close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Цветная металлургия тагарской культуры северо-западного лесостепного района (по данным элементного состава)

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Савельева Анна Сергеевна
ЦВЕТНАЯ МЕТАЛЛУРГИЯ ТАГАРСКОЙ КУЛЬТУРЫ
СЕВЕРО-ЗАПАДНОГО ЛЕСОСТЕПНОГО РАЙОНА
(по данным элементного состава)
07.00.06 – Археология
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата исторических наук
Кемерово – 2018
Работа
выполнена
в
Федеральном
государственном
бюджетном
образовательном
учреждении
высшего
образования
«Кемеровский
государственный университет»
Научный руководитель:
доктор исторических наук, профессор Бобров Владимир Васильевич
Официальные оппоненты:
Грушин Сергей Петрович, доктор исторических наук, доцент, Федеральное
государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«Алтайский государственный университет», кафедра археологии, этнографии и
музеологии, профессор
Кузьминых Сергей Владимирович, кандидат исторических наук,
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Институт
археологии Российской академии наук, Лаборатория естественнонаучных
методов, старший научный сотрудник
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное учреждение науки Федеральный
исследовательский центр Тюменский научный центр Сибирского отделения
Российской академии наук
Защита состоится «_____» __________ 2018 г. в _______ часов на
заседании диссертационного совета Д 212.088.08, созданного на базе
Федерального государственного бюджетного образовательного учреждения
высшего образования «Кемеровский государственный университет» (650000,
Кемерово, ул. Красная, 6).
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке и на сайте
Кемеровского государственного университета: http://d08.kemsu.ru/
Автореферат разослан «_____» __________ 2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета
Ермоленко Любовь Николаевна
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность.
Особенность
источникового
фонда
тагарской
археологической культуры – наличие множества медно-бронзовых предметов,
хранящихся в десятках музеев России и зарубежья. Коллекции бронз
представляют собой ценный источник изучения материальной и духовной
культуры тагарского общества. Медно-бронзовые изделия – важнейший
археологический источник по истории тагарской цветной металлургии.
Процесс изготовления вещей из сплавов на медной основе реконструируется
посредством всестороннего анализа их формы, материала, а также привлечения
данных об археологических объектах, сохранивших следы бронзолитейного
производства. Исследовать состав древнего металла позволяют современные
естественнонаучные методы. Элементный состав металла из памятников
тагарской
культуры
изучается
со
второй
половины
XIX
в.,
однако
проанализированы по преимуществу медно-бронзовые находки из памятников
минусинского района культуры. На этом фоне недостаточно изученным
представляется состав металла в другом локальном образовании – северозападном лесостепном районе, где выявлено более двухсот разновременных
археологических
памятников
тагарской
культуры.
Хронологическая
неоднородность происходящих из северо-западной лесостепи медно-бронзовых
изделий является актуальной предпосылкой для выявления стадиальных
закономерностей цветной металлургии в ландшафтно своеобразном районе
тагарской
археологической
культуры,
сохранявшей
прочные
традиции
бронзолитейного производства в раннем железном веке.
Степень разработанности темы. Элементный состав медно-бронзовых
изделий из памятников северо-западного лесостепного района тагарской
культуры опубликован в статьях Н. Л. Членовой [1964], А. И. Мартынова и И.
В. Богдановой-Березовской [1966], С. С. Миняева [1978]. Данные о составе
металла отдельных находок привлекались в работах В. В. Боброва [1973; 1976;
1979]. Новые аналитические результаты были опубликованы в работах 2015 и
3
2016 гг. [Савельева, Герман, 2015; 2016; Савельева и др., 2016]. Идеи о месте
металлургии бронзы северо-западного лесостепного района в структуре
тагарского металлопроизводства сформулированы А. И. Мартыновым [1979] и
С.
С.
Миняевым
[1978].
А.
И.
Мартынов
обосновал
наличие
«металлургического очага, входившего в лесостепной горнометаллургический
центр Саяно-Алтайской горнометаллургической области» [Мартынов, 1979, с.
107 – 109]. С. С. Миняев предположил доставку металла из Минусинского
горно-металлургического центра в северо-западную лесостепь во II – I вв. до
н.э. [Миняев, 1978, с. 45].
Изучение элементного состава бронз тагарской культуры, начиная с 1860х гг., в основном сводилось к исследованию состава металла медно-бронзовых
изделий из памятников минусинского района, вследствие чего к 2010-м гг.
сложилась ситуация недостаточной изученности состава металла тагарской
культуры северо-западной лесостепи. Обобщающих исследований цветной
металлургии северо-западного лесостепного района тагарской культуры не
предпринималось с 1960-х – 1970-х гг. До настоящего времени также не
сформирована целостная концепция развития металлургии бронзы в северозападной лесостепи в соответствии с современными представлениями о
периодизации и хронологии тагарской культуры, о чем свидетельствует
историография изучения раннего железного века Южной Сибири.
Объектом
исследования
выступает
металлургия
бронзы
северо-
западного лесостепного района тагарской археологической культуры.
Предметом исследования является элементный состав медно-бронзовых
изделий из археологических памятников тагарской культуры – данные о
естественных примесях, легирующих компонентах, соотношении химикометаллургических групп сплавов.
Цель исследования – установить особенности металлургии бронзы в
северо-западном лесостепном районе по данным о соотношении химикометаллургических групп медно-бронзовых сплавов на разных этапах тагарской
4
археологической культуры. Для достижения цели были сформулированы
следующие задачи исследования.
1) Выявить степень изученности элементного состава металла меднобронзовых изделий тагарской культуры и взгляды археологов о месте
металлургии
северо-западной
лесостепи
в
структуре
тагарского
металлопроизводства.
2) Сформировать базу данных элементного состава медно-бронзовых
изделий северо-западного лесостепного района тагарской культуры, произвести
ее
обработку
определить
и
выделить
хронологические
химико-металлургические
особенности
группы
соотношений
сплавов,
химико-
металлургических групп медно-бронзовых сплавов.
3) Произвести сравнение медно-бронзовых сплавов северо-западного
лесостепного и минусинского районов тагарской культуры.
4) Выявить следы металлургии и металлообработки на памятниках
северо-западного лесостепного района и установить возможные источники
рудного сырья меди и легирующих компонентов лесостепной бронзы.
Хронологические рамки исследования обусловлены датами наиболее
ранних и поздних археологических памятников, из которых происходят
изученные металлические изделия. Нижняя граница – VI в. до н.э. –
определяется датой могильника Изыкчуль II [Членова, 1964, с. 126]. Верхняя
граница – датой одиночного кургана Алчедат I (не ранее I в. до н.э.) [Савельева
и др., 2016, с. 40] и хронологией подобных ему склепов II этапа тесинской
культуры – I в. до н.э. – II в. н.э. [Кузьмин, 2011, с. 218]. Таким образом,
хронологические рамки диссертационного исследования охватывают период с
VI в. до н.э. по II в. н.э.
Территориальные границы объемлют территорию северо-западного
лесостепного района тагарской культуры и очерчиваются Солгонским кряжем,
северной
частью
Чулымо-Енисейской
котловины,
северными
отрогами
Кузнецкого Алатау в верховьях р. Урюп и р. Кия, массивами томской тайги по
5
среднему течению р. Чулым, левобережьем р. Чулым. В административном
отношении памятники, из которых происходит проанализированный меднобронзовый инвентарь, расположены в границах ряда районов Кемеровской
области,
Красноярского
края
и
Республики
Хакасия.
Для
сравнения
привлекаются данные элементного состава медно-бронзовых находок из
памятников минусинского района тагарской культуры (степи Среднего Енисея).
Источниками
анализа
металла
исследования
послужили
медно-бронзового
инвентаря
результаты
из
14
элементного
археологических
памятников северо-западного лесостепного района тагарской культуры. Всего
учтены данные об элементном составе 513 изделий и предметов лома, в том
числе данные анализа 442 экземпляров, полученные автором диссертационного
исследования при выполнении работ по гранту РФФИ № 15-06-02325а
«Цветной металл северного ареала тагарской культуры» в 2015 – 2016 гг. Для
сравнения с бронзами северо-западного лесостепного района используются
опубликованные и неопубликованные результаты анализа состава металла 227
медно-бронзовых изделий из памятников минусинского района тагарской
культуры, полученные С. В. Хавриным [Хаврин, 2000; 2001; 2007] и С. С
Миняевым [Миняев, Грязнов, 1979].
Методология. Диссертационное исследование основано на следующих
общенаучных принципах. Принцип объективности способствовал воссозданию
тенденции развития цветной металлургии тагарской культуры с опорой на
подлинные
факты,
выраженные,
помимо
прочего,
в
количественных
показателях долей химико-металлургических групп в металле памятников.
Принцип историзма способствовал изучению развития металлургии бронзы
тагарской культуры северо-западной лесостепи, выявлению этапов ее истории.
Принцип системности позволил рассмотреть металлургию бронзы как
компонент древних производств, включающих горное дело, металлургию и
металлообработку.
Исходя
из
принципа
детерминизма,
признается
обусловленность производственных возможностей тагарского общества такими
6
факторами, как природно-сырьевой (доступность медных руд и легирующих
компонентов) и культурно-исторический (привнесение новых традиций
бронзолитейного производства инокультурным населением и влиянием). В
диссертационном
исследовании
нашел
применение
авторский
методологический подход Е. Н. Черных – отдельные позиции его концепции
металлургических провинций бронзового века [Черных, 1967; 1970; Черных,
Барцева, 1972]. Ранее терминология, разработанная по материалам эпохи
бронзы, применялась к тагарской культуре раннего железного века А. И.
Мартыновым [1979] и Н. Ф. Сергеевой [1981].
Методы исследования. В работе применены общенаучные методы
анализа (для всестороннего выявления тенденций развития металлургии
тагарской культуры, выразившихся последовательно в металлокомплексах
погребений,
могильников,
этапов
культуры);
синтеза
(для
изучения
металлургии тагарской культуры в единстве выявленных по этапам тенденций).
Для анализа соотношения рецептур бронз в металлокомплексах этапов
культуры в контексте предшествующих и последующих металлургических
традиций и в сравнении с подобными процессами на территории минусинского
района применялся сравнительно-исторический метод. Необходимым условием
для сравнения служили описания и типологизация [Смоленский, 2008, с. 233].
Помимо синхронного использован метод структурно-диахронного анализа,
определивший
логику
упорядочения
источников
диссертационного
исследования. Применение этого метода было необходимо для изучения
сущностно-временных изменений рецептур бронз сообразно с периодизацией
тагарской культуры. Массовым характером изучаемых источников обусловлено
использование методов математической статистики – описательная статистика,
корреляционный метод, формы графического представления полученных
результатов.
В диссертационном исследовании использованы данные о составе бронз,
полученные разными методами элементного анализа. Большинство из них были
7
получены
методом
атомно-эмиссионной
спектроскопии
с
индуктивно
связанной плазмой. Анализ произведен к. х. н. Р. П. Колмыковым (н. с. ЦКП
ФИЦ УУХ СО РАН) на атомно-эмиссионном спектрометре с индуктивно
связанной плазмой Thermo Scientific iCAP 6500 DUO из состава приборной
базы ЦКП ФИЦ УУХ СО РАН. Некоторые изделия исследованы в ЦКП
«Геохронология кайнозоя» ИАЭТ СО РАН методом рентгенофлюоресцентного
анализа поверхности. Анализ выполнен В. С. Пановым (н. с. ЦКП
«Геохронология кайнозоя» ИАЭТ СО РАН) на анализаторе X-5000 Mobile XRF,
производитель Olympus Innov-X. Методом рентгенофлюоресцентного анализа
получены все результаты анализа бронз, опубликованные С. В. Хавриным.
Анализ произведен им на приборе ARTAX (Государственный Эрмитаж).
Привлечены также данные, полученные в лаборатории спектрального анализа
ЛО ИА АН СССР и опубликованные С. С. Миняевым, а также выполненные Е.
Н. Черных в лаборатории естественнонаучных методов ИА АН СССР и
опубликованные Н. Л. Членовой. Эти данные получены методом спектрального
количественного анализа.
Обработка данных и интерпретация результатов осуществлялись с
использованием
основных,
принятых
в
историко-металлургических
исследованиях статистических приемов (составление частотных гистограмм и
корреляционных графиков). При морфологическом описании медно-бронзовых
изделий
использовались типологические
признаки
инвентаря
тагарской
культуры, предложенные А. В. Субботиным [Субботин, 2014, с. 48 – 52].
Научная новизна исследования определяется обобщением знаний по
истории изучения элементного состава медно-бронзовых изделий тагарской
археологической
культуры,
систематизацией
опубликованных
данных
элементного состава бронз северо-западного лесостепного района культуры.
Новые данные элементного состава медно-бронзовых изделий северо-западной
лесостепи впервые получены методом атомно-эмиссинной спектроскопии с
индуктивно связанной плазмой. Корпус источников включает результаты
8
анализа 513 предметов из 14 археологических памятников. Из 442 результатов,
полученных автором, 150 впервые вводятся в научный оборот. При обработке
данных применяется раздельный учет показателей повышенных концентраций
рудных примесей к меди и лигатур для составления химико-металлургических
формул сплавов медно-бронзовых изделий. По преобладающим в металле
этапов культуры
оловянная
и
химико-металлургическим
медно-мышьяковая
группам
металлургические
сплавов выявлены
традиции
тагарской
культуры северо-западной лесостепи. Впервые установлена последовательность
смен соотношений рецептур медно-бронзовых сплавов, отразившая динамику
развития металлургии тагарской культуры северо-западного лесостепного
района. Обосновано, что смена преобладающих типов сплавов коррелирует со
сменой этапов тагарской культуры северо-западного лесостепного района.
Проведено
сравнение
синхронных
рецептур
бронз
северо-западного
лесостепного и минусинского районов тагарской культуры. Установлена
географическая локализация очагов металлургии и металлообработки тагарской
культуры северо-западного лесостепного района.
Положения, выносимые на защиту
1. Изучение элементного состава бронз тагарской культуры, начиная с
1860-х гг., в основном сводилось к исследованию состава металла меднобронзовых изделий из памятников минусинского района, вследствие чего к
2010-м гг. сложилась ситуация недостаточной изученности состава металла
тагарской культуры северо-западной лесостепи.
2. В северо-западном лесостепном районе тагарской культуры в период с
VI в. до н.э. по II в. н.э. существовали две металлургические традиции – одна из
них
характеризовалась
преобладанием
медно-бронзовых
сплавов,
легированных оловом (оловянная металлургическая традиция), вторая –
преобладанием изделий из меди и сплавов, легированных мышьяком (медномышьяковая металлургическая традиция).
9
3.
Развитие
лесостепного
металлургии
района
тагарской
представляло
собой
культуры
северо-западного
последовательность
смен
металлургических традиций.
4. По материалам памятников минусинского района тагарской культуры
развитие металлургии бронзы, в части смен оловянной и медно-мышьяковой
металлургических традиций, имело сходный с лесостепной динамикой
характер. Отличительной особенностью цветной металлургии данного района
культуры
являлось
наличие
третьей
металлургической
традиции
–
«многокомпонентной», связанной с более существенным значением для
минусинских мастеров-металлургов свинцовых лигатур.
5. Металлургия бронзы северо-западного лесостепного района тагарской
культуры ориентировалась на меднорудное сырье Кузнецкоалатаусского
горнометаллургического центра. Очаг металлургии северо-западной лесостепи
был приурочен к территории Прикузнецкого мелкосопочного района и
Ужурской равнины, очаг металлообработки – к Урюпской, Крутоярской,
Ужурской
равнинам
и
Прикузнецкому
мелкосопочному
району.
Незначительная распространенность объектов со следами бронзолитейного
производства
на
территории
северных
предгорий
Кузнецкого
Алатау
(низкогорье Мариинской тайги) при наличии здесь месторождений меди и
памятников тагарской культуры объясняется низкой степенью археологической
изученности
данного
региона
на
предмет
поисков
объектов
древней
металлургии.
Структура работы. Диссертационное исследование состоит из введения,
трех глав, заключения, списков музейных коллекций, архивных источников и
литературы. В четырех приложениях приведены иллюстрации, характеристика
памятников и медно-бронзового инвентаря, банк данных элементного состава
медно-бронзовых изделий тагарской культуры, результаты статистической
обработки данных элементного состава. Последние три приложения выделены
в отдельный том.
10
Практическая значимость. Материалы и результаты диссертационного
исследования могут быть использованы при составлении баз данных
элементного состава археологического металла, написании обобщающих работ
по истории металлургии, истории древних племен Южной Сибири, для
подготовки спецкурсов, лекций, учебных и справочных пособий.
Апробация
работы.
Результаты
диссертационного
исследования
отражены в 20 научных публикациях, в т.ч. в 8 публикациях в рецензируемых
изданиях из перечня ВАК Минобрнауки РФ. Отдельные положения работы
обсуждались на научных конференциях российского и международного уровня,
проходивших в г. Кемерово (2010, 2012, 2016), Иркутске (2010), Абакане
(2015). Тема исследования была поддержана грантом РФФИ (проект № 15-0602325а «Цветной металл северного ареала тагарской культуры»).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении рассмотрены актуальность и степень разработанности темы
исследования, определены его объект, предмет, цель и задачи, обоснованы
хронологические рамки и территориальные границы, приведена природногеографическая характеристика района исследования, рассмотрены вопросы
периодизации и хронологии тагарской культуры, показаны источниковая база,
методология, методы и процедура
исследования, обозначены научные
положения, новизна и структура работы.
Глава 1. История изучения элементного состава
медно-бронзовых изделий тагарской культуры
1.1. Первые результаты химических анализов металла с территории
распространения памятников тагарской культуры (вторая половина XIX
в.)
Одним из первых археологов, обратившихся к проблеме состава древнего
металла, был В. В. Радлов, выступивший инициатором химических анализов
11
медно-бронзовых находок, которые по его просьбе были проведены химиками
Г. В. Струве и Ф. Ф. Бейльштейном [Радлов, 1888; 1896]. Несколько сибирских
изделий стали предметом аналитических работ немецкого естествоиспытателя
Э. Ф. Бибры [Ивановский, 1884]. В 1883 г. бронзы Минусинского края из
коллекции И. А. Лопатина исследовались горным инженером Д. А. Сабанеевым
[Черников, 1951, с. 140; Черных, 1969, с. 71]. В публикации 1960 г. Ю. С.
Гришин впервые соотнес девять ножей, кельт и топор, проанализированные Д.
А. Сабанеевым, с тагарской археологической культурой [Гришин, 1960, с. 204,
205]. Химический анализ бронзовых находок для В. М. Флоринского был
выполнен Ф. К. Крюгером [Флоринский, 1898].
Вторая
половина
XIX
в.
примечательна
попытками оформления
организационных и теоретических основ приложения химии к археологии. Так,
в 1877 г. для химического исследования древних бронз была учреждена особая
Химико-техническая комиссия при Комитете Антропологической выставки
[Архипов, 1880]. В 1881 г. была учреждена Комиссия по производству химикотехнических анализов древних бронз из числа членов Императорского
археологического общества.
Химические
методы
анализа
состава
вещества
первоначально
складывались в рамках производственных и контрольных работ в аптекарских
лабораториях, при изготовлении металлических денег, в ходе пробирного
анализа руд. Состав металла устанавливался методом «мокрого» химического
анализа последовательным химическим разложением.
1.2. Исследование состава бронз тагарской культуры в первой
половине XX в.
Несмотря
на
отсутствие
публикаций
с
результатами
анализа
археологических бронз с территории Сибири в первые десятилетия ХХ в.,
период примечателен оформлением научных представлений о культуре
Минусинских котловин I тыс. до н.э. 1930-е гг. ознаменованы работой особой
12
комиссии металлов при ГАИМК [Черных, 1969] и в целом попытками
организационного упорядочения аналитических работ усилиями структурных
подразделений ГАИМК в виде сначала Института археологической технологии
(1919), а затем Лаборатории исторической технологии (1931).
В рассматриваемый период выделяется научная деятельность Г. П.
Сосновского, разрабатывавшего проблему древнейших производств [Китова,
2010]. В 1940 г. А. А. Иессен и Г. П. Сосновский одними из первых поставили
вопрос об источниках снабжения Минусинских котловин оловом [Иессен,
Сосновский, 1940]. Авторами был предпринят анализ 63 металлических
предметов и сделан вывод о том, что VIII – III вв. до н.э. – время наибольшего
расцвета бронзовой индустрии на Енисее, когда функционировали Северный,
Минусинский и Верхнеенисейский очаги металлургии и производства бронзы.
1.3. Исследование состава бронз тагарской культуры в 1950-е гг.
В 1950-е гг. результаты работ по исследованию археологического металла
публиковали
химики
Л.
И.
Каштанов
и
А.
В.
Королев.
Методом
количественного химического (мокрого) анализа [Дураков, 2010] Л. И.
Каштановым
Минусинского,
были
изучены
медно-бронзовые
Красноярского,
Ачинского
находки
округов,
с
территории
хранившиеся
в
Историческом музее МГУ [Каштанов, 1951]. 28 медно-бронзовых изделий,
исследованных Л. И. Каштановым, Ю. С. Гришиным были отнесены к
тагарской культуре [Гришин, 1960].
В 1954 г. А. В. Королевым опубликованы результаты химического
анализа нескольких медно-бронзовых находок из района Минусинска [Королев,
1954]. Ю. С. Гришин [1960] и И. В. Богданова-Березовская [1963] учитывали
эти предметы как тагарские.
1.4. Исследование состава бронз тагарской культуры в 1960-е – 1980-е
гг.
13
В период 1960-х – 1980-х гг. тагарскому металлу был посвящен ряд
публикаций, авторами которых являлись археологи или специалисты-химики,
входившие
в
Рассматривались
исследовательские
проблемы
группы
добычи
руды,
археологического
способов
профиля.
выплавки
меди,
химического состава бронзовых изделий, способов производства орудий и их
типологии [Гришин, 1960]. Публикации содержали как многочисленные серии
данных по составу тагарских бронз [Богданова-Березовская, 1963], так и
результаты анализа небольших коллекций, объединенных происхождением или
тематически [Носова, Сунчугашев, 1970; Богданова-Березовская, 1975; Бобров,
1976; Миняев, Грязнов, 1979; Сергеева, 1981; Миняев, 1983]. К этому времени
принадлежат первая трехчастная периодизация бронзолитейных технологий
тагарской культуры [Наумов, 1963] и работа Я. И. Сунчугашева по
исследованию древних рудников, в том числе впервые атрибутированных
тагарской культурой [Сунчугашев, 1975; 1993]. Основным методом в эти годы
выступал эмиссионный спектральный анализ и его модификации.
Период примечателен первыми работами по исследованию состава бронз
из памятников северо-западного лесостепного района тагарской культуры.
Были опубликованы данные по металлу находок из могильников Изыкчуль II
[Членова, 1964], Ягуня, Кондрашка, Большепичугино [Мартынов, БогдановаБерезовская, 1966], Косогольского клада [Миняев, 1978]. Впервые было
предпринято сравнение лесостепного и степного металла. При этом разница
между минусинскими и ачинско-мариинскими бронзами обозначалась как
«значительная» [Мартынов, Богданова-Березовская, 1966], а в северо-западном
лесостепном районе тагарской культуры был выделен самостоятельный очаг
металлургии [Мартынов, 1979].
1.5. Исследование состава бронз тагарской культуры в 2000-е гг.
2000-е гг. стали временем возобновления работ по исследованию
тагарских бронз, преодолевших перерыв 1990-х гг., когда технически сложные
14
анализы археологического металла почти не проводились [Авилова, 2006].
Публикации этого времени связаны с именем С. В. Хаврина и с методом
рентгенофлюоресцентного анализа поверхности. Помимо значительной серии
новых результатов анализа тагарского металла из памятников Минусинских
котловин, его работы содержат выводы об отличиях медно-бронзовых сплавов
на разных этапах тагарской культуры. Так, С. В. Хавриным выявлено, что на
раннетагарском этапе основным типом являлся медный сплав с естественными
примесями мышьяка и никеля, а на сарагашенском – сплав меди с оловом и
свинцом [Хаврин, 2000, с. 184, 187; 2007, с. 121]. Благодаря единообразию,
выделенные группы тагарского металла С. В. Хавриным использованы как
эталонные. Подтверждением выводов о специфике раннетагарского металла
стали материалы могильников Тигир Тайджен IV, Пистах, Федоров улус,
Хыстаглар, Большая Ерба I; о сарагашенских бронзах – состав инвентаря из
могильника Колок [Хаврин, 2000, с. 188 – 191].
К настоящему времени опубликованы около тысячи результатов анализа
элементного состава изделий из сплавов на медной основе, происходящих из
памятников
тагарской
археологической
культуры.
В
числе
проанализированных преобладают материалы из памятников Минусинских
котловин, что актуализирует исследования цветного металла северо-западного
лесостепного
района
тагарской
культуры,
предпринятые
коллективом
специалистов из ФИЦ УУХ СО РАН и КМАЭЭ КемГУ в последние годы
[Савельева, Герман, 2015; 2016; Савельева и др., 2015; 2016].
Глава 2. Металл северо-западного лесостепного
района тагарской культуры
Во второй главе приведены результаты элементного анализа бронз
тагарской культуры из памятников северо-западного лесостепного района в
соответствии с принятой в работе периодизацией и в сравнении с данными о
составе металла тагарской культуры из памятников минусинского района.
15
2.1. Состав металла медно-бронзового инвентаря из памятников
раннего этапа тагарской культуры
Раздел включает два подраздела. В первом даны результаты элементного
анализа медно-бронзовых изделий из памятников Изыкчуль II, Косоголь II,
Серебряково
I,
Березовский,
Большепичугино.
Результаты
анализа
представлены в виде учета данных о рудных примесях к меди в повышенных
концентрациях, легирующих компонентах бронзы и химико-металлургических
группах металлокомплексов. Второй подраздел посвящен итогам обработки
данных о составе металла раннего этапа северо-западного лесостепного района
тагарской культуры и их сравнению с металлом из 11 памятников
минусинского района культуры. В исследованном металле выделены две
металлургические традиции – одна основана на меди и лигатуре мышьяка,
вторая – на лигатуре олова. Традиции коррелируют с двумя группами
памятников – материалы могильников Изыкчуль II и Косоголь II –
соответствуют подгорновскому металлу, изученному С.
В. Хавриным.
Исследованные комплексы Серебряково I, Большепичугино, Березовского
соответствуют металлургическим традициям, выявленным С. В. Хавриным по
биджинским материалам минусинского района. Связывая формирование
оловянной металлургической традиции на раннем этапе тагарской культуры
северо-западного лесостепного района с восточноказахстанским импульсом,
автор
диссертационного
исследования
принимает
сложившуюся
в
историографии гипотезу о том, что несвойственные местным сырьевым
ресурсам металлургические традиции являются привнесенными в результате
трансформации автохтонной культуры в ходе проникновения пришлого
населения [Чугунов, 2015, с. 463].
На раннем этапе тагарской культуры северо-западного лесостепного
района (VI – V вв. до н.э.) 61% всех сплавов представлены медью, 31% –
мышьяковистой бронзой. В этот период изделия, металл которых легирован
16
оловом, единичны. В биджинских комплексах раннего этапа наблюдается
увеличение доли сплавов, легированных оловом, до 98%, включая оловянистомышьяковистые и оловянисто-свинцовистые сплавы.
2.2. Состав металла медно-бронзового инвентаря из памятников
развитого этапа тагарской культуры
В первом подразделе даны результаты элементного анализа меднобронзовых изделий из памятников Утинка, Березовский, Некрасово II,
Серебряково I. Учтены данные о рудных примесях к меди в повышенных
концентрациях, легирующих компонентах бронзы и химико-металлургических
группах. Второй подраздел посвящен итогам обработки данных о металле
развитого этапа северо-западного лесостепного района тагарской культуры и их
сравнению с металлом из могильника Катюшкино минусинского района
культуры. Установлено, что на развитом этапе тагарской культуры северозападного лесостепного района проявляется металлургическая традиция,
основанная на лигатуре олова. По этому показателю лесостепной металл
соответствует
сарагашенским
бронзолитейным
традициям
Минусинских
котловин и отражает преемственность с металлообработкой биджинских
комплексов. Основным отличием лесостепных и степных тагарских бронз
развитого этапа представляется меньшая доля многокомпонентных сплавов в
лесостепи.
На развитом этапе тагарской культуры северо-западного лесостепного
района (V – IV вв. до н.э.) 80% металла всех изделий представлено оловянистой
бронзой, 11% – трех- и многокомпонентными сплавами, в т.ч. со свинцовыми
лигатурами, 8% изделий изготовлены из меди и мышьяковистых бронз.
2.3. Состав металла медно-бронзового инвентаря из памятников
заключительного этапа тагарской культуры
17
Первый подраздел содержит результаты элементного анализа меднобронзовых изделий из памятников Некрасово II, Серебряково I, Большой
Берчикуль. Учтены данные о рудных примесях к меди в повышенных
концентрациях, легирующих компонентах бронзы и химико-металлургических
группах. Второй подраздел посвящен итогам обработки данных о составе
металла
заключительного
этапа
тагарской
культуры
северо-западного
лесостепного района и сравнению с металлом из могильника Трошкино I
минусинского района культуры. По соотношению химико-металлургических
групп
проанализированные
металлокомплексы
не
одинаковы: Большой
Берчикуль (79% металла представлено медью и мышьяковистой бронзой);
Серебряково I (59% металла составляют оловянистые сплавы); Некрасово II
(75% металла представлено оловянистыми сплавами). Разные соотношения
оловянной и медно-мышьяковой традиций связываются с неодинаковыми
хронологическими позициями проанализированных металлокомплексов при
наблюдающейся тенденции к снижению доли оловянистых бронз, по
сравнению с предшествующим развитым этапом. Коллекция Трошкино I
отличается наличием сплавов с лигатурой свинца (52% металла меднобронзовых изделий памятника). По доле сплавов, легированных оловом (14%),
трошкинские
бронзы
сопоставимы
с
большеберчикульскими
(21%
металлокомплекса). Снижение доли сплавов с лигатурой олова в лепешкинских
степных
археологических
комплексах
и
лесостепных
памятниках
заключительного этапа тагарской культуры (по сравнению с предшествующим
этапом) является общим признаком для всего пространства тагарской
культуры.
На
заключительном
этапе
тагарской
культуры
северо-западного
лесостепного района (III – II вв. до н.э.) фиксируется снижение доли
оловянистых бронз до 45% всего металла при возрастании доли медных
изделий до 19% и мышьяковистой бронзы до 26%.
18
2.4. Состав металла медно-бронзового инвентаря из памятников
переходного тагаро-таштыкского периода
Раздел включает два подраздела. В первом даны результаты элементного
анализа медно-бронзовых изделий из памятников Алчедат I, Большепичугино
II, Утинка, Шестаково I, Косогольский клад. Результаты анализа представлены
в виде учета данных о рудных примесях к меди в повышенных концентрациях,
легирующих компонентах бронзы
и
химико-металлургических группах
сплавов. Второй подраздел посвящен итогам обработки данных по составу
металла переходного периода северо-западного лесостепного района и их
сравнению с металлом из грунтового могильника Тепсей VII минусинского
района культуры. По соотношению основных рецептур сплавов намечены две
группы памятников: 1) Алчедат I (медные изделия составляют 53% коллекции);
2) Косогольский клад, Утинка, Шестаково I (изделия из мышьяковистой бронзы
составляют
78%
переходного
и
по
50%
коллекций
тагаро-таштыкского
периода
соответственно).
в
Металлургия
северо-западной
лесостепи
характеризуется преобладанием медно-мышьяковой традиции, что согласуется
с данными по минусинским бронзам.
В структуре набора рецептур переходного тагаро-таштыкского периода
северо-западного лесостепного района (II в. до н.э. – II в. н.э.) на долю медных
и изделий и мышьяковистых бронз приходится 63% всего металла, а оловом
легирован металл 37% изделий.
2.5.
Соотношение
химико-металлургических
групп
сплавов
с
категориями и типами инвентаря тагарской культуры северо-западного
лесостепного района
Раздел посвящен одному из компонентов исследований древнего металла
– вопросу о зависимости его элементного состава от вида и предназначения
медно-бронзовых
металлургических
изделий.
групп
в
Рассмотрены
металле
19
ножей,
соотношения
зеркал,
чеканов,
химиковтоков,
полусферических бляшек, ПНН, поясных пластин, пронизок, кинжалов,
оленных бляшек, шильев, ложечковидных застежек, штандартов, котлов, колец,
ременных пряжек.
Установлено, что в таких категориях, как ножи, зеркала, чеканы, втоки,
полусферические бляшки, ПНН, поясные пластины, пронизки, оленные бляшки
и ложечковидные застежки соотношения рецептур бронз соответствуют
металлургическим
традициям
этапов
тагарской
культуры,
которыми
датированы изделия. Дальнейших исследований требует состав металла таких
категорий медно-бронзовых изделий, как кинжалы и шилья. В металле первых
предварительно
отмечено
влияние
хронологически
предшествовавшей
металлургической традиции. В металле шильев велика доля
сплавов,
сочетающих различные лигатуры. Также дальнейших исследований требует
состав металла чеканов с круглыми обушками и бойками. Бронзы, из которых
они
изготовлены,
преимущественно
оловянистые,
тогда
как
находки
происходят из погребений заключительного этапа тагарской культуры.
Глава 3. Рудная база и металлообработка в северо-западном
лесостепном районе тагарской культуры
Глава посвящена выявлению следов металлургии и металлообработки на
памятниках северо-западного лесостепного района, установлению возможных
источников рудного сырья меди и легирующих компонентов лесостепной
бронзы.
3.1. Маркеры повышенных концентраций
Раздел основан на учете рудных примесей к меди, содержащихся в
повышенных
концентрациях.
рудопроявлений
меди,
Такие
позволяющий
примеси
понимаются
намечать
металлических изделий и месторождений медных руд.
20
взаимосвязи
как
маркер
коллекций
Повышенные концентрации мышьяка (0,711 – 1,562%) зафиксированы в
составе металла 42 медно-бронзовых изделий: двух из памятников раннего
этапа, четырех из биджинских комплексов, десяти из памятников развитого
этапа, 17 – заключительного этапа и девяти из комплексов переходного тагароташтыкского
периода.
Повышенные
концентрации
никеля
(1
–
4%)
зафиксированы в составе металла 11 медно-бронзовых предметов: шести из
памятников раннего этапа, одного – развитого этапа и четырех – переходного
периода. Повышенные концентрации свинца (1,017 – 1,172%) зафиксированы в
составе металла пяти медно-бронзовых изделий: трех из памятников развитого
этапа, по одному из комплексов заключительного этапа и переходного периода.
Повышенные концентрации цинка (1 – 1,762%) выявлены в составе металла
трех предметов из биджинских комплексов и погребений заключительного
этапа могильника Серебряково I. Повышенные концентрации железа (0,97 –
4,7%) выявлены в составе металла 15 предметов: по пять из комплексов
развитого,
заключительного
этапов
и
переходного
тагаро-таштыкского
периода. Повышенные концентрации сурьмы (1 – 7%) выявлены в составе
металла 24 медно-бронзовых изделий: двух из памятников развитого этапа,
двух из комплексов заключительного этапа и 20 – переходного периода.
Повышенные концентрации висмута (1,12 – 1,27 %) зафиксированы в составе
металла двух медно-бронзовых предметов из комплексов заключительного
этапа
тагарской
культуры.
Повышенные
концентрации
кобальта
(1%)
зафиксированы для состава металла двух изделий из Косогольского клада
переходного тагаро-таштыкского периода.
Сравнение данных по рудным примесям в повышенных концентрациях в
составе металла из памятников северо-западного лесостепного и минусинского
районов тагарской культуры показало, что доли металла с той или иной
примесью в разных хронологических комплексах двух территориальных групп
памятников сходны. Исключение составляют показатели процента металла с
повышенными концентрациями мышьяка. Так, доля металла с мышьяковой
21
примесью меньше в лесостепи на раннем этапе и в биджинских комплексах, но
больше на развитом этапе и в комплексах заключительного этапа, вновь
снижаясь в переходный тагаро-таштыкский период.
3.2. Лигатуры сплавов на медной основе
Раздел основан на учете медно бронзовых изделий, сплавы которых
содержат легирующие присадки. В изученной коллекции выявлены 90 изделий,
металл которых легирован мышьяком (в концентрациях 1,5 – 18%) в составе
мышьяковистых бронз (64 предмета), а также трех- и многокомпонентных
сплавов, сочетающих мышьяк с оловом и свинцом. 337 предметов изготовлены
из сплавов, легированных оловом (в концентрациях 1 – 18%) в составе
оловянистых бронз, трех- и многокомпонентных сплавов. В составе металла 24
предметов выявлены лигатуры свинца (в концентрациях 1,201 – 9,518%).
Основу этой группы составляют оловянисто-свинцовистые бронзы (19
изделий).
Произведено сравнение данных по лигатурам медно-бронзовых сплавов
из памятников северо-западного лесостепного и минусинского районов
тагарской культуры. Оно показало, что доли медных изделий в лесостепном и
степном металле на протяжении тагарской культуры имели одинаковые
тенденции развития, достигая наивысших показателей на раннем этапе и в
переходный период, со снижением в биджинских комплексах и на развитом
этапе, с намечающимся ростом в комплексах заключительного этапа. Также по
единой направленности развивались в двух районах соотношения металла,
легированного мышьяком, с более высокими показателями в абсолютном
выражении в степи, наиболее сильно отличающимися на развитом этапе.
Единство демонстрируют и соотношения металла, легированного оловом,
однако в этом случае абсолютные показатели выше в лесостепном металле.
Наибольшие отличия лесостепных и степных бронз фиксируются по
соотношению сплавов, легированных свинцом. Начиная с развитого этапа, в
22
степном тагарском металле его доля выше, чем в лесостепи. Возможно, в
степном районе тагарской культуры были более распространены (доступны)
лигатуры мышьяка и свинца, а в лесостепном – олова. Большая доступность
свинцовых лигатур обусловила и зафиксированные выше отличия степного и
лесостепного наборов рецептур медно-бронзовых сплавов, которые в степи
отличаются более выраженной долей многокомпонентных бронз.
С учетом маркеров повышенных концентраций и данных по лигатурам,
установлены рудные минералы, которые могли применяться тагарскими
металлургами для производства медно-бронзовых изделий, обнаруживаемых в
памятниках
северо-западной
лесостепи:
блеклые
руды,
медь-никель-
кобальтовые руды, халькопирит, халькозин, самородная медь, окисленные
медные руды, арсенопирит, касситерит, галенит. По всей видимости, тагарские
мастера-металлурги, преимущественно, имели дело с медными рудами
сульфидных зон оруденения – блеклыми рудами и халькопиритом или
халькозином.
3.3. Рудная база северо-западного лесостепного района тагарской
культуры
Вблизи мест обнаружения лесостепных тагарских металлокомплексов
известны
медные
минеральных
и
полиметаллические
типов.
По
месторождения
геологическим
данным
установленных
произведено
картографирование месторождений меди и полиметаллов. В основном они
сосредоточены
в
пределах
Центрально-Мартайгинской
структурно
формационной и Кожуховской тектонической зон [Кондаков, Возная, 2013, с.
160,
161],
а
также
северного
Базырско-Печищенского
узла
медных
месторождений [Пяткин, 1977, с. 22], приуроченного к Прикузнецкому
мелкосопочному
району.
Исключение
составляют
оловянные
руды,
в
отношении которых автор диссертационного исследования придерживается
идеи об «импорте» олова с территории Восточного Казахстана.
23
3.4.
Следы
бронзолитейного
производства
в
северо-западном
лесостепном районе тагарской культуры
Археологические объекты металлургии в северо-западном лесостепном
районе тагарской культуры включают клады (Косогольский клад, случайные
находки на горе Арчекас), рудные выработки (Ужурский, Печищенский,
Парнинский,
Саралинский
рудники),
Косогольская,
Темринская,
Читыгис
медеплавильни
II),
(Саралинская,
поселения
с
остатками
бронзолитейного производства (Шестаково I, Березовый ручей II, Балалык VI,
Белоярское, Объюл, Озеро Попово, Усть-Парная VII, Ораки, Шушинское I,
Косоголь I).
Сообразно
с
геоморфологическим
районированием
Назаровско-
Минусинских межгорных котловин [Мистрюков, 1991], в границах таких
структур, как Чулымская равнина, Аргинское низкогорье, Назаровская равнина
и Кузнецкое низкогорье объекты со следами металлопроизводства и рудные
месторождения единичны. В пределах северных предгорий Кузнецкого Алатау
(низкогорье
Мариинской
тайги)
известны
многочисленные
медные
месторождения, однако признаков их освоения в древности не известно. В
наибольшей степени сочетание медно-сырьевых ресурсов и объектов со
следами бронзолитейного производства тагарского времени приходится на
Урюпскую, Крутоярскую, Ужурскую равнины и Прикузнецкий мелкосопочный
район.
В
заключении
изложены
сформулированные
в
диссертационном
исследовании выводы. Обращение к истории исследований цветного металла
тагарской культуры позволило выявить степень изученности элементного
состава медно-бронзовых изделий тагарской культуры и проанализировать
взгляды археологов о роли лесостепной металлургии в структуре тагарского
металлопроизводства. Выделены пять историографических этапов. Начальные
представления о составе сплавов с территории Сибири были получены
24
химическими методами во второй половине XIX в. В первой половине XX в.
была дана качественная характеристика минусинской металлургии бронзы VIII
– III вв. до н.э., как времени наибольшего расцвета бронзовой индустрии на
Енисее. В 1950-е гг. вышли работы химиков, завершившие период публикаций
о тагарских древностях, исследованных методами химического анализа. В
1960-х – 1980-х гг. имело место наиболее интенсивное изучение элементного
состава металла тагарской культуры. За эти десятилетия произведен анализ
почти 800 образцов инвентаря и следов металлургического производства
методом спектрального анализа. Исследования элементного состава бронз из
памятников северо-западного лесостепного района предпринимались только в
1960-е – 1970-е гг. После перерыва в последнее пятнадцатилетие ХХ в. новые
серии анализов были произведены С. В. Хавриным в 2000-е гг. Им
опубликованы около двухсот результатов рентгенофлюоресцентного анализа,
осуществлена
привязка
рецептур
к
хронологическим
комплексам
подгорновского, биджинского и сарагашенского этапов тагарской культуры.
Анализ
историографии
обнаружил
тенденцию
к
преобладанию
минусинских бронз над лесостепными в числе подвергнутых исследованиям
элементного состава. Укрепившаяся к началу 2010-х гг. неравная степень
изученности
вопросов
опубликованных
древней
результатов)
и
металлургии
северо-западного
минусинского
лесостепного
(495
(223
опубликованных результатов) районов в тагарское время актуализировало
исследование элементного состава металла из памятников северо-западного
лесостепного района тагарской культуры, начатое в 2015 г. коллективом
специалистов ФИЦ УУХ СО РАН и КМАЭЭ КемГУ, включавшим автора
предлагаемой диссертации, ставшей результатом этой работы.
Анализ данных элементного состава медно-бронзовых изделий из
памятников
северо-западного
лесостепного
района
тагарской
культуры
позволил установить, что в изученных комплексах металл представлен тремя
основными химико-металлургическими группами – оловянистой бронзой,
25
мышьяковистой бронзой и медью. Преобладание первой или второй и третьей
групп в серии данных по металлокомплексу памятника или этапа тагарской
культуры получало в работе трактовку как металлургическая традиция
(совокупность технологических приемов по составлению сплавов) – оловянная
или медно-мышьяковая соответственно. Медно-мышьяковая и оловянная
металлургические
традиции
являются
компонентами
инноваций,
сформированных под воздействием волн нового для территории тагарской
культуры населения (восточноказахстанского) и импульсов культурного
влияния (хунну). Развитие металлургии тагарской культуры северо-западного
лесостепного
района
представляется
как
последовательность
смен
металлургических традиций в период с VI в. до н.э. по II в. н.э.
Так, цветная металлургия раннего этапа тагарской культуры северозападного
лесостепного
металлургических
района
традиций,
характеризуется
соответствовавших
наличием
двум
двух
обособленным
археологическим комплексам. Одна традиция основывалась на преобладании
меди и мышьяковистой бронзы и была характерна для памятников,
аналогичных
тагарской
памятникам
культуры.
подгорновского
Для
такого
этапа
металла
минусинского
характерны
района
повышенные
концентрации никеля и изделия из чистой меди, лигатуры мышьяка,
единичность
сплавов,
легированных
оловом.
Медно-мышьяковая
металлургическая традиция раннего этапа тагарской культуры северозападного
лесостепного
района
выступает
элементом
преемственности
традициям цветной металлургии лугавской и карасукской культур позднего
бронзового века Южной Сибири, развивавшихся в условиях кризиса
оловодобычи в алтайских производящих центрах.
Вторая металлургическая традиция раннего этапа
заключалась в
преобладании оловянистых бронз и была выявлена по материалам памятников,
аналогичных
памятникам
биджинского
этапа
тагарской
культуры
минусинского района. Оловянная металлургическая традиция раннего этапа
26
тагарской
культуры
северо-западного
лесостепного
района
является
привнесенной в результате продвижения в ареал тагарской культуры
восточноказахстанского населения.
На развитом этапе тагарской культуры северо-западного лесостепного
района цветная металлургия характеризуется преобладанием оловянистых
бронз. Доли остальных химико-металлургических групп металла в это время не
превышали 20 %. Для металла этапа характерны немногочисленные примеры
медно-бронзовых изделий с повышенными концентрациями рудных примесей
мышьяка, свинца и железа. Оловянная металлургическая традиция развитого
этапа тагарской культуры северо-западного лесостепного района является
элементом
преемственности
традиции
легировать
сплавы
оловом,
сформировавшейся в комплексах раннего этапа тагарской культуры северозападного лесостепного района аналогичных биджинским минусинского
района тагарской культуры.
Цветная металлургия заключительного этапа тагарской культуры северозападного
лесостепного
района
характеризуется
отсутствием
одной,
преобладающей для всего металла данного этапа, химико-металлургической
группы. Для металлокомплексов могильников Серебряково I и Некрасово II
выявлена оловянная металлургическая традиция (59% и 75% легированного
оловом металла соответственно). Для металлокомплекса кургана Большой
Берчикуль выявлена медно-мышьяковая металлургическая традиция (79%
металла не содержит оловянных лигатур). В комплексах заключительного этапа
доля оловянных лигатур снизилась на 36%, наблюдается рост мышьяковых
лигатур и доли медных изделий. Формирование медно-мышьяковой традиции и
снижение доли химико-металлургической группы оловянистых бронз (по
сравнению с предшествующим развитым этапом, в металлокомплексах
которого доля легированного оловом металла составляла от 83% до 100%)
связаны с несколькими факторами. В их числе – прекращение разработок
27
оловянных рудников на Алтае, влияние инокультурной бронзолитейной
традиции хунну, миниатюризация погребального инвентаря.
В переходный тагаро-таштыкскский период цветная металлургия
северо-западного
лесостепного
района
характеризуется
преобладанием
мышьяковистых бронз в одних металлокомплексах и меди – в других. Для
металла периода свойственны повышенные концентрации рудных примесей
мышьяка к меди, преобладание мышьяковых лигатур над оловянными. Около
трети изделий изготовлены из меди. В ряду проанализированных комплексов
особое место занимает цветной металл из одиночного кургана Алчедат I,
характеризующийся ведущим типом сплава мышьяковой меди, в отличие от
преобладающих мышьяковистых бронз в других памятниках периода. Медномышьяковая металлургическая традиция переходного тагаро-таштыкского
периода выступает признаком преемственности металлургии заключительного
этапа тагарской культуры северо-западного лесостепного района тагарской
культуры. Помимо факторов, влиявших на металлургию бронзы, указанных для
заключительного этапа, в переходный тагаро-таштыкский период оказывало
воздействие массовое внедрение железа.
Анализ соотношения химико-металлургических групп сплавов изделий
разных категорий и типов не выявил корреляции химико-металлургических
групп и морфологии изделий. Основные категории массового тагарского
инвентаря изготовлены из сплавов, соответствующих принадлежности изделий
к этапам тагарской культуры. Дальнейшего изучения требует состав металла
таких категорий, исследованная выборка которых количественно не велика
(штандарты, котлы, кольца, ременные пряжки) или включает единичные
экземпляры (бляшка-пантера, наконечник стрелы, пуговица, топор-кельт). В
дополнительных уточнениях нуждаются выводы о составе металла кинжалов,
шильев и чеканов с круглыми обушками и бойками, сплавы которых в
наименьшей степени отвечают металлургическим традициям этапов, которыми
датированы изделия.
28
Картографирование производственных объектов со следами добычи,
выплавки меди и производства медно-бронзовых изделий показало их
наибольшую концентрацию в пределах Урюпской, Крутоярской, Ужурской
равнин и Прикузнецкого мелкосопочного района. Полученные данные
позволяют делать вывод об общности рудной базы степной и лесостепной
металлургии бронзы в тагарское время, по меньшей мере, в пределах
Прикузнецкого
мелкосопочного
горнометаллургического
центра,
а
района
также
об
Кузнецкоалатаусского
освоенности
технологий
бронзолитейного производства на территории Урюпской, Крутоярской и
Ужурской равнин.
У полученных в диссертационном исследовании результатов есть
перспектива
практического
применения:
в
характеристиках
тагарских
металлургических традиций заложен своеобразный хронологический маркер.
Он может служить вспомогательным признаком при установлении
и
уточнении, по меньшей мере, относительной хронологии вновь открываемых
тагарских
металлоносных
археологических
памятников
или
отдельных
комплексов в их составе. Не вызывает сомнений, что важнейшим условием
такого подхода должно стать продолжение выявления металлургических
традиций по хорошо датированным тагарским находкам. Представляется также,
что предлагаемое исследование актуализирует дальнейшее изучение тагарских
поселений, поиски объектов горного дела и металлургии в северных предгорьях
Кузнецкого Алатау, изучение элементного состава металла раннего этапа
тагарской культуры северо-западного лесостепного района, а также сравнение
полученных в диссертации данных с результатами исследований металла
соседствующих культур раннего железного века.
ОСНОВНЫЕ ПУБЛИКАЦИИ ПО ТЕМЕ ДИССЕРТАЦИИ
Основные положения диссертации изложены в 20 научных публикациях
общим объемом 15,75 п. л., в том числе автора 8,62 п. л.
29
Публикации
в
периодических
изданиях
из
Перечня
ведущих
рецензируемых научных журналов и изданий, в которых должны быть
опубликованы основные научные результаты диссертаций на соискание
ученой степени доктора и кандидата наук
1. Савельева, А. С. К вопросу о бронзолитейном производстве СевероВосточного Присалаирья в эпоху палеометалла: историография и проблема
рудных источников / А. С. Савельева, П. В. Герман // Вестник Кузбасского
государственного технического университета. – 2013. – № 6 (100). – С. 160–165
(0,5 п. л., в т. ч. автора 0,25 п. л.).
2. Герман, П. В. Древние горные выработки северо-восточного
Присалаирья – ориентир для поисков руд в XVIII веке / П. В. Герман,
А. С. Савельева // Горный журнал. – 2014. – № 9. – С. 147–149 (0,4 п. л., в т. ч.
автора – 0,2 п. л.).
3. Савельева, А. С. Древние горные выработки Чечулихинского
Салаирского прииска / А. С. Савельева, П. В. Герман // Вестник Кемеровского
государственного университета. – 2014. – № 3-3 (59). – С. 87–92 (0,63 п. л., в т.
ч. автора – 0,32 п. л.).
4. Герман, П. В. Рудознатец Дмитрий Попов и чудские копи: к вопросу о
древних рудных выработках в северо-восточном Присалаирье / П. В. Герман,
А. С. Савельева // Вестник Томского государственного университета. История.
– 2014. – № 5 (31). – С. 108–114 (0,7 п. л., в т. ч. автора – 0,35 п. л.).
5. Савельева, А. С. Цветной металл тагарской культуры: история
исследований состава сплавов на медной основе с 1860-х по 1950-е гг. /
А. С. Савельева // Вестник Томского государственного университета. История.
– 2015. – № 4 (36). – С. 85–95 (1,18 п. л.).
6. Савельева, А. С. Бронзы из курганного могильника тагарской
культуры Некрасово II (по материалам раскопок 1970 г.) / А. С. Савельева,
30
П. В. Герман // Вестник Томского государственного университета. История. –
2015. – № 6 (38). – С. 108–118 (1,13 п. л., в т. ч. автора – 0,57 п. л.).
7. Савельева, А. С. Цветной металл тагарской культуры: история
исследований состава сплавов на медной основе с 1960-х по 2000-е годы /
А. С. Савельева // Вестник Томского государственного университета. – 2016. –
№ 408. – С. 125–133 (0,94 п. л.).
8. Савельева, А. С. Бронзы кургана Алчедат I в контексте металлургии
тесинского
этапа
тагарской
культуры
в
Мариинской
лесостепи
/
А. С. Савельева, П. В. Герман, Л. Ю. Боброва // Вестник Кемеровского
государственного университета. – 2016. – Вып. 1(65). – С. 39–48 (1,13 п. л., в т.
ч. автора – 0,38 п. л.).
Статьи, опубликованные в других научных изданиях
9. Савельева, А. С. Типы сплавов на медной основе в эпоху
палеометалла / А. С. Савельева // Евразийское культурное пространство.
Археология, этнология, антропология: Материалы докладов V (L) Российской
(с
международным
участием)
археолого-этнографической
конференции
студентов и молодых ученых, Иркутск, 4 – 9 апреля 2010 г. – Иркутск: Изд-во
«Оттиск», 2010. – С. 263–265 (0,17 п. л.).
10. Савельева, А. С. Древнейшие рудники Северо-Западного СаяноАлтая / А. С. Савельева // I Усовские чтения в Кузбассе. Сборник трудов
научной молодежи. – 2010. – С. 89–92 (0,3 п. л.).
11. Герман, П. В. Новые данные о бронзах Северного Приангарья /
П. В. Герман, А. С. Савельева // III Северный археологический конгресс.
Тезисы докладов. 8 – 13 ноября 2010 г. Ханты-Мансийск / Урал. гос. техн. ун-т.
– Екатеринбург; Ханты-Мансийск: ИздатНаукаСервис, 2010. – С. 81–82 (0,1 п.
л., в т. ч. автора – 0,05 п. л.).
12.
Савельева,
палеометаллургического
А.
С.
статуса
Историографический
археологических
31
опыт
определения
памятников
Северо-
Западного Саяно-Алтая / А. С. Савельева // Кузбасс: образование, наука,
инновации. Материалы II Инновационного конвента, г. Кемерово, 6 – 7 декабря
2012 г. – Кемерово, 2012. – Т. 2. – С. 286–289 (0,22 п. л.).
13. Герман, П. В. Раскопки тагарского кургана в Мариинской лесостепи /
П. В. Герман, А. С. Савельева, О. С. Комина, А. А. Зимин // Материалы
научной сессии ИЭЧ СО РАН 2013 года. – Кемерово, 2013. – Вып. 5. – С. 139–
146 (0,89 п. л., в т. ч. автора – 0,22 п. л.).
14. Герман, П. В. Начало исследований на курганном могильнике
Шестаково-3 / П. В. Герман, А. С. Савельева, С. В. Баштанник, А. А. Зимин //
Материалы научной сессии ИЭЧ СО РАН 2014 года. – Кемерово: Изд-во ИЭЧ
СО РАН, 2014. – Вып. 6. – С. 135–140 (0,63 п. л., в т. ч. автора – 0,16 п. л.).
15.
Герман,
П.
В.
Раскопки
на
Большепичугинском
курганном
могильнике в Мариинской лесостепи / П. В. Герман, А. С. Савельева //
Археологические открытия 2010 – 2013 гг. – Москва, 2015. – С. 610–611 (0,11 п.
л., в т. ч. автора – 0,06 п. л.).
16. Савельева, А. С. Металл тагарской культуры (сплавы на медной
основе в материалах памятников Мариинской лесостепи) / А. С. Савельева, П.
В. Герман, Р. П. Колмыков, Л. Ю. Боброва // Материалы I Международной
конференции
«Древняя
металлургия
Саяно-Алтая
и
Восточной
Азии:
Минусинская котловина и сопредельные территории», посвященной памяти
д.и.н., проф. Я.И. Сунчугашева, Абакан, 23 – 27 сентября 2015 г. – Абакан,
Эхимэ, 2015. – С. 61–67 (0,66 п. л., в т. ч. автора – 0,17 п. л.).
17. Герман, П. В. Бронзолитейная площадка раннего железного века на
стоянке Взвоз в Северном Приангарье / П. В. Герман, С. Н. Леонтьев,
А. С. Савельева // Древности Приенисейской Сибири. – Красноярск: Сиб.
федер. ун-т, 2015. – Вып. VII. – С. 68–86 (2,27 п. л., в т. ч. автора – 0,76 п. л.).
18. Савельева, А. С. Сарагашенский комплекс бронз из могильника
Серебряково I / А. С. Савельева, П. В. Герман // Археология Южной Сибири. К
32
40-летию кафедры археологии КемГУ. – Кемерово, 2016. – Вып. 27. – С. 115–
123 (1,04 п. л., в т. ч. автора – 0,52 п. л.).
19. Савельева, А. С. Тагарские бронзы Мариинской лесостепи /
А. С. Савельева // Развитие – 2016: Сборник трудов ежегодной конференции
молодых ученых ФИЦ УУХ СО РАН. – Кемерово: ФИЦ УУХ СО РАН, 2016. –
С. 191–203 (1,32 п. л.).
20. Бобров, В. В. Бронзовые котлы скифского времени из Кузнецкой
котловины и Мариинской лесостепи / В. В. Бобров, Л. Ю. Боброва,
А. С. Савельева // Теория и практика археологических исследований. –
Барнаул, 2017. – Т. 17. – № 1. – С. 104–122 (1,43 п. л., в т. ч. автора – 0,48 п. л.).
33
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
11
Размер файла
533 Кб
Теги
район, культура, данных, север, цветная, металлургии, элементной, лесостепной, западного, состав, тагарской
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа