close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Военно административное и социально экономическое развитие города крепости Тетюши в последней трети XVI - первой четверти XVIII вв

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Пашина Екатерина Владимировна
ВОЕННО-АДМИНИСТРАТИВНОЕ
И СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ
РАЗВИТИЕ ГОРОДА-КРЕПОСТИ ТЕТЮШИ
В ПОСЛЕДНЕЙ ТРЕТИ XVI – ПЕРВОЙ ЧЕТВЕРТИ XVIII ВВ.
Специальность 07.00.02 – Отечественная история
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Казань – 2018
Работа выполнена в отделе новой истории ГБУ «Институт истории
имени Шигабутдина Марджани Академии наук Республики Татарстан»
Научный руководитель:
Загидуллин Ильдус Котдусович, доктор исторических наук, доцент,
специальность 07.00.02 – Отечественная история, заведующий отделом
новой истории ГБУ «Институт истории имени Шигабутдина Марджани
Академии наук Республики Татарстан» (г. Казань)
Официальные оппоненты:
Буканова Роза Гафаровна, доктор исторических наук, специальность
07.00.02 – Отечественная история, профессор кафедры истории России,
историографии и источниковедения, руководитель научной лаборатории
южноуральского городоведения ФГБОУ ВО «Башкирский государственный
университет» (г. Уфа);
Свечников Сергей Константинович, кандидат исторических наук,
специальность 07.00.02 – Отечественная история, главный специалистэксперт управления общего и дошкольного образования Министерства
образования и науки Республики Марий Эл (г. Йошкар-Ола).
Ведущая организация:
ФГАОУ ВО «Самарский национальный исследовательский университет
имени академика С.П. Королева»
Защита состоится «27» сентября 2018 г. в 13.00 на заседании
объединенного диссертационного совета по защите диссертаций на
соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой степени
доктора наук Д 212.081.01, созданного на базе ФГАОУ ВО «Казанский
(Приволжский) федеральный университет», по адресу: 420111, Республика
Татарстан, г. Казань, ул. Пушкина, д. 1/55, ауд. 502.
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке им.
Н.И. Лобачевского Казанского (Приволжского) федерального университета
по адресу: 420008, Республика Татарстан, г. Казань, ул. Кремлевская, д. 35
(читальный зал № 1). Электронная версия автореферата и диссертации
размещена на официальном сайте Казанского (Приволжского) федерального
университета http://kpfu.ru и на официальном сайте Высшей аттестационной
комиссии Министерства образования и науки РФ http://vak.ed.gov.ru.
Автореферат разослан «____» _____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета,
доктор исторических наук, профессор
Г.В. Ибнеева
I. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. В условиях современного развития
России, среди которых значимым направлением является процесс
урбанизации, особенно важным становится изучение истории городов.
Урбанизация в узком понимании означает рост городов и их населения.
В более широком смысле данный процесс предполагает повышение
значимости городского образа жизни в развитии современного общества.
В этой связи одним из востребованных направлений исторической науки
стала типологизация городских поселений, исследование динамики
численности городского населения, его социальной структуры и др.
Вконтексте этой проблемы выделяется изучение региональных особенностей
развития городов, значительная часть которых уходит своими корнями в
прошлое.
В развитии средневекового общества города играли важную роль
военно-административных, экономических и культурных центров.
Появление городов на территории Московского государства явилось
результатом политической воли государя, сложившейся под влиянием
внутри- и внешнеполитических факторов. Функции городов менялись в
зависимости от возложенных на них властью обязанностей или
общественно-политических процессов, происходивших в регионах.
Одним из интереснейших периодов в истории страны является
образование целой сети укрепленных городов-крепостей на территории
Среднего Поволжья со второй половины XVI столетия. Ярким примером
стали Тетюши.
Изучение истории конкретного города-крепости приграничной
территории, где активно осуществлялись русская колонизация и политика
интеграции края в состав Московского государства, в качестве локального
общества позволяет рассмотреть поселение как целостный организм в его
жесткофиксированных связях с местной периферией, т.е. «биографию города
и городских институтов в сочетании с местной историей»1. Исследование
данного феномена открывает новые возможности в ознакомлении городского
организма во взаимодействии с внутри- и внешнеполитическим курсом
правительства и региональной властью, определения его роли в развитие
феодальных отношений в округе (уезде), его места в сети окраинных городов
и в отдельных случаях – в системе укрепленных засечных линий.
Одновременно всесторонний анализ различных аспектов истории
города-крепости позволяет увидеть общее и особенное в становлении и
развитии системы административного управления краем, его участии в
1
Репина Л.П. Историческая наука на рубеже ХХ–ХХI вв.: социальные теории и
историографическая практика. М.: Кругъ, 2011. С. 193.
3
региональных и общероссийских военно-политических событиях,
формировании сети ремесленно-торговых центров региона.
Эволюцию города-крепости, призванного охранять границу в качестве
важнейшего опорного пункта в сети засечной черты, содействовать
колонизации «Дикого поля», контролировать округу, в уездный город –
центр администрации и торговли, можно проследить на примере Тетюш.
Объект диссертации – город-крепость Московского государства
(последняя треть XVI–первая четверть XVIII вв.). Предмет – военно-административное и социально-экономическое развитие города-крепости Тетюши.
Хронологические
рамки
диссертационного
исследования
определяются последней третью XVI–первой четвертью XVIII вв. Нижней
границей является 1571 год – дата первого упоминания о Тетюшах в
Разрядных книгах Московского государства. Верхняя граница охватывает
первую четверть XVIII в. К этому времени Тетюши как крепость перестал
функционировать, соответственно численность посадского населения стала
преобладать над служилыми людьми, что подтверждается материалами
«Ревизских сказок» города за 1719–1723 гг.
Географические рамки исследования включают в себя территорию
города Тетюши, его уезда и месторасположение Старой и Новой Тетюшских
засечных черт.
Тетюшский уезд на протяжении XVII в. имел следующие границы: на
севере располагалось село Никифорово, на западе – д. Федоровка, на югозападе – д. Жукова, д. Алекина Поляна, на востоке – р. Волга. Крайней
южной линией Тетюшского уезда в источниках XVII века указано Старое
Ундоровское городище (совр. Ульяновская область), но располагаясь на
пространстве «Дикого поля»2, Тетюшский уезд не имел четкой границы на
юге, т.к. она была весьма расплывчата.
Старая Тетюшская засека располагалась на местности между городами
Тетюши ( правый берег р. Волга) и Алатырь ( левый берег р. Сура, совр.
Республика Чувашия): черта простиралась от д. Пролей Каша до
с. Ивашевка, далее она шла вдоль реки Карла, которая пересекала
современные Буинский район Республики Татарстан и Чувашскую
Республику, восточнее Алатыря засека, по всей видимости, проходила вдоль
р. Черная Бездна. Южнее уже существующей укрепленной линии в начале
XVII века была сооружена Новая Тетюшская черта, которая располагалась от
р. Волга до Промзина городища на р. Сура (совр. Ульяновская область).
Степень изученности. Изучение истории городов-крепостей Среднего
Поволжья условно можно разделить на три общепринятых хронологических
периода: 1) до первой четверти XX в. (дореволюционные издания); 2) с
2
«Дикое поле» – обширная малонаселенная территория, где не было городов, и
властвовали кочевники. См. Носов К.С. Военное зодчество XVI–XVII веков и его роль в
становлении Российской государственности: дис. … д-ра ист. наук. М., 2009. С. 184.
4
первой четверти XX в. по конец 1980-х гг. (т.н. период советской
историографии); 3) новейший период (с начала 1990-х годов по наст. время).
В дореволюционный период специальных работ по истории г. Тетюши
не было. Археологические изыскания на этой территории также не
проводились: встречаются лишь некоторые упоминания об отдельных
находках. Исследователи в основном занимались разработкой вопросов,
касающихся основания городов-крепостей, положения служилого населения
(Н.А. Фирсов, Н.Н. Вечеслав, Г.И. Перетяткович, И.М. Покровский,
С.М. Шпилевский, Н.В. Никольский, С. Порфирьев, Н.Ф. Акамаев)3,
становления системы управления, городской администрации (А.П. Барсуков,
В.Д. Корсакова, М. Богословский)4, а также православных институтов
(С. Нурминский,
В.А. Милютин,
П.
Строев,
И.М.
Покровский,
5
В.В. Зверинский) , укреплений засечных черт Московского государства
(А. Яковлев, П. Мартынов, В.Н. Поливанов)6 и пр.
3
Фирсов Н.А. Инородческое население прежнего Казанского ханства в Новой России до
1762 года и колонизация Закамских земель в это время. Казань: Университетская типография,
1869. 445 с.; Фирсов Н.А. Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском
государстве. Казань: Университетская типография, 1866. 261 с.; Вечеслав Н.Н. Заметки по
истории и древностям Казанской губернии // Труды казанского губернского статистического
комитета. 1869. Вып. 1. С. 57–87; Вечеслав Н.Н. К вопросу о народных преданиях в Казанской
губернии относительно первых заселений в ней русских и о борьбе с туземцами // Труды IV
Археологического съезда в России, бывшего в Казани с 31 июля по 18 августа 1877 г. Казань:
Типография Императорского университета, 1884. Т. 1. С. 166–169; Перетяткович Г.И. Поволжье в
XV и XVI веках (очерки из истории края и его колонизации). М.: Типография И.Е. Грачкина,
1877. 331 с.; Перетяткович Г.И. Поволжье в XVII и начале XVIII века (очерки из истории
колонизации края). Одесса: Типография П.А. Зеленаго, 1882. 367 с.; Покровский И.М. К истории
казанских монастырей до 1764 года. Казань: Типо-литография Императорского ун-та, 1902. 80 с.;
Его же. К истории поместного и экономического быта в Казанском крае в половине XVII в.
Казань: Типо-литография Казанского ун-та, 1909. 107 с.; Его же. Русские епархии в XVI–XIX вв.,
их открытие, состав и пределы. Опыт церковно-исторического, статистического и
географического исследования. Казань: Типо-литография Импер. ун-та, 1897. Т. 1. 534 с.;
Шпилевский С.М. Древние города и другие булгаро-татарские памятники в Казанской губернии.
Казань: Типография Университета, 1877. 585 с.; Никольский Н.В. Христианство среди чуваш
Среднего Поволжья в XVI–XVIII вв. Исторический очерк // ИОАИЭ, 1912. Т. 28. Вып. 1–3. С. 34–
46; Порфирьев С. Несколько данных о приказном управлении в Казани в 1627 году // ИОАИЭ,
1911. Т. 27. Вып. 1. С. 75–80; Его же. Разинщина в Казанском крае. Казань: Типо-литография
Импер. ун-та, 1916. 78 с.; Акамаев Н.Ф. Город Курмыш в XIV–XVIII веках // ИОАИЭ, 1893. Т. 11.
Вып. 6. С. 511–526.
4
Барсуков А. П. Списки городовых воевод и других лиц воеводского управления
Московского государства XVII в. по напечатанным правительственным актам. СПб.: Типография
М.М. Стасюлевича, 1902. 612 с.; Корсакова В.Д. Список начальствующих лиц в городах
теперешней Казанской губернии с 1553 г. до образования Казанской губернии в 1708 г., а также
губернаторов, наместников, генерал-губернаторов и военных губернаторов, управлявших
Казанскою губерниею с 1708 года по 1908 г. включительно. Казань, 1908. 54 с.; Богословский М.
Областная реформа Петра Великого. Провинция 1719–1727 гг. М.: Университетская типография,
1902. 565 с.
5
Нурминский С. Влияние монастырей на расселение народное в Казанском крае //
Православный собеседник. 1864. Ч. 1. С. 181–226; Милютин В.А. О недвижимых имуществах
5
В советское время проблематика исследований значительно
расширилась, а их объектами стали конкретные города-крепости Среднего
Поволжья. В частности, по истории чувашских поселений русского периода
работал В.Д. Димитриев7. Также были продолжены начатые в
дореволюционный период исследования аспектов городов-крепостей
Среднего Поволжья второй половины XVI – первой четверти XVIII вв.:
вопрос засечных черт разрабатывался Р.Г. Букановой, С.Л. Марголиным,
И.Д. Ворониным8; проблемами русской колонизации, формированием
военно-административной системы управления в крае, а также правами и
обязанностями служилого населения занимались А.Н. Зорин, И.П. Ермолаев,
Е.В. Липаков, А.В. Чернов, П.П. Епифанов, Г.А. Леонтьева, Н.П. Ерошкин9;
духовенства в России. М.: Университетская типография, 1862. 581 с.; Строев П. Списки иерархов
и настоятелей монастырей Российской церкви. СПб.: Типография В.С. Балашева, 1877. 1122 с.;
Зверинский В.В. Материал для историко-топографического исследования о православных
монастырях Российской Империи. СПб.: Синодальная типография, 1897. Т. 3. 260 с.
6
Яковлев А. Засечная черта Московского государства в XVII веке. Очерк из истории
обороны южной окраины Московского государства. М.: Типография И. Лисснера и Д. Собко,
1916. 312 с.; Мартынов П. Город Симбирск за 250 лет его существования: систематический
сборник исторических сведений о г. Симбирск. Симбирск: Типо-литография А.Т. Токарева,
1898. 400 с.; Его же. Книга строельная города Симбирска. Симбирск: Губернская типография,
1897. 112 с.; Поливанов В.Н. Археологическая карта Симбирской губернии. Симбирск: Типолитография А.Т. Токарева, 1900. 71 с.
7
Димитриев В.Д. Добровольное вхождение Чувашии в состав Русского государства // 425летие добровольного вхождения Чувашии в состав России. Чебоксары, 1977. Вып. 71. С. 63–91;
Его же. Документы по истории народов Среднего Поволжья XVI – начала XVII вв. // Ученые
записки ЧНИИ, 1963. Вып. XXII. С. 106–120; Его же. Мирное присоединение Чувашии к
Российскому государству. Чебоксары: Нац. акад. наук и искусств Чуваш. Респ., 2001. 119 с.; Его
же. Политика царского правительства в отношении нерусских крестьян Казанской земли во II
половине XVI–начале XVII вв. // Вопросы аграрной истории Чувашии. Чебоксары: НИИЯЛИ и
экономики при Совете Министров Чувашской АССР, 1981. С. 3–19; Его же . Чебоксары. Очерки
истории города конца XIII–XVII веков. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. 178 с.; Димитриев В.Д.
Добровольное вхождение Чувашии… С. 63–91; Его же. Чувашские исторические предания. Ч. 1.
О жизни и борьбе народа с древних времен до середины XVI века. Чебоксары, 1983. 109 с.; Его
же. Чувашские исторические предания. Ч. 2. О жизни и борьбе народных масс со II половины
XVI столетия до середины XIX в. века. Чебоксары, 1986. 141 с.; Его же. Чувашские
исторические предания. Ч. 3. О расселении чувашей в XVI–XIX вв. Чебоксары, 1988. 111 с.; Его
же. Чувашские предания о казанском Ханстве и присоединении Чувашии к России // История,
археология и этнография Чувашской АССР. Труды. Чебоксары, 1975. Вып. 60. С. 88–136.
8
Буканова Р.Г. Закамская черта XVII в.: дис. … канд. ист. наук. Воронеж, 1980. 172 с.;
Буканова Р.Г. Закамская черта XVII века. Уфа: Изд-во Башкирского университета, 1999. 149 с.;
Марголин С.Л. Оборона Русского государства от татарских набегов в конце XVI в. // Военноисторический сборник. 1948. Вып. 20. С. 3–28; Воронин И.Д. Саранск. Историко-документальные очерки. Саранск: Мордовское книжное издательство, 1961. 268 с.
9
Зорин А.Н. Горожане Среднего Поволжья во II половине XVI – начале XX вв. Историкоэтнографический очерк. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1992. 252 с.; Его же. Застройка и экология
малых городов. Опыт регионального историко-этнографического исследования. Казань: Изд-во
Казан. ун-та, 1990. 278 с.; Его же. Уездные города Казанского Поволжья. Опыт историкоэтнографического изучения планировки. Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1989. 155 с.; Ермолаев
И.П. Государственное управление Средним Поволжьем во второй половине XVI–XVII вв.: дис.
6
исследования о не служилом населении русского средневекового города
провели Н.Б. Голикова, П.П. Смирнов10; тема православных институтов, их
управления и владения получила дальнейшее изучение благодаря
Я.Е. Водарскому, Е.Н. Ошаниной, Ю.Н. Иванову11. Подобные исследования
использованы с целью дополнения сюжетов по истории Тетюш,
сопоставления по вопросам фортификации, вооружения, воинского
контингента и пр. с другими городами-крепостями и определения места
города в общей системе.
В этот период началось специальное историческое и археологическое
изучение истории города Тетюши. Существенный вклад в исследуемую тему
внесли казанские археологи Н.Ф. Калинин и А.Х. Халиков (1954 г.)12.
Первыми работами, главным объектом рассмотрения которых является
крепость Тетюши, были научные публикации Ц. Малкиной и Н. Калинина13.
… д-ра ист. наук. Казань, 1982. 449 с.; Его же. Государственное управление Средним
Поволжьем во второй половине XVI–XVII вв.: дис. … д-ра ист. наук. Приложение. Казань, 1982.
153 с.; Его же. Проблема колонизации Среднего Поволжья и Приуралья в русской
историографии (II половина XIX – начало XX вв.): дис. … канд. ист. наук. Казань, 1965. 329 с.;
Его же. Создание Приказа Казанского дворца как модели управления полиэтничным регионом //
Окраины Московского государства и Российской Империи: инновационные подходы в изучении
Имперской истории России. Казань, 2012. С. 19–34; Его же. Среднее Поволжье во II половине
XVI–XVII вв. (Управление Казанским краем). Казань, 1982. 223 с.; Его же. Хозяйственное
освоение Казанского края в XVII в. // Крестьянское хозяйство и культура деревни Среднего
Поволжья. Йошкар-Ола: Изд-во «Марийского НИИЯЛИ им. В.М. Васильева», 1990. С. 14–19;
Липаков Е.В. Дворянство Казанского края в конце XVI – I половине XVIII вв. Формирование.
Состав. Служба: дис. … канд. ист. наук. Казань, 1989. I том. 198 с.; Его же. Дворянство
Казанского края в конце XVI–первой половине XVIII вв. Формирование. Состав. Служба: дис.
… канд. ист. наук. Казань, 1989. II том. 221 с.; Чернов А.В. Вооруженные силы Русского
государства в XV–XVII вв. М.: Военное издательство Мин. Обороны СССР, 1954. 224 с.;
Епифанов П.П. Войско // Очерки русской культуры XVII в. / Под ред. А.В. Арциховского. М.:
Издательство МГУ, 1979. Ч. 1. С. 235–301; Леонтьева Г.А. Роль служилых людей в торговопромышленной жизни Нерчинска во II половине XVII–начале XVIII вв. // Города Сибири
(экономика, управление и культура городов Сибири в досоветский период) / Отв. ред.
О.Н. Вилков. Новосибирск: Наука, 1974. С. 76–94.
10
Голикова Н.Б. Очерки по истории городов России конца XVII–начала XVIII вв. М.:
Издательство МГУ, 1982. 215 с.; Смирнов П.П. Посадские люди и их классовая борьба до
середины XVII века. М.: Издательство АН СССР, 1947. Т. 1. 490 с.
11
Водарский Я.Е. Церковные организации и их крепостные крестьяне во второй половине
XVII–начале XVIII вв. // Историческая география России. XII–начало XX вв.: Сб. ст. М.: Наука,
1975. С. 70–97; Ошанина Е.Н. К истории заселения Среднего Поволжья в XVII в. // Русское
государство в XVII веке. М.: Издательство АН СССР, 1961. С. 50–74; Иванов Ю.Н. Феодальное
землевладение в Казанской епархии (вторая половина XVI–XVII вв.): дис. … канд. ист. наук.
Казань, 1981. 219 с.
12
Калинин Н.Ф., Халиков А.Х. Итоги археологических работ за 1945–1952 гг. Казань:
Таткнигоиздат, 1954. 126 с.
13
Малкина Ц. К вопросу об основании гор. Тетюш // Записки Тетюшского музея. 1928.
№ 4. С. 3–4; Калинин Н.Ф. Возникновение и рост Тетюш // Записки Тетюшского музея. 1928.
№ 4. С. 4–12.
7
Специально необходимо выделить неопубликованную рукопись
незащищенной диссертационной работы на соискание степени доктора
исторических наук «История Казани с древнейших времен до XVII в.»
Н.Ф. Калинина14. В ней привлекает внимание развернутая характеристика
занятий посадского населения, их ремесленной деятельности и торговли.
В новейший период историки, прежде всего, расширяют круг
исследуемых проблем. Одновременно продолжается разработка ранее
указанных вопросов благодаря таким авторам как А.Г. Бахтин,
С.К. Свечников и др.15
Э.Л. Дубман провел исследование истории Ново-Закамской
оборонительной линии. В контексте проблемы историк освятил историю
Старой и Новой Тетюшских засечных черт16.
Современные исследователи возобновили изучение истории монастырей
в Казанском крае, их хозяйственной, миссионерской деятельности, роли в
колонизационных процессах17.
В этот период также продолжилась публикация документов по истории
городов-крепостей рассматриваемого региона, в частности, «пригородов».
В качестве примера отмечено издание переписных книг города Арска
1646 и 1678 гг. Р.Г. Галляма18.
В настоящее время также продолжается разработка более частных
вопросов исследователями В.Д. Димитриевым, А.Г. Бахтиным,
В.Н. Муратовой, Э.И. Амерхановой, Д.В. Басманцевым, Е.П. Кузьминым19.
14
Архив ИЯЛИ Г. Ибрагимова АН РТ. Ф. 8. Оп. 1. Д. 203.
Бахтин А.Г. XV–XVI вв. в истории Марийского края. Йошкар-Ола: Марийский
полиграфическо-издательский комбинат, 1998. 191 с.; Свечников С.К. Присоединение
Марийского края к Русскому государству: монография. Казань: Изд-во «ЯЗ», 2014. 276 с.
16
Дубман Э.Л. Новая Закамская линия: судьба, проект, строительство. Самара: Изд-во
«Самарский университет», 2005. 189 с.
17
Дубман Э.Л. Промысловое предпринимательство и освоение Понизового Поволжья в
конце XVI–XVII вв. Самара: Изд-во Самар. ун-та, 1999. 216 с.
18
Галлям Р.Г. Город Арск по материалам переписей 1646 и 1678 гг. // Арская земля:
актуальные проблемы изучения историко-культурного наследия. Казань: Изд-во Института
истории АН РТ, 2010. С. 49–63; Галлям Р.Г., Фасхутдинов К.Ф. Город Арск. История и
современность. Казань: Плутон, 2012. 384 с.; Галлям Р.Г., Фасхутдинов К.Ф. Город Арск со
времени образования до наших дней. Казань: Плутон, 2012. 256 с.
19
Бахтин А.Г. Князь Дмитрий Елецкий: к вопросу основания г. Царевококшайска. ЙошкарОла: Изд-во Марийского гос. педаг. ин-та, 2006. 60 с.; Димитриев В.Д. Чебоксары. Очерки
истории города конца XIII–XVII веков / В.Д. Димитриев. Чебоксары: ЧГИГН, 2003. 178 с.;
История Лаишевского края / Ахметзянов М.И., Галлямов Р.Ф., Давлетшина Д.С. и др. Чебоксары,
1997. 260 с.; Муратова В.Н. Воеводский аппарат управления в Башкирии во второй половине
XVI–начале XVIII вв. // Социально-экономическое и политическое развитие Башкирии в конце
XVI–начале XX вв.: Сб. ст. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1992. 136 с.; Амерханова Э.И. «Служилый
город» Казань во II половине XVII в.: дис. … канд. ист. наук. Казань, 1998. 295 с.; Басманцев Д.В.
Провинциальное и уездное воеводское управление на территории Чувашии в XVIII в.: дис. …
канд. ист. наук. Чебоксары, 2015. 288 с.; Кузьмин Е.П. Воеводское управление в Марийском крае
в XVII в.: дис. … канд. ист. наук. Йошкар-Ола, 2009. 288 с.
15
8
По истории населения и государственных учреждений начала XVIII
столетия нами были использованы капитальные труды Б.Н. Миронова20.
Особенностью новейшего этапа является обращение к новым темам
исследования. Диссертация и статьи И.В. Назаровой21, посвященные
архитектурно-пространственной организации оборонительно-крепостных
комплексов Волго-Камья середины XVI–XVII веков, послужили основой для
реконструкции фортификационной системы сооружений крепости Тетюши,
и Старой Тетюшской засеки. Р.И. Султанов провел изучение исторической
географии Казани и ее предместий XVI–XVII вв.22
Казанский археолог К.А. Руденко опубликовал книги по итогам
раскопок древних Тетюш23.
Особое внимание в диссертации уделено впервые изданному специально
посвященному истории города Тетюши труду П.А. Чекмарева «Есть на
Волге городок…»24.
Таким образом, на протяжении двух столетий вопросы образования и
развития городов-крепостей Среднего Поволжья во второй половине XVI–
первой четверти XVIII вв. в той или иной степени привлекали внимание
отечественных исследователей. Более углубленному изучению подверглись
проблемы предыстории возведения укрепленных поселений, системы
управления завоеванным краем и участия народов региона в общественнополитических движениях второй половины XVI–XVII вв. Малоизученными
остаются вопросы социального и профессионального состава населения
городов, количества церквей и численности духовенства, экономическохозяйственной жизни и торговли городов. Проблемы становления и развития
города-крепости Тетюши, в частности, в последней трети XVI–первой
20
Миронов Б.Н. Российская империя: от традиции к модерну. СПб.: «Дмитрий Буланин»,
2014. Т. 1. 896 с.; Его же. Российская империя: от традиции к модерну. СПб.: «Дмитрий
Буланин», 2015. Т. 2. 912 с.; Его же. Социальная история России периода Империи (XVIII–
начало XX в.). СПб.: «Дмитрий Буланин», 2003. Т. 1. 548 с.
21
Назарова И.В. Архитектурно-пространственная организация оборонительно-крепостных
комплексов Волго-Камья середины XVI–XVII веков: дис. … канд. арх. наук. Казань, 2009.
168 с.; Назарова И.В. Город Чебоксары как оборонительно-крепостной комплекс середины XVI–
XVII веков // Город Чебоксары и его округа в эпоху Средневековья: материалы Всероссийской
научно-практической конференции (Чебоксары, 26 сентября 2013 г.) / Сост. и отв. ред.
Г.А. Николаев. Чебоксары: ЧГИГН, 2013. С. 25–28; Назарова И.В. К вопросу генезиса
Симбирской засечной черты середины XVII столетия // Из истории и культуры народов
Среднего Поволжья: сб. ст. Казань: Издательство «Ихлас»; Институт истории им. Ш. Марджани
АН РТ, 2015. Вып. 5. С. 163–171; Назарова И.В. К вопросу сооружения Тетюшского града XVI
столетия // Известия КГАСУ. 2017. № 1 (39). С. 39–45.
22
Султанов Р.И. Историческая география Казани (город и его предместья в XVI–XVII
веках). Казань: Магариф, 2004. 271 с.
23
Руденко К.А. Древние Тетюши. Археологическое исследование. Казань: Заман, 2011.
144 с.; Его же. Тетюшское II городище на горе Вшихе // Достояние поколений. 2010. № 2.
С. 62–65.
24
Чекмарев П.А. Есть на Волге городок…(из прошлого и настоящего города Тетюши и
Тетюшского района Татарстана). Казань: По городам и весям, 2004. 400 с.
9
четверти XVIII вв., еще не становились темой самостоятельного
монографического исследования.
К справочным изданиям, использованным в данной диссертационной
работе для определения специальной терминологии и исторических понятий,
в том числе, военных, отнесены словари, исторические энциклопедии,
справочники, путеводители, учебные пособия и т.п.
В диссертационной работе также были использованы интернет-ресурсы,
которые располагают публикацией материалов, не имеющихся в наличие у
исследователя (к примеру, сайт http://vmnpso.ru/node/36). Кроме того, были
просмотрены сайты, посвященные истории Тетюшского поселения и
Тетюшского района, а также те порталы, где была размещена спутниковая
карта г. Тетюши.
Цель исследования заключается в изучении военно-административных
и социально-экономических аспектов истории Тетюш как одного из городовкрепостей Среднего Поволжья в последней трети XVI–первой четверти
XVIII вв.
В рамках поставленной цели необходимо решить следующие задачи:
1) рассмотреть систему фортификации и вооружение, изменение
военного гарнизона города-крепости в контексте функционирования Старой
и Новой Тетюшских засечных черт, сети городов-крепостей Среднего
Поволжья;
2) проанализировать деятельность военно-административной и духовной
власти города-крепости и его уезда;
3) охарактеризовать эволюцию основных категорий населения городакрепости.
Источниковую базу исследования составили письменные источники.
В основу классификации групп актовых материалов положен видовой
принцип, предложенный С.М. Каштановым25. Согласно этой классификации,
все используемые в данном исследовании письменные источники, можно
разделить на повествовательные (нарративные) и документальные.
К повествовательным источникам отнесены летописи (ПСРЛ):
«Казанская
история»,
«Никоновская
летопись»26.
Нарративными
источниками
также
являются
свидетельства
современников
–
27
С. Герберштейна и А. Олеария , последний оставил потомкам не только
первое графическое изображение Тетюш, но и описал саму крепость.
25
Каштанов С.М. Актовая археография. М.: Наука, 1998. 318 с.; Каштанов С.М. Русская
дипломатика: учеб. пособие для вузов по спец. «История». М.: Высшая школа, 1988. 231 с.
26
Полное собрание русских летописей. История о Казанском царстве (Казанский
летописец). М.: «Языки русской культуры», 2000. Т. 19. 530 с.; Полное собрание русских
летописей. Патриаршая или Никоновская летопись. М.: Наука, 1965. Т. 13. 532 с.
27
Герберштейн С. Записки о Московии: пер. с латин. и нем. Вступ. ст. А.Л. Хорошкевич;
примеч. С.В. Думина и др. М.: Изд-во МГУ, 1988. 430 с.; Олеарий А. Описание путешествия в
Московию. Пер. с нем. А.М. Ловягина. Смоленск: Русич, 2003. 580 с.
10
Документальные источники были подразделены на законодательные
источники, актовый материал и документы, не носящие актовый характер.
Каждая из этих групп, в свою очередь, имеет свое деление на подгруппы и
виды.
Законодательные документы представлены «Соборным Уложением 1649
года»28. Важнейшими для исследования послужили главы о правовом
положении служилых и посадских людей.
Среди группы актового материала выделяются три подгруппы. Первой
подгруппой являются публично-правовые акты, которые, в свою очередь,
также распадаются на три подгруппы: документы распорядительного
характера (указы, «Боярский приговор о станичной и сторожевой службе»
1571 года), документы договорно-распорядительного характера («царские»
наказы воеводам, грамоты церковных властей, списки с царских грамот) и
документы судебно-процессуального характера («Спорное дело ТроицеСергиева и Новоспасского монастырей о принадлежности рыбных ловель в
Тетюшских плесах»)29.
Вторая подгруппа – акты делопроизводственного характера,
представлена в основном памятями и различного рода отписками
распорядительного и докладного видов. Примером служит «Память, данная
казанским воеводой Петром Васильевичем Шереметьевым Тетюшскому
Покровскому монастырю на рыбные ловли в реке Волге, 20 июня 1682 г.»30.
Отписки в большинстве своем представлены материалами, отражающими
боевые действия под Тетюшами в годы крестьянского восстания под
предводительством С.Т. Разина31.
Третьей подгруппой публично-правовых актов являются частные акты,
которые в данном исследовании носят договорный вид: «Купчая крепость,
данная старцу Троице-Сергиева монастыря Боголепу на проданный ему
амбар посадским г. Тетюш Бажаном Берцовым»32.
Для диссертации основой стала группа документов не актового
характера, т.е. не имеющих юридической силы. Эти материалы также
подразделяются на ряд подгрупп, самой многочисленной из которых
является группа делопроизводственных документов. Они, в свою очередь,
28
Соборное Уложение 1649 года. Текст, комментарии АН СССР, Институт истории СССР,
Ленинградское отделение; подгот. текста Л.И. Ивиной; коммент. Г.В. Абрамовича и др. Л.:
Наука Ленинградское отделение, 1987. 448 с.
29
РГАДА. Ф. 281. Оп. 12. Д. 6478; РГАДА. Ф. 281. Оп. 12. Д. 6463; РГАДА. Ф. 281. Оп. 12.
Д. 6552.
30
РГАДА. Ф. 281. Оп. 12. Д. 6523.
31
Крестьянская война под предводительством Степана Разина: сборник документов. М.:
Изд-во АН СССР, 1957. Т. 2 (август 1670 – январь 1671 гг.). Ч. 1 (Массовое народное восстание
в Поволжье и смежных областях). 665 с.; Крестьянская война под предводительством Степана
Разина: Сборник документов. М.: Изд-во АН СССР, 1962. Т. 3. Подавление восстания, казнь
С. Разина и позднейшие отголоски движения (с января 1671 года). 491 с.
32
РГАДА. Ф. 281. Оп. 37. Д. 15181.
11
делятся на документы удостоверительно-регистрационного, исполнительнорегистрационного и учетно-регистрационного характера. В диссертации
были использованы документы учетно-регистрационного вида – материалы
описаний городов и их населения, которые, в свою очередь, подразделяются
на ряд подгрупп.
Одними из основных источников по социально-экономической истории
города Тетюши являются неопубликованные переписные книги. До нашего
времени их сохранилось три, все они составлены в XVII в.: 1646, 1656–
1657 гг., 1678 гг.33 Для освещения истории Тетюш в первой четверти XVIII в.
были использованы так называемые «Ревизские сказки» 1719–1723 гг.34
Отдельную подгруппу материалов средневековых переписей составили
документы, позволившие восстановить фортификационную систему
крепости Тетюши и ее уезда: дозорные книги 1619 и 1621 гг.35, записная
тетрадь Казанского уезда Ногайской дороги 1646 и 1649 гг.36
К документам учетно-регистрационного характера также отнесены
«Список казанских дворян и детей боярских, отправленных на заставу в
Рыбной слободе»37, «Таблица городов, имевших посадское население в
период времени 1616–1679 гг., с обозначением числа посадских в каждом
городе и указанием года»38, разрядные книги.
В отдельную группу источников выделены сборники средневековых
материалов, представленных посольскими книгами, а также сборником актов
Казанского уезда XVI в.39
33
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6445; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6446; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1.
Д. 6479.
34
РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1086; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1089; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2.
Д. 1090; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1091; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2. Д. 1106; РГАДА. Ф. 350. Оп. 2.
Д. 1127.
35
РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 153; РГАДА. Ф. 1209. Оп. 1. Д. 6441.
36
Писцовая книга Казанского уезда 1647–1656 гг.: публикация текста / Сост.
И.П. Ермолаев, Д.А. Мустафина. М.: Изд-во Ин-та истории РАН, 2001. С. 417–447.
37
НА РТ. Ф. 1257. Д. 1.
38
НБЛ ОРРК. Д. 5.868.
39
Акты исторические и юридические, собранные Степаном Мельниковым. Казань, 1859.
231 с.; Акты исторические, собранные и изданные Археографическою комиссиею. СПб.:
Типография II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1842. Т. 5. 539 с.; Акты, собранные в
библиотеках и архивах Российской империи Археографическою экспедициею императорской
Академии наук. СПб.: Типография II Отд. Собств. Е.И.В. Канцелярии, 1836. Т. 1. 548 с.;
Вахрамеев И.А. Исторические акты Ярославского Спасского монастыря. М.: Синодальная
типография, 1896. Т. 1. 215 с.; Дополнения к актам историческим, собранные и изданные
Археографическою комиссиею. СПб.: Типография Эдуарда Праца, 1867. Т. 10. 504 с.; Ермолаев
И.П. Казанский край во второй половине XVI–XVII вв. (Хронологический перечень
документов). Казань: Изд-во Казан. ун-та, 1980. 261 с.; Казанские документы 1649–1675 гг. /
Изд. подг. Д.А. Мустафиной, Э.И. Амерхановой. Казань: Изд-во КГУ, 2008. 136 с.; Свод
письменных источников по истории Свияжского края: источники по истории Свияжского края
II половины XVI в. / Сост. Д.А. Мустафина. Казань: Центр инновационных технологий, 2011.
Вып. 1. 368 с.; Посольские книги по связям России с Ногайской Ордой. 1489–1549 гг.
12
В качестве источников также использован иллюстративный материал,
который, главным образом, представлен первым графическим изображением
г. Тетюши 1636 г. Адама Олеария. Реконструкция крепости, определение ее
географического положения, природно-ландшафтных характеристик, а также
обозначение уездных границ были осуществлены с учетом планов города
Тетюши карты 1793 г., 1822 г. и последующих лет, хранящиеся в фондах
РГАДА40.
Новизна исследования заключается в следующих положениях.
В исследовании осуществлен комплексный анализ источников и
впервые научный оборот введены неопубликованные документы. В работе
определены причины возведения и место Тетюш в качестве важного звена
Старой и Новой Тетюшских засечных черт на приграничной территории
Московского государства. В этой связи исследованы историческая
география, развитие фортификации крепости, изменения в воинском
контигенте и вооружении города-крепости, что позволило определить тип
русской крепости Тетюш. Впервые локализованы границы Тетюшского
уезда XVII в., являвшегося «внутренним» уездом более крупного Казанского
уезда. Более того, доказано образование Тетюшского уезда в последней
трети XVI в. Показана роль города-крепости в колонизации округи,
приграничной территории и системе феодальных отношений региона.
Уточнены списки воевод и других должностных лиц города-крепости, их
функции и обязанности. На примере «пригорода» Тетюши определены
особенности военно-административного управления этой группой поселений
в Казанском уезде. Также выявлены численность, социальный,
профессиональный и этноконфессиональный состав населения городакрепости, хозяйственные занятия жителей. В ходе исследования освещен
процесс трансформации города-крепости в ремесленно-торговый центр
округи. На основе полученных результатов разработана методика
комплексного изучения города-крепости в последней трети XVI–первой
четверти XVIII вв., которая может быть применена при исследовании других
городов-крепостей рассматриваемого времени.
Практическая значимость работы заключается в том, что результаты
исследования могут быть использованы в системе высшего образования (при
чтении специальных курсов по истории Среднего Поволжья в новое время,
малых городов России последней трети XVI–первой четверти XVIII вв.,
городов Волго-Камья, в частности, Тетюш; в написании курсовых и
дипломных сочинений студентов – историков и т.д.), при составлении
Махачкала: Даг. кн. изд-во, 1995. 360 с.; Посольские книги по связям России с Ногайской
Ордой. 1551–1561 гг. Публикация текста / Сост. Д.А. Мустафина, В.В. Трепавлов. Казань: Татар.
кн. изд-во, 2006. 391 с.
40
РГАДА. Ф. 1354. Оп.144. Д. Т–1 (красный); РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 1335; РГАДА.
Ф. 1356. Оп. 1. Д. 1336; РГАДА. Ф. 1356. Оп. 1. Д. 1337.
13
музейных концепций и экспозиций, в историко-исследовательских,
краеведческих работах.
Методологическая основа работы строится на принципах историзма,
объективности, системности, предполагающих многоаспектный критический
анализ исторических процессов в их формировании и развитии. При
написании исследования применялись общенаучные методы, среди которых
следует назвать методы анализа и синтеза, а также специально-научные
методы – исторические. Системный комплексный подход позволил собрать и
проанализировать материалы архивных и археологических исследований,
литературные источники по изучению истории «малых городов» Среднего
Поволжья, что, в свою очередь, дало возможность определить причины
возникновения, выявить закономерности развития Тетюш и влияние на
развитие города его «пригородного» статуса. Метод исторической аналогии
применялся с целью прогнозирования, основанный на сравнении «царских»
наказов воеводам Казани, Чебоксар, Кокшайска, и указов о назначении на
эту должность. Сравнительно-сопоставительный метод позволил провести
сравнение отдельных составляющих развития Тетюшского поселения с
другими крепостями Казанского края второй половины XVI–первой
четверти XVIII вв. Метод экстраполяции применялся для сравнения сходств
причин строительства городов-крепостей на территории Среднего Поволжья
во второй половине XVI в., а также особенностей местности их будущей
локализации. Это позволило выделить города-крепости в группы по
определенным схожим признакам. Проблемно-хронологический подход
применялся для определения роли города-крепости Тетюши в системе
городов Среднего Поволжья в указанный период времени, а также выявить
непосредственное влияние военно-административного и социальноэкономического факторов, происходивших в Русском государстве, в том
числе в регионе, на развитие города-крепости, его уезда и жителей.
С помощью историко-диахронного метода была прослежена эволюция
Тетюш из крепости в торгово-ремесленное поселение и центр округи. Метод
исторической реконструкции применялся для сопоставления имеющихся в
нашем распоряжении материалов из разных письменных источников,
научных трудов, чтобы воссоздать развитие города-крепости Тетюши и его
уезда в рассматриваемый период в целом, также отдельные аспекты этого
процесса: фортификационную систему, укрепления крепости Тетюши в
последней трети XVI–первой четверти XVIII вв., границы Тетюшского уезда,
структуру управления города и его населения, деятельность монастырей и др.
Понятия. В исследовании даются определения некоторым терминам,
которые используются в диссертационной работе.
«Острог» Тетюши – это небольшой укрепленный пункт,
фортификационное сооружение в системе Карлинской засечной черты,
созданный с целью защиты южной границы от неприятелей-кочевников.
14
Термин «крепость» Тетюши употребляется нами в четырех значениях:
1) как синоним слова «острог», т.е. небольшого укрепленного пункта; 2) как
синоним термина «город-крепость» Тетюши; 3) как место сосредоточения
воеводской власти и центр Тетюшского уезда; 4) как место русской
колонизации и хозяйственного освоения местности.
Наличие в тексте диссертационного исследования терминов «город» и
«город-крепость» обусловлено стремлением показать трансформацию
Тетюш из крепости в город, т.е. из военно-административного центра уезда в
центр торгово-ремесленной жизни. Данные термины, по сути, олицетворяют
социальные процессы, последовавшие вследствие «переноса» условной
границы на юго-восток после строительства в середине XVII века
Симбирской и Закамской засечных черт, когда крепость Тетюши и
Карлинская засека оказались более не востребованными.
В нашем случае «город-крепость» Тетюши – это поселение последней
трети XVI–середины XVII вв., состоящее из острога, посада и слобод, в
составе
населения
которого
преобладал
воинский
контингент,
предназначенный для охраны острога и участка Карлинской засеки. «Город»
Тетюши – поселение середины XVII–первой четверти XVIII вв., состоящее
из укрепленного пункта (острог), посада и слобод, с преобладанием
посадского, т.е. гражданского, населения, т.к. острог и засека потеряли свое
прежнее военно-стратегическое значение.
По своему административному положению Тетюши являлись
«пригородом» (т.е. приписанным городом) Казани. По сути, они не могли
иметь собственной уездной территории, т.к. входили в границы Казанского
уезда. Однако на деле это было не так: особенностью Казанского уезда было
деление не только на дороги, волости, но и «внутренние уезды». Таковыми
являлись Тетюшский, Лаишевский и Осинская слобода. Причину статуса
этих поселений как уездных центров следует искать в их стратегическом
значении как пограничных пунктов.
«Округа» Тетюш – территория, находящаяся за посадом и слободами,
имеющая отношение к институтам духовного управления (включая
монастырские вотчины) и служилым людям, располагавшимся в городе.
Положения, выносимые на защиту:
1. В географическом и хозяйственном плане место появления города
Тетюши представляло буферную зону двух хозяйственных укладов: на
севере – земледелия, на юге – кочевого скотоводства. После падения Казани
прежние границы с Ногайской Ордой сохранялись без изменений. Поэтому
главной причиной возведения в 1559 г. на правом берегу р. Волга
Никольского монастыря, затем в 1571 г. Тетюшской крепости, явилось
стремление обезопасить южные границы в условиях существования
опасности отложения края от Московского государства. Непосредственным
поводом к постройке крепости явилась угроза прорыва на этом участке войск
15
крымского хана, действующего в унисон с повстанцами в Казанском крае.
Как и ряд других городов-крепостей Казанского края Тетюши основаны на
месте бывшего поселения, что было обусловлено удобным георафическим
положением и ландшафтыми особенностями местности для устройства
военного укрепления.
2. В отличие от других крепостей Казанского края нерегулярная
сторожевая крепость входила в комплекс Тетюшских засечных черт, будучи
их начальным звеном на восточной стороне и военно-стратегической
опорной базой на русско-ногайском приграничье. Острог Тетюш,
представлявший сложную конструкцию, был обнесен стеной, имел две
башни, не менее двух проездных ворот и вооружение, представленное
главным образом пушками и затинными пищалями. Основным воинским
контингентом являлись вооруженные стрельцы и казаки, последние
контролировали засечные линии и при необходимости осуществляли
разведку местности, а также пушкари, затинщики, воротники. После
устройства в середине XVII века Симбирской и Закамской засечных линий,
Тетюши потеряли свое первоначальное назначение, хотя и в первой четверти
XVIII в. именовались крепостью.
3. В военно-административном отношении Тетюши являлись
«пригородом» Казани, а Тетюшский уезд «внутренним уездом» более
крупного Казанского уезда, что означало наличие трех центров управления
города-крепости и его округой: 1) правительство в лице Приказа Казанского
Дворца, 2) казанский воевода – главный представитель московской власти в
регионе, который осуществлял оперативное управление «пригородом»,
решая вопросы местного значения, 3) тетюшский воевода, в ведении
которого находились местные военно-административные, судебные и
гражданские вопросы.
4. Принято считать, что Тетюши были возведены в разряд городов при
Екатерине II в 1781 году. В это же время был утвержден Тетюшский уезд в
составе Казанского наместничества. Однако, благодаря письменным
источникам было доказано, что город Тетюши существовал с 1571 году, а
Тетюшский уезд был образован в 1573–1574 гг.
5. Топография Тетюш имела традиционную для городов позднего
средневековья трехчастную структуру (крепость – посад – слободы), что
соответствовало социальной дифференциации и профессиональным
занятиям жителей (служилые люди, духовенство, посадские и слободские
люди). Город-крепость выступал центром хозяйственной и экономической
жизни округи. В остроге Тетюш имелся штат служилых «по прибору» из
числа людей пушкарского чина – «казенные мастеровые люди» (кузнецы,
плотники, портные мастера), главным предназначением которых было
жизнеобеспечение крепости. Одновременно они выполняли заказы
гражданского населения. В силу запрета местному населению заниматься
16
кузнечным делом, была очень высока востребованность в изделиях
кузнечных мастерских.
6. Особенностью Тетюш как ремесленно-торгового центра округи
является устойчивый рост, особенно после перевода служилых людей в
другие крепости в середине XVII в., за счет пребывающих из центральных
регионов страны, посадского населения. Это была пестрая и активная часть
горожан, в которую входили представители неслужилой категории населения:
«посадские люди», бобыли, рыбные ловцы, крестьяне, «пришлые» люди,
огородники, нищие и др. Занимаясь различными видами промыслов, ремесел
и торговлей, они устраивали мастерские, рынки и торговые ряды.
Преобладание посадского населения над служилыми людьми Тетюш стало
отчетливо заметно с середины XVII века, что свидетельствовало о
превращении крепости в ремесленно-торговый центр округи.
7. Признавая, что к началу XVIII столетия Тетюши номинально
оставались крепостью, фактически же они уже были городским поселением.
Известно, что к этому времени крепость имела минимальное число
вооружения, была выявлена непригодность личного оружия состава ратных
сил. В связи с этим значительно уменьшилась численность служилых
воинских людей, выросло количество посадского населения, что видно по
материалам Ревизских сказок 1719–1723 гг. Кроме того, в начале XVIII
столетия был проведен ряд преобразований, в результате которых значение
воеводской системы управления было пересмотрено, и власть воеводы на
местах стала ограничиваться новыми органами, что также свидетельствует о
трансформации Тетюш из крепости в город.
Cтепень достоверности и апробации результатов исследования.
Основные положения диссертационной работы излагались на 1
международной, 2 всероссийских, 3 межрегиональных конференциях, 2
международных конгрессах, нашли отражение в 17 публикациях общим
объемом 11,39 п.л., из них 4 статьи опубликованы в рецензируемых научных
журналах, рекомендованных ВАК при Минобрнауки России.
Структура диссертации. Диссертация состоит из введения, трёх глав,
заключения, списка использованных источников и литературы, приложений.
II. ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении обоснована актуальность темы, определены объект и
предмет исследования, обозначены хронологические, географические и
проблемные границы работы, поставлены цель и вытекающие из нее задачи,
выявлены методологическая основа, научная новизна, практическая
значимость работы и понятийный аппарат, сформулированы выносимые на
защиту положения, приведены сведения об апробации результатов
диссертации и ее структуры.
17
Первая глава «Тетюшская крепость в системе военно-оборонительных укреплений региона» раскрывает особенности формирования
укрепленных поселений в Среднем Поволжье во второй половине XVI века,
фортификацию средневековой русской крепости Тетюши, а также Старо- и
Новотетюшских засечных черт как первых укрепленных линий на
правобережье Волги.
Первый параграф «Формирование сети городов-крепостей в Среднем
Поволжье во второй половине XVI века» выявляет особенности возведения
городов-крепостей, основанных после присоединения Казанского ханства к
Русскому государству в 1552 году. В ходе исследования, исходя из
преемственности этнического состава жителей поселений, выделяется
несколько групп крепостей, имевших особенные черты: 1) крепости,
возведенные на месте населенных пунктов ханского периода или более
раннего времени, т.е. на ранее обжитой территории (Казань, Тетюши,
Чебоксары, Лаишев, Алатырь, Малмыж, Курмыш, Царевококшайск,
Цивильск, Ядрин); 2) крепости, основанные после завоевания Казанского
ханства (Кокшайск, Козмодемьянск, Уржум).
Характерной чертой возведения крепостей на территории Среднего
Поволжья во второй половине XVI века является их строительство вдоль
речных массивов, на пути транзитной торговли, и кроме того, в местах
компактного расселения коренных народов Среднего Поволжья.
На основе привлеченных археологических материалов раскрывается
предыстория поселений предшествующих крепостям, возведенным в
«русский» период. Их основывали с целью иметь надзор за местным
населением края, сосредоточения военного контингента и новой
администрации, установления нового порядка, анонсированного русским
правительством, колонизации края, распространения православия и русской
культуры среди местных жителей, а также подавления народных восстаний.
Основное внимание уделяется Тетюшам. Благодаря данным, полученным в
результате археологических изысканий, письменным источникам,
выясняется, что на территории современного города Тетюши с древнейших
времен существовало поселение, что позволило создать стратегически
важный опорный пункт на южных границах государства в 1571 году (первое
упоминание о Тетюшах в Разрядных книгах). Как известно, кочевья ногаев
располагались вдоль р. Волга, и время от времени они подкочевывали к
Казани через южный рубеж – низовья реки (такие места принято именовать
«перевозами»). На одном из таких «перевозов» и могла быть поставлена
русская крепость Тетюши. Более того, в 1569 году крымско-турецкое войско
напало на Астрахань, но было отбито. В то же время складывалась
напряженная политическая обстановка и в связи с активными тайными
переговорами крымского хана с казанцами. Московское правительство
решило укрепить юго-восточную границу: защитой Казани как центра края и
18
по сухопутному, и по водному путям, стала крепость Тетюши. В контексте
исследования обозначены дискуссионные вопросы, касаемые времени
основания и этимологии названия Тетюш.
Второй параграф «Старо- и Новотетюшские засечные черты – первые
укрепленные линии на правобережье Волги» посвящен определению места
Старой Тетюшской (Карлинской) и Новой Тетюшской засечных черт в
системе средневолжских укрепленных линий во II половине XVI–середине
XVII вв., причинам их постройки и топографической локализации, а также
их роли в русской колонизации приграничной территории.
В качестве одной из причин строительства Старой Тетюшской засечной
черты называется не стабильная военно-политическая ситуация,
сложившаяся на юго–восточной границе государства, т.к. вдоль р. Волга
кочевали племена ногаев и калмыков. Река являлась условной границей на
юго-востоке Русского государства с ногаями. Входя в их сферу интересов,
крепость Тетюши и берущая свое начало от нее Карлинская засечная черта,
должны были защищать внутренние уезды государства: вовремя подавать
сведения о движении кочевников и по возможности давать им отпор.
В параграфе освещается дискуссия среди исследователей по проблеме
времени основания Карлинской и Новой Тетюшской укрепленных линий, а
также их топографической локализации. Наиболее вероятными
представляются версии, которые датируют постройку Карлинской черты,
проходившей от д. Пролей Каша до Алатыря, начиная с 1570-х гг., т.е.
одновременное основание самой крепости и засечных укреплений: Тетюши
послужили отправной точкой рассматриваемой засечной линии. Позднее, в
связи хозяйственным освоением земель была устроена Новая Тетюшская
засечная черта, конечным опорным пунктом которой стало Промзино
городище на р. Сура.
В контексте исследования приводятся определения понятий «засечная
черта» и составляющие ее искусственно созданные инженерные сооружения.
Обе линии, состоявшие из совокупности отдельных фортификационных
сооружений – крепостей, острогов и др., соединявшиеся между собой
засеками, валом и рвом, а также дополнявшиеся естественными природными
препятствиями (лес, озера, болота), являлись непрерывными системами
укреплений.
Строительство черт и учреждение военных сторож, местом
сосредоточения которых являлись небольшие остроги или крепости, оказали
позитивное влияние на заселение малообжитых близ лежащих пространств и
их хозяйственное освоение: в Тетюшском уезде появились новые села и
деревни. В результате, граница все более смещалась на юг и с середины XVII
века обе «Тетюшские» засеки, как и сама крепость Тетюши, потеряли
прежнее стратегическое значение, уступив Симбирской (1648–1654 гг.) и
Закамской (1652–1656 гг.) чертам. В качестве свидетельства приводятся
19
сведения об эксплуатации служилыми людьми с середины 1650-х гг. земель,
по которым проходила Старая Тетюшская засека. Кроме того, примером
являются сообщения о переводе служилых людей и работного населения на
новые места жительства: Симбирскую, Закамскую и Сызраньскую
укрепленные линии.
В третьем параграфе «Система фортификации Тетюш» исследуются
и локализуются сегменты укрепленной части крепости, а также структура
города: острог, посад, слободы, уездная территория и пр.
Военная наука подразделяет крепости на постоянные (монументальные
кремли государства) и полевые. Тетюши справедливо отнесены к полевым
укреплениям «в засечных воротах», т.е. на пересечении засечных черт
дорогами.
В северо-центральной части города располагался острог. Крепостные
укрепления (частокол) Тетюш имели конструкцию «стоячего острога», к
которому примыкала срубная конструкция.
Тетюшский острог имел две башни: одна из них располагалась со
стороны реки Волга, а другая, по всей видимости, находилась напротив нее,
с западной стороны крепости. Кроме того, одна из башен могла быть
воротной, защищавшей вход в крепость, а вторая, обращенная к Волге,
являлась «глухой» или смотровой башней.
Благодаря письменным источникам XVII столетия выяснено, что через
Троицкие ворота проходила дорога в Казань и Буинск, а через Вотские
ворота, возможно, протянулась дорога в г. Симбирск.
Вооружение крепости в XVII столетии состояло из пушек и затинных
пищалей. Однако к началу XVIII века оставался малочисленный запас
боеприпасов (196 пушечных ядер), а 13 пушечных станков перешли в
распоряжение Казанского гарнизона. Этот факт также свидетельствует о том,
что в XVII веке крепость имела важное военно-стратегическое значение в
регионе, а к началу XVIII в. острог запустел. В контексте этого вопроса
освещается участие Тетюш в военно-политической жизни региона Среднего
Поволжья.
Посад как торгово-ремесленное поселение, образовавшееся возле южной
стены Тетюшского острога, имел свои военно-оборонительные сооружения:
стены посадской части города были выполнены в виде частокола.
Территория посада разделялась несколькими улицами.
Южнее посада располагались слободы: в предместьях Тетюш могли
существовать слободы представителей служилого населения, также были
крестьянские (монастырские) слободы.
Все выше обозначенные элементы составляли уездную территорию
города-крепости. Тетюши, являясь пригородом Казани, т.е. приписанным
городом, имели свой «малый» уезд внутри «большого» Казанского.
Тетюшский уезд уже существовал в 1573–1574 гг., в то время как сама
20
крепость была построена в 1571 году. На основе документов XVII в. была
условно очерчена территория уезда.
Во второй главе «Становление и развитие местного военно-административного и духовного управления» анализируется функции и
деятельность институтов управления города-крепости Тетюши: воеводы как
военачальника и гражданского руководителя поселения; «съезжей» или
приказной избы, отвечающей за делопроизводство; земских органов –
представителей посадских жителей; монастырей, которые являлись главными
распространителями русской культуры и православной религии среди
иноземцев.
Первый параграф «Воеводское управление» рассматривает не только
обязанности, порядок назначения, численность и состав воевод городакрепости Тетюши, но также предысторию существования приказной
системы и введение должности воеводы в Московском государстве, причины
апробации воеводского управления в городах-крепостях Среднего Поволжья
во II половине XVI века. В этой связи особо выделены функции Приказа
Казанского Дворца, который выполнял на подведомственной ему территории
обязанности всех других отраслевых приказов, поэтому назначением на
должность воеводы в городах Среднего Поволжья ведал именно Приказ
Казанского Дворца, который утверждал кандидата у царя и Боярской Думы.
В исследовании приводится список «начальных людей» города-крепости
Тетюши (всего 34 чел.) за период с 1571 г. (время основания крепости) по
1671 г. В составе высшего управления Тетюш отмечены не только воеводы,
но и так называемые «головы» (5 чел.). В исторической литературе
существует несколько точек зрения на этот вопрос.
Обозначены места, откуда они были присланы на службу в Тетюши.
Прямые указания своих действий воеводы получали по царским «наказам».
В наказе приказному человеку, назначаемому в пригород, специально
прописывалась двойная подчиненность – московскому Приказу и казанским
воеводам.
Охарактеризованы функции тетюшских воевод. Рассмотренный
материал свидетельствует, что рубежным для воевод выступает
строительство новых засечных черт (Закамской и Симбирской) в середине
XVII столетия, что привело к потере всеми крепостями Среднего Поволжья
прежнего военно-стратегического значения. На первый план для воевод
вышли гражданские обязанности.
Последствия военных событий II половины XVII столетия (в частности,
восстание под руководством Степана Разина), имевших место на территории
Среднего Поволжья, проявили многие недостатки действовавшей местной
системы управления. Проведенная Петром I в начале XVIII в. местная
реформа внесла изменения в уже не отвечавшую требованиям времени
воеводскую систему управления, постепенно ограничивая ее: в компетенции
21
воевод осталось военное управление в городе-крепости, некоторые
полицейские функции, а также обязанности судьи и сборщика налогов,
почтовое сообщение.
Второй параграф «Съезжая и земская избы» позволяет ознакомиться с
обязанностями, структурой, составом и численностью, а также
хозяйственной деятельностью делопроизводственного органа воеводства
«съезжей» или приказной избы, земских органов управления городакрепости Тетюши в последней трети XVI – I четверти XVIII вв.
Административным органом Тетюшского уезда и центром воеводского
управления являлась съезжая изба. Источники зафиксировали ее наличие в
Тетюшах с 1656 года. Однако, подьячие (дьяки и вовсе отсутствовали) в
Тетюшах отмечаются только с 1646 года. В 1656–1657 гг. состав служащих
приказной избы расширился. В «Переписной книге города Тетюши» 1678
года подьячие не упоминаются, а согласно «Ревизским сказкам» 1723 года в
городе зафиксированы следующие должности: подьячий, приказных дел и
крепостных дел подьячий, подьячий готовности корабельных лесов. Кроме
того, в документе упоминаются староста земских дел и бурмистр рыбных
промыслов.
В работе рассматриваются функции и оклады этих должностных лиц,
история их развития и существования через призму законодательных
документов и событий исторического времени.
Значительное внимание в исследовании уделено земской избе, ее
структуре и сфере деятельности, т.к. она ведала делами посадской общины
не только города, но и уезда. Должность старосты земских дел, который
возглавлял земскую избу, существовала с момента образования посада.
Староста земских дел выполнял сходные с воеводами функции, но в более
меньшем объеме: фискальные, полицейские, судебные.
Проведенные Петром I в начале XVIII века многочисленные реформы, в
том числе городская, коренным образом не изменили суть управления
пригорода Тетюши, т.к. город по-прежнему, не имел политическоадминистративной независимости, а потому в главных вопросах и
подчинялся Казани. На месте решались только незначительные, текущие
дела, о которых затем отправлялся отчет казанским властям.
Третий параграф «Монастыри и церкви» посвящен истории и
особенностям развития монастырей и церквей города-крепости Тетюши и
Тетюшского уезда в рассматриваемый период.
Вначале параграфа изучается этно-конфессиональный состав, основание
Казанской епархии, идеология, материальное обеспечение монастырей
региона. В связи с этим, строительство монастырей в Среднем Поволжье во
второй половине XVI–XVII вв. условно разделяется на три хронологических
этапа: с середины XVI в. до Смутного времени; после Смуты до 1648 г.
22
(строительство Симбирска и Симбирской укрепленной линии защиты); с
1648 г. до конца XVII в.
На территории же Тетюшского уезда располагались владения трех монастырей (Никольского 1559 г. осн., Покровского 1589 г. осн., Троицкого
начала XVII в.) и нескольких церквей (Никольской и Троицкой),
существовавших на протяжении второй половины XVI–первой четверти
XVIII вв. В работе освещаются вопросы их основания, развития, иерархии,
численности, землевладения, а также даются определения понятиям
(например, «приписной» монастырь).
Все тетюшские монастыри располагались за пределами крепости, т.е. за
городской чертой, и имели подворье в самом городе (Покровский и
Троицкий монастыри).
Более того, значительное внимание уделяется деятельности русских
монастырских комплексов по эксплуатации рыбных богатств акватории
района города Тетюш и его уезда. Здесь выделяется несколько основных
направлений. Свой интерес в этом регионе проявляли не только местные
тетюшские и региональные монастыри, но и многие центральные, например,
Ярославский Спасский и Костромской Ипатьевский монастыри.
Все монастыри Тетюшского уезда прекратили свое существование:
Никольский монастырь был разорен повстанцами в начале XVII века и в
связи с этим был упразднен; Покровский монастырь, который с 1646 года
перешел в ведение Московского Новоспасского монастыря, был закрыт в
первой четверти XVIII века; судьбу Троицкого монастыря с середины XVII
века не удалось проследить.
В третьей главе «Социальный состав и хозяйственные занятия
жителей города и его округи» рассмотрены категории населения
средневековой России. В социальном отношении все жители городакрепости делились на 3 категории: государевы служащие (ратные люди и
чиновники-управленцы), духовенство (черное и белое) и обитатели посада –
самая многочисленная пестрая податная группа населения.
В первом параграфе «Служилые люди и солдаты» выделены две
группы: служилые «по отечеству» и служилые «по прибору». Служилое
население с 1599 по 1709 гг. подчинялось Приказу Казанского Дворца, с
1681 года оно стало иметь двойное подчинение: в качестве подразделения
Разрядного приказа был учрежден Казанский разряд. Как правило,
служилым выплачивалось денежное и земельное жалованье. В ходе
исследования перечисляются обязанности каждой группы представителей
служилой корпорации.
Основным ядром вооруженных сил в крепости являлись служилые люди
«по отечеству», которые в Тетюшах были представлены детьми боярскими и
«жильцами». В ходе исследования рассмотрены вопрос об источниках
появления их в гарнизоне крепости и «казанская ссылка». «Служилый»
23
город Тетюш был создан на основе перемещения детей боярских из Казани,
которые, в свою очередь, принадлежали к служилым корпорациям других
городов Московского государства. Сведения об их численности выявлены со
второй четверти XVII–середины XVII вв. Выделены обязанности этой
категории служилых людей в военное и мирное время.
Многочисленной являлась категория служилых людей «по прибору»,
которые состояли из сторожей, приставов (рассмотрены в предыдущей
главе), стрельцов, казаков, служилых полоняников, иноземцев, драгун,
рейтар, солдат, копейщиков, станичников, засечных голов, рыбных ловцов
(занимались рыболовством для государства – это было их тяглом) и др. Они
получали земельное, денежное и хлебное жалованье. Приводятся данные об
их численности в г. Тетюши на протяжении второй четверти XVII–начала
XVIII вв.
К низшим слоям служилых людей принадлежали «люди пушкарского
чина»: пушкари, затинщики, воротники, а также «казенные мастеровые» –
кузнецы, плотники и портные мастера. На протяжении второй четверти
XVII–первой четверти XVIII вв. численность представителей каждой из этих
групп менялась. Исходя из их численности и состава выяснено, что в
крепости на протяжении второй четверти XVII–начала XVIII вв. было одно
крупнокалиберное орудие (пушка), а к 1723 г. стены крепости были
окончательно разобраны.
В этом параграфе рассмотрены петровские преобразования в военной
системе. По материалам ревизских описаний тетюшский гарнизон в 1720-х гг.
состоял из 64 ратных людей.
В конце исследования подводятся итоги о численности и составе
служилых людей «по прибору», затем всех категорий служилого населения
крепости Тетюши в рассматриваемый период.
Второй параграф «Посадское, слободское население и духовенство:
структура занятости» посвящен самой многочисленной и пестрой по
своему составу группе городских жителей XVII–первой четверти XVIII вв. –
посадскому и слободскому населению.
Как известно, категория посадских людей оформилась в Московском
государстве в первой половине XVI столетия, официальному же их
оформлению способствовали так называемые «посадские строения» первой
половины XVII в.
В работе приводится характеристика всех категорий горожан, живших
на посаде и слободах Тетюш, анализируется численность населения.
В контексте рассказывается о переменах, произошедших среди жителей
на протяжении рассматриваемого периода.
Первые сведения о численности посадских людей города Тетюши имеют
малоинформативный характер и относятся к 1635–1636, 1638–1639 гг. Более
подробные сведения о социальном составе и численности жителей посада
24
содержатся в переписных книгах города Тетюши 1646, 1656–1657, 1678 гг.
Последующие сведения относятся к 1723 году.
Кроме того, «Переписная книга г. Тетюши» 1678 года зафиксировала
сведения о видах и размерах налогов, которые платили тетюшане:
постоянные и временные. Отдельно оговариваются размеры бобыльского
оброка и ямская гоньба «без прогонов».
В параграфе также анализируется промысловая деятельность, ремесла и
торговое дело, приводятся примеры. Исходя из рассмотренного материала,
становится ясно, что население посада города Тетюши в XVII–первой
четверти XVIII вв. представляло собой совокупность разного по своему
составу и происхождению посадских и слободских людей. Посад составлял
активный центр жизнедеятельности города, где развивались различные виды
производственной деятельности: в первую очередь были востребованы
профессии, обеспечивающие существование крепости, ее укреплений,
воинский контингент.
Самую немногочисленную группу населения составляло духовенство.
Численность духовенства монастырей в 1646 году составляла 6 чел.
Материалы переписи 1656–1657 гг. показали, что количество
священнослужителей увеличилось более чем в 3,5 раза: до 22 чел. К 1720–
1721 гг. эта цифра сокращается до 12 единиц.
Анализ численности посадского и слободского населения, духовенства в
городе-крепости Тетюши во второй трети XVII–первой четверти XVIII вв.
наглядно показал тенденцию превращения Тетюш из военно-административного центра в торгово-ремесленный центр округи: после спада в
середине XVII столетия численность посадского населения начинает расти
независимо от уменьшения количества служилой корпорации города.
В Заключении диссертации подводятся итоги исследования и
сформулированы выводы.
Основные положения диссертации отражены
в следующих публикациях автора:
Статьи, опубликованные в ведущих рецензируемых научных журналах,
определенных ВАК при Минобрнауки России
1. Пашина Е.В. Вотчины Тетюшских монастырей во II половине XVI–
XVII вв. / Е.В. Пашина // Исторические, философские, политические и
юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и
практики. – 2014. – № 6. (44). – Ч. 1. – С. 152–155 (0,35 п.л.).
2. Пашина Е.В. Карлинская засечная черта в отечественной
историографии / Е.В. Пашина // Вестник Самарского государственного
университета. – 2014. – № 5 (116). – С. 75–79 (0,37 п.л.).
25
3. Пашина Е.В. Съезжая изба крепости Тетюши во второй трети XVII
века / Е.В. Пашина // Исторические, философские, политические и
юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и
практики. – 2015. – № 8. (58). – Ч. 2. – С. 159–162 (0,4 п.л.).
4. Пашина Е.В. Состав и численность ратных сил крепости Тетюши во
II четверти XVII–начале XVIII в. / Е.В. Пашина // Гасырлар авазы – Эхо
веков. – 2017. – № 3/4. – С. 56–70 (1,68 п.л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях
5. Пашина Е.В. Роль крепостей в утверждении новой власти и русской
колонизации в Среднем Поволжье во второй половине XVI век /
Е.В. Пашина // Региональное управление и проблема эффективности власти в
России (XVIII–начало XXI вв.): сб. ст. Всероссийской научной конференции
(г. Оренбург, 30 октября–2 ноября 2012 г.) / Под науч. ред. Е.В. Годововой,
С.В. Любичанковского. – 2012. – С. 103–105 (0,32 п.л.).
6. Пашина Е.В. История образования и развития городов-крепостей в
Среднем Поволжье во II половине XVI–XVII вв. в отечественной
историографии / Е.В. Пашина // Из истории и культуры народов Среднего
Поволжья: сб. ст. – Казань: Изд-во «Ихлас»; Институт истории им.
Ш. Марджани АН РТ, 2012. – Вып. 2. – С. 125–150 (1,39 п.л.).
7. Пашина Е.В. Крепости – первые центры русской колонизации в
Среднем Поволжье во второй половине XVI века / Е.В. Пашина // Чуваши и
их соседи: этнокультурный диалог в пространственно-временном
континууме:
материалы
межрегиональной
научно-практической
конференции (г. Чебоксары, 15–16 ноября 2011 г.) / Сост. и отв. ред.
В.П. Иванов. – Чебоксары: Чувашский государственный институт
гуманитарных наук, 2012. – С. 215–223 (0,48 п.л.).
8. Пашина Е.В. Деревня Пролей Каша Тетюшского уезда в 1611–
1618 гг. (по материалам дозорной книги) / Е.В. Пашина // Из истории и
культуры народов Среднего Поволжья: сб. ст. – Казань: Изд-во «Ихлас»;
Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2013. – Вып. 3. – С. 190–201
(0,57 п.л.).
9. Пашина Е.В. Вотчины Покровского монастыря в Тетюшском уезде
XVII в. / Е.В. Пашина // Научная дискуссия: вопросы социологии,
политологии, философии, истории: сборник статей по материалам XIX
международной заочной научно-практической конференции. – 2013. – № 10
(19). – С. 37–43 (0,33 п.л.).
10. Пашина Е.В. Монастыри Тетюшской округи во второй половине
XVI–XVII вв. / Е.В. Пашина // Научный Татарстан. – 2014. – № 1. – С. 31–45
(1,28 п.л.).
11. Пашина Е.В. Из истории Старой Тетюшской (Карлинской) и Новой
Тетюшской засечных черт (вторая половина XVI–середина XVII вв.)
26
/ Е.В. Пашина // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья: сб. ст.
– Казань: Изд-во «ЯЗ»; Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2014. –
Вып. 4. – С. 146–175 (1,68 п.л.).
12. Пашина Е.В. Хозяйственная деятельность монастырей в Тетюшской
округе во II половине XVI–начале XVIII вв. / Е.В. Пашина // Исторические
судьбы народов Поволжья и Приуралья: сб. ст. Материалы Всероссийской
научной конференции «Исторические судьбы народов Поволжья и
Приуралья (XVI – начало XVIII вв.)» и Круглого стола «Понятия «чюваш» и
«ясачная чюваша» в письменных источниках XVI–XVIII вв. как этническая и
социальная страты» (г. Казань, 6 декабря 2013 г.), проведенного в рамках
данной конференции. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ;
Изд-во «ЯЗ», 2014. – Вып. 4. – С. 99–109 (0,59 п.л.).
13. Пашина Е.В. Динамика численности ратных сил крепости Тетюши
(XVII–начало XVIII вв.) / Е.В. Пашина // XI Конгресс антропологов и
этнологов России: сб. материалов. Екатеринбург, 2–5 июля 2015 г. / Отв.
ред.: В.А. Тишков, А.В. Головнёв. – М.; Екатеринбург: ИЭА РАН, ИИиА
УрО РАН, 2015. – С. 324 (0,03 п.л.).
14. Пашина Е.В. Служилые люди «пушкарского чина» и казенные
мастеровые крепости Тетюши в XVII–начале XVIII вв. / Е.В. Пашина // Из
истории и культуры народов Среднего Поволжья: сб. ст. – Казань: Изд-во
«Ихлас»; Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2015. – Вып. 5. –
С. 188–203 (0,89 п.л.).
15. Пашина Е.В. Комплектование крепости Тетюши детьми боярскими
по материалам переписных книг середины XVII в. / Е.В. Пашина // XII
Конгресс антропологов и этнологов России: сб. материалов. Ижевск, 3–6
июля 2017 г. / Отв. ред.: А.Е. Загребин, М.Ю. Мартынова. – М.; Ижевск:
ИЭА РАН, УИИЯЛ УрО РАН, 2017. – С. 407 (0,03 п.л.).
16. Пашина Е.В. Состав и численность детей боярских крепости
Тетюши и уезда по материалам переписных книг середины XVII века / Е.В.
Пашина // Народы Волго-Уралья в зеркале российской истории. Сборник
научных статей, посвященный юбилею доктора исторических наук И.К.
Загидуллина / Под общ. ред. Р.Р. Аминова. – Казань: Институт истории им.
Ш. Марджани АН РТ, 2017. – С. 144–153 (0,3 п.л.).
17. Пашина Е.В. Дозорная книга земель около города Тетюши 1619
года / Е.В. Пашина // Из истории и культуры народов Среднего Поволжья:
сб. ст. – Казань: Институт истории им. Ш. Марджани АН РТ, 2017. – Вып. 7.
– С. 256–267 (0,7 п.л.).
27
Подписано в печать 25.06.2018.
Бумага офсетная. Печать цифровая.
Формат 60х84 1/16. Гарнитура «Times New Roman». Усл. печ. л.
1,63. Уч.-изд. л. 1,81. Тираж 110 экз. Заказ 241/6
Отпечатано с готового оригинал-макета
в типографии Издательства Казанского университета
420008, г. Казань, ул. Профессора Нужина, 1/37
тел. (843) 233-73-59, 233-73-28
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа