close

Вход

Забыли?

вход по аккаунту

?

Поэма Н.В Гоголя Мертвые души во французской рецепции

код для вставкиСкачать
На правах рукописи
Завгородний Алексей Михайлович
Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» во французской рецепции
Специальность 10.01.01 –
«Русская литература»
Автореферат диссертации на соискание учёной степени кандидата
филологических наук
Москва – 2018
2
Работа
выполнена
в
Федеральном
государственном
бюджетном
образовательном учреждении высшего образования «Литературный институт
им. А.М. Горького» на кафедре русской классической литературы и славистики
Научный руководитель:
доктор филологических наук, профессор, Васильев Сергей Анатольевич
Официальные оппоненты:
Дмитриева Екатерина Евгеньевна, доктор филологических наук, Федеральное
государственное бюджетное учреждение науки Институт мировой литературы
им. А. М. Горького Российской академии наук, ведущий научный сотрудник
отдела русской классической литературы
Скрипник Алена Владимировна, кандидат филологических наук, Федеральное
государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования
«Томский государственный педагогический университет», доцент кафедры
русской литературы
Ведущая организация:
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего образования «Московский педагогический государственный
университет»
Защита состоится «____» ___________ 2018 г. в 15 ч. 00 м.
на заседании диссертационного совета Д 212.155.01 по филологическим наукам
на базе Государственного образовательного учреждения высшего образования
Московской области Московского государственного областного университета
по адресу: 105005, Москва, ул. Радио д. 10А.
С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке МГОУ по адресу:
105005, Москва, ул. Радио д. 10А, а также на сайте: http://mgou.ru
Автореферат разослан «___»_____________2018 г.
Ученый секретарь
диссертационного совета Д 212.155.01,
кандидат филологических наук
Ю.Н. Сытина
3
ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Прикоснуться к чему-либо «нерукотворному», понаблюдать за ним,
прислушаться, а, возможно, в итоге и почерпнуть что-то ценное, доныне
неведомое – в этом видится определенный жизненный смысл. Гоголь – один из
тех наших соотечественников, кто своим творчеством, самой своей жизнью
заставляет задуматься об истоках его влияния, за которым, возможно, стоит не
только упорный земной труд, но и данная свыше способность оживлять даже
«мертвые» души. Появление многочисленных разноаспектных исследований,
связанных с его личностью и творчеством, не только у нас в стране, но и за
рубежом, разумеется, не случайно. Это часть большого межкультурного
диалога, процесса межнационального взаимопознания – ментального,
мировоззренческого и эстетического; процесса, который, в свою очередь,
нуждается в пристальном исследовательском внимании.
В связи с этим, актуальность избранной темы обусловливается
указанной необходимостью изучения разных граней межнационального
культурного (и, в частности, литературного) взаимодействия и взаимовлияния,
а также неослабевающим интересом к феномену Гоголя, исследуемого как в
рамках академического литературоведения, так и в русле относительно
молодых течений, таких как рецептивная эстетика, теория культурного
трансфера, имагология.
Восприятие «Мертвых душ» за пределами русскоязычной культуры уже
неоднократно становилось предметом диссертационных исследований (по
специальности 10.01.01 – русская литература) – следует назвать диссертации
Ю. В. Никаноровой «Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» в немецкой
рецепции» (Томск, 2007) и О. В. Нестеренко «Поэма Н. В. Гоголя "Мертвые
души" в англоязычных переводах XIX – XXI вв.» (Томск, 2010). Полагаем, что
обобщение результатов названных работ, с учетом материалов и выводов
настоящего исследования, могло бы в будущем внести заслуживающий
внимания вклад в осмысление роли гоголевского творчества в процессе
межнационального литературного взаимодействия.
Французской рецепцией творчества Гоголя до настоящего времени
прицельно занимались лишь два иностранных исследователя: Хельмут
Штольце, у которого в 1974 г. вышел труд «Французское восприятие Гоголя»1,
а также Клод де Грев, защитившая в 1984 г. диссертацию «Рецепция Гоголя в
России и во Франции»2 (в числе прочих ее трудов следует выделить книгу
1
Stolze H. Die Französische Gogolrezeption. Köln; Wien: Bölhau Vergag, 1974. 201 s.
Grève C. de. La réception de Gogol en Russie et en France: thèse de doctorat d’État. Paris: Université Paris III –
Sorbonne, 1984. XXIV+1921 p.
2
4
«Н. В. Гоголь во Франции (1838–2009) (2014)»3). В отечественном
литературоведении рецепция Гоголя во Франции отражена лишь фрагментарно.
В ряде работ определенное внимание уделяется влиянию на Гоголя
французских писателей (Бальзака, Гюго, Жанена, Корнеля, Лесажа, Мериме,
Мольера, Рабле, Руссо, Сю, Шатобриана) и их сравнению; среди них труды
М. М. Бахтина4, М. Я. Вайскопфа5, А. Н. Веселовского6, В. В. Виноградова7,
А. А. Елистратовой8, И. В. Карташовой9, В. И. Сахарова10, Г. И. Чудакова11.
Иногда Гоголя и писателей Франции только сопоставляют (не акцентируя тему
влияния), как в статье В. В. Ерофеева «Гоголь и Флобер»12 или монографии
О. Б. Кафановой «Жорж Санд и русская литература XIX в. (Мифы и
реальность)»13. К этой же группе можно отнести работы В. В. Кожинова14,
Ю. В. Манна15, Н. Л. Степанова16.
В других публикациях затрагивается вопрос восприятия Гоголя в
литературных кругах Франции, но зачастую именно затрагивается, а не
досконально прорабатывается17.
3
Грев К. де. Н. В. Гоголь во Франции (1838-2009) / пер. с фр. Е. Е. Дмитриевой и др. М. – Новосибирск:
Новосибирский издательский дом, 2014. 480 с.
4
Бахтин М. М. Рабле и Гоголь: (Искусство слова и народная смеховая культура) // Бахтин М. М. Вопросы
литературы и эстетики: исследования разных лет. М.: Худож. лит., 1975. С. 484-495.
5
Вайскопф М. Я. Сюжет Гоголя. Морфология. Идеология. Контекст. М.: Рос. гос. гуманит. ун-т, 2002. 686 с.
6
Веселовский А. Западное влияние в новой русской литературе. М.: типо-лит. И. Н. Кушнерев и К°, 1916.
VIII+259 с.
7
Виноградов В. В. Гоголь и натуральная школа // Виноградов. Поэтика русской литературы: избранные труды.
М.: Наука, 1976. С. 189-227.
8
Елистратова А. А. Гоголь и проблемы западноевропейского романа. М.: Наука, 1972. 303 с.
9
Карташова И. В. Гоголь и Гюго // Гоголь как явление мировой литературы. М.: ИМЛИ РАН, 2003. С. 351-356.
10
Сахаров В. И. Пророки романтизма: Гоголь и Шатобриан // Русская мысль. 2000. № 4320. С. 12-13.
11
Чудаков Г. И. Отношение творчества Н.В. Гоголя к западно-европейским литературам. Киев: Тип. Имп. Ун-та
св. Владимира, 1908. 182 с.
12
Ерофеев В. В. Гоголь и Флобер: (Проблема изображения пошлости жизни) // Гоголь и мировая литература.
М.: Наука, 1988. С. 50-61.
13
Кафанова О. Б. Жорж Санд и русская литература XIX в. (Мифы и реальность). Томск, 1998. 410 с.
14
Кожинов В. К методологии истории русской литературы (О реализме 30-х годов XIX века) // Вопросы
литературы. 1968. № 5. С. 60-82.
15
Манн Ю. В. Поэтика Гоголя. 2-е изд., доп. М.: Худож. лит., 1988. 413 с.
16
Степанов Н. Л. Национальное своеобразие «Мертвых душ» // Известия ОЛЯ АН СССР. 1952. Т. XI. Вып. 1.
17
Барбе д'Оревильи Ж. Николай Гоголь / примеч. М. П. Алексеева // Н. В. Гоголь: материалы и исследования: в
2-х т. М. – Л.: Изд-во АН СССР, 1936. Т. 1. С. 257-281; Берков П. Изучение русской литературы во Франции:
Библиографические материалы // Литературное наследство / АН СССР. Ин-т лит. (Пушкин. Дом). М.: Изд-во
АН СССР, 1939. С. 721-768; Гальперин-Каминский И. Д. Руссоведение во Франции. М.: Русская мысль, 1894.
№ 9. Отд. II. С. 28-42; Горленко В. Отблески. Заметки по словесности и искусству. СПб.: Энергия, 1906. 240 с.;
Григорьев А. Л. Русская литература в зарубежном литературоведении. Л.: Наука, 1977. 303 с.; Лейтес А. Гоголь
и его зарубежные «комментаторы» // Октябрь. 1952. Март. С. 146-151; Мартьянова Е. П. Об отражении русскофранцузских культурных связей во французском языке и литературе XIX века. Харьков: Изд-во Харьк. ун-та,
1960. 148 с.; Некрасова Е. С. Гоголь перед судом иностранной литературы, 1845-1885 гг. // Русская старина: в
175-ти т. 1887. Т. 55. Кн. 9. С. 553-570; Соловьев С. В. Современное положение русского языка и литературы во
Франции // Вестник Харьковского Историко-филологического общества. Харьков: тип. «Печатное дело». 1912.
Вып. 2. 8 с.; Шишмарев В. Ф. Русская литература во Франции // Рукописное наследие В. Ф. Шишмарева. М. –
Л.: Наука, 1965. С. 154-200.
5
Некоторые труды носят более общий, нежели интересующий нас в
данном исследовании характер. Таковыми являются, в частности, работы
М. П. Алексеева18, Е. Е. Дмитриевой19, В. И. Кулешова20, Ю. В. Манна21.
Часть исследований в отечественном литературоведении касается
аспектов, казалось бы, не имеющих отношения к французской рецепции
Гоголя22 – роль Франции в жизни писателя, образ Франции в творческом
сознании
Гоголя.
Однако
следует
отметить,
что
французская
исследовательница К. де Грев убеждает, что и эти темы имеют отношение к
рецепции23. Переводческой составляющей рецепции русского писателя
касались многие исследователи24, но эта тема не разрабатывалась ими
подробно.
Новизна настоящей работы состоит:
- в том, что поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» впервые рассмотрена в
рамках диссертационного исследования с точки зрения генезиса ее
французской рецепции;
- в самой постановке проблемы, связанной с пониманием механизма
рецепции русскоязычного произведения во французском культурном
пространстве;
- в комплексном подходе, предполагающем исследование и сопоставление
критико-литературоведческих и переводческих тенденций, что в свою
очередь потребовало систематизации и обобщения внушительного по
объему материала, в том числе нового и малоизученного в отечественном
литературоведении;
- в исследовании французских переводов в диахроническом аспекте с
использованием схемы Ж. Ламбера и Х. ван Горпа, которая позволяет
18
Алексеев М. П. Мировое значение Гоголя // Гоголь в школе: сборник статей. М.: Изд-во Академии пед. наук
РСФСР, 1954. С. 126-154.
19
Дмитриева Е. Е. Н. В. Гоголь в западноевропейском контексте: между языками и культурами. М.: ИМЛИ
РАН, 2011. 392 с.
20
Кулешов В. И. Литературные связи России и Западной Европы в XIX веке (Первая половина). М.: Изд-во
МГУ, 1965. 461 с.
21
Манн Ю. В. Указ. соч.
22
Ерофеев В. В. «Французский элемент» в «Мертвых душах» Н. В. Гоголя // Известия АН СССР. Серия
литературы и языка. 1988. Т. 47. № 1. С. 26-42; Изотова Е. В. Образ Франции в творческом сознании
Н. В. Гоголя: дисс. … к. филол. н. Саратов, 2008; Манн Ю. В. Гоголь. Труды и дни: 1809-1845. М.: Аспект
Пресс, 2004;
23
Grève C. de. L’Europe occidentale, angle de vue sur la Russie, dans Les Âmes mortes // Revue de littérature
comparée. 2009/3. № 331.
24
Лейтес А. Гоголь и его зарубежные «комментаторы» // Октябрь. 1952. Март. С. 146-151; Мазинг Л. К.
Переводы сочинений Гоголя / Сборник в память Н. В. Гоголя и В. А. Жуковского // Ученые записки
императорского Юрьевского университета. Юрьев: Типография К. Маттисена, 1904. С. 132-155;
Мартьянова Е. П. Об отражении русско-французских культурных связей во французском языке и литературе
XIX века. Харьков: Изд-во Харьк. ун-та, 1960; Руденко Н. Е. Гоголь во французских переводах (к истории
русско-литературных связей 40–60-х годов XIX столетия): дисс. … к. филол. н. (автореферат). Львов. 1955;
Соболевская И. С. Гоголь по-французски: история переводов // Вестник ВГУ. Серия: Лингвистика и
межкультурная коммуникация. 2009. № 1. С. 129-133 и др.
6
осуществить адекватный для рецепции анализ особенностей переводных
художественных произведений.
Объектом исследования являются: поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души»;
все ее двенадцать французских переводов, выполненные Э. Моро,
Э. Шаррьером, М. Семеновым, А. Монго, М. Шандыбиным, Н. Полтавцевым,
Р. Гофманом, М. Эристовой Чингисхан и Б. Шлецером, А. Адамовым, В. Ашер,
А. Колдефи-Фокар, а также переводчиком, имя которого установить не удалось;
франко- и русскоязычные критические и литературоведческие публикации,
связанные с творчеством Гоголя.
В качестве предмета исследования выступает французская рецепция
гоголевской поэмы в двух основных аспектах: критико-литературоведческом и
переводческом.
Методологическую основу исследования определило сочетание
культурно-исторического, психологического подходов и рецептивной эстетики,
соответственно, важную роль в теоретическом обеспечении диссертации
сыграли
труды
С. А. Венгерова,
А. Г. Горнфельда,
Д. Н. ОвсяникоКуликовского, А. А. Потебни, А. Н. Пыпина, Н. С. Тихонравова, И. Тэна,
В. И. Харциева, Г.-Р. Яусса.
При изучении влияния Гоголя на французского реципиента особенно
полезными оказались работы М. П. Алексеева, П. Беркова, Э. М. де Вогюэ,
В. Горленко, К. де Грев, Л. Леже, Е. С. Некрасовой, Р. Тырневой, а также
русские и французские периодические издания.
Несомненную помощь оказали реферативные работы И. А. Виноградова25
и библиография произведений Н. В. Гоголя и литературы о нем на русском
языке В. А. Воропаева26.
В части анализа восприятия Гоголя, связанного с переводческими
решениями, мы будем основываться на интерпретативной теории
Д. Селескович и М. Ледерер и схеме Ж. Ламбера и Х. ван Горпа. Среди
широкого разнообразия переводоводческих подходов первая из упомянутых
концепций, по нашему мнению, наилучшим образом отражает суть процесса
перевода, вторая же, базирующаяся на полисистемной гипотезе перевода
И. Эвен-Зохара (крупнейшего специалиста по проблемам восприятия
переводной зарубежной литературы), наиболее наглядно позволяет оценить
результаты перевода.
25
Виноградов И. А. Гоголь в воспоминаниях, дневниках, переписке современников. Полный систематический
свод документальных свидетельств. Научно-критическое издание в 3-х т. М. : ИМЛИ РАН, 2011-2013.
26
Например: Воропаев В. А. Библиография произведений Н. В. Гоголя и литературы о нем на русском языке
(2014) // Stephanos. 2016. № 6 (20). С. 242-274.
7
Целью данного исследования является определение специфики
французской рецепции поэмы Гоголя «Мертвые души», которая могла бы
помочь раскрыть динамику восприятия гоголевского творчества во Франции.
В соответствии с поставленной целью определяются следующие задачи
исследования:
1.
Собрать эмпирический и научно-критический материал по теме
исследования (русские и французские периодические издания, монографии,
диссертации, лекции, переводы).
2.
Систематизировать собранный материал и проследить эволюцию
критико-литературоведческой рецепции поэмы «Мертвые души» во Франции.
3.
Определить, что (кто) является главными движителями
французской рецепции поэмы: художественная ценность произведения,
исторический контекст, русская эмиграция, индивидуальность переводчика,
литературоведа или что-то еще.
4.
Выявить все переводы «Мертвых душ» на французский язык.
5.
Рассмотреть
переводческую
рецепцию
«Мертвых
душ»
диахронически, определив, если возможно, зависимость роста или падения
интереса к переводам от культурно-исторического момента.
Теоретическая
значимость
работы
определяется
тем,
что
представленные материалы и выводы:
- вносят вклад в разработку теоретических и методологических проблем,
актуальных для историко-литературных процессов России и Франции;
- содействуют целостному осмыслению гоголевского наследия в контексте
русско-французских литературных связей;
- подтверждают обоснованность применения комплексного подхода
(сочетающего в себе анализ критико-литературоведческих и
переводческих установок) при исследовании рецепции, позволяющего
повысить
достоверность
результатов
и
выделить
наиболее
репрезентативные тенденции;
- демонстрируют эффективность использованных переводоведческих
методов при системном рассмотрении рецепции переводных
произведений.
Практическая значимость заключается в том, что материалы
исследования могут использоваться при чтении курсов по истории русской и
зарубежной литературы и творчеству Н. В. Гоголя, а также при подготовке
диссертационных исследований аналогичной направленности.
Апробация работы. Основные положения диссертации отражены в пяти
публикациях, в том числе в трех статьях, опубликованных в журналах,
рекомендованных ВАК РФ. Ключевые положения работы были представлены
8
на международной научно-практической конференции «Наука сегодня:
проблемы и перспективы развития» (Вологда, 29.11.2017),
на XV
Международной научно-практической конференции “World Science: Problems
and Innovations” (Пенза, 30.11.2017) и на научно-практической конференции с
международным участием «Образы природы в отечественной и мировой
литературе» (Литературный институт им. А.М. Горького, 06.12.2017).
Результаты исследования были также обсуждены на заседаниях кафедры
русской классической литературы и славистики.
Структура работы. Диссертация состоит из введения, двух глав,
заключения и списка использованной литературы, насчитывающего 366
наименования.
Основные положения, выносимые на защиту:
1.
Изменение специфики французской рецепции «Мертвых душ» –
качественно и количественно – зависело в первую очередь от знаковых
событий той или иной исторической эпохи. Именно социально-политические
приоритеты времени играли определяющую роль при вхождении произведения
во французское культурное пространство.
2.
На всем рассматриваемом временном промежутке (1840–2010-е гг.)
подавляющее большинство новых литературоведческих трактовок «Мертвых
душ» появлялось во Франции благодаря русскоязычным посредникам
(ключевая роль принадлежала здесь русской эмиграции). Французские
слависты, за редким исключением, воспроизводили суждения, уже
высказанные отечественными литературоведами.
3.
Палитра интерпретаций гоголевской поэмы во Франции
свидетельствовала об «открытости» произведения. Каждая историческая эпоха
выдвигала свои варианты прочтения, обуславливавшиеся, в первую очередь,
внехудожественными причинами, имеющими политическую подоплеку. Так, в
конце 1850-х гг. – периоде повышенного интереса во Франции к вопросу
отмены крепостного права в России – в «Мертвых душах» в первую очередь
видели сатиру на социальное устройство России. А в 1890-х гг. – начале
потепления русско-французских отношений – поэму стали читать сквозь
призму понятия «русской души», которому придал новый импульс Э. М. де
Вогюэ.
4.
Рассмотрение всех двенадцати переводов «Мертвых душ»
способствует воссозданию сложной картины восприятия поэмы во Франции, а
также демонстрирует убедительность одного из главных тезисов
интерпретативной теории перевода: «Перевод является в гораздо большей мере
9
отражением понимания текста переводчиком, нежели переходом от одного
языка к другому»27.
5.
Особенности первых двух переводов поэмы во Франции позволяют
поставить под сомнение значимость большинства французских критиколитературоведческих оценок «Мертвых душ» во Франции (в первую очередь,
из-за сильнейшего искажения содержания произведения) на протяжении почти
половины рассматриваемого срока рецепции.
ОСНОВНОЕ СОДЕРЖАНИЕ РАБОТЫ
Во Введении дается обоснование темы исследования, его актуальности и
научной новизны, сформулированы цели и задачи работы, уточняется
терминологический аппарат, представлены положения, выносимые на защиту.
В Главе 1 – «Критико-литературоведческая рецепция поэмы
Н. В. Гоголя “Мертвые души”» во Франции» – анализируется процесс
освоения
«Мертвыми
душами»
иного
культурного
пространства,
рассматриваются различные факторы, оказавшие влияние на критиколитературоведческую рецепцию гоголевской поэмы; особое внимание уделено
индивидуальным стилям переводчиков, показательным расхождениям
переводов с оригиналом, а также специфике восприятия поэмы французскими
критиками и исследователями. Учтены также исторические, политические и
социальные факторы.
Параграф 1.1. «“Мертвые души” как объект утилитарного интереса:
1840–1880-х гг.»
В данном разделе рассмотрены, в частности, первые упоминания
гоголевской поэмы во французской прессе, относящиеся к допереводческому
периоду. Результатом первых наблюдений над поэмой французскими
критиками становится констатация комического дара автора, его чувства
иронии и умения создавать типы.
Первый перевод отрывка поэмы на французский язык был осуществлен
П. Мериме (1851) и включен в его статью, где, в числе прочего, отмечено
неправдоподобие изображенного, а также остроумие Гоголя на манер
английского сатирика. Первый перевод первого тома принадлежит перу
Э. Моро (1854). В предисловии к своему переводу он сопоставляет автора
поэмы с французскими писателями, а в названии видит лишь прямой смысл
(«умершие крепостные»).
1859 г. ознаменовался выходом второго перевода «Мертвых душ»,
27
Lederer M. La théorie interpretative de la traduction: un resume // информационно-коммуникативные аспекты
перевода. Часть I. – Н. Новгород: НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 1997. С. 52.
10
выполненного Э. Шаррьером, который достаточно вольно обошелся с
гоголевским текстом. Реакцией на данный перевод явилось появление ряда
рецензий (Ксавье Мармье, Филарета Шаля, Барбе Д’Оревильи), внимание в
которых было сосредоточено на подражательном начале произведения:
проводились аналогии со Стерном, Жан Полем, Лесажем; Чичиков же
сравнивался с байроновским Дон-Жуаном, с Жеромом Патюро, со Скапеном.
Анализ материала показал, что на начальном этапе восприятия
французами «Мертвых душ» явно просматривался утилитаризм (связанный с
восприятием крепостного права в России). Определение Гоголя как
подражателя, сатирика, отца русской реалистической школы, обличителя
действительности, меланхолика, знатока человеческих душ, художника
узконационального – вот то, что чаще всего составляло основу ранних
французских рецензий на «Мертвые души». Отнесение «Мертвых душ»
преимущественно к жанру плутовского романа свидетельствовало о
поверхностном прочтении поэмы. Другими важными причинами были
незнание русской действительности и плохое качество первых переводов, не
позволявших даже при желании постичь нюансы гоголевской поэмы.
Параграф 1.2. «Восприятие поэмы в эпоху франко-русского союза:
конец XIX в. – взгляд сквозь призму исследования Е. М. де Вогюэ»
К моменту заключения франко-русского союза (1891–1893 гг.)
восприятие «Мертвых душ» меняется (углубляется) благодаря книге Эжена
Мельхиора де Вогюэ «Русский роман» (1886). Гоголевскую поэму Вогюэ
называет «руководящей» книгой, из которой исходят «великие потоки,
оплодотворяющие потом русский дух»28. Одна из сильных сторон Вогюэ
состояла в возможности судить о русской литературе, не прибегая к далеким
от совершенства французским переводам.
В числе основных факторов, влиявших на рецепцию поэмы во Франции
в этот период можно назвать, во-первых, политические причины:
германофобия, движение Франции и России навстречу друг к другу; вовторых, усталость французов от своей натуралистической литературы,
лишенной духовного начала и в-третьих, как уже было сказано, работу Э.М.де Вогюэ, в которой он предпринял попытку противопоставить разбор
сочинения на основе традиций культурно-исторической школы И. Тэна
господствовавшему в отношении русской литературы подходу информативнооценочному. К сдерживающим же факторам, в первую очередь, следует
отнести явление двух других русских гениев во Франции – Л. Н. Толстого и
Ф. М. Достоевского, отсутствие переводов множества их произведений, менее
28
Vogüé E. M. de. Le Roman russe. Paris: E. Plon, Nourrit et Cie, 1886. P. 116-117.
11
«местный» (и, соответственно, более понятный для французов) по сравнению с
Гоголем характер их языка.
Для эпохи, в которую русские перестали называть французов
«якобинскими цареубийцами», а французы больше не считали русских
варварами29, характерен отход от упрощенной оценки гоголевской поэмы.
Прослеживается осознание многозначности и неохватности для французов
ключевого, по мнению Вогюэ, произведения русской литературы. Отсюда и
потребность в русском «наставляющем» слове; дошедшие до французского
читателя работы К. Петрова, О. Н. Смирновой, А. Пыпина, С. Волконского
служат тому подтверждением.
Параграф 1.3. «Восприятие поэмы в эпоху франко-русского союза:
начало XX в. – “повторения прежних верных взглядов” и новые оценки»
Миф о «русской душе», появившийся во Франции в середине XIX века,
набравший силу во многом благодаря «Русскому роману» Э.-М. де Вогюэ в
преддверии заключения франко-русского союза (1891–1893), оставался
значимым и в начале нового столетия. Именно сквозь призму этого понятия
продолжало рассматриваться творчество Н. В. Гоголя и, в частности, его поэма.
Начало ХХ в. ознаменовалось появлением ряда научных и критических
работ, во многом продолжавших традиции восприятия, заложенные Вогюэ. В
1901 г. во Франции выходит первая докторская диссертация болгарской
исследовательницы Р. Тырневой «Nicolas Gogol, écrivain et moraliste»30. Она
приходит к выводу, что Гоголь был первым, кто утвердил реализм в России, а
его смех не имеет ничего общего ни со смехом Вольтера, ни с равнодушной и
пренебрежительной иронией Стендаля; это смех сатирика, любящего людей и
страдающего, когда проявляются «их пороки и их эгоизм»31.
На волне интереса к Гоголю, связанного с годовщинами его рождения и
смерти (1902 г. и 1909 г.) в 1903 г. появились «Основы истории современной
русской литературы (1850–1900)»32 Адольфа Эльзенгра (в книге ключевое
место занимал Н. В. Гоголь); в 1905 г. в Париже выходит труд русскофранцузского философа Осипа Лурье «Психология русских романистов XIX
века»33. Л. Леже продолжил тему мистического (которая является у Лурье
центральной) в статье «Мистицизм Гоголя»34 вышедшей в 1911 г.
Восприятие во Франции Гоголя и, в частности, «Мертвых душ» во
29
Combes E. Profils et types de la littérature russe. Paris: Fischbacher, 1896. P. 5-6.
Tyrneva R. Nicolas Gogol, écrivain et moraliste. Aix: Makaire, 1901. 288 p.
31
Ibidem. P. 270.
32
Elzingre A. Notions d’Histoire Littéraire Russe Contemporaine (1850-1900) // Philomathique de Bordeaux et du SudOuest. Bordeaux: Impr. G. Gounouilhou, 1903. Avril. P. 145-166.
33
Ossip-Lourié La psychologie des romanciers russes du XIXe siècle. Paris: Félix Alcan, 1905. XV+438 p.
34
Léger L. Le mysticisme de Gogol // Bibliothèque universelle et Revue suisse. Lausanne: Imprimerie Réunies (S. A.),
1911. T. LXIII. № 188. P. 309-322; Ibidem. № 189. P. 568-581.
30
12
второй половине эпохи франко-русского союза во многом продолжало
традиции восприятия, заложенные Вогюэ, выводы которого, например,
соотносились в главных своих чертах с заключениями Р. Тырневой35. Гогольневропат, Гоголь-реалист, но определенно и романтик – темы, которые
впервые отчетливо прозвучали во Франции и которые получат еще свое
развитие, в том числе, благодаря новым более качественным переводам
«Мертвых душ».
Параграф. 1.4. «“Мертвые души” между 1917 г. и Второй мировой
войной»
После революции 1917 г. и последующего заключения Брест-Литовского
мирного договора одну из ведущих ролей в освоении гоголевской поэмы во
Франции начинают играть эмигранты. Благодаря русской мысли, которая
доходила до французов преимущественно посредством русской эмиграции,
диапазон интерпретаций Гоголя и его «Мертвых душ» в этот период
значительно расширился.
Так, в 1922 г. издается третий перевод поэмы, выполненный М.
Семеновым36; в 1932 г. выходит труд Б. Шлецера «Гоголь»37, оставивший
заметный след во французском гоголеведении этого периода, а в 1934 г.
появляется работа еще одного литературоведа из эмигрантской среды,
М. Гофмана – «История русской литературы от истоков до наших дней»38. В
ней впервые звучит мысль об отношении к Гоголю как к предтече
сюрреализма39.
Существенный «чисто» французский вклад в усвоение гоголевского
шедевра во Франции ограничивался трудами Анри Монго и Жюля Легра.
Перевод поэмы, сделанный А. Монго, выходит в 1925 г. В предисловии к
переводу он, рассматривая поэму и самого Гоголя с религиозной точки зрения,
заявляет, что «мы должны признать, что он – исходя даже более из его жизни,
чем из его произведения – достиг своей цели, к которой стремился»40. В 1929 г.
выходит книга Ж. Легра «Литература в России»41 – «первая, после старой
работы Леже, попытка дать связный очерк развития русской литературы»42.
«Мертвые души», по мнению Легра, также были написаны в «комическом
35
Горленко В. Указ. соч. С. 25.
La Semaine Bibliographique // Les Nouvelles littéraires, artistiques et scientifiques. 1922. 17 mars. P. 3.
37
Schloezer B. de. Gogol. Paris: Plon, 1932. 297 p.
38
Hofmann M. Histoire de la littérature russe des origines à nos jours. Paris: Payot, 1934. 694 p.
39
Грев К. де. Указ. соч. С. 265.
40
Gogol N. Les Aventures de Tchitchikov ou les Âmes Mortes: poème / trad. du russe par H. Mongault. Paris: Bossard,
1925.
[Электронный
ресурс]:
URL:
https://bibliotheque-russe-et-slave.com/Livres/Gogol%20%20Les%20Ames%20mortes.pdf (дата обращения: 27.04.2017).
41
Legras J. La Littérature en Russie. Paris: Colin, 1929. 220 p.
42
Берков П. Указ. соч. С. 753.
36
13
духе»43. К тому же Легра замечает, что Гоголь по своей природе находился «в
полной оппозиции к тенденциям романтизма»44. Однако в целом во все еще
относительно немногочисленных рецензиях и обзорах поэмы по-прежнему
преобладали поверхностные оценки.
Параграф 1.5. «“Мертвые души” в полифонии трактовок: Вторая
мировая война – начало XXI в.»
В 1940-х – начале 1950-х гг. появляется ряд новых переводов «Мертвых
душ» (Н. Полтавцев45; Р. Гофман46; М. Эристова-Чингисхан и Б. Шлецер47; а
также вышедший в Швейцарии новый перевод, автора которого установить не
удалось48). Переиздаются старые переводы и исследования (Семенова, Монго,
Шлецера).
Популярным в этот период становится проведение параллели между
поэмой Гоголя и «Божественной комедией» Данте (идея, впервые дошедшая до
французов в начале 1930-х гг. благодаря Монго). Также особый интерес в это
время начинает представлять ракурс, взятый Д. Мережковским (перевод книги
«Гоголь и черт» стал доступен во Франции в 1939 г.). Прослеживается
тенденция к сопоставлению феноменов Гоголя и Достоевского (последний был
гораздо больше известен во Франции): в 1946 г. выходит работа Жана
Стейнмана «Заметки о Жераре де Нервале и Николае Гоголе»49 (1946), в 1948 г.
– статья Ж. Мадоля «Черт у Гоголя и у Достоевского»50.
В конце 1950-х гг. появляются еще два перевода «Мертвых душ» –
А. Адамова (1956) и В. Ашер (1957).
В числе работ, обогативших французское гоголеведение второй половины
ХХ века, следует назвать труд В. Набокова «Николай Гоголь» (французский
перевод выходит в свет в 1953 г.); биографию Гоголя Анри Труайя «Гоголь»
(1971). Примечательным событием в истории рецепции «Мертвых душ» во
Франции стал также роман Доминика Фернандеса «Дети Гоголя» (1971)51, в
котором гоголевская поэма в определенный момент становится генератором
смыслов и действия романа.
43
Legras J. Op. cit. P. 117.
Legras J. L’art de Gogol (V). Conclusion // Revue des Cours et Conférences. 1931. № 9. 30 décembre. P. 180.
45
Gogol N. V. Les Âmes Mortes: en 2 vol. / trad. du russe par N. Poltavtzev. Bruxelles: La Boétie, 1945. Vol. 1. 235 p.;
Ibidem. Vol. 2. 219 p.
46
Gogol N. Les Âmes Mortes: roman / trad. du russe par R. Hofmann. Paris: Corrêa, 1946. 378 p.
47
Gogol N. V. Les Aventures de Tchitchikov ou Les Âmes Mortes: poème / trad. du russe par M. Eristov Gengis Khan
et B. de Schloezer. 2e éd. Paris: Le club français du livre, 1966. 47 + 353 + 70 p.
48
Gogol N. Les Âmes mortes: en 2 vol. Genève: Connaître, 1952. Vol. 1. 211 p.; Ibidem. Vol. 2. 243 p.
49
Steinmann J. Notes sur Gérard de Nerval et Nicolas Gogol // Etudes (1945). 1946. T. 251. Octobre-novembredécembre. P. 333-344.
50
Madaule J. Le diable chez Gogol et chez Dostoïevski // Satan (numéro spécial des «Érudes carmélitaines»). 1948.
P. 556-572.
[Электронный
ресурс]:
URL:
http://livresmystiques.com/partieTEXTES/Etudes_satan/Satan.html#formes_gogol (дата обращения: 06.07.2017).
51
Fernandez D. Les Enfants de Gogol. Roman. Paris: Grasset, 1971. 301 p.
44
14
Попытка взглянуть на творчество Гоголя с точки зрения поэтики
«открытого произведения» Умберто Эко присутствует в работе А. Синявского
(Абрама Терца) «В тени Гоголя»52 (французский перевод – 1978). Об
«открытости» произведений, но опираясь на свой научный инструментарий –
«виртуальность», «амбивалентность» – говорит и Жан Бонамур в своем труде
«Русский роман»53 (1978).
В 1996 г. франкоязычному читателю стали доступны взгляды на Гоголя
еще двух видных иностранных литературоведов – Ю. Манна «Поэтика Николая
Гоголя»54 и американского слависта Д. Фангера «Николай Гоголь (1809–
1852)»55. Ярким событием в судьбе «Мертвых душ» во Франции стало
появление нового, последнего на сегодняшний день, французского перевода
поэмы (2005), автором которого была Анн-Колдефи Фокар.
Изменения в восприятии поэмы на протяжении рассматриваемого
периода хорошо, по нашему мнению, коррелируются с изменениями
«горизонта ожиданий» читателя, которые в первую очередь обусловливались
социальными и политическими преобразованиями.
В Главе 2 – «Переводческая рецепция поэмы Н. В. Гоголя “Мертвые
души” во Франции» – рассматриваются все существующие на сегодняшний
день двенадцать французских переводов56 поэмы. Их появление и переиздания
обусловливались историческими, политическими, социальными причинами, а
также индивидуальностями самих переводчиков. Эти факторы влияли и на
собственно содержание переводов. Абсолютно очевидно, что они были
неравнозначны как по качеству, так и по воздействию на читателя в тот или
иной период. Определение этой неравнозначности – задача со многими
неизвестными, бóльшая часть которых к тому же относится к сфере
субъективного. Существует множество теорий, пытающихся объяснить
феномен перевода, дать конкретные рекомендации по тому, как относиться к
процессу и результатам переводческой деятельности, но ни одна не может
исчерпывающе и однозначно ответить на все переводческие вызовы. Тем не
менее, каждая несет в себе рациональное зерно, и поэтому при выработке
критериев рассмотрения французских переводов «Мертвых душ» был
задействован инструментарий некоторых из них.
52
Терц А. В тени Гоголя. München: ImWerdenVerlag, 2009. 258 с.
Bonamour J. Le Roman russe. Paris: Presses Universitaires de France, 1978. 224 p.
54
Mann Yu. La poétique de Nikolaï Gogol // Histoire de la littérature russe: Le XIX siècle: L’époque de Pouchkine et
de Gogol. Paris: Fayard, 1996. P. 765-784.
55
Fanger D. Nikolaï Gogol (1809-1852) // Histoire de la littérature russe: Le XIX siècle: L’époque de Pouchkine et de
Gogol. Paris: Fayard, 1996. P. 735-765.
56
К переводам «Мертвых душ» в данной работе мы относим не только переводы обоих томов поэмы, но также
переводы отдельных значительных по объему мест, вышедших отдельными изданиями. При этом в число
переводов включены и французские переводы, появившиеся в Бельгии и Швейцарии.
53
15
Во-первых, в части подхода к процессу перевода мы полагаем –
основываясь на переводческой практике – что интерпретативная теория
Д. Селескович и М. Ледерер57 наилучшим образом отражает суть этой стороны
деятельности переводчика. Считая, что «перевод должен оказывать на читателя
то же смысловое и эмоциональное воздействие, что и оригинал на исходного
читателя»58, они утверждают, что процесс перевода «осуществляется в три
этапа: понимание смысла оригинала, девербализация смысла (забывание
конкретных слов и высказываний, породивших этот смысл – формируется
определенный образ – А.З.)…, и наконец, перевыражение смысла на другом
языке»59. Говоря о передаче смысла, они отмечают, «что этот смысл слагается
из двух составляющих: актуализированные в тексте оригинала семы исходного
языка и смысловые приращения, привносимые переводчиком, который
располагает необходимыми знаниями. Перевод является, таким образом, в
гораздо большей мере отражением понимания текста переводчиком (курсив
мой – А.З.), нежели переходом от одного языка к другому»60. За последний
подход ратуют, например, сторонники лингвистической теории перевода. Из
предлагаемой французскими исследовательницами концепции вытекает также
независимость процесса перевода от языков и жанровой принадлежности
текстов (в отличие, скажем, от той же лингвистической теории) и отсутствие
того закрепощения, из-за которого «главный смысл переводчик может
опустить, занимаясь детальным анализом оригинала»61: «обращение к
языковому содержанию, к значениям языковых единиц оригинала только
затрудняет и искажает понимание, а следовательно и перевод»62. Проекция
переводческой стратегии Д. Селескович и М. Ледерер – рассматривавшейся
нами в качестве образцовой – на те подходы, которые исповедовали
переводчики «Мертвых душ», стала одним из критериев рассмотрения
переводов.
Во-вторых, в части отношения к результату перевода мы частично
придерживались схемы, выдвинутой Ж. Ламбером и Х. ван Горпом (1985)63,
основанной на полисистемной гипотезе перевода И. Эвен-Зохара64. Выбор
именно этой схемы обусловливался главным образом ее более высокой
57
Seleskovitch D., Lederer M. Interpréter pour traduire. Paris: Didier Érudition, 1987. 311 p.
Lederer M. La théorie interpretative de la traduction: un resume // Информационно-коммуникативные аспекты
перевода. Часть I. – Н. Новгород: НГЛУ им. Н. А. Добролюбова, 1997. С. 52.
59
Ibidem.
60
Ibidem.
61
Комиссаров В. Н. Современное переводоведение. Учебное пособие. М.: ЭТС, 2002. С. 212.
62
Там же. C. 211.
63
Lambert J., Gorp H. van On describing translations (1985) // Functional Approaches to Culture and Translation:
Selected Papers by José Lambert. Amsterdam – Philadelphia: John Benjamins Publishing Company, 2006. P. 37-47.
64
Even-Zohar I. The Position of Translated Literature within the Literary Polysystem // Literature and translation: new
perspectives in literary studies. Leuven: Acco, 1978. P. 117-127.
58
16
практической пригодностью при рассмотрении переводных текстов, по
сравнению с другими теориями. При этом использование данной модели,
дескриптивной по своей сути, позволило минимизировать количество
субъективного в обзоре переводов поэмы; другие теории, по нашему мнению,
проигрывают схеме Ж. Ламбера и Х. ван Горпа в этом компоненте. В
соответствии с этой схемой анализ переводного текста проводится в четыре
этапа, на которых изучаются: первичные данные (имя автора и переводчика,
жанр, метатекст, общая стратегия – частичный или полный перевод…),
макроструктура (разделение на главы, названия глав, сохранена или изменена
концовка, распределение вербальных масс – описания, диалоги…);
микроструктура (отклонения на фонетическом, графическом, микросинтаксическом, лексико-семантическом, стилистическом уровнях, сдвиг
модальности); общесистемный контекст (изучение переводного текста на
микроуровне может привести к тому, что некоторые его результаты будут
противоречить выводам, полученным на макроуровне – отсюда и
необходимость в более широком общесистемном анализе). В силу того, что в
принципе невозможно проследить все взаимосвязи, имеющие место при
переводе, пришлось устанавливать приоритеты65. К тому же в данной работе
рассматривались три (первых) перевода (об остальных будет сказано пунктирно
– выделены основные особенности). Поэтому приоритеты в нашем случае
заключаются в том, что обзор опирается только на первые две составляющие
схемы Ж. Ламбера и Х. ван Горпа. При этом, исходя из гипотезы этих
переводоведов, результаты изучения макроструктуры определенным образом
свидетельствуют и о микроструктуре текстов: «переводной текст, который
более или менее адекватен на макроструктурном уровне будет в целом также
адекватен и на микроструктурном уровне <…> а перевод, который является
приемлемым на макроуровне будет вероятно также приемлемым и на
микроуровне»66. Тем не менее, в случае, если какая-нибудь значимая
неточность или ошибка на микроуровне приводила к искаженному восприятию
текста на макроуровне, это было отражено в обзоре.
В-третьих, для уменьшения субъективности, которая неизбежно
присутствует в обзорах, имеющих в той или иной степени оценочный характер,
были (где уместно и возможно) приведены авторитетные мнения,
согласующиеся с точкой зрения автора данного исследования.
И наконец, поскольку определенную ценность при обзоре переводов
может нести исторический контекст, там, где прослеживалась очевидная связь
65
66
Lambert J., Gorp H. Op. cit. P. 41.
Ibidem. P. 43.
17
между временем появления, спецификой какого-либо перевода и современной
ему эпохой, он был представлен.
Параграф 2.1. «1854 г. – перевод Эжена Моро (Jean-Eugène Moreau –
1816–1876)»
В данном разделе рассматривается – в русле заявленного подхода –
первый перевод «Мертвых душ», включающий в себя только первый том.
Несмотря на множество переводческих отклонений, работа Моро, тем не менее,
позволяет говорить об его дисциплинированности и скрупулезности. При этом
эти качества, являющиеся его главным достоинством как переводчика, во
многом обусловили ту дословность, которая в целом свойственна его переводу.
Подтверждением этому могут служить слова М. Л. Михайлова: «Нельзя не
отдать справедливости переводчику – он исполнил труд свой добросовестно.
Дело не обошлось, конечно, без очень и очень многих промахов и неверностей;
но их поневоле прощаешь, потому что везде видишь старание передать
подлинник как можно ближе»67.
Параграф 2.2. «1859 г. – перевод Эрнеста Шаррьера (Ernest Charrière
– 1805–1865)»
Данный параграф посвящен анализу второго перевода поэмы,
выдержавшего восемь переизданий и ставшего тем источником, по которому на
протяжении более шестидесяти лет большинство французских литературоведов
судили о главном произведении Гоголя. Это был первый перевод обоих томов
«Мертвых душ». Как и вариант Моро, перевод Шаррьера изобилует
искажениями, но у последнего они разнообразнее и масштабнее: изменена
макроструктура текста (например, произведение делится не на главы, а на
«песни», при этом деление не соответствует оригиналу, а количество «песен»
доходит до двадцати), происходит своеобразное оперирование цифрами,
наличествуют многочисленные объемные сюжетные вставки и др. Ощущаемая
при чтении вольность, «несоразмерность», «безудержность» переводчика
особенно проявляется в переводе второго тома, где автор решается придать
завершенность поэме, заимствовав сюжетный материал у ВащенкоЗахарченко68.
При этом, бесспорно, работа, которую проделал Шаррьер, огромна.
Полагаем, что в том числе из-за ее основательности (хотя и своеобразной)
долгое время не было попыток осуществления третьего перевода поэмы на
французский язык. Одновременно это говорит и о том, что, как минимум, все
это время не было осознания того, насколько адекватно был переведен
67
Михайлов М. Л. Сочинения: в 3-х т. М.: ГИХЛ, 1958. Т. 3. С. 225-226.
Ващенко-Захарченко А. Е. Мертвые души: Окончание поэмы Н. В. Гоголя «Похождения Чичикова». Киев:
Унив. тип., 1857. 350 с.
68
18
гоголевский текст. Наряду с этим, как нам кажется, переводческие отклонения
в большинстве своем здесь преднамеренны. Считаем, что именно
преднамеренность, а не способность или неспособность Шаррьера к
переводческой деятельности обусловила результат перевода. В этой связи
многое может объяснить определение Леона де Вайи Шаррьера как человека,
преследующего «политические цели»69. Под этой целью Леон де Вайи понимал
«посильную помощь русскому императору в деле отмены крепостного права»70.
Нельзя с уверенностью сказать, что было первично: эта ли искренняя «помощь
русскому императору» или же утилитаризм в отношении ценности
литературных произведений, о котором Шаррьер сам заявлял71. Очевидно
лишь, что вопрос крепостного права и его отмены играл в замыслах Шаррьера
первостепенную роль.
Параграф 2.3. «1922 г. – перевод Марка Семенова (Marc Séménoff –
1884–1968)»
В этом разделе разбирается третий – также выдержавший множество
переизданий – перевод «Мертвых душ». Переведены были оба тома. Что
касается переводческого подхода, исповедуемого Семеновым, то в основном,
по нашему мнению, он укладывается в схему, предложенную Д. Селескович и
М. Ледерер. Определенно, в нем нет места, с одной стороны, буквализму, в
котором иногда можно было бы обвинить Моро, а с другой – нет и излишней
вольности, которая свойственна Шаррьеру. В целом же к данному переводу
подошли бы непереводоведческие эпитеты «умеренный», «сдержанный». Такая
характеристика
подчеркивает
добротность работы, но
может и
свидетельствовать об искаженной передаче богатого, своеобразного, не
имеющего ничего общего с «умеренностью» языка Гоголя.
Параграф 2.4. «Последующие переводы: краткий обзор, основные
особенности»
В этом параграфе кратко рассматриваются остальные девять переводов
поэмы – внимание акцентируется только на их отличительных чертах.
В конце Главы II дается количественная (на основе времени выхода
новых переводов и их переизданий) и качественная характеристика
переводческой рецепции поэмы во Франции; подчеркивается значение
исторических, политических, социальных факторов и индивидуальности самого
переводчика в этом процессе.
69
Цит. по: Барбе д'Оревильи Ж. Николай Гоголь / примеч. М. П. Алексеева // Н. В. Гоголь: материалы и
исследования: в 2-х т. М. – Л.: Изд-во АН СССР, 1936. Т. 1. С. 278.
70
Wailly L. de. Chronique littéraire. Les Âmes mortes, par Nicolas Gogol, traduit du russe par Ernest Charrière //
L’Illustration. 1859. 23 juillet. Vol. XXXIV. № 856. P. 70.
71
Gogol N. Les Ames Mortes / trad. du russe par E. Charrière. Paris: Hachette, 1859. T. 1. P. VI.
19
В Заключении подводятся итоги и делаются основные выводы работы,
демонстрирующие важность изученного вопроса для отечественного
литературоведения.
Проведенное
диссертационное
исследование,
обозначившее основные вехи вхождения главного гоголевского произведения
во французское культурное пространство и выявившее, по нашему мнению,
некоторые интересные особенности этого процесса, полагаем, может служить
одним из тех «частных», которые в итоге могут образовать ценное «общее» –
всеобъемлющую картину восприятия Гоголя во Франции. Представленные и
проанализированные материалы, думается, смогут обогатить как минимум одну
из областей исследований специальности 10.01.01 «Русская литература» –
«Россия и Запад: их литературные взаимоотношения». Вместе с тем, результаты
исследования могут оказаться полезными и для других направлений научной
мысли, таких как, например, компаративистика, теория культурного трансфера,
культурология, переводоведение.
20
Основные результаты исследования отражены в следующих
публикациях автора:
Статьи в рецензируемых изданиях, рекомендованных ВАК РФ
1 Завгородний А.М. Поэма Н. В. Гоголя «Мертвые души» во французской
критической рецепции 1840–1880-х гг. // Филологические науки. Вопросы
теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2016. – № 8(62): в 2-х ч. Ч. 1. – С. 26–34.
– 1,2 п.л.
2. Завгородний А.М. Французская рецепция поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые
души» в эпоху франко-русского союза: конец XIX в. // Филологические науки.
Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2016. – №9(63): в 3-х ч. Ч. 3. –
С. 21–27. – 0,9 п.л.
3. Завгородний А.М. Французская рецепция поэмы Н. В. Гоголя «Мертвые
души» в эпоху франко-русского союза: начало XX в. // Филологические науки.
Вопросы теории и практики. – Тамбов: Грамота, 2017. – №3(69): в 3-х ч. Ч. 2. –
С. 26–31. – 0,7 п.л.
Статьи в других изданиях
4. Завгородний А.М. Поэма Н.В. Гоголя «Мертвые души» на французском: опыт
одного перевода // Наука сегодня: проблемы и перспективы развития:
материалы международной научно-практической конференции г. Вологда, 29
ноября 2017 г.: в 3 ч. Часть 3. – Вологда: ООО «Маркер», 2017. – C. 12-15. – 0,3
п.л.
5. Завгородний А.М. «Мертвые души» в полифонии французских интерпретаций
// World Science: Problems and Innovations: сборник статей XV Международной
научно-практической конференции. В 4 ч. Ч. 3. – Пенза: МЦНС «Наука и
Просвещение», 2017. – С. 220-225. – 0,6 п.л.
Документ
Категория
Без категории
Просмотров
7
Размер файла
639 Кб
Теги
гоголь, рецепция, поэма, души, французская, мертвые
1/--страниц
Пожаловаться на содержимое документа