close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Функция почек у больных фибрилляцией предсердий молодого и среднего возраста

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
ДОРЖИЕВА ВАЛЕНТИНА ЗОРИГТОЕВНА
ФУНКЦИЯ ПОЧЕК У БОЛЬНЫХ
ФИБРИЛЛЯЦИЕЙ ПРЕДСЕРДИЙ
МОЛОДОГО И СРЕДНЕГО ВОЗРАСТА
14.01.04 – Внутренние болезни
АВТОРЕФЕРАТ
диссертации на соискание ученой степени
кандидата медицинских наук
Иркутск – 2018
Работа
выполнена
в
Иркутской
государственной
академии
последипломного
образования
–
филиале
государственного
бюджетного
образовательного
дополнительного профессионального образования «Российская
академия
непрерывного
профессионального
Министерства
здравоохранения
Российской
Научный руководитель:
доктор медицинских наук, профессор
медицинской
Федерального
учреждения
медицинская
образования»
Федерации
Протасов Константин Викторович
Официальные оппоненты:
Орлова Галина Михайловна - доктор медицинских наук, профессор, ФГБОУ ВО
«Иркутский государственный медицинский университет» Минздрава России,
кафедра госпитальной терапии, заведующий кафедрой
Штегман Олег Анатольевич - доктор медицинских наук, доцент, ФГБОУ ВО
«Красноярский государственный медицинский университет им. проф. В.Ф. ВойноЯсенецкого» Минздрава России, кафедра мобилизационной подготовки
здравоохранения, медицины катастроф, скорой помощи с курсом ПО, заведующий
кафедрой
Ведущая
организация:
Федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования
«Дальневосточный
государственный медицинский университет» Министерства здравоохранения
Российской Федерации, г. Хабаровск
Защита состоится « »
2018 г. в 0900 часов на заседании
диссертационного совета Д 208.037.01, созданного на базе ФГБОУ ВО
«Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф.
Войно-Ясенецкого» Минздрава России по адресу: 660022, г. Красноярск, ул.
Партизана Железняка, 1.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте ФГБОУ ВО
«Красноярский государственный медицинский университет имени профессора В. Ф.
Войно-Ясенецкого» Минздрава России, http://krasgmu.ru.
Автореферат разослан "____" __________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
доктор медицинских наук, доцент
Штарик Светлана Юрьевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Фибрилляция предсердий (ФП)
выявляется в общей популяции в 1-2 % случаев и среди аритмий по своей
распространенности уступает место лишь экстрасистолии. По тяжести
осложнений и неблагоприятным исходам ФП также лидирует среди всех
нарушений ритма. Фибрилляция предсердий значительно увеличивает риск
развития
инсульта,
хронической
сердечной
недостаточности
(ХСН)
и
ассоциирована с высокой смертностью [Kirchhof P., 2016].
Ряд исследований последних лет был посвящен оценке функции почек у
больных ФП. Выявлено, что при ФП выше вероятность развития почечной
дисфункции. Наличие последней, наоборот, предрасполагает к возникновению
ФП. У пациентов с ФП хроническая болезнь почек (ХБП) встречается в 18-21 %
[Soliman E. Z., 2010], тогда как в общей популяции - в 10-13 % [Кобалава Ж. Д.,
2010]. С другой стороны, распространенность ФП, составляющая в общей
популяции 1-8 % [Prineas R. J., 2009], увеличивается при терминальной
почечной недостаточности до 13-23 % [Genovesi S., 2005]. Фибрилляция
предсердий и ХБП усугубляют течение друг друга и значительно ухудшают
прогноз в целом [Татарский А. Б., Арутюнов Г. П., 2016], что обусловливает
актуальность изучения данного вопроса.
Доказано существование тесных патогенетических взаимосвязей между
ФП и поражением почек. В основе единого патофизиологического механизма
может лежать комплекс тесно взаимосвязанных между собой процессов
системного воспаления, фиброза, хронической ишемии, нарушений локальной
и центральной гемодинамики, приводящий к морфо-функциональному и
электрическому ремоделированию миокарда предсердий с одной стороны,
почечному фиброзу, внутриклубочковой гипертензии, дисфункции эндотелия
капилляров клубочков – с другой. Наиболее часто этот механизм реализуется
при сопутствующих атеросклерозе (прежде всего, коронарных и почечных
артерий), артериальной гипертензии (АГ), ХСН, сахарном диабете, а также в
пожилом возрасте. Большинство исследований, посвященных изучению данной
проблемы, включали именно таких пациентов. Причинно-следственные
взаимоотношения ФП и ХБП, роль ФП в развитии почечной дисфункции у
больных ФП молодого и среднего возраста без клинически выраженного
атеросклероза остаются неясными.
Степень
разработанности
темы
исследования.
Частота
и
закономерность развития почечной дисфункции у больных с ФП без
клинически значимого атеросклероза изучены недостаточно. Не исследованы
параметры функционального состояния почек во взаимосвязи с формой ФП. До
конца не выяснена роль АГ в снижении почечной функции у данной категории
больных. Не определен вклад повышенной активности системного фиброза в
развитие почечной дисфункции у пациентов молодого и среднего возраста с
низким риском сердечно-сосудистых, тромбогеморрагических осложнений. Нет
данных о роли активности воспаления в прогрессировании почечной
дисфункции на фоне ФП у пациентов молодого и среднего возраста.
Недостаточно данных о влиянии сократительной функции миокарда при ФП на
показатели почечной функции. Неизвестны взаимосвязи
сывороточных
маркеров фиброза и воспаления с тяжестью ФП в молодом и среднем возрасте.
Не установлено влияние жесткости сосудистой стенки на скорость клубочковой
фильтрации на фоне ФП. У пациентов с ФП молодого и среднего возраста не
выявлены
взаимосвязи
почечной
функции
с
фиброзом,
воспалением,
сократительной способностью миокарда, центральным давлением в аорте и
скоростью распространения пульсовой волны. Мало изучены закономерности
динамики почечной функции на фоне ФП при длительном наблюдении.
Неизвестны темпы снижения почечной функции и её выраженность у
пациентов с ФП молодого и среднего возраста. Не определены предикторы
развития почечной дисфункции у больных ФП без клинически значимого
атеросклероза. Не изучено прогностическое значение повышенной активности
фиброза и воспаления в отношении скорости снижения функции почек. Все
вышеперечисленное и определило цель данной работы.
Цель исследования - изучить функцию почек у больных фибрилляцией
предсердий молодого и среднего возраста во взаимосвязи с процессами
4
системного фиброза и воспаления, наличием артериальной гипертензии,
функциональным состоянием сердца и сосудов для оптимизации ранней
диагностики и профилактики хронической болезни почек.
Задачи исследования:
1. У больных фибрилляцией предсердий молодого и среднего возраста
изучить функциональные показатели и маркеры повреждения почек (уровни
цистатина С и креатинина крови, скорости клубочковой фильтрации,
альбуминурии), по сравнению с контрольной группой пациентов с синусовым
ритмом, а также при наличии и в отсутствие артериальной гипертензии.
2. Сопоставить показатели почечной функции с маркерами фиброза
(матриксная металлопротеиназа-2, трансформирующий фактор роста-β1),
воспаления (высокочувствительный С-реактивный белок), фракцией выброса
левого желудочка при различных формах фибрилляции предсердий.
3. Исследовать параметры центрального давления в аорте и скорости
распространения пульсовой волны у больных фибрилляцией предсердий во
взаимосвязи с почечной функцией.
4. Оценить динамику функции почек у больных фибрилляцией
предсердий при амбулаторном наблюдении в течение 12 месяцев.
Научная новизна исследования. Впервые изучены взаимоотношения
почечной функции, фиброза, воспаления, фракции выброса левого желудочка у
больных ФП молодого и среднего возраста без клинически значимого
атеросклероза и сердечной недостаточности. Впервые было выявлено, что у
больных с ФП молодого и среднего возраста уровень альбуминурии выше, по
сравнению с пациентами без ФП. Приоритетным в исследовании является
обнаруженное по мере прогрессирования ФП ухудшение почечной функции.
Впервые
показано,
что
активность
фиброзирования,
оцениваемая
по
сывороточной матриксной металлопротеиназе-2, выше при наличии ФП и
увеличивается от пароксизмальной к постоянной форме ФП. У больных ФП в
сочетании с АГ получены новые данные о взаимосвязи почечной функции с
активностью воспаления и снижением сократительной способности миокарда.
5
Впервые
у
больных
ФП
с
низким
риском
сердечно-сосудистых
и
тромбогеморрагических осложнений при проспективном наблюдении в течение
12 месяцев была выявлена зависимость отрицательной динамики почечной
функции от центрального пульсового давления в аорте и активности фиброза.
Теоретическая и практическая значимость. Теоретическая значимость
исследования заключается в том, что в работе были установлены некоторые
закономерности функционирования почек у больных ФП молодого и среднего
возраста в условиях различных клинических форм ФП и повышенного
артериального давления. Определена роль системного фиброза, воспаления,
сосудистой
жесткости
и
сократительной
способности
миокарда
в
формировании почечной дисфункции. Значение полученных результатов для
практики обусловлено тем, что установлена прямая зависимость выраженности
дисфункции почек от прогрессирования ФП. Обоснована необходимость
комплексного исследования состояния почек у больных ФП молодого и
среднего возраста. Обоснована целесообразность измерения у пациентов
молодого и среднего возраста центрального пульсового давления в аорте и
маркеров фиброза для оценки риска снижения почечной функции в течение
года. Выявленные при динамическом наблюдении закономерности снижения
почечной функции позволяют более точно определить этапность и частоту
оценки почечных показателей у больных ФП без клинически значимого
атеросклероза и сердечной недостаточности.
Внедрение результатов исследования. Результаты исследования и
практические
рекомендации
внедрены
и
используются
в
работе
кардиологического отделения НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст.
Иркутск-Пассажирский ОАО «РЖД». Основные положения и выводы
диссертации используются в учебной работе на кафедре кардиологии и
функциональной диагностики ИГМАПО – филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО
Минздрава России.
Положения, выносимые на защиту:
1. У больных фибрилляцией предсердий молодого и среднего возраста
без клинически значимого атеросклероза и сердечной недостаточности, по
6
сравнению с пациентами с синусовым ритмом, почечная дисфункция
проявляется более высоким уровнем альбуминурии. Пониженная скорость
клубочковой фильтрации у данных пациентов отмечается при наличии
сопутствующей артериальной гипертензии.
2. По
мере
увеличения
тяжести
фибрилляции
предсердий
от
пароксизмальной к постоянной форме снижается почечная функция и нарастает
выраженность системного фиброза.
3. У 80 % мужчин с фибрилляцией предсердий молодого и среднего
возраста почечная функция остается стабильной в течение года, тогда как в
20 % случаев наблюдается существенное её снижение. Выраженность
отрицательной динамики почечной функции взаимосвязана с повышением
активности
системного
фиброза
(оцениваемой
по
матриксной
металлопротеиназе-2 и трансформирующему фактору роста-β1) и жесткости
сосудистой стенки (оцениваемой по центральному пульсовому давлению в
аорте).
Личный вклад автора. Диссертация является самостоятельным трудом,
выполненным на кафедре кардиологии и функциональной диагностики
ИГМАПО – филиала ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России (директор –
д.м.н., проф. В. В. Шпрах), по плану НИР, номер государственной регистрации
- РК № АААА-А16-116040110041-5.
Автор лично принимал участие во всех этапах выполнения работы: ее
планировании,
организации,
анализе
литературных
данных
по
теме
диссертации, отборе пациентов, оформлении медицинской документации,
проведения методов исследования, интерпретации полученных данных,
статистической обработке и анализе результатов, написании публикаций и
диссертации.
Апробация результатов работы. Результаты исследования были
представлены на Съезде терапевтов Иркутской области (г. Иркутск, 2016 г.),
юбилейной конференции «Современные проблемы терапии и кардиологии»,
посвященной 80-летию профессора А. А. Дзизинского (г. Иркутск, 2016 г.),
7
юбилейной конференции «Традиции и современность – залог успеха»,
посвященной
95-летию
кафедры
госпитальной
терапии
Иркутского
государственного медицинского университета (г. Иркутск, 2016 г.), Российском
национальном конгрессе кардиологов (г. Санкт - Петербург, 2017 г.),
республиканской научно-практической конференции «Первичная и вторичная
профилактика сердечно-сосудистых заболеваний» (г. Улан-Удэ, 2018 г.).
Получены свидетельства о государственной регистрации базы данных №
2018620090 «Показатели почечной функции у мужчин молодого и среднего
возраста с фибрилляцией предсердий без ишемической болезни сердца» (дата
государственной регистрации в Реестре баз данных – 12 января 2018 г.), базы
данных № 2018620091 «Показатели активности системного фиброза у мужчин
молодого
и
среднего
возраста
с
фибрилляцией
предсердий»
(дата
государственной регистрации в Реестре баз данных – 12 января 2018 г.)
Публикации. По теме диссертации опубликовано 11 работ, из них 4
статьи в журналах, включенных в перечень рецензируемых научных изданий, в
которых
должны
быть
опубликованы
основные
научные
результаты
диссертации на соискание ученой степени кандидата наук, на соискание ученой
степени доктора наук.
Структура и объем диссертации. Текст диссертации изложен на 125
страницах машинописного текста. Текстовая часть – 101 страница - состоит из
введения, обзора литературы, материалов и методов исследования, главы
собственных исследований, обсуждения полученных результатов, выводов,
практических рекомендаций. Работа проиллюстрирована 10 рисунками и 21
таблицей. Указатель литературы включает 205 источников, из них 26 работ
российских и 179 – зарубежных авторов.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Материал и методы исследования. В первый (поперечный) этап
исследования были включены 126 пациентов основной группы и 43 –
контрольной. Все исследуемые находились на диспансерном наблюдении в
поликлинике НУЗ «Дорожная клиническая больница на ст. Иркутск8
Пассажирский ОАО «РЖД», поликлинике ОГБУЗ «Иркутская городская
клиническая больница № 3», поликлинике ОГАУЗ «Иркутская городская
клиническая больница № 8», поликлинике ОГАУЗ «Иркутская городская
клиническая больница № 10», поликлиники ОГАУЗ «Медсанчасть ИАПО».
Протокол исследования одобрен комитетом по этике ИГМАПО – филиала
ФГБОУ ДПО РМАНПО Минздрава России (протокол № 7 от 27 ноября 2014
г.). Критерии включения в основную группу: мужчины в возрасте от 35 до 59
лет с ФП без
сопутствующей ишемической болезни сердца (ИБС),
информированное согласие на участие в исследовании. Критерии исключения:
верифицированная стенокардия, инфаркт миокарда и хирургическое лечение
ИБС в анамнезе, кардиомиопатия, в том числе алкогольная, фракция выброса
(ФВ) левого желудочка менее 40 %, поражение сердечных клапанов, вторичные
артериальные
гипертензии,
злокачественные
новообразования,
сахарный
диабет и другие нарушения гликемии, инфекционные или иммунные
воспалительные заболевания почек, аномалии развития и доброкачественные
опухоли почек, предшествующая нефрэктомия, почечно-каменная болезнь,
дисфункция
щитовидной
железы,
скорость
клубочковой
фильтрации
(СКФ) < 30 мл/мин/1,73 м2, отказ больного подписать информированное
согласие на участие в исследовании.
В контрольную группу были включены мужчины в возрасте от 35 до 59
лет без ФП, без сопутствующей ИБС, подписавшие информированное согласие
на участие в исследовании. Больные обеих групп были сопоставимы по
возрасту – 54,0 [48; 57] и 51,0 [46; 55] год, (p=0,07).
На втором, проспективном, этапе исследования изучали динамику
почечной функции у 50 больных ФП путем определения уровня цистатина С
(цис С) крови, СКФ, альбуминурии, уровня артериального давления (АД) через
год наблюдения.
Общеклиническое обследование включало в себя опрос, объективный
осмотр, измерение уровня АД. Диагностика ФП и ее форм (пароксизмальная,
персистирующая, длительно персистирующая, постоянная) осуществлялась
9
согласно рекомендациям Европейского общества кардиологов по диагностике и
лечению ФП [Kirchhof P., 2016]. Артериальная гипертензия устанавливалась
согласно рекомендациям Европейского общества кардиологов по диагностике и
лечению АГ [Европейское общество кардиологов, 2013]. Определяли уровень
альбумина в утренней порции мочи количественно методом твердофазного
иммунометрического анализа. Согласно инструкции производителя реактива за
критерий альбуминурии принимали концентрацию альбумина в утренней
порции мочи более 20 мг/л. Уровень креатинина плазмы оценивали методом
Яффе, сывороточного цис С – методом иммуноферментного анализа. Скорость
клубочковой фильтрации рассчитывали по формуле CKD-EPI (Chronic Kidney
Disease Epidemiology Collaboration), основанной на уровне креатинина и цис С в
крови [Рабочая группа KDIGO, 2012].
Активность системного фиброза оценивалась по концентрации в крови
матриксной металлопротеиназы-2 (ММП-2) и трансформирующего фактора
роста-β1 (ТФР-β1), которые определяли с помощью иммуноферментного
анализа.
Для
концентрацию
оценки
активности
воспалительного
высокочувствительного
С-реактивного
процесса
белка
измеряли
(вчСРБ)
в
сыворотке крови методом иммуноферментного анализа.
Проводили электрокардиографию покоя, эхокардиографию на приборе
LogiqBook XP («General Electrics», США) с датчиком 2,5 МГц. Измеряли
передне-задний размер левого предсердия (ЛП) в М-режиме, рассчитывали ФВ
методом L. E. Teichholz, индекс массы миокарда левого желудочка. У
пациентов с пароксизмальной ФП (n=42) измеряли скорость распространения
пульсовой
волны
по
каротидно-феморальному
(СРПВcf),
каротидно-
радиальному (СРПВcr) сегментам и параметры центрального давления в аорте
(систолическое (цСАД), диастолическое АД (цДАД), пульсовое давление (цПД)
в аорте, аугментационный индекс (AIx), аугментационный индекс и давление
аугментации (прироста), приведенные к частоте пульса 75 уд/мин (AIx75,
AP75)) на аппарате Sphygmocor («AtCor», Австралия) вне пароксизма ФП на
10
фоне синусового ритма. Критерием повышенной жесткости аорты считалось
значение СРПВcf > 10 м/с [Европейское общество кардиологов, 2013].
Рассчитывали
медианы
показателей
почечной
функции,
фиброза,
воспаления, структурно-функционального состояния миокарда, артериальной
жесткости. Сравнивали медианы указанных выше параметров у пациентов с
ФП и без ФП, а также при ее различных формах, наличии АГ, в зависимости от
величины СКФ. Оценивали взаимосвязи фиброза, воспаления и насосной
функции
сердца
с
показателями
почечной
функции
посредством
корреляционного анализа и сравнения значений медиан в подгруппах с СКФ ≥
60 мл/мин/1,73 м2 и с СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2. Для оценки динамики почечной
дисфункции вычисляли разницу между первичными и повторными данными,
оценивали достоверность различий средних показателей, изучали и сравнивали
соотношение по стадиям ХБП исходно и через 12 месяцев, определяли
корреляционную взаимосвязь с исходными показателями воспаления, фиброза,
структурно-функционального состояния миокарда и сосудов. Считали явным
ухудшением функции почек снижение СКФ на 10 мл/мин/1,73 м2 или до уровня
< 60 мл/мин/1,73 м2 за 12 месяцев [Roldan V., 2013].
Использовали пакет программ Statistica 10.0 for Windows («StatSoft»,
США).
Для
каждой
выборки
проверяли
гипотезу
о
нормальности
распределения по Колмогорову-Смирнову, Шапиро-Вилку. Так как был
выявлен непараметрический характер распределения, средние значения
представляли в виде медианы и интерквартильного интервала (Ме [Q25; Q75])
за исключением уровней альбуминурии, которые для наглядности отображали в
виде среднего арифметического и стандартного отклонения. Различия средних
оценивали по критериям Манна-Уитни (U), Краскела-Уоллиса, Вилкоксона,
относительных показателей – по χ 2 в случае сравнения двух групп. При анализе
групп от 6 до 9 человек критерий χ2 рассчитывался с поправкой Йейтса, при 5 и
менее - использовался точный двусторонний критерий Фишера. Для сравнения
трех
и
более
групп
по
качественному
признаку
строили
таблицы
сопряженности и применяли критерий Пирсона. Статистически значимыми
считались различия при p < 0,05. Множественное попарное сравнение
11
проводилось с учетом поправки Бонферрони. Проводили корреляционный
анализ по Спирмену с вычислением коэффициента корреляции r.
Результаты исследования и их обсуждение. Содержание альбумина в
моче у пациентов с ФП было выше, чем в группе без ФП (9,6±14,3 и 2,8±9,3
мг/л, соответственно, p < 0,001). Среди пациентов с ФП альбуминурия ≥ 20 мг/л
встречалась чаще, чем в контрольной группе (39 (30,9 %) и три пациента (7 %),
p=0,001), что согласуется с данными других авторов [Go A. S., 2004]. Однако
различий по содержанию цис С и креатинина в крови, а также по уровню СКФ
между основной и контрольной группами не выявлено.
Было изучено состояние почечной функции при наличии (таблица 1) и в
отсутствие сопутствующей АГ.
Таблица 1
Параметры почечной функции у больных фибрилляцией предсердий
и сопутствующей артериальной гипертензией
Показатель почечной
Пациенты с ФП,
Пациенты без ФП,
p
функции
n=69
n=17
Цис С, мг/л, Ме [Q25;Q75]
1,4 [1,2; 1,7]
1,2 [1,1; 1,4]
0,015
Креатинин, мкм/л, Ме [Q25;Q75]
94,0 [79,0; 100,0]
91,0 [83,0; 98,0]
0,8
2
СКФ, мл/мин/1,73 м , Ме [Q25;Q75]
62,2 [54,9; 73,2]
73,2 [66,1; 78,6]
0,01
СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2, n (%)
28 (40,6 %)
2 (11,8 %)
0,044
Альбумин утренней порции мочи, мг/л,
10,8±16,2
7,1±14,0
0,26
М±σ а
Примечание: а – для наглядности средние значения представлены в виде среднего
арифметического (М) и стандартного отклонения (σ). [Q25; Q75] – интерквартильный
интервал, Ме – медиана, СКФ - скорость клубочковой фильтрации, ФП – фибрилляция
предсердий, цис С – цистатин С.
Таким образом, у больных ФП на фоне сопутствующей АГ уровень цис С
был выше, а СКФ - ниже, чем у пациентов без ФП. Концентрация
сывороточного креатинина и степень альбуминурии не различалась. Доля
пациентов с СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2 была статистически значимо большей
среди пациентов с ФП и АГ по сравнению с пациентами с АГ без ФП.
У пациентов с ФП и синусовым ритмом без АГ, как и в общей группе,
сохранялись различия в среднем уровне альбуминурии (8,1±11,7 мг/л и ее
отсутствие, p < 0,001). Подгруппы без АГ не различались по содержанию
12
сывороточных цис С (1,4 [1,2; 1,6] и 1,4 [1,2; 1,6] мг/л, p=0,94) и креатинина
(92,0 [83,0; 98,0] и 93,5 [86,0; 103,0] мкм/л, p=0,33), СКФ (66,8 [58,3; 70,9] и 64,6
[59,1; 68,1] мл/мин/1,73 м2, p=0,46).
Проанализированы параметры почечной функции в зависимости от
формы ФП (таблица 2).
Таблица 2
Параметры почечной функции в зависимости от формы
фибрилляции предсердий
Показатель
Пароксизмальная,
n=53
1,3
[1,2; 1,4]
88,0
[81,0; 97,0]
69,9
[62,6; 78,1]
9 (17,0 %)
Форма ФП
Персистирующая,
n=37
1,4
[1,2; 1,7]
93,0
[89,0; 99,0]
66,1
[53,8; 70,2]
15 (40,6 %)б
Постоянная,
n=36
1,5
[1,3; 1,7]в
98,0
[82,5; 106,5]г
58,5
[52,3; 65,2]в
21 (58,3 %)в
p
Цис С, мг/л,
0,0042
Ме [Q25; Q75]
Креатинин, мкм/л,
0,02
Ме [Q25; Q75]
СКФ, мл/мин/1,73 м2,
0,0026
Ме [Q25; Q75]
СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2,
0,0003д
n (%)
Альбумин утренней
8,7±13,5
12,8±16,3
7,6±13,0
0,3
порции мочи, мг/л, М±σ а
Примечание: а – для наглядности средние значения представлены в виде среднего
арифметического (М) и стандартного отклонения (σ); б – p 1-2=0,01, в - р 1-3 < 0,001, г - р 13=0,019, д – по χ2 Пирсона. [Q25; Q75] – интерквартильный интервал, Ме - медиана, СКФ скорость клубочковой фильтрации, ФП – фибрилляция предсердий, цис С – цистатин С.
Как видно из таблицы, у пациентов с пароксизмальной формой ФП
уровни цис С и креатинина были наименьшими, а СКФ – наибольшей, по
сравнению с больными персистирующей и постоянной формами ФП.
Количество пациентов с СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2 увеличивалось по мере
нарастания тяжести ФП. Ранее V. Barrios и соавт. (2014) также показали, что
при постоянной форме ФП, по сравнению с пароксизмальной, увеличивается
сывороточный креатинин и снижается СКФ. Однако в исследование были
включены пациенты пожилого возраста с сопутствующей АГ и сахарным
диабетом.
На фоне АГ у пациентов с пароксизмальной формой ФП уровень цис С
был наименьшим и увеличивался при персистирующей и постоянной формах
(1,3 [1,1; 1,4], 1,7 [1,2; 1,8] и 1,5 [1,3; 1,7] мг/л, p=0,006). Скорость клубочковой
13
фильтрации при пароксизмальной форме была максимальной, по сравнению с
персистирующей и постоянной формами ФП (71,9 [62,1; 79,3], 59,3 [52,3; 70,2]
и 58,1 [53,7; 63,0] мл/мин/1,73 м2, p=0,002). Количество пациентов с СКФ < 60
мл/мин/1,73 м2 увеличивалось по мере нарастания тяжести ФП (5 (17,2 %), 10
(58,8 %) и 13 пациентов (56,5 %), p=0,003).
У больных без АГ уровни цис С и креатинина не различались в
зависимости от тяжести ФП. Однако при пароксизмальной форме СКФ была
выше, а доля пациентов с СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2 - меньше, чем при
постоянной форме ФП (68,8 [63,8; 74,9] и 59,0 [52,3; 67,8] мл/мин/1,73 м2,
p=0,03; 4 (16,6 %) и 8 пациентов (61,5 %), p=0,03).
Сравнительный анализ содержания в крови маркеров фиброза (ММП-2 и
ТФР-β1) и воспаления (вчСРБ) у пациентов с ФП и контрольной группы
показал, что уровень ММП-2 у пациентов с ФП был статистически значимо
выше, чем у пациентов с синусовым ритмом (16,0 [12,6; 18,9] и 11,5 [10,3; 16,0]
нг/мл, p < 0,001). Концентрации ТФР-β1 и вчСРБ в крови в данных группах не
различались, что подтверждается другими исследованиями [Wakula P., 2017].
У пациентов с АГ и ФП, так же как и в общей группе, содержание ММП2 было выше, чем при синусовом ритме (16,4 [13,9; 19,3] и 11,3 [9,8; 12,5] нг/мл,
p < 0,001). Уровни вчСРБ и ТФР-β1 были сопоставимы. В подгруппе пациентов
с ФП и нормальным АД, по сравнению с контролем, активность фиброза и
воспаления не различалась.
ММП-2, нг/мл
20
15
p = 0,005
14,5 [12,1; 17,7]
15,3 [12,2; 17,1]
Пароксизмальная ФП
n=53
Персистирующая ФП
n = 37
17,2 [15,6; 20,4]
10
5
0
Перманентная ФП
n=36
Рисунок 1 - Уровень ММП-2 в крови в зависимости от формы ФП.
Примечание: ММП-2 – матриксная металлопротеиназа-2, ФП – фибрилляция предсердий.
14
Мы изучили уровни сывороточных маркеров фиброза и воспаления при
различных формах ФП и в зависимости от наличия или отсутствия АГ. В
общей группе при пароксизмальной форме зарегистрирована наименьшая
концентрация ММП-2 в крови, с ее увеличением при персистирующей и
постоянной формах ФП (рисунок 1).
У пациентов с АГ при нарастании тяжести ФП содержание ММП-2 в
крови также увеличивалось (14,6 [2,1; 18,4],
15,5 [12,9; 16,5] и 18,0
[16,4;
21,6] нг/мл, p=0,009). У пациентов без АГ взаимосвязи концентрации ММП-2 с
формой ФП не обнаружено. Уровни ТФР-β1 в крови в зависимости от тяжести
ФП и наличия или отсутствия сопутствующей АГ не различались. Нами не
обнаружено разницы в концентрации вчСРБ по мере нарастания тяжести ФП в
общей группе, хотя наблюдалась тенденция к увеличению данного показателя
(3,2 [2,1; 14,1] мг/л - при пароксизмальной форме ФП, 4,0 [2,1; 8,5] мг/л - при
персистирующей форме ФП, 8,4 [3,0; 17,4] мг/л - при постоянной, p=0,07). У
пациентов с АГ отмечен более высокий уровень вчСРБ при постоянной форме,
по сравнению c пароксизмальной (9,3 [4,0; 20,5] и 3,4 [1,69; 15,5] мг/л, p=0,045).
В отсутствие АГ взаимосвязи концентрации вчСРБ с формой ФП не было
обнаружено.
При оценке структурно-функционального состояния миокарда оказалось,
что у пациентов основной группы ФВ левого желудочка ниже, а переднезадний размер ЛП больше, чем в контрольной (64 [60; 68] и 68 [66; 71] %; 3,8
[3,4; 4,3] и 3,2 [3,0; 3,3] см, p < 0,001). Почти у всех пациентов обеих групп ФВ
превышала 50 % (у 121 (96,0 %) и 43 человек (100 %)).
Мы сопоставили показатели структурно-функционального состояния
миокарда при различных формах ФП. При пароксизмальной форме ФВ левого
желудочка была выше, а передне-задний размер ЛП – меньше, чем при
персистирующей и постоянной формах (65,0 [62,0; 69,0], 64,0 [60,0; 67,0] и 62,0
[57,5; 64,8] %, p=0,029; 3,6 [3,2; 4,0], 3,9 [3,4; 4,4] и 4,2 [3,8; 4,4] см, p < 0,001).
При оценке СРПВ и центрального давления в аорте оказалось, что у
пациентов с ФП, по сравнению с пациентами без ФП (n=43), отмечен более
15
высокий уровень цСАД и цДАД (122,0 [114,0; 131,0], 86,5 [81,0; 93,0] и 116,0
[109,0; 125,0], 82,0 [79,0; 88,0] мм рт. ст., p=0,04), тогда как периферическое
давление на плечевой артерии в группах не различалось. Частота повышенной
СРПВcf > 10 м/сек была сопоставима в основной и контрольной группах (16,7 %
и 11,6 %, p=0,5). По уровню цПД, AIx, AIx75, AP75 различий между группами
не было выявлено, как и в работе M. Kawamura и соавт. (2012). Однако
изучались только пациенты с первым пароксизмом ФП.
Пациенты основной группы были разделены на две подгруппы в
зависимости от величины исходной СКФ: у 81 человека СКФ была ≥ 60
мл/мин/1,73 м2, у 45 - < 60 мл/мин/1,73 м2. Мы сравнили медианы показателей
фиброза, воспаления, структурно-функционального состояния миокарда в
данных подгруппах и выявили, что у пациентов с СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2
концентрация вчСРБ в крови была выше, чем у пациентов с исходной СКФ ≥ 60
мл/мин/1,73 м2 (8,4 [3,4; 20,0] и 3,2 [2,0; 8,4] мг/л, p=0,001).
При наличии АГ у пациентов с ФП концентрация вчСРБ оказалась выше
при СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2, по сравнению с большей СКФ (4,0 [2,0; 15,6] и
9,9 [4,0; 20,2] мг/л, p=0,05). В отличие от общей группы, в подгруппах СКФ ≥
60 мл/мин/1,73 м2 и СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2 не выявлено статистически
значимой разницы в уровнях ММП-2 и ТФР-β1. Аналогичные данные
получены у пациентов с ФП без АГ. Концентрация вчСРБ в крови была выше у
пациентов с более низкой СКФ, по сравнению с более высокой (7,1 [2,5; 10,0] и
2,8 [1,7; 5,0] мг/л, p=0,05). Сократительная способность миокарда в подгруппе с
СКФ < 60 мл/мин/1,73 м2 была ниже, по сравнению с подгруппой с СКФ ≥ 60
мл/мин/1,73 м2 (65 [61; 68] и 62 [59; 65] %, p=0,009).
При оценке взаимосвязей между параметрами функции почек и
показателями фиброза, воспаления, структурно-функционального состояния
миокарда, артериальной жесткости среди пациентов с ФП у пациентов
основной группы определена значимая умеренной силы прямая связь вчСРБ с
цис C (r=+0,33) и обратная – с СКФ (r=-0,39). Фракция выброса левого
желудочка умеренно прямо коррелировала с СКФ (r=+0,3) и обратно – с цис С
16
(r=-0,27). Установлена слабая обратная корреляция СКФ с передне-задним
размером ЛП (r=-0,19). Выявлена прямая корреляция между СРПВcf и уровнем
альбуминурии (r=+0,38). Корреляционный анализ между параметрами функции
почек и активностью воспаления у пациентов с ФП показал, что существует
умеренная прямая корреляционная связь вчСРБ с цис С и обратная – с СКФ,
как в общей группе (r=+0,33 и r=-0,3), так и в подгруппах с АГ (r=+0,34 и r=0,27) и без АГ (r=+0,36 и r=-0,32).
У 50 пациентов из числа основной группы, включенных во второй этап,
показатели почечной функции определялись дважды - исходно и через 12
месяцев амбулаторного наблюдения. В целом, у больных ФП молодого и
среднего возраста функция почек была не нарушена и мало изменялась в
течение 12 месяцев. Уровень цис С в крови составил 1,4 [1,2; 1,7] и 1,3 [1,2; 1,6]
мг/л, соответственно, (p=0,068), креатинина - 93,0 [79,0; 102,0] и 93,0 [80,0;
98,0] мкм/л, (p=0,9), СКФ - 63,0 [54,5; 70,3] и 65,4 [56,6; 74,8] мл/мин/1,73 м2,
(p=0,2), альбумина в моче - 9,8±13,8 и 8,8±10,6 мг/л, (p=0,7).
При детальном рассмотрении выборки оказалось, что альбуминурия у 15
человек (30 %) увеличилась с 2,9±5,8 до 19,3±7,7 мг/л, (p=0,0007). У 16 человек
(32 %) уровень альбумина в моче снизился с 24,2±14,2 до 5,6±8,9 мг/л,
(p=0,0004), у 19 человек (38 %) содержание альбумина в моче не изменилось.
Из 35 пациентов с исходным уровнем альбумина в моче < 20 мг/л у 9 (25,7 %)
он стал ≥ 20 мг/л.
Уровень цис C увеличился у 22 человек (44 %) c 1,3 [1,1; 1,5] до 1,5 [1,3;
1,6] мг/л, (p < 0,001), у 27 человек (54 %) – уменьшился с 1,7 [1,4; 1,8] до 1,2
[1,1; 1,5] мг/л, (p < 0,001). У одного пациента динамика цис C отсутствовала.
Уровень креатинина увеличился у 22 человек (44 %) с 81,0 [69,0; 89,0] до 98,0
[90,0; 106,0] мкм/л, (p < 0,001), уменьшился у 28 человек (56 %) с 99,0 [93,0;
109,0] до 85,0 [77,0; 96,0] мкм/л, (p < 0,001). Скорость клубочковой фильтрации
возросла у 30 человек (60 %) с 60,7 [51,4; 64,2] до 70,1 [59,4; 82,5] мл/мин/1,73
м2, (p < 0,001), снизилась у 20 человек (40 %) с 73,0 [67,0; 79,5] до 61,4 [53,2;
17
68,0] мл/мин/1,73 м2, (p < 0,001). Случаев снижения СКФ до уровня < 30
мл/мин/1,73 м2 за исследуемый период не выявлено.
У пациентов с ФП при наличии АГ (n=30) функция почек также не
изменялась по среднему значению СКФ и альбуминурии. У пациентов без АГ
(n=20) отмечено снижение цис С за 12 месяцев наблюдения (89,0 [82,0; 98,5] и
83,5 [80,0; 90,0] мм рт. ст., p=0,02). Структура по стадиям ХБП не изменилась
как в общей группе, так и в подгруппах с АГ и без АГ.
Нами выявлено 10 пациентов (20 %) с ухудшением функции почек в
течение года в виде снижения СКФ более чем на 10 мл/мин/1,73 м2 или до
уровня < 60 мл/мин/1,73 м2. В данной группе СКФ снизилась в среднем на 23 %
(с 75,7 [69,8; 79,6] до 58,3 [54,9; 63,8] мл/мин/1,73 м2, p=0,005). По сведениям из
литературных источников известно, что темпы снижения почечной функции
при ФП выше, чем у здоровых лиц [Roldan V., 2013]. Однако, как показали
наши результаты, это не в полной мере относится к молодым пациентам без
клинически выраженного атеросклероза, у которых снижение функции в
течение года выявлено только у 20 %.
Пациенты со снижением почечной функции и без него были сопоставимы
по возрасту, массе тела, частоте сердечных сокращений, среднему уровню АД,
частоте АГ в целом и неконтролируемой АГ, по длительности ФП и частоте
встречаемости ее форм, по принимаемой терапии. У пациентов с ухудшением
почечной функции, по сравнению с пациентами со стабильной функцией почек
были меньшими исходные значения уровней цис С (1,3 [1,1; 1,4] и 1,5 [1,3; 1,8]
мг/л, p=0,027), креатинина (76,5 [63,0; 83,0] и 96,5 [83,0; 105,0] мкм/л,
p < 0,001), но бόльшие - СКФ (75,7 [69,8; 79,6] и 61,4 [52,8; 67,3]
мл/мин/1,73 м2, p < 0,001). При оценке динамики АД за 12 месяцев наблюдения
в группе с ухудшением почечной функции уровень АД не изменился.
Среди шести больных ФП с сопутствующей АГ с ухудшением функции
почек в динамике за период наблюдения недостоверно снизилась частота
неконтролируемой АГ (с 4 до 3 человек; p=0,6) и средние уровни АД (с 157/99
[120/90; 172/117] до 145/84 [129/80; 162/92] мм рт. ст., p > 0,05). Таким образом,
18
уровень АД не влиял на динамику почечной функции у мужчин с ФП молодого
и среднего возраста.
Мы рассчитали и сравнили медианы показателей фиброза, воспаления
структурно-функционального состояния миокарда и сосудов в подгруппах
пациентов с ухудшением почечной функции и без него. Результаты показали,
что у пациентов с ухудшением функции почек в течение 12 месяцев исходно
отмечались более высокие уровни ММП-2, ТФР-β1 и цПД (таблица 3).
Таблица 3
Показатели активности фиброза, воспаления, структурнофункционального состояния миокарда и сосудов в зависимости от динамики
скорости клубочковой фильтрации
Пациенты с ухудшением Пациенты без ухудшения
p
почечной функции,
почечной функции,
n=10
n=40
ММП-2, нг/мл
21,1 [17,4; 25,9]
16,5 [13,0; 19,2]
0,038
ТФР-β1, нг/мл
3,0 [0,09; 17,43]
0,08 [0; 1,3]
0,041
вчСРБ, мг/л
3,5 [2,3; 7,7]
3,3 [2,3; 12,2]
0,7
ФВ левого желудочка, %
67,0 [64,0; 68,0]
63,0 [58,0; 67,5]
0,096
цСАД, мм рт. ст.
124,0 [114,0; 164,0]
127,0 [121,0; 129,0]
0,96
цДАД, мм рт. ст.
82,0 [68,0; 100,0]
89,0 [86,0; 93,0]
0,69
цПД, мм рт. ст.
45,5 [42,0; 49,0]
38,0 [31,0; 41,0]
0,039
Примечание: [Q25; Q75] – интерквартильный интервал, Ме – медиана, вчСРБ –
высокочувствительный С-реактивный белок, ММП-2 – матриксная металлопротеиназа-2,
ТФР-β1 – трансформирующий фактор роста-β1, ФВ – фракция выброса, цДАД –
центральное диастолическое артериальное давление, цСАД – центральное систолическое
артериальное давление, цПД - центральное пульсовое давление.
Показатель,
Ме [Q25; Q75]
Мы изучили
корреляционную связь степени изменения
цис С,
креатинина, СКФ, альбуминурии с параметрами фиброза, воспаления, насосной
функции сердца и жесткости сосудистой стенки. Выявлена умеренная прямая
корреляция цПД со степенью изменения цис С (r=+0,46) и креатинина
(r=+0,49), и обратная – со степенью изменения СКФ (r=-0,62). Ассоциация
показателей системного фиброза и жесткости аорты с динамикой почечной
функции
выявлена
нами
впервые.
Ранее
аналогичные
взаимосвязи
обнаруживались у пациентов без ФП [Bukowska A., 2008; Mansour S. G., 2017;
Climie R. E. D., 2017].
19
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Выводы:
1.
У пациентов с ФП молодого и среднего возраста без клинически
значимого атеросклероза и сердечной недостаточности уровень альбумина в
моче и частота альбуминурии выше, чем у пациентов с синусовым ритмом
(9,6±14,3 и 2,8±9,3 мг/л; 39 % и 7 %, соответственно). У пациентов с ФП и
сопутствующей АГ уровень цистатина С выше, а скорость клубочковой
фильтрации ниже, чем у пациентов с синусовым ритмом и АГ (1,4 [1,2; 1,7] и
1,2 [1,0; 1,4] мг/л; 62,2 [54,9; 73,2] и 73,2 [66,1; 78,6] мл/мин/1,73 м 2,
соответственно).
2.
У больных ФП молодого и среднего возраста концентрация маркера
системного фиброза матриксной металлопротеиназы-2 в крови, центральное
систолическое и диастолическое давление в аорте выше, чем у пациентов без
ФП.
3.
Постоянная форма ФП, по сравнению с персистирующей и
пароксизмальной формами, у мужчин молодого и среднего возраста
характеризуется наименьшей скоростью клубочковой фильтрации (58,5 [52,3;
65,2], 66,1 [53,8; 70,2] и 69,9 [62,6; 78,1] мл/мин/1,73 м 2, соответственно),
наибольшим уровнем матриксной металлопротеиназы-2 (17,2 [15,6; 20,4], 15,3
[12,2; 17,1] и 14,5 [12,1; 17,7] нг/мл) и наименьшей фракцией выброса левого
желудочка (62 [58; 65], 64 [60; 67] и 65 [62; 69] %).
4.
У пациентов с ФП и скоростью клубочковой фильтрации < 60
мл/мин/1,73
м2
активность
воспаления
по
концентрации
высокочувствительного С-реактивного белка выше, а фракция выброса левого
желудочка ниже, чем у лиц с ФП и сохраненной функцией почек.
Высокочувствительный С-реактивный белок и фракция выброса левого
желудочка коррелируют с уровнем цистатина С в крови (r= +0,33 и r= -0,27,
соответственно) и скоростью клубочковой фильтрации (r= -0,3 и r= +0,3).
5.
За 12 месяцев наблюдения существенное ухудшение почечной
функции (снижение скорости клубочковой фильтрации на 10 мл/мин/1,73 м2
20
и/или до уровня < 60 мл/мин/1,73 м2) отмечается у 20 % больных. В данной
подгруппе были выше исходные уровни маркеров системного фиброза
(матриксной металлопротеиназы-2, трансформирующего фактора роста-β1) и
центрального пульсового давления. Степень изменения цистатина С в крови и
скорость клубочковой фильтрации за 12 месяцев коррелировали с уровнем
центрального пульсового давления в аорте (r= +0,46 и r= -0,62, соответственно).
Исходный уровень периферического артериального давления не влиял на
динамику функции почек.
Практические рекомендации
1. При диспансерном наблюдении пациентов с ФП молодого и среднего
возраста, независимо от наличия сопутствующей АГ, следует регулярно
оценивать степень альбуминурии, поскольку ее выраженность у таких больных
увеличивается.
2. Необходимо учитывать, что наибольший риск развития почечной
дисфункции в виде снижения СКФ имеется при постоянной форме ФП, а также
при сопутствующей АГ, что требует разработки дополнительных мер
профилактики и ранней диагностики хронической болезни почек в указанных
группах пациентов с ФП.
3. При разработке плана диспансерного наблюдения за пациентами ФП
молодого и среднего возраста без сопутствующей ИБС следует учитывать, что
у больных с исходно сохраненной функцией почек отмечаются сравнительно
медленные темпы снижения СКФ в год, что позволяет рассматривать вопрос об
удлинении сроков повторной оценки функции почек.
Перспективы дальнейшей разработки исследования
Дальнейшие
исследования
в
этом
направлении
могут
включать
проведение длительного проспективного наблюдения за пациентами с ФП для
изучения динамики показателей фиброза, воспаления, почечной дисфункции,
что
возможно
будет
сопоставить
с
развитием
сердечно-сосудистых,
тромбоэмболических осложнений и создать модель прогнозирования данных
событий. Учитывая определение в настоящей работе важной роли воспаления в
21
ухудшении почечной функции, перспективным может быть изучение более
широкого спектра маркеров воспаления у больных ФП.
СПИСОК РАБОТ, ОПУБЛИКОВАННЫХ ПО ТЕМЕ
ДИССЕРТАЦИИ
Статьи, опубликованные в рецензируемых журналах
1. Protasov, K. V. Atrial fibrillation and renal dysfunction: current state of the
problem and the prospects of further study / K. V. Protasov, V. Z. Dorzhieva, E. A.
Petuhova // Российский кардиологический журнал. – 2016. – № 4 (132), англ –
С. 198–201.
2. Протасов, К. В. Биомаркеры почечной функции и системного фиброза
у больных фибрилляцией предсердий / К. В. Протасов, В. З. Доржиева, Е. В.
Батунова // Забайкальский медицинский вестник. – 2017. – № 2. - С. 20-27.
3. Функция почек у пациентов с артериальной гипертензией и
фибрилляцией предсердий: взаимосвязи с системным фиброзом, воспалением и
сократительной способностью миокарда / К. В. Протасов, В. З. Доржиева, Е. В.
Батунова, Н. Б. Антоненко, Е. А. Петухова // Артериальная гипертензия. 2017. – Том 23, № 6. - С. 543-551.
4. Доржиева, В. З. Динамика функции почек у пациентов с
фибрилляцией предсердий: взаимосвязи с системным фиброзом и жесткостью
сосудистой стенки / В. З. Доржиева, К. В. Протасов //Acta Biomedica
Scientifica. – 2018. – Том 3, № 1. – С. 9-14.
Материалы конференций
5. Доржиева,
В.
З.
Анализ
антитромботической
терапии
при
фибрилляции предсердий в молодом и среднем возрасте / В. З. Доржиева, К. В.
Протасов, Р. Э. Шакир-Алиев // Актуальные вопросы клинической медицины в
Иркутской области: сб. материалов съезда терапевтов Иркутской области (20
апреля 2016 г., Иркутск). – Иркутск, 2016. – С. 12-13.
6. Доржиева,
В.
З.
Анализ
частоты
контроля
международного
нормализованного отношения у пациентов с фибрилляцией предсердий,
получающих антагонисты витамины К / В. З. Доржиева, К. В. Протасов, Р. Э.
22
Шакир-Алиев // Актуальные вопросы клинической медицины в Иркутской
области: сб. материалов съезда терапевтов Иркутской области (20 апреля 2016
г., Иркутск). – Иркутск, 2016. – С. 13-14.
7. Доржиева, В. З. Анализ частоты определения международного
нормализованного отношения у пациентов с фибрилляцией предсердий на фоне
приема варфарина / В. З. Доржиева, К. В. Протасов // Современные проблемы
терапии и кардиологии: сб. материалов научно-практической конференции,
посвященной 80-летию профессора А. А. Дзизинского (28 сентября 2016 г.,
Иркутск). – Иркутск, 2016. – С. 28-29.
8. Доржиева,
В.
З.
Анализ
антитромботической
терапии
при
фибрилляции предсердий у мужчин молодого и среднего возраста / В. З.
Доржиева, К. В. Протасов // Современные проблемы терапии и кардиологии:
сб. материалов научно-практической конференции, посвященной 80-летию
профессора А. А. Дзизинского (28 сентября 2016 г., Иркутск). – Иркутск, 2016.
– С. 30-31.
9. Доржиева, В. З. Взаимосвязи риска геморрагических осложнений по
шкале HAS-BLED и минимальной дисфункции почек у пациентов с
фибрилляцией предсердий молодого и среднего возраста / В. З. Доржиева, К. В.
Протасов // Традиции и современность – залог успеха: сб. материалов научнопрактической
терапевтической
конференции,
посвященной
95-летию
Иркутского государственного медицинского университета (19 октября 2016 г.,
Иркутск). – Иркутск, 2016. – С. 66-68.
10. Протасов, К. В. Параметры центрального давления и артериальной
жесткости у больных фибрилляцией предсердий / К. В. Протасов, В. З.
Доржиева // Материалы Российского национального конгресса кардиологов
(24-27 октября 2017 г., Санкт-Петербург). – СПб, 2017. – С. 110.
11. Протасов, К. В. Функция почек у пациентов с фибрилляцией
предсердий и артериальной гипертензией: взаимосвязи с системным фиброзом,
воспалением и сократительной способностью миокарда / К. В. Протасов, В. З.
23
Доржиева // Материалы Российского национального конгресса кардиологов
(24-27 октября 2017 г., Санкт-Петербург). – СПб, 2017. – С. 142.
СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ И УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ
[Q25; Q75] – интерквартильный интервал
AIx - аугментационный индекс
AIx75 - аугментационный индекс, приведенный к частоте пульса 75 уд/мин
AP75 - давление аугментации (прироста), приведенное к частоте пульса 75
уд/мин
σ - стандартное отклонение
АГ - артериальная гипертензия
АД - артериальное давления
вчСРБ - высокочувствительный С-реактивный белок
ИБС - ишемическая болезнь сердца
ЛП - левое предсердие
М - среднее арифметическое
Ме - медиана
ММП-2 - матриксная металлопротеиназа-2
СКФ - скорость клубочковой фильтрации
СРПВcf - скорость распространения пульсовой волны по каротиднофеморальному сегменту
СРПВcr - скорость распространения пульсовой волны по каротиднорадиальному сегменту
ТФР-β1 - трансформирующий фактор роста-β1
ФВ - фракция выброса
ФП - фибрилляция предсердий
ХБП - хроническая болезнь почек
ХСН - хроническая сердечная недостаточность
цДАД – центральное диастолическое давление в аорте
Цис С - цистатин С
цПД – центральное пульсовое давление в аорте,
цСАД - центральное систолическое давление в аорте
24
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
515 Кб
Теги
среднего, возраста, молодого, предсердий, фибрилляции, функции, больных, почек
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа