close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Репрезентация ольфакторности в романтическом дискурсе

код для вставкиСкачать
1
На правах рукописи
Мамцева Вера Владимировна
РЕПРЕЗЕНТАЦИЯ ОЛЬФАКТОРНОСТИ В
РОМАНТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
Специальность 10.02.19 – Теория языка
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой
степени кандидата филологических наук
Санкт-Петербург – 2018
2
Работа выполнена в Образовательном учреждении высшего образования
«Санкт-Петербургский институт внешнеэкономических связей, экономики и права»
Научный руководитель –
доктор филологических наук, доцент
Трофимова Нэлла Аркадьевна
Официальные оппоненты:
Ленец Анна Викторовна
доктор филологических наук, доцент
Южный федеральный университет,
заведующая кафедрой немецкой
филологии
Котелевская Элина Игоревна
кандидат филологических наук
Калужский государственный
университет им. К.Э. Циолковского,
старший преподаватель кафедры
лингвистики и иностранных языков
Ведущая организация –
Федеральное государственное
автономное образовательное
учреждение высшего образования
Северный (Арктический) федеральный
университет им. М.В. Ломоносова
Защита диссертации состоится 19 июня 2018 г. в 15 час. 00 мин. на заседании
диссертационного совета Д 212.354.09 при Федеральном государственном
бюджетном образовательном учреждении высшего образования «СанктПетербургский государственный экономический университет» по адресу:
191023, г. Санкт-Петербург, Москательный пер., д. 4, ауд. 102.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте
http://unecon.ru/dis-sovety
Федерального
государственного
бюджетного
образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский
государственный экономический университет».
Автореферат диссертации разослан _____ ____________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Барташова
Ольга Анатольевна
3
I.
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования вытекает из потребности в комплексном
исследовании характерных особенностей обозначения языковыми средствами
различных ольфакторных нюансов в условиях романтического общения
индивидуумов, интересного как для теории коммуникативной лингвистики, так и
для понимания сущностных основ социального взаимодействия в целом. Актуальной
в этом смысле является настоящая диссертационная работа, представляющая собой
первый опыт целенаправленного и всестороннего исследования феномена,
характеризующегося семиотическим разнообразием и сложностью языкового
выражения.
Степень разработанности научной проблемы. Запах представляет собой
сложный, многогранный феномен, имеющий существенное значение для
конкретного индивида и его восприятия. Это комплексное и неоднозначно
интерпретируемое явление уже многие десятилетия является объектом мировой
научной мысли и вызывает живой интерес среди ученых самых различных сфер. В
современной научной литературе общие вопросы роли и функций обоняния в
жизнедеятельности человека получили освещение в работах из сферы биологии и
психологии [Т.Н. Березина, О.А. Герасимова, А.А Каменский, Н.А. Литвинова,
В.А. Майоров, Н.Е. Макарчук, П.Н. Манташьян, А.А. Могилина, М.П. Мошкин,
Е.В. Папченко, С.В. Рязанцев, А.В. Червяков, G. Brand, H. Hatt, R. Rosenzweig,
S. Schulz и др.]. Коммуникативные аспекты ольфакторности и особенности
функционирования механизмов обонятельного взаимодействия между людьми
нашли отражение в трудах ученых-культурологов [О.Б. Вайнштейн,
М.А. Епанешникова, К. Классен, А.И. Костяев, А.Г. Левинсон и др.].
Филологическая наука в целом и языкознание в частности не остались в
стороне от процессов исследования ольфакторности, проблематика языкового
осмысления ольфакторного феномена в последнее время приобрела популярность
как в зарубежных академических кругах, так и среди отечественных языковедов
[А.И. Бардовская, О.Н. Григорьева, К. Классен, А.А. Колупаева, Н.А. Куликова,
Л.В. Лаенко, А.Г. Левинсон, Ю.Н. Молодкина, Х.Д. Риндисбахер, Н.А. Рогачева,
Н.А. Трофимова, Т.В. Черниговская, D. Dubois, V. Heeschen, P. Holz, M. Plümacher,
W. Wildgen, G.M. Zucco и др.]. В то же время целый спектр вопросов, связанных с
лингвосоциальным и структурно-семантическим описанием запахов, не нашли
должного освещения в научных трудах последних десятилетий. В число таких
малоисследованных вопросов входит и тема вербальной репрезентации
ольфакторности в контексте романтического общения, отягощенная целым рядом
вопросов, среди которых: дефицит вербальных категорий для обозначения
обонятельных впечатлений, субъективность восприятия, наслаиваемая на проблемы
репрезентации ольфакторности, психофизиологические особенности каждого
4
человека, набор этнокультурных различий и традиций в контексте восприятия
разнообразных запахов и осмысления соответствующих ощущений и многое другое.
Цели и задачи исследования. Целью диссертационного исследования
является выявление и описание концептуальных языковых основ и характеристик
ольфакторного феномена в романтическом дискурсе.
Достижение указанной цели обусловило необходимость решения следующих
задач:
 изучение феномена ольфакторности с позиций междисциплинарного подхода;
 определение когнитивных основ и языковых инструментов обозначения
ольфакторных явлений;
 исследование сущности и роли ольфакторности в контексте романтического
общения;
 определение и анализ языковых средств, используемых для репрезентации
естественных и искусственных запахов женщины в условиях романтического
общения;
 определение и анализ языковых средств, используемых для репрезентации
естественных и искусственных запахов мужчины в условиях романтического
общения;
 определение сущностных особенностей репрезентации естественных и
искусственных
запахов
окружающего
пространства
в
контексте
романтического общения;
 определение функциональных особенностей ольфакторности в романтическом
дискурсе.
Объектом исследования является вербальная репрезентация запахов в
контексте романтических отношений между мужчиной и женщиной.
Предметом исследования выступают когнитивные механизмы и средства
репрезентации ольфакторных ощущений в рамках романтического общения
мужчины и женщины.
В качестве рабочей гипотезы выдвигается положение о том, что специфика
романтического общения и факт отсутствия в языке специальной лексики для
выражения ольфакторных категорий обусловливают особенности вербальной
репрезентации запаховой семантики в дискурсивном пространстве такого общения.
Предполагается, что вербальные ольфакторные доминанты и особенности их
функционирования в рассматриваемом виде дискурса могут быть вполне достоверно
установлены и описаны.
Теоретическую основу работы составили труды отечественных и зарубежных
авторов, посвященные:
- исследованию феномена ольфакторности (К. Бурдах, О.Б. Вайнштейн,
О.А. Герасимова, Ю. Гшвинд, П. Еллинек, М.А. Епанешникова, А. Корбен,
А.И. Костяев, В.А. Лабунская, А.Г. Левинсон, Е.В. Папченко, Ю. Рааб, П. Фауре,
Ш. Шульц и др.);
5
- изучению языковой репрезентации запахов (Е.Г. Басалаева, Т.И. Бельская,
Б.Л. Бойко, В. Вильдген, Д.Н. Галлерт, Е.В. Гейко, О.Н. Григорьева, А.В. Дроботун,
А.В. Житков, Н.Л. Зыховская, И.А. Котенева, Н.А. Куликова, М.В. Одинцова,
Н.С. Павлова, Н.А. Рогачева, И.Г. Рузин, Х. Сунь, Н.А. Трофимова, П. Хольц,
Э. Фрике и др.);
- общим проблемам концептуализации и категоризации метафоры
(Н.Д. Арутюнова, Е.В. Белецкая, О.В. Галкина, Е.С. Кубрякова, Дж. Лакофф,
С.А. Панкратова, Х.Д. Риндисбахер, Р. Якобсон и др.);
- работы, посвященные изучению синестетической метафоры (Т.Б. Агалакова,
А.И. Бардовская, С.В. Воронин, А.А. Капанова, А.А. Колупаева, О.И. Кундик,
Л.В. Лаенко, Ю.Н. Молодкина, М.Я. Сабанадзе, Ю.А. Старостина, Т.Р. Степанян,
Н.А. Трофимова, П. Хольц и др.);
- исследованию проблематики романтического дискурса (Е.Ю. Балашова,
Р. Барт, О.Н. Буянова, В.В. Век, Л.Е. Вильмс, С.Г. Воркачев, Е.Е. Каштанова,
Д.Л. Колоян, Л.Э. Кузнецова, Е.И. Матвеева, А.В. Олянич, М.В. Позунова, Т.Г. Ренц,
Н.В. Садунова и др.).
Методы исследования. В работе использованы общенаучные методы
исследования: анализ и синтез, системно-структурный метод, логический метод,
методы дедукции и индукции, метод абстрагирования и обобщения. Наряду с этим
применяются специальные методы исследования, обусловленные особенностями
исследуемого объекта: комплексный метод лингвистического наблюдения и
описания с элементами дефиниционного анализа, метод контекстуальноинтерпретационного анализа, метод когнитивного моделирования, количественный
метод.
Материалом данного диссертационного исследования послужила выборка
более 350 текстовых фрагментов из художественных произведений на немецком
языке,
описывающих
сцены
общения
влюбленных.
Общий
объем
проанализированных текстов составил 5000 страниц. Источником большей части
языковых иллюстраций послужил текстовый корпус COSMAS II, созданный
Институтом немецкого языка в г. Маннгейм (ФРГ) (поиск по ключевым словам,
связанным с тезаурусом обоняния и ольфактория).
Обращение к художественным текстам продиктовано в первую очередь тем,
что они дают возможность рассмотреть проявление особенностей предмета
исследования в интимных коммуникативно-прагматических пространствах,
недоступных
непосредственному
наблюдению
исследователя.
Каждое
художественное произведение представляет собой концентрацию множества
«возможных миров» его героев, прототипами которых являются реальные люди,
действующие в подлинных коммуникативных ситуациях, максимально
приближенных к живому общению.
Обоснованность
и
достоверность
результатов
исследования
обеспечивается изучением широкого круга теоретических работ по анализируемым
6
проблемам, обращением к корпусу текстов, использованием комплекса методов
исследования,
многоаспектностью
проведённого
анализа,
а
также
репрезентативностью фактического материала исследования.
Соответствие диссертации паспорту научной специальности. В
соответствии с формулой специальности 10.02.19 – Теория языка в рамках
диссертационной работы проводится исследование вербальной репрезентации
запахов в немецкоязычном романтическом дискурсе. Полученные научные
результаты соответствуют позициям пунктов паспорта 10.02.19 – «Теория языка»:
1. Теоретическая лингвистика. Изучение языка и мышления, их взаимодействия.
Когнитивный подход в современной лингвистике. Язык и коммуникация.
6. Семантика. Лексическая семантика. Понятие семантического поля. Метафора,
метонимия как основные типы семантических корреляций между значениями
многозначного слова и попытки их когнитивного моделирования. 7. Дискурс.
Понятие дискурса. Жанры и типы дискурса. Интенциональные модели дискурса.
11. Психолингвистика: Поведение как научное понятие. Поведение человека и его
речевые формы. 12. Социолингвистика: Язык в межличностных отношениях.
Языковое поведение индивида. Коммуникативный репертуар индивида.
Научная новизна настоящей диссертации заключается в том, что автором
впервые проведено целенаправленное и всестороннее исследование механизмов
вербальной репрезентации запахов естественного и искусственного происхождения
в романтическом дискурсе, разработана модель анализа ольфактория с учетом
ключевых тем запахового «репертуара», арсенала средств и приемов обозначения
запахов.
Новым является также исследовательский материал, охватывающий
неизученные области рассматриваемого языка и учитывающий современные
тенденции развития лингвистической науки.
Наиболее существенные результаты исследования, обладающие научной
новизной и полученные лично соискателем:
1. Ольфакторность, играющая важную роль в романтической коммуникации
между мужчиной и женщиной, обладает специфической семантикой и
семиотикой.
2. Уровню интимности отношений влюбленной пары в романтическом дискурсе
соответствует иерархия уровней ольфакторности и соответствующих им
средств вербальной репрезентации запаха: нулевой – доинтимный –
полуинтимный – интимный – сверхинтимный.
3. Спецификой репрезентации ольфакторного сигнала в романтическом дискурсе
является его высокая положительная оценка от «хороший» до
«великолепный», абсолютное отсутствие отрицательной оценки, а также
наличие случаев преобразования общепринятой отрицательной оценки
телесного запаха в ситуативно положительную.
7
4. Отсутствие в языке собственного семантического поля запаха определяет
использование описательных и ассоциативных способов его вербального
обозначения: 1) выражение гедонистической оценки запаха; 2) указание на
источник запаха или идентификация запаха-ориентира как на ассоциации с
испытанным когда-то обонятельным ощущением; 3) использование метафор,
оценивающих и объясняющих ольфакторную реальность.
5. В романтическом дискурсе главным элементом репрезентации ольфакторности
признается метафора, часто наделяющая ольфакторный образ агрессивной
характеристикой; приоритетным средством концептуализации и вербализации
запаха являются также синестэмии, детально отражающие нюансы
ольфакторности в романтическом дискурсе. Гедонистическая оценка запаха в
романтическом дискурсе создает дополнительные детали характеристики
участников коммуникации, подчеркивая их возраст, статус, материальный
достаток.
Теоретическая значимость диссертации определяется выявлением
специфики языковой актуализации запаха в контексте романтических отношений
между мужчиной и женщиной. Сформулированные в диссертации положения и
выводы развивают научные представления о репрезентации ольфакторных
модальностей в языковом сознании, способствуют включению ведущих параметров
описания запаха в исследовательский арсенал антропоцентрического подхода.
К теоретически значимым результатам работы следует также отнести
осмысление многих вопросов, касающихся типологии ольфакторной метафоры,
соотношения языковых и когнитивных механизмов метафоризации в сфере
ольфакторности.
Предлагаемый понятийный аппарат и методы описания предмета и объекта
предпринимаемого диссертационного исследования могут служить базой для
анализа ольфакторности в других типах дискурса.
Практическая ценность исследования определяется возможностью
использования его результатов при разработке и преподавании лекционных и
практических курсов по лексикологии немецкого языка, спецкурсов по
интерпретации художественного текста, теории коммуникации, социолингвистике.
Апробация
результатов
исследования.
Основные
положения
диссертационного исследования нашли свое отражение в докладах, сделанных
автором в рамках VII международной научно-практической конференции
«Актуальные вопросы филологии и лингводидактики» (ЧГПУ им. И.Я. Яковлева,
г. Чебоксары, 2015 г.),
международной
научно-практической
конференции
«Лингвистические чтения 2016. Цикл 12. Язык и литература в современном мире»
(ПГНИУ, г. Пермь, 2016 г.), международной научной конференции «Коммуникация
в современном поликультурном мире» (НИУ ВШЭ, г. Москва, 2017 г.),
международной научно-практической конференции «Большое евразийское
партнерство: лингвистические, политические и педагогические аспекты» (МГОУ,
8
г. Москва, 2017 г.), международной научной конференции «Германистика 2018: nove
et nova» (МГЛУ, г. Москва, 2018 г.), III научной конференции молодых ученых
«Иностранные языки и межкультурная коммуникация: современные векторы
развития и перспективы» (НИУ ВШЭ, г. Москва, 2018 г.), научной конференции
«Жизнь языка в культуре и социуме-7» (Институт языкознания РАН, РУДН,
г. Москва, 2018 г.), XVI межвузовского семинара «Лингвострановедение: методы
анализа, технология обучения» (МГИМО МИД России, г. Москва, 2018 г.).
Публикации. Основные положения и выводы настоящей диссертационной
работы были положены в основу девяти публикаций общим объемом 5,8 п.л.
(4,7 п.л. – авторский вклад), в числе которых четыре публикации – в изданиях,
рекомендованных ВАК.
Объем и структура диссертации. Диссертация объемом 168 страниц
(содержательная часть составляет 139 страниц) состоит из введения, двух глав с
выводами, заключения, библиографического списка (187 источников, из них 32 на
иностранных языках), списка справочных изданий (6 источников), списка
иллюстративного материала (62 источника) и приложений.
II.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении диссертации обосновывается актуальность избранной темы,
излагается степень ее научной разработанности, раскрываются цель, основные
задачи, а также теоретическая, методологическая и эмпирическая база исследования,
определяются ее научная новизна, теоретическая и практическая значимость,
формулируются положения, выносимые на защиту, содержатся сведения об
апробации результатов исследования, приводятся данные о публикациях, о
структуре диссертации.
Первая глава «Лингвистические основы репрезентации ольфакторности»
включает три параграфа.
В первом параграфе «Ольфакторный феномен как научная категория»
рассматривается проблема запаха как одна из дискуссионных в различных
естественных и гуманитарных областях знания. Выявляется, что запах и его
восприятие, интерпретация и отношение к нему зависят не только от культурного и
ситуативного контекстов, но и от гендерной принадлежности, статуса, возраста
коммуникантов и других важных социолингвистических параметров общения.
Исследуется субъективность обонятельных впечатлений и поведения человека,
находящегося под влиянием этих впечатлений, а также набор специфических
средств обозначения воздействия запаха на психофизиологическое состояние
человека. Подчеркивается специальная роль репрезентации ольфакторности в
филологической герменевтике и языкознании.
Во втором параграфе «Когнитивные и языковые инструменты обозначения
ольфакторных явлений» проведен анализ языковой репрезентации ольфакторных
9
ощущений человека, обусловленной индивидуальными особенностями его
обонятельной перцепции.
Диссертант отмечает, что отсутствие собственного семантического поля запаха
определяет использование описательных и ассоциативных способов его вербального
обозначения. Основной способ описания запаха представляет собой его
гедонистическую оценку, то есть деление ольфакторности по принципу
приятное / неприятное. Взрослый человек, имеющий некоторый ольфакторный опыт,
способен вербализовать ассоциативные нюансы гедонистической оценки при
помощи сильнооценочных прилагательных unverwechselbar / herrlich / göttlich /
wunderbar и др. (приятный) или abstoßend / schrecklich / widerlich / unerträglich и др.
(неприятный). С точки зрения прототипической теории категоризации мы имеем
дело с градуальной биполярной категорией ольфакторной перцепции, в основе
которой находятся две ядерных лексемы: приятный / неприятный (запах). Все
остальные вербальные обозначения запаха (как, например, вышеуказанные
прилагательные и им подобные) рассматриваются как элементы этой категории,
более или менее отдаленные от прототипических центров.
Еще одним традиционным способом описания запаха является указание на
источник запаха или обозначение запаха-ориентира по формуле х riecht / duftet /
stinkt nach у (der Geruch / Duft / Gestank von y) с небольшими вариациями, при
помощи которой мы "нащупываем" точную ассоциацию в памяти для описания
нашего обонятельного ощущения. Всего несколько лексем (Geruch, Duft, Gestank и
соответствующие глаголы) используются в качестве ядра одорем – словосочетаний,
употребляемых при обозначении запаха. Они различаются направлением оценки
запаха: der Geruch (riechen) обозначает нейтральный запах, просто констатирует
наличие запаха, не концентрируясь на его положительности или отрицательности.
Лексемы der Duft (duften) и der Gestank (stinken), одорические антонимы, обозначают
положительный (приятный аромат) и отрицательный (неприятный, смрад, вонь)
запахи соответственно: der Duft der Rosen, der Duft von Pfefferminz; der Gestank einer
Wanze, der Gestank des Friedhofs.
Третий способ описания запаха – метафоры, оценивающие и объясняющие
ольфакторную реальность. Интерес к изучению метафорических номинаций на
основе обонятельной сферы сенсориума логичен, поскольку понимание
происходящих при обозначении запахов когнитивных процессов способствует более
полному осознанию разнообразных сторон вербальной фиксации межчувственных
связей: метафоры выступают мощным активом для создания широкого поля
языковых моделей. Таким образом, бесконечное разнообразие ольфакторной
действительности обогащается когнитивными метафорами, выделение и изучение
которых имеет существенное значение для вербальной репрезентации
ольфакторности. Поиск наиболее точного языкового обозначения запаховых
ощущений может идти в нескольких направлениях – методиках, предложенных
Х.Д. Риндисбахером – деконструктивистской, дискурсивной, инференциальной.
10
Настоящее исследование основывается на двух последних методиках –
инференциальной (определение исходной понятийной области и новой понятийной
области) и дискурсивной (анализ роли и языковой репрезентации запаха в
романтическом дискурсе).
В рамках инференциальной методики был выделен ряд концептуальных
метафор запаха, представляющих собой глагольное словосочетание с ядерным
существительным (Duft/Geruch), построенных по следующим моделям переноса:
1) воздух > запах, например: den Duft atmen, den Duft in sich aufsaugen и т.д.;
2) напитки, употребление напитков > запах, например: Wein ihres Parfüms
trinken, sich an Duftgemischen berauschen, Schweiß und Duschgel und Christian –
ein berauschender Coctail – so viel besser als Margarita, mit dem Duft getränkt
sein и т.д.;
3) жидкость, свойства жидкости > запах, например: durch den Duft schwimmen,
in den Düften baden, einen Duft strömen и т.д.;
4) одежда, ношение одежды > запах, например: mit dem Duft das Gesicht
bedecken, den Parfüm auftragen, j-n mit dem Duft einhüllen, j-n mit dem Duft
einwickeln и т.д.;
5) яд > запах, например: wie vom Gift in kleinen Dosen abhängig vom Duft sein, die
Kirschblüte hat mich mit ihrem Wohlgeruch betäubt и т.д.;
6) любимый человек (ласки по отношению к любимому человеку) > запах,
например: den Duft liebkosen, den Duft küssen и т.д.;
7) продукты питания, употребление продуктов питания > запах, например:
mich ernährt dieser Duft и т.д.;
8) природные явления (например, ветер) > запах, например: Düfte streifen
ahnungsvoll durchs Land и т.д.;
9) предметы, обладающие механическими свойствами (лежать, висеть,
двигаться, подниматься и т.д.) > запах, например: ein Geruch hängt in der
Luft, der Duft lag in der Luft, ein wohltuender Duft stieg auf и т.д.;
10) афродизиак > запах, например: ihr Duft entfachte mein Begehren, sein Duft
erfüllte ihre Sinne и т.д.;
11) агрессивные дейcтвия > запах, например: dein Geruch verfolgt und besitzt
mich, sein Geruch überwältigt mich, ihr Parfüm verschlug ihm den Atem, ihr
Parfüm stach in die Nase и т.д.;
12) военные (диверсионные) действия > запах, например: ein Hauch ihres
Parfüms kroch in seine Nase, der Duft von Maiglöckchen dringt zu uns herüber и
т.д.
Наиболее репрезентативным классом ольфакторных метафор являются так
называемые синестэмии или эмоциональные синестезии, интегрирующие
чувственные восприятия различных модальностей и достигающие таким образом
значительной когнитивной интенсивности и коммуникативной плотности
изложения / описания положения дел. Анализ зависимости сферы чувствительности,
11
участвующей в формировании синестетического образа запаха, позволил выделить
модели «вкус-запах», «осязание-запах», «зрение-запах», «слух-запах». Указанные
синестетические метафоры наполняют описание запаха специфическим
содержанием, определяют ситуативно значимые признаки запаха. Включенные в
семантическую
структуру
синестезий
описания
эмоциональных
психофизиологических
соощущений
положительной
или
отрицательной
направленности передают эмоциональное переживание обонятельного ощущения
субъектом восприятия запаха. Этот факт является доминирующим в настоящем
исследовании, поскольку именно эмоциональное восприятие определяет выбор
обозначений для воспринимаемого в ситуации романтического общения запаха.
В третьем параграфе «Сущность и значение репрезентации ольфакторности в
романтическом дискурсе» обосновываются важные для настоящего исследования
вопросы – понятие романтического дискурса, а также уровни репрезентации
ольфакторности в романтическом дискурсе.
Автором определяется понятие романтического дискурса как дискурса
чувственно-эмоциональных отношений между мужчиной и женщиной, заданного
фазами их сближения (от знакомства до наступления интимных отношений).
Основополагающим понятием романтического дискурса выделяется «романтическая
любовь», рассматриваемая как особое психоэмоциональное состояние партнеров,
характеризуемое наличием специфических переживаний и привязанности.
Включение романтического дискурса в анализ феномена ольфакторности
позволил выявить такие признаки ольфакторности, как диалогичность,
информативность, переживание сверхценности объекта, синтонное мировосприятие,
сокращение коммуникативной дистанции, эмоциональная маркированность,
оценочность, тональность, ритуализация, редукция вербальных знаков, а также
естественность и спонтанность.
Проведенный автором анализ фактического материала привел к выводу об
исключительной положительности ольфакторности в романтическом дискурсе,
которая представляет собой яркий и самодостаточный сигнал эмоционального
проявления положительного отношения к партнеру, и, следовательно, одну из
ключевых характеристик романтических отношений между мужчиной и женщиной.
В данном разделе диссертации разработана классификация остроты
восприятия запахов в романтическом дискурсе: нулевой – доинтимный –
полуинтимный – интимный – сверхинтимный уровни ольфакторности, в
соответствии с которыми проводится анализ языковой репрезентации запаха,
указывающей на характер и содержание романтических отношений, степень доверия
и психофизиологической близости партнеров, а также интенсивность
романтического воздействия запаха.
Одоранты на нулевом уровне ольфакторности представляют собой
контролируемый и осознаваемый невербальный знак, используемый для
самопрезентации.
12
Микроуровень
ольфакторности
характеризуется
дуалистической
функциональной природой романтического общения как формой глубокого
взаимодействия двух индивидов, при которой запах служит дополнительным
источником информации о партнере. Одоранты могут использоваться в
адресованных романтическому партнеру комплиментах с целью выражения
положительной оценки запаха, создания положительного впечатления или
демонстрации своих чувств и эмоций.
Полуинтимный уровень ольфакторности характерен для непосредственно
интимных отношений, запах партнера воспринимается на минимальной дистанции,
например, при прикосновениях и объятиях – запахи приобретают характерную для
такого уровня отношений коннотацию.
При собственно интимном уровне ольфакторности дистанция между
партнерами как таковая отсутствует или является максимально близкой,
осуществляется, например, во время поцелуя – запахи максимально интенсивны.
На сверхинтимном уровне ольфакторности «доступными» становятся запахи,
выделяемые кожей, гениталиями партнера, однако они не действуют напрямую, т.е.
воспринимаются не только как аромат цветов, пряностей или духов, а влияют на
подсознание и имеют скрытый от других, но понятный для участников общения
смысл. Полное психологическое и эмоциональное взаимопроникновение
романтических партнеров коррелирует с интимизацией запаха (индивидуальным
приданием обычному запаху более интимного содержания, чем есть на самом деле, в
условиях субъективного психофизиологического и эмоционального состояния
романтической любви).
Вторая
глава
«Специфика
репрезентации
ольфакторности
в
романтическом дискурсе» включает четыре параграфа.
В первом параграфе «Система лексических единиц, репрезентирующих
ольфакторность в романтическом дискурсе» рассматриваются лексические единицы
семантического поля Duft/Geruch.
Анализ фактического материала, проведенный в ходе настоящего
исследования, подтвердил положение о том, что запахи повседневного дискурса в
контексте
романтического
общения
определяются
отношением
между
влюбленными, в результате чего приобретают новое романтическое наполнение. В
частности, в зависимости от происхождения одорантов, романтические запахи
подразделяются на следующие категории, каждая из которых имеет свои подвиды:
1) естественный запах романтического партнера:
 запах одежды романтического партнера (например, Duft deiner Kleider,
Taschentuch mit dem Lieblingsduft des Mädchens, Duft seines Hemdes);
 запах дыхания романтического партнера (например, Geruch in ihrem Atem,
Mundgeruch);
 запах волос романтического партнера (например, Duft ihrer Haare);
13
 запах кожи романтического партнера (например, Duft ihrer Haut,
Körpergeruch);
 интимные запахи романтического партнера (например, Duft ihrer Möse, Geruch
der Schamhügel, Gerüche der Schamregion, Duft der Busen, Gemisch aus Schweiß
und Sperma, Geruch des Geschlechts) и т.д.
2) искусственный запах романтического партнера:
 запахи средств гигиены романтического партнера (например, der Kräuterduft
seines Shampoos, der Duft seines After Shaves, eine Mischung aus Duschgel, der
Duft ihrer Seife, sein Rasierwasser);
 запахи средств ухода за телом (например, Salbe aus Jasmin, Öl vom Sandelholz);
 запах парфюма романтического партнера (например, ihr Parfüm, das Parfüm
der Antea, der Duft ihres Parfüms, ihr Parfüm nach Magnolien).
3) фоновые запахи:
 запах цветов (например, der Duft von Maiglöckchen, der Duft der Schwertlilien,
der Duft der Orangenblüten, der Duft tropischer Blüten);
 запах растений (например, Duft des Waldes);
 запах моря (например, Geruch von Meerwasser, Salzwasseraroma des Meeres,
Duft der See);
 запах сада (например, Aroma eines Rosengartens);
 запах простора (например, Duft der Felder, Duft des Pfades);
 запах помещения (например, Duft im Raum);
 запах времени года (например, Duft des Sommers, Duft des Frühlings, Gerüche
der Winterabende) и т.д.
Для языкового выражения перечисленных запахов привлекаются
существительные с ольфакторной семантикой, указывающие на источник запаха или
обозначающие запах-ориентир по формуле der Geruch / Duft von / nach y.
Предложенные конструкции представляют собой субъективное выражение
ольфакторного образа, связанного с конкретной романтической ситуацией.
Содержательные признаки ольфакторности в романтическом дискурсе
дополняются за счет прилагательных, составляющих периферию лексикосемантического поля «Запах». В частности, выделяются микрополе оценочной,
чувственно-эмоциональной
характеристики,
микрополе
субстанциональной
принадлежности, типичности выражения запаха, силы воздействия запаха, каждое из
которых было дополнено новыми подгруппами:
1) Микрополе оценочной характеристики запаха:
 общая оценка запаха: гедонистическая оценка запаха, выражаемая такими
прилагательными, как, например gut, fein, schön, stinknormal, aromatisch,
geruchlos и т.д.;
 сверхценная оценка запаха: прилагательные, относимые нами к данной
группе, находятся в синонимических отношениях и утверждают ценность,
14
значимость воспринимаемого запаха, например, wunderschön, wundervoll,
wundersam, wunderbar, zauberisch, unglaublich, unbeschreiblich, unvergleichlich,
unverwechselbar, paradiesisch, himmlisch и т.д.
2) Микрополе чувственно-эмоциональной оценки:
 оценка успокаивающего воздействия запаха: лексические единицы
транслируют эмоциональное состояние и отношение к запаху, например,
geliebt, vertraut, wohltuend, beruhigend, tröstlich и т.д.;
 оценка эротического воздействия запаха: прилагательные свидетельствуют
об интимизации запаха, стимуляции романтического партнера, например,
verheißungsvoll, verführerisch, ersehnt, erotisierend, erregend, aufregend,
anregend, übersinnlich, sinnlich, anziehend, lasziv и т.д.;
 оценка агрессивного воздействия запаха, например berauschend, betörend,
betäubend, wild, dominant и т.д.
3) Микрополе субстанциональной принадлежности:
 растительное происхождение запаха, например blumig, fruchtig,
zitronenhaltig, moschusartig и т.д.;
 телесное происхождение запаха, например haarig, schweißig, schweißgeladen и
т.д.;
 гендерная принадлежность запаха, например männlich, maskulin и т.д.;
 региональное происхождение запаха, например arabisch, orientalisch и т.д.;
 временное происхождение запаха, например, sommerlich, frühlingshaft и т.д.
4) Микрополе типичности выражения запаха включает ольфакторные
прилагательные, находящиеся в антонимических семантических отношениях и
противопоставляемые друг другу по признаку:
 привычность запаха: прилагательные, выражающие известный, либо новый
для восприятия аромат, например, typisch – ungewohnt, gleich – anders, dasselbe
/ derselbe – eigenartig / unterschiedlich, alt / wohl bekannt – neu / kühn;
 естественность
запаха:
прилагательные
(причастия),
называющие
естественное либо искусственное происхождение запаха, например, parfümiert
/ unwirklich / exotisch – unparfümiert / eigen / unverfälscht / eigentümlich / ehrlich /
real / ureigens;
 ценность запаха: прилагательные, выражающие стоимость запаха, например,
kostbar / teuer и т.д.;
5) Микрополе силы воздействия запаха:
интенсивность запаха, например intensiv / dezent, schwach / stark, leicht /
mächtig и т.д.
Для выражения этих значений используется синестетический способ описания
запаха:
 межчувственный перенос обонятельного ощущения с конкретным значением
вкус-запах, например, würzig, köstlich, süß, salzig, scharf, herb и т.д.;
15
 межчувственный перенос обонятельного ощущения с конкретным значением
зрение-запах, например, dunkel, strahlend, grün, rot и т.д.;
 межчувственный перенос обонятельного ощущения с конкретным значением
слух-запах, например, brüllend и т.д.;
 межчувственный перенос обонятельного ощущения с конкретным значением
осязание-запах, например, mollig, weich, samtig и т.д.
В ходе исследования была также изучена глагольная вербализация восприятия
запаха в романтическом дискурсе. Анализ используемых в романтическом дискурсе
глаголов, описывающих запахи, помимо глаголов и глагольных сочетаний со
значением процесса восприятия запаха, перемещения и распространения запаха в
пространстве, отношения к запаху и др., позволил выделить три дополнительных
типа глаголов, посредством которых репрезентируются содержательные признаки
запахов в контексте романтического общения, а именно:
 такие глаголы и глагольные сочетания, как, например, sexuell hinziehen, locken,
erregen, den Wunsch entfachen, verführen, in die Ekstase bringen и т.д. выражают
признак «эротическое воздействие», которое является одним из
определяющих в романтическом дискурсе;
 содержательный признак «романтическое воздействие» объективируется при
помощи таких глагольных сочетаний, как, например, in der Liebe begleiten, im
Geruch eine kleine Ewigkeit der Liebe finden, in Gold verwandeln, Freude bereiten
и т.д.;
 содержательный признак «агрессивное воздействие» выражают такие
глаголы и глагольные сочетания, как betören, berauschen, betäuben, überfallen,
verfolgen, den Atem verschlagen, in die Nase kriechen и т.д.;
Для
языковой
репрезентации
указанных
значений
привлекаются
синестетические глаголы (например, глаголы, описывающие тактильное
восприятие запаха (spüren, streifen, haften), вкусовое восприятие запаха (kosten,
würzen) и т.д.).
В ходе исследования выявлено, что основными составляющими
ольфакторности в романтическом общении являются запах мужчины и запах
женщины, а также запахи окружающего влюбленных пространства как фон развития
их отношений. Все указанные элементы романтической ольфакторности
объединяются в две группы по признаку происхождения на искусственные и
естественные запахи.
Естественные запахи в романтическом дискурсе преобладают и вербально
описываются как важный и волнующий элемент, усиливающий эмоциональную
привязанность или любовь между мужчиной и женщиной. Естественный запах
создает уникальное психофизиологическое состояние любящих, неконтролируемое
сознанием, его описание в большинстве своем встречается в контексте
физиологической близости.
16
При ольфакторном описании особенностей романтического поведения и
переживания мужчины и женщины обращается внимание на вербальную
репрезентацию искусственных ароматов, выступающих средством обольщения,
формирования положительного впечатления, повышения привлекательности и
управления эмоциями и поступками любимого человека. Как правило, языковая
репрезентация парфюмерных запахов используется целенаправленно.
Во втором параграфе «Репрезентация женской ольфакторности в
романтическом дискурсе» на основе художественных текстов немецкоязычной
литературы проводится анализ языковой репрезентации естественных и
искусственных запахов ольфакторного образа женщины в контексте романтических
отношений между мужчиной и женщиной.
Описание физиологического воздействия запаха является одной из важнейших
тематических областей при создании одорического образа представительниц слабого
пола. Восприятие запаха настолько важно в ситуациях романтического общения, что
для обозначения этого процесса вместо глагола riechen используется метафора
atmen, соотносящаяся с первобытным инстинктом, идеей жизни, не требующей
никакого «украшения» в виде определений или обстоятельств (Er atmete ihren Duft).
Состояние влюбленности оказывает существенное влияние на перестройку
конфигурации чувственного восприятия, переворачивает ольфакторные ожидания:
влюбленные имеют высокую степень толерантности к неприятным запахам,
исходящим от партнера (<...> der Duft des Schweißes meiner Freundin bleibt weiterhin
erregend).
Женская ольфакторность, выведенная в реальность ощущений, передает
агрессивность воздействия запаха женщины на настроение, эмоции и поведение ее
партнера. Он – запах любимой женщины – не имеет границ, его невозможно
перестать обонять, он принудительно присутствует в жизни влюбленного мужчины.
Ольфакторная агрессия выражается в речи метафорически переосмысленными
глаголами verfolgen, durchdringen, besitzen, обозначающими неотвратимость
одорического присутствия женщины в жизни ее партнера (Ich rieche nach dir. Dein
Geruch verfolgt mich, verfolgt und besitzt mich. <...>). Немаловажную роль в
вербализации агрессивного воздействия запаха женщины играют метафорические
переносы значений производных форм глаголов – причастий betörend, betäubend,
berauschend,
показывающих
действие
«оружия
женского
поражения»,
оглушающего / одурманивающего мужчину (Das feste Fleisch, die hohen Brüste, der
betörende Duft ihres, keine Ahnung, was da so gut gerochen hat). В то же время
метафорическое сравнение запаха с оружием индивидуального поражения
свидетельствует о силе его воздействия на партнера. Так, одержимость женщиной
репрезентируется сравнением ее запаха с ядом, наркотиком в малых дозах,
завладевающим чувствами и мышлением влюбленного мужчины (Wie vom Gift in
kleinen Dosen war ich abhängig von diesem Duft. Süß und schwer legte er sich auf meine
Sinne, als Amors Pfeil zum ersten Mal mich verwunderte).
17
Запах женщины характеризуется и через вкусовые и осязательные ощущения,
переосмысление которых находит выражение в семантике запахово-эмоциональных
синестезий или синестэмий. Так, густативные синестэмии при описании запаха
выражаются прилагательными lecker, süß, идентифицирующими объект обожания с
некой «вкусностью», обладающей свойствами афродизиака (Wie die Luft duftet. Und
du erst! Lecker! / Du riechst so gut, Anastasia. So süß). Вкусовые метафоры восприятия
запаха женщины представляют его как поддерживающую жизнь пищу (<...> mich
ernährt dieser feine Duft), как утоляющий жажду напиток (Er hätte sie so gern in den
Arm genommen, ihren sinnlichen Duft in sich aufgesaugt und ihre Arme in seinem Nacken
gespürt). Другой моделью синестэмического способа описания женской
ольфакторности является перенос из сферы тактильности в сферу запаха (Sie duftete
mollig), при таком восприятии запаха женщины присутствует ощущение уюта и
тепла, гармонии и комфорта. Синестэмический перенос в область обоняния
осуществляется и при помощи глаголов бытийно-посессивной семантики tragen, sich
legen, представляющих запах женщины неким невидимым одеянием, элементом ее
внешнего образа (Dies ist kein Parfüm, das dich überlagert, ist nicht der Duft, den du so
trägst wie ein Kleidungsstück: Es ist dein eigentlicher Geruch, dein einziger Nimbus).
Отдельный изобразительный ряд обонятельной оценки естественного запаха
женщины передается стереотипными сравнениями с цветами и фруктами, т.е.
образами, традиционно представляемыми как источники чарующего аромата (Die
Frau ist wie eine Frucht, die ihren Wohlgeruch nur verströmt, wenn man sie mit der Hand
reibt / Ich habe mich in eine Blume verliebt voll des wundersamsten Duftes).
Существенную роль в романтическом дискурсе играет и искусственно
созданный запах женщины, имеющий функцию стимулятора романтического
влечения. Женская ольфакторность, выведенная в реальность ощущений, передает
агрессивность воздействия запаха женщины на настроение, эмоции и поведение ее
партнера. Подобное принудительное восприятие искусственного запаха женщины
формирует в сознании влюбленного мужчины образ живого существа,
детерминирующего его психофизиологическое состояние. Ведущим средством
репрезентации
такого
одорического
образа
становится
метафорически
переосмысленная предикатная лексика обонятельного восприятия женских духов.
Так, например, шлейф парфюма женщины из объекта восприятия превращается в
равноправного участника коммуникации, захватывающего власть над влюбленным
мужчиной (Ihr intensives, für eine Frau ihres Alters viel zu schweres Parfüm verschlug
ihm fast den Atem <...>).
Особенность описания искусственного запаха женщины в романтическом
дискурсе
заключается
в
использовании
эмоциональных
синестезий.
Синестетический перенос в область обоняния осуществляется при помощи глаголов
tragen или auflegen, представляющих парфюм женщины неким невидимым
покрывалом, являющимся обязательным элементом ее внешнего образа (Als sie
erschien, lächelte sie wie ein Engel von Botticelli, und das Parfüm, das sie trug, hatte sie
18
aus einem himmlischen Versandkatalog). Еще одной синестетической моделью при
описании восприятия запаха является сравнение парфюма возлюбленной с некой
жидкой субстанцией, впитываемой (einsaugen, aufsaugen) окружающими: Er sog tief
ihr Parfum ein, der Duft war frisch, blumig und dennoch betörend. Духи уподобляются и
хорошему вину, от которого слегка кружится голова: Wenn ich sie umarme und sie
mir die Lippen öffnet, bin ich berauscht vom Wein ihres Parfüms, das ich trinke. В запахе
духов можно даже плыть как в водном потоке: <...> sie stellt sich vor, ein Mann zu
sein, diese Frau beim Tanzen in den Armen zu halten, durch den süßen, schweren Duft zu
schwimmen wie durch die süßen schweren Klänge, all das auf sich wirken zu lassen.
Искусственный запах женщины в романтическом дискурсе может наделяться
гедонистической оценкой просто как "приятный запах", и тогда он превращается в
средство внешней презентации гендерной идентичности женщины, для которой
важно произвести первое впечатление, придать значимость своей личности, своим
успехам. Запах в этом случае становится декоратором внешности и усилителем
воздействия на мужчину. Для описания "приятности" запаха достаточно
употребления прилагательного gut, которое в сочетании с интенсификатором
(например, verdammt или himmlisch) создает нужное впечатление (Sie trug einen
schwarzen Rock, eine etwas tiefer ausgeschnittene, aber doch elegante weiße Bluse und
eine schwarze Perlenkette. Zoff hätte zu gerne gewusst, welches Parfum sie aufgetragen
hatte. Jedenfalls roch es verdammt gut).
Минимальная структура языкового выражения ольфакторной оценки
искусственного
запаха
женщины
не
обязательно
репрезентируется
прилагательными, относящимися к области обоняния. Социальная ольфакторная
идентичность
женщины
выражается,
например,
прилагательным
teuer,
актуализирующим в запаховом контексте идею престижности, материального
благополучия, возможности получения роскошного удовольствия, имеющего
признак классовости (Kurze Röckchen und dünne Blusen. Hohe Schuhe, die die
Wadenmuskulatur strafften. Erstklassig geschminkte Gesichter, rosa glänzende Lippen und
teure Düfte. Die Damen wollten gefallen. Sie wollten die Aufmerksamkeit erwachsener
Männer auf sich ziehen. Sie wollten verführt werden. Sie forderten es heraus. Bezaubernd
und kokett).
В третьем параграфе «Репрезентация мужской ольфакторности в
романтическом дискурсе» исследуется языковая репрезентация естественных и
искусственных запахов ольфакторного образа мужчины в контексте романтических
отношений между мужчиной и женщиной.
Анализ языкового материала свидетельствует о том, что описание
естественного запаха мужчины в большинстве своем встречается в контексте
физиологической близости, что объясняется зависимостью поведения влюбленной
женщины от обонятельной информации: эмоциональное восприятие женщины,
связанное с естественным запахом любимого человека, в момент физиологической
близости достигает максимальной концентрации, все внешнее для нее исчезает, она
19
не воспринимает ничего, кроме запахов, выделяемых интимными участками кожи
мужчины (Später konnte ich feststellen, dass er überall schön roch. Sein Achselgeruch
gab Geborgenheit, und sein Penisgeruch war wie Balsam und hat meine Lust noch
gesteigert. Als wir nichts mehr miteinander hatten, musste ich noch lange an seinen
Geruch denken).
В романтическом дискурсе женщина сталкивается с набором самых
разнообразных мужских запахов (Moschusduft, Duft seines Körpers, sein Achselgeruch
и т.д.). При этом интенсивность запаха тела мужчины напрямую связана с его
интимной активностью, оказывающей во время физической близости
стимулирующее воздействие на женщину. Этот запах повелителен, он лишает
женщину воли, вторгаясь в ее сознание, распоряжаясь им по своему усмотрению
(Beim Geschlechtsverkehr mit meinem Freund rieche ich seinen Körpergeruch, wie eine
Aufforderung, wie eine Blume, die ein bißchen, ja schon fast aufdringlich riecht, so wie
Maiglöckchen ungefähr. Nicht vom Geruch her, sondern von der Intensität).
Ароматом, выделяющим любимого человека из числа всех мужчин, является
запах самых интимных мест его тела. Бесспорно, такой запах мужчины, не
пользующегося расположением женщины, вызывает не только неприязнь, но и
отвращение. Однако если речь идет о любимом мужчине, меняется вербальноописательное отношение к этому запаху: в момент физической близости он из
запаха превращается в аромат, включается в круг наиболее значимых благоуханий
и окружается ореолом возвышенности (Die Schönheit seines Fleisches, von dem ich so
oft geträumt hatte. Weniger makellos als verheißungsvoll, die Schönheit einer schweren
Frucht, die bald vom Baum fällt, die Schönheit des Duftes einer Frucht, die man Sommers
in einen warmen geschlossenen Raum gelegt hatte).
Таким образом, запахи мужчины в момент физической близости являются
наиболее сильными из известных для женщины ароматов, вызывающих зависимость
женщины от ольфакторных характеристик любимого человека. Этим
подтверждается гипотеза об особой роли запахов мужчины на сверхинтимном
уровне ольфакторности: любимый мужчина везде пахнет привлекательно, он пахнет
«мужчиной» (männlicher Duft, Duft seiner Männlichkeit). Запах тела любимого
мужчины вдыхается так, словно в нем растворены слова нежности, запах интимных
мест выполняет функцию возбуждающих веществ, феромонов (Wenn mein Freund
schön gewaschen ist, habe ich keine Probleme, es mit dem Mund zu machen. Er riecht
zwar immer noch nach Haut, Salz und bittersauer, aber angenehm. Manchmal riecht er
auch nach Moschus oder so, dann fahre ich richtig auf ihn ab, ich glaube, das hängt mit
seinem sexuellen Zustand zusammen).
Запах возлюбленного обладает особым свойством: он способен проникать в
сознание, ошеломлять женщину, насильно заставляя ее обонять аромат, пока тот не
овладеет ею целиком, покорит ее (Seine Wange lag ganz dicht an der ihren, sein
warmer, würziger Duft erfüllte ihre Sinne). В состоянии возбуждения этот запах
превращается в тот ольфакторный букет, который остается в подсознании на всю
20
жизнь и каждый раз оценивается как эффективный чувственный раздражитель. Для
вербализации этого эффекта используются глаголы abfahren, erschauern, gefügig
machen, triefen, betören и их производные, метафорически передающие способность
запаха любимого мужчины оказывать психологическое и физиологическое
воздействие на женщину (Seine Nähe, sein männlicher Duft und seine Erregtheit,
machten mich ihm gefügig und ich begann, mich ganz sacht, an ihm zu reiben).
Важным средством описания естественных запахов мужчины в романтическом
дискурсе является эмоциональная синестезия, которая представляет запах мужчины
как приятный, привлекательный для восприятия аромат, доставляющий
удовольствие женщине (frisch, sauber): Dabei berührt meine Nase seine Haare, und ich
rieche seinen sauberen, frischen Duft. All die verbotenen, unbekannten Gefühle, die ich zu
leugnen versucht habe, drängen an die Oberfläche. Запах мужчины ассоциируется с
неким материальным объектом, который можно попробовать на вкус (süßlich, herb):
Der (fast) natürliche „Hautduft“, schwankend zwischen süßlich, herb, nach Gras, Nelken
oder auch natürlich etwas nach Schweiß riechend, verbunden mit der Wärme, ist
unbeschreiblich schön.
Эффективным инструментом воздействия в романтическом общении является
искусственный запах мужчины, действующий на подсознание любимой женщины,
манипулирующий ее чувствами и желаниями. Парфюмерные запахи мужчины
важны не только для формирования положительного впечатления, но и повышения
его мужской привлекательности (Sein Parfüm ist genauso dunkel und verführerisch wie
er). Искусственный запах мужчины складывается из нескольких компонентов:
аромат мужского парфюма, смешанный с запахом свежего белья, средств по уходу
за телом создает оригинальный и привлекательный образ, оцениваемый всегда очень
положительно (Sein göttlicher Duft steigt mir in die Nase, eine Mischung aus
frischgewaschener Wäsche, einem edlen Duschgel und dem herrlichsten, verführerischsten
Geruch auf der ganzen Welt: Christian). Парфюм, вызвавший яркие эмоции при первой
встрече, остается в эмоциональной памяти женщины и каждый раз при встрече или
просто при воспоминании о нем оказывает такое же психофизиологическое
воздействие и требует от женщины немалых усилий, чтобы сохранить
самообладание (Wir stehen einander gegnüber, so nah, dass ich sein Parfüm riechen
kann. Das gleiche wie beim letzten Mal. Und wieder muss ich kämpfen, um mich ihm nicht
einfach an den Hals zu werfen).
Запахи мужского парфюма являются средством управления эмоциями и
поступками женщины: они могут изменить ее настроение, повлиять на ее
конкретные действия и поведение. Глаголы trösten, überwältigen, berauschen,
betäuben, einwickeln, einbrennen, berücken и их производные свидетельствуют о том,
что парфюмерные запахи мужчины руководят влюбленной женщиной в сфере
бессознательного, оказывая успокаивающее, либо напористо побуждающее
воздействие (Seine Telefonnummer habe ich zwar nicht, aber sein Parfüm ist wie in mein
Hirn eingebrannt). Запах парфюма любимого мужчины как инструмент воздействия
21
на женщину часто приобретает вкусовую характеристику: он опьяняет, вызывает
страстное желание вдыхать этот аромат (Er duftet berauschend nach sauberer Wäsche
und teurem Duschgel. Gierig sauge ich den Geruch ein). Сравнение искусственного
запаха мужчины со спиртным напитком также создает сложный метафорический
образ: сема восприятия жидкости, содержащаяся в лексическом значении коктейля,
переносится на парфюм возлюбленного, создавая «коктейль» запахов мужчины:
если его пробовать на вкус, он окажется крепче, чем смесь алкогольных напитков
(Er setzt sich auf die Bettkante, so nahe, dass ich ihn rieche und berühren könnte. Wow …
Schweiß und Duschgel und Christian. Ein berauschender Cocktail – so viel besser als
Margarita, das weiß ich jetzt).
Парфюмерные запахи мужчины создаются и используются целенаправленно; к
ним относятся мужской парфюм, лосьоны для бритья, средства по уходу за телом.
Аромат духов мужчины в сочетании с другими искусственными запахами
воспринимается женщиной как неповторимая аура, отличающая ее мужчину от всех
остальных. Характеристика парфюма любимого человека передается синестезией
samtiges Parfüm, frisches Parfüm, оценивается как unglaublich, wunderbar, himmlisch,
männlich, elegant, stark, eigenartig.
В четвертом параграфе «Ольфакторная репрезентация окружающего
пространства в романтическом дискурсе» анализируется языковая репрезентация
естественных и искусственных запахов окружающего пространства в контексте
романтического общения.
Указывается, что запах пространства, окружающий влюбленных, выступает
неким источником приятных ольфакторных переживаний, наполняющим мужчину и
женщину и создающим вокруг них чувственную обонятельную атмосферу.
Представление об ольфакторном мире влюбленных обусловливается его связью с
любимым человеком, эмоционально переживаемым событием или ситуацией,
проявляющейся преимущественно на подсознательном уровне. Описание запаха
природы в изображении встреч влюбленных коррелирует с позитивным началом,
настраивает их на ожидание прекрасного, внушает надежду на лучшее, вызывает
эмоции умиротворения, восторга, умиления, нежности. Положительное
ольфакторное восприятие природы переносится в жизненное пространство
влюбленных, сливается с «огнем» любви в душе, чувства «натурализируются» при
проекции мира природы на внутренний мир влюбленных. Другим возможным
направлением вербализации эмоциональной картины мира влюбленных является
обратный процесс – перенос «человеческого» на природу, ее антропологизация (die
Sonne lächelt, die Zärtlichkeit der ersten Sonnenstrahlen): влюбленные во всем
окружающем мире видят одобрение, поддержку, отражение своих переживаний. Эти
две противоположные тенденции служат основой метафорических образов при
описании романтической ольфакторности. Так, метафоры schweben, einhüllen
указывают, что в романтическом дискурсе окружающий мир как ничто иное
способен «обволакивать» влюбленных, проникая в глубину их души (Suni war
22
vorbeigegangen, wunderschön in ihrem weißen Mantel unter dem Mond und in der Straße
blieb ihr Duft nach Jasmin und Sandelholz, das nun ihren Geliebten einhüllen wird. Ich
atme und spüre den Hauch ihrer Anwesenheit, der sie mir nahe bringt, so als ob ich selbst
neben ihr stünde, in der Erinnerung, in meinem einsamen Traum). Языковые
представления зрительных образов сознания актуализируют синестетические
номинации модели зрение-запах. К ним относятся часто встречаемые синестезии
frisch, süß, schwer, veilchenfarben, свидетельствующие о создании чувственной
обстановки вокруг влюбленных (Unser Boot gleitet über eine Fläche aus
veilchenfarbenen Lilien, voll des frischen und süßen Duftes. Sie sitzt vor mir, Blume unter
den Blumen. Landschaft, Parfüm und sie, ist das ein Triptychon aus dem Paradies?).
Влечения и чувства влюбленных возникают в такт сезонным изменениям
запахов, поэтому в одорическом восприятии и описании мира влюбленных важную
роль играют времена года. Описания отношений между мужчиной и женщиной в
романтическом дискурсе часто «обрамляются» описанием запахов природы: запах
весны, пробуждающейся природы, начала цветения садовых деревьев сопровождает
начало романтических отношений, демонстрирует легкость, тонкость чувственности
между влюбленными. Летние ароматы («утомленный» солнцем луг, свежескошенная
трава, запах распустившихся цветов) отражают более интимный уровень отношений,
расцвет желаний, проявления страсти.
Ольфакторное описание ранней весны передает зарождающуюся любовь, об
этом свидетельствуют цветочные ароматы (Freesien, Veilchen, Maiglöckchen, Flieder,
Jasmin), повсеместное распространение которых (глагольная метафора streifen)
будоражит кровь и рождает предвкушение (ahnungsvoll) приятных впечатлений. С
наступлением весны любовь обостряет проницательность партнеров, особым
запахом весеннего бриза обусловлена просыпающаяся чувствительность
влюбленных – аромат роз, соединяясь с запахом возлюбленной, становится
неповторимым, восхищает партнера (Die Frühlingsbrise liebkost die Rosen und die
rosigen Wangen meiner Liebsten; Ihre Düfte vereinen sich). Необыкновенные ощущения
от восприятия весенних запахов, связанные с цветением растений, также
стимулируют расцвет чувств между мужчиной и женщиной: die nach Blüten und
Minze duftende Luft, nach Flieder duftenden Tag и т.д.
Запах природы не всегда описывается как аромат, способствующий
зарождению любви или поддерживающий ее рождение. Запахи окружающего
пространства бывают агрессивными, пьянят, лишая воли (betäuben), и являются
фоном для более интенсивных, «жарких» чувств и желаний. Так, неустранимый, с
неизбежностью вдыхаемый аромат распускающейся вишни дурманит сознание
своим благоуханием, предвосхищая будущие любовные желания: hier hat mich die
Kirschblüte betäubt mit ihrem Wohlgeruch.
Кроме весенних запахов природы фоном для романтических отношений часто
являются ольфакторные знаки лета. Связь между окружающим пространством,
чувствами, любовными желаниями наиболее ярко проявляется в образе сада,
23
благоухающего разными ароматами и развивающего любовные мотивы. Прогулка по
саду услаждает не только зрение, но и обоняние возлюбленных (Garten, durch den, im
blumengesäumten Bett, ein Bach aus Rosenwasser floss), описание желания завоевать
сердце возлюбленной, покорить ее, сопровождается запахом цветения, которым
наполнен сад (den wundervollen Duft der Orangenblüten in meinem Garten bewundern).
Самые чувственные восторги, переживаемые благодаря волнующим, манящим
запахам сада, выражают прилагательные в превосходной степени süßest, intensivst.
Запахи лета предполагают присутствие аромата фруктов, провоцирующих в начале
отношений желание более смелых поступков (die Luft duftete nach Früchten und
Sommer), немалой притягательностью обладают цветочные ароматы, часто
сопровождающие любовные свидания и выступающие стимуляторами эротического
влечения (Nächte der Liebe (Vetiver, Patchouli, Tuberose), при этом аромат розы
является традиционным цветочным ароматом, сопровождающим влюбленных. На
размышления о любимом человеке, мечтах, связанных с ним, представления о
грядущем свидании, указывает летний запах свежего сена, которое должно стать
местом ожидаемых любовных утех (Frisches Stroh lag hinter einem Verschlag und
duftete nach Sommer), воображение возлюбленных будоражит и запах моря, когда в
их мечты «вплетается» запах морской воды, рождающий желание физической
близости, либо «воскрешающий» в памяти пережитые эмоции (Der Geruch von
Meerwasser, den ich sowieso liebe, regt mich etwa sehr stark an, erinnert mich aber auch
an wunderschöne Stunden in den Dünen Amelands oder ähnliche Orte).
Одновременно значительную роль в романтическом общении играет языковая
репрезентация окружающей среды влюбленных, наполненной искусственно
созданными запахами и направленной на осуществление контроля и манипуляции
впечатлением. Описание использования различных эфирных масел и других
веществ, оказывающих влияние на реакции, самочувствие, психическое и
физическое состояние партнера, создает благоприятную для интимного общения
ольфакторную атмосферу, не похожую ни на одно другое место в мире, присущее
только данной интимной обстановке благоухание.
Благовония, распространяясь в воздухе, создают вокруг возлюбленных
сокровенную, мечтательную атмосферу цветущего сада (ein Rauchwerk entzünden,
damit alles um uns angenehm und duftend sei, so als ob wir in einem blühenden Garten
wären), ароматизированные помещения также превращаются в специфические
средства обольщения, оказывающие сильное воздействие на подсознание партнера
(Komm in mein Haus, in den Duft des Zedernholzes… es macht dich froh und glücklich).
Притягательную, завораживающую силу содержит в себе запах комнаты,
наполненной благовониями, рождающими желание физической близости (Aus
Benzoe und aus Sandelholz bereite ein Räucherwerk in dem Raum, in dem sie ruhen wird).
Важную роль в ольфакторном восприятии материального мира играют запахи
любимого человека, оставленные на предметах окружающего пространства. Для
влюбленных любой объект, связанный с запахом партнера, воспринимается как
24
нечто восхитительное, приятное и дополняется теми же особенными, характерными
для запаха любимого человека обонятельными ощущениями. Например, запах духов,
оставшийся на постельном белье, создает положительное настроение, доставляет
удовольствие и оценивается как очень приятный аромат (Mit geschlossenen Augen
genoss Zoff den Morgen, ehe er seinen Kopf in Ninas noch warme Decke steckte.
Schlaftrunken schnupperte er an den Resten ihres Parfüms. Riecht gut, räumte er ein.
Riecht verdammt gut). Аромат надушенной бумаги письма имеет такое же
воздействие на влюбленного, как и «живой» запах – он опьяняет и рождает желание
близости (Bereite mir eine große Reserve an Küssen vor, so berauschend wie der Duft
Deiner Briefe).
Запахи окружающего пространства в романтическом дискурсе оцениваются
положительно и по субъективным основаниям: когда человек счастлив, то и
окружающий мир расцвечен яркими красками и наполнен приятными ароматами, к
которым в определенной ситуации относятся самые простые запахи (Im Büro mischte
sich der Duft seines After Shaves mit dem Geruch frisch gerösteter Kaffeebohnen. Doreen
lächelte ihm zu). Эти запахи не рождают страстных желаний, они сопровождают
ощущение гармонии в мире, испытываемое влюбленными. Как только появляется
напоминающий о любимом человеке запах, все окружающее пространство начинает
благоухать.
В целом, запахи окружающего пространства в романтическом дискурсе
связаны с наличием особых чувств, связывающих двух людей. Они являются
смыслообразующими элементами описания сцен общения влюбленных и как звуки
музыки, создают эмоциональный фон ситуации, поддерживают ее.
III.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Выводы
 Ведущим способом репрезентации различных ольфакторных образов в
романтическом дискурсе становится глагольная метафоризация (37% от всего
количества используемых в романтическом дискурсе средств репрезентации
запаха). Сам феномен запаха при этом обозначается типичными лексемами der
Geruch, der Duft, а метафорически переосмысленные глаголы репрезентируют
представление о форме существования запаха, его динамических свойствах:
глаголы с семантикой наличия, появления, покоя, перемещения, воздействия
на человека и т.д. Кроме того, глаголы показывают сильную степень
воздействия запаха на эмоциональное состояние субъекта восприятия:
антропологизированный запах является источником целой палитры эмоций,
ошеломляет, оглушает, дурманит и т.д.
 Не менее важным средством описания запаха при эмоциональном общении
влюбленных являются прилагательные, выражающие чаще всего
высокоположительную гедонистическую оценку (33%), они представляют
25
собой реакцию реципиента на запах объекта обожания, именно поэтому она
реализуется не только в оценке и описании, но и в квалификации физического
и эмоционального воздействия запаха на субъект. Оценка запаха может
осуществляться и по количественной шкале, связанной, в первую очередь, со
способностью человека различать разную степень интенсивности запаха. В
таком случае описание запаха приобретает дополнительную функциональную
нагрузку – обозначение социально значимых дискурсивных элементов
(социальный статус, материальное благополучие, физическое здоровье и т.д.
коммуникантов).
 Существительные, обозначающие запах-ориентир или запах-источник, совсем
немного уступают по количеству глагольным метафорам и оценочным
прилагательным (30%). При использовании такого метонимического
инструмента описания запаха называется объект обонятельной перцепции –
некий источающий запах предмет. Запах является в этом случае признаком
объекта и в романтическом общении часто используется как важный критерий
идентификации любимого человека, предметов его одежды, места его
нахождения и т.д. – даже спустя время запах – феномен Пруста – помогает
вспомнить самые эмоциональные моменты жизни.
 Исследование роли и функций запахов в романтическом общении
свидетельствует и о семиотическом символизме запахов при описании
любовных отношений: одорические образы (запахи природы, времен года и
т.д.) сопровождают отношения влюбленных, кодируя их обострением чувств,
образуют своеобразный ольфакторный лейтмотив как символ гармонии.
Изучение проблемы ольфакторной репрезентации в романтическом дискурсе
представляется перспективным для использования предложенной методики при
изучении ольфакторности в разных типах дискурсов на материале текстов разных
жанров. Кроме того, важно обращение к лингвокультурологическим, а также
сравнительно-типологическим аспектам исследования с целью выяснения того,
насколько общими являются отмеченные закономерности.
IV.
ОСНОВНЫЕ
НАУЧНЫЕ
ПУБЛИКАЦИИ
ДИССЕРТАЦИОННОГО ИССЛЕДОВАНИЯ:
ПО
ТЕМЕ
1. Мамцева, В.В. Сущность и значение ольфакторности в романтическом
дискурсе / В.В. Мамцева, Н.А. Трофимова // Большое евразийское
партнерство: лингвистические, политические и педагогические аспекты:
сборник статей по материалам Международной научно-практической
конференции (г. Москва, 15 декабря 2017). – М. : ИИУ МГОУ, 2017. – С. 835842. – 0, 35 п.л. (0,3 п.л. – авторский вклад);
2. Мамцева, В.В. Искусственные запахи мужчины в немецкоязычном
романтическом дискурсе / В.В. Мамцева // Вестник Чувашского
26
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
государственного педагогического университета им. И.Я. Яковлева. –
2017. – 3 (95), ч. 1. – С. 32-37. – 0, 57 п.л.;
Мамцева, В.В. Запаховая репрезентация мужчины в романтическом
дискурсе / В.В. Мамцева // Вестник Чувашского государственного
педагогического университета им. И.Я. Яковлева. – 2017. – 3(95), ч. 2. –
С. 104–111. – 0, 81 п.л.;
Мамцева, В.В. Запаховая репрезентация женщины в романтическом дискурсе /
В.В. Мамцева, Н.А. Трофимова // Коммуникация в современном
поликультурном мире: массовая коммуникация и языковая личность. – 2017. –
Вып. 5. – С. 153-162. – 1, 04 п.л. (0,54 п.л. – авторский вклад);
Мамцева, В.В. Ольфакторность как система отражения реальности в
психологии / В.В. Мамцева, В.Б. Ионкин // Инициативы XXI века. –
2016. – 3-4. – С. 61-63. – 0, 23 п.л. (0,18 п.л. – авторский вклад);
Мамцева, В.В. Ольфакторный дискурс в описании образа женщины (на основе
немецкого языка) / В.В. Мамцева // Евразийский Вестник гуманитарных
исследований. – 2016. – 1(4). – С. 73-77. – 0, 46 п.л.;
Мамцева, В.В. К вопросу о вербализации концепта «запах» в
художественной литературе / В.В. Мамцева // Вестник ЧГПУ им.
И. Я. Яковлева. – Чебоксары, 2015. – 2 (86). – С. 101-107. – 0, 69 п.л.;
Мамцева, В.В. Ольфакторное влияние в обществе / Вопросы языкознания в
когнитивном аспекте : сб. науч. ст. / В.В. Мамцева; отв. ред. Н. В. Кормилина,
Н. Ю. Шугаева. – Чебоксары: Чуваш. гос. пед. ун-т ; 2015. – С. 42-46. –
0, 46 п.л.;
Осипова, В.В. (Мамцева, В.В.) Ольфакторность как предмет исследования /
Ученые записки : сб. науч. ст. Т. 26 : Современные проблемы филологии,
межкультурной коммуникации и перевода // В.В. Осипова, Н.А. Трофимова. –
СПб.: СПБ ИВЭСЭП, 2014. – С. 72-82. – 1, 16 п.л. (0, 66 п.л. – авторский
вклад).
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
2
Размер файла
512 Кб
Теги
репрезентация, романтическое, дискурсе, ольфакторности
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа