын-кубыз
(башк. – музыкальная береста), сыбырткы (башк. – кнут пастуха), улэн хабагы (башк. – травинка); аэрофоны с набором проскакивающих язычков
(тальян-гармун, баян), а также аэрофоны с вихревым (бызылдак) и взрывным (япрак) звукоизвлечением. В разделе даётся характеристика собственно духовым инструментам, из которых подробно анализируются курай,
камыш-курай (национальная флейта Пана), таштургай (окарина), национальная волынка шугур и одноязычковый шалмей хорнай.
Отмечается, что из башкирских аэрофонов наибольшую востребованность имеет курай. Его характерный тембр используется во всех акустических и электронных композициях как в сольном, так и ансамблевом
варианте. Гармоника (баян) используется в традиционном конструкционном варианте как солирующее и аккомпанирующее фоноорудие. Хорнай
активно внедряется в молодёжную субкультуру и в инструментальные составы групп вторичного фольклора.
Камыш-курай и таштургай
(hызгыртауык) появились в национальной сценической практике сравнительно недавно.
В разделе 2.5. «Электрофоны» кратко анализируются истоки появления в башкирской культуре клавишных и виртуальных электронных инструментов, которые значительно расширили национальную тембральноинструментальную палитру и в настоящее время представляют собой новые средства для создания композиций, развивающих этнические тради-
20
ции. Изучение национальных электрофонов, за небольшим исключением,
связано с работами автора настоящей диссертации – наряду с поиском, исследованием и публикацией народных мелодий и наигрышей в цифровом
контексте велась их научная обработка, каталогизация и нотирование с использованием мультимедийных возможностей компьютера.
Подчёркивается, что сложности профессиональной работы с электрофонами возникают из-за отсутствия общепринятой семиографии электронной партитуры. Все наработки этого направления представляют собой
графику индивидуального характера, отмечающую основные композиционные линии. Усложняют положение последние музыкальные программы,
где наблюдает полный отказ от нотографики и замена её символами, близкими к осциллографическим изображениям.
Группа башкирских электроакустических инструментов в настоящее
время малочисленна – существуют единичные разработки идиофонов (кубыз Р.А. Загретдинова с электронным возбудителем, индекс 511), хордофонов (думбыра с пьезоэлектрическим звукоснимателем, индекс 513) и аэрофонов (курай со встроенным динамическим микрофоном, индекс 514)15.
Аналоговые и цифровые устройства, а также виртуальный инструментарий (индексы 53–56) в национальной культуре применяется общепринятый, каких-либо этнических отличий пока не отмечено.
В заключение главы II были сделаны следующие выводы:
– структурная систематика Хорнбостеля-Закса, несмотря на более
чем 100 лет существования, востребована и в современной музыкальной
этнографии;
– башкирские народные инструменты не ограничиваются списком из
54 предметных наименований, поиск исчезнувших фоноорудий успешно
продолжается;
15
Национальных электроакустических мембранофонов пока не найдено.
21
– часть инструментов: идиофоны тимер-кубыз и калак, хордофоныдумбыра и кыл-кубыз, аэрофоны курай, гармоника (баян), хорнай и камышкурай – прошли всестороннюю апробацию и успешно функционируют в
исполнительской и педагогической практике;
– электрофоны, как пятый класс органологической систематики, в
настоящее время представляют собой значительный пласт национальной
культуры и имеют сложную структуру, для систематизации которой требуется создание пока отсутствующего высокотехнологического исследовательского алгоритма и специальной семиографии.
В Третьей главе «Фактурная организация башкирских инструментальных наигрышей в традиционных и цифровых аранжировках»
исследуются истоки взаимодействия традиционной, академической и компьютерной культур, заложенные в специфике музыкальной ткани современных цифровых аранжировок. Пристальное внимание отводится устойчивым видам фактуры традиционного инструментального репертуара.
В разделе 3.1. «Этническая специфика традиционных видов инструментальной фактуры» последовательно рассматриваются такие малоисследованные виды башкирской инструментальной монодии, как артикуляционно-ритмические и корпоромузыкальные проявления, а также гетерофония и бурдон. Отдельно анализируются образцы своеобразного функционирования остинато и гомофонно-гармонического склада, которые, несмотря на линейную (горизонтальную) фактурную организацию, обнаруживают многоликость и выходят за рамки простого одноголосия. Приводятся доказательства отсутствия «строгого унисона» в традиционной культуре и его бытования преимущественно в гетерофонных разновидностях.
Бурдонирование в разделе рассматривается на образцах музицирования на
идиофоническом кубызе и курае с горловым бурдоном узляу. Подробный
анализ в работе получает сопровождение традиционной мелодии, где об-
22
наруживаются примеры, казалось бы, ярко выраженного гомофонногармонического склада, однако имеющего характерные отличия, свойственные исключительно монодийному музыкальному мышлению.
В разделе 3.2. «Фонические основы национального цифрового репертуара» представлен анализ фактурной организации национального диджитального фонорепертуара.
В разделе много места уделено бурдонированию – одному из распространённых национальных фактурных видов сопровождения мелодики как
в традиционных, так и в цифровых композициях. Отмечается, что чаще
всего применяется статичный и/или ритмически фигурированный бурдон в
виде микширования «живого» звучания идиофонического кубыза или узляу курая с MIDI-паттернами с привлечением близких по тембру VSTинструментов: «Pan Flute», «Shakuhachi» (для имитации тембра курая) или
разновидности сэмпла «Bass» (для имитации звучания язычка кубыза). Характерное использование бурдонирования в процессе создания музыкальной композиции в диссертации иллюстрируется на примере аранжировки
башкирской народной песни «Хан-Кызы».
В цифровых композициях чрезвычайно распространено остинато в
виде многократного повторения мелодической, ритмической фигуры и/или
гармонического оборота с применением «живой» записи баяна и думбыры
в формате Wave или (реже) их электронной имитации. В некоторых случаях основные фактурные виды остинато могут использоваться одновременно, как это выполнено в электронной аранжировке башкирской народной
песни «Гульназира».
Гомофонно-гармоническая фактура в названном контексте обретает
метафорический смысл, поскольку, несмотря на внешнее сходство, гармоническая логика данного фактурного вида не соответствует учебноакадемическим нормам T–S–D функциональности и действует в рамках
монодийной однолинейности. В качестве примера рассматривается элек-
23
тронный аккомпанемент к «Башкирскому лирическому танцу», аранжированным диссертантом, с успехом принятым национальной фоносредой.
Использование цифровых технологий коснулось не только сопровождения мелодической линии. Ритмы мелодий, нехарактерные для башкирского традиционного музицирования, несколько изменили и артикуляционное строение привычных звучаний. 128 стандартных сэмплов, использующихся в банке MIDI-технологий, дали народным музыкантам новые
ориентиры, где традиционные мелодии и наигрыши зазвучали в стилях
disco, rock, pop, country, хип-хопа и других. Подобные часто встречающиеся аранжировки монодийной фактуры с применением паттернов, сэмплов и
VST-инструментов представляют собой довольно пёструю картину с переплетением полифункциональной синкретичности различных стилей, жанров и тембров, заимствованных из музыкальных культур различных этносов. Однако, несмотря на кажущуюся эклектику, национальный колорит в
цифровых аранжировках башкирских мелодий и наигрышей не только сохраняется, но и продолжает развиваться даже в условиях, казалось бы, нивелирующей субкультуры.
Кроме вышеотмеченных видов фактурной организации, в разделе
рассматривается разработанный компьютерными аранжировщиками ряд
направлений, которые основаны на этнических формах музицирования,
отсутствующих в академической сфере. Они свидетельствуют об эволюции корпоромузыкальных проявлений, а также развитии фактурных разновидностей, пока не имеющих национальной и академической дефиниции.
В разделе 3.3. «Цифровые аранжировки в национальной учебнопедагогической сфере» описываются основные наработки автора по внедрению ЭМИ в учебный процесс, которые активно применяются с 2006
года на кафедре Музыкальных инструментов и музыкально-компьютерных
технологий БГПУ им. М. Акмуллы.
24
В разделе анализируются основные пути включения этнических фоноорудий
в
учебный
процесс
по
направлению
«Музыкально-
компьютерные технологи в образовании и искусстве». Последовательно
рассматривается содержание учебных программ по работе со звуковыми
файлам при создании национальных цифровых композиций.
В завершение главы III делается вывод, что башкирские инструментальные наигрыши даже в условиях технизации фоносреды сохраняют
своеобразную фактурную организацию. Отмечается, что электронная
(компьютерная) музыка бесконфликтно вошла в традиционную культуру,
сохранив её этническое своеобразие и дополнив оригинальным развитием.
В настоящее время важно продолжать движение в этом направлении, для
чего необходимо готовить достойную смену высококвалифицированных
специалистов. Значительное будущее имеет широкопрофильное образование, в котором выпускники, наряду с практическими навыками игры на
национальных инструментах, будут получать специальные знания в области музыкальной акустики и звукорежиссуры, мультимедийного оборудования и студийного аппаратного комплекса, а также современного технического оборудования и компьютерного программного обеспечения.
В Заключении работы подводятся итоги проведённого исследования и констатируется следующее:
– башкирская инструментальная музыка – уникальное явление УралоПоволжского региона, в котором архаичные фоноорудия, как образцы материальной и духовной культуры, востребованы и продолжают развиваться;
– в процессе культурной трансформации в число традиционных инструментов бесконфликтно вошли электрофоны, как пятый класс органологической систематики;
– цифровые аранжировки народной мелодики сохранили традиционную фактурную организацию, дополнив её оригинальным развитием мо-
25
нодийных элементов, связанных с внедрением в этносферу значительного
пласта электронной (компьютерной) музыки;
– обозначенные в настоящем исследовании возможности и формы
применения новейших достижений в области музыкально-компьютерных
технологий получают широкое распространение в работе композиторов,
исполнителей, аранжировщиков и входят в систему музыкального образования.
По теме диссертации опубликованы следующие работы:
В изданиях, рекомендованных ВАК:
1. Сагитов, Р.Р. Формирование учебной креативной деятельности студентов образовательного профиля «музыкально-компьютерные технологии» в БГПУ им. М. Акмуллы // Искусство и образование. – Москва, 2009.
– №8. – С. 57–60 (В соавторстве с Л.Н. Каримовой, И.Р. Левиной).
2. Сагитов, Р.Р. Баян и цифровые технологии в башкирской музыкальной культуре // Исторические, философские, политические и юридические
науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. –
Тамбов: Грамота, 2016. – № 11–1 (73). – С. 129–133.
3. Сагитов, Р.Р. Фактурная организация башкирских инструментальных
наигрышей (к постановке проблемы) // Художественное образование и
наука. – Москва, 2017 / 1(10). – С. 113–116. (В соавторстве с Р.Г. Рахимовым).
4. Сагитов, Р.Р. Башкирские народные инструменты в сфере современного профессионального образования. От курая до компьютера // Мир науки, культуры, образования. – Горно-Алтайск, 2017 / 3. – С. 188–192.
Другие публикации:
26
5. Сагитов, Р.Р. Музыкально-компьютерные технологии в развитии
творческого потенциала студента-музыканта в системе современного музыкального образования // Современное музыкальное образование /
Р.Р. Сагитов. – СПб, 2014. – С. 322–334.
6. Сагитов, Р.Р. Формирование образовательной среды с применением
музыкально-компьютерных технологий // Вестник БГПУ им. Акмуллы. –
Уфа: Изд-во БГПУ, 2015. – Т. 34. – №2 . – С. 57–60.
7. Сагитов, Р.Р. Башкирский баян: Этимология и генезис // Музыкальный инструмент народной педагогики. 110 лет российскому баяну: Сб. науч. ст. Всерос. интерактивного конкурса конференции / Р.Р. Сагитов. –
Уфа: Изд-во БГПУ, 2016. – С. 7–9.
8. Сагитов, Р.Р. Концертмейстерское искусство башкирских баянистов
в контексте культурной глобализации // Педагогические традиции и инновации в образовании, культуре и искусстве. мат. межд. науч.-прак. конф. /
Р.Р. Сагитов. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2016. – С. 408–411.
9. Сагитов, Р.Р. Хоровая мистерия. Встреча с Шавкатом Бикмухаметовым // Бикмухаметовские чтения. К 70-летию со дня рождения
Ш.М. Бикмухаметова.
Сборник
статей
Всероссийской
научно-
практической конференции / Сост. А.А. Хасбиуллина / Р.Р. Сагитов. –
Уфа: Изд-во БГПУ, 2017. – С. 23–25.
10. Сагитов, Р.Р. Остинато в цифровых аккомпанементах башкирским
народным песням: от баяна до синтезатора // Искусство аккомпанемента на
баяне: традиция и современность. Сборник статей / Р.Р. Сагитов. – Уфа:
УГИИ, 2017. – С. 53–60.
11. Сагитов, Р.Р. Специфика национальной инструментальной гетерофонии С.Г.Рыбаков и башкирская традиционная музыкальная культура:
Материалы Всероссийской научно-практической конференции (с международным участием). 15 декабря 2017 г., Уфа / Составитель: Р.Р. Сагитов /
Р.Р. Сагитов. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2018. – С. 19–23.
27
12. Сагитов, Р.Р. Эстетическое воспитание на основе музыкальнокомпьютерных технологий в образовании // Наука и образование. – Чебоксары, 2017. – С.332–334. (В соавторстве с А.С. Сулеймановой).
13. Сагитов, Р.Р. Электрофоны в башкирской этноорганологии // Педагогические традиции и инновации в образовании, культуре и искусстве.
Материалы II Международной научно-практической конференции 19 апреля 2018 г. / Р.Р. Сагитов. – Уфа: Изд-во БГПУ, 2018. – С. 297-300.
28
.
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа