close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Возрастные структурные особенности селезенки крыс при введении ксеногенной спинномозговой жидкости

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
МАКАЛИШ ТАТЬЯНА ПАВЛОВНА
ВОЗРАСТНЫЕ СТРУКТУРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ СЕЛЕЗЕНКИ КРЫС
ПРИ ВВЕДЕНИИ КСЕНОГЕННОЙ СПИННОМОЗГОВОЙ ЖИДКОСТИ
14.03.01 Анатомия человека
(биологические науки)
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата биологических наук
Санкт-Петербург - 2018
2
Работа выполнена на кафедре нормальной анатомии Медицинской академии
имени С. И. Георгиевского (структурное подразделение) федерального
государственного
автономного
образовательного
учреждения
высшего
образования «Крымский федеральный университет имени В. И. Вернадского»
Научный руководитель:
доктор медицинских наук, професор
Пикалюк Василий Степанович
Официальные оппоненты:
Клочкова Светлана Валерьевна — доктор медицинских наук, профессор,
федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего
образования Первый Московский государственный медицинский университет
имени И.М. Сеченова Министерства здравоохранения Российской Федерации
(Сеченовский Университет), кафедра анатомии человека, профессор.
Краюшкин Александр Иванович — доктор медицинских наук, профессор,
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
образования «Волгоградский государственный медицинский университет»
Министерства здравоохранения Российской Федерации, кафедра анатомии
человека, заведующий.
Ведущая организация:
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
образования "Северо-Западный государственный медицинский университет
им.И.И. Мечникова" Министерства здравоохранения Российской Федерации.
Защита диссертации состоится « 06 » июня 2018 г. в 13.00 часов на заседании
диссертационного совета Д.208.087.01 на базе федерального государственного
бюджетного образовательного учреждения высшего образования «СанктПетербургский государственный педиатрический медицинский университет»
Министерства здравоохранения Российской Федерации по адресу:194100, СанктПетербург, ул. Литовская, д. 2.
С диссертацией можно ознакомиться в научной библиотеке ФГБОУ ВО
СПбГПМУ Минздрава России (194100, г. Санкт-Петербург, ул. Кантемировская,
д. 16) и на сайте ФГБОУ ВО СПбГПМУ Минздрава России http://gpmu.org.
Автореферат разослан «___» __________ 2018 г.
Учёный секретарь диссертационного совета
доктор медицинских наук, профессор
Кульбах Ольга Станиславовна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования. Стремительное развитие цивилизации,
увеличение объемов добычи, переработки и использования углеводородов,
радиоактивных веществ, влечет за собой активное антропогенное загрязнение
окружающей среды с повышением фона радиации на производстве и в быту.
Влияние столь неблагоприятных факторов на здоровье человека приводит к
структурным изменениям в тканях, нарушению деятельности отдельных органов,
а в особо тяжелых случаях и всего организма в целом. Все это заставляет ученых
обращать пристальное внимание на органы иммуногенеза, обеспечивающие
защитные
механизмы
организма.
Селезенка
является
крупнейшим
периферическим лимфоидным органом, вносящим значительный вклад в
формирование иммунного ответа, количественный и качественный состав
иммунокомпетентных клеток крови и лимфы (Йегер Л., 1999; Путалова И. Н. и
др., 2010; Филимонов В. И. и др, 2013;Никитюк Д. Б. и др, 2015; CestaM. F., 2006).
Будучи по своей функции фильтром крови, селезенка быстро реагирует на
содержащиеся в ней антигены и поврежденные клетки изменениями
микроструктуры и цитоархитектоники (Афанасьев Ю. И., 2002). В то же время
селезенка крайне уязвима для экзогенного воздействия как орган, содержащий
активно
пролиферирующие
клетки.
Достаточно
широко
изучены
морфологические преобразования селезенки после воздействия различных
веществ химической и биологической природы, а также стрессовых и тяжелых
патологических состояний, гипергравитации, ионизирующего излучения
(Груздева О. Н., 1999; Клименко М. О, 2010; Мороз Г. А., 2011; Бахмет А. А.,
2014; Барканов В. Б. и др., 2015; Кварацхелия А. Г., 2016).
Возрастающее влияние экзогенных факторов на организм требует поиска
новых способов укрепления его защитных функций. Несмотря на большое
разнообразие иммуномодулирующих препаратов, изыскание новых средств для
коррекции иммунопатологических состояний не прекращается. Одним из
перспективных направлений является использование в этих целях природных
биогенных препаратов, к которым относим ксеногенную спинномозговую
жидкость (КСМЖ, цереброспинальная жидкость, ликвор).
Спинномозговая жидкость (СМЖ) является уникальной биологической средой
организма, обеспечивающей нормальное функционирование нервной системы.
Специфика образования СМЖ и пути ее циркуляции не только по цистернам и
межоболочечным пространствам, но и в паренхиме головного мозга,
обуславливают транспортно-регуляторную функцию ликвора (Пикалюк В. С. и
др, 2010). Химический состав ликвора позволяет рассматривать его как
интегрирующее звено между эндокринной и центральной нервной системами. А
частичный отток СМЖ через периневральные пространства, окружающие
черепномозговые и спинномозговые нервы, обеспечивает ее связь с иммунной
4
системой. СМЖ богата различными органическими соединениями, в том числе и
биологически активными веществами, такими как нейропептиды, факторы роста,
гормоны, оказывающие влияние на клетки лимфоидного ряда (Пикалюк В. С. и
др, 2010). Содержание в ликворе некоторых из этих веществ значительно
превосходит их концентрацию в плазме крови (Thompson E.J, 2005). Учитывая
высокий регуляторный потенциал ликвора, теоретический интерес представляет
изучение его влияния на органы иммуногенеза «в обход» гематоэнцефалического
барьера. Отсутствие видовой и индивидуальной специфичности дает возможность
использовать ксеногенной СМЖ как биостимулятор без предварительной очистки
и обработки, делает возможным введение его любым видам животных, в том
числе и человеку, без риска вызвать сильные аллергические реакции или
отторжение (Головацкий А. С. и др., 2008; Мороз Г. А., 2010).
Аллоликворотерапия и ксеноликворотерапия неоднократно успешно применялись
в практической медицине при острых кровопотерях (Атанова Е. Н., 1931),
неврологических (Неуймина М.К. и др., 1991) и психических (Пикалюк В. С. и
др., 2016) заболеваниях без глубокого теоретического обоснования и
фундаментальных доклинических исследований. Доступность и обширность
сырьевой базы обуславливает низкую себестоимость и удобство изготовления
лекарственного препарата на основе ксеногенного ликвора. По химическому
составу наиболее близким к ликвору человека является спинномозговая жидкость
крупного рогатого скота (Ткач В. В., 1988). Возможность использовать ликвор
коров в качестве основы для биопрепарата обуславливает широкую сырьевую
базу, низкую себестоимость и удобство его изготовления.
Степень разработанности темы. И^ледование спинномозговой жидкости
началось в первой половине ХХ века и было направлено на выяснение ее
функций. Постепенно, с развитием биохимических и иммунологических методов,
был установлен химический и клеточный состав ликвора (Фридман А. П., 1971;
Цветанова Е. М., 1986). Изучение эффектов ксеногенной СМЖ на различные
органы и ткани учеными Крымской морфологической школы началось в 80-е
годы прошлого столетия под руководством профессора В. В. Ткача. В частности,
изучено влияние ликвора на жизнеобеспечивающие органы и системы,
эндокринные железы, сосудистые сплетения желудочков мозга. На основании
теоретических и экспериментальных данных была предложена концепция
регуляторного воздействия ликвора (Ткач В. В. и др., 1988; Кривенцов М. А.,
2006; Пикалюк В. С. и др., 2012). В формирование генерализованного ответа
организма на экзогенное воздействие ксеногенной СМЖ ведущую роль занимает
система иммуногенеза. Ранее были изучены особенности структуры брыжеечных
лимфатических узлов (Кривенцов М.А., 2008), тимуса (Кривенцов М. А., 2015), а
также красного костного мозга крыс (Шаймарданова Л. Р., 2011) на фоне введения
ликвора. При этом остаются неизученными морфологические преобразования
5
крупнейшего периферического лимфоидного органа— селезенки, без чего
невозможно составить целостное представление о реакции иммунной системы
реципиента на введение ксеногенной СМЖ.
В связи с этим, представляет интерес изучение структурных особенностей
селезенки под действием ксеногенной спинномозговой жидкости, а также
выявление возможностей ликвора влиять на репаративные потенции органа.
Цель исследования. Комплексно изучить структурные преобразования
селезенки крыс в возрастном аспекте и после тотального воздействия
ионизирующего излучения на животных половозрелого возраста при
парентеральном введении ксеногенной спинномозговой жидкости.
Задачи исследования:
1. Изучить морфологические особенности селезенки крыс различных
возрастных групп.
2. Описать особенности морфологической структуры селезенки под действием
ксеногенной спинномозговой жидкости в зависимости от возраста животных и
кратности введения ликвора.
3. Выявить морфологические изменения в селезенке крыс после однократного
тотального гамма-облучения и оценить репаративные возможности органа после
введения ксеногенного ликвора в постлучевом периоде.
Научная новизна. В работе впервые на экспериментальном материале
описаны морфологические особенности паренхимы селезенки крыс после
введения ксеногенного ликвора на разных стадиях постнатального онтогенеза в
зависимости от кратности введения.
Установлен факт отсутствия
иммунопатологических реакций со стороны изучаемого органа. Созревание
морфологических структур селезенки новорожденных крыс наступает в более
ранние сроки. Крысы периода полового созревания реагируют увеличением В-зон
или Т-зон белой пульпы в зависимости от кратности введения КСМЖ.
Морфологические изменения в селезенке половозрелых крыс аналогичны
изменениям, возникающим при воздействии иммуностимулирующих препаратов
и проявляются гиперплазией белой пульпы с увеличением количества вторичных
лимфоидных узелков. В период предстарческих изменений ликвор оказывает
иммуностимулирующее воздействие после трехкратного введения. Обнаружен
эффект ускорения процессов репарации селезенки крыс половозрелого возраста
после тотального однократного облучения в дозе 5 Гр.
Практическая значимость полученных результатов
В диссертационном исследовании продемонстрированы постнатальные
морфофункциональные изменения селезенки крыс после введения ксеногенной
спинномозговой жидкости. Эффекты СМЖ, как одной из гуморальных сред,
обеспечивающей интеграцию нервной, эндокринной и иммунной систем, важны
для построения механизма центральной регуляции функций селезенки и работы
6
гематоэнцефалического
барьера.
Материалы
исследования
дополняют
представление о биологических эффектах ксеногенного ликвора на органы
иммуногенеза в норме и после однократного тотального гамма-облучения.
Полученные
результаты
подтверждают
предположение
об
иммуностимулирующих потенциях ликвора и возможности его использования в
качестве сырья для биопрепарата широкого спектра действия.
Основные положения и выводы работы были внедрены в учебный и научный
процесс на кафедрах нормальной анатомии ФГБОУ ВО Ульяновский
государственный университет, кафедрах биологии, патологической анатомии с
секционным курсом, лечебной физкультуры и спортивной медицины,
физиотерапии с курсом физического воспитания Медицинской академии им. С. И.
Георгиевского ФГАОУ ВО «Крымский федеральный университет им. В. И.
Вернадского».
Научные положения, выносимые на защиту:
1. Степень выраженности и направленность изменений в паренхиме селезенки
под действием ксеногенной спинномозговой жидкости зависят от возраста
подопытных животных и кратности введения ликвора. У новорожденных
животных наблюдали форсированное созревание органа; у молодых и зрелых
крыс селезенка реагирует гиперплазией белой пульпы; в возрасте предстарческих
изменений происходит замедление возрастной инволюции селезенки.
2. Многократное введение ксеногенного ликвора облученным животным
приводит к появлению в лимфоидных узелках центров размножения лимфоцитов,
заселению лимфоцитами из центральных органов иммуногенеза маргинальной
зоны и красной пульпы селезенки, вследствие чего репарация органа завершается
в более короткие сроки.
Апробация результатов и степень их достоверности
Анализ литературных источников позволил в достаточной степени оценить
актуальность поставленной научной задачи и степень изученности вопроса.
Выбранные методы исследования соответствуют цели и задачам. Все
количественные
данные
подверглись
статистической
обработке
параметрическими и непараметрическими методами с уровнем достоверности при
вероятности ошибки р<0,05.
Материалы диссертации были освещены на 3 зарубежных и 5 всероссийских
конференциях с международным участием.
Личный вклад диссертанта. Автором самостоятельно проведены патентно­
информационный поиск, анализ научной литературы по данной проблеме,
получение экспериментального материала для световой и электронной
микроскопии, изготовление и анализ гистологических препаратов и
электроннограмм, органо- и гистоморфометрия с последующей их статистической
обработкой и обобщением полученных результатов. Главы диссертации написаны
7
диссертантом самостоятельно. Под руководством научного руководителя
соискатель провёл анализ и обобщение результатов исследования, сформулировал
главные положения и выводы. Самостоятельно и в соавторстве с научным
руководителем написаны статьи.
Публикации. Основные результаты проведенного исследования изложены в
13 научных работах, из них 5 — в специализированных рецензируемых журналах
(3 — в рецензируемых журналах, внесенных в перечень ВАК Российской
Федерации), 8 — в материалах конгрессов, съездов и научных конференций.
Объем и структура диссертации. Работа изложена в соответствии с
существующими требованиями ГОСТ Р 7.0.11-2011 на 125 страницах
компьютерного текста и включает в себя введение, обзор литературы, материалы
и методы, результаты исследований, заключение, практические рекомендации,
список условных сокращений, список использованной литературы. В
диссертационной работе представлено 19 таблиц и 39 рисунков, из которых 28 —
микрофотографии. Список литературы содержит 158 источников, из них 111
отечественных и 47 иностранных.
МАТЕРИАЛ И МЕТОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Прижизненное получение спинномозговой жидкости осуществляли от
здоровых лактирующих коров породы красная степная, поскольку именно в
период лактации концентрация биологически активных веществ в ликворе
достигает максимума (Пикалюк В. С. и др, 2010). Перед процедурой взятия
ликвора коров обследовал ветеринарный врач на базе АО «Партизан» (Республика
Крым, Симферопольский район, с. Журавлевка, ул. Мира, 40). Собственно взятие
КСМЖ производили путем субокципитальной пункции по методу проф.
В. В. Ткача (патент 65154, Украина) в закрытые стерильные пластиковые
пробирки. После получения ликвор оценивали на прозрачность, отсутствие
примесей крови, после чего замораживали в жидком азоте при температуре 196оС в сосудах Дюара для сохранения всех биологических свойств КСМЖ
(патент 62850А, Украина). Хранение осуществляли в морозильных камерах при
температуре -60оС. Непосредственно перед введением вещества животным
ликвор оттаивали при комнатной температуре.
Эксперимент проводили на крысах линии Wistar обоих полов. Для выявления
изменений морфологической структуры селезенки на разных этапах
постнатального онтогенеза сформировали четыре группы из животных периода
новорожденности, неполовозрелого, половозрелого возрастов и периода
предстарческих изменений (возраст указан на момент начала эксперимента). В
каждой возрастной группе выделяли 2 подгруппы: контрольную, в которой
животные получали 0,9% раствор NaCl, и экспериментальную, в которой
животным
вводили
КСМЖ.
Вещества
вводили
внутримышечно,
новорожденным — внутрибрюшинно, из расчета 2 мл/кг массы животного. Ранее
8
было установлено, что многократное введение ликвора в такой дозировке
наиболее эффективно (Ткач В. В. и др, 1986). Инъекции осуществляли раз в трое
суток. Для определения краткосрочного и долгосрочного эффектов от введения
КСМЖ животных выводили из эксперимента на 7-е (трехкратное введение
ликвора) и 30-е (десятикратное введение ликвора) сутки от начала эксперимента.
Поскольку наиболее благоприятный эффект от введения КСМЖ на
периферические органы иммуногенеза обнаружен у животных молодого возраста
(Кривенцов М.А., 2008), именно эту возрастную группу мы выбрали для
моделирования иммуносупрессии. Вследствие массовой гибели лимфоцитов под
действием ионизирующего излучения появляется возможность в определенной
степени разделить специфический и неспецифический характер действия
ксеногенного ликвора. Для получения эффекта иммуносупресии половозрелых
крыс подвергали однократному тотальному гамма-облучению на линейном
ускорителе Clinac 2100 (Varian, США) на базе Государственного бюджетного
учреждения здравоохранения Республики Крым «Крымский республиканский
онкологический клинический диспансер имени В. М. Ефетова» (Республика
Крым, город Симферополь, ул. Беспалова д. 49-а). Выбрана наиболее часто
используемая при моделировании костномозговой формы острой лучевой болезни
у крыс доза облучения 5 Гр (Старых О. Н., 2002; Жетписбаев Г. А., 2006;
Кривенцов М. А., 2014), которая является ниже сублетальной для этого отряда
животных и гарантирует выживаемость всех экспериментальных животных в
течение 30 дней. На следующие сутки после облучения этим животным в
экспериментальной дозировке вводили КСМЖ или физраствор трех- и
десятикратно. Контрольными животными в данной части эксперимента служили
половозрелые необлученные крысы, получавшие раствор натрия хлорид.
Материалом для исследования служили селезенки 120 крыс. Показатели
морфофункциональных особенностей селезенки у опытной и контрольных групп
определяли следующими методами:
1. Био- и органометрическими: определение веса крысы и селезенки,
измерение линейных размеров и объема органа.
2. Гистологическими: серийные гистологические срезы, окраска гематоксилин­
эозином, окраска по ван-Гизон.
3. Морфометрическими: определение общей площади среза (на уровне ворот
органа),
соотношения
площадей
белой
и
красной
пульпы
и
соединительнотканных компонентов, количества лимфоидных периартериальных
влагалищ (ПАЛВ) и лимфоидных узелков (ЛУ), количества первичных и
вторичных ЛУ, определение абсолютных и относительных площадей отдельных
зон ЛУ.
4. Электронномикроскопическими: описание морфологии клеток лимфоидного
ряда с целью обнаружения изменений в их строении.
9
5.
Статистическими методами: методы описательной статистики, определение
достоверности различий между группами, двухфакторный дисперсионный анализ.
Животных взвешивали, выводили из эксперимента путем декапитации под
эфирным наркозом, после чего выделяли селезенку. Измеряли массу органа на
торсионных весах AN-50, определяли линейные размеры органа: длину, ширину и
толщину (последние два параметра на уровне ворот органа) с помощью
штангенциркуля ШТ-1, определяли объем органа путем погружения его в
жидкость.
Вычисляли относительную массу селезенки по
формуле
Мотн = Мсел*100/Мжив.
После этого селезенку фиксировали в 10% растворе формалина, проводили
через батарею спиртов и заливали в парафиновые блоки по общепринятым
методикам. Срезы толщиной 3-5 мкм получали, используя санный микротом МС2. Для гистоморфологического изучения срезы окрашивали гематоксилин­
эозином и по ван-Гизон. Изучение гистоморфометрических изменений
производили методом сопоставления относительных площадей белой и красной
пульп, определяли количество периартериальных лимфоидных влагалищ,
первичных и вторичных лимфоидных узелков. Измеряли абсолютные и
относительные размеры зон лимфоидных узелков (периартериальную,
мантийную, маргинальную, герминативный центр). Для этих целей применяли
морфометрический комплекс, включающий микроскоп Olympus BX-41 с
объективами: Plan 4x да/-, Plan 10x x/0,25, Plan 40x x/0,65, да/0,17, цифровой
фотоаппарат Olympus C 5050Z, персональный компьютер, с использованием
программного обеспечения «ImageJ».
Для анализа субклеточных изменений в органе с помощью электронной
микроскопии вырезали кусочек селезенки размером 1 мм , фиксировали в 2,5%
растворе глютарового альдегида на фосфатном буфере с рН 7,2-7,4 в течение 1
часа при температуре -4°С. Материал промывали в 0,1 М фосфатном буфере 3
раза по 20 минут и дофиксировали 1% раствором тетраоксида осмия на 0,1%
фосфатном буфере 2,5 часа. После проведения через батарею спиртов
возрастающей концентрации и абсолютный ацетон, материал заключали в смесь
эпоксидных смол в капсулы. Полимеризацию осуществляли в термостате при
температуре 37°С (12 часов), 56°С (12 часов), 45°С (12 часов). Полутонкие срезы
толщиной 0,5-1,5 мкм изготавливали на ультратоме ЛКБ-460 с последующим
контрастированием метиленовым синим. После изучения полутонких срезов,
определения по ним плотности клеток, готовили ультратонкие срезы с помощью
ультрамикротома
ULTRACUT
с
последующим
контрастированием
уранилацетатом и цитратом свинца. Просмотр и фотографирование срезов
производили на электронном микроскопе ПЕМ-106.
Данные гисто- и цитоморфометрических исследований обрабатывали
статистически с помощью пакета лицензированных программ Ststistica 10.0,
Л
10
вычисляя среднюю арифметическую для всей группы, среднеквадратическое
отклонение, ошибку средней, коэффициент вариации, различия между средними
величинами опыта и контроля в процентах. Достоверность полученных данных
определяли на основании t-критерия Стьюдента в случае нормального
распределения значений признака, U-критерия Манна-Уитни в случае
распределения значений признака отличного от нормального, а также критерий
Краскела-Уоллиса при сравнении трех и более групп. Для установления факта и
степени влияния контролируемых факторов (введение ликвора, сроки
эксперимента, возраст животных) на результирующие гистоморфометрические
показатели применяли одно- и двухфакторный дисперсионный анализ с помощью
критерия ANOVA. Достоверными считали результаты при значении р
(вероятность ошибки) < 0,05.
Все измерения и исследования производили с использованием средств
измерительной техники и вспомогательного оборудования, прошедших
метрологическую поверку на базе отдела морфологии с электронной
микроскопией
Центральной
научно-исследовательской
лаборатории
Медицинской академии им. С. И. Георгиевского.
РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ
Спинномозговая жидкость обладает уникальным физико-химическим
составом. Будучи продуктом сосудистых сплетений желудочков головного мозга,
она содержит большое количество нейрогормонов, факторов роста,
интерлейкинов и специфических иммуноглобулинов, что обуславливает
регуляторное влияние ее на различные органы и ткани. Влиянию ликвора
подвержены органы иммуногенеза, как центральные, так и периферические.
Анализ результатов эксперимента показал, что введение ксеногенного ликвора
приводит к изменениям в паренхиме селезенки крыс, направленность и степень
выраженности которых зависит от возраста подопытных животных и кратности
введения им КСМЖ.
Инъекции спинномозговой жидкости вызвали изменения массы животных и
селезенки разнонаправленного характера. Трехкратное введение ликвора
новорожденным крысам привело к уменьшению массы тела на 24,64%* и массы
селезенки на 80,00%* относительно контрольной группы. При десятикратном
введении ликвора наблюдали увеличение массы тела на 20,31%* и уменьшение
массы селезенки на 60,00%*. Подобные результаты были получены и в группе
животных предстарческого возраста, однако там они носили менее выраженный
характер и статистически не значимы. Однонаправленными были изменения
массы животного и органа в группе неполовозрелых крыс, у которых после
трехкратного введения ликвора наблюдали увеличение массы тела на 29,94%* и
массы селезенки на 42,86%*. После десятикратного введения наблюдали
уменьшение показателей биометрии. Массметрические показатели крыс зрелого
11
возраста неизменно росли независимо от кратности введения. Так, после
трехкратного введения ликвора прирост массы тела животных составил 25,95%*,
при этом масса органа практически не изменилась. После десятикратного
введения масса тела изменилась незначительно, лишь на 7,31%*, а масса
селезенки выросла на 38,30%. Как известно, селезенка является одним из депо
крови в организме млекопитающих, вследствие чего ее объем и масса динамично
изменяются в зависимости от степени заполнения кровью (Афанасьев Ю, И.,
2002). Поскольку каждую группу животных подбирали из отдельного помета,
различия между группами неизбежны. Скорее всего, эти изменения носят
индивидуальный характер. Единственно значимы изменения размеров органа в
зависимости от возраста экспериментальных животных.
Более показательным параметром является процентное соотношение площадей
соединительнотканных элементов, красной и белой пульпы, т.к. они
непосредственно отражают функциональные возможности органа. Изменения
данных параметров в контрольных группах зависели исключительно от возраста
подопытных животных. Доля соединительнотканных элементов составляла 2 —
4%. Доля красной пульпы уменьшалась по мере функционального созревания
органа, уступая место белой, составляя 58,5 — 76,9%, при этом наименьшее
значение наблюдали в группе зрелых крыс, а наибольшее - у новорожденных.
Динамика изменений доли белой пульпы была обратной: у новорожденных крыс
она не превышала 22,84%, тогда как в остальных возрастных группах контроля
белая пульпа занимала в среднем 35,50% от площади среза. Полученные данные
вполне согласуются с данными других авторов, описывающих гистологическую
структуру селезенки на различных этапах постнатального онтогенеза (Головацкий
А. С. и др., 2008; Мороз Г. А., 2010; Никитюк Д. Б. и др., 2015; CestaM. F., 2006).У
крыс экспериментальных групп доля соединительнотканных элементов равнялась
2-5%, при этом значительно увеличивалась в предстарческом возрасте за счет
утолщения трабекул и стенок сосудов. Динамика изменения количества
соединительной ткани с возрастом животного была одинакова в контрольных и
экспериментальной группах, не зависела от кратности введения ликвора. Это
подтвердилось результатами двухфакторного дисперсионного анализа (F=0,064).
Таким образом, можно сделать вывод об отсутствии влияния ликвора на
состояние капсулы, трабекул и пульпарных сосудов селезенки. Что касается
микроциркуляторного русла, то нами было отмечено усиление ветвления
центральных и кисточковых артериол в ЛУ селезенки в ответ на введение
ликвора, однако данный показатель не оценивался нами количественно, т.к. не
вносил существенных изменений в соотношение относительных площадей
стромы и пульпы селезенки. Подобный эффект ликвора на микрокапилляры
паренхиматозных органов был описан и другими авторами (Кривенцов М. А.,
2008, 2013; Киселев В. В., 2012), приписывавшими его к неспецифическому
12
влиянию КСМЖ на организм реципиента. В экспериментальных группах
возрастная динамика изменений относительной площади красной пульпы была
разнонаправленной и, как показали результаты дисперсионного анализа, зависела
от кратности введения ликвора. Изменение относительной площади белой пульпы
обратно пропорционально площади красной, т.к. одна замещает другую. Процент
белой пульпы у новорожденных достаточно низок. Это обусловлено тем, что в
первый месяц жизни лимфоциты только заселяют пульпу селезенки, лимфоидные
узелки мелкие, различить в них зоны достаточно трудно. В пульпе органа
сохраняются очаги эритропоэза, поскольку до достижения крысами подсосного
возраста их селезенка продолжает выполнять кроветворную функцию (Metcalf D.,
1971; Wolber F. M., 2002; Cesta M. F., 2006; Bertrand J. Y. et al., 2006). В
последующие возрастные периоды доля белой пульпы заметно возрастала. Так,
трехкратное введение ликвора привело к значительному (на 27,38%*) увеличению
площади белой пульпы у неполовозрелых крыс, а десятикратное введение — к
аналогичному эффекту в группе зрелых животных (на 30,58%* выше
контрольных значений). У крыс предстарческого возраста наблюдали
наименьший процент белой пульпы в результате начавшейся возрастной
инволюции органа, однако, трехкратное введение ликвора несколько сдержало
эти процессы. Двухфакторный дисперсионный анализ полученных данных
показал значительную степень влияния ликвора (F=14,74), а также кратности
введения (F=3,95), на процентное соотношение площадей белой и красной
пульпы.
Клеточный состав красной пульпы несколько варьировал в зависимости от
возраста. У новорожденных крыс помимо эритроцитов часто встречали крупные
лимфоциты, а также очаги экстрамедуллярного гемоцитопоэза. У животных
других возрастов встречали макрофаги, нейтрофилы, базофилы, а также
лимфоциты на разных стадиях созревания. Степень кровенаполнения синусов и
клеточной плотности селезеночных тяжей количественно выражались в плотности
клеток, несколько отличавшейся в зависимости от группы и кратности введения
ликвора. Эритроцитарно-лейкоцитарный индекс отражал в некоторой степени
активность процессов миграции лимфоцитов между периферической кровью,
селезеночными тяжами и ЛУ.
Обращая более пристальное внимание на белую пульпу селезенки, следует
заметить, что общее количество ЛУ в различных возрастных группах отличалось
незначительно (за исключением новорожденных крыс, в силу функциональной
незрелости органа). В большинстве случаев две трети узелков имели центры
размножения. При этом размеры узелков в каждой возрастной группе значительно
варьировали в зависимости от кратности введения ликвора. Наиболее значимый
вклад в изменение размеров узелка вносила маргинальная зона. Зачастую она
составляла до 60% от площади ЛУ. Изменение площади остальных зон ЛУ было
13
не столь значительным или недостоверным, равно как и изменение диаметра
ПАЛВ за исключением отдельных случаев (рис 1). Они достоверно превысили
контрольные значения на 190,83%* и 75,16%* соответственно. С течением
эксперимента наблюдали увеличение этих показателей на 84,65%* и 38,65%*.
Рисунок 1 — Диаметр ПАЛВ после введения КСМЖ. Отклонение от
контрольных значений
В группе новорожденных крыс увеличение диаметра ПАЛВ можно объяснить
более ранними сроками наступления функциональной зрелости органа под
действием ликвора. В группе животных предстарческого возраста после
многократного введения КСМЖ наблюдали обеднение клеточного состава Тзависимых зон, вызванное миграцией лимфоцитов в периферическую кровь либо
их гибелью, при этом первой реагирует именно ПАЛВ. Это объясняется тем
фактом, что периартериальная зона ЛУ и ПАЛВ являются местами скопления
преимущественно Т-лимфоцитов, отвечающих за клеточную ветвь иммунитета, в
то время как маргинальная зона наполнена преимущественно В-лимфоцитами. В
работах В. В. Ткача, В. В. Ткача (мл) и М. А Кривенцова (2006) показано, что
КСМЖ не оказывает существенного влияния на клеточный иммунитет. Наоборот,
после введения ликвора реципиенту значительно увеличивается количество
антигенсвязывающих и антителсинтезирующих клеток. Такие клетки, как
известно, сконцентрированы в маргинальной зоне ЛУ. По этой причине, изучая
белую пульпу селезенки, особое внимание мы обратили на размеры ЛУ, их ГЦ и
маргинальную зону.
Иммунологическая активность селезенки отражена, в первую очередь, в
количестве и размерах ЛУ. Дисперсионный анализ показал высокую степень
зависимости абсолютных размеров ЛУ от возраста (F=95,96) и кратности
введения КСМЖ (F=7,28). У новорожденных крыс трехкратное введение КСМЖ
вызвало увеличение площади и диаметра ЛУ (рис. 2).
14
Рисунок 2 — Изменение размеров ЛУ и некоторых его зон после трехкратного
введения КСМЖ в возрастном аспекте
Столь стремительный прирост белой пульпы связан, в первую очередь, с
ростом самого органа. Кроме того, даже после трехкратного введения ликвора
формирование ЛУ завершалось значительно раньше. Такой эффект КСМЖ на
органы иммуногенеза новорожденных крыс подтверждается данными других
авторов (Кривенцов М. А., 2013). Показано, что введение им ликвора уже на 7-е
сутки эксперимента приводит к увеличению относительной площади мозгового
вещества брыжеечных лимфатических узлов, в то время как тимус животных
находится в состоянии угнетения. Поскольку мозговое вещество лимфатических
узлов и маргинальная зона ЛУ селезенки являются аналогичными по функции
зонами, становится очевидным увеличение ЛУ за счет разрастания маргинальной
зоны и подтверждает активацию ликвором гуморальной ветви иммунитета.
Аналогичное действие на белую пульпу селезенки оказало трехразовое
введение ликвора крысам неполовозрелого возраста, а также многократное
введение КСМЖ крысам половозрелого и предстарческого возрастов. В
последнем случае разрастание ЛУ происходило зачастую за счет слияния
ближайших узелков, вследствие чего общее количество ЛУ уменьшалось. Кроме
того, в белой пульпе селезенки крыс предстарческого возраста наблюдали
процессы возрастной инволюции, проявлявшиеся размытием зон узелка, особенно
маргинальной; исчезновением герминативных центров, что косвенно указывает на
прекращение процессов пролиферации лимфоцитов. Начиная с периода половой
зрелости, иммуномодуляционные сдвиги в селезенке носят инволютивный
характер, затрагивая последовательно ПАЛВ, ЛУ, маргинальную зону и
проявляются гипоплазией с уменьшением числа лейкоцитов в белой пульпе. На
этом фоне увеличивается относительная площадь В-зависимых зон белой пульпы,
что свидетельствует об активации миграции рециркулирующих Т- и В-
15
лимфоцитов. Это обеспечивает определенную стабильность иммунологического
статуса начинающего стареть организма (Рябкина А. И. и др., 2008; Мороз Г. А.,
2012; Кузнецова Е. П. и др., 2013). Трехкратное введение ликвора крысам
предстарческого возраста оказало сдерживающий эффект на процессы инволюции
на фоне некоторого уменьшения процента площади белой пульпы за счет
уменьшения размеров ЛУ. Однако последнее произошло в первую очередь
вследствие уменьшения маргинальной зоны. Границы ее, как и других зон узелка,
были четко очерчены и хорошо различимы. Кроме того большое количество ЛУ
имело просветленные центры.
Десятикратное введение ликвора крысам ювенильного возраста также привело
к уменьшению процента белой пульпы селезенки от общей площади среза органа,
однако в данном случае наблюдали увеличение относительной площади Тзависимых зон (периартериальной зоны ЛУ и ПАЛВ, рис.3.), тогда как изменение
размеров маргинальной зоны, определяющей в большинстве случаев размер ЛУ,
зависит от активности гуморальной ветви иммунитета.
новорожденные
неполовозрелые
половозрелые
■Средняя площадь ЛУ
■ Средний диаметр ЛУ
■Пл ощад ь гер м инати вн ого центр а
■ Пл о щад ь перпартер иал ьн ой зон ы
пред старческие
■Площадь маргинальной зоны
Рисунок 3 — Изменение размеров ЛУ и некоторых его зон после
десятикратного введения КСМЖ в возрастном аспекте
Такая реакция Т-зависимых зон селезенки на введение ликвора, вероятно,
связана с тем фактом, что у крыс ювенильного возраста под действием
ксеногенного ликвора значительно увеличивается пролиферация лимфоцитов в
тимусе (Кривенцов М. А., 2013), что приводит к их последующей миграции в
периферические органы иммуногенеза. Наибольшие значения площади и
диаметра ЛУ наблюдали в селезенке крыс половозрелого возраста после
десятикратного введения КСМЖ. Они превысили контрольные значения на
92,21% и 32,57% соответственно. Как отмечалось выше, наиболее чувствительной
к введению ликвора зоной ЛУ оказалась маргинальная. Увеличение абсолютных
размеров ЛУ происходило в первую очередь за счет разрастания его
16
маргинальной зоны. Это вполне объясняется тем, что данная зона является местом
представления
антигена и
скопления
антителсинтезирующих клеток.
Направленность изменений размеров маргинальной зоны и их экспрессия
полностью повторяют таковые для размеров ЛУ.
Размеры герминативных центров ЛУ у подопытных животных зависят в
первую очередь от кратности введения ликвора. Так, в молодом и зрелом
возрастах наблюдали увеличение площади и диаметра ГЦ на 7-е сутки
эксперимента (рис. 2). Размеры ГЦ в некоторой степени коррелируют с размерами
маргинальной зоны ЛУ (коэффициент корреляции Пирсона равен 0,05).
Увеличение размеров ГЦ легко объяснимо реакцией иммунитета на чужеродный
агент, которым выступает ксеногенный ликвор. Однако это не исключает
стимулирующего влияния факторов роста и интерлейкинов, содержащихся в
спинномозговой жидкости, на процессы пролиферации лимфоцитов. Отсутствие
реакции замедленного типа на антиген подтверждается тем, что в поздние сроки
эксперимента в большинстве возрастных групп на фоне увеличения количества
вторичных узелков площадь ГЦ не превышает контрольных значений.
На субклеточном уровне мы нашли подтверждение процессов, обнаруженных
на обзорных препаратах. Введение ликвора не оказало значительного влияния на
структуру спленоцитов. Часто встречали бластные формы лимфоцитов и
плазматические клетки, что свидетельствует о стимуляции бласттрансформации.
У крыс возраста предстарческих изменений после трехкратного введения КСМЖ
лейкоциты остаются целыми и функционально активными, тогда как после
десятикратного введения ликвора наблюдали признаки апоптоза различных типов
спленоцитов.
Вторая часть эксперимента была посвящена выявлению возможностей влияния
КСМЖ на репаративный потенциал организма при иммуносупрессивных
состояниях. Модель иммуносупрессии была осуществлена путем однократного
тотального гамма-облучения крыс в сублетальной дозе 5 Гр. По литературным
данным, облучение в такой дозе приводит к костномозговой форме лучевой
болезни, морфофукциональному истощению органов иммуногенеза, что
проявляется в опустошении красного костного мозга, уменьшении количества ЛУ
и их клеточных элементов со стороны периферических лимфатических узлов,
уменьшении лимфоцитов в периферической крови (Кривенцов М. А. и др., 2014;
Абсеттарова А. И, 2014). Со стороны селезенки также наблюдали процессы
деструкции на различных уровнях организации.
На органном уровне выявлены изменения между контрольными и
экспериментальными группами (контролем служили необлученные крысы
зрелого возраста, получавшие раствор NaCl). Масса экспериментальных
животных была выше, чем в контрольной группе, что вероятнее всего объясняется
индивидуальными различиями. При этом заметна тенденция к уменьшению веса
17
животных с течением эксперимента. Абсолютная и относительная масса
селезенки у облученных животных, получавших ликвор, была достоверно выше
таковой у крыс, получавших после облучения физраствор, независимо от
кратности введения вещества. Двухфакторный дисперсионный анализ подтвердил
высокую степень влияния ликвора (F=19,57), а также кратности его введения
(F=53,89), на органометрические показатели селезенки облученных животных.
Вместе с изменением линейных размеров органа, облучение значительно
сказалось на состоянии его паренхимы. Процентное соотношение белой и красной
пульпы кардинально отличалось от такового у необлученных животных. На
седьмые сутки после облучения относительная площадь белой пульпы снизилась
с 39,14% до 16,92%, однако на 30-е сутки эксперимента это значение практически
сравнялось с контрольным. После трехкратного введения ликвора облученным
крысам процент белой пульпы был несколько выше, чем у крыс, получавших
физраствор, и составил 19,98%. После десятикратного введения ликвора
показатели относительных площадей также вернулись к норме.
На тканевом уровне )бнаружили критическое уменьшение количества клеток в
маргинальной зоне ЛУ селезенки, в остальных зонах плотность клеток снизилась
практически в два раза (на 44,34 %). В красной пульпе плотность клеток также
снизилась на 19,22%, при этом эритроцитарно-лейкоцитарное соотношение
выросло до 2 единиц. Уже после трехкратного введения ликвора облученным
крысам наблюдали восстановление плотности клеток в мантийной и
периартериальной зонах ЛУ, заселение лимфоцитами области кнаружи от
краевого синуса. К тридцатым суткам эксперимента гистологическая картина
восстанавилась независимо от введения ликвора. Сами узелки значительно
потеряли в площади по сравнению с необлученными животными (рис.4).
Рисунок 4 — Средняя площадь лимфоидных узелков после облучения и
коррекции спинномозговой жидкостью
18
Средняя площадь ЛУ на седьмые сутки после облучения уменьшилась вдвое.
Если учесть, что наиболее лабильной зоной ЛУ является маргинальная, то ее
гипоцеллюлярность вполне объясняет это явление. На протяжении эксперимента
этот показатель неизменно увеличивался, и к 30-м суткам площадь ЛУ
значительно превышала контрольное значение (на 53,36%). Последнее можно
объяснить некоторой напряженностью иммунитета, связанной с активными
процессами репарации организма после лучевого повреждения. Это
подтверждается несколько увеличенными ГЦ, тогда как при применении ликвора
его значения оставались на уровне контроля (рис. 5).
Рисунок 5 — Средняя площадь герминативного центра ЛУ селезенки
облученных крыс
Диаметр ПАЛВ также значительно снизился (на 40,32% ниже контрольных
значений), маргинальная зона полностью опустошена. Продолжительность
эксперимента не сказалась на размерах ПАЛВ, и к 30-м суткам их диаметр остался
по-прежнему малым.
После тотального облучения крыс в ЛУ исчезают герминативные центры. При
коррекции ликвором даже на седьмые сутки эксперимента процентное
соотношение зон ЛУ сохраняется, просветленные центры свидетельствуют о
продолжающихся процессах пролиферации лимфоцитов в ЛУ, однако
маргинальная зона все еще невелика, хоть и наполнена лимфоцитами (в отличие
от облученных крыс, не получавших ликвор, рис. 6.). Трехкратное введение
ликвора мало сказалось на диаметре ПАЛВ. Однако десятикратное введение
КСМЖ приблизило этот показатель к контрольным значениям.
19
Рисунок 6 — Средняя площадь маргинальной зоны ЛУ селезенки крыс после
облучения в разные сроки эксперимента, сравнение с контрольной группой
Дисперсионный анализ показал определенную степень влияния облучения
(22%) на морфометрические характеристики белой пульпы. Для размеров
герминативных центров ЛУ селезенки крыс показатель F=9,00 при р=0,004, для
маргинальной зоны F=6,87 при р=0,013 и для размеров всего узелка F=4,36 при
р=0,042. Данные значения верны для отличий между группой облученных крыс и
контрольной группой на седьмые сутки эксперимента. В остальных случаях
дисперсионный анализ не показал достоверных отличий, т.е. в отдаленные сроки
после облучения или при введении ликвора облученным крысам
морфометрические показатели белой пульпы близки к контрольным. Значительно
большее влияние (65%) на эти показатели оказывало трехкратное введение
ликвора. Для размеров герминативных центров ЛУ селезенки крыс показатель
F=12,21 при р=0,007, для размеров всего узелка F=10,61 при р=0,010. Это говорит
об эффективности применения ликвора в ранние сроки после облучения для
достижения скорейшего восстановления функциональных возможностей органа.
На субклеточном уровне облучение отразилось большим количеством
клеточного детрита, нарушением целостности клеточных мембран, уплотнением
цитоплазмы, резким усилением макрофагальной активности, что вполне
соответствует литературным данным (Мотуляк А. П., 2008; WolberF. M. etal.,
2002; McGahaT. etal., 2011). Введение ликвора повлекло за собой заселение белой
пульпы лимфоцитами, вероятно мигрировавшими из центральных органов
иммуногенеза. С течением эксперимента структура селезенки полностью
нормализовалась, а состояние иммунокомпетентных клеток пульпы селезенки не
отличалось от контрольного.
20
По литературным данным введение ксеногенного ликвора приводит к
активации защитно-компенсаторных механизмов организма (Пикалюк В. С. и др.,
2010). При этом возможны различные механизмы влияние КСМЖ как напрямую,
восполняя недостаток БАВ в организме реципиента и непосредственное
воздействие их на органы и клетки-мишени, так и опосредованное действие по
связи гипоталамус-гипофиз-надпочечники. Авторы объясняют этот эффект
воздействием БАВ (в первую очередь гормонов гипофиза), содержащихся в
ликворе, на железы внутренней секреции, что проявляется в изменении их
органометрических показателей, часто влекущих изменение структуры органа и
усиление синтеза гормонов (Киселев В. В., 2012, Бессалова Е. Ю., 2013). Это
могло бы повлечь за собой угнетение иммунитета, так как известно
иммуносупрессирующее действие кортизола, половых и некоторых других
гормонов. Однако этого не происходит. Наоборот, изучение влияния ликвора на
такие органы иммуногенеза, как тимус, красный костный мозг, периферические
лимфатические узлы выявили иммуномодулирующее действие ликвора
(Кривенцов М. А., 2008, 2013; Шаймарданова Л. Р., 2015).
При изучении лейкоцитарной формулы половозрелых крыс, получавших
КСМЖ, выявили падение уровня лимфоцитов после однократного введения
ликвора. Многократные инъекции цереброспинальной жидкости приводили к
увеличению относительного количества лимфоцитов на 10-й день эксперимента.
К 30-м суткам лейкоцитарная формула периферической крови возвращалась к
норме (Бессалова Е. Ю., 2011). Влияние ликвора на красный костный мозг
проявлялось в увеличении относительной площади последнего, а также в
ускорении дифференцировки клеток различных дифферонов под действием
интерлейкинов и факторов роста, содержащихся в КСМЖ (Шаймарданова Л. Р. и
др., 2015). Поскольку в первый месяц постнатального развития в селезенке крыс
все еще сохраняются процессы гемопоеза, можно предположить, что эти же БАВ
приводят к ускоренному созреванию селезенки как иммунного органа, быстрее
происходит миграция В-лимфоцитов и из красного костного мозга. Аналогичный
эффект оказывает многократное введение ликвора на тимус и брыжеечные
лимфатические узлы. Это выражается в активации регенераторно-трофических
процессов, усилении пролиферации иммунокомпетентных клеток, повышении
кортико-медуллярного индекса, оказывая иммунотропное действие (Пикалюк В.
С. и др., 2010).
Все это заставляет предположить, что механизм действия КСМЖ на органы
иммуногенеза осуществляется непосредственным влиянием БАВ, содержащихся в
ликворе, на клетки-мишени в организме реципиента. К ним можно отнести как
спленоциты, так и клетки центральных органов иммуногенеза, чувствительные к
действию
цитокинов,
интерлейкинов,
факторов
роста.
Разграничить
специфическое и неспецифическое влияние ликвора на селезенку не
21
представляется возможным.
Однако учитывая вышесказанное, можно
предположить, что реакция селезенки на введение ликвора объясняется не только
и не столько реакцией на антиген, сколько реакцией иммунокомпетентных
клеток-мишеней на БАВ, содержащиеся в ликворе. В части эксперимента с
облучением можно утверждать, что сроки восстановления белой пульпы
напрямую зависят от дизайна введения КСМЖ и обусловлены регенерацией по
клеточному типу, характерному для крови и лимфоидной ткани.
ВЫВОДЫ
1. На различных этапах постнатального онтогенеза селезенка крыс имеет
структурные особенности. У новорожденных крыс селезенка является
функционально незрелой с трудно различимыми зонами и слабо
сформированными лимфоидными узелками. В последующие возрастные периоды
селезенка обладает максимальными возможностями для иммуногенеза на
основании окончательно сформированных лимфоидных структур. В возрасте
предстарческих изменений выражены процессы возрастной инволюции органа,
проявляющиеся потерей четких границ компартментов белой пульпы,
исчезновением герминативных центров, уменьшением плотности клеток в белой
пульпе селезенки.
2. Селезенка крыс реагирует на введение ксеногенной спинномозговой
жидкости гиперплазией белой пульпы. Наиболее чувствительной является
маргинальная зона лимфоидных узелков, достоверно превышающая контрольные
значения во всех возрастных группах, за исключением десятикратного введения
ликвора неполовозрелым животным и трехкратного введения цереброспинальной
жидкости крысам предстарческого возраста. В группе половозрелых животных
увеличивалась площадь герминативных центров, в остальных группах возрастало
количество узелков с центрами пролиферации лимфоцитов.
3. Особенности морфологических преобразований в паренхиме селезенки крыс
под действием ксеногенной спинномозговой жидкости зависят от возраста
реципиента
и
кратности
введения
ликвора.
КСМЖ оказывает
иммуностимулирующий эффект при трехкратном введении животным
репродуктивного периода, проявляющийся умеренной гипераплазией белой
пульпы и увеличением числа центров пролиферации лимфоцитов. Десятикратное
введение ликвора крысам предстарческого возраста негативно сказывается на
состоянии белой пульпы селезенки с уменьшением количества герминативных
центров и иммунокомпетентных клеток.
4. Однократное тотальное облучение в дозе 5 Гр вызывает критическое
уменьшение на 44% (р<0,05) количества клеток красной и белой пульпы в
результате гибели иммунокомпетентных клеток, обладающих высокой
радиочувствительностью. Происходящие изменения носят обратимый характер.
22
5.
Многократное введение КСМЖ облученным крысам оказывает выраженный
репаративный эффект в ранние сроки эксперимента со статистически
достоверным восстановлением структуры селезенки к 30-м суткам опыта без
морфологических проявлений
нарушения
структуры
органа
или
иммунопатологических реакций.
ПРАКТИЧЕСКИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ
1. Результаты морфометрии структурных компонентов селезенки крыс
рекомендуются в качестве эталонного маркера при оценке характера и степени
выраженности морфологических изменений органа под действием экзогенных
антропогенных факторов.
2. Полученные сведения являются весомым научным аргументом в
обосновании возможности разработки медицинского биопрепарата «ликворина»
для иммуностимуляции и репарационного воздействия при остром лучевом
поражении у особей неполовозрелой и молодой возрастных групп.
Список работ, опубликованных по теме диссертации
1. Роль цереброспинальной жидкости в механизмах взаимодействия нервной,
эндокринной и иммунной систем / В.С. Пикалюк, В.А. Королев, Е.Ю. Бессалова,
В.В. Ткач (мл), В.В. Киселев, Т.П. Макалиш // Актуальные вопросы морфологии:
сб. материалов конф., посвящ. 100-летию со дня рождения проф. Б. З. Перлина(г.
Кишинёв, 21 сент. 2012 г.). — Кишинев, 2012.— С. 312-316.
2. Макалиш Т. П. Морфофункциональные особенности селезенки при
воздействии на организм факторов различного генеза / Т. П. Макалиш//
Таврический медико-биологический вестник. — 2013. — Т. 16, №1, ч. 1. — С.
265-269.
3. Пикалюк В.С. Органометрические показатели селезенки крыс в возрастном
аспекте в норме и после многократного введения ксеногенного ликвора/ В. С.
Пикалюк, Т. П.Макалиш // Макро-микроскопическая анатомия органов и систем в
норме, эксперименте и патологии: материалы междунар.науч.-практ.конф.,
посвящ. 100-летию со дня рождения проф. Зои Измайловны Ибрагимовой (г.
Витебск, 25-26 сент. 2014 г.). — Витебск, 2014. — С. 60-63.
4. Пикалюк В. С. Морфологические особенности белой пульпы селезенки
новорожденных крыс после введения ксеногенной цереброспинальной жидкости /
В. С. Пикалюк, Т. П. Макалиш // Журнал клинических и экспериентальных
медицинских исследований. — 2015. — Т. 3, №1. — С. 32-37: фото. — Библиогр.:
с. 37 (5 назв.).
5. Трехмерная реконструкция селезенки по серийным гистологическим
срезам/ В.В. Овчаренко, В.С. Пикалюк, К.А. Плеханова, П.М. Волков, Т.П.
Макалиш // Современные научные исследования: инновации и опыт: материалы
XI междунар. науч.-практ.конф.(г. Екатеринбург, 16-17 мая 2015 г.). —
Екатеринбург, 2015. — С. 45-47
23
6. Макалиш Т.П. Морфометрические особенности селезенки крыс периода
полового созревания под действием ксеногенной цереброспинальной жидкости /
Т. П. Макалиш, В. С. Пикалюк // Актуальные вопросы медицинской науки и
практики: материалы VI конгресса анатомов, гистологов, эмбриологов и
топографоанатомов Украины (г. Запорожье, 16-18 сент. 2015г.). — Запорожье,
2015. — С. 110-116.
7. Макалиш Т. П. Морфометрические особенности селезенки крыс периода
предстарческих изменений под действием ксеногенной цереброспинальной
жидкости /Т. П. Макалиш // Санкт-Петербургские научные чтения - 2015: Тез. VI
междунар. молодежного медицинского конгресса (г. Санкт-Петербург, 2-4
декабря 2015 г.) — СПб, 2015. — С. 197-198.
8. Макалиш Т. П. Влияние ксеногенной цереброспинальной жидкости на
белую пульпу селезенки половозрелых крыс/Т. П. Макалиш// «Фундаментальная
наука и клиническая медицина»: сб. материалов XIX Междунар. медико­
биологической науч.конф. молодых исследователей «Фундаментальная наука и
клиническая медицина. Человек и его здоровье» (г. Санкт-Петербург, 23 апр. 2016
г.).— СПб, 2016. — C. 357-358.
9. Макалиш Т. П. Сравнительная характеристика морфометрических
показателей белой пульпы селезенки крыс различных возрастов после введения
ксеногенного ликвора / Т. П. Макалиш, В С. Пикалюк // Достижения и инновации
в современной морфологии: сб. тр. науч.-практ. конф. с междунар. участием,
посвящ. 115-летию со дня рожд. академика Давида Моисеевича Голуба (г. Минск,
30 сент. 2016 г.). — Минск: БГМУ, 2016. — Т. 2. — С. 22-25.
10. Макалиш Т. П. Структурные особенности селезенки половозрелых крыс в
норме и после облучения / Т. П. Макалиш, В. С. Пикалюк // Крымский журнал
экспериментальной и клинической медицины. — 2016. - Т. 6, №3. — С. 69-74.
11. Макалиш Т. П. Морфометрические особенности селезенки крыс периода
предстарческих изменений под действием ксеногенной цереброспинальной
жидкости /Т. П. Макалиш // Морфологические ведомости. — 2017. — Т.17, №3.
— С.46-48.
12. Макалиш Т. П. Ультраструктура селезенки крыс после облучения и
коррекции ксеногенным ликвором / Т. П. Макалиш //VII международный
молодежный медицинский конгресс «Санкт-Петербургские научные чтения2017»/ Отв. ред. Н.А. Гавришева. — СПб, 2017. — С. 244-245.
13. Макалиш Т. П. Ультраструктура селезенки крыс различных возрастов
после введения ксеногенной спинномозговой жидкости / Т. П. Макалиш, В. В.
Шаланин // Крымский журнал экспериментальной и клинической медицины.
— 2017.— Т.7, №4. — С. 48-52
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
5
Размер файла
535 Кб
Теги
особенности, ксеногенной, спинномозговой, крыс, введение, жидкости, структурная, селезенки, возрастные
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа