close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Метафорическое моделирование психической деятельности человека в научном психологическом дискурсе

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Рахимова Анастасия Рамеловна
МЕТАФОРИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ
ПСИХИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЧЕЛОВЕКА
В НАУЧНОМ ПСИХОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ
10.02.01 – Русский язык
Автореферат
диссертации на соискание ученой степени
кандидата филологических наук
Томск – 2018
Работа выполнена в федеральном государственном автономном образовательном
учреждении высшего образования «Национальный исследовательский Томский
государственный университет».
Научный руководитель:
доктор филологических наук, доцент
Мишанкина Наталья Александровна
Официальные оппоненты:
Трипольская Татьяна Александровна, доктор филологических наук,
профессор,
федеральное
государственное
бюджетное
образовательное
учреждение
высшего
образования
«Новосибирский
государственный
педагогический университет», кафедра современного русского языка и методики
его преподавания, профессор
Курьянович Анна Владимировна, доктор филологических наук, доцент,
федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего
образования «Томский государственный педагогический университет», кафедра
теории языка и методики обучения русскому языку, заведующий кафедрой
Ведущая организация:
Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего
образования «Уральский федеральный университет имени первого Президента
России Б.Н. Ельцина»
Защита состоится 26 декабря 2018 г. в 13 час. 00 мин. на заседании
диссертационного совета Д 212.267.05, созданного на базе федерального
государственного автономного образовательного
учреждения высшего
образования «Национальный исследовательский Томский государственный
университет», по адресу: 634050, г. Томск, пр. Ленина, 36 (учебный корпус
№ 3 ТГУ, аудитория 26).
С диссертацией можно ознакомиться в Научной библиотеке и на официальном
сайте федерального государственного автономного образовательного учреждения
высшего образования «Национальный исследовательский Томский государственный
университет» www.tsu.ru.
Материалы по защите диссертации размещены на официальном сайте ТГУ:
http://www.ams.tsu.ru/TSU/QualificationDep/cosearchers.nsf/newpublicationn/RakhimovaAR26122018.html
Автореферат разослан « ____ » ноября 2018 г.
Учёный секретарь
диссертационного совета
Филь Юлия Вадимовна
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Настоящее
диссертационное
исследование
посвящено
описанию
метафорических моделей психики человека, основанных на переосмыслении
параметрической и экспериенциальной семантики в научном психологическом
дискурсе.
Актуальность работы определяется направленностью исследования на
изучение гносеологической роли метафоры в представлении знания о психике
человека – абстрактном ментальном явлении, которое является объектом
научного познания в психологии. Психическая деятельность человека не имеет
денотативной соотнесенности с явлениями внешнего мира, в связи с чем знание о
ней оказывается практически полностью представленным только с помощью
механизма аналогии. Данная особенность определяет попытки исследования
психики человека с точки зрения различных методологических подходов: общей
психологии, психолингвистики, экспериментальной психологии, когнитивной
психологии, социальной психологии, юридической психологии, конфликтологии,
практической психологии, психотерапии – и, соответственно, представления
различных моделей ее устройства и функционирования.
Значимость гносеологической и миромоделирующей функций метафоры в
языке науки, вопросу изучения которого посвящены современные исследования в
различных областях знания: лингвистике, генетике, геологии, математике,
медицине и др. (С.Г. Дудецкая, Ю. И. Манин, Н. А. Мишанкина, В.
В. Овсянникова, З. И. Резанова, А. Е. Седов и др.), обусловливает интерес к
механизмам концептуализации знания в научном психологическом дискурсе.
Выявление специфики метафорического моделирования психики человека в
области психологии и психотерапии, с одной стороны, дополняет имеющиеся
знания о когнитивной сущности метафоры, вносит вклад в ее осмысление в
качестве механизма познания, а с другой – может служить основанием для
дальнейшей перспективы исследования ее гносеологического потенциала.
Второй аспект актуальности исследования обусловлен связью между
метафорическими способами осмысления психической сферы человека в
дискурсивной научной картине мира психологии и в наивной языковой картине
мира. Метафорическое отражение сферы человеческих чувств и эмоций на основе
параметрической и экспериенциальной лексики исследовалось в лексической
семантике (Ю. Д. Апресян, Н. Д. Арутюнова, А. А. Зализняк, Г. Н. Скляревская,
В. Н. Телия, А. Н. Шрамм); в когнитивной лингвистике (А. Вежбицкая, Г.
И. Кустова, Л. В. Лаенко, Е. В. Рахилина, М. Б. Ташлыкова) и в междискурсивных
исследованиях (А. А. Быкова). Отдельное направление исследования составляют
работы, посвященные сопоставлению метафорического моделирования
психической сферы человека в разных языках: русском, английском, немецком,
французском (Г. Г. Галич, А. Х. Мерзлякова, Л. Д. Тарасова). Выявленная в ходе
сопоставительного анализа общность метафорических моделей в наивной
языковой и научной картинах мира показывает преемственность способов
представления знания в научном психологическом дискурсе, что определяет его
как часть системы общенационального языка.
4
Степень
разработанности
темы
исследования.
Рассмотрение
метафорических моделей в представлении знания о психической деятельности
человека в качестве объекта лингвокогнитивного исследования ранее не
осуществлялось. Описание психики человека в виде пространственных моделей
различной сложности представлено в трудах ученых-психоаналитиков и
психиатров (И.Ф. Гербарт, А.В. Петровский, З. Фрейд, К. Юнг, М.Г. Ярошевский,
и др.). Однако другие аспекты психической деятельности, метафорически
репрезентированные на основе пространственной семантики, ранее не изучались.
В рамках лингвистических исследований изучение отображения психического
мира было направлено на описание системы «наивных» метафорических
представлений о чувствах и эмоциях (Ю.Д. Апресян, Н.Д. Арутюнова, А.А.
Зализняк). Также исследовалась роль пространственной и экспериенциальной
семантики в формировании абстрактных представлений о ментальной и
социальной деятельности в наивной языковой картине мира (Г.И. Кустова,
Л.В. Лаенко, Е.В. Рахилина, М.Б. Ташлыкова и др.). Вместе с тем аспекты
метафорического моделирования представлений о психике человека, динамике
психической деятельности, психофизиологических и психосоциальных процессах
и состояниях, психических нарушениях и способах восстановления психической
активности на основе пространственной и экспериенциальной семантики в
русской дискурсивной картине мира психологии ранее не изучались и не были
описаны. Данное диссертационное исследование восполняет обозначенные
лакуны и позволяет по-новому взглянуть как на гносеологический потенциал
концептуальной метафоры, так и на процессы формирования научного знания в
рамках психологической науки.
Все сказанное позволяет определить объект и предмет исследования.
Объект исследования – метафорические единицы, образованные на основе
параметрической и экспериенциальной лексики, функционирующие в научных
текстах,
репрезентирующих
исследовательские
модели
представления
психической деятельности человека, и в терминосистеме психологии как
лексиконе этой специальной области знания.
Предмет исследования – способы метафорической репрезентации
отдельных аспектов психической деятельности человека: когнитивных
познавательных процессов (когнитивная психология), расстройств психических
процессов и состояний (психопатология), возникновения и развития соматических
заболеваний
(психосоматика),
нарушений
психической
деятельности
(психиатрия), возможности стабилизации психического состояния и психической
активности (психотерапия, психологическое консультирование) и др., – на основе
параметрической и экспериенциальной семантики.
Целью настоящего диссертационного исследования является выявление
метафорических моделей в представлении знания о психике человека в научном
психологическом дискурсе.
В рамках указанной цели предполагается решение следующих задач:
1. выявить метафорические варианты лексем с параметрической и
экспериенциальной семантикой, функционирующие в научном психологическом
дискурсе и в терминосистеме психологии;
5
2. выявить метафорические модели, функционирующие в дискурсивной
картине мира психологии на материале параметрической и экспериенциальной
лексики;
3. проанализировать метафорические модели с точки зрения исходной,
прототипической ситуации употребления параметрических лексических единиц
(параметров пространства);
4. проанализировать метафорические модели с точки зрения исходной,
прототипической ситуации употребления экспериенциальных единиц (параметров
объекта);
5. выявить параметры психической деятельности, моделируемые на основе
параметрической и экспериенциальной семантики, и определить сферы-мишени
метафорической концептуализации;
6. определить специфику метафорического моделирования сферы
психических состояний (чувств и эмоций) в дискурсивной картине мира
психологии относительно наивной языковой картины мира;
7. выявить метафорические модели трансформации, отражающие
положительные
изменения
психической
активности
пациента
в
психотерапевтических практиках.
Эмпирическим материалом исследования послужили работы по
психологии и психоанализу (З. Фрейд, А. Адлер, Э. Гартман, И. Ф. Гербарт),
академические тексты по общей психологии (М. В. Гамезо и др., Ю. Б. Дормашев,
А. Г. Маклаков, А. В. Петровский, М. Г. Ярошевский), психопатологии (А. В.
Батаршев, В. А. Жмуров), психиатрии (В. А. Гиляровский), психологии личности
(А. Г. Асмолов), психологии отношений (В. Н. Мясищев), психотерапии (А. П.
Слободяник, Л. Ф. Бурлачук и др.) и терминологические словари (Большой
психологический словарь, Толковый словарь психиатрических терминов,
Психологическая
энциклопедия,
Психотерапевтическая
энциклопедия,
Психология общения. Энциклопедический словарь, Словарь практического
психолога) и др.
В связи с тем, что рассмотрение метафорических способов репрезентации
знания о сфере психических состояний, чувств и эмоций человека в дискурсивной
картине мира психологии проводилось в сопоставлении с наивной языковой
картиной мира, в качестве источника анализа также привлекались данные из
Национального корпуса русского языка. При анализе контекстов цитаты из
научных текстов были исключены.
В качестве основных словарей, используемых для определения исходных
значений параметрических и экспериенциальных лексических единиц, выбраны
«Большой толковый словарь русского языка» под редакцией С. А. Кузнецова и
«Словарь русского языка» в четырех томах под редакцией А. П. Евгеньевой.
Всего было выявлено и проанализировано 9470 контекстов, включающих
текстовые метафоры, и около 5000 метафорических терминов, содержащих
метафорический компонент в номинации (синдром сгорания) и/или дефиниции
(шизофрения – психическое заболевание, которое … сопровождается
нарастающей эмоциональной холодностью к близким людям).
6
Теоретико-методологические основания исследования базируются на
теории
концептуальной
метафоры
Дж. Лакоффа
и
М. Джонсона,
рассматривающих метафору в качестве механизма познания мира и
представления знания о нем. Ранее метафорическая концептуализация
исследовалась на материале политического, научного, художественного,
рекламного, педагогического, медицинского и др. видов дискурса (Н.
В. Мельникова, Н. А. Мишанкина, С. Л. Мишланова, З. И. Резанова, А.
П. Чудинов и др.). Исследованию метафорических способов представления
знания в наивной языковой картине мира и дискурсивных картинах мира
посвящены труды Томской метафорической школы (Л. И. Ермоленкина, Д.
А. Катунин, Н. А. Мишанкина, З. И. Резанова, К. С. Шиляев, Е. А. Юрина и др.). В
связи с тем, что исходные области метафорической концептуализации в данном
исследовании
были
изначально
ограничены
пространственной
и
экспериенциальной сферами, ключевым моментом анализа стало определение
результативных областей метафорического моделирования – структур знания,
которые создают комплексное представление о сложной организации
психической деятельности человека.
Методы исследования. Цель исследования обусловила формирование
комплексного подхода, включающего использование ряда методов и приемов.
1. На первом этапе работы с целью отбора материала для исследования
проводилась сплошная выборка метафорических контекстов и терминов,
репрезентирующих дискурсивную картину мира психологии.
2. Лексико-семантический анализ, включающий приемы компонентного и
контекстуального анализа, использовался с целью выявления метафорических
единиц и оснований метафорического переноса.
3. Основополагающим в данном исследовании является метод
метафорического моделирования, основанный на теории концептуальной
метафоры, позволяющий выявить понятийные области (источники и мишени),
вовлекаемые в процесс метафоризации, и провести концептуально-фреймовый
анализ.
4. Выборка контекстов из НКРЯ (Национального корпуса русского языка)1,
включающих метафорические единицы, репрезентирующие метафорические
модели в дискурсивной картине мира психологии, была проведена в связи с
предполагаемым на следующем этапе исследования сопоставительным анализом.
В процессе работы формировался поисковый запрос в НКРЯ с выявленной в
дискурсе психологии текстовой метафорой, а затем полученные в выдаче
результаты подвергались количественной обработке. Например, поисковый
запрос по единице «матовая депрессия» показал выдачу 0 вхождений. И напротив,
запрос с единицей «тяжелое состояние» показал 69 контекстов. При отборе
анализируемого материала были исключены цитаты из научных текстов.
5. Сопоставительный анализ метафорических единиц, репрезентирующих
знание о психических состояниях, чувствах и эмоциях, функционирующих в
Национальный корпус русского языка [Электронный ресурс]. – Электрон. дан. – [Б. м.], 2003-2018. – URL:
http://ruscorpora.ru (дата обращения: 05.02.2018).
1
7
дискурсивной картине мира психологии и наивной языковой картине мира (на
материале Национального корпуса русского языка), проводился с целью
выявления характерных для дискурса психологии метафорических моделей. На
основе полученных данных был сделан вывод о специфичности тех или иных
метафорических моделей для дискурсивной картины мира психологии
относительно наивной языковой картины мира.
6. При обобщении, систематизации и описании результатов применялся
описательный метод.
Термины, используемые в работе.
Метафорическая модель – устойчивая аналогия, сложившаяся в результате
метафорической проекции представлений из понятийной сферы-источника в
сферу-мишень, структурирующая обобщенное представление о нематериальном
явлении (например, психическое нарушение – это закрытое пространство) и
репрезентируемая на основе вербальных, текстовых и терминологических
метафорических единиц (например, психическое нарушение – это закрытое,
замкнутое или не имеющее выхода пространство, пространство тупика и др.)
(Дж. Лакофф, М. Джонсон).
Сфера-источник – понятийная область, которая отражает опыт
непосредственного взаимодействия с окружающим миром (в данном случае,
представления человека, полученные на основе дистантного визуального
восприятия пространства и объекта, а также представления об объектах,
сложившиеся в результате контактного взаимодействия человека с ними,
процесса осязания). Служит основой для метафорической проекции в процессах
метафорического моделирования (Дж. Лакофф, М. Джонсон).
Сфера-мишень – понятийная область (в данном случае, параметры
психической деятельности), которая формируется в процессах метафорического
моделирования. В данном исследовании это знание об аспектах сферы
психического (психических, психосоциальных, психофизиологических процессах,
психических состояниях, чувствах, эмоциях, нарушениях психики и др.),
содержательный аспект которых раскрывается на основе их аналогии с
представлениями, образами и ощущениями, которыми обладает человек
(Дж. Лакофф, М. Джонсон).
Метафорическое моделирование – процесс образования метафорической
единицы, построенной на основе аналогии между абстрактным явлением (в
данной работе психическими процессами и явлениями) и физическим объектом
или явлением внешней действительности. Метафорическое моделирование
осуществляется путем перенесения признаков из сферы-источника в сферумишень (Дж. Лакофф, М. Джонсон, Н. А. Мишанкина, З. И. Резанова, А. П.
Чудинов и др.).
Метафорическая модель трансформации – специфическая метафорическая
модель психотерапевтического дискурса, репрезентирующая знание о динамике
психической активности на основе представлений об изменениях, которые
происходят с пространством и объектом (например, психическое состояние – это
тяжелый объект, вес которого можно уменьшить: облегчить тяжесть состояния;
8
нарушение психической деятельности человека – это заполненное пространство,
которое может стать пустым: опустошение динамическое).
Ситуационная метафора – специфическая метафорическая модель
психотерапевтического
дискурса
(групповой
терапии),
связанная
с
разыгрыванием ролевой ситуации, когда участники психотерапевтической работы
уподобляются объектам, с которыми можно совершать манипулятивные действия
(например, упражнение «Скульптор и Глина»).
Научная новизна исследования заключается в том, что в нем впервые:
1. предпринята попытка лингвокогнитивного описания представлений об
устройстве психики человека, отраженных в теоретических концепциях ведущих
ученых в области психологии, психоанализа, психиатрии и др.;
2. определены и описаны параметры психической деятельности человека,
моделируемые в различных направлениях психологической науки на основе
метафорической концептуализации знания о физическом мире;
3. в рамках представления психокоррекционных методик выявлены
метафорические модели трансформации, отражающие положительные изменения
психической активности пациента в результате оказания ему психологической
помощи;
4. выявлена
корреляция
между
метафорическими
моделями,
организующими знание о различных психических состояниях и расстройствах
психики, и метафорами, которые представляют методики психологической
коррекции;
5. осуществлено лингвокогнитивное описание ситуационной метафоры,
используемой в качестве психологического инструмента воздействия в рамках
практической психологии и психотерапии.
Теоретическая значимость данного исследования определяется вкладом
его результатов в развитие ряда научных направлений:
1. данное исследование вносит существенный вклад в активно
развивающуюся в настоящее время когнитивную лингвистику, так как ведущую
роль в рассматриваемой в данной работе репрезентации знания о психике
человека играют механизмы аналоговых структур мышления;
2. полученные выводы о процессах метафорической концептуализации
знания в научном психологическом дискурсе могут послужить ценным вкладом в
теорию метафоры и теорию дискурса;
3. результаты анализа параметров функционирования концептуальной
метафоры в терминосистеме психологии могут быть актуальны для
терминоведения
и
исследований,
посвященных
выявлению
общих
гносеологических универсалий в терминосистемах различных областей знания;
4. представленное в работе описание выявленных метафорических способов
репрезентации знания о психике человека на материале параметрической и
экспериенциальной
лексики
дополняет
общее
представление
о
функционировании ее метафорических ЛСВ в русской языковой картине мира;
5. результаты описания психической деятельности с точки зрения
лингвокогнитивного подхода дополняют знание о психике человека,
формируемое на основе междисциплинарных направлений ее изучения.
9
Практическая значимость исследования заключается в возможности
дальнейшего использования собранного материала, полученных результатов,
положений и выводов в преподавательской практике, связанной с разработкой и
проведением
курсов
по
когнитивной
лингвистике,
метафорологии,
терминоведению и дискурсу. Аспект метафорического моделирования
терминосистемы психологии может послужить вкладом в создание
терминологических баз данных. Результаты исследования также могут быть
использованы в практической деятельности психолога.
На защиту выносятся следующие положения.
1. Репрезентация знания о психике человека в дискурсивной картине мира
психологии обусловлена параметрами психической деятельности человека,
которые составляют сферы-мишени метафорического моделирования (знание о
структуре психики; когнитивных, психосоциальных процессах; психических
состояниях, чувствах, эмоциях; нарушениях психической деятельности и др.).
Знание о психике человека как системе, объединяющей различные психические
процессы и явления, моделируется в виде сложного и многоуровневого
пространства.
2. Знание об изменении психической деятельности человека транслируется
на основе представлений о динамических процессах, связанных с изменениями
пространства и объекта. Положительная динамика психической активности
моделируется на основе представлений о конструктивных процессах (образования
твердого тела из жидкого вещества, фиксирования положения объекта в
пространстве и др.). Отрицательная динамика психической активности
структурируется на основе знания о деконструктивных процессах (разрушении
структуры объекта, невозможности сохранения устойчивого положения и др.).
3. В основе репрезентации знания о психических состояниях, чувствах и
эмоциях в дискурсивной картине мира психологии и наивной языковой картине
мира лежат аналогичные процессы метафорического моделирования на основе
пространственных (глубина, граница, незаполненность пространства) и
объектных (вес, температура объекта и окружающей среды) параметров.
Специализированное знание о патологических состояниях из области психологии
структурируется на основе непродуктивных для наивной языковой картины миры
метафорических аналогий: объекту, образовавшемуся вследствие перехода
жидкого состояния в твердое, а также объекту с матовой поверхностью.
4. Знание о психике человека неразрывно связано с его включенностью
в социальный контекст, что обусловливает метафорическую репрезентацию
знания о психической деятельности на основе исследования номинаций
психосоциальных процессов. В научной картине мира психологии психика и
социум моделируются на основе представлений о двух отдельно существующих
пространствах. Влияние социума на человека уподобляется процессу
деструктивного изменения пространственно-объектной модели психической
деятельности человека.
5. Знание
о положительной
динамике психических
изменений
в психотерапевтических практиках репрезентируется на основе метафорических
моделей трансформации, которые содержат представления об изменении
10
пространства, температуры, визуального восприятия, формы и структуры объекта.
Степень достоверности результатов. Достоверность результатов
исследования обеспечивается значительным объемом эмпирического материала,
применением комплекса апробированных научных методов. Методологической
базой работы стали классические и современные труды в области лексической
семантики (Ю.Д. Апресян, А.А. Зализняк, Г.Н. Скляревская, В.Н. Телия, А.А.
Шрамм, и др.), когнитивной семантики (А. Вежбицкая, Г.И. Кустова, Л.В. Лаенко,
Е.В. Рахилина, М.Б. Ташлыкова и др.), метафорического моделирования (Дж.
Лакофф, М. Джонсон, А.Н. Баранов, Ю.Н. Караулов, Е.С. Кубрякова, Н.А.
Мишанкина, З.И. Резанова, А.П. Чудинов и др.), концептуально-фреймового
анализа (М. Минский, Ч. Филмор), теории дискурса (М. Фуко, Т.А. ван Дейк,
М.Л. Макаров, В.И. Карасик, Е.В. Чернявская) и дискурсивных картин мира (З.И.
Резанова, Е.А. Костяшина и др.).
Апробация работы проходила на 11 международных и 2 всероссийских
научных и научно-практических конференциях: конференция молодых ученых
«Актуальные проблемы литературоведения и лингвистики» (Томск, 02 апреля
2010
г.);
конференция
молодых
ученых
«Актуальные
проблемы
литературоведения и лингвистики» (Томск, 05–07 апреля 2012 г.); XIV
Всероссийская конференция молодых ученых, посвященная 135-летию Томского
государственного университета «Актуальные проблемы лингвистики и
литературоведения» (Томск, 04–06 апреля 2013 г.); XXI Международная научная
конференция студентов, аспирантов и молодых ученых «Ломоносов» (Москва,
07–11 апреля 2014 г.); LII-ая Международная научная студенческая конференция
«Студент и научно-технический прогресс» (Новосибирск, 11–18 апреля 2014 г.);
«Шестая международная конференция по когнитивной науке» (Калининград, 23–
27 июня 2014 г.); международная научная конференция «Язык и культура: XXVI»
(Томск, 27–30 октября 2015 г.); международная научная конференция
«Коммуникации в мультикультурном обществе» (Москва, 06–08 декабря 2015 г.);
международная научная конференция «Универсальное и национальное в
языковой картине мира» (Минск, 02–03 октября 2015 г.); «Седьмая
международная конференция по когнитивной науке» (Светлогорск, 20–24 июня
2016 г.); VII Международная научная конференция «Русский язык: система и
функционирование (к 95-летию БГУ, 50-летию кафедры русского языка, 90-летию
профессора П. П. Шубы)» (Минск, 18–19 октября 2016 г.); VI Международная
научная конференция «Язык – текст – дискурс: динамические процессы» (Самара,
25–27 сентября 2016 г.); международная научно-практическая конференция
«Международное образование и межкультурная коммуникация: проблемы,
поиски, решения» (Томск, 26–27 октября 2016 г.); международная научная
конференция «Интерпретационный потенциал языковой системы и творческая
активность говорящего» (Новосибирск, 26–28 октября 2017 г.).
Публикации
по
теме
диссертации.
Основные
положения
диссертационного исследования отражены в 15 публикациях, из них 4 – в
журналах, входящих в Перечень российских рецензируемых научных журналов, в
которых должны быть опубликованы основные научные результаты диссертаций
на соискание ученых степеней доктора и кандидата наук, в том числе 3 статьи,
11
входящие в международную базу данных Web of Science.
Диссертационное исследование выполнялось в рамках поддержанного
РГНФ научного проекта N 15-04-00302 «Метафорическая концептуализация в
формировании терминосистем: гносеологические универсалии русской научной
картины мира» (Научный руководитель: Мишанкина Н.А., время исполнения:
20.04.2015–31.12.2017, Исполнитель проекта).
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во введении обосновывается актуальность исследования, определяются его
цель и задачи, выделяются объект и предмет исследования, раскрываются его
научная новизна, теоретическая и практическая значимость, характеризуются
применяемые методы и приемы исследования, приводятся основные положения,
выносимые на защиту.
В первой главе «Теоретико-методологические основания изучения роли
концептуальной метафоры в моделировании знания о психическом мире
человека» в разделе 1.1 «Метафора в дискурсивной картине мира
психологии» исследуются особенности организации научного психологического
дискурса, объединяющего знание о научной и практической психологии,
объектом изучения которой является целостное системное представление о
психике человека; рассматриваются теоретико-методологические положения,
которые лежат в основе лексико-семантического и когнитивного подходов к
метафоре. В подразделе 1.1.1 «Характеристика научного психологического
дискурса» устанавливается, что различные способы получения знания о психике
человека в научной и практической психологии определяют особенности
организации дискурсивной деятельности психолога-ученого и психолога-врача
(психотерапевта), что, в свою очередь, обуславливает особый статус научного
психологического дискурса. В понимании термина «дискурс» в работе в качестве
базовой признается его интерпретация в трудах М. Фуко, рассматривавшего
дискурс
как
совокупность
хронотопических,
социально-исторических,
культурных параметров, влияющих на формирование общественных институтов
и, соответственно, мировоззренческой основы, находящей отражение в речевых
практиках и системах текстов. В этой связи весьма значимым представляется
понятие «дискурсивная картина мира» – «часть языковой картины мира,
воплощенная в тексте, текстах, порождаемых в некоем типовом социальнопсихологическом контексте с типовыми коммуникантами»2, отражающая систему
мировоззренческих установок и представлений о мире.
С точки зрения собственно дискурсивных параметров (ситуации, места
общения, обсуждаемой темы, характеристики участников общения, их
коммуникативных действий) научный психологический дискурс, объединяющий
знание о научной и практической психологии, может быть классифицирован как
институционально-бытовой.
Такой
статус
обусловлен
особенностью
организации психотерапевтического дискурса, осуществление которого, несмотря
2
Резанова З.И. Дискурсивные картины мира // Картины русского мира: современный медиадискурс /
З.И. Резанова, Л.И. Ермоленкина, Е.А. Костяшина и др.; Ред. З.И. Резанова. – Томск: ИД СК-С, 2011. – C. 26.
12
на исходную институциональность, соответствует дискурсу бытового типа:
местом встречи психотерапевта и пациента является неформальная обстановка,
главными требованиями которой является отсутствие социальных атрибутов в
интерьере и одежде психолога, общение осуществляется на личные, интимные и
бытовые темы. Истинность и объективность знания, которые достигаются в
процессе психотерапии, осознаются и устанавливаются самим пациентом на
основе его внутреннего субъективного ощущения. Таким образом, понятие
«научного психологического дискурса» интерпретируется в работе широко и,
кроме собственно дискурсивных параметров (В. И. Карасик), включает также
научную картину мира психологии как систему представлений об устройстве
психической деятельности. В качестве основного механизма формирования
картины мира психологии рассматривается концептуальная метафора.
Методологические основания понимания метафоры как гносеологического
механизма рассматриваются в подразделе 1.1.2 «История изучения метафоры
как гносеологического феномена». Здесь отмечается, что в лингвистике интерес
к метафоре как языковому и когнитивному явлению возникает в связи с
развитием теории регулярной многозначности, которая легла в основу
формирования лексико-семантического и логико-семантического направлений в
изучении данного феномена. Лексико-семантическая теория (Ю. Д. Апресян, А.
А. Зализняк, Г. Н. Скляревская, А. Д. Шмелев и др.) акцентирует внимание на
изучении метафоры, прежде всего, с точки зрения ее семантической природы как
языкового знака, образованного вследствие развития полисемии. Представители
логико-семантической теории (М. Блэк, Н. Д. Арутюнова, В. Н. Телия)
рассматривали семантические особенности метафоры с учетом их когнитивной
природы, ментальных аналогий, получивших отражение в языке. В этом
отношении логико-семантическая направленность в изучении метафоры
соприкасается с исследованием ее гносеологической сущности в когнитивной
лингвистике, в рамках которой сформировалась теория концептуальной
метафоры (Дж. Лакофф и М. Джонсон). Согласно данной теории метафора
осмысляется в качестве структуры мышления человека, построенной на аналогии,
включающей опыт непосредственного взаимодействия человека с окружающей
действительностью и социумом. В процессе метафоризации задействуются две
понятийные области: когнитивная структура «источника» и структура
«цели/мишени», при этом первая отражает знание, которым обладает человек,
вторая – новую информацию, которую необходимо словесно обозначить.
Последнее определяет ведущую роль концептуальной метафоры в качестве
гносеологического механизма в науке и возможности трансляции знания в
научном сообществе на основе метафорических аналогий, так как мышление
человека в виде определений «сходства-различия» является «одним из источников
движения познания»3 (С. С. Гусев, Н. А. Мишанкина, С. Л. Мишланова, З.
И. Резанова). Особо показательна значимость концептуальной метафоры в
представлении знания об абстрактных явлениях, не имеющих денотативной
соотнесенности с объектами внешнего мира, изучению которых посвящены
3
Гусев С.С. Наука и метафора / С.С. Гусев. – Л.: Изд-во Ленинград. ун-та, 1984. – С. 90.
13
исследования в области лингвистики (Н. А. Мишанкина, З. И. Резанова),
математики (Ю. Н. Манин), медицины (С. Л. Мишланова, С. В. Полякова, Т.
И. Уткина), генетики (А. Е. Седов) и др. К числу нематериальных явлений
относится и сфера психики человека, представляющая собой целостную, сложно
организованную
динамическую
систему,
включающую
совокупность
психических
образований:
психические,
психофизиологические
и
психосоциальные процессы, психические состояния, чувства и эмоции, а также
знание о расстройствах психики и психических нарушениях и др.
В подразделе 1.1.3 «Метафора в научном психологическом дискурсе:
в психологии и психотерапии» рассматриваются особенности использования
метафоры в психологии. Если в теоретической психологии метафора выступает
инструментом формирования представлений о теоретических моделях
психической деятельности, то в практической психологии актуализируется
значимость метафоры в качестве инструмента психотерапевтической работы. В
рамках организации такой работы выделяются вербальные, визуальные и
телесные метафоры, на основе которых моделируются ситуации, способствующие
снятию психофизиологического напряжения пациентов. Эта специфика
обусловила исследовательский интерес к изучению метафоры в научном
психологическом дискурсе с точки зрения лингвокогнитивного подхода, в
соответствии с которым метафора рассматривается в качестве гносеологического
механизма, который способствует формированию научного представления о
ментальном пространстве психики человека, так и в качестве концептуального
инструмента коррекции психической деятельности.
Понимание дискурса и, в частности, дискурсивной картины мира
психологии как феномена, моделируемого на основе метафорических
механизмов, обусловило необходимость рассмотрения того, каким образом
формируются подобные представления в рамках русской языковой картины мира.
В разделе 1.2 «Метафорическое моделирование психического мира человека в
наивной языковой картине мира» (в подразделах 1.2.1 «Метафорическое
представление психического мира человека в семантических исследованиях»
и 1.2.2 «Роль параметрической и экспериенциальной лексики в
представлении знания о психической деятельности в наивной языковой
картине мира») исследуется роль метафоры в представлении знания о
психической деятельности человека в наивной языковой картине мира. В работах,
посвященных изучению данного вопроса, представлены результаты исследования
метафорических способов репрезентации знания о мире чувств и эмоций человека
на основе онтологической, структурной, антропоморфной и зооморфных метафор
(Ю. Д. Апресян, Н. Д. Арутюнова, А. А. Зализняк, Г. Н. Скляревская, В. Н. Телия).
В репрезентации психического мира человека задействована параметрическая и
экспериенциальная лексика (Г. И. Кустова, Л. В. Лаенко, А. Х. Мерзлякова, Е.
В. Рахилина, М. Б. Ташлыкова).
Активное функционирование концептуальной метафоры в организации
знания о внутреннем мире человека в наивной языковой картине мира определило
необходимость дальнейшего рассмотрения комплексного представления о
психике человека в научной картине мира психологии, которая, в отличие от
14
языковой картины мира, стремится к получению, воссозданию и трансляции
объективного знания о явлениях действительности.
Вторая глава «Метафорическое моделирование психики человека на
основе параметрической и экспериенциальной лексики» включает в себя три
раздела, каждый из которых отражает различные аспекты метафорической
организации знания о психической деятельности человека в научном
психологическом дискурсе.
Раздел 2.1 «Параметрическая лексика в процессах метафорического
моделирования психики человека» раскрывает способы репрезентации знания
о психической
деятельности
на
основе
параметров
пространства.
В подразделе 2.1.1 «Представление об иерархически организованном
пространстве» описаны пространственные модели психики в психологических
концепциях З. Фрейда, К.Г. Юнга, П. Жане, И. Ф. Гербарта, В. Гризингера, М.
Г. Ярошевского, А. В. Петровского и др., где представлены основные понятия
современной психологии. В соответствии с концепцией З. Фрейда, психика
человека представляет собой двухпространственное образование: сфера
бессознательного и выделившаяся из него область сознания. Данные сферы
взаимодействуют посредством образования промежуточных горизонтально и
вертикально расположенных локаций: вытесненного бессознательного,
предсознания, подсознания.
Знание об иерархической организации психического пространства
дополняется представлением о многоуровневом устройстве бессознательного,
которое, согласно концепции К. Г. Юнга, моделируется в виде «слоев»,
расположенных друг над другом: слой личного бессознательного, залегающий
поверх коллективного бессознательного. Представление о вертикальной оси
бессознательного дополняется зоной надсознания, отвечающей за креативность
психической деятельности человека. В бессознательном зона надсознания
располагается на его «вершине» и имеет прямой выход к «коллективному
бессознательному» (Явления второго порядка мы предпочитаем называть не
бессознательными или подсознательными, а надсознательными, поскольку <…>
мир категориального развития научных ценностей представляет не подспудные
«глубины», а «вершины» человеческой психики…).
Схема пространственно-динамической модели психической деятельности
(З. Фрейд, К.Г. Юнг) представлена на рис. 1.
15
Рис. 1. Пространственно-динамическая модель психической деятельности
По-иному моделируется знание о расстройстве и нарушении психической
деятельности в рамках психопатологии и психиатрии. Изменение психической
активности, обусловленное чрезмерным влиянием сферы бессознательного,
структурируется как нарушение целостности психики, результатом которого
становится появление «альтернативного сознания», располагающегося выше
«обычного» (Появление истеричных припадков свидетельствует о более
высоком уровне, которое начинает занимать альтернативное сознание). В
противоположность этому структурирование знания о нарушении психической
деятельности связано с ситуацией «потери» сознания в связи с деструктивным
внешним влиянием «извне» (Исходные точки ненормальных духовных процессов,
порождаемых болезнями головного мозга, находятся в совершенно другой
области). Модели этих процессов представлены на рис. 2, 3.
Рис. 2. Психопатология
Рис. 3. Психиатрия
В следующих разделах исследования рассматриваются параметры
метафорического моделирования понятийных сфер-мишеней, отражающих
знание о психике человека: структуре; когнитивных, психофизиологических и
психосоциальных процессах; психических состояниях, чувствах и эмоциях;
расстройствах и нарушениях психической активности; а также знание о динамике
16
психической деятельности, которая наблюдается в рамках применяемых
психологических методов и психотерапевтических методик работы.
В подразделе 2.1.2 «Метафорическое моделирование психики человека
на основе вертикальных параметров пространства» представлено
метафорическое моделирование параметров психической деятельности по
вертикали (верх–низ, поверхность–глубина). На основе этих представлений
моделируется
структура
бессознательного
(бессознательное
высшее
(сверхсознание), глубина бессознательного), психические процессы (высшая
нервная деятельность, глубинные противоречия личности), психические
состояния и нарушения (неврозы взлета / неврозы падения; ономатомания –
расстройство, при котором определенные слова приобретают неестественно
глубокое значение…), взаимодействие с социумом (глубинная сущность
личности). Сознание в процессах моделирования уподобляется представлению
о «поверхности» психики, при этом уровень осознанности и качество
когнитивных процессов моделируются на основе определенной степени
«глубины». Бессознательное соотносится с «глубокой» или «глубинной» частью
психического пространства. Знание о нарушении психической деятельности
репрезентируется посредством неверной оценки, ошибочного визуального или
осязательного восприятия глубины. Метафорические модели и подмодели,
выявленные в дискурсивной картине мира психологии.
Психика человека – это вертикальное пространство:
– сознание – это верх; поверхность;
– бессознательное – это верх/низ; глубина;
– психический процесс / психическое состояние – это нахождение
вверху/внизу; на поверхности/глубине; перемещение по вертикали в обоих
направлениях;
– психическое нарушение – это перемещение по вертикали вверх; неверное
визуальное/осязательное восприятие глубины.
В связи с широкой представленностью пространственных метафорических
моделей в репрезентации знания о чувствах и эмоциях человека в наивной
языковой картине мира (НЯКМ) проводилось сопоставление полученных
результатов с данными из НКРЯ. Были выявлены метафорические модели,
продуктивные для обеих картин мира, малопродуктивные и непродуктивные для
НЯКМ метафорические модели, составляющие специфичность представления
знания о психических состояниях в дискурсивной картине мира психологии.
Подобно НЯКМ, в дискурсивной картине мира психологии знание об
интенсивности в переживании состояний, чувств и эмоций человека уподобляется
представлению о процессе перемещения на глубину пространства и процессе
повышения, отражающих интенсивность и степень их переживания (глубокая
сосредоточенность / искренность / любовь; повышенная чувствительность). В то
же время возможность уменьшить интенсивность в переживании различных
чувств, структурируемая в виде процесса снижения, является малопродуктивной
моделью для НЯКМ (снизить тревогу / страх / беспокойство).
В подразделе 2.1.3 «Метафорическое моделирование психики человека
на
основе
горизонтальных
параметров
пространства»
(граница,
17
закрытый/открытый
тип
пространства,
ширина/узость
пространства)
представлены результаты анализа моделей, репрезентирующих знание о
психической деятельности и о социальных процессах, оказывающих на нее
непосредственное влияние. Психика человека уподобляется представлению о
пространстве с наличием различных границ: границ пространства (граница, порог,
предел, край, пик, барьер, преграда) и границ объекта (рамка, черта, линия,
грань). Принципиальное различие сознательного и бессознательного уровней
психической активности моделируется на основе представления о пространствах,
разделенных границей. Защитные психологические механизмы, останавливающие
влияние бессознательного, моделируются на основе представления о ситуации
«ограждения» сознания от бессознательного (Главной функцией психологической
защиты является «ограждение» сферы сознания от негативных, травмирующих
личность переживаний). Представление о когнитивных процессах моделируется
на основе модели преодоления границы – порога (порог сознания, восприятия,
сенсорные пороги). Образ границы связан с моделированием сознания в виде
открытого пространства, огражденного от влияния «широкой» сферы
бессознательного, которое «вытеснено» и расположено за его пределами
(…границы нашего понимания). Функционирование здоровой психики
уподобляется широкому закрытому пространству с наличием входа и выхода из
него. Представление о психической деятельности дополняется третьим аспектом,
а именно учетом фактора социального влияния на человека и развитием
психосоциальных процессов, знание о которых также репрезентируется на основе
представления о пространствах, разделенных границей. Влияние социума
обозначается в виде процесса «ограничения» психического пространства человека
через его включенность в рамки социальной нормы и пределы социальной
реализации.
Прямо противоположный процесс репрезентации знания о нарушении
психической деятельности обозначается в виде процесса смещения и разрушения
границ, «сужения» сознания, отсутствия освещенности и образования замкнутых
локаций (Расстройство границ «Я»; пограничная личность). Метафорические
модели и подмодели, выявленные в дискурсивной картине мира психологии.
Психика человека – это горизонтальное пространство, имеющее границы:
– сознание – это закрытое ограниченное пространство, имеющее
внутренние барьеры;
– бессознательное – это пространство, не имеющее границ; открытое,
широкое пространство;
– взаимодействие сознания и бессознательного – это перемещение из
открытого пространства в закрытое; это целенаправленное перемещение
(удаление) из закрытого пространства;
– психический процесс – это пространство, имеющее границы; закрытое
пространство с наличием входа и выхода; широкое/узкое пространство;
перемещение через границы пространства; расширение пространства; близкое
расположение объектов внутри пространства;
– психическое состояние – это закрытое широкое пространство с наличием
входа и выхода; достижение границ пространства;
18
– психическое нарушение – это изменение положения границ пространства:
смещение границ вверх, смещение центра пространства к границе; разрушение
границ пространства; процесс ограничения пространства; образование закрытого
пространства
с отсутствием
выхода;
нецеленаправленное
(случайное)
перемещение из закрытого пространства; отсутствие содержимого внутри
пространства; сужение пространства;
– социум – это широкое пространство, имеющее вход;
– психосоциальный процесс – это перемещение из пространства психики
в пространство социума и в обратном направлении; наличие границ/преград на
пути движения; расширение пространства психики; ограничение пространства
психики.
Общей закономерностью в наивной языковой картине мира и дискурсивной
картине мира психологии является структурирование знания о психических
состояниях, чувствах и эмоциях в виде пространства-вместилища,
незаполненности пространства (состояние опустошенности / чувство пустоты)
и наличия/отсутствия границ как показателя интенсивности в переживании
данных состояний (пиковые чувства / беспредельная любовь). Моделирование
состояния в виде закрытого пространства с наличием входа/выхода является
малопродуктивной моделью для НЯКМ.
В подразделе 2.1.4 «Метафорическое моделирование психики человека
на основе представлений об освещенности пространства» представлены
результаты анализа моделирования психической деятельности на основе
представлений об освещенности пространства и возможности восприятия света.
Психические процессы, происходящие на уровне сознания и надсознания,
уподобляются пространству хорошо освещенному (ясное состояние сознания), а
также возможности появления света (Кларификация. Означает просветление,
прояснение). В противоположность этому нарушение психической деятельности
уподобляется процессу наступления темноты или внезапному, кратковременному
появлению света (сознание по типу сумеречного (помрачение сознания
сумеречное); бредовые вспышки). В метафорическом моделировании человека
социального актуализированным является представление о видимой «темноте»,
которая представляет собой аналогию неприятного впечатления. Метафорические
модели и подмодели, организующие знание о психике человека на основе
восприятия света, представлены следующим образом.
Психика человека – это пространство с наличием / отсутствием света:
– сознание – это освещенное пространство; бессознательное – это
неосвещенное пространство;
– психический процесс – это появление света в неосвещенном пространстве;
– психическое нарушение – это наступление темноты; появление яркого
кратковременного света в неосвещенном пространстве.
Раздел 2.2 «Метафорическое моделирование психики человека на
основе дистантного / контактного восприятия объекта» (подразделы 2.2.1 –
2.2.4) содержит описание репрезентации знания о психической деятельности на
основе различных параметров объекта. Подраздел 2.2.1 «Метафорическое
моделирование психики человека на основе визуального восприятия цвета
19
объекта и отражательной возможности поверхности объекта» включает
информацию о признаках объекта, которые устанавливаются в результате
визуального восприятия (цвет объекта и характеристика его поверхности).
Подразделы 2.2.2 – 2.2.4 содержат сведения о признаках объекта, которые
фиксируются в результате осязательного восприятия, а именно, признаки
различной температуры объекта и окружающей среды (подраздел 2.2.2
«Метафорическое моделирование психики человека на основе осязательного
восприятия температуры объекта и окружающей среды»),
признаки
различного веса объекта (подраздел 2.2.3 «Метафорическое моделирование
психики человека на основе восприятия веса объекта») и признаки формы
объекта, устанавливаемые в результате физических действий, направленных на
объект (подраздел 2.2.4 «Метафорическое моделирование психики человека
на основе восприятия признаков формы объекта, устанавливаемых в
результате физических манипуляций с ним»). В аспекте визуального
восприятия психическая деятельность уподобляется объекту-зеркалу, качество
отражения которого становится аналогией взаимодействия сознательного и
бессознательного уровней психической активности: сознание обозначается в виде
симметричного отражения объекта (Сознание – форма отражения объективной
действительности в психике человека), бессознательное – в виде искаженного
(Фантазии могут также просто искажать реальность). Аналогично
моделируются психические процессы (искаженные когнитивные процессы).
Оценка событий моделируется на основе восприятия цвета объекта: черный –
показатель негативного отношения к окружающей действительности, белый –
позитивного («черно-белое» восприятие). Знание о социальном взаимодействии
моделируется на основе уподобления людей объектам-зеркалам и возможности
окружающих видеть собственное отражение друг в друге.
Моделирование чувств связано с актуализацией представления о низкой или
высокой температуре в качестве интенсификатора их проявления и обозначения
оценки. В соответствии с нормой представление о социальных отношениях
связано с ощущением тепла.
Знание о взаимодействии сознания и бессознательного дополняется
представлением о весе объектов, содержащихся в них: осознанное обладает
малым весом, в то время как неосознанное характеризуется ощущением
«тяжести» (…тяжелые для осознания чувства). Знание о здоровой психической
деятельности моделируется как необходимость заполнения пространства психики
информационным / смысловым / эмоциональным «грузом», последующая
когнитивная обработка которого структурируется в виде процесса уменьшения
его веса и ощущения легкости. Нарушения психической деятельности и
социальных взаимодействий связаны с образом тяжести, перегрузки (тяжесть
социально-психологической адаптации).
Метафорическое моделирование психики человека в виде объекта связано
с представлением о возможности изменения его формы, при котором по
прошествии некоторого времени он вновь может восстановить свой исходный вид
(Психическое: процессуальное. Оно существует прежде всего как процесс –
живой, предельно пластичный…). Социальное формирование уподобляется
20
представлению о процессе образования твердого тела из жидкого вещества
(стадия кристаллизации). Социум уподобляется пространству, наполненному
твердыми, жесткими объектами, форму которых изменить нельзя – социальными
нормами, стереотипами, детерминирующими условия жизни человека.
Гармоничное существование человека в социуме, успешная психологическая
адаптация ассоциативно связаны с образом твердого, но пластичного объекта
(Пластичность-ригидность
–
степень
приспособления
человека
к изменяющимся обстоятельствам, деятельности). Знание о расстройстве и
нарушении психической деятельности моделируется в виде объекта, не
способного принять исходное положение, объекта с разрушенной структурой
(расщепление сознания, распад личности). Метафорические модели и
подмодели, организующие знание о психике человека на основе восприятия
параметров объекта.
Психика человека – это объект.
а) Психика человека – это зеркало:
– сознание – это симметричное отражение объекта в зеркале;
бессознательное – искаженное;
– психический процесс / психофизиологический процесс / психическое
состояние – это симметричное отражение объекта в зеркале; искаженное
отражение; черно-белое изображение объекта;
– психическое состояние – это объект белого / черного цвета; объект,
имеющий матовую поверхность;
– психическое нарушение – это невозможность отражать объект;
искаженное отражение объекта;
– социум – это зеркало;
– психосоциальный процесс – это отражение психики в зеркале социума;
отражение социума в зеркале психики; искаженное отражение.
б) Психика человека – это твердый объект, обладающий пластичной
формой:
– психический процесс / психическое состояние – это образование твердого
тела из жидкого вещества; фиксация положения объекта в пространстве;
– психический процесс – это возможность изменения формы объекта;
– психическое нарушение – это невозможность изменения формы объекта;
разрушение структуры/формы твердого объекта; повторное образование твердого
тела из вещества; фиксация положения объекта в пространстве;
– социум – это объект, обладающий жесткой формой;
– психосоциальный процесс – это образование твердого тела из жидкого
вещества; фиксация положения объекта-социума в пространстве психики;
фиксация положения объекта-психики в пространстве социума; поддержание
устойчивого положения объекта-психики в социальном пространстве.
в) Психика человека – это твердый объект, обладающий весом:
– бессознательное – это тяжелый объект;
– информация (в т.ч. эмоциональная) – это тяжелый объект;
– психический процесс – это заполнение пространства тяжелыми
объектами; легкий объект;
21
– психическое состояние – это тяжелый / легкий объект;
– психическое нарушение – это тяжелый объект; ощущение давления;
увеличение веса тяжелого объекта.
– социум – это тяжелый объект;
– психосоциальный процесс – это ощущение тяжести/легкости объекта.
г) Психика человека – это объект, имеющий температуру:
– сознание – это объект с низкой температурой;
– психофизиологический процесс – понижение и повышение температуры;
– психическое состояние – это объект с высокой / низкой температурой.
д) Психика человека – это среда, имеющая температуру:
– социум – это окружающая среда, имеющая высокую / низкую
температуру;
– психосоциальный процесс – это ощущение тепла / холода.
Общим для дискурсивной картины мира психологии и НЯКМ является
моделирование психических состояний, чувств и эмоций человека на основе
представлений о белом и черном цвете, температуре и весе объекта. В то же время
непродуктивным для НЯКМ является моделирование психического состояния на
основе признака отсутствия глянца на поверхности объекта (матовая депрессия),
а также уподобление психического состояния объекту, образованному путем
перехода жидкого вещества в твердое состояние (депрессия застывающая).
Раздел 2.3 «Метафорическое моделирование знания о психологических
методах и психотерапевтических методиках работы» (подразделы 2.3.1 – 2.3.6)
раскрывает аспект репрезентации знания о психической деятельности человека на
основе психических изменений в ходе оказания психологической помощи. Знание
о положительной динамике структурируется с помощью метафорических моделей
трансформации,
которые
коррелируют
с метафорическими
способами
представления знания о расстройстве и нарушении психической деятельности.
Последнее определяет репрезентацию знания о решении психологических
проблем человека в виде представления о том, каким образом можно сделать
закрытое пространство открытым и свободным для выхода (Шипковенского
освобождающая психотерапия, методики эмоционального раскрепощения)
(подраздел 2.3.1 «Моделирование психических изменений на основе
представления об изменении закрытого пространства»); на основе
представления о том, каким образом можно расширить узкое пространство
(Задачей … является … расширение сознания участников группы и стимуляция
самопознания) (подраздел 2.3.2 «Представления об изменении ширины
пространства как основа моделирования психических изменений»); в
качестве установления оптимальной температуры в результате ее повышения или
понижения (Игра «Поделись улыбкой». … Улыбка может согреть своим
теплом) (подраздел 2.3.3 «Представления об изменении температуры как
основа
метафорического
моделирования
изменений
психического
состояния»); в виде появления света в неосвещенном пространстве психики
(Кларификационное замечание – особое высказывание психотерапевта,
повторяющее то, что сказал пациент, в более ясных терминах) и в качестве
верного отражения, которое видит человек в зеркале (Психотерапевтическая
22
группа предоставляет пациенту не просто обратную связь ... пациент видит
себя в разных зеркалах, отражающих различные стороны его личности)
(подраздел 2.3.4 «Моделирование психических изменений на основе
возможности изменения визуального восприятия»); на основе представлений об
извлечении внутреннего содержимого с избыточным весом из пространства
психики (Кабинет психологической разгрузки) и в виде уменьшения веса
объекта (Музыкотерапия. В качестве механизмов лечебного действия
музыкотерапии указывают: … облегчение осознания собственных переживаний)
(подраздел 2.3.5 «Моделирование психических изменений на основе
возможности изменения веса объекта»); в качестве изменения формы твердого
объекта посредством разрушения его жесткой структуры и формирования новой
формы из жидкого вещества («Растворить симптомы в стакане с водой»,
«Утопить симптомы в реке», Метод кристаллизации проблем Макарова,
Цель теории Боуэна – помочь индивидууму … в движении от состояния слияния к
формированию «твердого» Я), а также в виде укрепления устойчивого
положения твердого объекта в пространстве психики (…психотерапевт снова
увеличивает свою активность … в закреплении пациентом новых способов
восприятия, эмоционального реагирования и поведения) (подраздел 2.3.6
«Представление о возможности изменения формы и структуры объекта как
основа метафорического моделирования в психотерапии»). В дискурсивной
картине мира психологии выявлены следующие метафорические модели
трансформации, отражающие представление о психологической проблеме и
способе ее решения:
– психологическая проблема – это закрытое пространство, из которого
человек не может выйти; узкое пространство, в котором находится человек и
которое необходимо расширить / решение психологической проблемы – это
представление о том, каким образом можно сделать закрытое пространство
открытым и свободным для выхода; это извлечение содержимого с избыточным
весом из пространства психики;
– психологическая проблема – это неосвещенное пространство / решение
психологической проблемы – это представление о появлении света и
возможности визуального восприятия;
– психологическая проблема – это искаженное отражение, которое человек
наблюдает в зеркале / решение психологической проблемы – это устранение
искажения;
– психологическая проблема – это высокая температура, которая приводит
к разрушению целостности объекта; низкая температура, которую необходимо
повысить / решение психологической проблемы – это понижение высокой
температуры, установление средней, оптимальной температуры (тепло);
– психологическая проблема – это неустойчивое положение объекта,
который может упасть / решение психологическое проблемы – укрепление
положения объекта;
– психологическая проблема – это избыточный вес объекта, затрудняющий
возможность движений и передвижения человека / решение психологической
проблемы – это уменьшение веса объекта;
23
– психологическая проблема – это жесткий объект, форму которого нельзя
изменить; аморфное вещество / решение психологической проблемы – это
изменение формы твердого объекта посредством разрушения его жесткой
структуры и придание формы аморфному веществу.
Кроме названных моделей в практической психологии задействованы
метафорические номинации психотерапевтических методик деконструктивного
характера. Их специфика связана с целенаправленным созданием стрессовой
ситуации для человека с целью оказания более сильного эмоционального эффекта
по сравнению с тем эффектом, который оказывает внешняя негативная
социальная ситуация (терапия тупика, методика погружения, методика
наводнения и др.). Деструктивная метафорическая номинация также содержит
представление об оказании принудительной психологической помощи пациенту,
который не желает ее принимать, аналогией чего является представление
о насильственном военном захвате вражеской территории (кризисная
интервенция).
Особенностью психотерапевтического дискурса является использование
ситуационной метафоры, которая позволяет психотерапевту и участникам группы
в процессе психотерапевтической работы создавать психотерапевтическую
модель внешней, социальной, психологически не приемлемой для человека
ситуации для оптимизации процессов адаптации. Данный процесс метафорически
уподобляется
возможности
«смягчения»
«жесткого»
объекта-социума,
приобретение им формы, комфортной для психики пациента (Терапия средой.
Вторая, противоположная тенденция состоит в разработке гибких,
пластичных, полифункциональных сред, объединяющих в себе достоинства
самых разнообразных видов лечения).
В заключении подводятся итоги проведенного исследования.
В результате исследования установлено, что метафора является
универсальным гносеологическим механизмом в формировании и репрезентации
знания о психике человека в дискурсивной картине мире психологии. Базовое
метафорическое моделирование психики на основе пространственных
представлений имеет длительную историю и отражает концепции
исследователей-психологов мирового уровня. Естественное функционирование,
нарушение и возможность последующего восстановления психической
деятельности моделируются на основе метафорических моделей трансформации,
знание
о
которых
является
наиболее
репрезентированным
в психотерапевтическом дискурсе. Последнее определяет ценность сведений о
психике человека, получаемых в практической психологии, что обуславливает
объективную значимость ее включения в контекст научного познания.
Сопоставительный анализ способов репрезентации знания о психической
деятельности в научном психологическом дискурсе и наивной языковой картине
мира показал заимствование научным дискурсом общенациональных
метафорических моделей, в которых пространственные параметры глубина,
граница пространства и объекта, отсутствие содержимого внутри
пространства, а также параметры цвет, температура и вес объекта, выступают
24
в качестве показателя интенсивности в переживании психических состояний,
чувств и эмоций человека.
Непродуктивным для наивной языковой картины мира является
метафорическое моделирование знания, передающего узко специализированную
информацию о развитии и симптомах психических состояний, к числу которых
относятся представления об отсутствии глянца в цвете объекта (матовая
депрессия) и возможности образования твердого тела из жидкого вещества.
Наивное представление о динамике переживания чувства связано с образом
жидкости (страсти кипят, на сердце / душе накипело, излить душу).
Работы, опубликованные по теме диссертации
Статьи в журналах, включённых в Перечень рецензируемых научных
изданий, в которых должны быть опубликованы основные научные результаты
диссертаций на соискание учёной степени кандидата наук, на соискание учёной
степени доктора наук:
1. Рахимова А. Р. Параметр «глубина» в научном психологическом
дискурсе / А. Р. Рахимова // Сибирский филологический журнал. – 2015. – № 4. –
С. 170–181. – 0,95 а.л. – DOI: 10.17223/18137083/53/18.
Web of Science:
Rakhimova A. R. The parameter «depth» in the scientific psychological
discourse / A. R. Rakhimova // Sibirskii filologicheskii zhurnal. – 2015. – № 4. – P.
170–181.
2. Мишанкина Н. А. Метафорическое моделирование структуры психики
человека в научном психологическом дискурсе / Н. А. Мишанкина,
А. Р. Рахимова // Вестник Томского государственного университета. Филология.
– 2015. – № 3 (35) – С. 57–72. – DOI: 10.17223/19986645/35/6. – 1,08 / 0,54 а.л.
Web of Science:
Mishankina N. A. Metaphorical modeling of human psyche structure in scientific
psychological discourse / N. A. Mishankina, A. R. Rakhimova // Vestnik Tomskogo
gosudarstvennogo universiteta. Filologiya – Tomsk State University Journal of
Philology. – 2015. – № 3 (35) – P. 57–72.
3. Рахимова А. Р. Метафорическое моделирование психики человека
на основе представления о весе объекта (на материале дискурса социальной
психологии) / А. Р. Рахимова // Вестник Самарского университета. История.
Педагогика. Филология. – 2016. – № 3.2. – С. 294–299. – 0,48 а.л.
4. Рахимова А. Р. Метафорическое моделирование социализации человека
в академическом дискурсе социальной психологии (на основе представления
о местоположении в пространстве) / А. Р. Рахимова // Вестник Томского
государственного университета. – 2017. – № 423. – С. 41–49. – DOI:
10.17223/15617793/423/6. – 1,2 а.л.
Web of Science:
Rakhimova A. R. Metaphorical modeling of human socialization in the academic
discourse of social psychology: location in space // Tomsk state university journal. –
2017. – № 423. – P. 41–49.
25
Публикации в прочих научных изданиях:
5. Рахимова А. Р. Метафорическая модель «чувство – это пространство»
в русской языковой картине мира / А. Р. Рахимова // Актуальные проблемы
литературоведения и лингвистики : материалы конференции молодых ученых.
Томск, 02 апреля 2010 г. – Томск, 2010. – Вып. 11, т. 1 : Лингвистика. – С. 183–
185. – 0,14 а.л.
6. Рахимова А. Р. Метафора в психологической картине мира :
концептуализация
эмоционально-стрессовых
состояний
и
методик
/
А. Р. Рахимова // Актуальные проблемы лингвистики и литературоведения :
материалы конференции молодых ученых. Томск, 05–07 апреля 2012 г. – Томск,
2012. – Вып. 13, т. 1 : Лингвистика. – С. 218–221. – 0,18 а.л.
7. Рахимова А. Р.
Метафорическое
моделирование
психической
деятельности человека в академическом жанре научного психологического
дискурса / А. Р. Рахимова // 52-я Международная научная студенческая
конференция (МНСК-2014) : Языкознание : материалы конференции.
Новосибирск, 11–18 апреля 2014 г. – Новосибирск, 2014. – С. 19–20. – 0,17 а.л.
8. Мишанкина Н. А., Метафорическая концептуализация в научной
терминологии: гносеологический аспект (на материале психологической
терминологии) / Н. А. Мишанкина, А. Р. Рахимова // Шестая международная
конференция по когнитивной науке : тезисы докладов. Калининград, 23–27 июня
2014 г. – Калининград, 2014. – С. 431–432. – 0,19 / 0,1 а.л.
9. Рахимова А. Р.
Метафорическое
моделирование
психической
деятельности человека в академическом жанре научного психологического
дискурса [Электронный ресурс] / А. Р. Рахимова // Ломоносов-2014 : материалы
Международного молодежного научного форума. Москва, 07–11 апреля 2014 г. –
Москва,
2014.
–
2
с.
–
URL:
https://lomonosovmsu.ru/archive/Lomonosov_2014/2706/2200_59385_47b00c.doc (дата обращения:
24.09.2018).– 0,23 а.л.
10. Рахимова А. Р. Объектная метафора в моделировании эмоциональной
сферы человека (на материале терминосистемы психологии) / А. Р. Рахимова //
Язык и культура : сборник статей ХХVI Международной научной конференции.
Томск, 27–30 октября 2015 г. – Томск, 2016. – С. 73–78. – 0,5 а.л.
11. Мишанкина Н. А.
Русские
гносеологические
универсалии:
концептуальное
проектирование
базы
данных
/
Н. А. Мишанкина,
Е. А. Панасенко, А. Р. Рахимова // Седьмая международная конференция по
когнитивной науке : тезисы докладов. Светлогорск, 20–24 июня 2016 г. – Москва,
2016. – С. 434–436. – 0,2 / 0,06 а.л.
12. Рахимова А. Р. Метафорическое моделирование психики человека на
основе представления о весе объекта (на материале дискурса когнитивной
психологии) / А. Р. Рахимова // Русский язык: система и функционирование
(к 95-летию Белорусского государственного университета, 50-летию кафедры
русского языка, 90-летию профессора П. П. Шубы) : сборник материалов
VII Международной научной конференции. Минск, Республика Беларусь, 18–19
октября 2016 г. – Минск, 2016. – С. 160–165. – 0,26 а.л.
26
13. Рахимова А. Р. Метафорическое моделирование эмоциональной сферы
человека (на материале терминосистемы психологии) / А. Р. Рахимова //
Международное образование и межкультурная коммуникация: проблемы, поиски,
решения : сборник трудов международной научно-практической конференции.
Томск, 26–27 октября 2016 г. – Томск, 2016. – С. 111–116. – 0,5 а.л.
14. Рахимова А. Р. Пространственный коррелят «поверхность-глубина» в
представлении знания о психической сфере человека / А. Р. Рахимова //
Универсальное и национальное в языковой картине мира : материалы
международной научной конференции. Минск, Республика Беларусь, 02–03
октября 2015 г. – Минск, 2016. – С. 74–77. – 0, 26 а.л.
15. Рахимова А. Р. Метафорическое моделирование чувства любви
в языковой картине мира: гендерный аспект / А. Р. Рахимова // Актуальные
проблемы лингвистики и литературоведения : материалы XIV Всероссийской
конференции
молодых
ученых,
посвященной
135-летию
Томского
государственного университета. Томск, 04–06 апреля 2013 г. – Томск, 2013. –
Вып. 14, т. 1 : Лингвистика. – С. 233–236. – 0,24 а.л.
Издание подготовлено в авторской редакции.
Отпечатано на участке цифровой печати
Издательского Дома Томского государственного университета
Заказ № 3110-18 от «25» октября 2018 г. Тираж 100 экз.
г. Томск Московский тр.8 тел. 53-15-28
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
3
Размер файла
593 Кб
Теги
психологический, моделирование, человек, метафорических, психического, деятельности, научно, дискурсе
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа